Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Дадаизм это: Дадаизм — это… Что такое Дадаизм?

Содержание

Dada | Arthive

But for the war

In the years of World War 1, Switzerland remained neutral. It became a sort of island of free people, among them artists from all over Europe, mostly from France and Germany. One of these refugees, the German poet and playwright Hugo Ball, opened in Zurich a nightclub that would become the cradle of the Dada — the Cabaret Voltaire.

Poets and artists, who landed in safe Switzerland in the middle of the war, should have felt relieved after their lucky escape. Instead, they felt powerless and furious at what society of those days was like and how it reacted to all that was happening. So, they decided to protest by what means were available, and turned art into anti-art. Indeed, for society, it would be all the same, they thought. Thus, writers and poets began seasoning their texts with profuse obscenities and off-colour jokes. Artists took to visual puns and started using everyday objects in their works.
Одной из самых возмутительных подобных работ стала «картина» Марселя Дюшана под названием «L.H.O.O.Q». Художник взял открытку с изображением «Моны Лизы», пририсовал ей усы и козлиную бородку и подписал бессмысленной на первый взгляд аббревиатурой, за которой прячется скабрезная фраза на французском.
A piece most notorious — so great was the public indignation it aroused — was Marcel Duchamp’s ‘picture’ titled L. H. O. O. Q. In fact, it was a postcard of Mona Lisa, with a moustache and a goatee the artist drew to her face. The abbreviation he titled the picture with may seem a jumble of letters, but, actually, it is a veiled hint at a bawdy French phrase.

Hugo Ball said, ‘Art, for us, is not an end in itself, but an opportunity for true perception and criticism of the times in which we live.’ His Cabaret Voltaire was the meeting place for the first true Dadaists — the poet Tristan Tzara, the performer and poetess Emmy Hennings, the painter Jean Arp, the visual artist and architect Marcel Janco, the writer Richard Huelsenbeck, the artist Sophie Taeuber, the painter Hans Richter and many others. They discussed the ways of art in wartime, polished the ideology of their movement, and at times, gave performances on the club’s small stage.

It is important to realise that Dada was something more than a mere pretentious pose, and the Dadaists were by no means incompetent bunglers. For them, the atrocity of war was a matter of such depression and despair that they decided to make it the matter of art in a form that could be as appalling for the public. None of the Dada art objects that have survived can be called aesthetically pleasing — actually, they were supposed to be totally anti-aesthetic. As a rule, artists preferred pictures, and sculptors used ‘ready-mades’ — ready-made objects. Art critics find quite a reasonable explanation for this. In their opinion, the technique is something messy and even anarchistic: scraps of out-of-date illustrations, fragments of texts are randomly arranged to form puzzling combinations. It is even simpler with sculptors: as artistic objects, the Dadaists would use things that were not only impossible to be viewed as art pieces, but were hardly ever viewed at all — rusty bicycle wheels, broken bottles, crushed tins, dated furniture with cracked planks, rags, and binned household articles.

Дадаизм — это… Что такое Дадаизм?

ДАДАИЗМ — литературная группа, написавшая на своем знамении ничего не означающее звукосочетание «Дада», впервые выступила на третьем году мировой войны в Швейцарии, откуда лозунги дадаизма перебросились в Берлин и Париж. Последний и стал главным штабом дадаизма, деятельность которого, вообще, никогда не была значительна — даже в период его «расцвета» в первые три года существования — весьма быстро идя под уклон с тем, чтобы в настоящее время почти совсем прекратиться.

Несмотря на то, что дадаизм в сущности, уже в прошлом, — он останавливает внимание не столько в силу своей художественной значимости, сколько, как чрезвычайно яркий показатель мироощущения писательской группы (правда, незначительной), в эпоху великой войны. Нечеловеческое напряжение душевных сил, какое вызвала война, — напряжение, повлекшее за собой столь ясно ощутимый ныне сдвиг духовной культуры и сказавшееся в необходимости в «большой серьез» поднять вопрос о переоценке многих ценностей — разрядилось с одной стороны в художественном слове созданием экспрессионизма и унанимизма, с другой — отмежевавшимся дадаизмом. К «Дада» примкнули те, кои оказались немощными в «большой серьез» поднять вопрос о смысле происходящих социальных потрясений; и тем более дадаисты не могли сделать никаких выводов. К «Дада» примкнули те, кто захотел отмахнуться от необходимости произвести оценку своего мироощущения до войны, ибо знали, что приговор будет беспощадным. К «Дада» примкнули те, кто нуждался в дурмане более сильном, чем кокаин и морфий, ибо наркозы вес же не могли заставить забыть то, что происходило на фронтах. И дадаизм решился на героическую меру — он просто забыл все, что произошло, а Филипп Супо, один из главарей группы, торжественно провозгласил: «У

Дада нет памяти». Произведя такую операцию — заставив себя потерять память — дадаизм стал изобретать все те средства, какие могли бы его застраховать от неожиданных реминисценций. Первым из таких средств явился поход против интеллекта, который может быть опасен, ибо ставит некоторые проблемы, связанные с пережитым. И тот же упоминаемый выше Супо заявил: «Дада не любит интеллекта». Тзара, виднейший дадаист, добавил: «Дада — идиот», а Араган беззапеляционно возгласил: «Переходить от идеи к идее невозможно». Но так как в интеллекте и для дадаизма было все же нечто прельстительное, дадаисты, в пылу полемики, стали себе противоречить и признали право именоваться идиотами и за всеми теми, кто не отрицал необходимости интеллекта. Так, Пикобиа объявил: «Ты человек серьезный, — значит идиот», с ним согласился и Тзара: «Человек интеллектуальный — подлинный и типичный идиот».

Едва ли есть нужда вскрывать далее противоречия в предпосылках дадаизма. Его основной нерв — живи сегодня, забудь о вчера и не думай о завтра: «Дада против будущего. Наплюем на человечество» (Тзара). Этот идеологический принцип заквасил поэзию и прозу дадаизма, который, поскольку коснемся чисто художественной стороны «Дада» использовал все приемы крайнего футуризма, словарно обогатив последний огромным количеством неологизмов, явно непристойного характера.

Евгений Ланн. Литературная энциклопедия: Словарь литературных терминов: В 2-х т. / Под редакцией Н. Бродского, А. Лаврецкого, Э. Лунина, В. Львова-Рогачевского, М. Розанова, В. Чешихина-Ветринского. — М.; Л.: Изд-во Л. Д. Френкель, 1925

«Дадаи́зм» — происхождение и значение слова

Дадаизм ― это авангардистское литературно-художественное движение. Оно возникло во времена Первой мировой войны. Течение основала группа европейских диссидентов, которая собралась в Цюрихе в 1915 году: поэт Хуго Балль с женой Эми Хеннингс, драматург Тристан Тцара, писатель Рихард Хюльзенбек, скульптор Ханс (Жан) Арп и художник Марсель Янко.

В 1916 году Хуго Балль открыл заведение под названием «Кабаре Вольтер» — оно считается местом рождения дадаизма. Именно здесь прошли первые выступления группы ― чтение абсурдистских стихов, пьес, исполнение песен и танцев, изготовление масок. Главной целью своих представлений основатели движения видели критику современного искусства и буржуазного общества. Настроенные пацифично, дадаисты считали, что именно буржуазия виновна в разразившейся войне. В своих произведениях они следовали принципам иррациональности, анархии и бессистемности. Сам Балль был уверен, что «дадаизм ― это идея абсолютного примитивизма, соразмерного примитивизму нашего времени».

Большинство исследователей считают, что слово «дада» обнаружил в словаре Ларусса Тристан Тцара. Он же в манифесте 1918 года написал: «На языке негритянского племени кру оно означает хвост священной коровы. В некоторых областях Италии так называют мать. Это может быть обозначением детской деревянной лошадки, кормилицы, удвоенным утверждением в русском и румынском языках. Это могло быть и воспроизведением бессвязного младенческого лепета. Во всяком случае ― нечто совершенно бессмысленное, что отныне и стало самым удачным названием для всего течения».

В литературе последователи дадаизма пародировали традиционные формы и ломали смысловые структуры вплоть до разрушения грамматики и создания новых слов. В художественном творчестве их главным приемом был коллаж.

Из Цюриха движение распространилось в Западную Европу и Америку: дада-выставки устраивали в Берлине, Париже и Нью-Йорке.

В 1920-х годах литературный кружок отечественных дадаистов существовал в Москве и Ростове-на Дону. Он назывался «Ничевоки». Лидером группы был поэт Рюрик Рок.

Дадаизм — стиль в изобразительном искусстве и его особенности | DesigNonstop

Дадаизм — стиль в изобразительном искусстве и его особенности

0

Стиль дадаизм, однозначно, можно назвать предвестником сюрреализма. Как и многие другие стили, дадаизм возник как реакция на Первую мировую войну. Тогда многие люди вынуждены были бежать из военных территорий в нейтральную Швейцарию. Оставшись без родины и потеряв жизненные ориентиры, художники-дадаисты начали проповедовать антиискусство в котором нет ни морали, ни логики, ни традиций. Сутью самовыражения стала провокация, как единственно возможный способ существования. Ощущая собственную беспомощность, они советовали жить только сегодняшним днем, отрицая завтра. В техническом плане самым распространенным художественном приемом стал коллаж и его разновидности.


 
 

Дадаизм — авангардистское литературно-художественное течение, зародившееся во время Первой мировой войны в нейтральной Швейцарии, в Цюрихе (Кабаре Вольтер). Стиль существовал с 1916 по 1922 г. Сутью дадаизма была насмешка над буржуазной культурой и дискредитирование мещанских нравов. Во главу ставилась анархическая инициатива отдельного человека, ничем не связанного в повседневной жизни и в искусстве.

 
 

«Дадаист является наиболее свободным человеком на земном шаре». «Кто живет для сегодняшнего дня — вечно живет». «Я против всякой системы. Наиболее приемлемая система — не иметь никакой системы». Такими были основные лозунги дадаистов. Анархический бунт против всего был следствием негодования и социальной беспомощности богемы перед лицом ужасов империалистической войны и ее социальных последствий.

 
 

Первыми деятелями дадаизма были Тристан Цара (поэт, румын), Рихард Гюльзенбек (поэт, немец), Гуго Балл (организатор дадаистов), Ганс Арп (художник, немец), Марсель Янко (художник, румын). Все они были выброшены за границы своей родины войной и все они в одинаковой мере были пропитаны бешеной ненавистью к правительствам своих стран. Сначала дадаизм возник как искусство кабаре, потом уже перешел в литературу и в изобразительное искусство.

 
 

Термин дадаизм придумал поэт Тристан Тцара, обнаруживший в словаре слово «дада». На языке негритянского племени Кру оно означает хвост священной коровы; в некоторых областях Италии так называют мать; это может быть обозначением детской деревянной лошадки; удвоенным утверждением в русском и румынском языках. Также это слово значит и бессвязный младенческий лепет, что и стало самым удачным выражением сути всего течения.

 
 

Деятельность дадаистов осуществлялась в самых разнообразных формах. Они организовывали шокирующие выставки, ставили эпатирующие буржуазную публику спектакли, проводили провокационные фестивали. Беженцы в нейтральной Швейцарии сначала просто веселились, потом показывали злые и весьма циничные гримасы всему обществу, которому были обязаны войной, оторвавшей их от родины. Они делали тоже самое, что делалось в их отечественных кафе-шантанах и кабаре, только выступления были гораздо более острыми.

 
 

В изобразительном искусстве наиболее распространенной формой творчества дадаистов был коллаж — технический приём создания произведения из определённым образом скомпонованных и наклеенных на плоскую основу (холст, картон, бумагу) кусочков разнообразных материалов: бумаги, ткани и т. д. В дадаизме можно выделить три ветви развития коллажа: Случайный коллаж (Цюрих), Манифестационный коллаж (Берлин) и Поэтический коллаж (Кельн и Ганновер).

 

 

В Цюрихе дадаисты делали упор на случайность коллажа, произвольность комбинирования элементов. Например, Ханс Арп создавал свои коллажи, в случайном порядке высыпая на лист картона четырехугольники из цветной бумаги и приклеивая их так, как они легли. Тристан Тцара предлагал разрезать газету на слова и вслепую доставать их из сумки, чтобы составить стихотворение (таким образом, использование коллажного принципа не является прерогативой только изобразительного искусства, но мигрирует в поэзию).

 
 

Коллаж берлинских дадаистов многосоставен, визуально насыщен и зачастую носит ярко выраженный политический, протестный заряд. Коллаж дает возможность выразить в зрительной форме то, что было бы запрещено цензурой, будь оно сказано словами. В берлинском коллаже активно используются фрагменты фотографий. Художники именуют себя «фотомонтажниками», проводя параллель с рабочими промышленных предприятий.

 
 

Третье направление — наделение коллажа свойствами поэтического произведения — реализуется в кёльнских произведениях Макса Эрнста, а также в мерц-картинах Курта Швиттерса, работавшего в Ганновере. Хотя стиль этих художников несхож, их роднит то, что оба понимают коллаж как явление, близкое поэзии, как соединение двух или более чужеродных реальностей в явно неподходящей для них среде с появлением творческой искры от их соединения.

 
 

Дадаизм быстро зашел в тупик и остался в истории как социальный символ своего времени. В 1920-е годы французский дадаизм слился с сюрреализмом, а в Германии — с экспрессионизмом. Основными художниками, представителями дадаизма, являются Ганс Арп (Германия), Марсель Дюшан (Франция), Курт Швиттерс (Германия), Франсис Пикабиа, Макс Эрнст (Германия), Ман Рэй (Франция), Марсель Янко (Румыния), Ханс Беллмер (Германия), Софи Тойбер-Арп (Швейцария).

ДАДАИЗМ: ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ОТРИЦАНИЯ

Дадаизм как контркультурное направление в искусстве начал оформляться примерно в 1913 — 1914 годах. Окончательно он сложился и был обозначен как «DaDa» в 1916 году в Цюрихе (Швейцария) в «Кабаре Вольтер», ставшем резиденцией дадаизма, местом, где собирались художники и поэты, обсуждая все то, чем дадаизм является и чем он не является. Но поскольку идейный пафос и полет фантазии авторов направления мало чем ограничивался, они отрицал практически все, даже сам дадаизм, как нечто независимое и уникальное. И по логике развития парадоксального дадаистского сюжета — все в итоге могло быть расценено как дадаизм.

Среди его инициаторов: Тристан Тцара, Франц Юнг, Марсель Янко, Рауль Хаусман, Гуго Балль, Ханс Арп и Ричард Хюльзенбек. Не случайно именно Швейцария оказалась центром идейного оформления дадаизма: сохраняя нейтралитет в Первой мировой войне, сюда стекалось множество эмигрантов из центральной и восточной Европы, в том числе художники и литераторы. Сам основатель и один из идеологов дадаизма —

Тристан Тцара был выходцем из Румынии.

Формальная стилистика дадаизма формировалась на отголосках кубизма, футуризма и экспрессионизма; на его становление повлияли Аполлинер, Маринетти, Шагал, Пикассо, Кандинский. Нужно отметить что Кандинский, проживавший в то время в Германии был дружен с одним из основателей дадаизма — Гуго Баллем.

Без кубизма, футуризма и экспрессионизма не было бы дадаизма в том виде, в котором он начал в свое время складываться. Футуризм передал дадаизму свою интенсивность и настойчивость, взрывной характер акций. От абстрактного искусства дадаизм унаследовал принцип разрушения структуры и негативацию привычного, социально регламентированного художественного образа. Экспрессионизм дал пример заражения зрителей чувствами, в дадаизме — это развилось в стремление заражать всех участников художественных акций атмосферой абсурда.

Очевидно, что и без предпосылок, заложенных в дадаизме, не было бы и сюрреализма.

По своему содержанию, дадаизм антиинтеллектуален, антилогичен, последовательность образов и действий невозможно предсказать или объяснить рационально — для чего это происходит?, и почему это так?, кто эти люди?, и что они делают? Но это не значит, что стоящие в основе движения люди были малограмотны и не интеллектуальны.

Уилл Гомперц в своем исследовании отмечает, что дадаизм в истории современного искусства возможно был самым интеллектуальным течением, «за кажущейся его бессмысленность таился глубокий смысл» (2019). Парадокс в том, как писал Тцара, что

«DaDa невозможно понять, его нужно пережить»

и что дадаизм — это «нормальное состояние человека». Т.е. это состояние человека, не обремененного вопросом «почему?»; в этом прослеживается «логика» банальности, обыденности, упрощенности.

Во многом это негативация попыток интеллектуально объяснить творческий процесс и его результаты. Собственно говоря, и само слово DaDa ничего конкретно не обозначает. Но поверхностное впечатление о простоте метода и подхода к описанию действительности не отменяет глубокой психологической работы, стоявшей за вульгарностью репрезентаций. Поэтому, Тцара с компанией заявлялись в «Кабаре Вольтер» в нелепых костюмах, иногда в масках, под аккомпанемент барабанного боя и спонтанную музыку, исполняемую на пианино Гуго Баллем. В такой обстановки они хором начинали декламировать симультанные стихи, выкрикивать дадаистские лозунги и призывы.

Центральная их идейная мотивация сводилась к тому, что эгоизм простителен, а индивидуальность приветствуется в любой своей форме. Но главный объект их воздействия была несомненно сложившаяся к тому моменту западноевропейская культура, идеология пассивного буржуазного истеблишмента.

С точки зрения психоанализа, акции дадаистов можно рассматривать как попытки провокативной терапии культуры. Стремление выразить всю абсурдность войн, экономических кризисов, политических разногласий. Симультанная поэзия дадаистов — это аллегория на разноголосие людей, погибавших на фронтах Первой мировой войны. Акции дадаистов — «это одновременно и буффонада и реквием» (Балль).

Ричард Хюльзенбек, ставший впоследствии историографом дадаизма, в написанном им манифесте отмечал: «Слово DaDa символизирует примитивнейшее отношение к окружающей действительности, вместе с дадаизмом в свои права вступает новая реальность. Жизнь предстает как одновременная путаница шорохов, красок и ритмов духовной жизни, которая без колебаний берется на вооружение дадаистским искусством со всем сенсационным гвалтом и лихорадкой ее лихого повседневного языка, во всей ее жестокой реальности» (1918).

С дадаизмом он познакомился в 1916 году, попав в Цюрихе в «Кабаре Вольтер». В 1917 году Хюльзенбек в Берлине основывает немецкую группу. В последующем, оставаясь дадаистом до конца своих дней, он начинает подчеркивать не деструктивную, а конструктивную сторону DaDa, и утверждать, что в дадаизме все было по-другому, не так, как это представлялось склонному окончательно отрешиться от искусства Дюшану. «В дадаизме жила воля к дальнейшему развитию, к новой форме, к новой жизни. Раз создавать искусство стало невозможно, то, может быть, имело смысл стать авантюристами тела и духа, сменить веру… Мы болели душой за жизнь, а не за искусство. Мы были феноменологами и экзистенциалистами…» — писал Хюльзенбек (1952) в своей автобиографии.

В Германии он остается до 1936 года, занимаясь искусством. С 1933 года под влиянием политического режима ему было запрещено публиковаться, поскольку его творчество, как и творчество многих других писателей, художников и поэтов, рассматривалось как «дегенеративное искусство». В 1936 году, получив визу в США, он эмигрирует и меняет свое имя на Чарльз Хальбек. В Америке он проживает в Нью-Йорке; будучи по специальности врачом, он начинает практиковать медицину и психоанализ в клинике Карен Хорни. Можно предположить, что Хюльзенбек и Хорни были знакомы еще в Германии, в Берлине, где Хорни получала медицинское и психоаналитическое образование (1915 — 1917), и откуда она эмигрировала в Америку в 1932 году, за четыре года до Хюльзенбека. В конце своей жизни, в 1970 году, он возвращается в Швейцарию, продолжая настаивать на том, что «DaDa все еще существует»… Во всяком случае, до настоящего времени существует и активно функционирует «Кабаре Вольтер» (cabaretvoltaire.ch), в качестве творческой площадки для театрализированных постановок, для поэтов и литераторов.

В период своего расцвета дадаизм выражал тотальный нигилизм и отрицание всего, и в тоже время утверждалось, что DaDa — это все, и каждый кто что-либо способен поставить под вопрос является спонтанным дадаистом. Возникнув в период Первой мировой войны, дадаизм полагал, что они способны привести, или по крайней мере утвердить абсурдность, как главное состояние мира, тот абсурд, к которому мир подошел в ходе войны, разрушившей представления о всех европейских интеллектуальных, этических, культурных ценностях.

Отрицание, как интеллектуальная доминанта дадаизма — это всего лишь выражение и подчеркивание того, что происходит в европейской культурной среде на самом деле (Тцара). Любое утверждение чего-либо иного также абсурдно, поскольку сразу же инвертируется в свою противоположность.

Дадаизм — это форма культурной инверсии, или, если точнее, извращения универсальных культурных ценностей

Его цель — отрицание и деконструкция «старой» эстетики, концентрированной в искусстве, в музеях, в традициях. Предельное утверждение: подлинный дадаизм — это тот, который отрицает сам себя, «дадаизм дадаизма», почти также, как диалектический принцип «отрицания отрицания», сформулированный Гегелем («Наука логики», 1812 — 1816).

Обозначенный Гегелем принцип диалектической логики можно встроить в описание феноменологии дадаизма. Принцип отрицания отрицания обозначает снятие внутреннего противоречия в процессе развития понятия, что связано с движением мысли от абстрактного к конкретному. Понятие, существующее как абстрактная определенность, трансгрессирует за свои пределы, начинает развиваться через раскрытия внутреннего противоречия, отрицает само себя и, тем самым, выходит на новый уровень концептуализации. Момент выхода понятия в свое инобытие, полагание им собственной противоположности, выступает как первое отрицание. Отчуждение понятия от самого себя приводит к его конкретизации и расширению за счет утверждения идеальной сущности, ему прямо противоположной. Развитие данного принципа у Гегеля подчинено ритмическому циклу: тезис — антитезис — синтез.

Так и дадаизм, отрицая сам себя как привычное для рефлексии искусство. За счет этого он расширяет свои границы до глобальных масштабов и до внутренних пределов повседневности.

Дадаизм — это повседневная обыденность, это все, что нас окружает, и значит все, если вы художник, может служить для вас объектом приложения творческих усилий, и все может стать предметом искусства

В дадаизме выдвигается новая художественная система, основанная на случайности. Так сочиняются стихи, манифесты, таким же образом, путем случайных комбинаций и совпадений создаются изобразительные работы. Они лишены логической предсказуемости, смысловой очевидности. Они создаются при условии совмещения трех данностей: материала, действия, обстановки, — и все это руководствуется случайностью, парадоксом и спонтанностью.

Дадаистская акция могла состоятся где угодно и в любых условиях, любой предмет мог служить средством самовыражения и послужить в качестве художественного объекта, действие могло носить любой характер и в качестве художественной акции могла выступить практически любая активность — танец, чтение стихов, колка дров, атональная музыка или банальная драка.

Как отмечает Юлиус Эвола в своем раннем произведении «Абстрактное искусство» (1920/2019) — у подлинного духовного искусства нет логической причины и прямой обусловленности. Скорее, это спонтанное намерение, в котором совпадают «необходимость выражения» и «возможность выражения».

Эвола:

«Выражение — это трансформации чистых стихий в конвенциональный и человеческий элемент»

У выражения нет логической причины, скорее это страсть, аффект и влечение, то что обозначается как «творческий инстинкт». Поэтому, спонтанное выражение равносильно смерти; в каждый момент экспрессии художник умирает, он умирает в своем произведении, и само искусство — это опыт смерти. Перекличка с экзистенциальной феноменологией смерти и умирания очевидна. Это смерть по отношению к прежнему.

Если транслировать эту идею в сферу психотерапии, то это смерть автора по отношению к своему симптому; деконструкция себя прежнего разрушает структуру симптома, поддерживающую дисфункциональную идентичность. Кем тогда становится субъект, если он перестает быть прежним и невротический опыт утрачивает свою протезирующую функцию?

Художник умирает в каждом своем произведении

Субъект умирает в каждом своем симптоме

И для того, чтобы это было реализовано и позволило выйти за границы прежнего, необходимо оставаться в своем искусстве непонятым.

Задача дадаизма виделась в том, чтобы современное ему искусство нигелировать; типичным проявлением агрессивного влечение дадаизма был призыв «сжечь Лувр».

Утверждение идеи семиотического распада и обнуления культуры должен был привести к «чистому восприятию», искусство должно рождаться как нечто спонтанное и незапланированное, существующее как сиюминутная экспрессия; нет ни будущего, ни прошлого. Есть лишь симультанное становление непрерывно длящегося настоящего. Задача художника лишит этот непрерывно длящийся момент монотонности и однообразия — любыми спонтанными выходками, которые проще всего назвать искусством (поскольку ничем другим назвать это просто невозможно).

Отчасти это напоминает спонтанность буддизма и его пренебрежение к «вечным ценностям», поскольку нет в мире ничего стабильного из того, что имеет свое начало. «Сжечь Лувр» — это призыв того же порядка, что и сжигание храма Артемиды Эфесской Геростратом, дзенская формула «убить Будду, как только вы его встретите» или гибель в 1950 году храма Кинкаку-дзи в Киото, который был сожжен в приступе безумия одним из монахов.

Эти и подобные им акции преследуют свое целью выход за пределы семиотической обусловленности, накладываемой на человека явлениями массовой культуры, к числу которых следует отнести собственно искусство, кинематограф, рекламу, политику, массмедиа.

Если мы примем в качестве гипотезы идею о том, что культура является семиотической квинтесенцией общества, что она вступает суммой взаимосвязанных знаковых систем и констелляций, в условиях доминирования которых сложилась ситуация Первой мировой войны, Второй мировой войны, тоталитарные режимы и способы формирования системы социальных ориентаций и ценностей, то, несомненно, дадаизм следует рассматривать как десемиотизирующую практику, направленную на разрушение принятого, утвердившегося порядка, с тем что бы в итоге прийти к спонтанной естественности побуждений, к спонтанным ценностям.

Для этого требуется семиотически «обнулить» имеющиеся способы саморепрезентации человека и общества, разрушить знаковые констелляции культуры, утверждая симультанный поток хаотических, абсурдных, лишенных значения знаков (именно знаков, а не символов), для того чтобы на их основы выстроилась новая совокупность семиотических порядков, новая знаковость и образность.

Дадаизм в свой «классический период» (1916 — 1923 года) не был лишен мегаломанических претензий, достаточно сказать, что одна из центральных фигур дадаизма — Хюльзенбек — обозначал себя как «истинный Всемирный DaDa», что и было написано на его визитной карточке, когда он вернулся в Берлин.

Дадаизм стремился к буквальному воплощению своих идей, к иконографической подлинности — это касалось как поэзии, рождающейся в момент ее произнесения, так и изображений. В этом он выражает идею преодоления символических порядков, имеющих место в обществе и в культуре. За счет такого преодоления достигается «новая подлинность», глубина и естественность воспроизведения человеком себя в искусстве.

Строго говоря, создаваемое в дадаизме «искусство» таковым не являлось и не считалось, скорее это был жест преодоления, насмешки и обесценивания; с другой стороны, практически все ключевые фигуры дадаизма были эмигрантами (Тцара из Румынии, Балл и Хюльзенбек из Германии, Дюшан и Пикабия из Франции), а их движение зарождалось на фоне Первой мировой войны, поэтому та форма экспрессивности, которую они постоянно реализовывали была также попыткой справится с собственным экзистенциальным ужасом и стремлением утвердить собственную идентичность в искусстве через отрицание последнего.

Следует также отдать должное тому, что в отличие от сюрреализма, где высшим сюрреалистическим актом считалась экзистенциальная агония и самоубийство, дадаизм не пропагандировал ничего подобного. «Правильный» дадаист скорее пел, плясал и устраивал похабные выходки, он любитель женщин, сарказма, розыгрышей и мистификаций, он делает «мусорное искусство» из того, что находит на свалке, любой объект с авторской подписью уже искусство (если он так назван).

В сюрреализме же мы имеем череду самоубийц и безумцев: Жак Ваше (1919, передозировка опиума), Жак Риго (1929, выстрел в сердце), Рене Кревель (1935, отравление газом), Пьер Дриё ля Рашель (1945, передозировка люменала), Оскар Домингес (в ночь с 31 декабря 1957 года на 1 января 1958-го — поэтому сложно сказать в каком году он окончательно умер от вскрытия вен, депрессия), Вольфганг Паален (1959, выстрел в голову, биполярное расстройство), Курт Зелигман (1962, выстрел в голову из ружья), Уника Цюрн (1970, бросилась на мостовую с террасы парижской квартиры Ханса Беллмера, шизофрения).

В дадаизме, если это безумие, то оно скорее напоминает юродство, в сюрреализме безумие — как правило приобретает клинические манифестации. Поэтому дадаизм утверждает спонтанное желание жизни быть таковой, в нем чувствуется потенциал жизненности; сюрреализм совсем про другое — в нем жизнь засыпает, мутирует и превращается в искаженную реальность сна.

Эвола (1920/2019) отмечаете, что дадаизм, это «самое современное искусство, даже если оно этого и не осознает, стремится к чему-то духовному».

Следует отдать должное, что дадаиский сдвиг восприятия и трансформация системы ценностей и художественных представлений, ознаменовали собой второй поворотный момент в развитии современного искусства — первый был связан с импрессионистской революцией второй половины XIX века. По всей вероятности, дадаисты сделали больше, чем кто-либо до и после них, для изменения концепции деятельности художника, его социального и экзистенциального статуса.

На уровне импульсивных, спонтанных, автоматических действий и плохо осознаваемых желаний дадаизм доступен для всех, в том числе и для нас с вами, поскольку ничто не мешает обозначить терапевтическую деятельность, направленную на разрушение невротических шаблонов, как деятельность дадаистскую.

Источники:

Гомперц У. Непонятное искусство. От Моне до Бэнкси. — М., 2018.

Турчин В. С. В лабирнтах авангарда. — М.: Изд-во МГУ, 1993.

Эвола Ю. Абстрактное искусство. — М., 2019.

Дадаизм в живописи: стиль идеи художники картины

Первое крупное движение против искусства, своего рода – антиискусство — дадаизм был бунтом против культуры и ценностей. Дадаизм в живописи – это искусство анархического типа, важное направление авангарда, цель которого состояла в том, чтобы подорвать систему ценностей академической живописи. Художники считали, социально-политические проблемы – неотъемлемая часть деятельности, от этой темы нельзя отказаться.

История развития

Стиль дада зародился в Швейцарии во время Первой мировой войны – это событие глобального значение было главным толчком к формированию радикального течения в искусстве. Родина стиля – Цюрих. Швейцария поддерживала нейтралитет в войне, поэтому именно здесь новое направление успешно выросло в самостоятельный стиль живописи, театра, кино, скульптуры.

Направление существовало в 1916 – 1922 годах, после чего влилось в другие направления – экспрессионизм, сюрреализм. Исследователи истории искусства полагают, что именно дадаизм был первым направлением постмодернизма.

Основатель

Дадаизм сформировался в литературе и поэзии, затем – развился в изобразительном искусстве. Основателем считается поэт Т.Тцара – он и дал новому стилю название. Тцара нашел это слово в одном из словарей, значение было связано с африканской культурой: дада – это хвост священной коровы. Это же понятие обозначает детскую деревянную лошадку, лепет ребенка. По мнению основателя течения, главное значение слова «дада» — бессмыслица, предмет, не имеющий особого значения и важной роли. Тцара считал, что именно так можно описать все направление.

Направление возникло как реакция войну и национализм — многие думали о том, что привело к войне. Под влиянием других авангардных течений — кубизма, футуризма, конструктивизма и экспрессионизма – стиль дада выражал наиболее важные идеи. Картины художников отмечены иронией, осуждением, критикой общественных перемен. Благодаря актуальности развиваемой тематики, дадаизм быстро распространился в Берлине, Ганновере, Париже, Нью-Йорке, Кельне и других городах Западной Европы и Америки:

  • Движущей силой стиля в Цюрихе был Т. Тцара. Основными идеями были: нигилизм, социальная тематика, отношения в обществе в связи с военными действиями в Европе. С 1917 по 1921 год активисты выпустили несколько номеров тематического журнала, который выпускался на немецком и французском языках. С конца войны важность Швейцарии в качестве нейтральной территории снизилась. Р. Хюльзенбек, один из основателей дадаизма, уехал в Берлин, Тзара – в Париж. В 1920 году дадаизм в Цюрихе теряет влияние.
  • После Первой мировой войны, активисты стиля разъехались по всей Европе. Преимущественно, поселились в Париже и Берлине. Хюльзенбек основал клуб дада в Берлине, членами движения стали Й.Баадер, Дж. Грос, Р.Хаусманн, Х.Хох. Берлинская версия стиля была более сатирической и политизированной. Главным оружием были периодические издания.
  • Кельнский филиал развития дада в искусстве был менее политизированным, более тяготел к эстетизации искусства, чем в других городах. Главные деятели дадаизма в Кельне – Ж.Арп и М.Эрнст. Последний успешно применял сатирические приемы коллажа с использованием популярного печатного материала, с изображением гротеска. В Кельне прошла одна из крупнейших выставок работ в мае 1920 года. Шоу было закрыто властями в течение нескольких дней в связи с подозрением деятельности, которая противоречила нормам морали, но выставку снова открыли.
  • В Ганновере ведущим деятелем стиля был К.Швиттерс. Его картины считаются наиболее ярким примером чистоты стиля.
  • В Нью-Йорке дадаизм был основан на философии и творчестве М.Дюшана. Особую роль сыграли его рэди-мэйды. Дюшан акже сотрудничал с К.Дрейер в создании Societe Anonyme – ассоциации для содействия росту современного искусства в Америке.
  • К 1921 году многие художники, философы, поэты и скульпторы дада – Ж.Арп, М.Дюшан, М.Эрнст, М.Рэй, Т.Тцара – переехали в Париж. Французская версия дадаизма характеризуется мультикультурностью, яркостью, театральностью, большей эстетизацией. Многие парижские дадаисты перешли в сюрреализм, принеся в него некоторые черты дада.

Ключевые идеи

Дадаизм был первым направлением в искусстве, где в центре внимания художников была не эстетика объектов.

Художники поставили на передний план сложные социальные проблемы, роль в обществе человека, художника, цели искусства.

В качестве антиискусства дадаизм прибегал к разнообразным методам борьбы с каноничностью живописи, принятыми правилами, традициями, стандартами. Использовали демонстрации и манифестов, выставки абсурдного искусства, поставив цели намеренно шокировать власть и широкую общественность.

Художники в стиле дада известны использованием объектов – готовых бытовых предметов, которые созданы не с художественной целью, но представлены как произведение искусства после небольшого количества манипуляций художника. Такая практика получила название рэди-мэйд – это помогло переосмыслить искусство, суть живописи и ее основные цели.

Стиль существовал вопреки всем нормам традиционного художественного искусства, в соответствии с которыми работа художника должна быть тщательно спланирована и завершена. Картины пропагандировали случайности, спонтанность, импровизацию, чтобы бросить вызов художественным нормам и поставить под сомнение роль художника в художественном процессе.

Стиль спровоцировал появление важных новшеств в изобразительном искусстве. Например, использование техники коллажа и фотомонтажа в живописи.

Значение


Формирование нового стиля, основы для развития искусства постмодерна, стало переломным моментом в истории живописи. Дадаизм существовал не долго, но оказал влияние на экспрессионизм, поп-арт, новый реализм, концептуализм. Главные идеи стиля провозглашают отказ от традиций и канонов в пользу расширения рамок творчества. Направление имело яркий социальный подтекст. Утверждение дадаизма стало важным этапом борьбы деятелей искусства с социальными трудностями, проблемами глобального значения. При помощи необычных, шокирующих работ, дадаисты передавали свои убеждения народу, призывали обратить внимание на важнейшие проблемы современности.

Дадаизм. Международный семинар по тотальному идиотизму и безбашенному эпатажу | Публикации

«гаджи бери бимба гландриди лаула лонни кадори гаджама грамма берида бимбала гландри галассасса лаулиталомини гаджи бери бин бласса глассала лаула лонни кадорсу сассала бим гаджама туффм и цимцалла бинбан глигла воволимай бин». Хуго Балль

После этого вполне содержательного стишка (а это, надо сказать, стихотворение, и уже переведенное на русский язык) посмотрите пару картинок.


Марсель Дюшан. LHOOQ (расшифровывается так: «Представляю, как тепло у тебя в жопе, дорогая»)


Ман Рэй. Подарок

Все это – дадаизм. При первом знакомстве с этим авторитетным направлением авангардизма возникает устойчивое впечатление, что это направление – предельно кретинское. При втором же знакомстве… нет, пожалуй, и при втором знакомстве точно такое же впечатление. Значит, будем считать, что это впечатление — верное.

В общем-то, так оно и есть, чего уж там. Совершенно кретинское направление. И чтобы понять, как эта чушь заняла почетное место в истории авангардизма, нужно обратиться к конкретным условиям ее возникновения. Рассмотреть, так сказать, исторические, социальные и даже психологические причины появления этого странного образования.

Шел грозовой 1916 год… В Европе вовсю громыхала Первая мировая война. Неисчислимые массы людей в серых шинелях убивали друг друга по воле своих правительств непонятно за какие идеалы. Горе пришло во многие семьи – миллионы убитых, десятки миллионов искалеченных и раненых. Огромное количество потерявших кров женщин, детей, стариков и больных. Ну, и так далее.

Печально, но во всем этом безумии посильное участие принимали и представители европейской авангардистской богемы, кто – вынужденно, по призыву, кто – добровольно. Можно сказать, что Гийом Аполлинер, Фернан Леже и Блез Сандрар стреляли в Отто Дикса, Франца Марка и Макса Бекмана. И наоборот. Иногда – попадали. Убитых, раненых, контуженных и отравленных газами в богемах по обе стороны фронта оказалось к концу войны довольно много.

Но не все авангардисты согласились получить экзистенциальный опыт в окопах и пережить пограничную ситуацию где-нибудь под Верденом или на Сомме. Очень многие из этих диссидентов накопились в тихой нейтральной Швейцарии, образовав сильно перенасыщенный интернациональный авангардистский раствор, из которого они и выпали вредоносным осадком по адресу Цюрих, Шпигельгассе, дом 1 — где 5 февраля 1916 года открылось литературно-художественное «Кабаре Вольтер».

В кабаре этом все вроде было, как и должно было быть. Можно было занедорого поесть-попить и при этом приобщиться к музыкальному, вокальному, танцевальному, оригинальному и разговорному жанрам. Беда была в том, что все эти жанры не были легкими, какими им положено быть в приличном кабаре, а были прямо-таки тяжелыми. Ну, как снаряды пушки «Большая Берта» в нескольких сотнях километров к северо-западу.

Происходило все обычно так. Цюрихский буржуа вечером располагался за столиком, его привычным для него образом обслуживали и даже не лили ему кисель на голову. Честно приносили заказанные блюда и напитки – с этим было строго. Он пил-ел, а в это время начиналась культурно-развлекательная программа. На сцену выходил читать свои стихи поэт Хуго Балль вот в таком прикиде.

Происходили кубистические пляски под брюистскую, то есть очень шумовую, музыку. Танцовщицы при этом были одеты в стиле зигзаг-кубизма – что это такое, мне неизвестно, но звучит заманчиво. Поэт Тристан Тцара и художник Ганс Арп публично рвали газеты и делали из них «спонтанные работы» — случайным образом сделанные коллажи. Двадцать человек читали «симультанную поэму», то есть одновременно, не слушая друг друга, произносили все, что придет в голову, по возможности – громко. Или же стихи читали на трех языках, опять же одновременно, под эту самую брюистскую музыку, будь она неладна. Иногда, для разнообразия, выступал «Хор революционеров» в сопровождении оркестра балалаечников. Ну, и до кучи на стенах висели вот такие работы.


Курт Швиттерс. Без названия (все элементы собраны на помойке)

Понятно, что публика реагировала бурно – это ж почти сто лет назад было. Вот описание одного из вечеров, сделанное Тристаном Тцарой: «Путаница возобновилась: кубистический танец, костюмы от Янко, каждый человек с собственным большим барабаном на голове, гвалт… гимнастическая поэма, концерт из гласных, шумовое стихотворение, химическое соединение идей в статическом стихотворении… Еще больше выкриков, большой барабан, пианино и беспомощное орудие, публика, срывая шаблонные одежды, рвется вмешаться в эту родильную горячку». Тцара тут не написал, что многие тихие швейцарцы ходили на эти представления с гнилыми овощами и фруктами в карманах. И что периодически случались драки. Как же, должно быть, отдыхали буржуа, когда им попадалось исполнение сочинений Арнольда Шенберга – там-то всего лишь методы Sprechstimme да Klangfarbenmelodie использовались – просто отдых в Гаграх!

Теперь спросим себя – а на фига дадаисты все это делали? Хороший вопрос, охотно на него ответим. Напомню – шла война. И война эта оказалась гораздо большим шоком для европейских интеллектуалов, чем Вторая мировая. ХХ век начался 1 августа 1914, как теперь уже ясно. Что до этого было? Спокойная, практически викторианская эпоха с достижениями науки и техники, с торжеством рационализма и демократии, с верой в то, что все остающиеся немногочисленные проблемы будут вот-вот решены. И вдруг многомиллионные массы жителей цивилизованных стран начинают с диким энтузиазмом крошить друг друга при помощи последних достижений этих самых науки и техники. То есть до этого не было войн такого масштаба и с применением такого количества новейших вооружений. Танки, пулеметы, самолеты, дирижабли, огромные корабли, жуткие пушки. Впервые появилось оружие массового поражения. Причем, в условиях глубоко эшелонированной обороны страшные усилия нападавших, стоившие колоссальных жертв, оборачивались мизерными результатами. Как шутили тогда французские газеты, «в результате трехдневного наступления, проведенного силами десяти дивизий, захвачено дерево».

Цивилизация со всеми своими прибамбасами типа классического искусства, телефона, избирательного права, социальной защищенности, суда присяжных и музыки Дебюсси оказалась тонкой оболочкой, под которой обнаружилась глубокая, темная первобытная пещера.

Так вот дадаисты в близких им областях – в литературе и искусстве — и показывали на пальцах, что цивилизация есть ложь, что ее нет. Что в мире, в котором возможна такая дикость, как мировая война, могут быть только такие живопись, поэзия, музыка, хореографическое искусство и малая пластика. Или, можно сказать, они доводили до полного разрушения все то, что еще не было разрушено – для наглядной картины того, куда катится мир, если уже не докатился. Инструменты для этой демонстрации они использовали ударные: скандал, эпатаж, гротеск, абсурд, примитив. Как писал Тцара, «в 1916 году, криво усмехнувшись в объятиях отпускного Марса, какая-то из муз родила дада».


Курт Швиттерс. Мерц-бау (колонна из мусора)

Конечно, валить все на войну – что ты сделала, подлая – нельзя. Ранние формы дадаизма появились еще до всякой войны. Тут можно сделать традиционное, граничащее с мистикой допущение, что творческие работники улавливают некие признаки больших событий до того, как они произошли. Когда уже после войны с дадаизмом познакомились приехавшие из США Марсель Дюшан, Фрэнсис Пикабия и Ман Рэй – они обнаружили, что занимались тем же самым уже давно. Достаточно вспомнить дюшановский писсуар.


Фрэнсис Пикабиа. Дитя-карбюратор

Раннедадаистические элементы были и в русском авангарде. В выходках футуристов многое напоминает практику цюрихцев, в творчестве Казимира Малевича есть дадаистические черты.


Казимир Малевич. Англичанин

Были и просто двое русских дадаистов, Илья Зданевич и Сергей Шаршун, которые оказались после войны в Париже и примкнули к движению. Вообще, Тцара писал, что «безумные туземцы-русские – прирожденные дадаисты, примером чего может служить Распутин».

Последнее может быть серьезным основанием для гипотезы о том, что Ленин – дадаист. Он же жил во времена «Кабаре Вольтер» совсем рядом с ним, на Шпигельгассе, 14. Есть некоторые свидетельства, что он его посещал, поскольку это было ближайшее к его дому предприятие общественного питания. Ну, и нахватался там. А потом поехал в Россию и совершил величайший в истории дадаистический акт. Во всяком случае, в коммунистической практике много от дадаизма. И абсурда, и эпатажа, и скандала, и гротеска, очень мрачного, впрочем. Некоторые тексты коммунистов просто используют приемы дадаистов. У того же Ленина, например, нелюбимый им Карл Каутский и публично канкан танцевал, и старую мочалку на помойке жевал. А знаменитый парадокс Троцкого, приведший в изумление немецкую делегацию на переговорах о мире в Бресте: «Ни мира, ни войны, а армию распустить» — чем не дадаизм?

С окончанием войны цюрихская группа распалась, а ее участники разъехались по родинам. Но шуметь продолжали. Например, в Берлине в 1920 году они с кафедры главного собора провозгласили наступление всемирной дадаистической революции. В Париже среди прочего провели вечер с добрым названием «Вы все – идиоты» и устроили выставку, входить на которую надо было через привокзальный мужской туалет. По самой выставке ходила голая девица и читала нецензурные стихи. Случился скандал. Прибыла полиция – закрывать выставку. Тцара убедил полицейских, что самое скандальное на выставке – использованная в экспозиции репродукция гравюры Дюрера, и если ее убрать, то все будет нормально. На том и порешили. А закончился дадаизм в мае 1922 года. На последней тусе в Веймаре основатель и активнейший дадаист Тцара прочел дадаизму надгробную речь. После этого основные силы почившего влились в набиравший мощь сюрреализм.

Еще пара слов. Несмотря на то, что все творческие задачи, решаемые дадаизмом, были заявлены им как принципиально антихудожественные, он парадоксальным образом способствовал развитию искусства. Это дадаизм придумал объект, реди мейд и перформанс. Это он придумал спонтанные формы творчества вроде рисования «чего рука нарисует» или декламации «чего в голову придет» — «Мысль рождается во рту», говорил Тцара. Дадаизм дал авангардизму безумную свободу творчества. Многие последующие течения авангардизма буквально пропитаны его духом. Вот поэтому-то он и занимает в авангардистской истории почетное и крайне важное место.


Марсель Дюшан. «Почему не чихает Розе Селави?»

Ну и откуда, собственно, название «дада»? Сами дадаисты придумали множество объяснений этого слова. По легенде, они обнаружили его в словаре Ларусса, и оно обозначало самые разные вещи вроде двойного утверждения по-русски и по-румынски, детского лепета, хвоста священной коровы у древних народов, лошадки по-французски и т.д. В общем, бессмысленное название. Главное – не это. Главное, как сказал опять же Тцара, это то, что «дада работает изо всех сил и добросовестно распространяет повсюду идиотизм».


Марсель Янко. Портрет Тристана Тцары

 

Автор: Вадим Кругликов

Готовый | Тейт

Введение

Самые ранние реди-мейды Дюшана включали Велосипедное колесо 1913 года, колесо, установленное на деревянном табурете, и In Advance of the Broken Arm 1915 года, лопату для снега с этим названием. В 1917 году в Нью-Йорке Дюшан сделал свой самый печально известный реди-мейд, Fountain , мужской писсуар, подписанный художником вымышленным именем и выставленный на задней стороне. Более поздние реди-мейды были более сложными, и Дюшан называл их реди-мейдами с помощью.

Для своих реди-мейдов Дюшан намеренно выбрал обычные, функциональные и довольно скучные предметы. Его выбор был:

«…на основе реакции визуального безразличия, при полном отсутствии хорошего или плохого вкуса…»
Дюшан, цитата из книги «Искусство сборки: симпозиум» 19 октября 1961 г.

Хотя термин «реди-мейд» был изобретен Дюшаном для описания собственного искусства, с тех пор он стал применяться в более общем смысле к произведениям искусства, созданным из промышленных предметов.Например, работы художников YBA Дэмиена Херста, Майкла Лэнди и Трейси Эмин (например, « My Bed 1998» Эмина) можно назвать реди-мейдами. (Подробнее о художниках, использующих найденные объекты в своей работе, см. на странице глоссария для найденных объектов).

В фокусе: теория реди-мейда Дюшана

Теория реди-мейда была объяснена в анонимной редакционной статье, опубликованной в майском номере авангардного журнала «Слепой» , которым руководили Дюшан и два друга:

Неважно, своими руками сделал мистер Матт фонтан или нет.Он ВЫБРАЛ это. Он взял обыкновенный предмет жизни и поместил его так, что его полезное значение исчезло под новым названием и точкой зрения, — создал для этого предмета новую мысль.

Здесь есть три важных момента: во-первых, выбор объекта сам по себе является творческим актом. Во-вторых, что, отменяя «полезную» функцию предмета, он становится искусством. В-третьих, что представление и добавление названия предмету придали ему «новую мысль», новый смысл.Реди-мейды Дюшана также утверждали принцип, что то, что является искусством, определяется художником. Выбор объекта сам по себе является творческим актом, отмена полезной функции объекта делает его искусством, а его представление в галерее придает ему новый смысл. Этот переход от художника-создателя к художнику-выборщику часто рассматривается как начало движения к концептуальному искусству, поскольку статус художника и объекта ставится под сомнение. В то время реди-мейд рассматривался как посягательство на общепринятое понимание не только статуса искусства, но и самой его природы.

Готовый термин…!

Интересно, что термин, выбранный Дюшаном для описания своего нового подхода к созданию произведений искусства, сам по себе является «реди-мейдом». К концу девятнадцатого века термин «реди-мейд» использовался для описания предметов, которые были изготовлены, а не изготовлены вручную.

Краткая история дадаизма | Искусство и культура

В 1919 году Марсель Дюшан нарисовал карандашом усы и козлиную бородку на гравюре «Моны Лизы» Леонардо да Винчи и подписал произведение «Л.H.O.O.Q.», написанные по-французски, эти буквы образуют рискованный каламбур: Elle a chaud au cul, или «У нее шорты». Намеренно неуважительное искажение лица Дюшана должно было выразить неприятие дадаистами как художественного, так и культурного авторитета. Частная коллекция Некоторые дадаисты были озабочены оптическими эффектами.Фотография Ман Рэя 1920 года Марселя Дюшана со своей машиной для вращающихся стеклянных пластин (в движении) документирует один из экспериментов Дюшана в области оптики. Тимоти Баум, Нью-Йорк; Частная коллекция Биоморфные настенные рельефы из крашеного дерева Лорин Эмерсон Художник Рауль Хаусманн c.Сборка 1920 года «Механическая голова» («Дух нашего века») должна была символизировать пустой дух эпохи после Первой мировой войны. Эдвард Стейхен, Художественный музей Филадельфии

В годы, предшествовавшие Первой мировой войне, казалось, что Европа теряет связь с реальностью. Вселенная Эйнштейна казалась научной фантастикой, теории Фрейда поставили разум в тиски бессознательного, а марксистский коммунизм стремился перевернуть общество с ног на голову, а пролетариат возглавил его.Искусство также отклеивалось. Музыка Шенберга была атональна, стихи Малларме перепутали синтаксис и разбросали слова по странице, а кубизм Пикассо превратил человеческую анатомию в мешанину.

Были в ходу и более радикальные идеи. Анархисты и нигилисты обитали на политической периферии, и новая порода художников начала атаковать саму концепцию искусства. В Париже, попробовав свои силы в импрессионизме и кубизме, Марсель Дюшан отказался от любой живописи, потому что она была создана для глаз, а не для разума.

«В 1913 году мне пришла в голову удачная идея прикрепить велосипедное колесо к кухонному табурету и смотреть, как оно вращается», — писал он позже, описывая конструкцию, которую он назвал «Велосипедное колесо», предшественник как кинетического, так и концептуального искусства. В 1916 году немецкий писатель Хьюго Балль, укрывшийся от войны в нейтральной Швейцарии, размышлял о состоянии современного ему искусства: «Изображение человеческого образа постепенно исчезает с живописи этих времен и все предметы появляются лишь фрагментарно. ….Следующим шагом для поэзии является решение покончить с языком.

В том же году Болл прочитал именно такое стихотворение на сцене Кабаре Вольтер в Цюрихе, ночном клубе (названном в честь французского философа и сатирика 18-го века), которое он, Эмми Хеннингс (певица и поэт, на котором он позже женится) и несколько приятелей-экспатриантов открылись как место сбора художников и писателей. Стихотворение начиналось так: «гаджи бери бимба / гландриди лаули лонни кадори…». Это был, конечно, полный вздор, адресованный публике, которая казалась слишком самодовольной по поводу бессмысленной войны.Политики всех мастей провозгласили войну благородным делом — будь то защита высокой культуры Германии, французского Просвещения или британской империи. Он писал, что Болл хотел шокировать любого, кто считал «всю эту цивилизованную бойню триумфом европейского разума». Один из исполнителей «Кабаре Вольтер», румынский художник Тристан Тцара, описал его ночные шоу как «взрывы выборной глупости».

Это новое иррациональное направление в искусстве будет называться Дада. Он получил свое название, по словам Рихарда Хюльзенбека, немецкого художника, живущего в Цюрихе, когда он и Болл наткнулись на это слово во французско-немецком словаре.Для Болла это подходит. «Дада — это «да, да» по-румынски, «лошадка-качалка» и «лошадка-любитель» по-французски», — записал он в своем дневнике. «Для немцев это признак глупой наивности, радости деторождения и озабоченности детской коляской». Цара, который позже утверждал, что он придумал этот термин, быстро использовал его на плакатах, выпустил первый дадаистский журнал и написал один из первых из многих дадаистских манифестов, лишь немногие из которых, как и следовало ожидать, имели большой смысл.

Но абсурдистское мировоззрение распространилось подобно пандемии — Цара назвал Дадаизм «девственным микробом» — и были вспышки от Берлина до Парижа, Нью-Йорка и даже Токио.И при всей своей сумасбродности это движение оказалось одним из самых влиятельных в современном искусстве, предвосхитив абстрактное и концептуальное искусство, перформанс, поп, поп и инсталляцию. Но дадаизм вымрет менее чем через десять лет, и до сих пор у него не было крупной музейной ретроспективы, которой он заслуживает.

На выставке Dada в Национальной галерее искусств в Вашингтоне, округ Колумбия (продлится до 14 мая), представлено около 400 картин, скульптур, фотографий, коллажей, гравюр, кино- и звукозаписей более 40 художников.Выставка, которая переезжает в Нью-Йоркский музей современного искусства (с 18 июня по 11 сентября), является вариацией еще более крупной выставки, которая открылась в Центре Помпиду в Париже осенью 2005 года. понимаете, американские кураторы Леа Дикерман из Национальной галереи и Энн Умланд из МоМА организовали его вокруг городов, где процветало движение, — Цюриха, Берлина, Ганновера, Кельна, Нью-Йорка и Парижа.

Диккерман прослеживает происхождение Дадаизма от Великой войны (1914-1918 гг.), в результате которой 10 миллионов человек погибли и около 20 миллионов были ранены.«Для многих интеллектуалов, — пишет она в каталоге Национальной галереи, — Первая мировая война привела к краху доверия к риторике — если не к принципам — культуры рациональности, преобладавшей в Европе со времен Просвещения». Далее она цитирует Фрейда, который писал, что ни одно событие не «смутило так много самых ясных разумов и не принизило так сильно то, что является высшим». Дада принял и пародировал эту путаницу. «Дадаизм хотел заменить логическую чепуху современных мужчин нелогичной чепухой», — писала Габриэль Бюффе-Пикабиа, чей муж-художник Франсис Пикабиа однажды прикрепил чучело обезьяны к доске и назвал его портретом Сезанна.

«Полное столпотворение», — писал Ганс Арп, молодой эльзасский скульптор из Цюриха, о происходящем в «безвкусном, пестром, переполненном» кабаре «Вольтер». «Цара виляет задом, как живот восточной танцовщицы. Янко играет на невидимой скрипке, кланяется и царапает. Мадам Хеннингс с лицом Мадонны садится на шпагат. Хюльзенбек безостановочно бьет в большой барабан, а Болл аккомпанирует ему на фортепиано, бледный, как известковый призрак».

Эти выходки показались дадаистам не более абсурдными, чем сама война.Быстрое немецкое наступление в апреле 1917 года оставило 120 000 французов убитыми всего в 150 милях от Парижа, а в одной деревне группа французских пехотинцев (присланных в качестве подкрепления) лаяла, как ягнята, которых вели на бойню, в тщетном протесте, когда их вели на фронт. фронт. «Без Первой мировой войны нет дадаизма», — говорит Лоран Ле Бон, куратор выставки Центра Помпиду. — Но есть французская поговорка: «Дада объясняет войну лучше, чем война объясняет дада».

Два германских военачальника окрестили войну «Materialschlacht», или «битвой техники».Но дада, как они себя называли, просили не согласиться. «В основе войны лежит грубая ошибка, — записал Хьюго Болл в своем дневнике 26 июня 1915 года. — Людей ошибочно принимают за машины».

Художников Дада спровоцировала не только война, но и влияние современных средств массовой информации и зарождающийся индустриальный век науки и техники. Как однажды пожаловался Арп: «Сегодняшний представитель человека — всего лишь крошечная кнопка на гигантской бессмысленной машине». Дадаисты высмеивали эту дегуманизацию сложными псевдодиаграммами — чокаблок с шестернями, шкивами, циферблатами, колесами, рычагами, поршнями и часовыми механизмами — которые ничего не объясняли.Символ типографа в виде указующей руки часто появлялся в искусстве Дада и стал эмблемой движения — бессмысленным жестом. Арп создавал абстрактные композиции из вырезанных бумажных фигурок, которые он случайно бросал на фон и приклеивал там, где они падали. Он выступал за такого рода случайную абстракцию как способ избавить искусство от любой субъективности. Дюшан нашел другой способ сделать свое искусство безличным — рисовать как инженер-механик, а не как художник. По его словам, он предпочитал механический рисунок, потому что «это выходит за рамки всех живописных условностей.

Когда дадаисты решили изобразить человеческую форму, ее часто искалечили или сделали похожей на искусственную или механическую. Множество тяжело искалеченных ветеранов и рост индустрии протезов, по словам куратора Лии Дикерман, «поразили современников тем, что создали расу полумеханических людей». Берлинский художник Рауль Хаусманн изготовил икону Дадаизма из манекена парика и различных мелочей — кошелька из крокодиловой кожи, линейки, механизма карманных часов — и назвал ее «Механическая голова» («Дух нашего времени»).Два других берлинских художника, Джордж Гросс и Джон Хартфилд, превратили портновский манекен в натуральную величину в скульптуру, добавив револьвер, дверной звонок, нож и вилку, а также Железный крест немецкой армии; ему дали рабочую лампочку вместо головы, пару протезов на промежности и подставку для лампы в качестве протеза ноги.

Дюшан проследил истоки фарсового духа дадаизма в пятом веке до нашей эры. Греческий драматург-сатирик Аристофан, говорит Лебон из Центра Помпиду. Однако более непосредственным источником был французский драматург-абсурдист Альфред Жарри, чей фарс 1895 года «Убу Рой» (Король Убу) представил «патафизику» — «науку о воображаемых решениях».Это была та наука, которой дадаизм аплодировал. Эрик Сати, композитор-авангардист, сотрудничавший с Пикассо в сценических постановках и участвовавший в вечерах Дада, утверждал, что в его звуковых коллажах — например, в оркестровой сюите с пассажами для фортепиано и сирены — «доминирует научная мысль».

Дюшан, вероятно, добился наибольшего успеха в превращении инструментов науки в искусство. Родившийся недалеко от Руана в 1887 году, он вырос в буржуазной семье, поощрявшей искусство — два старших брата и его младшая сестра тоже стали художниками.На его ранние картины повлияли Мане, Матисс и Пикассо, но его «Обнаженная, спускающаяся по лестнице» нет. 2 (1912 г.), вдохновленный ранними фотографическими исследованиями движения с покадровой съемкой, был полностью его собственным. На картине обнаженная женская фигура словно принимает анатомию машины.

Отклоненная жюри Салона Независимых 1912 года в Париже, картина произвела фурор в Америке, когда была выставлена ​​в Нью-Йорке на Оружейной выставке 1913 года (первой масштабной международной выставке современного искусства в стране).Карикатурные пародии на эту работу появились в местных газетах, и один критик высмеял ее как «взрыв на гончарном заводе». «Обнаженная» была раскуплена (за 240 долларов) коллекционером, как и три других Дюшана. Через два года после выставки Дюшан и Пикабиа, чьи картины также продавались на Armory Show, обменяли Париж на Манхэттен. Дюшан заполнил свою студию на Западной 67-й улице купленными в магазине предметами, которые он называл «реди-мейдами» — лопатой для уборки снега, шляпой, металлической собачьей расческой. Объясняя свой выбор несколько лет спустя, он сказал: «К чему-то нужно подходить с безразличием, как будто у вас нет эстетических эмоций.Выбор реди-мейдов всегда основан на визуальном безразличии и в то же время на полном отсутствии хорошего или плохого вкуса». Дюшан сначала не выставлял свои реди-мейды, но увидел в них еще один способ подорвать общепринятые представления об искусстве.

В 1917 году он купил фарфоровый писсуар в магазине сантехники на Пятой авеню, назвал его «Фонтан», подписал его «Р. Матт» и представил на выставке Общества независимых художников в Нью-Йорке. Некоторые из организаторов шоу были ошеломлены («бедняги не могли спать три дня», — вспоминал позже Дюшан), и произведение было отклонено.Дюшан ушел с поста председателя выставочного комитета в поддержку Матта и опубликовал защиту работы. Последующая огласка помогла сделать Фонтан одним из самых известных символов дадаизма, наряду с гравюрой Моны Лизы Леонардо да Винчи в следующем году, к которой Дюшан добавил усы и козлиную бородку.

Пародируя научный метод, Дюшан сделал объемные заметки, диаграммы и наброски для своей самой загадочной работы «Невеста, раздетая догола ее холостяками, даже» (или «Большое стекло») — девятифутовой сборки металлической фольги, проволоки, масла. , лак и пыль, зажатые между стеклянными панелями.Историк искусства Майкл Тейлор описывает эту работу как «сложную аллегорию неудовлетворенного желания, в которой девять одетых в форму холостяков на нижней панели постоянно мешают совокупляться с похожей на осу биомеханической невестой наверху».

Непочтительность Дюшана к науке разделяли два его нью-йоркских товарища, Пикабиа и молодой американский фотограф Ман Рэй. Пикабиа рисовал с точностью коммерческого художника, что делало его бессмысленные диаграммы особенно убедительными.В то время как Дюшан создавал машины с вращающимися дисками, которые создавали удивительные спиральные узоры, Пикабиа покрывал холсты дезориентирующими полосами и концентрическими кругами — ранняя форма оптических экспериментов в современной живописи. Ман Рэй, чьи фотографии запечатлели оптические машины Дюшана, оставил свой след в фотографии, манипулируя изображениями в фотолаборатории для создания иллюзий на пленке.

После окончания войны в 1918 году дадаисты нарушили спокойствие в Берлине, Кельне, Ганновере и Париже. В Берлине художница Ханна Хёх придала дадаизму ироничный домашний оттенок с помощью коллажей, включающих выкройки, вырезанные фотографии из модных журналов и изображения немецкого военного и промышленного общества в руинах.

В Кёльне в 1920 году немецкий художник Макс Эрнст и группа местных дадаистов, исключенных из музейной выставки, организовали во дворе паба собственную — «Дадаизм ранней весной». За мужским туалетом девушка в «платье для причастия» читала непристойные стихи, тем самым нарушая святость как высокого искусства, так и религии», — отмечает искусствовед Сабина Крибель в каталоге нынешней выставки. Во дворе «зрителей призвали разрушить скульптуру Эрнста, к которой он прикрепил топорик.Полиция Кёльна закрыла шоу, обвинив артистов в непристойности за демонстрацию наготы. Но обвинение было снято, когда непристойность оказалась оттиском гравюры Альбрехта Дюрера 1504 года под названием «Адам и Ева», которую Эрнст включил в одну из своих скульптур.

В Ганновере художник Курт Швиттерс начал создавать искусство из обломков послевоенной Германии. «Из бережливости я взял для этого все, что нашел», — писал он о мусоре, который собирал с улиц и превращал в коллажи и скульптурные ансамбли.«Можно даже кричать об отбросах, и это то, что я сделал, сколотив и склеив». Родившийся в том же году, что и Дюшан, — в 1887 году — Швиттерс выучился на традиционного художника и провел годы войны чертежником на местном металлургическом заводе. Однако в конце войны он открыл для себя дадаистское движение, хотя отказался от названия Дада и придумал свое собственное, Мерц, слово, которое он вырезал из рекламного плаката ганноверского Коммерц-унд Приватбанка (коммерческого банка) и склеены в коллаж.Как отмечает Дикерман из Национальной галереи, это слово означало не только деньги, но и немецкое слово, обозначающее боль, Schmerz, и французское слово, обозначающее экскременты, merde. «Немного денег, немного боли, немного дерьма, — говорит она, — суть искусства Швиттерса». Свободная конструкция из найденных предметов и геометрических форм, которую художник назвал Мерцбау, начиналась как пара трехмерных коллажей или сборок и росла, пока его дом не превратился в строительную площадку из колонн, ниш и гротов.Со временем скульптура фактически пробила крышу здания и внешние стены; он все еще работал над этим, когда был вынужден бежать из Германии из-за прихода к власти нацистов. В конце концов, работа была уничтожена бомбардировщиками союзников во время Второй мировой войны.

Последнее ура дадаизма прозвучало в Париже в начале 1920-х годов, когда Цара, Эрнст, Дюшан и другие пионеры дадаизма приняли участие в серии выставок провокационного искусства, обнаженных перформансов, шумных сценических постановок и непонятных манифестов.Но движение разваливалось. Французский критик и поэт Андре Бретон выпустил свои собственные манифесты Дада, но начал вражду с Царой, поскольку Пикабиа, которому надоели все распри, скрылся с места происшествия. К началу 1920-х Бретон уже вынашивал следующую великую авангардную идею — сюрреализм. «Дадаизм, — злорадствовал он, — к счастью, больше не проблема, и его похороны примерно в мае 1921 года не вызвали беспорядков».

Но Дада, еще не совсем умерший, скоро выпрыгнет из могилы. Абстракции Арпа, конструкции Швиттерса, мишени и полосы Пикабиа и реди-мейды Дюшана вскоре стали появляться в работах крупных художников и художественных течений 20-го века.От абстракций Стюарта Дэвиса до поп-арта Энди Уорхола, от мишеней и флагов Джаспера Джонса до коллажей и комбинаций Роберта Раушенберга — почти везде, куда бы вы ни посмотрели в современном искусстве, Дада сделал это первым. Даже Бретон, умерший в 1966 году, отрекся от своего презрения к Дадаизму. «По сути, со времен дадаизма, — писал он незадолго до своей смерти, — мы ничего не сделали».

Искусство

Рекомендуемые видео

Что такое дадаизм, дадаизм или дадаизм?

Статьи и характеристики

Марсель Дюшан, Фонтан, 1917 год.

Словом, ерунда. Однако как движение искусство Дада оказалось одним из революционных художественных движений в начале двадцатого века. Первоначально задуманный разрозненной группой авангардистов-модернистов в преддверии Первой мировой войны, но более полно принятый после нее, дадаист превозносил удачу вместо логики и иррациональности, а не расчетливого намерения.


Знаете кого-нибудь, кому эта статья была бы интересна?


Ключевые даты:  1916-1924
Ключевые регионы:  Швейцария, Париж, Нью-Йорк
Ключевые слова:  Шанс, удача, бессмыслица, антиискусство, реди-мейд (Жан) Арп, Софи Тойбер-Арп, Ханна Хёх, Ман Рэй, Франсуа Пикабиа
Ключевые характеристики: Юмористическое, склонное к абсурду, сатирическое отношение к авторитету

Дадаизм: истоки и ключевые идеи художественного движения

Во время Первой мировой войны бесчисленное количество художников, писателей и интеллектуалов, выступавших против войны, искали убежища в Швейцарии.Цюрих, в частности, был центром для людей в изгнании, и именно здесь Хьюго Болл и Эмми Хеммингс открыли Кабаре Вольтер 5 февраля 1916 года. Кабаре было местом встречи для более радикальных художников-авангардистов. Помесь ночного клуба и центра искусств, художники могли выставлять здесь свои работы среди передовой поэзии, музыки и танцев. Ганс (Жан) Арп, Тристан Цара, Марсель Янко и Рихард Хюльзенбек были одними из первых авторов Кабаре Вольтер. По мере того как бушевала война, их искусство и выступления становились все более экспериментальными, диссидентскими и анархическими.Вместе они протестовали против бессмысленности и ужасов войны под боевым кличем ДАДА.

Центральная предпосылка художественного движения Дада (Дада — разговорный французский термин, обозначающий лошадь-хобби) была ответом на современность. Реагируя на подъем капиталистической культуры, войну и одновременную деградацию искусства, художники в начале 1910-х годов начали исследовать новое искусство или «антиискусство», как его описал Марсель Дюшан. Они хотели обдумать определение искусства и для этого экспериментировали с законами случая и с найденным объектом.Их искусство было основано на юморе и умных оборотах, но в самом его основании дадаисты задавали очень серьезный вопрос о роли искусства в современную эпоху. Этот вопрос стал еще более актуальным по мере распространения искусства дадаизма — к 1915 году его идеалы были восприняты художниками в Нью-Йорке, Париже и других странах — и по мере того, как мир погрузился в жестокости Первой мировой войны. Жан Арп, Созвездие с пятью белыми формами и двумя черными, вариация III, 1932, любезно предоставлено Гуггенхаймом

Появление готового

Одной из самых знаковых форм, возникших среди этого расцвета дадаистского самовыражения, был реди-мейд, скульптурная форма, усовершенствованная Марселем Дюшаном.Это были работы, в которых Дюшан перепрофилировал найденные или изготовленные на заводе предметы в инсталляции. Впереди сломанная рука (1964 г.), например, предусматривала подвешивание лопаты для снега к креплению галереи; Fountain (1917), возможно, самый узнаваемый реди-мейд Дюшана, включал серийный керамический писсуар. Вынося эти объекты из предназначенного им функционального пространства и возводя их на уровень «искусства», Дюшан высмеивал арт-истеблишмент, одновременно призывая зрителя серьезно задуматься о том, как мы оцениваем искусство.

Различные формы дадаизма

Как показывают реди-мейды Дюшана, дадаисты не гнушались экспериментировать с новыми медиа. Например, Жан Арп — скульптор, основоположник дадаизма — исследовал искусство коллажа и потенциал случайности в его создании. Ман Рэй также играл с искусством фотографии и аэрографии как с практиками, которые дистанцировали руку художника и, таким образом, включали сотрудничество с шансом. Помимо этих художественных средств, дадаисты также исследовали литературное и исполнительское искусство.Хьюго Болл, например, человек, написавший объединяющий манифест дадаизма в 1916 году, исследовал освобождение письменного слова. Освободив текст от обычных ограничений опубликованной страницы, Болл играл с силой бессмысленных слогов, представленных как новая форма поэзии. Эти дадаистские стихи часто превращались в перформансы, что позволяло этой сети художников легко перемещаться между медиа.

Хьюго Болл, «Кабаре Вольтер», 1916 год.

Примеры известных произведений Дадаизма

Движение принесло много известных произведений искусства.Вот несколько избранных примеров произведений дадаизма:

  1. Фонтан Марселя Дюшана (1917)
  2. Велосипедное колесо Марселя Дюшана (1913)
  3. Скрипка Энгра Ман Рэя (1924)
  4. Звуковая поэма Хьюго Болла Караване (1916)
  5. Голова нашего механического времени Рауль Хаус 1920)

1. Марсель Дюшан Фонтан (1917)

В 1917 году Марсель Дюшан представил писсуар Обществу независимых художников.Общество отказалось от Фонтана , потому что считало, что его нельзя считать произведением искусства. Фонтан Дюшана поднял бесчисленное множество важных вопросов о том, что делает искусство искусством, и считается важной вехой в искусстве 20-го века.

Марсель Дюшан, Фонтан, 1917 год.

2. Велосипедное колесо Марселя Дюшана (1913)

«В 1913 году мне пришла в голову счастливая идея прикрепить велосипедное колесо к кухонному табурету и смотреть, как оно вращается», — сказал Марсель Дюшан о своей знаменитой работе «Велосипедное колесо ». Велосипедное колесо — первый из готовых объектов Дюшана. Реди-мейды представляли собой отдельные объекты, которые Дюшан переставлял или подписывал и называл искусством. Он назвал Велосипедное колесо «реди-мейдом», созданным путем объединения нескольких утилитарных предметов в произведение искусства.

Марсель Дюшан, «Велосипедное колесо», 1913 год.

3. Скрипка Ман Рэя Скрипка Энгра (1924)

Нарисовав f отверстия струнного инструмента на фотоотпечатке своей обнаженной модели Кики де Монпарнас и перефотографировав отпечаток, Ман Рэй изменил то, что изначально было классической обнаженной натурой.Женское тело теперь превратилось в музыкальный инструмент. Он также добавил название Le Violin d’Ingres , французскую идиому, означающую «хобби».

Ман Рэй, «Скрипка Энгра», 1924 г.

4. Звуковая поэма Хьюго Болла Karawane (1916)

Основатель Кабаре Вольтер и автор первого дадаистского манифеста в 1916 году, большая часть работ Болла была в жанре саунд-поэзии. В 1916 году, в том же году, когда был опубликован первый дадаистский манифест, Болл исполнил звуковую поэму Karawane .Начальные строки были:

jolifanto bambla o falli bambla
großiga m’pfa habla horem

Hugo Ball

Остальная часть стихотворения продолжилась в том же духе. Хотя стихотворение можно было спутать со случайным, безумным бормотанием, звуковая поэзия действительно была глубоко продуманным методом в экспериментальной литературе. Идея заключалась в том, чтобы вывести звуки человеческой вокализации на передний план, удалив все остальное.

Хьюго Болл, Караване, 1916 год.

5. Механическая голова Рауля Хаусмана (Дух нашего времени) (1920)

Рауль Хаусманн был поэтом, коллажистом и перформансистом, который наиболее известен своей скульптурой под названием Механическая голова (Дух нашего времени) . Голова манекена, сделанная из цельного деревянного бруска, является переворачиванием утверждения Гегеля о том, что «все есть разум». Для Хаусмана человек — это пустая голова, «у него не больше возможностей, чем те, которые случай приклеил к его черепу снаружи.Подняв эти темы, Хаусманн хотел создать образ, который разрушил бы господствующие западные условности о том, что голова является вместилищем разума.

Рауль Хаусманн, Механическая голова (Дух нашего времени), 1920 г.

Восприятие, падение и распространение идеалов дадаизма

Смелые новые подходы дадаистов вызвали споры в современной культуре. Их быстрый разрыв с традицией, их страстное стремление к новому способу выражения и их готовность вернуть почитаемый мир «изящного искусства» к более ровному и эгалитарному игровому полю с помощью как юмора, так и любознательного исследования позволили художникам Дада привлечь как поклонники и противники их творчества.Некоторые видели в дадаистском выражении следующий шаг вперед в авангардном марше; другие упускали из виду значение и вместо этого рассматривали работы, такие как реди-мейды Дюшана, не как искусство, а просто как составляющие их объекты (что привело к тому, что некоторые из оригиналов были отправлены в кучу мусора).

Дадаизм захватывал публику в 1920-е годы, но движению в целом было суждено рухнуть. Некоторые, как Ман Рэй, обнаружили, что их склонности переходят в подсознательную сферу сюрреализма; другие сочли давление на современного европейского художника слишком тяжелым, чтобы его вынести.Приход к власти Адольфа Гитлера в 1930-х годах нанес мощный удар по миру современного искусства, поскольку маниакальный деспот стремился выкорчевать корни современного искусства, области, которую он считал «дегенеративной». В результате художники-дадаисты стали свидетелями того, как над их работами насмехались или уничтожали, и таким образом предпочли сбежать из удушливого воздуха Европы в более свободный художественный климат Соединенных Штатов и других стран.

Хотя многие из этих первоначальных членов рассеялись, идеалы дадаизма остались живы и здоровы среди современных художников.Во многих отношениях можно увидеть возрождение нитей дадаизма. Например, в эпоху поп-арта неодадаизм представил мотивы и культурные комментарии, интерпретированные с оттенком дадаистской интриги. Но именно во второй половине двадцатого века полностью осозналось влияние дадаистского момента. В дополнение к двум крупным международным ретроспективам, посвященным творчеству дадаистов (одна в 1967 году в Париже, а другая в 2006 году на различных международных площадках), были проведены дополнительные исследования по осмыслению и сохранению их наследия.

Ханна Хёх, Да-Денди, 1919 г.

Коллекционирование дадаистского искусства

Хотя дадаистские произведения привлекают всеобщее внимание, их коллекционирование может оказаться непростой задачей. Помимо проблем подлинности, трудно определить или спрогнозировать цены, которые будут достигнуты за такие работы, и эта проблема связана с огромным разнообразием средств массовой информации. При этом можно отметить постоянство, с которым работы дадаистов превзошли ожидания на аукционах. Примечательная продажа картины Марселя Дюшана Nu sur nu (1910-1911) более чем за 1 доллар.4 миллиона в июне 2016 года удвоили предполагаемую цену продажи в диапазоне от 555 000 до 775 000 долларов. Картина Франсуа Пикабиа Ventilateur (1928) была продана на Sotheby’s в феврале 2016 года более чем за 3,1 миллиона долларов, что соответствует верхней границе прогнозируемого диапазона продаж. Эта тенденция, по-видимому, предполагает, что интерес к художественному самовыражению Дада и движению Дада все еще жив и здоров, а коллекционеры осведомлены о хороших сделках, которые могут появиться на аукционах.

Часто задаваемые вопросы
Что такое дадаизм?

Дадаизм — художественное движение начала 20 века, предшествующее сюрреализму и уходящее своими корнями в ряд крупных европейских художественных столиц.Возникшее в ответ на ужасы Первой мировой войны, дадаистское движение отвергало разум, рациональность и порядок формирующегося капиталистического общества, вместо этого отдавая предпочтение хаосу, бессмыслице и антибуржуазным настроениям.


Кто главные художники-дадаисты?

Наиболее известными художниками Дадаизма являются Марсель Дюшан, Фрэнсис Пикабиа и Ман Рэй в Париже, Джордж Гросс, Отто Дикс, Джон Хартфилд, Ханна Хёх, Макс Эрнст и Курт Швиттерс в Германии, а также Тристан Цара, Ричард Хюльзенбек, Марсель Янко. и Жан Арп в Цюрихе.


Откуда зародился дадаизм?

Существуют некоторые разногласия относительно того, где была основана Дада. Многие считают, что движение впервые зародилось в Cabaret Voltaire, авангардном ночном клубе в Цюрихе, другие заявляют о румынском происхождении. Что ясно, так это то, что во время Первой мировой войны, особенно в 1916 году, зародилась общеевропейская чувствительность, и что явных приверженцев основных тем можно найти в Цюрихе, Берлине, Париже, Ганновере, Кельне, Нидерландах и даже в Нью-Йорке. .


Каковы основные характеристики дадаизма?

Дадаизм часто характеризуется юмором и причудливостью, тяготеющей к абсурду. Такое доброе отношение использовалось как сатирическая критика преобладающих социальных и политических систем, которым в значительной степени приписывали натиск Первой мировой войны.


Что означает дадаизм?

Имя Дада происходит от бессмыслицы и иррациональности. В одних языках оно означало «да, да» как пародию на бессмысленное подчинение населения власти, а в других имело совершенно иные значения и коннотации.Имя приписывается Ричарду Хюльзенбеку и Хьюго Боллу, хотя Тристан Цара также претендовал на авторство — идея заключалась в том, что оно будет иметь несколько бессмысленных значений.


Как дадаизм является реакцией на Первую мировую войну?

Дадаизм был движением с явно политическим подтекстом – реакцией на бессмысленную окопную бойню Первой мировой войны. По сути, оно объявило войну войне, противопоставив абсурдность погружения истеблишмента в хаос собственной чепухой.


Какой композитор был наиболее тесно связан с дадаизмом?

Идеал Дада также распространяется на область звука. Среди прочих, Фрэнсис Пикабиа и Жорж Рибемон-Дессен реализовали дадаистскую музыку для исполнения на Фестивале Дада 1920 года, но известный композитор Эрик Сати также окунулся в дадаистские звуковые эксперименты.

Узнайте больше о направлениях и стилях в искусстве на протяжении всей истории здесь.


Знаете кого-нибудь, кому эта статья была бы интересна?


Обзор движения Дада и основные идеи

Краткое изложение Дада

Дада было художественным и литературным движением, зародившимся в Цюрихе, Швейцария.Он возник как реакция на Первую мировую войну и национализм, который, по мнению многих, привел к войне. Под влиянием других авангардных течений — кубизма, футуризма, конструктивизма и экспрессионизма — его продукция была очень разнообразной: от перформанса до поэзии, фотографии, скульптуры, живописи и коллажа. Эстетика дадаизма, отмеченная насмешкой над материалистическими и националистическими взглядами, оказала сильное влияние на художников во многих городах, включая Берлин, Ганновер, Париж, Нью-Йорк и Кельн, каждый из которых породил свои собственные группы.Движение рассеялось с установлением сюрреализма, но порожденные им идеи стали краеугольными камнями различных категорий современного искусства.

Ключевые идеи и достижения

  • Дадаизм был прямым предшественником движения концептуального искусства, когда внимание художников было сосредоточено не на создании эстетически приятных объектов, а на создании работ, которые часто переворачивали с ног на голову буржуазные чувства и ставили сложные вопросы об обществе, роль художника и цель искусства.
  • Члены дадаизма были настолько полны решимости противостоять всем нормам буржуазной культуры, что группа почти не защищала себя: «Дада — это анти-дада», — часто кричали они. Основание группы в Кабаре Вольтер в Цюрихе было уместным: Кабаре было названо в честь французского сатирика 18 века Вольтера, чья новелла «Кандид» высмеивала идиотизм его общества. Как писал Хьюго Болл, один из основателей Cabaret и Dada: «Это наш Candide против времени.»
  • Такие художники, как Ганс Арп, стремились использовать случайность в создании произведений искусства. Это шло вразрез со всеми нормами традиционного художественного производства, согласно которому произведение тщательно планировалось и завершалось. Введение случайности было для дадаистов способом бросить вызов художественному нормы и поставить под сомнение роль художника в художественном процессе
  • Художники дадаизма известны тем, что они используют реди-мейды — предметы повседневного обихода, которые можно купить и представить как искусство без особых манипуляций со стороны художника.Использование реди-мейда навязывает вопросы о художественном творчестве и самом определении искусства и его предназначения в обществе.

Обзор дадаизма

Стремясь как помочь остановить войну, так и выразить разочарование националистическими и буржуазными условностями, художники Дада в конечном счете произвели революцию в искусстве будущего.

Развитие дадаистского движения, концепции, влияние

Начало дадаизма

Швейцария была нейтральной во время Первой мировой войны с ограниченной цензурой, и именно в Цюрихе Хьюго Болл и Эмми Хеннингс основали Кабаре Вольтер 5 февраля 1916 года в задней комнате таверны на Шпигельгассе в захудалом районе города.Чтобы привлечь других художников и интеллектуалов, Болл выпустил пресс-релиз, в котором говорилось: «Кабаре Вольтер». Под этим названием сформировалась группа молодых художников и писателей с целью стать центром художественных развлечений. В принципе, Кабаре будет управляться художниками, приглашенные художники будут приходить и давать музыкальные представления и чтения на ежедневных встречах.Молодые художники Цюриха, независимо от их тенденций, приглашаются с предложениями и вкладами всех видов.С самого начала, кроме Болла и Хеннингса, присутствовали Ганс Арп, Тристан Цара, Марсель Янко и Рихард Хюльзенбек.

В июле того же года состоялся первый вечер Дада, на котором Болл прочитал первый манифест. Существует мало единого мнения о том, как было изобретено слово «дада», но одна из наиболее распространенных историй происхождения заключается в том, что Ричард Хюльзенбек нашел это имя, наугад вонзая нож в словарь. , но это также перекликается с первыми словами ребенка, и эти намеки на ребячество и абсурдность понравились группе, которая стремилась дистанцироваться между собой и трезвостью традиционного общества.Они также понимали, что это слово может означать одно и то же (или ничего) на всех языках, поскольку группа открыто выступала за интернационализм.

Целью искусства и деятельности дадаистов было помочь остановить войну и выразить недовольство националистическими и буржуазными условностями, которые к ней привели. Их антиавторитарная позиция способствовала изменчивому движению, поскольку они выступали против любой формы группового лидерства или руководящей идеологии.

Распространение Дадаизма

Художники в Цюрихе издавали журнал Дада и проводили художественные выставки, которые способствовали распространению их антивоенного и антихудожественного послания.В 1917 году, после того как Болл уехал в Берн, чтобы заниматься журналистикой, Цара основал Галерею Дада на Банхофштрассе, где наряду с художественными выставками проводились и другие вечера Дада. Цара стал лидером движения и начал неустанную кампанию по распространению идей Дада, осыпая письмами французских и итальянских писателей и художников. Группа опубликовала обзор литературы и искусства под названием Dada , начиная с июля 1917 года, с пятью выпусками из Цюриха и двумя последними из Парижа. Их искусство было сосредоточено на перформансе и печатной продукции.

После окончания войны в 1918 году многие художники вернулись на родину, способствуя дальнейшему распространению движения. Конец дадаизма в Цюрихе последовал за событием Дада 4-5 в апреле 1919 года, которое по замыслу превратилось в бунт, что, по мнению Цара, способствовало целям дадаизма, подрывая традиционные художественные практики за счет вовлечения аудитории в художественное производство. Бунт, начавшийся как событие Дада, был одним из самых значительных. Он собрал более 1000 человек и начался с консервативной речи о ценности абстрактного искусства, которая должна была разозлить толпу.За этим последовала неблагозвучная музыка, а затем несколько чтений, которые поощряли участие толпы, пока толпа не потеряла контроль и не начала уничтожать несколько реквизитов. Цара описывал это так: «Суматоха высвобождается, ураган бешеный, сирена свистит, обстрел песня, битва начинается резко, половина зала аплодирует, протестующие держат зал… удалось установить цепь абсолютного бессознательного в аудитории, которая забыла границы воспитания предрассудков, испытала смятение Нового.Окончательная победа дадаизма». Для Цара ключом к успеху бунта было вовлечение публики, чтобы участники были не просто наблюдателями искусства, но и были вовлечены в его производство. Это было полным отрицанием традиционного искусства.

Вскоре после этого , Цара отправился в Париж, где познакомился с Андре Бретоном и начал формулировать теории, которые Бретон в конечном итоге сформулировал в сюрреализме.Дадаисты сознательно не объявляли микрорегиональные движения; можно отнести к нескольким ключевым художникам, и каждый город, в свою очередь, повлиял на эстетику своих дадаистских групп.

Германия

В 1917 году Хюльзенбек вернулся из Цюриха, чтобы основать Club Dada в Берлине, который действовал с 1918 по 1923 год и включал в себя таких участников, как Йоханнес Баадер, Джордж Гросс, Ханна Хёх и Рауль Хаусманн. Ближе к зоне боевых действий берлинские дадаисты публично выступали против Веймарской республики, и их искусство было более политическим: сатирические картины и коллажи с изображениями военного времени, правительственными фигурами и вырезками из политических карикатур, реконтекстуализированными в язвительные комментарии.В феврале 1918 года Хюльзенбек произнес свою первую дадаистскую речь в Берлине, и несколько журналов, в том числе Club Dada и Der Dada , были опубликованы в том же году вместе с апрельским манифестом. В этот период в Берлине была разработана техника фотомонтажа. В 1920 году Хаусманн и Хюльзенбек проводят лекционный тур в Дрездене, Гамбурге, Лейпциге и Праге. В июне прошла «Erste Internationale Dada-Messe».

Курт Швиттерс, исключенный из берлинской группы, вероятно, из-за его связей с галереей Der Sturm и стиля экспрессионизма, которые считались противоположными дадаизму из-за их романтизма и сосредоточенности на эстетике, сформировал свою собственную группу дадаизма в Ганновере в 1919 г., хотя он был его единственным практикующим.Его Merz , как он называл свое искусство, было менее политически ориентировано, чем у Клуба Дада; вместо этого его работы исследуют озабоченность модернистов формой и цветом.

Еще одна группа дадаистов была создана в Кельне в 1918 году Максом Эрнстом и Йоханнесом Теодором Бааргельдом. Важно отметить, что Ханс Арп присоединился в следующем году и добился прорыва в своих экспериментах с коллажами. Их экспонаты были посвящены антибуржуазному и бессмысленному искусству. В 1920 году одна такая выставка была закрыта полицией. К 1922 году немецкий дадаизм пришел в упадок.В том же году Эрнст уехал из Кельна в Париж, тем самым распустив эту группу. Другие заинтересовались другими движениями. Например, в октябре 1922 года в Веймаре состоялся «Конгресс конструктивистов», на котором присутствовало несколько немецких дадаистов, а в 1924 году Бретон опубликовал сюрреалистический манифест, после чего многие из оставшихся дадаистов присоединились к этому движению. Публикация Schwitter Merz спорадически продолжалась в течение нескольких лет.

Париж

Узнав о движении дадаистов в Цюрихе, ряд парижских художников, включая Андре Бретона, Луи Арагона, Поля Элюара и других, заинтересовались им.В 1919 году Цара уехал из Цюриха в Париж, а Арп прибыл туда из Кельна в следующем году; «Фестиваль Дада» состоялся в мае 1920 года после того, как там собрались многие зачинатели движения. Было организовано несколько демонстраций, выставок и представлений, а также опубликованы манифесты и журналы, в том числе Dada и Le Cannibale .

Пикабиа и Бретон вышли из движения в 1921 году, и Пикабиа опубликовал специальный выпуск 391 , в котором утверждал, что парижский дадаизм стал тем, против чего он изначально боролся: посредственным устоявшимся движением.Он писал: «Дух Дада действительно существовал только между 1913 и 1918 годами… Желая продлить его, Дада закрывался… Видите ли, Дада был несерьезен… потому что он мертв!.. Надо быть кочевником, проходить через идеи, как проходят через страны и города». Парижский дадаизм предпринял контратаку под руководством Цары. Два заключительных спектакля на сцене Дада проходят в Париже в 1923 году, прежде чем группа погрузилась в внутреннюю борьбу и уступила сюрреализму.

Марсель Дюшан обеспечил решающую творческую связь между цюрихскими дадаистами и парижскими прото-сюрреалистами, такими как Бретон. Швейцарская группа считала реди-мейды Марселя Дюшана произведениями Дадаизма и ценила юмор Дюшана и его отказ давать определение искусству.

Нью-Йорк

Как и Цюрих во время войны, Нью-Йорк был прибежищем для писателей и художников. Марсель Дюшан и Фрэнсис Пикабиа прибыли в город с разницей всего в несколько дней в июне 1915 года и вскоре после этого встретили Ман Рэя.Дюшан выступал в качестве критического собеседника, привнося понятие антиискусства в группу, где оно приняло явно механистический оборот. Одна из его самых важных работ, Большое стекло или Невеста, раздетая догола ее холостяками, даже , была начата в Нью-Йорке в 1915 году и считается важной вехой в изображении странной эротической драмы с использованием механических форм.

К 1916 году к Дюшану, Пикабиа и Ман Рэю присоединились американская художница Беатрис Вуд и писатели Анри-Пьер Рош и Мина Лой.Большая часть их антихудожественной деятельности проходила в галерее Альфреда Штиглица 291 и в мастерской Вальтера и Луизы Аренсберг. Их публикации, такие как The Blind Man , Rongwrong и New York Dada , бросили вызов традиционному музейному искусству с большим юмором и меньшей горечью, чем европейские группы. Именно в этот период Дюшан начал выставлять реди-мейдов (найденных предметов), таких как подставка для бутылок, и вступил в Общество независимых художников.В 1917 году он представил Фонтан на выставку Общества независимых художников.

Путешествия Пикабиа помогли связать группы Нью-Йорка, Цюриха и Парижа во время дадаистского периода. С 1917 по 1924 год он также издавал периодический журнал Dada 391 , созданный по образцу периодического журнала Штиглица 291 . 391 Пикабиа был впервые опубликован в Барселоне, а затем в разных городах, включая Нью-Йорк, Цюрих и Париж, в зависимости от его собственного места жительства и с помощью коллег-художников и друзей в разных городах.Однако периодическое издание было в основном литературным, и Пикабиа был главным автором. В Манифесте Дада 1918 года говорилось: «Каждая страница должна взорваться, будь то серьезность, глубина, буря, тошнота, новая, вечная, уничтожающая бессмыслица, энтузиазм в отношении принципов или способ, которым это напечатано. Искусство должно быть неэстетичным до крайности бесполезно и невозможно оправдать». Как упоминалось выше, он порвал с дадаизмом в 1921 году. В дополнение к специальному выпуску 391 , в котором он критиковал парижское дадаизм в 1921 году, в последнем выпуске 391 за 1924 год Пикабиа обвиняет сюрреализм в том, что он является сфабрикованным движением, написав, что «искусственные яйца не делают цыплят.

Дадаизм: концепции, стили и тенденции

Произведения искусства Дада представляют собой интригующие совпадения и парадоксы в том, что они стремятся демистифицировать произведения искусства в популистском смысле, но, тем не менее, остаются достаточно загадочными, чтобы позволить зрителю интерпретировать произведения различными способами. Дадаисты изобразили людей и сцены репрезентативно, чтобы проанализировать форму и движение.Другие, такие как Курт Швиттерс и Ман Рэй, практиковали абстракцию, чтобы выразить метафизическую сущность своего предмета.Оба режима стремились деконструировать повседневный опыт сложными и мятежными способами. Ключ к пониманию произведений дадаизма лежит в примирении, казалось бы, глупого, небрежного стиля с глубоким антибуржуазным посылом. Цара особенно боролся с предположением, что дадаизм был утверждением; тем не менее, Цара и его коллеги-художники стали все больше волноваться из-за политики и стремились вызвать такую ​​​​же ярость у публики Дада.

Непочтительность

Непочтительность была важнейшим компонентом искусства Дада, будь то неуважение к буржуазным условностям, правительственным властям, традиционным методам производства или художественным канонам.Каждая группа немного различалась по своей направленности: берлинская группа была самой антиправительственной, а нью-йоркская — самой анти-искусственной. Из всех групп ганноверская группа, вероятно, была самой консервативной.

Редимейды и ассамбляжи

Реди-мейд был просто объектом, который уже существовал и был реквизирован художниками Дада как произведение искусства, часто в процессе комбинирования с другим реди-мейдом, как в Велосипедном колесе Дюшана , таким образом создавая ассамбляж.Произведения часто выбирались и собирались случайно или случайно, чтобы бросить вызов буржуазным представлениям об искусстве и художественном творчестве. Действительно, трудно концептуально полностью отделить дадаистский интерес к случайности от их внимания к реди-мейдам и ассамбляжу. Некоторые из реди-мейдов и сборок были причудливыми, и это качество помогло группе в конечном итоге слиться с сюрреализмом. Среди других художников, которые работали с реди-мейдами и сборками, были Эрнст, Ман Рэй и Хаусманн.

Определение: готовый и найденный объект

Случайность

Случайность была ключевой концепцией, лежащей в основе большей части искусства Дада, от абстрактных и красивых композиций Швиттерса до больших собраний Дюшана.Случайность использовалась для охвата случайного и случайного как способ высвободить творчество из-под рационального контроля, и Арп был одним из первых и самых известных практиков. Швиттерс, например, собирал случайные кусочки обломков из разных мест, в то время как Дюшан приветствовал случайности, такие как трещина, которая произошла, когда он делал Большое стекло . В дополнение к потере рационального контроля, дадаистское отсутствие заботы о подготовительной работе и принятие испорченных произведений искусства хорошо сочетается с непочтительностью дадаизма к традиционным художественным методам.

Остроумие и юмор

Непочтительность Дада тесно связана с их интересом к юмору, обычно в форме иронии. Фактически, принятие реди-мейда является ключом к использованию иронии Дада, поскольку оно показывает осознание того, что ничто не имеет внутренней ценности. Ирония также придавала художникам гибкость и выражала их любовь к сумасшествию мира, тем самым удерживая их от слишком серьезного отношения к своей работе или от чрезмерного энтузиазма или мечтаний об утопии. Их юмор — однозначное ДА всему, что является искусством.

Более поздние разработки — После Дадаизма

Как подробно описано выше, после роспуска различных дадаистских групп многие художники присоединились к другим художественным течениям, в частности к сюрреализму. Фактически дадаистская традиция иррациональности и случайности привела непосредственно к сюрреалистической любви к фантазии и выражению воображаемого. Несколько художников были членами обеих групп, в том числе Пикабиа, Арп и Эрнст, поскольку их работы послужили катализатором в создании искусства, основанного на ослаблении сознательного контроля над производством произведений искусства.Хотя Дюшан не был сюрреалистом, он помогал курировать выставки в Нью-Йорке, на которых были представлены работы как дадаистов, так и сюрреалистов.

Дадаизм, прямой предшественник движения концептуального искусства, теперь считается переломным моментом в искусстве 20 го века. Постмодернизм, каким мы его знаем, не существовал бы без дадаизма. Почти каждая лежащая в основе постмодернистская теория в изобразительном и письменном искусстве, а также в музыке и драме была изобретена или, по крайней мере, использована художниками Дада: искусство как перформанс, наложение искусства на повседневную жизнь, использование популярной культуры, участие публики, интерес в незападных формах искусства объятия абсурда и использование случая.

Большое количество художественных течений, начиная с Дадаизма, можно проследить свое влияние на группу, выступающую против истеблишмента. Помимо очевидных примеров сюрреализма, неодадаизма и концептуального искусства, они включают поп-арт, флюксус, ситуационистский интернационал, перформанс, феминистское искусство и минимализм. Дадаизм также оказал глубокое влияние на графический дизайн и рекламу благодаря использованию коллажей.

Что такое Дадаизм? Узнайте о художественном движении ХХ века

Фото: Тео ван Дусбург (общественное достояние)

Искусство существует с незапамятных времен, но оно претерпело множество изменений.На протяжении тысячелетий возникали разные направления в искусстве, и вместе с ними они приносили вдохновенных художников, которых мы прославляем годы спустя. Довольно недавним стилем был дадаизм . Дадаизм был авангардным художественным движением 20-го века (часто называемым движением «анти-искусство»), родившимся из бурного общественного ландшафта и беспорядков Первой мировой войны. Она началась как яростная реакция и бунт против ужасов войны и приведших к ней лицемерия и безрассудства буржуазного общества. Подрывая все аспекты западной цивилизации (включая ее искусство), идеалы дадаизма отвергали всякую логику, разум, рациональность и порядок — все это считалось столпами развитого и развитого общества со времен Просвещения.

Претенденты на Дадаизм вместо этого приняли абсурд, хаос, бессмыслицу и слепой случай — атрибуты, которые, по их мнению, давали более верное представление об обществе, способном участвовать в том, что они считали бессмысленной бойней и разрушениями Первой мировой войны. Как выразился один из первых сторонников дадаизма, французско-румынский поэт Тристан Цара, «начало дадаизма было началом не искусства, а отвращения».

Рождение Дада и Кабаре Вольтер

Во время Первой мировой войны ряд интеллектуалов, писателей и художников, выступавших против войны, бежали в нейтральную Швейцарию.Именно там, в Цюрихе, многие из них собрались во время добровольного изгнания и запустили шар дадаизма. В 1916 году немецкий писатель Хьюго Болл , которого обычно называют основателем дадаизма, вместе со своим партнером и коллегой-дадаистом Эмми Хеммингс открыл Кабаре Вольтер .

Торжественное открытие выставки «Кабаре Вольтер» (Фото: неизвестный автор [общественное достояние])

Место проведения представляло собой несколько сатирическую смесь ночного клуба и центра искусств, где собирались дадаисты, чтобы выставлять свои работы и исполнять экспериментальную музыку, поэзию, танцы. , и прочие несуразности.Марсель Янко, еще один сторонник дадаизма, рассказывал: «Мы потеряли доверие к нашей культуре. Все пришлось снести. Мы бы начали снова после tabula rasa. В «Кабаре Вольтер» мы начали с того, что шокировали здравый смысл, общественное мнение, образование, институты, музеи, хороший вкус, словом, весь господствующий порядок».

 

Почему он называется

Дада ?

Что касается того, как движение получило такое необычное название, то есть несколько разных объяснений того, как это произошло.Самая популярная версия этой истории прекрасно вписывается в всеобъемлющую сущность дадаизма. В нем утверждается, что это имя было выбрано Хьюго Боллом и Ричардом Хюльзенбеком, когда они случайно ткнули ножом во французско-немецкий словарь, и он наткнулся на слово, которое они сочли подходящим. Тристан Цара позже утверждал, что он придумал этот термин. Некоторые считают, что это было просто бессмысленное слово, выбранное из-за его сходства с первым бессознательным лепетом ребенка.

«Дада — это «да, да» по-румынски, «лошадка-качалка» и «хобби-лошадка» по-французски», — написал однажды Болл.«Для немцев это признак глупой наивности, радости деторождения и озабоченности детской коляской». Как бы то ни было, особого смысла в этом не было.

По мере роста дадаизм распространился по Европе и даже в Америке. Многие из его первоначальных членов покинули Цюрих и отправились в другие города, такие как Париж, Берлин и Нью-Йорк, взяв с собой свои собственные версии идеалов и философии дадаизма. Следовательно, в каждом новом месте движение приобретало новый оттенок, становясь более политическим в одних регионах и больше склоняясь к своим антихудожественным аспектам в других.

 

Художники дадаизма и их работы, характеризующие движение

 

Хьюго Болл

Слева: дадаист Хьюго Болл, читающий звуковую поэзию в кабаре «Вольтер» (Фото: неизвестный автор [общественное достояние]), справа: его первое звуковое стихотворение под названием «Караване» (Фото: пользователь Albrecht Conz на de.wikipedia [общественное достояние])

В том же году, когда он открыл «Кабаре Вольтер», Болл также написал первый дадаистский манифест. В нем он заявил о том, что, казалось, послужило толчком для большей части его творчества: «Я буду читать стихи, предназначенные не меньше, чем для условного языка, и покончу с ним.. . Я не хочу слов, которые придумали другие люди. . . Я хочу свой собственный материал, свой собственный ритм, а также гласные и согласные, соответствующие ритму и все мое.

Он покажет, как возникает артикулированный язык. Я позволяю гласным дурачиться. . . Возникают слова, плечи слов, ноги, руки, руки слов. Ау, ой, ух. Нельзя пропускать слишком много слов. Стихотворная строка — это шанс избавиться от всей скверны, прилипшей к этому проклятому языку, как будто вложенному туда руками биржевых маклеров, гладкими от монет руками.Мне нужно слово, где оно заканчивается и начинается. Дада — это сердце слов».

Эта новая форма поэтической артикуляции, которую он описал, называлась звуковой поэзией и была его основным средством дадаистского выражения. Первую и самую известную из них — «Караване» — он исполнил в «Кабаре Вольтер» в 1916 году.

 

Тристан Цара

«Портрет Тристана Цара» Роберта Делоне (Фото: Wikimedia Commons [общественное достояние])

Цара тоже был поэтом, но его методы сильно отличались от методов Хьюго Болла.Вместо того, чтобы деконструировать отдельные слова, он стремился ниспровергнуть общепринятые правила грамматики и оставить свои поэтические конструкции на волю случая. В 1920 году он написал инструкцию, описывающую его технику:

СОСТАВИТЬ ДАДАИСТСКОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ
Возьмите газету.
Возьми ножницы.
Выберите из этой бумаги статью нужной вам длины для стихотворения.
Вырежьте статью.
Затем аккуратно вырежьте каждое из слов, составляющих эту статью, и положите их все в пакет.
Аккуратно встряхните.
Затем выньте каждый черенок один за другим.
Скопируйте добросовестно в том порядке, в котором оставили сумку.
Поэма будет напоминать тебя.
Вот и ты — бесконечно оригинальный автор обаятельной чувственности, хотя и не оцененный пошляком.

 

Жан (Ханс) Арп

Жан (Ханс) Арп | Прямоугольники, расположенные по законам случая, 1917 

Жан Арп помог основать группу дадаистов в Кёльне, Германия.Хотя он не был так глубоко укоренен в дадаизме, как некоторые из его коллег, он был одним из первых художников, который использовал случайность в качестве соавтора в своих работах. В одном из своих первых « случайных коллажей » он разорвал листы бумаги на неровные края, а затем бросил их на лист бумаги большего размера, приклеивая их на месте, где бы они ни падали.

 

Рауль Хаусманн

Рауль Хаусманн | Механическая голова (Дух нашего времени), 1920 

Рауль Хаусманн был поэтом, перформансистом, а также работал в коллаже.Однако самой известной его работой является скульптура под названием Механическая голова (Дух нашего времени) . Он состоит из головы манекена, сделанной из цельного дерева, с прикрепленными к ней различными инструментами и найденными предметами. Это произведение является культовым представлением и физическим воплощением идеалов дадаизма, подрывающим утверждение о том, что голова является источником разума и логики. Напротив, Хауземанн утверждал, что голова человека пуста, «в ней не больше возможностей, чем те, которые случай приклеил к внешней стороне его черепа.

 

Ханна Хёх

Ханна Хёх | Разрезание кухонным ножом Дадаизм через последнюю веймарскую культурную эпоху пивного живота в Германии, 1920 г.

Ханна Хёх была одной из очень немногих женщин, активно участвовавших в движении Дада, и одной из пионеров техники фотомонтажа и коллажа. Ее работы были более серьезными на многих уровнях, чем работы большинства других дадаистов. Ее коллажи, посвященные темам феминизма и женственности, часто с бритвенно-острой точностью раскрывают суть лицемерия и угнетения женщин в современном обществе.

 

Марсель Дюшан

«Фонтан» Марселя Дюшана (Фото: Wikimedia Commons [общественное достояние])

Пожалуй, один из самых вездесущих художников движения Дада, Марсель Дюшан бросил вызов самому понятию того, что можно считать искусством. Его самая известная работа — возможно, одно из самых знаковых произведений искусства 20-го века — это его скульптура 1917 года под названием Fountain . Это писсуар, который он нашел, перевернул на бок и подписал псевдонимом «Р.Матт. Почему он подписал его под псевдонимом? Ну, это гораздо более длинная история.

Это произведение было тем, что Дюшан называл « реди-мейд » — обычное промышленное изделие, которое он затем подписывал, датировал и выставлял в галерее, объявляя, таким образом, произведением искусства. Делая это, он поднял множество концепций, которые поставили под сомнение давние взгляды на то, что представляет собой искусство. Более крупной целью Дюшана был переход от того, что он называл «ретинальным» искусством, или искусством, созданным для глаз, к новой форме искусства, созданной для разума.

 

Что случилось с Дада?

Дадаистскому движению суждено было просуществовать недолго, казалось, что оно запрограммировало собственную кнопку самоуничтожения в самом своем зачатии. «Дада — это анти-дада» — даже одна из часто используемых мантр группы. К началу 1920-х годов дадаизм постепенно выдыхался, поскольку его основные игроки рассеялись по миру и занялись другими делами. Однако, несмотря на свою короткую траекторию, дадаизм ознаменовал решающий и поворотный момент в искусстве и культуре 20-го века, и его непреходящее влияние все еще можно увидеть во многих последующих художественных стилях и движениях — спустя много времени после его собственной быстрой кончины.

Художник: Тео ван Дусбург (Фото: Wikimedia Commons [общественное достояние])

Несколько дадаистов сами стали членами-основателями других художественных течений, которые вскоре последовали за ними по пятам, самым известным из которых был сюрреализм. Дадаизм оказал огромное влияние и на другие области, особенно на поп-арт и неодадаизм, начиная с 1950-х и 60-х годов. В дополнение к этому работа и философия Дюшана о том, что можно считать искусством, послужили прокладыванию нового пути для концептуального искусства.На самом деле, многие направления в современном искусстве, которые мы изучаем и ценим сегодня, уходят своими корнями в Дадаизм. Как сказал Андре Бретон , другой художник, связанный с дадаизмом, когда он приближался к концу своей жизни: «По сути, со времен дадаизма мы ничего не сделали».

Влияние дадаизма можно увидеть даже за пределами изобразительного искусства. Многие критики связывают его влияние с зарождением рок-музыки 70-х и последовавших за ней панк-движений. Другие признали основу, которую дадаистские визуальные эффекты могли заложить для большей части сегодняшней визуальной интернет-культуры, особенно для мемов.

Несмотря на то, что этот анти-арт-арт-бунт произошел около 100 лет назад, он до сих пор невероятно актуален. Возможно, сейчас больше, чем за долгое время.

Статьи по теме:

Изучение экспериментального и авангардного искусства сюрреализма
7 красочных шедевров, определяющих направление поп-арта
Разгадка тайны искусства авангарда
13 революционных направлений в искусстве, сформировавших нашу визуальную историю

дадаизм определен

дадаизм определен

дадаизм

— художественное и литературное движение, отражающее широко распространенное нигилистический протестовать против всех аспектов западной культуры, особенно против милитаризма во время и после Первой мировой войны (1914-1918 гг.).Термин дада, французское слово для хоббихорса, как говорят, был выбран случайным образом из словаря поэтом, эссеистом и редактором румынского происхождения Тристаном Царой. Дада был создан в 1916 году Царой, немецким писателем Хьюго Баллем, Художник эльзасского происхождения Жан Арп и другие интеллектуалы, живущие в Црихе, Швейцария. Подобный бунт против традиционного искусства произошел одновременно в Нью-Йорке под руководством Ман Рэя, Марселя Дюшана и Франсиса Пикабиа и в Париже, где он стал источником вдохновения для Сюрреалистическое движение.После Первой мировой войны движение распространилось на Германия, и многие из группы Цриха присоединились к французским дадаистам в Париже. Парижская группа распалась в 1922 году.

В своих попытках выразить отрицание всех современных эстетических и социальных ценности, дадаисты часто использовали художественные и литературные методы, были намеренно непонятны. Их театральные представления и манифесты часто предназначались для того, чтобы шокировать или сбить с толку, с целью поразив общественность в переосмыслении общепринятых эстетических ценностей.К с этой целью дадаисты использовали новые материалы, в том числе выброшенные предметы. найденные на улицах, и новые методы, такие как предоставление шанса определить элементы своих произведений. Немецкий художник и писатель Курт Швиттерс был известен своими коллажами из макулатуры и подобные материалы. Французский художник Марсель Дюшан выставлен как произведения художественные обычные коммерческие продукты, такие как купленная в магазине полка для бутылок и писсуар, который он называл реди-мейд. Хотя дадаисты использовали революционных методов, их восстание против стандартов было основано на глубокая вера, восходящая к романтической традиции, в существенное доброта человечества, когда оно не испорчено обществом.Дадаизм как движение пришел в упадок в 1920-х годах, и некоторые из его практиков стали видными в другие направления современного искусства, особенно сюрреализм. В середине 1950-х гг. интерес к дадаизму возродился в Нью-Йорке среди композиторов, писатели и художники, создавшие множество произведений с чертами дадаизма.

КОРНИ

Различные члены движения дали несколько объяснений. как он получил свое название.Согласно наиболее распространенному учетной записи, имя было принято в кабаре Хьюго Болла (Caf) Voltaire, в Црич, во время одной из встреч, проведенных в 1916 г. группой молодых художники и участники сопротивления войне, среди которых были Жан Арп, Рихард Хельзенбек, Тристан Цара, Марсель Янко и Эмми Хеннингс; когда нож для бумаги вставленный во франко-немецкий словарь, указал на слово дада, это слово было подхвачено группой как соответствующее их антиэстетическому творчества и протестной деятельности, которые были порождены отвращением к буржуазные ценности и отчаяние по поводу Первой мировой войны.Предшественник того, что должно было можно назвать движением Дада, и в конечном счете его ведущим членом был Марсель Дюшан, создавший в 1913 году свой первый реди-мейд (ныне утерянный), «Велосипедное колесо», состоящее из колеса, закрепленного на сиденье табурета.

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2019 © Все права защищены. Интернет-Магазин Санкт-Петербург (СПБ)