Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Andrew wyeth художник: Andrew Wyeth (12.07.1917 — 16.01.2009) — Biography, Interesting Facts, Famous Artworks

Содержание

ЭНДРЮ УАЙЕТ (ANDREW NEWELL WYETH)

Эндрю Уайет был одним из самых популярных, а также наиболее раскритикованных художников в истории американского искусства, чье точное видение реализма сельской жизни стало иконой национальной культуры и вызвало бесконечные дебаты о природе современного искусства .

“Очень часто людям может понравиться картина, которую я нарисовал… может быть просто потому, что солнце так падает на нее из окна и на самом деле они просто наслаждаются этим светом. Но для меня за этой картиной может скрываться лунная ночь в каком-нибудь доме в Мейне, ночь полная ужасной напряженности или просто одно из моих странных настроений. А может быть это был Хэллоуин… Это все спрятано там, за реалистической стороной картины”.

ДЕТСТВО ХУДОЖНИКА

Эндрю Ньюэлл Уайет III родился 12 июля 1917 года в Чаддс Форд, штат Пенсильвания, самый младший из пяти детей известного иллюстратора Ньюэлла Конверса Уайета. По причине слабого здоровья Эндрю обучался дома. Его отец, абсолютный деспот в семье, направлял артистические таланты и умения своего сына.

Ньюэлл Конверс Уайет, отец художника

Уайет стал опытным рисовальщиком еще до того, как научился правильно читать. Отец заставлял его рисовать с гипсовых слепков и Анатомии Риммера, учил его изучать модель, а затем поворачиваться к ней спиной и рисовать по памяти. Он говорил: «Энди, я хочу, чтобы ты научился рисовать так, чтобы когда тебе захочется выразить себя на бумаге, ты не колебался». Он также тренировал сына рисовать натюрморты, говоря: «Когда ты рисуешь эту форму и тень, помни, что это не просто тень, это то, что никогда не повторится в таком виде, как в этот момент. Пытайся выразить это качество, этот ускользающий характер предметов». Такие усердные тренировки природного дара создали исключительные способности рук и глаз запечатлевать окружающий мир с необыкновенной легкостью. Известный своими журнальными иллюстрациями, плакатами, рекламными материалами и книжными иллюстрациями к «Острову сокровищ», «Робин Гуду», «Последнему из Могикан» и «Робинзону Крузо», которые продавались миллионными тиражами, Н.К. Уайет стал образцом, учителем и неизбежной точкой сравнения в художественной карьере Эндрю Уайета.

ПЕРВЫЕ УСПЕХИ

Эндрю, который представлял свои ранние работы под именем отца, начал работать в акварельной технике, а со временем и в технике яичной темперы. В 1936 году Эндрю Уайет впервые выставил свои работы в Арт Аллианс штата Филадельфия, а в 1937 году, в возрасте 20 лет, представил дебютную персональную выставку акварелей в Галерее Макбет в Нью-Йорке, на которой все его работы были сразу раскуплены.

«МИР КРИСТИНЫ» И ИЗВЕСТНОСТЬ

В 1948 году Уайет написал свою самую известную картину, «Мир Кристины», которая стала такой же американской иконой искусства, как и «Американская готика» Гранта Вуда или портрет матери Уистлера или «Вашингтон переправляется через Делавэр» Эммануэля Лойца. Уайет видел как Кристина , парализованная ниже пояса, тащила себя через поле в Мейне, «как краб на побережье Новой Англии», вспоминал он. Для него она была образцом достоинства, отказавшаяся пользоваться инвалидной коляской и предпочитавшая жить в нищете, чем быть обязанной кому-либо. Это было достоинство особого сурового, закаленного, человеконенавистнического рода, к которому Уайет тяготел на протяжении всей своей карьеры.

После «Мира Кристины» слава  Уайета стремительно выросла. В 1949 году Уинстон Черчилль попросил у Уайета акварельные работы для декорирования его комнаты в Ритц-Карлтон в Бостоне. Гарвардский университет дал Уайету почетную степень в 1955 году. В 1963 он был на обложке Таймз, после того как президент Джонсон наградил его Президентской Медалью Свободы. Он рисовал портреты президентов Эйзенхауэра и Никсона, выставки его работ гастролировали по стране в 1966 и 1967, привлекая огромные толпы в Пенсильванской Академии изобразительного искусства в Филадельфии, Музее Уитни и Художественном Институте Чикаго. В 1971 году был открыт музей искусств Брэндивайн Ривер в Пенсильвании и его главной достопримечательностью стала коллекция картин Уайета, пожертвованная женой художника Бетси Уайет.

Цены на его темперы взлетели до 100000 долларов в 1962 и утроились к 1980. Позже, в восьмидесятых годах, японские коллекционеры платили больше 1000000 долларов за его картины.

ТЕХНИКА РАБОТЫ

Несмотря на то, что Уайет восхищался энергией своего отца, его воображение отличалось от отцовского. Работы Н.К. Уайета были полны действия и драматизма, в работах Эндрю зачастую не было людей вообще. Он рисовал снежные пейзажи под свинцовым небом, сарай с приоткрытой дверью, опустелый дом, свадебный шатер в пустом поле, следы шин, рыбацкие сети, вывешанные сохнуть на ветру. Он любил писать такие картины отсутствия, изолированности, тишины, покинутости, но также ожидания чего-то. Ему нравилась идея того, что всех персонажей можно было бы исключить из его картин. Он предположил, что «Мир Кристины» мог быть намного лучше, если бы он «нарисовал просто поле и дал вам почувствовать Кристину без ее присутствия на картине».

Уайет рисовал яичной темперой и акварелью. Его техника работы темперой была очень детальной, с прорисовыванием малейших элементов, как например, травы на картине «Мир Кристины». Эта техника яичной темперы, техника, в которой начальный слой покрывается структурой точек и линий различных дополняющих или противоположных цветов, отразилась на его технике работы сухой кистью. Уайет разделял свои акварельные работы на обычные акварельные и на работы сухой кистью. Он мог начать писать в обычной акварельной технике, но в процессе работы техника на некоторых из его картин частично или полностью менялась на сухую кисть. Его сухая кисть была уникальна. В одном из интервью Эндрю Уайет сказал: «Я работаю сухой кистью, когда мои эмоции достаточно глубоко затрагивают предмет изображения. Я беру кисть меньшего размера, окунаю ее в краску, пальцами отжимаю влагу и краску с кисти так, чтобы на ней осталось только небольшое количество краски. И когда я наношу на бумагу мазки сухой кистью, сразу создаются различные отчетливые мазки и я начинаю постепенно создавать форму предметов, пока они не начнут приобретать реальное тело… Сухая кисть это работа слой за слоем. Это то, что вы могли бы назвать процессом ткачества. Вы плетете слои сухой кистью поверх общих слоев акварели». Иногда Уайет использовал кисть с кончиком всего из одного соболиного волоска.


Ричард Мериман, автор книги «Эндрю Уайет: тайная жизнь», так описывал процесс работы Уайета: «Каждая акварель была как бой, исход которой постоянно вызывал сомнения. Его дыхание учащенно, он разговаривает сам с собой, его очки забрызганы краской, он с остервенением атакует бумагу, царапая ее концом своей кисти, соскабливая с нее лезвием бритвы и промокая салфетками». Уайет рассказывал: «Я работаю импульсивно. Я использую 11 видов кистей, из верблюжей шерсти или соболя или кисти, использовавшиеся для покраски старых домов. Иногда использую скребущую щетку. Я разрываю картины напополам, пытаясь глубоко проникнуть в них, добиться структуры и объема и формы, сочности и страсти».

Уайет рисовал свои акварели по меньшей мере в три этапа:
• Мокрым-по-мокрому, с теми «случайностями», которые делают акварель выразительной и интересной
• Прорисовывание фигур и деталей маленькой кистью
• Сухая кисть, с целью создания структуры и цветовых вариаций.
Эти этапы можно ясно увидеть на таких известных акварельных работах, как «Дровяная печь», «Морозный иней», «Мечтающий», «Внучка» и др.

В своих картинах Эндрю Уайет придал Америке вид чопорной, крахмально-сентиментальной пуританской нравственности через изображения выжженных серых и коричневых картин жутких каркасных домов, иссушенных полей, пустынных пляжей, кружащихся канюков и каменных лиц жителей Новой Англии. В своих картинах он представлял ценности и идеалы среднего класса, так что споры о его работах всегда выходили за рамки живописи и приводили к дебатам о социальном расколе, о географических и образовательных проблемах. В 1977 году один искусствовед в ответ на опрос в журнале Art News о самом недооцененном и самом переоцененном художнике столетия, выдвинул Уайета для обеих категорий.

ХЕЛЬГА

В 1986 году разгорелся скандал, после того как известный публицист Леонард Э.Б. Эндрюс выкупил за 6 миллионов долларов 240 картин Уайета, ранее никогда не выставлявшихся. Это были изображения женщины, обнаженной и одетой, по имени Хельга Тесторф, о которых ничего не знала даже его жена. Большие деньги, сексуальный подтекст и известность Уайета вознесли Хельгу на обложки Таймз и Ньюсвик. Леонард Эндрюс, быстро сориентировался и продал коллекцию японскому коллекционеру предположительно за 45 миллионов долларов.

ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ

В последние годы своей жизни Уайет был самым критикуемым художником Америки. Он потерял легкое, пережил смертельную болезнь и операцию на бедре, но продолжал работать, черпая энергию в основном в презрении к своим недоброжелателям. Он часто говорил: «Я не позволю им испортить мою старость».

Уайет умер в январе 2009 года, в возрасте 91 года, в своем доме в Чаддс Форд. О его жизни и работах написаны легионы книг, среди которых такие бестселлеры как «Картины Хельги» (Джон Вилмердинг, 1987 год), «Эндрю Уайет: Автобиография» (1995 год) и «Эндрю Уайет: Память и магия» (Джон Вилмердинг, 2005 год).

 

Американский художник-реалист Эндрю Уайет — Ваби-саби

Продолжая тему об американских художниках, начатую в статье о Джорджии О’Кифф, я хочу рассказать о замечательном американском художнике Эндрю  Уайете (Andrew Newell Wyeth). Надеюсь, вы согласитесь, что его произведения, да и сама жизнь художника представляют  ваби-саби в чистом виде. 

Эндрю Уайетю Полная луна. 1982.

Эндрю Уайет — один из самых обожаемых и, вместе с тем, один из самых недооцененных американских художников XX века. Уайет писал в реалистичной манере — в эпоху модернизма это была огромная смелость. Критики упрекали его в отсутствии воображения, в том, что он потакает вкусам домохозяек в том, что дискредитировал художественный реализм.

Эндрю Уайет. Альваро и Кристина. 1968.

Эндрю никогда не был модным художником: зачастую, покупая его картины, кураторы музеев старались делать это без лишнего шума — чтобы не прослыть ретроградами и сохранить реноме. Что касается домохозяек, то они отвечали Уайету взаимностью. Его выставки проходили с неизменными аншлагами. «Публика любит Уайета, — писали в 1963-м году в одной нью-йоркской газете, — за то, что носы у его героев там, где им полагается быть».

Эндрю Уайет родился в 1917 году в  городке Чеддс-Форд в Пенсильвании. Его отец — Ньюэлл Уайет был известным иллюстратором. Известным настолько, что в его деревенский дом  приезжали погостить такие знаменитости, как Скотт Фицджеральд и Мэри Пикфорд.

Нюэлл  делал все, чтобы разбудить в своих детях воображение и творческое начало.

У  него были десятки учеников. Неудивительно, что Эндрю начал рисовать едва ли не раньше, чем произнес первое слово. Эндрю Уайет всегда называл отца в числе своих учителей первым. Тем не менее, он быстро понял, что в творческом смысле ему с Ньюэллом не по пути.

Эндрю Уайет. Ветер с моря. 1947.

Реальность влекла Эндрю Уайета сильнее книжных фантазий. Однако «волшебное» детство не прошло даром: в незатейливом северном пейзаже, в простых обветренных лицах соседей, в паутине заиндевевшей сорной травы он умел разглядеть что-то таинственное, иррациональное и нередко пугающее.

Художник : предпочитал маслу акварель и темперу; находил поэзию, философию и магию, которой щедро сдобрен его реализм, в лицах соседей, друзей и пейзажах, открывающихся из окна.

Эндрю Уайет. Мартовские иды. 1974.

Когда Эндрю было 28, автомобиль его отца столкнулся на железнодорожном переезде с товарным составом. С тех пор в его полотнах почти всегда угадывалось ощущение утраты.

Не будет большим преувеличением сказать, что Уайет жил затворником. Он не реагировал на нападки критиков, сторонился светской суеты и, казалось, не замечал, что за окнами ревет и беснуется двадцатый век. Однажды Уайету поставили в упрек, что его модели не носят наручных часов — вот как здорово, по мнению столичных искусствоведов, он опоздал на поезд.

Эндрю Уайет. Весенний выпас. 1967.

Эндрю Уайет очень дорожил уединенным и размеренным образом жизни. Он редко покидал Чеддс-Форд (делая исключения для своего летнего дома на океанском побережье штата Мэн). Художник рисовал только эти два места. Он делал портреты только жителей этих городков — своих друзей и соседей. Так что если говорить о “мире Эндрю Уайета” в терминах географических, то он — крошечный. Но другая особенность Эндрю была в том, что он находился в долгих, теснейших отношениях и с людьми, которых он писал, и с их домами, и с видами, которые открывались из их окон. И испытывал сильнейшие чувства ко всем своим объектам.

«Из путешествия человек возвращается не тем, что прежде, — говорил он. — Я никуда не езжу, потому что боюсь утратить что-то важное — возможно, наивность».

Эндрю Уайет. Яблоки, тронутые морозом. 1967.

Всенародная любовь и признание критиков все-таки настигли художника. Когда схлынула волна повального увлечения абстракционизмом, стало ясно, что у домохозяек — отменный вкус, что старым лодкам тоже есть, что рассказать, что Эндрю Уайет — один из самых ярких и важных художников в человеческой истории. В 2007-м он получил из рук президента Буша-мл. Национальную медаль — высшую награду Америки в области искусств.

Эндрю Уайет. Морские сапоги. 1976.

Эндрю Уайет. Доктор Син. 1981.

В 2009-м Эндрю Уайет умер во сне в возрасте 91 год. Разумеется, в своем доме в Чеддс-Форд. Незадолго до смерти он сказал:

«Когда я умру, не беспокойтесь обо мне. Я не думаю, что буду присутствовать на своих похоронах. Помните об этом. Я буду где-то далеко, идти по новому пути, который в два раза лучше прежнего».

Галерея — Эндрю Ньюэлл Уайет. Работы

О работе «Мир Кристины» художника можно почитать в статье Мир Кристины. Завершение рассказа об Эндрю Уайете смотрите в статье Бетси и Хельга.

Andrew Wyeth- живопись для созерцания и размышления — Look At Me

Эндрю Уайет (р. 12.7.1917, Чадс-Форд, Пенсильвания), американский живописец. Учился преимущественно у отца, художника-иллюстратора Н.К. Уайета. Работает в технике темперы. Один из ведущих представителей реализма в американском искусстве середины 20 в., У. изображает людей и природу местечка Чадс-Форд, детально воспроизводя приметы жизни земли, человеческие черты и бытовые вещи, хранящие следы неумолимого воздействия времени.

Американский живописец начинал как акварелист. Его отец лично отобрал несколько работ с пейзажами для первой персональной выставки (на тот момент художнику исполнилось 20 лет) в William Macbeth Gallery в Нью-Йорке.

Ревью отца о ранних работах Эндрю :

“They look magnificent, and with no reservations whatsoever, they represent the very best watercolors I ever saw!”

С техникой темперы его познакомил двоюродный брат Peter Hurd. Темпере «он остается предан и по сей день»(с).

Произведения У. («Мир Кристины», 1948, Музей современного искусства, Нью-Йорк) отличаются напряжённой чёткостью композиционных решений, сдержанной эмоциональностью колорита, глубоким гуманизмом и созерцательной сосредоточенностью образного строя. История этой картины такова:

Летом 1948 года провинциальный художник начал работу над портретом своей соседки, девушки с больными ногами. Несколько месяцев он выписывал траву; намного быстрее набросал здания на вершине холма; наконец, приступил к изображению человеческой фигуры – мы не видим выражения ее лица, но видим, что девушка с ощутимым (заведомо безнадежным?) усилием пытается преодолеть расстояние, отделяющее ее от дома. Розовый цвет ее платья, такой заметный на фоне блеклой травы, еще больше усиливает чувство тревоги – что-то должно случится.

Законченная картина некоторое время висела в гостиной художника, но посетители не обращали на нее особого внимания.

В октябре Уайет отправил картину в нью-йоркскую галерею – не питая, впрочем, никаких особых надежд на ее счет. Он ошибался: о картине заговорили, посетители повалили в галерею толпами, и в конечном итоге картина была приобретена музеем современного искусства (Museum of Modern Art) за 1800 долларов. Теперь ее стоимость исчисляется миллионами, а ее автору, Эндрю Уайету, в 31 год удалось то, чего многие талантливые художники не могут достичь на протяжении всей жизни – создать икону, «культовую» картину – такую же, как «Американская готика» Гранта Вуда, например.

Собрано в основном то, что я больше всего люблю у Уайета – открытые пространства и пустые комнаты, предметы в которых живут своей собственной насыщенной жизнью. Кстати недавно вышло новое издание его работ,продается в магазине Москва,и стоит не очень дорого для такой книги. (около 2000) книга большая и с отличной печатью,советую,равнодушными не останетесь.

Мастера акварели: Andrew Wyeth — { Творческая мастерская Лё } — ЖЖ

Работы американского художника Эндрю Уайта пленят, притягивают как магнит, будоражат сердце и душу. Волшебник, работающий в стиле магического реализма. В Америке его называли художником простых людей и певцом севера, я же считаю его романтиком и иконой американского искусства ХХ столетия.


Эндрю Уайет родился в 1917 году в Пенсильвании в семье художника-иллюстратора Ньюела Уайета и художницы Генриетты Уайет Хёрд. Его отец, иллюстрировавший книги Стивенсона, Вальтера Скотта и Фенимора Купера, стал в 20-х годах так знаменит, что в доме Уайетов гостили Скотт Фицджералд, Мэри Пикфорд и другие знаменитости. Но главными и постоянными его гостями были художники. Поля и рощи вблизи дома были уставлены мольбертами. Праздники отмечались театрально. На Хэллоуин появлялись такие монстры, что младшие дети дрожали от страха, пока не узнавали под маской знакомого художника. На Рождество отец, изображая Санта-Клауса, топал ночью по крыше и спускал подарки в дымоход. Разрисовывал самодельные костюмы, и дети увлеченно играли в индейцев Фенимора Купера, в “Робин Гуда” и в пиратов из “Острова сокровищ”.



В документальном фильме “Реальный мир Эндрю Уайета” (1980) художник, вспоминая об отце, рассказывает и более важные подробности своего детства: “Рисовать я начал очень рано, и меня учили приходивший на дом преподаватель, сам отец и его друзья — отец считал, что художнику колледж не нужен. Он говорил: ‘Чтобы жизнь ребенка была творческой, он должен иметь собственный мир, принадлежащий только ему’. И он почти добился своего. Еще немного, и я навсегда остался бы в Шервудском лесу Робин Гуда. Оттуда я все-таки выбрался, но ушел не в колледж, а в свой мир”.


«Moon madness», 1982
Что же это был за мир? Отчасти о нем дает представление биограф Уайета Ричард Меримен: «Важнейшая особенность творчества Эндрю Уайета в том, что художник всю свою жизнь прожил только в двух местах: в Чеддс-Форд, штат Пенсильвания, и на океанском побережье Мейна, где у семьи был летний дом. Он рисовал только два этих места. Он делал портреты только жителей этих городков — своих друзей и соседей. Так что если говорить о “мире Эндрю Уайета” в терминах географических, то он — крошечный. Но другая особенность Эндрю была в том, что он находился в долгих, теснейших, интимных отношениях и с людьми, которых он писал, и с их домами, и с видами, которые открывались из их окон. И испытывал сильнейшие чувства ко всем своим объектам. Ему однажды позвонили из Госдепа и сказали, что в Советском Союзе хотят выставить его портреты негров. Эндрю сказал: “Я не пишу негров. Я пишу своих друзей”. И отказался. Я как-то спросил его, как он смог перевести свои эмоции в плоскость картин. Он сказал: “Если чувства сильные, рука это знает”.


«Оторвавшиеся от земли», 1996
В Мейне Эндрю познакомился с Кристиной Олсон, больной полиомиэлитом. Кристина могла передвигаться в коляске, но тогда бы ей пришлось все время просить близких возить ее. Она не хотела их утруждать, ей хотелось, пусть даже таким образом, но сохранить свободу передвижения, а значит и определенную личную свободу. Эндрю Уайет однажды увидел ее из окна своей мастерской, ползущую домой по полю. В первый момент художник хотел броситься на помощь соседке, но что-то остановило его. Он говорил позже, что Кристина своими нелепыми, но упорными движениями к дому напомнила ему выброшенную на берег и раздавленную раковину омара, который продолжает двигаться к морю. В ее движении он увидел квинтэссенцию внутренней силы Кристины – духовного (не раздавленного) панциря, благодаря которому она с достоинством переносила телесные немощи. Увиденное настолько вдохновило Эндрю Уайета, что он взялся за создание картины. После Кристина еще не раз становилась персонажем, моделью картин художника. Кристина кажется юной, хотя ей было в ту пору 53 года (умерла она в 1969 году). Уайет никогда не рисовал Кристину калекой. Ее тяжкий крест, ее тихое мужество стали качествами его картин о ней: колдовскими чарами ее дома, пустотой холма… и не только в картине “Мир Кристины”, которая стала американским символом.


«Christina’s world», 1948
Одна из лучших картин Уайета — “Ветер с моря” — тоже связана с Кристиной Олсон. Однажды Уайет поднялся на второй этаж дома Кристины, куда сама она не поднималась и где никогда не прибирали… «Там было жарко, я открыл окно, и вдруг ветер вздул занавеску, которая не шевелилась, наверное, лет тридцать. Боже, это была фантастика! Тоненькая тюлевая сеть взлетела от пыльного пола так стремительно, словно это был не ветер, а привидение, дух, которому открыли выход. Потом я полтора месяца ждал западного ветра, но, к счастью, в памяти жил этот волшебный взмах, от которого — холод по спине.» И от картины — холод по спине…


«Wind from the sea», 1947
Именно полотно «Мир Кристины» не только поразило современников и всемирно прославило автора, но и вызвало ожесточенные нападки критиков. Как, впрочем, и всё его творчество. Возмущало отсутствие у Уайета «оригинальности», новаторства, «прогресса», социальной критики и политики, его противостояние моде в искусстве послевоенных лет. Его и в последующие десятилетия упрекали то в иллюстративности, то в излишней чувствительности, «приторной сентиментальности», слезливости, то в болезненном пристрастии к болезненному, ужасному, извращенному, в патологии.


Эндрю Уайет проводил долгие часы “на натуре”: в лесу, на берегу ручья, летом — на жаре, зимой — на морозе, в доме Олсонов или на ферме у соседей Кёрнеров, которых он часто рисовал. Никто в семье не знал, куда и зачем он уходит. Свобода и секретность работы была его привилегией. Родным было запрещено спрашивать, где он был. Художники удивлялись, зачем он мучается с портретами и не рисует по фотографиям. Вот что отвечает на это художник в документальном фильме 1980 года “Реальный мир Эндрю Уайета”: «Мне важно постоянное присутствие на месте действия. Мне надо жить в окружении того, о чем я пишу. Тогда в какой-то момент можно ухватить смысл. Когда я писал “Мир Кристины”, я пять месяцев работал над полем. Делать фон — это как строить дом, чтобы потом в нем жить. Если сдерживать себя, дождаться правильного момента, он может решить все дело».


Как технически художник добивался такого эмоционального эффекта? Он начинал с акварелей, но перешел на древнюю темперу — порошковые краски, размешанные яичным желтком. «Акварель слишком открыто выявляла его порывистость, — писал биограф художника Меримен. — Это просто видно, как его кисть летит… всё в движении. Слишком откровенная, слишком стремительная живопись, почти свирепое выражение чувств. А темпера делается мелкими тоненькими мазками, очень точными и подробными. Для Уайета такая скрупулезность служила компрессором чувств. Обманчиво гладкий покров темперы — как крышка на котле, из которого рвутся эмоции.»



«Open and closed», 1964


Отрицая в своем творчестве реализм, он называл себя сюрреалистом: «Пишу не то, что вижу, но то, что чувствую». Говорил, что не чувствует приверженность к какой-то одной школе, считая, что главное в творчестве — не техника, но эмоциональная напряженность.



«Full moon», 1980
В выборе объектов Уайетом не обязательно руководила любовь или восхищение, но обязательно — сильное чувство. Например, соседа-немца Карла Кёрнера Эндрю больше боялся, чем любил. Он привязался к Карлу после смерти отца (“Такие же жесткие немецкие губы”, — говорил он). Кёрнеры отдали Эндрю под студию светлую кладовку с крюками для подвешивания колбас на потолке, и под одним таким крюком Уайет сделал портрет Карла — вояки, немца, гордеца — один из лучших американских портретов.


«Карл», 1948


Ферма Кёрнеров тоже стала музеем и доступна посещению. Обе семьи, Олсенов и Кёрнеров, вошли благодаря художнику в историю искусства. Соседскую девочку Сиру Эриксон он рисовал обнаженной много лет, но показал сделанные им ню людям только тогда, когда ей исполнился 21 год. Она начала ему позировать обнаженной в 13 лет, не испытывая смущения: «Он весь постоянно в работе, смотрит на тебя как на дерево». Так она вспоминает о своем общении с «Энди» (близкие люди называли его по-простому), когда ей уже исполнилось 32 года.



Он любил писать обнаженную натуру. Не пользуясь в сельской глуши услугами профессиональных натурщиц, он просил позировать ему соседок, молодых и не очень, те доверяли его скромности и целомудрию и не стеснялись его, как то было в случае с Сирой Эриксон. При этом художник не хотел никого смущать эротическими картинами, особенно семьи своих добровольных натурщиц, да и собственную жену. Вот и отлеживались годами полотна и рисунки, сделанные «для себя», прежде чем попасть в поле публичного обозрения. Доходы от продажи двух-трех картин в год удовлетворяли его материальные потребности, и он мог не спешить с обнародованием своих работ.

В интервью журналу «Тайм» художник говорил о себе: «Чем дольше я остаюсь с объектом, вещью или живым натурщиком, или пейзажем, тем больше я вижу то, чего прежде в нем не замечал, был слеп. И начинаю проникать в суть, глубже видеть».



Когда Уайету был двадцать один год, он встретил в Мейне восемнадцатилетнюю Бетси Джеймс, девушку из старинной, уважаемой семьи. Она устроила ему тест — повела знакомиться с парализованной Кристиной Олсон и инквизиторски следила за его реакцией. Он тоже провел тест — пригласил Бетси на свою небольшую выставку и спросил, понравилось ли ей что-нибудь. “Эта”, — сказала Бетси и показала на ту единственную картину, которой Эндрю гордился. На следующий день он сделал Бетси предложение, которое было принято.

Когда я познакомился с его женой, в 1963 году, — рассказывает Меримен, — я решил, что это самая потрясающая женщина, которую я когда-либо видел. Она была такой красивой, такой обаятельной, веселой, живой. Время, проведенное с ней, всегда было наслаждением. Для Эндрю важно было и то, что она абсолютно понимала его работу. У нее была вдобавок редкая способность анализировать и обсуждать картины с поразительной проницательностью. Она стала менеджером и агентом Эндрю, она давала названия его работам. Ее влияние и вклад в его творчество исключительно важен.



Но будучи сама свободной и смелой душой, Бетси, похоже, не заметила, как поработила тоже рвущийся к свободе эльфовский, причудливый дух художника. Она энергично и умело продавала и распространяла его картины, каталогизировала их, создавала архив, пока не вызвала у Уайета ощущение (как он пишет), что он — “предмет купли-продажи”. Младший из двух сыновей Уайетов — Джеми, тоже художник — то ли шутя, то ли серьезно рассказывал, что однажды полез в ящик стола и увидел фотографию отца с номером на лбу. Отношения между супругами напряглись, Эндрю все чаще исчезал с мольбертом. Биограф рассказывает: «Однажды в доме Кёрнеров он услышал незнакомый голос, говоривший по-немецки. Это была Хельга, дочь знакомых Карла, которую наняли помогать по дому. Она была молодой, красивой, естественной, и в ней было обаяние иностранки. Эндрю воодушевился. Дело в том, что он почти сознательно устраивал свою жизнь так, чтобы в ней постоянно создавалось эмоциональное напряжение: восторг, страх, предчувствия, и все — неуемной, заражающей силы… Началась тайная работа над серией картин “Хельга”. Мне и еще двум друзьям он сказал: “Если со мной что-нибудь случится, на чердаке у Кёрнеров — коллекция картин”. Раскрой он свой секрет Бетси, это убило бы его внутреннее возбуждение, и тогда — конец всей затее.»



Секретные сессии продолжались почти десятилетие. Об отношениях художника со своей новой моделью можно только догадываться. Но когда Бетси увидела, наконец, картины, она была ранена сильнее, чем Эндрю мог предположить. Журналисты привыкли обращаться к Бетси, как к “споуксмену” Эндрю Уайета, поэтому на открытии выставки они замучили ее вопросом: “Что все это значит?” И тогда она коротко ответила: “Любовь”. А дальше все, что мы имеем, — лишь обрывки сведений. Читаем в биографии Меримена “Засекреченная жизнь Эндрю Уайета”: «Эндрю говорил друзьям о Бетси то с раскаянием, то с раздражением: “Чего она ждала? Чтоб я всю жизнь писал старые лодки?!. Нет, я знаю, я — змея в овсе. Я — мастер уверток. Художник не должен жениться — где начинается брак, там кончается роман. Единственным мудрецом среди американских художников был Уинслоу Хомер, проживший всю жизнь холостяком.»

Мудрая Бетси самоотверженно заявляла, что “искусство важнее отношений”. Тем не менее, сделав это мудрое заявление, она практически ушла из дома. Она проводила большую часть времени или в Нью-Йорке, или в Мейне, где устроила дом по своему вкусу. Они чаще перезванивались, чем виделись. Уайет писал Хельгу еще пять лет, то есть всего — пятнадцать, но…



В конце концов Уайет исчерпал этот источник. У него появились другие модели: Энн Колл, Сюзан Миллер. Он вернулся к пейзажам. Но Хельга — не Бетси, для нее внимание и любовь Эндрю стала единственным смыслом жизни, и, брошенная Уайетом, она впала в глубочайшую депрессию. Уайет нанял ей сиделку, устроил на несколько месяцев в психиатрическую лечебницу и в итоге съехался с ней. “У меня теперь две жены, — говорил он другу. — В моем возрасте я могу делать все, что хочу”. Он жил то с Хельгой в своей студии в помещении старой школы, то переезжал к сестре, и тогда Хельга снова впадала в депрессию. Старый друг Эндрю Уильям Фелпс писал о нем в письме: “Эндрю загорается людьми, испытывает к ним теплые чувства. Но я сомневаюсь, чтобы он их любил”.


Эндрю Уайет за работой
В 2007 году президент Буш вручил ему Национальную медаль искусства. То был отнюдь не первый его орден: в 1963 году он стал первым художником в истории Америки, удостоенным Президентской медали свободы, а в 1988 году получил Золотую медаль Конгресса, высшую награду, которой удостаиваются гражданские лица. Еще в 1970 году прошла его выставка в Белом доме, первая в истории страны художественная выставка в президентской резиденции, при Никсоне. Признание следовало не только от американских, но и от иностранных учреждений: он был одним из немногих «прогрессивных художников США», которых привечала Москва в пору жесточайшего преследования «искусства в оковах» — поп-арта, абстракционизма.

Ретроспектива произведений Уайета в Художественном музее Филадельфии в 2006 году привлекла более 175 000 посетителей, что стало мировым рекордом посещаемости выставки современного художника. Последним прижизненным признанием таланта Уайета стало присуждение ему в 2007 году. Национальной медали искусств США, а с 2008 году он перестал появляться на публике и давать интервью. В ответ на просьбы желавших с ним встреться журналистов он говорил: «Всё, что я мог сказать, уже висит на стенах». Эндрю Уайет мирно ушёл из жизни во сне в своём доме в Чедз-Форде 16 января 2009 году в возрасте 91 года.

«Когда я умру, не беспокойтесь обо мне. Я не думаю, что буду присутствовать на своих похоронах. Помните об этом. Я буду где-то далеко, идти по новому пути. Который в два раза лучше прежнего».

…………………………………
Кусочки интервью взяты отсюда, отсюда и отсюда
Фотографии с моей доски на Pinterest, где под фотографиями указаны ссылки на авторов

Официальный сайт
Страничка в vkontakte

Художник эндрю уайет картины. Картины Эндрю Уайета (Andrew Wyeth) и Мир Кристины. Вот что пишет в своем блоге художница Мария Трудлер


Всемирно известный и один из самых любимых художников консервативной части американского общества, Эндрю Уайет вошел в число самых дорогих современных художников XX века. Однако одновременно с этим он был одним из самых недооцененных американских живописцев. Его творения, написанные в реалистичной манере, в эпоху взлета абстракционизма и модерна вызывали бурю протеста и негативных откликов у влиятельных критиков и искусствоведов. Зато американский зритель толпами шел на выставки работ, кураторы музеев втихаря покупали его картины, дабы не прослыть ретроградами, и только коллеги-художники точно знали, что Эндрю Уайет представляет собой мощный и загадочный талант.

При всем при этом Эндрю никогда не был модным художником, его творчество долгие годы считалось самым спорным в истории американского искусства ушедшего столетия. И невзирая на то, что критики обвиняли живописца в отсутствии воображения, и в том, что он потакает низким вкусам домохозяек, эти самые домохозяйки отвечали Уайету искренней благодарностью и любовью. Его экспозиции работ, где бы они ни выставлялись, проходили с неизменными аншлагами. «Публика любит Уайета, — писали в 1963-м году в одной нью-йоркской газете, — за то, что носы у его героев там, где им полагается быть…». И это происходило как раз в то время, когда Америка находилась под абсолютным влиянием модерна и абстракционизма.

Художник-реалист, яркий представитель изобразительного искусства США прошлого века — Эндрю Ньюэлл Уайет (Andrew Newell Wyeth) родился в 1917 году в местечке Чеддс-Форде, штат Пенсильвания в семье художника-иллюстратора Ньюэлла Конверса Уайета, завоевавшего известность своими романтичными книжными иллюстрациями. Мало того, Эндрю был братом изобретателя Нэтениела Уайета и художницы Генриетты Уайет Хёрд, и наконец отцом художника Джейми Уайета.

Эндрю был младшим ребёнком в семье. Наблюдая за работой отца, мальчик очень рано начал рисовать. Ньюэлл делал все возможное, дабы развить в своих детях образное мышление, воображение и творческое начало. Помимо воспитания собственных детей, Ньюэлл щедро делился своим опытом со своими учениками, которых у него был не один десяток. Он искренне считал: «Чтобы жизнь ребенка была творческой, он должен иметь собственный мир, принадлежащий только ему» .

Поэтому и неудивительно, что Эндрю начал рисовать едва ли не раньше, чем говорить. Позже, вспоминая о своем становлении как художника, он всегда называл первым отца в числе своих учителей. И в этом была львиная доля правды. Ньюэлл решил, что колледж художнику не нужен и обучал сына художественному искусству самостоятельно, а другие науки мальчику преподавал преподаватель, приходивший на дом.

https://static.kulturologia.ru/files/u21941/219417240.jpg» alt=»Автопортрет.

Многое изменилось в жизни 28-летнего художника после трагического события, произошедшего в их семье: автомобиль Уайета-старшего столкнулся на железнодорожном переезде с товарным составом, в результате чего тот погиб. С тех пор на полотнах Эндрю постоянно присутствовал отпечаток утраты и некий трагизм.

Мало того, и без того не особо общительный, он стал замкнутым и остаток своей жизни прожил затворником. И в этом был немалый плюс, именно отрешенность от мирской суеты помогла художнику остро не реагировать на нападки критиков и не замечать, что где-то рядом «ревет и беснуется двадцатый век».

И нужно отметить, что художник очень дорожил уединенным и размеренным образом жизни. Он нечасто покидал Чеддс-Форд, выезжая иногда летом лишь в Кушинг, штат Мэн, где стоял его дом на побережье. Живя попеременно, то Пенсильвании, то в Мэне, живописец создавал свои удивительные картины, которые впоследствии искусствоведы отнесут к направлению магического реализма.

Художник рисовал только местность этих двух городков, писал портреты только их жителей. И говоря о «мире Эндрю Уайета», ссылаясь на географию, можно сказать, что был он совсем крошечным. Неизменной темой творчества Уайета всегда был провинциальный быт и американская природа. Обыденные ландшафты сельской глубинки, старые здания и простые интерьеры, обычные провинциальные люди, написанные кистью Уайета, выглядят как наглядные свидетели национальной американской истории и архетипические образы «американской мечты».

Эндрю всегда умел найти и подчеркнуть поэзию, философию и магию в простых обветренных лицах соседей и друзей, а также в «почвенных» пейзажах американских прерий, открывающихся из окон их домов. Предпочитая темперную технику, позволяющую особенно тонко прорабатывать детали, мастер продолжил традиции американского романтизма и реализма. Стиль художника на протяжении творческой карьеры практически не изменился, хотя со временем картины Уайета становились более символическими, уходя в сторону магического реализма.

https://static.kulturologia.ru/files/u21941/219417643.jpg» alt=»Интерьерная живопись от Эндрю Уайета.» title=»Интерьерная живопись от Эндрю Уайета.» border=»0″ vspace=»5″>

И наконец, хотелось бы отметить, что в отличие от своего создателя, картины Эндрю объехали весь мир. Его персональные выставки были проведены во многих ведущих галереях мира, в том числе и в России в 1987 году, где экспозиция имела грандиознейший успех.

В 2007 году президент США Буш-младший лично вручил художнику «Национальную медаль» — высшую награду Америки в области искусства.

А через два года, на 91 году жизни Эндрю Уайет скончался во сне в своем доме в Чеддс-Форде. Незадолго до своей кончины он сказал: «Когда я умру, не беспокойтесь обо мне. Я не думаю, что буду присутствовать на своих похоронах. Помните об этом. Я буду где-то далеко, идти по новому пути, который в два раза лучше прежнего».

В 1913 году на «Армори-шоу» были выставлены произведения мастеров, которые относились к различным направлениям постимпрессионизма. Американские художники разделились: некоторые из них обратились к исследованию возможностей цветовой и формальной абстракции, другие: Чарлз Берчфилд (1893-1967), Реджинальд Марш (1898-1954), Эдвард Хоппер (1882-1967), Фэрфилд Портер (1907-1975), Эндрю Уайет (1917- 2009)…, развивали реалистической традиции.

Уайет, Эндрю (Wyeth, Andrew) — американский художник, представитель магического реализм а — певец нордического северо-востока США. Он писал акварелью и темперой трагические портреты домов, дорог, вещей, времен года, ручьев и людей. Его работы, отнесенные искусствоведами к категории реалистических, возбудили, тем не менее, бесконечные дебаты о природе модернизма, и разделили общественное мнение еще резче, чем дебаты по поводу его современника, Эндрю Уорхола .

Предпочитая темперную технику, позволяющую особенно тонко прорабатывать детали, Эндрю Уаёет продолжил традиции американского романтизма и магического реализма, посвятив свое творчество подчеркнуто «почвенным» пейзажным мотивам своего непосредственного окружения, а также своим соседям, представленным в виде архетипических фигур «американской мечты». Его пейзажи и жанровые портреты (Зимний день, 1946, Художественный музей Северной Каролины, Роли; Мир Кристины, 1948; Молодая Америка, 1950; Дальний гром, 1961…) с годами обретали все более символически-обобщенный характер. Обыденные ландшафты сельской глубинки, старые здания и интерьеры, люди провинции, выписанные кистью Уайета, выглядят как наглядные этапы национальной истории, представленные в живых, чуть сентиментальных образах. Среди его поздних циклов наиболее значительны Портреты Хельги, полные мягкой, поэтической эротики.

Музей реки Брэндивайн в Чаддс-Форде ныне в значительной мере посвящен искусству династии Уайетов. Известным художником, анималистом и светским портретистом является сын Эндрю Уайет а Джейми Уайет ( ).

«Там было жарко, я открыл окно, и вдруг, ветер вздул занавеску, которая не шевелилась, наверное, лет 30. Боже, это была фантастика! Тоненькая тюлевая сеть взлетела с пыльного пола так стремительно, словно это был не ветер, а привидение, дух, которому открыли выход. Потом я полтора месяца ждал западного ветра, но, к счастью, в памяти жил этот волшебный взмах, от которого — холод по спине».

Есть такое понятие — великий американский роман. В основном о нем говорят, вспоминая Маргарет Митчелл, Уильяма Фолкнера и Джерома Сэлинджера. Они отразили настроения жителей страны и сформировали литературную традициюи, в значительной степени, культуру в целом. И если представить художников, отразивших на холсте то, о чем писали Фолкнер и Сэлинджер, то одним из важнейшим среди них, несомненно, был бы Эндрю Ньюэлл Уайет.

У Рокуэ лла Кента и Эндрю Уайета очень разные судьбы… Кент всю жизнь странствовал по свету, как будто кто-то за ним гнался, искал единения с природой в самых отдаленных уголках мира. А жизнь Эндрю Уайета протекала между родной Пенсильванией и штатом Мэн, куда он выезжал на лето. Он был убежденным домоседом. И все же есть нечто, что роднит этих двух художников, а еще и Хоппера, и многих менее известных американцев — это Великое Американское Одиночество. Культ индивидуальности — это боль Америки и одновременно ее слава. Каждый американец, самостоятельно решая свои проблемы, создавал тем самым фундамент американского общества. Без этого культа не было бы

великой страны , как без Кента, Уайета, Хоппера не было бы Великой Американской Живопис и XX века.

Эндрю Уэйет и Великое Американское Одиночество

Эндрю Уайет родился в 1917 году в небольшом городе Чеддс-Форде, в Пенсильвании, в семье известного книжного иллюстратора и живописца Ньюэлла Конверса Уайета (). Его отец, иллюстрировавший Стивенсона, Вальтера Скотта и Фенимора Купера, стал в 20-х годах так знаменит, что в доме Уайетов гостили не только художники, но и Скотт Фицджералд, и Мэри Пикфорд и другие звезды. Поля и рощи вблизи дома были уставлены мольбертами. Праздники отмечались театрально. На Халлоуин появлялись такие монстры, что младшие дети дрожали от страха, пока не узнавали под маской знакомого художника. На Рождество отец, изображая Санта Клауса, топал ночью по крыше и спускал подарки в дымоход. Отец разрисовывал костюмы, и дети увлеченно играли в индейцев Фенимора Купера, в «Робин Гуда» и «Остров сокровищ». Энди обучался искусству у отца. Почти безвыездно жил в родных краях (долина реки Брэндивайн), а летние месяцы проводил в Кушинге (штат Мэн).

Взлёт.

Первая же выставка пейзажей 20-летнего Энди в Галерее Макбет принесла ему триумфальный успех — в течение одного дня все работы были распроданы. Успех сопровождал и следующие выставки акварелей, и привел к избранию Энди Уайета членом Национальной академии дизайна.

В 1955 Эндрю Уайет стал членом Американской академии искусств и литературы, в 1977 был избран членом Французской академии изящных искусств, в 1978 стал почетным членом Академии художеств СССР, а в 1980-м его избирают в Британскую Королевскую Академию.

Каков же он, этот романтик ХХ века? «Я сознательно не люблю путешествовать, — пишет в своих дневниках Эндрю Уайет. — После путешествия вы никогда не возвращаетесь такими же — вы делаетесь более эрудированными… Я боюсь утратить что-нибудь важное для моей работы, может быть, наивность».

«Великая страна нуждается не в ярких красках, а в ярких людях. Величие в простоте. А самый простой и естественный цвет — серый, цвет обычной земли, которую истоптал башмак фермера, чье лицо, как и землю, выветрили ветра и лишил колорита пот того, кто на земле трудится.»

В 1940 Эндрю Уайет женился на Бетси Дже ймс, которой суждено было сыграть большую роль в его творчестве. Бетси была не только его моделью, но и секретарем, критиком, консультантом. Она придумывала сюжеты его картин, давала им названия, советовала ему отказаться от ярких красок. В 1943 у них родился первенец Николас, а три года спустя — Джеймс, который тоже стал довольно известным художником.

В октябре 1945-го, отец Эндрю и его трехлетний племянник, погибли, когда их автомобиль застрял на железнодорожных рельсах перед движущимся поездом. Гибель отца подвела черту под юностью Уайета. Откликом на смерть отца стала темпера «Зима». Через два года в штате Мэн, на ферме Ольсенов была написана картина мастер а «Мир Кристины».

Мир Кристины. 1948

В 1948 Уайет начал писать Анну и Карла Куернер, соседей по Чeддс-Форду. Их ферма располагалась всего в нескольких ярдах от того места, где погиб его отец.

Поля, луга, леса и холмы Чеддс-Форда, стали для него не просто родиной, но местом встречи с самой большой любовью. Это произошло зимой 1985 года. В своей автобиографии художник пишет: «И тут на вершине холма показалась маленькая фигурка в зеленом немодном пальто с пелериной. Покрытый жухлой прошлогодней травой, освещенный слепящим зимним светом бесконечный этот холм вдруг приблизился. В этой худенькой женщине, рука которой повисла в воздухе, я увидел себя, свою мятущуюся душу».

По словам Уайета, «это был решающий, поворотный момент в его жизни». Он смотрел в ее серые задумчивые северные глаза и понимал, что вновь хочет жить и писать. Он спросил: «Как тебя зовут?» . Но сердце уже знало — как бы ее ни звали, где бы она ни жила, — он не в его силах забыть эти светлые волосы, этот нежный пшеничный пушок над ее верхней губой, этот застенчивый румянец на бледных щеках.

Это самый известный цикл картин Уайета — всего их 240. Пожалуй, явление исключительное, если не единственное, в истории американской живописи. Свою любимую модель — немку Хельгу Тесторф с соседней фермы, он рисовал и писал её 15 лет, скрывая работу от всех, даже от жены. Это была главная тема и главная любовь всей его жизни.

Далёкое

Отношения между художником и его моделью не прерывались до кон ца жизни Уайета. Хельга вошла в семью и ухаживала за своим немолодым другом, когда пришла пора его физической слабости. Последний по счету портрет своей музы Эндрю Уайет создал в 2002 , когда Хельге было уже за семьдесят. Негоже тут что-то домысливать.

Сам художник не хотел отвечать на вопросы интервьюеров «о Хельге», лишь объяснял, что понятие «любовь» для него не значит плотское наслаждение, но чувство духовное — «к любимому предмету, природе, человеку, теплота отношения». Добавляя: «Так любимая собака садится к тебе на колени, и ты гладишь ее по голове. Любовь — нечто прекрасное и реальное». Эндрю Уайет подтвердил этим циклом свое удивительное творческое долголетие, сплетн и же в конце концов прекратились.

«Человек, освобожденный от случайных обстоятельств времени», вот, пожалуй, тема его работ с Хельгой. Интуиция и воображение — более верный способ познания истины, нежели абстрактна я логика или научный метод. Вслед за Уитменом художник Уайет выводит американское искусство ХХ века на мировой уровень, потому что видит в каждом человеке черты, которые свойственны не только жителям Америки, но и всем людям Земли. В простой женщине Хельге, которая трудилась на соседней ферме, он открывает целый мир и воспринимает его как часть Вселенной. Даже рисуя ее обнаженной, Эндрю

Уайет как бы понимает , что это всего лишь часть того материка, который называется душа. Глаза Хельги, ее неповторимая грустная улыбка пронизаны особым ощущением жизни. Через свою любовь художник размышляет о старости, юности, о смерти и жизни. Об их отношениях можно было догадаться по долгим прогулкам в окрестностях Мэна, которые так любили Эндрю Уайет и Хельга. Она шла и все время глядела вп еред, что-то высматривая, часто не могла разглядеть и оборачивалась на Эндрю. А он торопливо делал зарисовки. В его глазах Хельга видела отражение того, что впереди, а он к этому отражению добавлял что-то от себя.

Что они искали на этом маленьком пятачке Чэддс-Форда под огромным снежным небом над головой? Здравый смысл? Счастье? Или мир и покой, в котором так нуждается человеческое сердце? Самые обыкновенные вещи: поворот головы любимой, ветер за ее спиной, открытое окно — Уайет с великой силой художника сумел поднять на необычайно эмоциональную высоту. Он, как сэлинджеровский герой Холден Колфилд, бережно охраняет свою девочку, играющую во ржи.

На холсте с необычайным чувством нежности изображена спящая девушка. В открытое окно боится залететь ветер, чтобы ненароком не помешать ее долгому сладкому сну. Это модель Эндрю Уайета Хельга, которую он рисовал и писал в течение 15 лет. Пожалуй, явление исключительное, если не единственное, в истории американской живописи

Конечно, опыт поколений не прошел для Уайета даром, в его творческом сознании произошел своеобразный сплав, и в портретах Хельги можно с одинаковым успехом видеть и дюреровскую законченность, и ренессансные принципы картинного пространства. Но это только сумма слагаемых. Главное — не это. Главное — эти всегда живые глаза цвета студеной воды, это ласковое озорство в уголках пухлого рта, и еще ее нежность, как легкий снег, стремительная, летящая…

В творчестве Эндрю Уайета ощутимы черты, свойственные американской реалистической традиции: идеализация фермерской Америки, пристрастие к родным местам, к точности изображения видимого, порою близкое к топографической иллюзо орности. Но все это в сочетании с присущим ему тонким поэтическим восприятием реальност и позволило связать его с направлением магического реализма. В картинах Эндрю Уайета чувствуется некая напряженность. Он, скорее, даже сюрреалистичен, нежели реалистичен.

В 2007 году художник был удостоен Национальной медали искусств, которую ему в Белом доме вручил президент США.

«Я сознательно не люблю путешествовать. После путешествия вы никогда не возвращаетесь такими же – вы делаетесь более эрудированными… Я боюсь утратить что-нибудь важное для моей работы, может быть, наивность.»

Из дневников Эндрю Уайета


Известный и самый спорный американский художник Эндрю Уайет (Andrew Wyeth) представитель реализма, а позже магического реализма, действительно был убежденным домоседом. Проведя всю свою жизнь всего в двух местах Соединенных Штатов, он нисколько не сожалел об этом. Для него холмы и долы родного города Чеддс Форд штата Пенсильвания и городка Кушинг, расположенного на океанском побережье штата Мэн, куда художник с семьей выезжал на лето, были исполнены глубоким смыслом. На его картинах мы увидим пейзажи только этих мест в разную пору года. Хотя сам художник предпочитал писать зиму и осень, считая, что в эту пору года в пейзаже открывается его остов. Для Эндрю Уайета всегда был интересен именно внутренний, скрытый в глубине, каркас на котором держится все остальное. Чтобы прочувствовать, увидеть эту внутреннюю суть, художник мог часами лежать на земле, вглядываясь в маленькую веточку или цветок – «вживался в их бытие».

В творчестве Эндрю Уайета ощутимы черты, свойственные американской реалистической традиции: идеализация фермерской Америки, пристрастие к родным местам, к точности изображения видимого, порою близкое к топографической иллюзорности. Но все это в сочетании с присущим ему тонким поэтическим восприятием реальности позволяет связать его с направлением магического реализма. У Эндрю Уайета всегда чувствуется некая напряженность. Он, скорее, даже сюрреалистичен, нежели реалистичен.


Dil Huey Farm 1941

Blackberry Picker (Сборщик ежевики) 1943

Весенняя красавица (Spring Beauty, 1943)

Quaker Ladies, 1956

Сарита, 1978
Но не только холмы родных окрестностей интересовали Эндрю Уайета. Также пристально вглядываясь в человека, художник не отделял его от окружавшей природы, видя гармонию жизни в невидимой связи каждого из людей с землей, лесом, океаном. Определяющим фактором при выборе персонажей для работ Эндрю Уайета была эмоциональная связь между художником и моделью. Он рисовал только тех людей, к которым испытывал сильные чувства. Это могла быль любовь, восхищение, страх или что иное, но мистер Уайет находился в длительном эмоциональном контакте с героями своих картин. Можно сказать, что все они были частью его биографии.

Говорят, что однажды на просьбу чиновников от искусства СССР передать на его московскую выставку картины с неграми, художник ответил, что не рисует негров, он рисует друзей.


Christinas World (Мир Кристины) 1948
Например, на картине «Мир Кристины», которая сделала его знаменитым, изображена соседка художника Кристина Ольсен. После перенесенной в детстве болезни женщина не могла ходить и всю свою жизнь ползала по дому и усадьбе. Она, конечно же могла передвигаться в коляске, но тогда бы Кристине пришлось все время просить близких возить ее. А ей не хотелось их утруждать, а ей хотелось, пусть даже таким образом, но сохранить свободу передвижения, а значит и определенную личную свободу.

Эндрю Уайет однажды увидел ее из окна своей мастерской, ползущую домой по полю. В первый момент художник хотел броситься на помощь соседке, но что-то остановило его. Он говорил позже, что Кристина своими нелепыми, но упорными движениями к дому напомнила ему выброшенную на берег и раздавленную раковину омара, который продолжает двигаться к морю. В ее движении он увидел квинтэссенцию внутренней силы Кристины – духовного (нераздавленного) панциря, благодаря которому она с достоинством переносила телесные немощи. Увиденное настолько вдохновило Эндрю Уайета, что он взялся за создание картины. После Кристина еще не раз становилась персонажем, моделью картин художника.

Corner of the Woods 1954
Albert»s son 1959

Master Bedroom 1965

Spring Fed 1967
Sea Boots 1976

Full Moon 1980
Adrift (По течению) 1982
Уайета называли художником простых людей и певцом севера. Критики достаточно скептически относились к его творчеству, считая его манеру письма тривиальным отображением действительности. Однако музейные работники скупали его картины и выставки его работ пользовались неизменной популярностью. При всей своей простоте сюжета, картины Эндрю Уайета таят в себе некую загадку, заставляющую вглядываться в изображение, размышлять над ним.

Moon Madness 1982

Airborne 1996


Embers 2000
И несмотря на это, гравюры с изображением произведений Уайета пользовались большой популярностью не только у простых смертных, но и у власть предержащих – среди их владельцев были Дуайт Эйзенхауэр и Никита Сергеевич Хрущев.

В 1955 году Эндрю Уайет стал членом Американской академии искусств и литературы, в 1977 году был избран членом Французской академии изящных искусств, в 1978 году становится почетным членом Академии художеств СССР, а в 1980-м его избирают в Британскую Королевскую Академию. В 1963 году президент Джон Кеннеди наградил художника самой высокой гражданской наградой Америки – медалью Свободы. А в 1970 году Уайет стал первым художником, чья выставка картин прошла в Белом доме при жизни их создателя.


В 2007 году художник был удостоен Национальной медали искусств, которую ему в Белом доме вручил президент США Джордж Буш.


В интервью журналу «Тайм» художник говорил о себе: «Чем дольше я остаюсь с объектом, вещью или живым натурщиком, или пейзажем, тем больше я вижу то, чего прежде в нем не замечал, был слеп. И начинаю проникать в суть, глубже видеть». Отрицая в своем творчестве реализм, он называл себя сюрреалистом: «Пищу не то, что вижу, но то, что чувствую». Говорил, что не чувствует приверженность к какой-то одной школе, считая, что главное в творчестве — не техника, но эмоциональная напряженность.

Эндрю Уайет прожил долгую и насыщенную жизнь. Родился Эндрю в небольшом городе Чеддс-Форде, в Пенсильвании 12 июля 1917 года пятым ребенком в семье популярного в США художника-иллюстратора и живописца Ньюэлла Конверса Уайета. Будущий художник был болезненным мальчиком и родители, оберегая его здоровье дали сыну домашнее образование. Отец обучал маленького Эндрю не только чтению, письму и математике, но и дал ему первые уроки живописи. «Отец говорил: «Чтобы жизнь ребенка была творческой, он должен иметь собственный мир, принадлежащий только ему». Я очень рано начал рисовать, и отец считал, что колледж художнику не нужен: меня учили приходивший на дом преподаватель, сам отец и его друзья-художники. И он добился своего». Отец учил сына, что в живописи главное колорит, особенно если ты рисуешь такую страну, как Америка. Сын возражал: «Великая страна нуждается не в ярких красках, а в ярких людях. Величие в простоте. А самый простой и естественный цвет — серый, цвет обычной земли, которую истоптал башмак фермера, чье лицо, как и землю, выветрили ветра и лишил колорита пот того, кто на земле трудится». В начале своей карьеры Уайет также немного занимался иллюстрированием книг, как его отец, но вскоре прекратил это.


Сюжет 27, 1930-40
Первая персональная выставка пейзажей 20-летнего Энди в Галерее Макбет (Нью-Йорк) принесла ему триумфальный успех — в течение одного дня все работы были распроданы. Успех сопровождал и следующие выставки акварелей, и привел к избранию Э.Уайета членом Национальной академии дизайна.

Дочь Маги (Maga’s Daughter) (портрет жены), 1966
В это же время он познакомился с девушкой из старинной уважаемой семьи 18-летней Бетси Джеймс. Она устроила ему тест – повела знакомиться с парализованной Кристиной Олсон и инквизиторски следила за его реакцией. Он тоже провел тест – пригласил Бетси на свою небольшую выставку, и спросил, понравилось ли ей что-нибудь. «Эта», — сказала Бетси и показала на ту единственную картину, которой Эндрю гордился. На следующий день он сделал Бетси предложение, которое она приняла, а в 1940 году женился на ней. Бетси Джеймс суждено было сыграть большую роль в его творчестве. Она была не только его моделью, но и секретарем, критиком, консультантом, агентом и близким другом. Она придумывала сюжеты его картин, давала им названия, советовала ему отказаться от ярких красок. В 1943 году у них родился первенец Николас (впоследствии он стал галеристом), а три года спустя — Джеймс, который тоже стал довольно известным художником. Свою жену художник изобразил на картине «Дочь Маги». Кстати, именно жена Уайета, Бетси, позировала ему для картины «Мир Кристины».


Но будучи сама свободной и смелой душой, Бетси, похоже, не заметила, как поработила тоже рвущийся к свободе эльфовский, причудливый дух художника. Она энергично и умело продавала и распространяла его картины, каталогизировала их, создавала архив, пока не вызвала у Уайета ощущение (как он пишет), что он — “предмет купли-продажи”. Младший из двух сыновей Уайетов — Джеми, тоже художник — то ли шутя, то ли серьезно рассказывал, что однажды полез в ящик стола и увидел фотографию отца с номером на лбу. Отношения между супругами напряглись, Эндрю все чаще исчезал с мольбертом. Биограф рассказывает: «Однажды в доме Кёрнеров он услышал незнакомый голос, говоривший по-немецки. Это была Хельга, дочь знакомых Карла, которую наняли помогать по дому. Она была молодой, красивой, естественной, и в ней было обаяние иностранки. Эндрю воодушевился. Дело в том, что он почти сознательно устраивал свою жизнь так, чтобы в ней постоянно создавалось эмоциональное напряжение: восторг, страх, предчувствия, и все — неуемной, заражающей силы… Началась тайная работа над серией картин “Хельга”. Мне и еще двум друзьям он сказал: “Если со мной что-нибудь случится, на чердаке у Кёрнеров — коллекция картин”. Раскрой он свой секрет Бетси, это убило бы его внутреннее возбуждение, и тогда — конец всей затее.»

Зима (Winter, 1946)
В октябре 1945-го, отец Эндрю и его трехлетний племянник, погибли, когда их автомобиль застрял на железнодорожных рельсах перед движущимся поездом. Гибель отца подвела черту под юностью Уайета. Откликом на смерть отца стала темпера «Зима». Через два года в штате Мэн, на ферме Ольсенов была написана самая, пожалуй, известная картина мастера «Мир Кристины».

Немец (The German, 1975)
В 1948 Уайет начал писать Анну и Карла Кернеров, соседей по Чeддс-Форду. Их ферма располагалась всего в нескольких ярдах от того места, где погиб его отец. Соседа-немца Карла Кёрнера в детстве и юности Эндрю больше боялся, чем любил. Он привязался к Карлу после смерти своего отца («такие же жестокие немецкие губы», — говорил он). Карл и Анна Кёрнеры отдали Эндрю под студию светлую кладовку. Уайет сделал портрет Карла – один из лучших американских портретов.

Поля, луга, леса и холмы Чеддс-Форда, стали для него не просто родиной, но местом встречи с самой большой любовью. Зимой 1971 года в доме Кёрнеров он услышал новый женский голос, говоривший по-немецки. Это была Хельга Терстоф, 32-летняя дочь знакомых Карла, которую наняли помогать по дому… В жизнь Уайета вошла новая любовь. Началась тайная работа над серией картин «Хельга».


Косы (Braids, 1977, Seattle Art Museum)
В своей автобиографии художник пишет: «И тут на вершине холма показалась маленькая фигурка в зеленом немодном пальто с пелериной. Покрытый жухлой прошлогодней травой, освещенный слепящим зимним светом бесконечный этот холм вдруг приблизился. В этой худенькой женщине, рука которой повисла в воздухе, я увидел себя, свою мятущуюся душу».

По словам Уайета, «это был решающий, поворотный момент в его жизни». Он смотрел в ее серые задумчивые северные глаза и понимал, что вновь хочет жить и писать. Он спросил: «Как тебя зовут?». Но сердце уже знало — как бы ее ни звали, где бы она ни жила, — он не в его силах забыть эти светлые волосы, этот нежный пшеничный пушок над ее верхней губой, этот застенчивый румянец на бледных щеках. «Человек, освобожденный от случайных обстоятельств времени», вот, пожалуй, тема его работ с Хельгой.


Overflow, 1978
«Я отличаюсь от большинства художников тем, что мне необходим личный контакт со своими моделями… Я должен быть очарован. Сражен. Именно это произошло со мной, когда я увидел Хельгу».

Любовники (Lovers, 1981)
Наверное, это была самая большая, самая сильная любовь в его жизни и, пожалуй, исключительное, если не единственное, явление в истории американской живописи. Свою любимую модель — немку Хельгу Тесторф с соседней фермы, он рисовал, скрывая свою работу от всех. Не знала об этом ни жена Эндрю Бетси Уайет, ни муж Хельги Джон Тесторф. Все картины и рисунки хранились у друга и ученика Уайета Джорджа Веймута («Фролика»), жившего поблизости. Это была его главная тема и главная любовь всей его жизни. С 1971 по 1985 год Уайет написал 247 работ, посвященных Хельге: 47 картин (темпера) и 200 акварелей и рисунков.
On Her Knees (Siri), 1987
Когда Бетси увидела картины, она была ранена сильнее, чем Эндрю мог предположить. Журналисты привыкли обращаться к Бетси, как к споксмену Эндрю Уайета, и когда на открытии выставки они замучили ее вопросом «что всё это значит?», она коротко ответила: «Любовь». А дальше все, что мы имеем, — лишь обрывки сведений. Читаем в биографии Меримена “Засекреченная жизнь Эндрю Уайета”: «Эндрю говорил друзьям о Бетси то с раскаянием, то с раздражением: “Чего она ждала? Чтоб я всю жизнь писал старые лодки?!. Нет, я знаю, я — змея в овсе. Я — мастер уверток. Художник не должен жениться — где начинается брак, там кончается роман. Единственным мудрецом среди американских художников был Уинслоу Хомер, проживший всю жизнь холостяком.»


Интуиция и воображение — более верный способ познания истины, нежели абстрактная логика или научный метод. Вслед за Уитменом художник Уайет выводит американское искусство ХХ века на мировой уровень, потому что видит в каждом человеке черты, которые свойственны не только жителям Америки, но и всем людям Земли. В простой женщине Хельге, которая трудилась на соседней ферме, он открывает целый мир и воспринимает его как часть Вселенной. Даже рисуя ее обнаженной, он как бы понимает, что это всего лишь часть того материка, который называется душа. Глаза Хельги, ее неповторимая грустная улыбка пронизаны особым ощущением жизни. Через свою любовь художник размышляет о старости, юности, о смерти и жизни. Об их отношениях можно было догадаться по долгим прогулкам в окрестностях Мэна, которые так любили Эндрю Уайет и Хельга. Она шла, и все время глядела вперед, что-то высматривая, часто не могла разглядеть и оборачивалась на Эндрю. А он торопливо делал зарисовки. В его глазах Хельга видела отражение того, что впереди, а он к этому отражению добавлял что-то от себя. Что они искали на этом маленьком пятачке Чеддс-Форда под огромным снежным небом над головой? Здравый смысл? Счастье? Или мир и покой, в котором так нуждается человеческое сердце? Самые обыкновенные вещи: поворот головы любимой, ветер за ее спиной, открытое окно — Уайет с великой силой художника сумел поднять на необычайно эмоциональную высоту. Он, как сэлинджеровский герой Холден Колфилд, бережно охраняет свою девочку, играющую во ржи. Конечно, опыт поколений не прошел для Уайета даром, в его творческом сознании произошел своеобразный сплав, и в портретах Хельги можно с одинаковым успехом видеть и дюреровскую законченность, и ренессансные принципы картинного пространства. Но это только сумма слагаемых. Главное — не это. Главное — эти всегда живые глаза цвета студеной воды, это ласковое озорство в уголках пухлого рта, и еще ее нежность, как легкий снег, стремительная, летящая…

Убежище (Refuge, 1985)
Мудрая Бетси самоотверженно заявляла, что “искусство важнее отношений”. Тем не менее, сделав это мудрое заявление, она практически ушла из дома. Она проводила большую часть времени или в Нью-Йорке, или в Мейне, где устроила дом по своему вкусу. Они чаще перезванивались, чем виделись. Уайет писал Хельгу еще пять лет, то есть всего — пятнадцать, но… В конце концов Уайет исчерпал этот источник… У него появились другие модели: Энн Колл, Сюзан Миллер. Он вернулся к пейзажам. Но Хельга — не Бетси, для нее внимание и любовь Эндрю стала единственным смыслом жизни, и, брошенная Уайетом, она впала в глубочайшую депрессию. Уайет нанял ей сиделку, устроил на несколько месяцев в психиатрическую лечебницу и в итоге съехался с ней. “У меня теперь две жены, — говорил он другу. — В моем возрасте я могу делать все, что хочу”. Он жил то с Хельгой в своей студии в помещении старой школы, то переезжал к сестре, и тогда Хельга снова впадала в депрессию. Старый друг Эндрю Уильям Фелпс писал о нем в письме: “Эндрю загорается людьми, испытывает к ним теплые чувства. Но я сомневаюсь, чтобы он их любил”. В середине 1980-х годов он написал картину «Убежище»: Хельга, в пальто, с опустошенным лицом, стоит, прислонившись к стволу дерева. Это было прощание.

Омен (Предзнаменование), 1997
В последние годы жизни один журналист спросил у Уайета, пригласит ли он Хельгу на свое 90-летие? И Уайет воскликнул: «Обязательно! Ведь она уже стала членом моей семьи!..». И он действительно пригласил ее… Есть фотографии, на которой они сидят вместе за столом: уже очень старый Уайет, одетый во все черное, и пожилая Хельга в ослепительно белом меховом манто. Оба они смеются, глядя в объектив фотоаппарата…


«Великая страна нуждается не в ярких красках, а в ярких людях. Величие в простоте. А самый простой и естественный цвет — серый, цвет обычной земли, которую истоптал башмак фермера, чье лицо, как и землю, выветрили ветра и лишил колорита пот того, кто трудится на земле.»
Трость (Walking Stick, 2002)
Умер художник в 2009 г. в возрасте 91 года. В последние годы жизни он перестал давать интервью и появляться на публике, говоря: «Всё, что я мог сказать, уже висит на стенах».

Иной мир (Other world, 2002)
Закончу еще одним высказыванием художника. «Когда я умру, не беспокойтесь обо мне. Я не думаю, что буду присутствовать на своих похоронах. Помните об этом. Я буду где-то далеко, идти по новому пути. Который в два раза лучше прежнего ».
Доктор Син, 1981

Эндрю Ньюэлл Уайет

Эндрю Ньюэлл Уайет (англ. Andrew Newell Wyeth, 12 июля 1917, Чеддс-Форд, штат Пенсильвания, США — 16 января 2009, там же) — американский художник-реалист, один из виднейших представителей изобразительного искусства США XX века. Сын выдающегося художника-иллюстратора Ньюэлла Конверса Уайета, брат изобретателя Нэтениела Уайета и художницы Генриетты Уайет Хёрд, отец художника Джейми Уайета.

Основная тема работ Уайета — провинциальный быт и американская природа. В основном, на его картинах изображены окрестности его родного города Чеддс-Форд, штат Пенсильвания, и города Кашинг, штат Мэн, где художник жил летом. Использовал темперу и акварель (за исключением ранних экспериментов с маслом).

Эндрю был младшим ребёнком в семье Ньюэлла Конверса и Каролины Уайетов. Обучался дома по причине плохого здоровья. Рано начал рисовать, учился живописи у отца. Историю искусства Уайет изучал самостоятельно.

Первая персональная выставка акварелей Эндрю Уайета состоялась в Нью-Йорке в 1937 году, когда ему было 20 лет. Все работы, выставленные на ней, были довольно быстро распроданы. В начале своей карьеры Уайет также немного занимался иллюстрированием книг, как его отец, но вскоре прекратил это.

В 1940 году Уайет женился на Бетси Джеймс. В 1943 году у супругов родился сын Николас, а ещё через три года появился на свет второй ребёнок Джеймс (Джейми). В 1945 году Уайет потерял отца (тот погиб в катастрофе). Примерно в это время окончательно сформировался реалистический стиль Уайета. (Википедия)

Мир Кристины, одна из самых известных картин Уайета


На картине изображена Кристина Ольсон, соседка Уайета по его летнему дому в штате Мэн, сидящая в поле и смотрящая на свой дом. Кристина Ольсон страдала от последствий полиомиелита, и её целеустремлённость и сила духа поражали Уайета. Несмотря на то, что на картине представлен образ Кристины, художнику позировала его жена, Бетси Уайет. Художник писал о ней: «Кристина была ограничена физически, но никак не духовно».

Дом, на который смотрит девушка, — ферма Ольсонов в Кушинге, штат Мэн. Кушинг был одной из главных тем творчества художника, который всю жизнь проводил здесь летние месяцы.

Эндрю Уайет — один из самых обожаемых и , вместе с тем , один из самых недооцененных американских художников XX века. Уайет писал в реалистичной манере — в эпоху модернизма это была самоубийственная смелость. Критики упрекали его в отсутствии воображения , в том , что он потакает вкусам домохозяек , в том , что он дискредитировал художественный реализм.

Уайет никогда не был модным художником: порой , покупая его картины , кураторы музеев старались делать это без лишнего шума — чтобы не прослыть ретроградами и сохранить реноме. Что касается домохозяек , они отвечали Уайету взаимностью. Его выставки проходили с неизменными аншлагами. «Публика любит Уайета, — писали в 63-м году в одной нью-йоркской газете, — за то, что носы у его героев — там, где им полагается быть».

Эндрю Уайет родился в 1917 году в крошечном городке Чеддс-Форд в Пенсильвании. Его отец — Ньюэлл Уайет — был известным иллюстратором. Известным настолько , что в его деревенский дом , случалось , приезжали погостить такие знаменитости , как Скотт Фицджеральд и Мэри Пикфорд.


Ньюэлл главным образом специализировался на детских книгах. И повседневная жизнь в поместье Уайетов тоже напоминала сказку: дом был битком набит пиратскими сундуками , рыцарскими плюмажами , индейскими томагавками и прочим реквизитом , который был нужен Ньюэллу для работы. Рядовое празднование Хэллоуина в доме Уайетов могло посоперничать с театральной постановкой средней руки. Каждую рождественскую ночь Ньюэлл Уайет , не считаясь с вероятностью бытового травматизма , забирался на крышу в костюме Санты и проникал в собственный дом через дымоход. Он делал все , чтобы разбудить в своих детях воображение и творческое начало.

Впрочем , не только в своих — у Ньюэлла были десятки учеников. Окрестности были густо уставлены мольбертами. Близлежащие амбары , гаражи и все , что только можно , было переоборудовано в художественные мастерские. Случись вам побывать в 20-е годы прошлого века в Чеддс-Форд , вы не прошли бы и ста шагов , не споткнувшись о какое-нибудь перепачканное красками юное дарование.

Неудивительно , что Эндрю начал рисовать едва ли не раньше , чем произнес первое слово. Эндрю Уайет всегда называл отца в числе своих учителей первым. Тем не менее , он быстро понял , что в творческом смысле ему с Ньюэллом не по пути.

Реальность влекла Эндрю Уайета сильнее книжных фантазий. Однако « волшебное» детство не прошло даром: в незатейливом северном пейзаже , в простых обветренных лицах соседей , в паутине заиндевевшей сорной травы он умел разглядеть что-то таинственное , иррациональное и нередко пугающее.

Когда Эндрю было 28 , автомобиль его отца столкнулся на железнодорожном переезде с товарным составом. С тех пор в его полотнах почти всегда угадывалось ощущение утраты. Частой гостьей на них стала незримая , но оттого не менее завораживающая героиня — Смерть.

Не будет большим преувеличением сказать , что Уайет жил затворником. Он не реагировал на нападки критиков , сторонился светской суеты и , казалось , не замечал , что за окнами ревет и беснуется двадцатый век. Однажды Уайету поставили в упрек , что его модели не носят наручных часов — вот как здорово , по мнению столичных искусствоведов , он опоздал на поезд.

Эндрю Уайет очень дорожил таким уединенным и размеренным образом жизни. Он редко покидал Чеддс-Форд (делая исключения для своего летнего дома на океанском побережье штата Мэн). Он рисовал только эти два места. «Из путешествия человек возвращается не тем, что прежде, — говорил он. — Я никуда не езжу, потому что боюсь утратить что-то важное — возможно, наивность».

По большей части Эндрю Уайет коммуницировал с цивилизацией через свою жену — Бетси Джеймс. Бетси хорошо понимала его творчество и к тому же обладала недюжинными организаторскими способностями. В интервью она сравнивала себя с режиссером , в чьем распоряжении оказался лучший в мире актер. Бетси давала картинам названия , она без устали общалась с галеристами и коллекционерами , составляла каталоги — словом , вела бизнес энергичной и твердой рукой. Младший сын художника —Джейми Уайет, тоже художник — шутил , что однажды обнаружил в ящике маминого стола фотографию отца с инвентарным номером на лбу.

Само собой , такой интроверт , как Уайет , ревниво оберегал границы своего мира даже от жены. Иногда — особенно от нее.

В 1986 году Уайет обнародовал серию картин под общим названием « Хельга». В начале семидесятых он познакомился с жившей по соседству с его летним домом в Кушинге Хельгой Тесторф. С тех пор Хельга была его постоянной моделью. Об отношениях (определенно выходящих за рамки профессиональных) знали только пара-тройка близких друзей. Когда журналисты , привыкшие , что от лица Уайета традиционно говорит Бетси , спросили ее , что все это значит , та лаконично ответила: «Любовь». Она была раздосадована: 15 лет жизни , почти 250 картин , и все это вне ее контроля. «Чего она ждала? Чтоб я всю жизнь писал старые лодки?! — говорил позднее Уайет. — Нет, я знаю, я — змея в овсе… Я — мастер уверток…» .

Как бы виртуозно не маневрировал Уайет , всенародная любовь и признание критиков его все-таки настигли. Когда схлынула волна повального увлечения абстракционизмом , стало ясно , что у домохозяек — отменный вкус , что старым лодкам тоже есть , что рассказать , что Эндрю Уайет — один из самых ярких и важных художников в человеческой истории. В 2007-м он получил из рук президента Буша-мл. Национальную медаль — высшую награду Америки в области искусств.

В 2009-м Эндрю Уайет умер во сне в возрасте 91 года. Разумеется , в своем доме в Чеддс-Форд. «Когда я умру, не беспокойтесь обо мне, — сказал он незадолго до смерти, — я не думаю, что буду присутствовать на своих похоронах. Помните об этом. Я буду где-то далеко, идти по новому пути, который в два раза лучше прежнего» (из статьи Андрея Зимоглядова)

Работы американского художника Эндрю Уайта пленят, притягивают как магнит, будоражат сердце и душу. Волшебник, работающий в стиле магического реализма. В Америке его называли художником простых людей и певцом севера, я же считаю его романтиком и иконой американского искусства ХХ столетия.

Эндрю Уайет родился в 1917 году в Пенсильвании в семье художника-иллюстратора Ньюела Уайета и художницы Генриетты Уайет Хёрд. Его отец, иллюстрировавший книги Стивенсона, Вальтера Скотта и Фенимора Купера, стал в 20-х годах так знаменит, что в доме Уайетов гостили Скотт Фицджералд, Мэри Пикфорд и другие знаменитости. Но главными и постоянными его гостями были художники. Поля и рощи вблизи дома были уставлены мольбертами. Праздники отмечались театрально. На Хэллоуин появлялись такие монстры, что младшие дети дрожали от страха, пока не узнавали под маской знакомого художника. На Рождество отец, изображая Санта-Клауса, топал ночью по крыше и спускал подарки в дымоход. Разрисовывал самодельные костюмы, и дети увлеченно играли в индейцев Фенимора Купера, в “Робин Гуда” и в пиратов из “Острова сокровищ”.

В документальном фильме “Реальный мир Эндрю Уайета” (1980) художник, вспоминая об отце, рассказывает и более важные подробности своего детства: “Рисовать я начал очень рано, и меня учили приходивший на дом преподаватель, сам отец и его друзья — отец считал, что художнику колледж не нужен. Он говорил: ‘Чтобы жизнь ребенка была творческой, он должен иметь собственный мир, принадлежащий только ему’. И он почти добился своего. Еще немного, и я навсегда остался бы в Шервудском лесу Робин Гуда. Оттуда я все-таки выбрался, но ушел не в колледж, а в свой мир”.


«Moon madness», 1982


Что же это был за мир? Отчасти о нем дает представление биограф Уайета Ричард Меримен: «Важнейшая особенность творчества Эндрю Уайета в том, что художник всю свою жизнь прожил только в двух местах: в Чеддс-Форд, штат Пенсильвания, и на океанском побережье Мейна, где у семьи был летний дом. Он рисовал только два этих места. Он делал портреты только жителей этих городков — своих друзей и соседей. Так что если говорить о “мире Эндрю Уайета” в терминах географических, то он — крошечный. Но другая особенность Эндрю была в том, что он находился в долгих, теснейших, интимных отношениях и с людьми, которых он писал, и с их домами, и с видами, которые открывались из их окон. И испытывал сильнейшие чувства ко всем своим объектам. Ему однажды позвонили из Госдепа и сказали, что в Советском Союзе хотят выставить его портреты негров. Эндрю сказал: “Я не пишу негров. Я пишу своих друзей”. И отказался. Я как-то спросил его, как он смог перевести свои эмоции в плоскость картин. Он сказал: “Если чувства сильные, рука это знает”.


«Оторвавшиеся от земли», 1996


В Мейне Эндрю познакомился с Кристиной Олсон, больной полиомиэлитом. Кристина могла передвигаться в коляске, но тогда бы ей пришлось все время просить близких возить ее. Она не хотела их утруждать, ей хотелось, пусть даже таким образом, но сохранить свободу передвижения, а значит и определенную личную свободу. Эндрю Уайет однажды увидел ее из окна своей мастерской, ползущую домой по полю. В первый момент художник хотел броситься на помощь соседке, но что-то остановило его. Он говорил позже, что Кристина своими нелепыми, но упорными движениями к дому напомнила ему выброшенную на берег и раздавленную раковину омара, который продолжает двигаться к морю. В ее движении он увидел квинтэссенцию внутренней силы Кристины — духовного (не раздавленного) панциря, благодаря которому она с достоинством переносила телесные немощи. Увиденное настолько вдохновило Эндрю Уайета, что он взялся за создание картины. После Кристина еще не раз становилась персонажем, моделью картин художника. Кристина кажется юной, хотя ей было в ту пору 53 года (умерла она в 1969 году). Уайет никогда не рисовал Кристину калекой. Ее тяжкий крест, ее тихое мужество стали качествами его картин о ней: колдовскими чарами ее дома, пустотой холма… и не только в картине “Мир Кристины”, которая стала американским символом.


«Christina»s world», 1948


Одна из лучших картин Уайета — “Ветер с моря” — тоже связана с Кристиной Олсон. Однажды Уайет поднялся на второй этаж дома Кристины, куда сама она не поднималась и где никогда не прибирали… » Там было жарко, я открыл окно, и вдруг ветер вздул занавеску, которая не шевелилась, наверное, лет тридцать. Боже, это была фантастика! Тоненькая тюлевая сеть взлетела от пыльного пола так стремительно, словно это был не ветер, а привидение, дух, которому открыли выход. Потом я полтора месяца ждал западного ветра, но, к счастью, в памяти жил этот волшебный взмах, от которого — холод по спине.» И от картины — холод по спине…


«Wind from the sea», 1947


Именно полотно «Мир Кристины» не только поразило современников и всемирно прославило автора, но и вызвало ожесточенные нападки критиков. Как, впрочем, и всё его творчество. Возмущало отсутствие у Уайета «оригинальности», новаторства, «прогресса», социальной критики и политики, его противостояние моде в искусстве послевоенных лет. Его и в последующие десятилетия упрекали то в иллюстративности, то в излишней чувствительности, «приторной сентиментальности», слезливости, то в болезненном пристрастии к болезненному, ужасному, извращенному, в патологии.

Эндрю Уайет проводил долгие часы “на натуре”: в лесу, на берегу ручья, летом — на жаре, зимой — на морозе, в доме Олсонов или на ферме у соседей Кёрнеров, которых он часто рисовал. Никто в семье не знал, куда и зачем он уходит. Свобода и секретность работы была его привилегией. Родным было запрещено спрашивать, где он был. Художники удивлялись, зачем он мучается с портретами и не рисует по фотографиям. Вот что отвечает на это художник в документальном фильме 1980 года “Реальный мир Эндрю Уайета”: «Мне важно постоянное присутствие на месте действия. Мне надо жить в окружении того, о чем я пишу. Тогда в какой-то момент можно ухватить смысл. Когда я писал “Мир Кристины”, я пять месяцев работал над полем. Делать фон — это как строить дом, чтобы потом в нем жить. Если сдерживать себя, дождаться правильного момента, он может решить все дело».

Как технически художник добивался такого эмоционального эффекта? Он начинал с акварелей, но перешел на древнюю темперу — порошковые краски, размешанные яичным желтком. » Акварель слишком открыто выявляла его порывистость, — писал биограф художника Меримен. — Это просто видно, как его кисть летит… всё в движении. Слишком откровенная, слишком стремительная живопись, почти свирепое выражение чувств. А темпера делается мелкими тоненькими мазками, очень точными и подробными. Для Уайета такая скрупулезность служила компрессором чувств. Обманчиво гладкий покров темперы — как крышка на котле, из которого рвутся эмоции.»


«Open and c losed», 1964

Отрицая в своем творчестве реализм, он называл себя сюрреалистом: «Пишу не то, что вижу, но то, что чувствую». Говорил, что не чувствует приверженность к какой-то одной школе, считая, что главное в творчестве — не техника, но эмоциональная напряженность.


«Full moon», 1980


В выборе объектов Уайетом не обязательно руководила любовь или восхищение, но обязательно — сильное чувство. Например, соседа-немца Карла Кёрнера Эндрю больше боялся, чем любил. Он привязался к Карлу после смерти отца (“Такие же жесткие немецкие губы”, — говорил он). Кёрнеры отдали Эндрю под студию светлую кладовку с крюками для подвешивания колбас на потолке, и под одним таким крюком Уайет сделал портрет Карла — вояки, немца, гордеца — один из лучших американских портретов.


«Карл», 1948

Ферма Кёрнеров тоже стала музеем и доступна посещению. Обе семьи, Олсенов и Кёрнеров, вошли благодаря художнику в историю искусства. Соседскую девочку Сиру Эриксон он рисовал обнаженной много лет, но показал сделанные им ню людям только тогда, когда ей исполнился 21 год. Она начала ему позировать обнаженной в 13 лет, не испытывая смущения: «Он весь постоянно в работе, смотрит на тебя как на дерево». Так она вспоминает о своем общении с «Энди» (близкие люди называли его по-простому), когда ей уже исполнилось 32 года.


Он любил писать обнаженную натуру. Не пользуясь в сельской глуши услугами профессиональных натурщиц, он просил позировать ему соседок, молодых и не очень, те доверяли его скромности и целомудрию и не стеснялись его, как то было в случае с Сирой Эриксон. При этом художник не хотел никого смущать эротическими картинами, особенно семьи своих добровольных натурщиц, да и собственную жену. Вот и отлеживались годами полотна и рисунки, сделанные «для себя», прежде чем попасть в поле публичного обозрения. Доходы от продажи двух-трех картин в год удовлетворяли его материальные потребности, и он мог не спешить с обнародованием своих работ.

В интервью журналу «Тайм» художник говорил о себе: «Чем дольше я остаюсь с объектом, вещью или живым натурщиком, или пейзажем, тем больше я вижу то, чего прежде в нем не замечал, был слеп. И начинаю проникать в суть, глубже видеть».

Когда Уайету был двадцать один год, он встретил в Мейне восемнадцатилетнюю Бетси Джеймс, девушку из старинной, уважаемой семьи. Она устроила ему тест — повела знакомиться с парализованной Кристиной Олсон и инквизиторски следила за его реакцией. Он тоже провел тест — пригласил Бетси на свою небольшую выставку и спросил, понравилось ли ей что-нибудь. “Эта”, — сказала Бетси и показала на ту единственную картину, которой Эндрю гордился. На следующий день он сделал Бетси предложение, которое было принято.

Когда я познакомился с его женой, в 1963 году, — рассказывает Меримен, — я решил, что это самая потрясающая женщина, которую я когда-либо видел. Она была такой красивой, такой обаятельной, веселой, живой. Время, проведенное с ней, всегда было наслаждением. Для Эндрю важно было и то, что она абсолютно понимала его работу. У нее была вдобавок редкая способность анализировать и обсуждать картины с поразительной проницательностью. Она стала менеджером и агентом Эндрю, она давала названия его работам. Ее влияние и вклад в его творчество исключительно важен.

Но будучи сама свободной и смелой душой, Бетси, похоже, не заметила, как поработила тоже рвущийся к свободе эльфовский, причудливый дух художника. Она энергично и умело продавала и распространяла его картины, каталогизировала их, создавала архив, пока не вызвала у Уайета ощущение (как он пишет), что он — “предмет купли-продажи”. Младший из двух сыновей Уайетов — Джеми, тоже художник — то ли шутя, то ли серьезно рассказывал, что однажды полез в ящик стола и увидел фотографию отца с номером на лбу. Отношения между супругами напряглись, Эндрю все чаще исчезал с мольбертом. Биограф рассказывает: » Однажды в доме Кёрнеров он услышал незнакомый голос, говоривший по-немецки. Это была Хельга, дочь знакомых Карла, которую наняли помогать по дому. Она была молодой, красивой, естественной, и в ней было обаяние иностранки. Эндрю воодушевился. Дело в том, что он почти сознательно устраивал свою жизнь так, чтобы в ней постоянно создавалось эмоциональное напряжение: восторг, страх, предчувствия, и все — неуемной, заражающей силы… Началась тайная работа над серией картин “Хельга”. Мне и еще двум друзьям он сказал: “Если со мной что-нибудь случится, на чердаке у Кёрнеров — коллекция картин”. Раскрой он свой секрет Бетси, это убило бы его внутреннее возбуждение, и тогда — конец всей затее.»

Секретные сессии продолжались почти десятилетие. Об отношениях художника со своей новой моделью можно только догадываться. Но когда Бетси увидела, наконец, картины, она была ранена сильнее, чем Эндрю мог предположить. Журналисты привыкли обращаться к Бетси, как к “споуксмену” Эндрю Уайета, поэтому на открытии выставки они замучили ее вопросом: “Что все это значит?” И тогда она коротко ответила: “Любовь”. А дальше все, что мы имеем, — лишь обрывки сведений. Читаем в биографии Меримена “Засекреченная жизнь Эндрю Уайета”: » Эндрю говорил друзьям о Бетси то с раскаянием, то с раздражением: “Чего она ждала? Чтоб я всю жизнь писал старые лодки?!. Нет, я знаю, я — змея в овсе. Я — мастер уверток. Художник не должен жениться — где начинается брак, там кончается роман. Единственным мудрецом среди американских художников был Уинслоу Хомер, проживший всю жизнь холостяком.»

Мудрая Бетси самоотверженно заявляла, что “искусство важнее отношений”. Тем не менее, сделав это мудрое заявление, она практически ушла из дома. Она проводила большую часть времени или в Нью-Йорке, или в Мейне, где устроила дом по своему вкусу. Они чаще перезванивались, чем виделись. Уайет писал Хельгу еще пять лет, то есть всего — пятнадцать, но…


В конце концов Уайет исчерпал этот источник. У него появились другие модели: Энн Колл, Сюзан Миллер. Он вернулся к пейзажам. Но Хельга — не Бетси, для нее внимание и любовь Эндрю стала единственным смыслом жизни, и, брошенная Уайетом, она впала в глубочайшую депрессию. Уайет нанял ей сиделку, устроил на несколько месяцев в психиатрическую лечебницу и в итоге съехался с ней. “У меня теперь две жены, — говорил он другу. — В моем возрасте я могу делать все, что хочу”. Он жил то с Хельгой в своей студии в помещении старой школы, то переезжал к сестре, и тогда Хельга снова впадала в депрессию. Старый друг Эндрю Уильям Фелпс писал о нем в письме: “Эндрю загорается людьми, испытывает к ним теплые чувства. Но я сомневаюсь, чтобы он их любил”.


Эндрю Уайет за работой


В 2007 году президент Буш вручил ему Национальную медаль искусства. То был отнюдь не первый его орден: в 1963 году он стал первым художником в истории Америки, удостоенным Президентской медали свободы, а в 1988 году получил Золотую медаль Конгресса, высшую награду, которой удостаиваются гражданские лица. Еще в 1970 году прошла его выставка в Белом доме, первая в истории страны художественная выставка в президентской резиденции, при Никсоне. Признание следовало не только от американских, но и от иностранных учреждений: он был одним из немногих «прогрессивных художников США», которых привечала Москва в пору жесточайшего преследования «искусства в оковах» — поп-арта, абстракционизма.

Ретроспектива произведений Уайета в Художественном музее Филадельфии в 2006 году привлекла более 175 000 посетителей, что стало мировым рекордом посещаемости выставки современного художника. Последним прижизненным признанием таланта Уайета стало присуждение ему в 2007 году. Национальной медали искусств США, а с 2008 году он перестал появляться на публике и давать интервью. В ответ на просьбы желавших с ним встреться журналистов он говорил: «Всё, что я мог сказать, уже висит на стенах». Эндрю Уайет мирно ушёл из жизни во сне в своём доме в Чедз-Форде 16 января 2009 году в возрасте 91 года.

Живопись и акварель Andrew Wyeth: elesika73 — LiveJournal

Andrew Wyeth (12 июля 1917 — 16 января 2009 г.) — американский художник-реалист, один из виднейших представителей изобразительного искусства США XX века.

Эндрю Уайет является одним из самых популярных американских художников ХХ века. В первую очередь живописец-реалист, он иногда упоминался как «художник народа» из-за популярности его произведения у американской общественности. Он был одним из самых известных американских художников середины 20-го века.
В своем искусстве, любимыми предметами Wyeth были земли и люди вокруг нее, созданные в его родном городе Чаддс Форд, штат Пенсильвания, и в его летнем доме в Cushing, Мэн.
В 1920 — е годы, отец Уайет стал знаменитостью, и семья часто были знаменитости , как гостей, таких как Ф. Скотт Фицджеральд и Мэри Пикфорд.
Под руководством своего отца, он освоил рисунок и акварель, изучал историю искусства по своему усмотрению, восхищаясь многими мастерами Возрождения и американской живописи, особенно Уинслоу Хомеом.
В 1937 году, в возрасте двадцати лет, Wyeth имел свою первую персональную выставку акварелей на Макбет галерее в Нью — Йорке.
В течение всего последующего времени Уайет попеременно жил в Пенсильвании (зимой) и Мэне (летом)[5], почти не покидая восточное побережье США. Стиль художника практически не менялся, хотя со временем картины Уайета становились более символическими, уходя в сторону магического реализма.
Разделив свое время между Пенсильванией и Мэн, Уайет поддерживал реалистический стиль рисования более семидесяти лет. Он тянулся к нескольким идентифицируемым ландшафтным предметам и моделям. Его одиночные прогулки были основным средством вдохновения для его пейзажей.
Музейные выставки картин Уайета установили рекорды посещаемости, но многие искусствоведы оценили его работу менее благоприятно.
Искусство Wyeth уже давно стало спорным. Почитатели искусства Wyeth считают, что его картины, в дополнение к их изобразительной формальной красоте, содержат сильные эмоциональные потоки, символическое содержание и основную абстракцию.
В 1986 году филадельфийский издатель и миллионер Леонард Э.Б. Эндрюс (1925-2009) купил почти всю его коллекцию, сохраняя ее в неприкосновенности. Работы были выставлены в Национальной галерее искусств в 1987 году и прошли тур по стране.
Работа Уайета хранится в следующих постоянных коллекциях:

Коллекции большинства крупных американских музеев, в том числе Музей современного искусства в Нью-Йорке; Национальная галерея искусств; Музей Метрополитен; Музей американского искусства Уитни; Художественный музей Цинциннати; Смитсоновский музей американского искусства, Музей искусств Нельсона-Аткинса в Канзас-Сити; Арканзасский Центр Искусств в Литл-Роке; и Музей искусств Muscarelle в Вильямсбурге, Вирджиния. Президент Джордж Буш и Лора Буш украсили комнату Белого дома в Вашингтоне, округ Колумбия, картинами Уайет из их коллекции.
Особенно большие коллекции музея Brandywine River в Чеддс-Форде, штат Пенсильвания; Художественный музей Фарнсворта в Рокленде, штат Мэн; и Музей искусств округа Гринвилл в Гринвилле, штат Южная Каролина.
Музейные коллекции по всему миру, в том числе Национальный музей современного искусства в Токио; Эрмитаж в Санкт-Петербурге; Палаццо Реале в Милане; и Академия изящных искусств в Париже, среди многих других музеев.

УАЙЕТ, ЭНДРЮ | Энциклопедия Кругосвет

УАЙЕТ, ЭНДРЮ (Wyeth, Andrew) (1917–2009), также Уайес, американский художник, представитель магического реализма.

Родился в местечке Чаддс-Форд (шт. Пенсильвания) 12 июля 1917 в семье художника Н.Уайета, завоевавшего известность своими романтичными книжными иллюстрациями. Обучался искусству у отца. Почти безвыездно жил в родных краях (долина реки Брэндивайн), летние месяцы проводя в Кушинге (шт. Мэн).

Предпочитая темперную технику, позволяющую особенно тонко прорабатывать детали, продолжил традиции американского романтизма и магического реализма, посвятив свое творчество подчеркнуто «почвенным» пейзажным мотивам своего непосредственного окружения, а также своим соседям, представленным в виде архетипических фигур «американской мечты». Его пейзажи и жанровые портреты (Зимний день, 1946, Художественный музей Северной Каролины, Роли; Мир Кристины, 1948, Музей современного искусства, Нью-Йорк; Молодая Америка, 1950, Пенсильванская академия художеств, Филадельфия; Дальний гром, 1961, частное собрание, Нью-Йорк; и др.) с годами обретали все более символически-обобщенный характер. Обыденные ландшафты сельской глубинки, старые здания и интерьеры, люди провинции, выписанные кистью Уайета, выглядят как наглядные этапы национальной истории, представленные в живых, чуть сентиментальных образах. Среди его поздних циклов наиболее значительны Портреты Хельги, полные мягкой, поэтической эротики (1980-е годы).

Любимец консервативной части американского истэблишмента, Уайет вошел в число самых дорогих современных художников. Музей реки Брэндивайн в Чаддс-Форде ныне в значительной мере посвящен искусству династии Уайетов (известным художником, анималистом и светским портретистом, является и сын художника Джеймс Уайет).

Умер 16 января 2009 на своей родине в Чаддс-Форд.

См. также АМЕРИКАНСКАЯ ЖИВОПИСЬ.

Проверь себя!
Ответь на вопросы викторины «Русские художники и скульпторы»

Кто из представителей авангарда в русской скульптуре разработал оригинальный вариант поп-арта, так называемый гроб-арт?

Семья художников Уайет | Brandywine Conservancy and Art Museum

NC Wyeth

Изображение

Н. К. Уайет на своей территории Чаддс Форд, ок. 1943 г. Фотография Эдварда Дж. С. Сила, любезно предоставлена ​​семейным архивом Уайет

Н. К. Уайет (1882–1945) был одним из выдающихся иллюстраторов Америки 20-го века. Его знаменитые образы лихих пиратов, закованных в доспехи рыцарей и крутых ковбоев возбуждали воображение читателей на протяжении поколений.

В 1902 году двадцатилетний Ньюэлл Конверс Уайет из Нидхэма, штат Массачусетс, поступил в Художественную школу Говарда Пайла в Уилмингтоне, штат Делавэр.Влияние Пайла стало жизненно важным катализатором, и после нескольких лет учебы Уайет быстро стал одним из самых популярных журнальных иллюстраторов того времени. В 1911 году издательство «Сыновья Чарльза Скрибнера» поручило Уайету проиллюстрировать новое издание « Остров сокровищ ». Умело сочетая романтику и реализм в своих картинах, он облекал персонажей и обстановку Стивенсона в образы, создавая яркие, драматичные образы. Десять лет спустя — с серией «Классических произведений Скрибнера» на его счету — Уайет был так же известен, как и авторы, чьи рассказы он иллюстрировал.

На протяжении всей своей карьеры Уайета искали заказы на книги и журналы; в то же время, однако, как и большинство иллюстраторов того периода, его беспокоило различие, проводимое между иллюстраторами и художниками. Чтобы избежать того, что, по его мнению, было уничижительным оттенком того, что он просто иллюстратор, Уайет искал признания в других сферах искусства. Его частная работа включает в себя натюрморты, портреты и пейзажи Чаддса Форда, а также его летнюю собственность в Порт-Клайде, штат Мэн.Уайет также пользовался репутацией художника-монументалиста и рисовал рекламные изображения. Во всех областях он проявил себя как искусный рисовальщик и колорист. Уайет исследовал различные стили и овладел техниками, которые варьируются от широких кистей до почти фотографических.

Н. К. Уайет поселился в Чаддс-Форд в 1907 году, где позже построил дом и студию, которые сейчас являются частью Художественного музея Брендивайн-Ривер и сезонно открыты для публики. Он и его жена Кэролайн воспитали пятерых талантливых детей: трое выросли художниками (Генриетта, Кэролайн и Эндрю), один музыкант (Энн) и пятый инженер-механик (Натаниэль).Уайет внезапно умер в 1945 году, но его воображение и выдающаяся личность помогли сформировать следующие два поколения художников в семье Уайетов.


Генриетта Уайет

Изображение

Генриетта Уайет, ок. 1931

Генриетта Уайет (1907–1997), старшая дочь Н. К. Уайет, использовала тонкое сочетание цвета и текстуры для создания портретов и натюрмортов с лирической красотой, сочетающей аспекты реализма и абстракции. Уайет получила художественное образование со своим отцом, а затем формальное обучение в Массачусетской нормальной художественной школе в Бостоне и Пенсильванской академии изящных искусств в Филадельфии.Будучи молодой художницей, она последовала совету Н. К. Уайета «рисовать свет и воздух вокруг предмета — рисовать тайну» в серии фэнтезийных картин, которые пробудили ее интерес к театру и балету. Многие из этих работ, а также ее портреты светских деятелей и семьи были выставлены и получили награды на выставках жюри Уилмингтонского общества изящных искусств и Пенсильванской академии изящных искусств.

В 1929 году она вышла замуж за художника Питера Херда, который также учился живописи у Н.К. Уайет. Первоначально они основали свой дом и студию в Чаддс-Форде; в 1940 году пара навсегда поселилась в родном штате Херд, Нью-Мексико. Там Генриетта вновь вдохновилась жизнью на засушливом юго-западе. Ее натюрморты с изображением объектов Новой Мексики выполнены в ярких цветах, а ее портреты часто изображают в качестве фона бескрайние пустынные горы.


Питер Херд

Изображение

Питер Херд, около 1975 г.

Художник из Нью-Мексико Питер Херд (1904–1984) оставил военную подготовку в Вест-Пойнте, чтобы продолжить карьеру художника.После изучения искусства в Хаверфордском колледже и Пенсильванской академии изящных искусств Херд приехал в Чаддс Форд, чтобы изучать живопись у Н. К. Уайета в 1920-х годах. Уайет поощрял Херда создавать рисунки и картины для использования в качестве иллюстраций в публикациях.

Хотя Херд обучался масляной живописи, он начал экспериментировать с яичной темперой, древним живописным средством, которое на короткое время возродилось в Соединенных Штатах в 1920-х и 1930-х годах. Херд впервые использовал яичную темперу в своих пейзажах, изображающих регион Чаддс-Форд, и для настенных работ.Художник обучил этой технике как Н. К. Уайета, который использовал ее лишь короткое время, так и Эндрю Уайета, который стал мастером этого медиума.

После женитьбы Херда на Генриетте Уайет и их переезда в Нью-Мексико он отошел от живописи с мелкими деталями, которыми наиболее известна темпера. Вместо этого художник нанес пигментированную яичную смывку более свободным и широким способом, что отразило его впечатления от бескрайнего пустынного пейзажа.


Кэролайн Уайет

Изображение

Кэролин Уайет, около 1935 г.

Кэролайн Уайет (1909–1994), второй ребенок Н.К. Уайет обучалась у своего отца, а затем более 30 лет преподавала уроки рисования в Чаддс-Форде и Рокленде, штат Мэн. В отличие от других художников-членов ее семьи, Кэролин Уайет редко рисовала фигуры, сосредотачиваясь почти исключительно на пейзажах и натюрмортах. Как и ее отец, и особенно ее брат Эндрю, она черпала визуальную поддержку из своего непосредственного окружения и воспоминаний, чтобы создавать картины, сосредоточенные на ее студии, интерьерах и перспективах.

Уайет разработала очень упрощенный подход к своим предметам и урезала формы до простых, но смелых, плоских форм, часто помещаемых в наклонной перспективе.Ее приглушенная палитра, перемежающаяся яркими акцентами и драматическими контрастами света и тени, вызывает ощущение торжественности и грустной задумчивости. Эти образные изображения раскрывают глубокую связь художницы с семейным домом Уайетов и Чаддс Фордом, где она прожила всю свою жизнь.


Эндрю Уайет

Изображение

Эндрю Уайет в студии с Тенантом Фармером, ок. 1961

Эндрю Уайет (1917-2009) признан одним из самых важных американских художников ХХ века.Более семи десятилетий он рисовал районы Чаддс-Форд, штат Пенсильвания, где он родился, и среднее побережье штата Мэн, где он провел большую часть летних месяцев.

Уайет был младшим из пяти детей Н. К. Уайета. В возрасте пятнадцати лет он начал несколько лет интенсивного художественного обучения у своего отца, который поощрял Эндрю работать как иллюстратором, так и художником. Его карьера акварелиста началась в 1937 году, когда первая персональная выставка художника в галерее Макбет в Нью-Йорке получила признание критиков.

В дополнение к достижениям в акварели, Эндрю Уайет стал мастером яичной темперы, медиумом, представленным ему в 1936 году его шурином, художником Питером Хердом. Яичная темпера — это древний метод живописи, при котором сухие пигменты смешиваются с яичным желтком и дистиллированной водой. В отличие от спонтанности и прозрачности акварели, темпера представляет собой трудоемкий процесс смешивания и рисования слоями, который дает непрозрачные, блестящие цвета и богато разнообразные поверхности.

Уайет был проницательным наблюдателем, который однажды заметил, что смысл в его работах «прячется за маской истины».Он свободно манипулировал своими предметами, трансформируя их, чтобы вызвать воспоминания, идеи и эмоции. Путем редукции и отбора он создавал таинственные подводные течения в своих пейзажах, интерьерах и портретах.


Джон Маккой

Изображение

Джон Маккой, 1959

Джон Маккой (1910–1989) изучал изобразительное искусство в Корнельском университете и в Школе изящных искусств в Фонтенбло, Франция. В 1933 году вместе с Эндрю Уайетом Маккой начал частное обучение искусству у Н.К. Уайет. Как и Уайет, Маккой передал свое увлечение светом, цветом и меняющимся настроением пейзажа в своих картинах. Он также, как и Эндрю Уайет, разработал подход, который, хотя и укоренен в визуальном мире, свободно абстрагирует элементы ландшафта.

В 1935 году он женился на Энн, младшей дочери Н. К. Уайета, и научился технике яичной темперы у своего зятя Питера Херда. Маккой нашел темперу идеальным средством для создания подробных текстур пейзажа. В качестве альтернативы он также работал акварелью, иногда с масляной краской в ​​качестве базового слоя, чтобы запечатлеть тонкие атмосферные аспекты пейзажей в долине Брендивайн и на побережье штата Мэн, где он и Энн проводили летние месяцы.Маккой также почти три десятилетия был выдающимся учителем в Пенсильванской академии изящных искусств.


Джордж А. Веймут

Изображение

Джордж А. Веймут, 1990

Джордж А. Веймут (1936–2016) продолжил американскую реалистическую традицию семьи Уайет, написав пейзажи долины Брендивайн и портретную живопись. В юности в школе Св. Марка в Массачусетсе он проявлял серьезный интерес к живописи под руководством художника и учителя Клебера Холла.Будучи студентом Сент-Марко, Веймут, семья которого дружила с Н. К. Уайетом, познакомился с Эндрю Уайетом, который поощрял использование Веймутом темперной среды. После получения художественного образования в Йельском университете он вернулся в Уилмингтон и несколько лет был женат на Анне Брелсфорд Маккой, дочери Энн и Джона Маккой. Вдохновленный искусством большой семьи Уайетов, Уэймут сделал яичную темперу своим основным средством.

Картины

Веймута демонстрируют широкий художественный диапазон, от наклонной перспективы в августа года, с его детализированной визуализацией и ощутимым ощущением туманного света и летнего зноя, до центрального фокуса, землистых тонов, мягкого света и зловещего настроения, найденных в Одиннадцать. Часовые новости .


Джейми Уайет

Изображение

Джейми Уайет, около 1975 г. © Brandywine River Museum of Art, фотография Сьюзан Грей,

За пять десятилетий Уайет создал множество работ, которые ясно говорят о его эволюции как художника. Знакомые сюжеты — будь то люди, животные, пейзажи или найденные предметы — часто преображаются рукой и ловким воображением художника.

Самый младший ребенок Эндрю и Бетси Уайет, Джейми Уайет (род. в 1946 г.), продемонстрировал не по годам развитые способности к рисованию и в детстве получил формальное художественное образование у своей тети Кэролайн Уайет.К 20 годам он привлек внимание своими портретами, в том числе портретом Джона Ф. Кеннеди. Эти ранние масляные портреты характеризуются точной детализацией и темной палитрой землистых тонов, а его буйные акварельные пейзажи временами напоминают пейзажи его отца, с которым он делил студию до 1968 года.

Уайет продолжил семейное наследие живописи региона Брендивайн и среднего побережья штата Мэн и черпал вдохновение в людях и пейзажах этих двух самобытных мест.Придерживаясь давних реалистических традиций, художник разработал своеобразный подход. На протяжении всей своей карьеры Уайет экспериментировал с использованием средств рисования и живописи. Он свободно смешивает материалы и наносит их на различные живописные поверхности, создавая сложные эффекты поверхности и текстуры.


Семья Уайет


Художники

Изображение

Эндрю Уайет Картины, биография, идеи

1948

Мир Кристины

Стоя спиной к зрителю, героиня Уайета Анна Кристина Олсон смотрит вдаль, глядя на свой фермерский дом в Кушинге, штат Мэн.Страдая от дегенеративного мышечного заболевания, Кристина не могла ходить. Уайет сказал, что она была «ограничена физически, но ни в коем случае не духовно» и что «задача заключалась в том, чтобы отдать должное ее экстраординарному завоеванию жизни, которую большинство людей сочли бы безнадежной». Изможденные руки и ноги, худощавое телосложение делают фигуру уязвимой и изолированной на просторном поле, и зритель ставится в двусмысленное положение, смотрящее на нее сзади. Сцена содержит ощущение уязвимости, что способствует возникновению определенного тревожного чувства.

Сказать, что это настоящий портрет Кристины Олсон, было бы ошибкой. В то время как розовое платье и стройные конечности принадлежат тогдашнему 55-летнему Олсону, Уайет использовал свою молодую жену Бетси в качестве настоящей модели здесь, таким образом соединив стареющее и ненормальное тело Кристины с телом здорового молодого человека. Несмотря на то, что Уайет хотел изобразить тяжелое положение Олсона, можно интерпретировать, что Уайет сделал эту тему «каждой женщиной».

Мир Кристины представляет собой интригующее повествование с открытым концом, будоражащее воображение.Кто такая Кристина? Почему она в поле? Это ее дом? Почему она кажется ползающей? Мир Кристины , кажущаяся простой картиной, на самом деле характерна для версии магического реализма Уайета, которая не фантастична и не откровенно сюрреалистична, а более утонченна и тревожна в своем гиперреализме . Как объяснил один куратор, картины Уайета «наполнены скрытыми метафорами, исследующими общие темы памяти, ностальгии и утраты». И сам художник сказал: «Волшебство! Это то, что делает вещи возвышенными.В этом разница между картиной, представляющей собой глубокое искусство, и просто изображением предмета».

Глубина, которую Уайет смог запечатлеть в этой картине, делает ее одной из самых известных и вызывающих восхищение работ, когда-либо созданных Уайетом; однако , это не было его личным фаворитом. Уайет чувствовал, что картина была бы более успешной без фигуры в поле. Он заметил интервьюеру: «Когда я рисовал Мир Кристины , я часами сидел там, работая над трава, и я почувствовал, что действительно нахожусь в поле.Я потерялся в текстуре вещи. Я помню, как спустился в поле, взял кусок земли и положил его на основание своего мольберта. Это была не картина, над которой я работал. На самом деле я работал на самой земле.

Изображения: Lobsterman (Уолт Андерсон) , 1937, Эндрю Уайет, американец, 1917–2009 гг., Бумага, акварель, 21 1/4 × 27 3/4 дюйма., Brandywine River of Art, Chadds Ford, Pennsylvania, Anonymous Gift, 2013. Winter 1946 , 1946, Эндрю Уайет, американец, 1917–2009, темпера на оргалитовой панели, 31 ⅜ x 48 дюймов, Художественный музей Северной Каролины, Роли, приобретено на средства штата Северная Каролина, © Эндрю Уайет / Общество прав художников (ARS), 2017 г. Ветер с моря , 1947, Эндрю Уайет, американец, 1917–2009, темпера на оргалитовой панели, 18 ½ x 27 ½ дюйма, Национальная художественная галерея, Вашингтон, округ Колумбия, дар Чарльза Х.Морган, © 2017 Эндрю Уайет / Общество защиты прав художников (ARS). The Kuerners , 1971, Эндрю Уайет, американец, 1917–2009, сухая кисть, акварель на бумаге, 26 ½ x 40 ⅛ дюйма, Коллекция Эндрю и Бетси Уайет © 2017 Эндрю Уайет / Общество защиты прав художников (ARS). Скиталец , 1964, Эндрю Уайет, американец, 1917–2009, сухая кисть, акварель на бумаге, 22 ½ x 28 ½ дюйма, Коллекция Филлис и Джейми Уайет, © 2017 Эндрю Уайет / Общество защиты прав художников (ARS). Black Velvet , 1972 г., бумага, акварель, сухая кисть, 21 1/4 x 39 1/2 дюйма., Частная коллекция, © Pacific Sun Trading Company. Предоставлено Фрэнком Э. Фаулером и Уорреном Адельсоном. Snow Hill , 1989, Эндрю Уайет, американец, 1917–2009, темпера на оргалите, 48 x 72 дюйма, Коллекция Эндрю и Бетси Уайет, © 2017 Эндрю Уайет / Общество защиты прав художников (ARS). Пятидесятница , 1989 г., Эндрю Уайет, американец, 1917–2009 гг., темпера, карандаш на оргалите, 20 ¾ x 20 ⅝ дюйма, Коллекция Эндрю и Бетси Уайет, © 2017 Эндрю Уайет / Общество прав художников (ARS). Christina Olson , 1947, Эндрю Уайет, американец, 1917–2009, темпера на оргалите, 33 x 25 дюймов, Коллекция американского искусства Майрона Кунина, Миннеаполис, Миннесота, © 2017 Эндрю Уайет / Общество прав художников (ARS). Braids , 1977, Эндрю Уайет, американец, 1917–2009, темпера на оргалите, 16 ½ x 20 ½ дюймов, частная коллекция, © Pacific Sun Trading Company, предоставлено Фрэнком Э. Фаулером и Уорреном Адельсоном. April Wind , 1952, Эндрю Уайет, американец, 1917–2009, темпера на оргалитовой панели, 20 x 26 дюймов., Художественный музей Уодсворт Атенеум, Хартфорд, Коннектикут, дар мистера и миссис Джозеф Р. Свон, 1957, Аллен Филлипс © 2017 Эндрю Уайет/Общество прав художников (ARS). Nogeeshik , 1972, Эндрю Уайет, американец, 1917–2009, темпера на оргалите, 24 ⅝ x 21 ⅜ дюйма, Коллекция Эндрю и Бетси Уайет, © 2017 Эндрю Уайет / Общество прав художников (ARS). День ярмарки , 1963 г., Эндрю Уайет, американец, 1917–2009 гг., Сухая кисть, акварель на бумаге, 14 ⅞ x 19 ¾ дюйма, Художественный музей Сент-Луиса, Миссури, Музейная покупка, © 2017 Эндрю Уайет / Общество защиты прав художников (ARS) .Фото: Натали Вайсман. Фото: Натали Вайсман.

Биография художника Эндрю Уайет — Искусство в образовании

1917–2009

             Дитя межвоенных лет, Эндрю Уайет достиг совершеннолетия в 1930-е годы в разгар регионализма и зарождения американского модернизма с его упором на абстрактные принципы. структуры и формального обращения. Энергичный, умный и не по годам художественно развитый с раннего возраста, младший ребенок Н.К. и Кэролайн Бокиус Уайет, Эндрю учился дома и получил свое единственное художественное образование у своего отца, который был самым известным иллюстратором Америки.Он быстро развивался под руководством своего отца и почти мгновенно добился известности как молодой художник, когда билеты на его первую нью-йоркскую выставку в 1937 году в галерее Макбет были распроданы.

            Хотя Эндрю унаследовал многие важные качества от своего отца, не в последнюю очередь потрясающую трудовую этику, собственный стиль Н.К. — упор на действие, эпический масштаб и смелое использование цвета и работы с красками — был чем-то, на что молодой художник мог отреагировать. против. В отличие от того, что его отец предпочитал масло, Эндрю работал темперой с тех пор, как впервые экспериментировал с этим материалом в середине 1930-х годов под руководством другого ученика своего отца, Питера Херда, который позже женился на сестре Эндрю, Генриетте.Эндрю также был привязан к акварели, еще одному материалу, к которому NC не проявлял особого интереса.

            Пруд с индейкой — одна из первых зрелых картин темперой Уайета. В более ранних работах, таких как «Парящий » (1942 г., закончен в 1950 г.) и « Зимние поля » (1942 г.), использовались драматические точки зрения — взгляд сверху вниз или взгляд плашмя на земле, глядя вверх — и служат для дезориентации зрителя. . Турция Пруд , напротив, лишен спецэффектов и концентрирует внимание на будничной пустоте, одинокой фигуре, шагающей по полю.Фигура, повернутая спиной к зрителю, анонимна, небо сплошное, прохладно-серое с предполагаемым светом, а пейзаж относительно плоский и однородный, за исключением близлежащего пруда. Отец Эндрю предположил, что Пруд с индейкой был неудачным, что ему нужно было больше визуального интереса, такого как собака, сопровождающая фигуру, или охотничье ружье. Этой крупной картиной, одной из крупнейших темпер Андрея того времени, молодой художник начал отстаивать свою независимость от прямого влияния отца.Отчасти его новый подход к работе с темперой, характеризующийся технической и стилистической точностью и намеком на отсутствие, может быть привлекательным для новой молодой жены художника, Бетси, которая поощряла Эндрю развивать свои собственные тихие, интроспективные и поэтические чувства, которые были так отличается от своего отца.

            На картине, подаренной музею в 1995 году Эндрю и Бетси Уайет в память об Уолтере Андерсоне, изображен друг Эндрю с детства и, начиная с позднего подросткового возраста, его частая модель.Композиционно и, в некоторой степени, тематически « Turkey Pond » является важным предшественником самой известной работы Уайета « Christina’s World », 1948 (Музей современного искусства, Нью-Йорк). На обеих картинах одинокие фигуры, повернутые спиной к зрителю, расположены на переднем плане пустых полей с сухими, дикорастущими травами, поднимающимися к высокой линии горизонта, в верхней трети картин. В 1987 году Уайет описал пруд с индейкой : «Я был очень доволен этим, потому что у него был авторитет в ощущении его шага со светлыми волосами, но только сзади его показа.Темой, по словам Уайета, «была тишина тех осенних утренних дней в штате Мэн, которые я видел так много раз». Со смертью Н. К. Уайета следующей осенью (1945 г.) в трагической железнодорожной катастрофе работа Эндрю изменилась еще более глубоко, и относительно оптимистичные образы юношеской энергии и ярких надежд, такие как Пруд с индейкой , уступили место более мрачным. размышления о ценности жизни.

            Дровяная печь и Альваро и Кристина , а также Стеллаж для сена (1958) в коллекции Фарнсворта принадлежат к серии Уайет Олсон из более чем трехсот рисунков, акварелей и темпер, связанных с Кристиной Олсон и ее братом, Альваро, их ветхая усадьба и сарай, а также различные предметы и мебель, найденные в них.Работы Олсона охватывают три десятилетия, начиная с первой встречи Уайета с фермой с морской водой в 1939 году и продолжающейся до смерти Альваро в канун Рождества 1967 года, а менее чем через месяц в январе 1968 года последовала смерть Кристины.

           дом и его жители были через его будущую жену, Бетси Джеймс, соседку из Кушинга, которая знала затворников Олсонов с детства. Первоначально пораженный сдержанной красотой дома и его расположением на холме с видом на устье реки и усеянный островами залив Мусконгус, Уайет вскоре стал близким другом Кристины и Альваро и получил свободный доступ в дом и окрестности. .С годами дом и его жители стали взаимозаменяемыми, предметом постоянных размышлений о Мэне и состоянии человека.

            И Альваро и Кристина , и Дровяная печь , как и многие из самых важных акварелей Уайета, произошли от многочисленных быстро выполненных рисунков, которые лаконично подчеркивают процесс смены идей и выделения ключевых объектов и композиционных схем. Окончательные акварели выполнены в технике, которую художник называет сухой кистью: почти сухой пигмент наносится кистями с тонкой щетиной для получения тонких линий, четких краев и точной передачи текстур.На практике картины сухой кистью всегда представляют собой смесь мокрых и сухих техник рисования, которые, тем не менее, представляют собой уникальный мост между более свободно написанной «чистой» акварелью Уайета и более точно детализированными темперными картинами.

            Прозаично названный Дровяная печь включает Кристину Олсон, сидящую спиной к зрителю за маленьким столиком и смотрящую на поле за домом. На противоположном окне растут ее любимые герани. Стул справа — это то место, где обычно сидел Альваро, большая дровяная печь Гленвуда возвышается над левым центром картины.Бетси Уайет описала кухню:

За печью две двери, ведущие в дровяной сарай. Одна из кошек Кристины спит на полу рядом с деревянным ящиком. Если огонь гас, а Альваро отсутствовал, она тащила свой стул через комнату, клала себе на колени пару поленьев и возвращалась к печке. Единственная горячая вода в доме поступала из чайника или накопительного бака с правой стороны печи.

            Хотя лица Кристины не видно, а Альваро отсутствует, комната по ассоциации является портретом обоих.В тесно связанной работе Geraniums , где вид на то же окно, выходящее на юг, но снаружи, мы видим только слабый силуэт Кристины. А вот герани своими корявыми, извилистыми стеблями напоминают собственное тело Кристины, изуродованное невылеченной болезнью, а также ее силу и выносливость. Красные цветы, снова заигравшие в сумрачном интерьере, несут в себе ее жизненный дух и теплоту — простую, обычную, в ботаническом смысле, но с повышенным блеском в темном и обветренном мире, каким Уайет познал Кристину.Альваро позировал бы только для одного портрета ( Масляная лампа , 1945), но множество суррогатных портретов, в том числе пустое кресло-качалка в правом углу Woodstove , точно описывают его долговязое телосложение, простую силу, стойкость и уединенный характер. и, конечно, точнее, чем любое фотографическое подобие. Черная, покрытая сажей печка, центральная в комнате, тоже Кристина, согревающая хорошо поношенный чайник, небольшая нота грациозности и аристократизма в суровой, но как-то уютной обстановке.Уайет, казалось, почувствовал, что его давние модели и друзья ускользают. Через пять лет оба исчезнут.

            Один из двух посмертных портретов, написанных после смерти Кристины и Альваро зимой 1967–1968 годов, Альваро и Кристина , является одним из самых запоминающихся образов Уайета. Две двери, видимые из примыкающего дровяного сарая, ведут обратно на кухню. Альваро обычно пользовался дверью слева, ближайшей к куче дров, в своих непрекращающихся и по большей части тщетных попытках согреться в доме (дровяная печь давала в доме единственное тепло, пока в финале Олсонов лет, соседи подарили им керосин).Кристина «зацеплялась через синюю дверь справа по пути к примитивному четырехколесному прицепу в дальнем конце сарая. Позже художник рассказал о картине в интервью Томасу Ховингу:

  Я задумал ее как портрет всего окружения Олсона и написал ее летом после смерти Кристины и ее брата Альваро. Я вошел туда, и вдруг содержимое этой комнаты, казалось, выражало этих двух людей, корзину, ведра и красивую синюю дверь со всеми причудливыми царапинами, которые сделала на ней собака.Они все ушли, но, тем не менее, мощно там.

            Память, присутствие в отсутствии, время, смертность и странно воздействующее внимание на обыденность — постоянные темы в творчестве Уайета, темы, которые совпадают и подкрепляются структурированными, многоуровневыми техническими и мыслительными процессами, которые придают этим работам такая оригинальность и эмоциональный резонанс. В 1991 году музей приобрел сам дом Олсонов, подарок Джона и Ли Адамс Скалли, а теперь дополнительный объект, открытый для публики со Дня памяти до Дня Колумба.Дом, оставленный практически без мебели и прекрасно сохранившийся в том виде, в каком его нарисовал Уайет, внесен в Национальный реестр исторических мест. Это единственное историческое строение, обозначенное таким образом по причине его статуса «образца» для произведений искусства, созданных живым художником. .

            Эндрю Уайет долгое время отдавал предпочтение запасным интерьерам старых домов в штате Мэн и Брендивайн-Вэлли в Пенсильвании для многих из своих самых запоминающихся работ. Во многих пустых интерьерах Уайета есть намек на мерцающее движение и предчувствие события, которое произошло или вот-вот произойдет.Волнующееся, взбиваемое ветром море во время прилива почти втягивается в Ее Комнату . По комнате играет странный полусвет, исходящий сразу со всех сторон. Перспектива, несмотря на ее кажущуюся четкость, немного искажена. Интерьер напоминает кукольный домик с его негабаритной мебелью и слишком идеальным расположением.

            Первоначально названная « Затмение », картина была вдохновлена ​​солнечным затмением и мыслями о маленьком сыне Уайет Николасе, который провел много часов в одиночестве в верховьях приливной реки Сент-Луис.Джордж Ривер. Картина названа в честь жены художника Бетси, чей семейный летний дом и ферма в Брод-Коув в Кушинге стали постоянным местом жительства Уайетов в штате Мэн после их свадьбы. Говоря о настроении, которое художник искал для этой картины, биограф и близкий друг Уайета Ричард Мериман заметил: «Уайет был один в доме в день солнечного затмения. Внезапно входная дверь распахнулась. Воздух, ловивший тишину комнаты, качнул оконные шторы вместе с ним.На воде был жуткий свет затмения, взволнованный мгновенным шквалом. Он вдруг забеспокоился о своем сыне Николае, который плыл в лодке; увидев деревянный сундук на полу, он вспомнил труп в гробу, который когда-то «подняли вверх по реке» в дори». Позже он изменил название на Her Room , потому что, по словам Уайета, «это картина одиночества дома в Новой Англии. Новое название очень личное и, как мне кажется, придает теплоты происходящему». Странное настроение картины возникает из-за контрастных элементов: в сетке композиционной схемы и даже в математически точном расположении ракушек вновь просматривается естественная хаотичность бушующей бури воды и смещающихся, нелогичных световых эффектов.Уайет также намекнул на личные «тайны» в картине, в том числе на возможность крошечного автопортрета в медной дверной ручке (возможно, отсылка к картине Яна Ван Эйка « Свадьба Арнольфини ») и намек на кота, заглядывающего в комнату. из крайнего правого окна, замаскированного листвой. Выцветшее розовое оконное покрытие, возможно, связано с розовым платьем Кристины Олсон и картиной, которая создала национальную репутацию Уайет, «Мир Кристины », 1948 год. Такие личные и самореференциальные ассоциации являются обычным явлением в творчестве Уайета, охватывающем более шести десятилетий.

            Ее комната является результатом как минимум шестнадцати предварительных исследований, включая рисунки и относительно законченные акварели. Он был начат летом 1963 года и завершен в течение трех с половиной месяцев. Как и большинство темпер Wyeth, Her Room , с его тщательной, почти сверхреальной детализацией и отделкой, начинался с быстрого карандашного рисунка всего в несколько линий, чтобы обозначить основную композицию. Последующие рисунки и акварели, иногда с письменными обозначениями цвета, света и расположения форм, предполагают яростный, экспериментальный темп исполнения.Большинство из них, включая отпечатки пальцев, царапины и пятна, визуализированы небрежно, с добавлениями, вычитаниями и многочисленными изменениями, видимыми как свидетельство процесса, который интуитивно понятен и часто далек от первоначальной идеи. Многие исследования граничат с почти полной абстракцией, и Уайет признал, что «половину времени я даже не знаю, что я делаю», в безумии творческой энергии, связывающей его в отношении, если не в конечном намерении, с абстрактным экспрессионизмом. предыдущего десятилетия.

            Ее комнату можно считать одним из самых важных приобретений Фарнсвортов этого периода.Это укрепило давние отношения с художником, которые простираются до создания Центра семьи Уайет в штате Мэн, который открылся в Фарнсворте в 1998 году, и до настоящего времени. Более того, Ее комната входит в число картин, созданных, когда художник находился в середине карьеры и усовершенствовал свое мастерство темперной среды, что подтвердило его национальную известность. Можно сказать, что этой картиной Уайет расширил традицию американского реализма, восходящую к гомеровским морским картинам и их врожденному пессимизму, к воскрешению Хоппером американской изоляции и самоанализа, к возобновившемуся интересу современного искусства к ощущению места и резким мечтам на грани. тысячелетия.

Ссылка:

Белэнджер, Памела Дж., Мэн в Америке: американское искусство в Художественном музее Фарнсворта , Художественный музей Фарнсворта, Рокленд, Мэн, Распространяется издательством University Press of New England, 2000, стр. 152–158.

Транскрипция Линдси Тейлор и Клэр Хорн.

Artwork:

Andrew Wyeth, Ее комната , 1963, 1964.1313

, 1964.1313

Andreh Wyeth, Деревянная плита , 1962, 1962.1266

, 1

Андрей Wyeth, Alvaro и Christina , 1968, 1969.1646

Эндрю Уайет, Турецкий пруд , 1944, 1995.2

Биография американского художника Эндрю Уайета

Эндрю Уайет родился 12 июля 1917 года в Чаддс-Форде, штат Пенсильвания, и был младшим из пяти детей, рожденных иллюстратором Н. К. Уайетом и его женой. Эндрю пришел с больным бедром и частыми приступами болезней, а родители решили, что он слишком слаб, чтобы ходить в школу, поэтому вместо этого наняли репетиторов. (Да. Эндрю Уайет обучался на дому.)

Хотя аспекты его детства были довольно одинокими, по большей части жизнь в доме Уайетов была наполнена искусством, музыкой, литературой, рассказыванием историй, бесконечной чередой реквизита и костюмов, которые Н.К. сочинял свои картины и, конечно же, большая семья Уайетов.

Его начало в искусстве

Эндрю начал рисовать в очень раннем возрасте. Н. К. (который обучал многих учеников, в том числе дочерей Генриетту и Кэролин) мудро не пытался учить «Энди», пока ему не исполнилось 15 лет и у него не появилось некоторое представление о собственном стиле. В течение двух лет младший Уайет получил от своего отца строгую академическую подготовку по рисованию и технике рисования.

Выйдя из студии, Уайет также отказался от масла как средства рисования, вместо этого выбрав менее щадящую акварель.Те, кто знаком с более поздними работами, часто удивляются его ранним номерам «мокрой кистью»: быстро выполненным, широким мазкам и насыщенным цветом.

Н. К. был в таком восторге от этих ранних работ, что показал их Роберту Макбету, арт-дилеру из Нью-Йорка. Не менее увлеченный Макбет устроил для Андрея персональную выставку. Больше всего энтузиазма вызвали толпы, стекавшиеся посмотреть и купить. Все шоу было продано за два дня, и в возрасте 20 лет Эндрю Уайет стал восходящей звездой в мире искусства.

Поворотный момент

В свои 20 лет Уайет начал рисовать медленнее, уделяя больше внимания деталям и композиции и меньше акцентируя внимание на цвете. Он научился рисовать яичной темперой и чередовал ее с методом акварели «сухая кисть».

Его искусство претерпело драматические изменения после октября 1945 года, когда Н.К. был сбит и убит на железнодорожном переезде. Один из двух столпов его жизни (другой была жена Бетси) исчез, и это отразилось на его картинах.

Пейзажи становились более бессодержательными, их палитры приглушались, а появлявшиеся случайные фигуры казались загадочными, пронзительными и «сентиментальными» (искусствоведческое слово, которое художник ненавидел).

Позже Уайет сказал, что смерть его отца «сделала его», имея в виду, что горе заставило его сильно сосредоточиться и заставило его рисовать с глубокими эмоциями, начиная с середины 1940-х годов.

зрелая работа

Хотя Уайет сделал много портретов, он наиболее известен интерьерами, натюрмортами и пейзажами, в которых практически отсутствуют фигуры — Мир Кристины является наиболее заметным исключением.С годами его палитра несколько посветлела, а поздние работы содержат оттенки ярких цветов.

Некоторые профессионалы в области искусства осуждают работы Эндрю Уайета как в лучшем случае посредственные, даже несмотря на то, что их отстаивает растущий сегмент. Однако творчество «Народного художника» нравится подавляющему большинству любителей искусства, и, пожалуйста, знайте: нет художников , которые не ухватились бы за возможность понаблюдать за его техникой работы.

Уайет умер 16 января 2009 года в Чаддс Форд, штат Пенсильвания.По словам представителя, г-н Уайет умер во сне в своем доме после непродолжительной болезни, которая не уточняется.

Важные работы

  • Winter 1946 , 1946
  • , 1946 , 19469

    5 Кристина , 1948 , 19489 , 1959

    5 Мастер спальни , 1965
  • Maga дочь , 1966
  • Helga серии, 1971-85
  • Сноу Хилл , 1989

Цитаты Эндрю Уайета

«Я предпочитаю зиму и осень, когда чувствуешь костную структуру пейзажа — его одиночество, мертвое ощущение зимы.Что-то ждет под ним; вся история не показывает.»
«Если ты выставляешь себя полностью, вся твоя внутренняя душа исчезает. Ты должен оставить что-то для своего воображения, для себя.»
«Я получаю письма от людей о своей работе. Больше всего меня радует то, что моя работа затрагивает их чувства. На самом деле, они не говорят о картинах. отец умер».

The Uncanny Эндрю Уайета (707PA) — Атлас мест

Эндрю Ньюэлл Уайет (12 июля 1917 — 16 января 2009) был визуальным художником, прежде всего художником-реалистом, работавшим преимущественно в региональном стиле.Он был одним из самых известных художников США середины 20 века. В своем искусстве любимыми предметами Уайета были земля и люди вокруг него, как в его родном городе Чаддс-Форд, штат Пенсильвания, так и в его летнем доме в Кушинге, штат Мэн. Уайет часто отмечал: «Я рисую свою жизнь». Одним из самых известных изображений в американском искусстве 20-го века является его картина «Мир Кристины », которая в настоящее время находится в коллекции Музея современного искусства в Нью-Йорке. Эта темпера была написана в 1948 году, когда Уайету был 31 год.

В 1937 году, в возрасте двадцати лет, Уайет провел свою первую персональную выставку акварелей в галерее Макбет в Нью-Йорке. Весь инвентарь картин был распродан, и его жизненный путь казался определенным. Его стиль отличался от стиля отца: более сдержанный, «сухой» и более ограниченный в цветовой гамме. Он заявил, что считает, что «большую опасность школы Пайла представляет создание картин». В начале своей карьеры он сделал несколько книжных иллюстраций, но не в такой степени, как Н.К. Уайет.

Уайет был художником-визуалистом, в первую очередь относящимся к категории художников-реалистов, таких как Уинслоу Гомер или Икинс.В статье Life Magazine в 1965 году Уайет сказал, что, хотя его считали реалистом, он считал себя абстракционистом: «Мои люди, мои объекты дышат по-другому: есть другое ядро ​​— волнение, которое определенно Абстрактные. Боже мой, когда ты действительно начинаешь вглядываться во что-то, в простой предмет, и понимаешь глубокий смысл этой вещи — если у тебя есть эмоции по этому поводу, этому нет конца».

Работал преимущественно в краеведческом стиле. В своем искусстве любимыми предметами Уайета были земля и люди вокруг него, как в его родном городе Чаддс-Форд, штат Пенсильвания, так и в его летнем доме в Кушинге, штат Мэн.Разделив свое время между Пенсильванией и Мэном, Уайет более семидесяти лет придерживался реалистического стиля живописи. Он тяготел к нескольким узнаваемым пейзажным предметам и моделям. Его уединенные прогулки были основным источником вдохновения для его пейзажей. Он развил необычайную близость с землей и морем и стремился к духовному пониманию, основанному на истории и невысказанных эмоциях. Обычно он создавал десятки этюдов на эту тему карандашом или акварелью, прежде чем выполнить законченную картину, либо акварелью, либо сухой кистью (стиль акварели, в котором вода выжимается из кисти), либо яичной темперой.

Эндрю Уайет. Мир Кристины. 1948

В наборе «Мир Кристины », расположенном среди суровых пейзажей побережья штата Мэн, изображена молодая женщина, одетая в розовое платье и лежащая на травянистом поле сзади. Хотя она, кажется, находится в состоянии покоя, ее туловище, опирающееся на руки, странно насторожено; ее силуэт напряжен, почти застыл, создавая впечатление, что она прикована к земле. Она смотрит на далекий фермерский дом и группу хозяйственных построек, древних и серых, гармонирующих с сухой травой и пасмурным небом.

Соседка Уайет Анна Кристина Олсон вдохновила на создание композиции, которая является одной из четырех картин Уайет, в которых она появляется. В молодости у Олсон развилось дегенеративное заболевание мышц — возможно, полиомиелит, — из-за которого она не могла ходить. Она отказалась пользоваться инвалидной коляской, предпочитая ползать, как показано здесь, используя руки, чтобы волочить нижнюю часть тела. «Вызов для меня, — объяснила Уайет, — заключался в том, чтобы отдать должное ее экстраординарному завоеванию жизни, которую большинство людей сочли бы безнадежной.

Высокий уровень детализации, который Уайет придавал каждому объекту на своих картинах, побуждает к тщательному изучению, но его названия раскрывают внутреннее значение их внешне простых предметов. Название «Мир Кристины », любезно предоставленное женой Уайета, указывает на то, что картина представляет собой скорее психологический пейзаж, чем портрет, изображение душевного состояния, а не места.

Выдержка из публикации MoMA Highlights: 375 работ из Музея современного искусства, Нью-Йорк (Нью-Йорк: Музей современного искусства, 2019)
Дополнительный текст

Женщина, ползущая по желтовато-коричневой траве, была соседкой художника по штату Мэн, которая, искалеченная полиомиелитом, «была ограничена физически, но отнюдь не духовно.Далее Уайет объяснил: «Задача для меня заключалась в том, чтобы отдать должное ее экстраординарному завоеванию жизни, которую большинство людей сочло бы безнадежной». отдельные пряди волос и нюансы света и тени.

Этикетка галереи с 2007 года.

Середина
Темпера на панели

Габаритные размеры
32 1/4 х 47 3/4 дюйма (81.

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2019 © Все права защищены. Интернет-Магазин Санкт-Петербург (СПБ)