Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Александра кан: ♫ Александр Кан • Институт музыкальных инициатив (ИМИ)

Содержание

Александр Кан – биография, книги, отзывы, цитаты

Александр Михайлович Кан — музыкальный критик, продюсер, журналист, переводчик, обозреватель Русской службы Би-би-си.

Родился в 1954 году. Закончил факультет иностранных языков Тульского государственного университета имени Л.Н. Толстого.

В 1970-1980-е работал преподавателем английского языка, переводчиком. В 1979 -1982 году был президентом Ленинградского клуба современной музыки, который основал вместе с Сергеем Курехиным и Ефимом Барбаном. С 1981 по 1987 год был музыкальным руководителем «Клуба-81». Был организатором и исполнительным продюсером изданий советского авангардного джаза на британской фирме LeoRecords, и изданного Джоанной Стингрей в 1986 году в США двойного альбома RedWave…

Александр Михайлович Кан — музыкальный критик, продюсер, журналист, переводчик, обозреватель Русской службы Би-би-си.

Родился в 1954 году. Закончил факультет иностранных языков Тульского государственного университета имени Л.Н. Толстого.

В 1970-1980-е работал преподавателем английского языка, переводчиком. В 1979 -1982 году был президентом Ленинградского клуба современной музыки, который основал вместе с Сергеем Курехиным и Ефимом Барбаном. С 1981 по 1987 год был музыкальным руководителем «Клуба-81». Был организатором и исполнительным продюсером изданий советского авангардного джаза на британской фирме LeoRecords, и изданного Джоанной Стингрей в 1986 году в США двойного альбома RedWave («Аквариум», «Кино», «Странные Игры», «Алиса»).

1987 год — Продюсер и арт-директор симпозиума-фестиваля по современному джазу в Ленинградском Доме ученых (среди артистов: Сергей Курехин, David Van Tieghem (США), Oliver Lake (США) и другие.

1982-1989 – консультант по новому джазу джазового фестиваля «Осенние ритмы»; консультант Ленинградского рок-клуба; организация концертов советских и иностранных джазовых и рок-музыкантов на различных площадках Ленинграда. Среди артистов: «Аквариум», «Кино», «Популярная механика», Сергей Курехин, Борис Гребенщиков, Владимир Чекасин, группа «ЗГА», «ТриО», Chris Cross (группа Ultravox, Великобритания) и др.

В 1979 году вместе с Ефимом Барбаном и Сергеем Курехиным организовал в Ленинграде «Клуб Современной музыки».

В 1989-1993 – организатор фестиваля «Открытая музыка» (первого фестиваля свободной музыки в Ленинграде -Петербурге, СССР-России).

1993-1996 – советник по вопросам культуры Генерального консульства США в Санкт-Петербурге.

С 1996 года живет и работает в Лондоне. Является обозревателем Русской службы Би-би-си в Лондоне.

1997-2009 — автор и ведущий регулярной музыкальной программы «Открытая музыка» (Би-би-си).

С 2005 года — продюсер российской программы Лондонского джазового фестиваля.

С 2009 года – обозреватель по вопросам культуры и искусства Русской службы Би-би-си.

С 2009 года — обозреватель Русской службы Би-би-си по вопросам культуры, соведущий программы «Пятый этаж», в 1979-1982 был Председателем Ленинградского Клуба современной музыки.

официальный сайт, работа — Каталог компаний Cataloxy.ru

https://img.cataloxy.ru/fl/15/7a/208664.gif

Группа компаний «Александр Кан». Компания “Александр КАН” основана
в 1992 году. На настоящий момент компания
является дистрибьютором  известных брендов, таких как
“Марс”, “Сладко”, “Талосто”, кондитерская фабрика им. Н. К. Крупской и
др. Коллектив компании – команда высококвалифицированных
специалистов, знающих и любящих свою работу.

Не забывайте, что самую подробную информацию об организации ГК Александр Кан в Калининградe вы всегда можете получить на официальном сайте, в офисе компании или позвонив по телефону

Год основания: 1992

Вакансии компании

Отзывы о компании

К сожалению, еще никто не оставлял комментарии на этой странице.



Похожие компании в Калининградe

 

Рекламное агентство Вершина, ООО

Сувенирная продукция, наружная реклама, интернет реклама, дизайн, программирование, создание web-сайтов, полиграфия, мультимедиа–презентации, аудио…

 

Leo Decor — студия мебели и текстиля

 

ПТИ, Пищевые ингредиенты и специи

Группа Компаний «ПротеинТехнологииИнгредиенты» предлагает широкий выбор продукции, пищевые волокна, консерванты, сурими, пищевые ингредиенты,…

 

Контрол Юнион, ЗАО

Control Union Russia — сюрвейерские услуги, контроль залогового товара, управление качеством и безопасностью продукцииКонтроль поставщиков,…

 

«Слактис»

 

Служба заселения Квартирант, Агентство недвижимости

Служба заселения квартирант

 

РОСТЮРНАДЗОР

РостЮрНадзор

Кан Александр Сергеевич историк-нордист (к 802летию со дня рождения) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

КАН АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ — ИСТОРИК-НОРДИСТ (К 80-летию со дня рождения)

От редакции. Сегодня мы публикуем автобиографию и библиографию мэтра отечественной скандинавистики — доктора исторических наук, профессора Александра Сергеевича Кана. Он автор сотен статей и нескольких монографий по истории и историографии стран Северной Европы и советско(рос-сийско)-скандинавских отношений ХХв. В 1987 г. ученый эмигрировал в Швецию. Работал в университетах Упсалы и Осло.

С архангельскими скандинавистами Александр Сергеевич тесно связан с 90-х гг. ХХ в. Приезжал в Поморский государственный университет на научные конференции, вел преподавательскую работу на историческом факультете, содействовал успешной защите докторантов и аспирантов ПГУ.

В декабре 2005 г. он отметил свой 80-летний юбилей.

Историкам философии давно понятно, что коль скоро известны труды того или иного философа, то подробности его (или ее) биографии не представляют особого интереса. Сказанное тем более применительно к историкам, чьи сочинения по большей части состоят из пересказа и разбора первоисточников.

Главное в моей автобиографии — это прилагаемый перечень печатных трудов, их тематика, время и место их создания, жанр, язык, география и (не в последнюю очередь) политическая окраска. Нижеследующее введение призвано оживить и пояснить сухой и на первый взгляд безличный перечень, вместе с тем привлекая к нему внимание читающих1.

Я родился в 1925 г. и получил историческое образование в первые послевоенные годы на историческом факультете Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова. Знание трех иностранных языков, приобретенное в детстве и закрепленное военной службой переводчика, освобождало время и силы для более обстоятельной подготовки курсовых сочинений по западному средневековью (у проф. А.И. Неусыхина) и по русской истории XIX в. (у проф. Н.М. Дружинина). Благодаря этому я приобрел опыт работы как с печатными, так и с рукописными источниками.

Фото А.А. Комарова

Интерес к русской истории, разумеется, не нуждается в объяснении. Однако явные языковые способности располагали к специализации по всеобщей истории, влекли к менее изученным странам и регионам зарубежной Европы. Таковыми стали Швеция и Скандинавия. Не стану повторять сказанное мною ранее2; по целому ряду причин история малых северных стран стала преподаваться и изучаться в СССР только после Второй мировой войны.

Научившись с помощью частных уроков читать научную литературу по-шведски, я попросил и получил свою первую «северную» тему у профессора О.Л. Вайнштейна в Ленинграде. Весной 1949 г. защитил дипломную работу «Швеция и начало Первой северной войны 1654—1655 гг.», получил диплом с отличием и был принят в заочную аспирантуру Института истории АН СССР. Первые два года я совмещал учебу со службой в иностранном вещании московского Радиокомитета. Там попал в скандинавскую редакцию, возглавляемую живой и артистичной Ниной Крымовой, работал бок о бок со скандинавскими и финскими коммунистами, жившими и трудившимися в Москве постоянно или временно. Уже на втором году аспирантуры я перешел от истории международных к истории социально-экономических отношений. К счастью, «мой» первоисточник — протоколы шведского госсовета — годился и в качестве источника по социальной истории такой страны, как Швеция, где крестьянские выборные издавна участвовали в работе сословного парламента. Мой московский руководитель, медиевист и аграрник проф. С.Д. Сказкин, не вмешиваясь в процесс исследования, редкими замечаниями предостерегал от методологических ошибок, в моем случае — от сближения шведских позднефеодальных отношений со вторым изданием крепостничества на континенте.

С осени 1953 г. моя карьера, как и жизнь страны, круто изменилась. Я получил поча-

совую работу на кафедре средних веков МГУ, стал вести семинар, из которого вышли мои первые ученики: д-р ист. наук О.В. Чернышева, ныне знакомая всем российским нордистам, и медиевист С.Д. Ковалевский, к несчастью, рано умерший. Летом

1954 г. академик А.М. Панкратова взяла меня на штатную работу в возглавлемый ею журнал «Вопросы истории», где я и проработал четыре года3, ненадолго пережив, будучи беспартийным, даже смену редакции после безвременной смерти А.М. Панкратовой. В журнале я научился редактировать статьи по всеобщей истории и быстро писать на разные темы. Систематическую работу в области скандинавистики пришлось отложить до конца 50-х гг., когда проф. К.В. Татаринова неожиданно пригласила меня преподавать историю стран Северной Европы в МГИМО — Институт международных отношений. Чуть позже, в 1960 г., наладилась и моя научная карьера. Директор Института истории Академии наук В.М. Хвостов принял меня младшим научным сотрудником с условием согласия на работу в новорожденном секторе по истории внешней политики СССР и международных отношений. Так в 60-е гг. я стал международником и специалистом по новейшей истории: три первые мои книги — два вузовских учебника и докторская диссертация — были целиком или по большей части посвящены советскому периоду4 . Подготовка диссертации привела меня в Архив внешней политики СССР к несекретным документам. Даже доступная часть советско-шведской нотной переписки приоткрыла возможности и сюжеты для дальнейшей работы, в книгу и вовсе не попавшие (вопросы шведской опеки над советскими военнопленными, советско-шведская тайная подводная война летом 1942 г.). Я стал старшим научным сотрудником, а затем и доктором.

Мое положение особенно укрепилось после разделения ранее общего Института истории АН СССР на специальные Институты

отечественной и всеобщей истории. Во втором, новорожденном учреждении в 1968— 1974 гг. я возглавил по инициативе ученого секретаря З.С. Белоусовой и по ее совету — директора академика Е.М. Жукова первую в своем роде (в РСФСР) «Группу по новой и новейшей истории Скандинавских стран и Финляндии». Тогда же, с конца 1966 г., вступив в КПСС, я стал «выездным» и ежегодно вплоть до 1974 г. бывал в Скандинавии, а больше в Финляндии, будучи сопредседателем советско-финляндской комиссии историков (с финской стороны им был исследователь П. Ренвалль, ныне покойный). Знакомство с финскими историками обязывало к «перевооружению». Я стал брать частные уроки и научился читать по-фински со словарем, что видно по растущему числу рецензируемых мною книг на финском языке.

Скандинавская наша группа занималась главным образом изданием коллективных трудов, организацией всесоюзных конференций по нордистике, налаживанием и поддержанием международных связей, которые в сфере нордистики развились только после разделения Института истории (в основном в 70-х гг.). «Историю Швеции», подготовленную еще под руководством истори-ка-русиста Г.А. Некрасова, мы завершили, не устранив противоречий между освещением эпохи викингов у И.П. Шаскольского и картиной высокого средневековья по А.Я. Гуревичу, а позднего — по А.А. Сванидзе. «История Норвегии» 5 — уже целиком наше детище — была короче, стройнее и читалась лучше. Зато издание «Истории Финляндии» погубили непримиримые расхождения между редактором и автором глав по новейшей истории Виктором Холодковским, с одной стороны, и сотрудниками международного отдела ЦК партии, авторами других глав по той же эпохе — с другой.

В 70-е гг. я прекратил как исследование советско-скандинавских отношений в годы Второй мировой войны, так и начатые в связи с ленинским столетним юбилеем занятия

скандинавскими компартиями в Коминтерне. Не знал я тогда, что вторая тема станет в эмиграции моим главным делом. Первую и последнюю научную командировку в Швецию 1971 г. посвятил разведке и сбору архивных материалов по социальной истории Швеции ХУШ—Х1Х вв., иначе говоря, вернулся к тематике кандидатской диссертации. Тем временем в Ленинской библиотеке (ныне РГБ) и в ИНИБОН наладились, наконец, книгообмен и микрофильмирование шведских печатных источников по аграрной истории нового времени. Сосредоточиться снова на аграрной истории мне, впрочем, так и не пришлось. Временный поворот отразился в статьях, главная из коих увидела свет уже после эмиграции, но, как ни странно, в Сибири. Другим результатом командировки стали ценные личные знакомства в Швеции, переросшие в дружбу семьями: профессора Стен Карлссон (мой главный «лоббист»), Свен Ульрик Пальме, поныне здравствующие Андре и эстонец Лойт.

В очередной всесоюзной конференции нордистов в столице советской Эстонии (1973 г.) впервые участвовала целая группа шведов. Советско-шведские симпозиумы историков, почти явочным порядком начатые в Таллине, продолжались попеременно в Швеции и СССР до конца советской эпохи. Тут надо бы добрым словом вспомнить покойную Е.И. Агаянц, вдову знаменитого советского разведчика, ведавшую международными связями Института всеобщей истории.

Таким образом, десятилетия политического застоя оказались сравнительно безболезненными и даже плодотворными для советской нордистики, особенно московско-ленинградской, эстонско-латвийской и карельской. Хуже сложились мои личные дела: эмиграция старшего сына в 1974 г. прочно закрыла двери для моих новых командировок в Скандинавию. Особенно унизительна была отмена в самый последний момент поездки на юбилей Упсальского

университета в 1977 г., где мне присвоили степень почетного доктора наук. Так исподволь зрело решение об эмиграции.

Хлопоты об эмиграции были начаты в 1984 г. выходом из членов КПСС. В 1986 г. в 60 лет я был уволен с работы по сокращению штатов и стал пенсионером. Возможности публикаций постепенно сузились до рефератов, все чаще под именем учеников. Одновременно я начал писать книгу о советской исторической теории послесталинского периода, дабы показать борьбу прогрессивных сил с реакционными и частичное высвобождение исторической теории из пут диамата-истмата. Двойная жизнь и писание «в стол» мне претили.

В условиях начавшейся перестройки при поддержке шведских и норвежских политиков моя семья получила весной 1987 г. разрешение на выезд в Израиль, но осела в Швеции, где я сразу же получил работу по специальности и личную профессуру в Упсальском университете, при совместительстве (1/5 ставки) в университете Осло. Мне предоставили весьма благоприятные рабочие возможности (личный кабинет и компьютер, по советским меркам приличный заработок), я мало обременялся преподаванием, еще меньше — научным руководством — и был полностью избавлен от административных обязанностей. В отличие от Упсалы, где я выступал с редкими лекциями в основном по русской и советской истории, в Осло я восемь лет наездами читал факультативный курс по всеобщей истории исторической мысли, не без труда высвобождаясь от советских шор. Надо было спешить с исследовательской работой, пока старость не заявила о себе. Моя собственная перестройка облегчалась все еще сильным до 90-х гг. марксистским духом в скандинавских университетах. Две первых книги были «переводными» (т.е. написаны по-русски) и «переходными» — тесно связаны с моим советским прошлым. Обе вышли в Норвегии

почти одновременно (1988 г.). Рукопись книги о развитии исторической теории между Сталиным и Горбачевым, вывезенная друзьями, уже ждала меня в Осло. Я получил за нее свой самый крупный в эмиграции книжный гонорар. Книга, однако, вопреки ожиданиям норвежских издателей, не была увлекательным антисоветским памфлетом типа «Архипелага ГУЛАГа» и потому разошлась плохо. Меньшую по объему книгу о советско-норвежских отношениях после Второй мировой войны издал Институт оборонных исследований в Осло, предоставивший мне собрание копий и вырезок из советской печати, принадлежавшее только что умершему норвежскому министру обороны Холсту.

Между тем, на Запад докатилась «горбачевская» волна симпатий и увлечений соратниками Ленина. Наступила пора международных встреч и конференций по Бухарину, Троцкому, Люксембург, да и по самому Ленину. Я решил вернуться к русско-скандинавским связям в области рабочего движения. Этому благоприятствовала не только полная свобода печатного слова в Скандинавии, но и доступ к архивным фондам Коминтерна в Москве и к бумагам (в западных архивах) некоторых скандинавских социал-демократов — друзей большевиков. Так увидела свет в 1991 г. небольшая, но дорогая моему сердцу книжка о Н.И. Бухарине и его скандинавских связях, первая из написанных мною по-шведски. Возвращение в бывший Центральный партийный архив на Большой Дмитровке означало и возобновление связей с российскими учениками, друзьями и коллегами не только в Москве, с тех пор ослабляемых только наступлением старости.

Первые годы и особенно месяцы в эмиграции нас с женой-политологом охотно печатали и опрашивали шведские и норвежские средства массовой информации. Особенно запомнилась общескандинавская конференция в Рейкьявике, совпавшая с путчем ГКЧП, где мне, единственному «рус-

скому», пришлось устно и в печати разъяснять смысл московских событий. К середине 90-х гг. отрыв от российской жизни стал мешать ее сколько-нибудь грамотному анализу «из прекрасного далека», что видно по иссяканию политических комментариев в нижеследующем перечне.

Было бы странно, если бы в эмиграции я утратил интерес к истории русско-шведских и шире — русско-скандинавских отношений. Находясь среди скандинавов, я непосредственно наблюдал и изучал по источникам их отношение к России и россиянам, образом русского в Скандинавии, происхождением и политической ролью русофобии, особенно в самой Швеции и в шведской (этнически) Финляндии. Так появились мои статьи в сборниках и рецензии на соответствующие книги. Тематика русско-шведских отношений в целом нашла больший спрос не в самой Швеции, а в ее прежнем восточном владении — Финляндии. Из моих лекционных курсов в университетах Хельсинки и Йоэнсуу выросло небольшое учебное пособие «12 столетий русско-шведских отношений» (1996 г.), в исправленном и расширенном виде изданное также по-русски в Москве. Книга отличалась, на мой взгляд, большей объективностью, чем ее шведские буржуазные предшественники и советские статьи на ту же тему. Однако половина тиража вновь осталась не проданной и была разослана всем шведским школам, гимназиям и народным библиотекам за счет Исторического отделения Упсальского университета.

С учетом краткости моего рабочего стажа мне дали и в Норвегии, и в Швеции дослужить до 70 лет в порядке исключения. Выйдя вторично на пенсию, теперь как шведский гражданин и отставной профессор, я еще несколько лет сохранял половину кабинета (так называемую «камеру смертников» в своем Упсальском институте). Образ жизни остался прежним, и все оставшиеся силы были брошены на мой главный

труд о русско-скандинавских революционных связях в годы Первой мировой войны, русской революции и гражданской войны. На эту тему я стал публиковать статьи с 1990 г., причем на архивной базе. Архивные и газетные фонды, скандинавские и прочие, от Амстердама и Бонна до Хельсинки и Москвы, осваивались один за другим. Солидный материал и возраст требовали, однако, самоограничения, особенно после продуктивной командировки 2004 г. в Стэнфорд (Калифорния). Тамошние русские собрания — царской охранки и меньшевиков — вынудили ограничиться русско-шведскими связями как самыми важными в масштабе Скандинавии и в известном смысле всей Западной Европы. В сентябре 2005 г. книга «Домашние большевики. Шведская социал-демократия, большевики и меньшевики в Первую мировую войну и в революционные годы 1914— 1920»6 вышла в свет на счет государственного шведского Научного совета в крупном стокгольмском издательстве и к началу февраля 2006 г. вызвала 14 рецензий и откликов, пока газетных и только шведских.

В моей последней во всех отношениях книге упор сделан не на мировом значении и влиянии русской революции — любимой теме советских историков и их скандинавских единомышленников, — а на той поддержке и помощи, какую русские социал-демократы разного толка получали от своих шведских доброжелателей и единомышленников. Самый факт этой многолетней помощи был известен и до меня, однако мои прямые предшественники англичанин Фьютрел и швед Бьеркегрен довели повествование лишь до Февральской революции и, соответственно, до первых месяцев Советской власти, а главное — мало интересовались шведскими помощниками российских революционеров. Своим научным достижением я считаю подробное обоснование тезиса об особой роли Швеции и шведского рабочего движения в подготовке, а затем и в поддержке русской революции извне, а также в пере-

даче на Запад денежных пособий Коминтерна молодым компартиям. Соответствующие высказывания «домашних большевиков» до меня считались хвастовством. В силу множества разных причин шведская рабочая партия, а после ее раскола (май 1917 г.) обе ее преемницы — левая и правая — знали русские партийные дела и были задействованы в рус-

ской революции больше всех прочих зарубежных, не российских социал-демократий.

На девятом десятке поздно строить новые большие планы. Как минимум, надеюсь продолжать рецензирование новой литературы — мое давнее увлечение, подобающее старикам больше, чем научной молодежи. Для работы такого рода «мои года — мое богатство».

Примечания

‘К изданию готовится брошюра с полным перечнем научных трудов проф. Александра Сергеевича Кана. В журнальном же варианте прилагаем к статье только самый краткий библиографический список наиболее значимых его трудов. — Прим. отв. ред.

2Кан А.С. Постсоветская историческая нордистика — первые итоги // Россия и Северная Европа: сб. науч. докл. Архангельск; М., 2001. С. 28—64.

3Кан А.С. Анна Панкратова и «Вопросы истории» // Историк и время: 20-50-е гг. ХХ в.: А.М. Панкратова / отв. ред. Ю.С. Кукушкин и др. М., 2000. С. 85-100.

4См.: Кан А.С. Новейшая история Швеции. М., 1964; Он же. Внешняя политика скандинавских стран в годы Второй мировой войны. М., 1967; Он же. История скандинавских стран (Дания, Норвегия, Швеция). М., 1971; 2-е изд. М., 1980.

5История Норвегии / отв. ред. А.С. Кан. М., 1980.

Избранные печатные труды А.С. Кана за 1949—2005 годы

1949

Сведения русских об Английской революции // Известия Академии наук СССР. Сер. истории и философии. 1949. № 5. C. 464-465.

1951

Голландия, Дания и Швеция в XVII—XVIII вв. // Новая история: [учеб. пособие для ист. фак. гос. ун-тов и пед. ин-тов] / под ред. В.В. Бирюковича, Б.Ф. Поршнева, С.Д. Сказкина. М., 1951. Т 1: 1640-1789. С. 251-269; 2-e изд. М., 1953. Т 1. С. 270-291; 3-e изд. / ред. Б.Ф. Поршнев, С.Д. Сказкин, Е.Б. Черняк. М., 1964. С. 270-291. Соавт.: Я.Я. Зутис и М.П. Лесников.

Арнольд Брешианский // Книга для чтения по истории средних веков / под ред. С.Д. Сказкина. М., 1951. Ч. 2: XI-XV вв. С. 101-114.

1952

Шведское крестьянство в борьбе против усиления феодально-помещичьего гнета в 1620—1650-х гг.: автореф. дис. … канд. ист. наук / АН СССР, Ин-т истории. М., 1952. 18 с.

1954

Две тенденции в дворянском хозяйстве Швеции XVII века // Вопросы истории. 1954. № 3. С. 131-144. Скандинавские страны в XVI и в первой половине XVII в. // История средних веков: [учеб. для гос. ун-тов и пед. ин-тов]: в 2 т. / под ред. С.Д. Сказкина [и др.]. М., 1954. Т. 2. С. 350-365; 2-е изд. М., 1966.

1955

Антифеодальные выступления шведского крестьянства в XVII в. // Средние века: сб. М., 1955. Т 6. С. 228-253.

1956

Стокгольмский договор 1649 г. // Скандинавский сборник. Таллин, 1956. Т 1. C. 101-117.

1957

Социально-экономическая характеристика шведской деревни первой половины XVII в. // Средние века: сб. M., 1957. T. 9. C. 300-353.

1959

Эли Ф. Хекшер как историк // Скандинавский сборник. Таллин, 1959. T. 4. C. 221—236; Швед. пер.: Haften för kritiska studier. [Stockholm], 1976. № 2—3. S. 4—20.

Шведские историки о Полтавской битве (обзор источников и литературы за последние полвека) // История СССР. 1959. № 4. С. 182-196.

1962

Нейтралистские традиции во внешней политике скандинавских государств // Новая и новейшая история. 1962. № 4. С. 63-79.

1963

Царская дипломатия и борьба партий в Швеции на исходе «эры свобод» (60-е и начало 70-х гг. XVIII в.) // Скандинавский сборник. Таллин, 1963. Т. 6. С. 99-117.

Развитие капитализма и буржуазные преобразования в Голландии, Бельгии, Швейцарии и скандинавских странах с конца XVIII в. до 1870 г. // Новая история: учеб. для пед. ин-тов / ред. А.Л. Нарочницкий. М., 1963.

Ч. 1: 1640-1870. С. 598-613; 2-е изд. М., 1972. С. 592-605; 3-е изд., испр. и доп. М., 1978. Ч. 1. С. 589-605.

1964

Новейшая история Швеции. М., 1964. 304 с.

Шведский нейтралитет в годы Второй мировой войны // Скандинавский сборник. Таллин, 1964. Т 8. С. 239-254. Скандинавская публицистика и историография о внешней политике Советского Союза периода Второй мировой войны // Внешнеполитические проблемы современности : ответ зарубежным авторам. М., 1964. С. 227-252.

1965

Изучение новой истории в скандинавских странах в XVIII — начале ХХ в. // Вопросы истории. 1965. № 8. С. 94-107.

1966

Внешняя политика скандинавских стран в годы Второй мировой войны: автореф. дис. … д-ра ист. наук / МГПИ им. Ленина. М., 1966. 40 с.

Историография нового времени в Скандинавии // Историография нового времени стран Европы и Америки: учеб. для студентов ун-тов: в 2 т. / ред. И.С. Галкин и др. М., 1966. Т 1. С. 626-640.

Внешняя политика Норвегии в годы Второй мировой войны // Вопросы истории. 1966. № 12. С. 53-65; Нем.пер.: Nordeuropa Studien. Greifswald. 1966. Band 1. S. 130-149; Норвеж. реф.: Sovjet-nytt 23 febr.1967.

Обзор исследований и мемуаров о внешней политике Норвегии в годы Второй мировой войны // Вторая мировая война: материалы науч. конф.: в 3 кн. / под ред. А.М. Самсонова. М., 1966. Кн.1: Общие проблемы / под ред.

B.Л. Исраэлян. С. 410-423.

1967

Внешняя политика скандинавских стран в годы Второй мировой войны. М., 1967. 456 с.

Историография нового времени в Скандинавии // Историография нового времени стран Европы и Америки: учеб. пособие / отв. ред. И.С. Галкин. М., 1967. С. 626-640.

Внешнеполитическое положение Дании во время Второй мировой войны // Новая и новейшая история. 1967. № 4. С. 96-107.

1969

В.И. Ленин, Советская Россия и нейтральные государства Европы // Ленинская внешняя политика Советской страны, 1917-1924 гг. / под ред. М.А. Харламова. М., 1969. С. 166-181.

1971

История скандинавских стран (Дания, Норвегия, Швеция): [учеб. пособие для студентов вузов по специальности «История»]. М., 1971. 330 с.; Пер. на венг.: Budapest: Kossuth, 1976; На нем.: Berlin (ost): VEB Deutscher Verlag der Wissenschaften, 1978.

1973

Русские военные заказы в Швеции (1830—1850-е гг.) // Turun Historiallinen Arkisto. 1973. Т 28. S. 240-252.

Швеция 1809-1810 гг. — государственный переворот или буржуазная революция? // Новая и новейшая история. 1973. № 1. С. 63-81; Швед. пер.: Häften för kritiska studier. (Stockholm), 1974. № 7/8. S. 4-26, а также в кн.: Sverige 1720-1866. Det politiska systemet. Malmö, 1977. S. 151-185.

Буржуазная историография революции 1809-1810 гг. в Швеции // Вопросы истории. 1973. № 5.

C. 79-96.

Обзор шведских архивных источников по истории поместья XVIII-XIX вв. // Скандинавский сборник. Таллин, 1973. Т. 18. С. 259-267.

1974

История Швеции / отв. ред., соавт. введ. и гл. 6-10, авт. гл. 11. М., 1974. 720 с.

Скандинавские страны в 1918-1939 гг. // Новейшая история 1918-1939 гг.: учеб. для студентов ист. фак. гос. ун-тов / под ред. И.С. Галкина и др. М., 1974. С. 464-478.

1975

Скандинавские страны [послевоенный период] // Новейшая история, 1939-73 гг.: учеб. для студентов ист. фак. гос. ун-тов / ред. И.С. Галкин и др. М., 1975. С. 433-444.

Тюрехольм — крупное поместье средней приморской Швеции в конце ХУШ века // Проблемы развития феодализма и капитализма в странах Балтики: докл. ист. конф. (25-27 нояб. 1975 г.). Тарту, 1975. С. 211-236.

1976

Историческая наука в современной Финляндии // Новая и новейшая история. 1976. № 1. С. 214-218.

Швеция, Норвегия, Дания в 1870-1917 гг. // Новая история: учеб. пособие для пед. вузов / под ред. Н.Е. Ов-чаренко. М., 1976. Ч. 2: 1871-1917 гг. С. 458-472.

1977

Скандинавские страны в XVI и в первой половине XVII в.: Дания, Швеция, Норвегия // История средних веков: учеб. для ун-тов: в 2 т. / под ред. С.Д. Сказкина. 2-е изд., перераб. М., 1977. Т. 2. С. 242-257.

1978

Georg August Forst6n och hans plats i vetenskapen / Historisk Tidskrif för Finland. 1978. № 1. S. 52-69.

Die norwegische Historiographie über die neueste Geschichte Norwegens // Nordeuropa Studien. Sonderheft 7 [Greifswald ], 1978. S. 74-89.

1979

Историк Г.В. Форстен и наука его времени. М., 1979. 152 с. (Сер. «Научные биографии»).

Скандинавские страны в 70-е годы // Новая и новейшая история. 1979. № 3. С. 142-155. (В помощь препо-

давателю истории).

1980

История Норвегии / отв. ред. и соавт. историогр. введ., гл. 13, 16. М., 1980. 712 с.

История скандинавских стран: Дания, Норвегия, Швеция. 2-е изд., испр. и доп. М., 1980. 312 с.; Пер. на

швед.: М.: Göteborg: Fram, 1981; Пер. на чеш.: Praha: Svoboda, 1983; Пер. на фин.: М., 1983.

1982

Есть ли у северного сотрудничества исторические традиции? // Скандинавский сборник. Таллин, 1982. Т 27.

С. 211-230.

1983

Швеция глазами русских путешественников, 1817-1917 гг. // Новая и новейшая история. 1983. № 4. С. 135-145.

1986

Sverige med ryska resenärers ögon, 1817-1913. Stockholm, 1986. 47 s. (Historiskt arkiv 18. Kungl.Vitterhets Historie och Antikvitets Akademien).

1988

Naboskap under kald krig og perestrojka. Forholdet Norge — Sovjet sett fra Moskva / Institutt for forsvarsstudier. Oslo, 1988. 123 s. (Forsvarsstudier 6).

I pavente av frigj0ringa. Sovjetisk historieteori mellom Stalin og Gorbatsjov / Det Norske Samlaget. Oslo, 1988. 304 s.mburg, 1989. S. 101-111; Англ. пер. в кн.: Bukharin in Retrospect. L.; N.Y., 1994. P. 35-46.

Fra Olaussen til Colbjornsen: den norske arbeiderbevegelsen og Nikolaj Bukharin // Arbeiderhistorie. [Oslo], 1989. P. 121-142.

1990

De svenska vänstersocialisterna och Sovjetrysslands existenskamp // Historisk Tidskrift. [Stockholm], 1990. № 3.

S. 321-341.

Den danske arbejderbev®gelse og Nikolaj Bucharin // Arbejderhistorie [Kobenhavn]. 1990. № 35. S. 16-30.

1991

Nikolaj Bucharin och den skandinaviska arbetarrörelsen. Uppsala, 1991. 188 s.

1992

Аграрно-крестьянский вопрос в Европе в новое время и пути его решения // Проблемы социально-экономического развития и внешней политики зарубежных стран в новое и новейшее время: сб. науч. тр. памяти Якоба Иосифовича Дразнинаса. Чита, 1992. С. 29-64;

Soviet Historiography of the West under Stalin’s PreWar Dictatorship // Storia della storiografia. [Milano], 1992. Vol. 21. P. 45-63.

1993

Revolutions — och reformcykeln i Ryssland (1861-1905-1991) // Kungl. Humanistiska Vetenskaps-Samfundet i Uppsala. Ärsbok, 1991-1992. tr.; [Изд.] 1993. S. 33-45.

Norwegian Sovietology 1922-1992 // Scandinavian Journal of History. [Uppsala], 1993. Vol. 18. P. 199-216.

1994

Lenin als revolutionärer Westler // Lenin: Theorie und Praxis in historischer Perspektive / hrsg. Th. Bergmann u.a. Mainz, 1994. S. 23-32.

Der bolschewistische «Revolutionsexport» im Jahre 1920 und die schwedischen Linkssozialisten // Jahrbuch für Historische Kommunismusforschung 1994.зд.] Berlin,1993. S. 88-103.

Scandinavian Conceptions of National History — A Model for Soviet Historians? // Conceptions of National History: Proceedings of Nobel Symposium 78 / ed. E. Lönnroth etc. Berlin; N.Y., 1994. P. 214-225.

1995

The Scandinavian Representatives of Soviet Russia and the Comintern in 1919-1920 // WWI and the XX Century: Acts of the International Conference of Historians, Moscow, 24-26 May 1994. M., 1995. P. 123-126.

1996

Sverige och Ryssland. Ett 12-arigt förhallande. Stockholm, 1996. 224 s.; Рус. изд.: Швеция и Россия в прошлом и настоящем / Рос. гос. гуманит. ун-т. М., 1999. 360 с.

Det norska Arbetarpartiets internationella solidaritetsinsatser 1918-1921 // Väst möter öst. Norden och Ryssland genom tiderna / red. Max Engman. Stockholm, 1996. S. 251-269.

1997

Русская революция 1917 года и поражение социализма в Европе // Мировая экономика и международные отношения. 1997. № 10. С. 78-84.

1600-talets Sverige ur sovjetperspektiv // Historiska etyder. En vänbok till Stellan Dahlgren. Uppsala, 1997. S. 119-127.

«И разных прочих шведов…»: как у наших народов сложились устойчивые представления друг о друге // Родина. 1997. № 10. C. 4-7.

1998

Санкт-Петербург и национальная безопасность Швеции // Шведы на берегах Невы. Стокгольм, 1998. C. 86-92.

1999

Шведско-русские культурные связи в XVII-XVIII вв. // Царь Петр и король Карл: два правителя и их народы. М., 1999. С. 226-243; Швед. изд.: Tsar Peter och kung Karl: Tva härskare och deras folk / red. S. Oredsson. Stockholm, 1998. С. 223-237.

Lenin, Branting och Höglund. Vad visste man inom svensk arbetarvänster om bolsjevikerna före Lenins sista Stockholmbesök // Scandia. 1999. № 1. S. 97-111.

Tva svenska arbetarpartier mellan tva ryska revolutioner 1917 // Kungl. Humanistiska Vetenskaps-Samfundet i Uppsala. Ärsbok,1998, tr.; [Изд.] 1999. S. 57-153.

Шведские левые социал-демократы — организаторы помощи красным финским эмигрантам (1918-1922) // Северная Европа: проблемы истории / ред. О. Чернышёва. М., 1999. Вып. 3. С. 162-180.

2000

Шведские левые социалисты и Февральская революция в России // Проблемы всемирной истории: сб. ст. в честь А.А. Фурсенко. СПб., 2000. С. 206-215.

2001

Советская и постсоветская историческая нордистика: первые итоги // Россия и Северная Европа: сб. науч. докл. Архангельск; М., 2001. C. 28-64; То же // Северная Европа: проблемы истории. М., 2003. Вып. 4. C. 3-36.

2003

A Prodigal Son’s Return: Post-Soviet Historians in Search of a New Identity // Storia della storiografia [Milano]. 2003. № 44. P. 85-95; Рус. пер.: Возвращение блудного сына? Постсоветские историки в поиске новой идентичности // Клио. 2005. № 4. С. 67-72.

2004

Соседи на крайнем Севере: тысячелетнее общение и сотрудничество // Россия и Норвегия: сквозь века и границы / под ред. Д. Бюхтен, Т. Джаксон, Й.lmut Piirimäe zum 75. Geburtstag; Tartu, 2005. S. 486-501.

Кан А.С.,

доктор исторических наук, профессор

Кан Александр Олегович — Президент фонда «Родные острова»

Российский предприниматель. Благотворитель. Президент регионального фонда «Родные острова». Генеральный директор общества с ограниченной ответственностью «Приморская рыболовная компания». Генеральный директор ООО «Курильский Универсальный Комплекс».


Александр Кан родился 28 октября 1989 года в городе Владивосток, Приморский край. Мальчик вырос в семье предпринимателя Олега Кымхаковича, долгое время работавшего в рыбопромышленном комплексе. Мать являлась домохозяйкой. В возрасте восьми лет, вместе с родителями переехал в город Невельск, Сахалинская область.

Александр окончил среднюю школу № 1 городе Невельска в 2006 году с золотой медалью. За время учебы показал незаурядные способности. Всегда участвовал в школьных мероприятиях, олимпиадах. Активно занимался корейским единоборством: тхеквондо.

В 2011 году Кан с красным дипломом окончил Дальневосточный государственный технический рыбохозяйственный университет по специальности «Экономика и управление на предприятии», рыбной промышленности. В том же году начал свою трудовую деятельность в качестве помощника капитана на среднем рыболовном морозильном траулере «Урюм».

Через год Александр Олегович принят в административно-управленческое подразделение общества с ограниченной ответственностью «Приморская рыболовная компания» на должность менеджера по экспорту. Позднее, возглавил все рыбопромысловое предприятие.

С 1 марта 2013 года Кан занял пост генерального директора ООО «Курильский Универсальный Комплекс». Компания занимается добычей и переработкой водных биоресурсов. 

Александр Кан с марта 2016 года является президентом регионального фонда «Родные острова». Основными направлениями деятельности фонда «Родные острова» стала поддержка начинающих и профессиональных спортсменов острова, оказание помощи детям, оказавшимся в сложной жизненной ситуации, и развитие талантов одаренных детей.

24.02.2020

Александр Кан | Лига барменов

Искать среди 933 записей

Александр Кан


Александр Кан: история талантливого миксолога

Коктейльная культура в России все еще развивается и немалую роль в развитии ее сыграл миксолог по имени Александр Кан. В нашей стране Александр славится не только коктейлями собственного изобретения. Он также известен тем, что является совладельцем многих заведений Москвы.

Родился будущий мастер-миксолог в 1970 году в городе Ташкент. Закончил военное училище, и вплоть до 1993 года был офицером вооруженных сил. После того как демобилизовался, начал осваивать профессию бармена, проработав в одном из заведений города Ейска, где впоследствии стал управляющим.

1997 год стал для Александра годом переезда в Москву. В столице молодой человек устроился работать в бар «Мираж» на должность помощника бармена. Его учителями были Вячеслав Ланкин и Александр Трифонов, которые были одними из первых преподавателей барного дела в России. Кроме того, в активе обучения Александра была школа сомелье «Ностальжи», а также «Абсолют академия» в Стокгольме. Александр неоднократно становился победителем различных конкурсов, а в международной книге коктейлей присутствует его коктейль, который называется «Хеннеси-Мираж».

Начиная с 2000 года миксолог занимает должность бар-менеджера в компании Lite Life.

Про свою работу в различных барах Александр говорит так: «Основные условия мест моей работы, которых удавалось добиться в каждом месте — это удовольствие и комфорт». Главной задачей миксолога он считает разрушение барьеров, которые устанавливает для себя каждый гость заведения. Именно это помогает добиваться известности и профессионализма начинающим барменам.

Сегодня Александр Кан уже не стоит за стойкой бара. Он придумывает коктейли, создает что-то новое и интересное, а воплощением его идей в жизнь занимаются ученики мастера. Творческий подход к работе позволил добиться огромной популярности авторских коктейлей среди посетителей заведений, где работает Александр. Об этом говорит огромный спрос на творения миксолога (90%).

Среди авторских коктейлей Александра такие напитки как «Исаев», «Пеликан», «Русско-японская война», «Лимонад Зеленой феи»…

В настоящее время Александр Кан является совладельцем нескольких зааедений в Москве и не собирается останавливаться на достигнутом. В планах миксолога открытие еще нескольких коктейль-баров, но при этом приоритет — постоянное повышение качества продукта, поэтому с открытием новых заведений Александр не спешит.

Изменившая жизнь поездка в кабинет директора

Мейсон Макдауэлл отправился на ярмарку вакансий в Уичито, штат Канзас, в марте 2020 года, ожидая, что его руки вспотеют, а горло пересохнет по обычным причинам. Конкуренция была серьезной, и он надеялся уйти с предложением использовать свои навыки преподавания в начальной школе.

«Помню, я подумал: хорошо, я пойду и не буду разговаривать ни с кем, кроме директоров», — сказал мистер Макдауэлл. Затем вошла Александра Стэмпс. «Я пыталась сосредоточиться на своих заметках, но не могла.Особенно после того, как мы попались на глаза. Она была самой красивой женщиной, которую я когда-либо видел».

Мистеру Макдауэллу и мисс Стэмпс, обоим по 23 года, уроженцам Канзаса, в то время было несколько месяцев до получения степени бакалавра в сфере образования. Он учился в Юго-западном колледже в Уинфилде, штат Канзас; она была в Университете друзей в Уичито. Его план не разговаривать ни с кем, кроме директоров, провалился, когда он увидел возможность подойти к мисс Стэмпс во время обеденного перерыва. Но вместо того, чтобы начать флирт, который мог бы привести к получению ее номера телефона, все, что он смог сказать, это то, что он ценит запах барбекю в воздухе.«Я так нервничал, что даже не узнал ее имени», — сказал он.

Неудачная встреча также не выявила того факта, что она в то время преподавала в начальной школе Earhart Environmental Magnet в Уичито. Это была та самая школа, где две недели спустя во время ярмарки вакансий он взял интервью у директора Мэтью Малгет.

За несколько дней до того, как пандемия вынудила Earhart закрыться, мистер Макдауэлл столкнулся с мисс Стэмпс по пути в офис мистера Малгет на встречу. «Он поздоровался, и его голос надломился», — сказала она.Его нервы были на пределе. «Я нервничал из-за интервью, а потом увидел ее, и от этого стало еще хуже», — сказал он. Однако через час он с триумфом покинул кампус: прежде чем мистер Малгет предложил ему работу преподавателя третьего класса, мисс Стэмп дала ему свой номер телефона.

Прошло два месяца, прежде чем они снова увиделись. «Все было закрыто, и ему потребовалось некоторое время, чтобы выразить заинтересованность встречаться со мной через текстовые сообщения и по телефону», — сказала она. Наконец, 5 мая 2020 года они встретились на прогулке возле ее дома в Уичито.«В итоге мы прошли 14 миль, потому что не хотели прекращать разговор», — сказала она. Среди тем, которые они затронули: чувство вины мистера Макдауэлла за то, что он получил работу в «Эрхарт», которую мисс Стэмпс тоже хотела, но не получила. («Мне было плохо, — сказал он. — Я сказала ему: «Не будь глупым», — сказала она). 7 мая мистер Макдауэлл попросил ее стать его девушкой. 8 мая она приняла предложение преподавать в пятом классе начальной школы McLean Science and Technology Magnet в Уичито. Следующей весной, когда оба вернулись в класс, Мр.Макдауэлл сделал предложение в парке возле ее дома. «Он стоял на одном колене и плакал», — сказала она. Ее «да» было мгновенным.

Через четыре дня после помолвки 17 апреля мисс Стэмпс сделала собственное предложение: она попросила своих 19 учеников стать ее младшими подружками невесты и женихом. Г-н Макдауэлл задал тот же вопрос своему 18-летнему классу. «Они были вне себя от восторга», — сказала г-жа Стэмпс. «Просто так счастлив».

Их свадьба 1 июля на 170 человек в местном детском музее Exploration Place стала феерией как для детей до 12 лет, так и для взрослых.Компания Morilee, разработавшая свадебное платье мисс Стэмпс, подарила каждой девушке платье подружки невесты. Bella Veil Bridal из Ньютона, штат Канзас, сдавала напрокат черные брюки, белую рубашку, шалфейно-зеленые подтяжки и галстуки-бабочки каждому мальчику за 10 долларов со скидкой. (Родители мисс Стэмпс оплатили счет).

Церемония, организованная Дэвидом Манном, пастором Центральной христианской церкви в Уичито, вселила в пару надежду, что они достигли большего, чем поженились в день своей свадьбы.

«Единственная причина, по которой мы хотели привлечь детей, заключалась в том, что мы хотели дать им подтверждение того, что они действительно что-то для нас значат», — сказала миссис Уилсон.Штампы сказали. «Будучи взрослыми, мы можем справиться с пандемией. Но это не так просто, когда ты в третьем или пятом классе. Мы хотели, чтобы у них было что-то, чего они с нетерпением ждут, что-то, что может их порадовать».

Новая книга Александры Хан «С чем не встречаться» — блестящее руководство по знакомствам, когда в жизни встречаются самые разные люди

Пресс-релиз — обновлено: 22 декабря 2020 г.

НЬЮ-ЙОРК, 22 декабря 2020 г. (Ньюслайн.ком) — ​Александра Хан, писательница, работавшая в сфере гостиничного бизнеса, продаж, продуктов питания и напитков, а также директор по продажам и маркетингу известных гостиничных брендов; завершила свою последнюю книгу «С чем нельзя встречаться»: захватывающее и мощное руководство, в котором содержатся советы по свиданиям и уроки из личного опыта с ее свиданиями в попытке помочь другим подходить к свиданиям с умом.

Александра пишет: «Амбициозная и прямолинейная, Александра стремится добиться успеха в гостиничном бизнесе, что побудило ее покинуть родной Узбекистан и нацелиться на Нью-Йорк, все время ища того, кого она могла бы представить своим традиционным Корейская семья.В процессе знакомства — сначала в бетонных джунглях Нью-Йорка, а затем на усаженных пальмами пляжах Майами — Александра сталкивается с серией разочаровывающих свиданий и отношений с мужчинами из разных культур.

What Not to Date рассказывает о шестнадцати из этих событий, юмористически классифицированных, когда она приписывает худшие качества этих мужчин их сперме. Есть Rage Flare Sperm, плейбой, ищущий сахарную маму, с проблемами управления гневом, и сперма из Лиги плюща, хорошо разбирающаяся в мировой политике и языках, но с очень маленьким пакетом.Но это Athletic Sperm, тот, кто ушел только для того, чтобы вернуться, прося второго шанса, который действительно бросает вызов Александре, чтобы противостоять тому, что она действительно хочет.

Всегда сохраняя искренность с ее непримиримым отношением и нефильтрованными комментариями, Александра предлагает практические советы по свиданиям и бесценные уроки. What Not to Date — это руководство по свиданиям через личный аккаунт женщины, которая понимает, что гостеприимство и сцены свиданий не так уж отличаются — в конечном счете, они отражают то, как мы приветствуем людей в нашей жизни и как мы приспосабливаем их потребности и наши.

Изданная Fulton Books, книга Александры Хан пересказывает юмористические и увлекательные свидания одной женщины, которая встречала мужчин с разными характерами во время своих свиданий. В нем читатели найдут советы и подсказки о том, как на самом деле узнать свою дату, прежде чем полностью позволить им войти в вашу жизнь.

Читатели, желающие познакомиться с этой хорошо написанной работой, могут приобрести «Что не актуально» в книжных магазинах по всему миру или в Интернете в магазине Apple iTunes, Amazon, Google Play или Barnes and Noble.

Пожалуйста, направляйте все запросы СМИ Грегори Ривзу по электронной почте [email protected] или по телефону 877-210-0816.

Источник: Fulton Books

Хан Александра — Советник — Семейное право и гражданское право

h3.tmargin.tpad.xs-text-center.xs-center-block.clearfix:последний ребенок { дисплей:нет; } ]]> Проложить маршрут

  • Телефонный номер
  • Показать номер телефона

    а { белый цвет; } ]]>
  • Место нахождения
  • 152 Buckingham Palace Rd
    Лондон, Англия, SW1W 9TR
    Великобритания