Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Дайдо морияма: Дайдо Морияма – японский документалист, мастер черно-белого изображения

Содержание

Дайдо Морияма – японский документалист, мастер черно-белого изображения

«Фотография – это окаменелость света и времени»

Д. Морияма

Дайдо Морияма (Daido Moriyama) родился в городе Икэда 10 октября 1938 года. С детства мальчик не отличался общительностью, и дружбе со сверстниками предпочитал прогулки в одиночестве по родному городу. Эта привычка позже трансформировалась в хобби, в профессию, в образ жизни. Сейчас Дайдо известный уличный фотограф Японии. Ему 80 лет, но он все также бродит по городам и снимает все, за что цепляется его взгляд.

По собственному признанию Мориямы заняться фотографией его подвигло «разбитое сердце». В 1961 году молодой человек переехал в столицу Японии. Там он познакомился с Эйко Хосоэ, уже известным на тот момент фотографом. Дайдо страстно желал вступить в творческое объединение фотографов VIVO, однако буквально через несколько дней после его встречи с Эйко, коллектив расформировался. Огорчение юноши скрасило то, что вскорости удалось стать помощником Хосоэ. Он даже ассистировал ему при создании знаменитой фотосессии «Наказание розами».

В 1964 году Дайдо знакомится с Такума Накахира и начинает карьеру независимого фотохудожника. Это знакомство позволит ему в 1968 году принять участие в создании снимков для журнала Provoke. К тому времени Морияма вдохновится творчеством Керуака и Виджи, что поспособствует выработке у него узнаваемого собственного стиля. Монохромные фото, незамысловатая уличная съемка, «на бегу», в дороге. Вроде бы все просто, но эта простота очень ценная для автора. Черно-белая основа дает простор для символизации, а изящество и эротизм захватывают зрителя с головой.  

Вышло всего 4 выпуска журнала Provoke, прежде чем он прекратил свое существование. Этот журнал оценили далеко не сразу, а ведь он стал знаковым в фотоискусстве и культовым для фанатов фото. Контрастные, зернистые, зашумленные и часто вне фокуса кадры завораживают своим видом, притягивают какой-то магической энергетикой.

Дайдо не обращал внимание на критику, он стремился воссоздать жизнь без прикрас, такой, какой он ее видит. Его цель — делать простые снимки того, что попадается его взору, без надуманной концептуальности, без «вылизанной» техники. Морияма легко фотографирует во время движения автомобиля или «от бедра», не заглядывая в видоискатель, используя при этом часто пленочную «мыльницу». Только так мастеру удается столкнуться с подлинной реальностью, не претендующей на высокое искусство.

Наиболее подходящим символом, с которым Дайдо сравнивает себя, стал бродячий пес. Фотограф считает, что только так можно создать настоящие снимки: бесцельно бродя по дорогам, сталкиваясь с различными людьми и озираясь по сторонам. Только действуя инстинктивно, можно «учуять» вкус жизни.  

Однажды он очень удачно запечатлел такого жителя улиц. Этот снимок вошел в анналы истории фотосъемки. Глядя в глаза бездомной псине, ты как будто всматриваешься в себя самого, в свой внутренний мир, погружаясь в мощнейшие переживания важных вопросов жизни. Морияма сделал этот кадр в 1971 году в городке Мисава.

Во время молодости и зрелости Дайдо Япония стремительно менялась. Развитие и трансформация происходили резко и значительно, деформировались ценности, ломался привычный уклад. Художник бережно фиксировал этот изменяющийся образ жизни с помощью своей компактной камеры.

Дайдо свою первую фотокнигу выпустил в 1968 году. Она называлась «Японский театр». Всего за свой долгий творческий путь Морияма собрал более 150 фотоальбомов. Такие как «Прощай, фотография!», «Собачье время», «Свет и тень» признаны далеко за пределами Японии.

Стиль автора не оставляет равнодушных, кто-то считает Дайдо гением, а кто-то — абсолютным дилетантом и неумехой. Это не мешает ему делать то, что нравится, получать за это награды и любовь публики.

«Фотография – это окаменелость света и времени»

Если бы меня попросили дать определение фотографии в нескольких словах, я бы сказал, что это окаменелость света и времени, – говорит Дайдо Морияма, один из самых признанных уличных фотографов.

Дайдо Морияма родился в 1938 году в городе Икеда, префектура Осака. В 1961 году переехал в Токио, где стал ассистентом Эйко Хосоэ. Он помогал знаменитому коллеге создавать знаковую фотосерию «Наказание розами». С 1964 года начал карьеру независимого фотографа и уже через несколько лет завоевал первые награды и выпустил свой дебютный фотоальбом. Морияма признаёт, что на него повлияли Эжен Атже, Виджи и Уильям Кляйн – фотографы, разделившие с ним схожую привязанность к динамике городской жизни.

У фотографа пристрастие к городам. В свои 70-е он всё с той же увлечённостью документирует окружающее пространство, что и в ранних фотографиях, которые создавал в период драматической послевоенной трансформации Японии.

В городе есть всё: комедия, трагедия, панегирик, эротика. Это идеальная обстановка, место, где переплетаются людские желания. Он остаётся и всегда будет моей природной стихией.

В 1960-е годы Морияма документировал рушение традиционных ценностей страны, сопровождавшееся ускоренной модернизацией. Он использовал компактный фотоаппарат, редко заглядывал в видоискатель (жал на спуск затвора, как на курок пулемёта). Этот стиль съёмки он сохранил по сегодня. В своих снимках городской жизни Морияма отображает культурные изменения и хаотичные впечатления.

… Я хочу делать фотографии свободно, без технических ограничений. Например, большую часть своих кадров я делаю из движущегося автомобиля или, не просматривая видоискатель, когда иду пешком. Можно сказать, что я фотографирую не только глазами, но и всем телом, – говорит фотограф.

Он известен сознательным отказом от технической точности. Изображения чаще всего зернистые, чёрно-белые, высококонтрастные. Словно это фотодневник человека, который бесконечно гуляет городскими улицами. Морияма объясняет, что для него фотография – не средство создания прекрасного искусства, а уникальный способ столкновения с подлинной реальностью.

Перед моими глазами сокрушительная сила времени, и я стараюсь держать нажатым спуск затвора камеры. В этой неминуемой гонке между нами я чувствую, что сгорю дотла, – заключает Дайдо Морияма.


«Бродячая собака», Мисава, 1971.


Токио, 1983.


«Сан-Паулу», 2008.


«Роза», 1984.


Память о собаке 2, 1982-2003.


«Свет и тень», (бутылка), 1982.


«Свет и тень», на дороге, 1981.


Из фотокниги «Свет и тень».


Из серии «Свет и тень», 1982.


Шляпа из серии «Свет и тень», 1981.


1974 год.


«Хоккайдо», 2008.


«Гавайи», 2007.


«Гавайи», 2007.


«Это», 2006.


«Буэнос-Айрес», 2005.


Буэнос-Айрес, 2005.


«Осака», 1997.


Хоккайдо, 1978.


«Осака», 1997.


Тень, Осака, 1995.


«Токио, 1980», 1995.


Полуночный несчастный случай, Токио, 1969.


Дадзай #20.


«Плакат: город Корияма», 1990.


«Повести городов, Париж», 1989.


Повести городов, Токио, ок. 1989.


Другая страна, Нью-Йорк, 1974.


Другая страна, Нью-Йорк, 1974.


1967 год.


1972 год.


Другая страна, Нью-Йорк, 1974/2011.


Из серии «Охотник», 1972.


Из серии «Охотник», 1972.


Из серии «Охотник», 1972.


Эрос или что-то ещё, кроме Эроса, 1969.


По пути, 1969.


Tomei Expressway. Дорога, по которой едут люди, 1969.


Пролив, 1971 год.


«Провокация», 1969.


Актёры, 1967.


Раннее лето для юношей, 1960.


Национальная магистраль на рассвете (пригород города Какегава, префектура Сидзуока), 1968.


Ветланд, 1971.


Токио, 1969.


Кувана, префектура Миэ, 1968.


Город, в котором мне всегда было тяжело, 1976.


Лос-Анджелес, нуар, 2014.


Город Сува, Нагано, 1982.


Лос-Анджелес, нуар, 2014.


Лос-Анджелес, нуар, 2014.


Лос-Анджелес, нуар, 2014.


Лос-Анджелес, нуар, 2014.


Мрачное воскресенье, 1969.


Наживка, 1972.


Дзуси, 1964.


Губы, Токио, 1989.


Истерический Дайдо, 1994.


Из серии «Охотник», 1972.


Бангкок, 2007.


Капуста, 1989.


Госёгавара, 1976.


Автобус, Исикава, 1979.


Путешественник, Канагава, 1979


Сакура, 1982.


Документальность 11, 1985.


Развлекательный район, Токио, 1976.


Истерический Дайдо, 1993.


Актёр: Исаму Симидзу, 1967-2003.


Из фотоальбома «Японский театр», 1967.


Из фотоальбома «Японский театр», 1967


Из фотоальбома «Японский театр», 1968.


Из фотоальбома «Японский театр», 1967.


Рука, Токио, 1979.


Коты, 2015.


Губы, 2015.


Эрос или что-то ещё, кроме Эроса, 1969/2013.


Токио, 1969.


Из серии «Охотник», 1972/2014.


Колготки.


Колготки, 1987-2011 / 2014.


Колготки, 1987-2011/2012.


«Как создать красивые фотографии 6: колготки в Шимотакайдо», 1987.


Как создать красивую картинку: колготки в Шимотакайдо, 1987.


Кагеро, 1972.


Ок. 1969.


Память о собаке, 1982.


Как создать красивую картинку: вид из окна, 1986.


Память о собаке: пейзаж, 1983.


Взгляд, 1966.


Токио, 1978-1979.


Улица, ок. 1970.


1973 год.


Истерический Дайдо, 1994.


Истерический Дайдо, 1997.


Цвет, 2016/2017.


Цвет, 2017.


Цвет, 2016


Цвет, 2016,


Цвет, 2012.


Цвет, 2017.


Цвет, 2017.


Цвет, 2017.


Цвет, 2016/2017


Цвет, 2017.


«В Йокосуке», 1999.


Миядзима, 1973.


Гавайи, 2007/2013.


2010 год.


Документальность, 82, 1986.


Комната (№ 42), ок. 1980.


Комната (№49), Калифорния, 1980.


Комната (№ 38), ок. 1980


Комната (№ 1), ок. 1980.


Сардины, Токио, 1990.


Кот из серии «К», 2017.


Губы из серии «Record 31 (Токио)», 2016.


2007 год.


Искусственный подводный цветок, 1990.


Кот.


«Синдзюку».


«Синдзюку», 2002.


«Синдзюку», 2002.


«Синдзюку», 2002.


Синдзюку, 2000-2004/2004.


Синдзюку, 2002.


«Синдзюку», 2002.


«Синдзюку», 2002.


«Синдзюку».


«Синдзюку», 2000.


Из серии «Pretty Woman», 2017.


Из серии «Pretty Woman».

Смотрите также:

Дайдо Морияма: 5 уроков уличной фотографии

5 вещей в уличной фотографии, которым можно научиться у Дайдо Мориямы, члена агентства Magnum Photos, легендарного стрит-фотографа современности, который снимает вот уже более 60 лет.

1. Пусть фотоаппарат подчиняется тебе, а не наоборот.


Многие фотографы слишком озабочены камерами и оборудованием. Мы постоянно обсуждаем разницу съемки на зеркальные камеры и ‘дальномерки’, думаем, что выбрать – объектив с зумом или широкоугольный – всё время сосредоточены на технических инструментах.

Араки, коллега Дайдо и один из самых неизвестных японских фотографов, в документальном фильме “Near Equal” (2001) говорит о том, как Дайдо заставил свой фотоаппарат по-настоящему стать своим слугой:

‘Фотограф долго был рабом своей камеры. Хорошая камера, хороший объектив, логотип Leica и прочее. Эти люди были мастерами фотографии. Но Дайдо Морияма превратил камеру в своего собственного слугу и заявил, что фотография – вовсе не о камере, на которую ты снимаешь.’

‘Конечно же, нам необходим фотоаппарат. Если тебе нужно написать любовное письмо, тебе понадобится какой-то пишущий инструмент. Но неважно, какой – карандаш или ручка, оба подойдут. Так же и в фотографии. Вот именно Дайдо и был пионером такого подхода.’

Если вы не знали, то Морияма знаменит тем, что уже более 50 лет снимает улицы Синдзюку в Токио на компактные камеры Ricoh, в основном он фотографирует на чёрно-белую пленку. Дайдо объясняет, почему он предпочитает ‘мыльницы’ вместо больших и тяжелых зеркальных камер как раз-таки в документальном фильме “Near Equal” (2001): 

‘Если ты снимаешь на зеркалку, ты видишь мир вокруг вот так (прикладывает видоискатель к глазу). И? когда ты это делаешь, ты хочешь, чтобы все было идеально в фокусе.’ 

‘Момент, который ты хочешь заснять не соответствует твоим чувствам, когда ты смотришь в видоискатель и фокусируешься. Когда ты используешь компактную камеру, гораздо проще находиться в моменте.’

‘Кроме того, когда ты держишь большую громоздкую камеру перед своим лицом, люди часто отворачиваются и прячут лицо.’

Преимущества съемки на компактные автоматические камеры на улице очевидны: тебе практически не нужно беспокоиться о настройках и освещенности. Ты можешь просто навести, щелкнуть и предоставить камере все остальное (автофокус, экспозиция и т.п.) Согласно мнению Дайдо, это позволяет больше сосредоточиться на фотографии и чувстве момента. Кроме того, такие камеры легче, затвор у них тише, а выглядят они больше как игрушки, а не как ‘серьезный фотоаппарат’.

Судя по фильму, Морияма – не из тех, кто тестирует десятки камер, объективов и их сочетаний. Он просто берет первую попавшуюся в руки и идет снимать.

2. Ходи по улицам, как бродячая собака

Одна из самых известных фотографий Дайдо — это снимок бродячей собаки, глядящей прямо в объектив своими дикими, странными глазами. Вот что он сказал о нём в одном интервью : ‘Daido Moriyama: In Pictures'(2012):

‘Я сделал эту фотографию, когда отправился в Мисаву в Аомори, меня там ждала работа в фотожурнале. Я вышел из отеля утром, чтобы пойти на съёмку, собака как раз была там. Я сразу сделал несколько снимков.

Позже, в даркруме, когда я печатал изображение, я понял, какое потрясающее выражение лица у собаки. Фотография — это внезапное мгновение, и эта собака мгновенно стала частью меня. Для меня большая честь, что меня сравнивают с этой собакой.’

Если вы посмотрите документальные фильмы о Дайдо Морияме, снимающем на улицах Синдзюку, то увидите, что он выглядит именно так: в точности как бездомная собака. Он часами бродит по улицам, без какого-то очевидного пункта назначения. Он заходит в глухие переулки, куда боятся ходить большинство людей, и фотографирует всё, что находит интересным.

‘В основном я хожу довольно быстро. Мне нравится делать снимки в движении, как своём собственном, так и окружающего мира. Когда я иду, я, наверное, похож на уличную собаку, потому что, пройдя по главным дорогам, я продолжаю бродить по закоулкам‘

Если и дальше использовать аналогию с бродячей собакой, вы можете увидеть, насколько включены все его инстинкты. Он даже рассказывает о силе обоняния во время съёмок в короткометражном документальном фильме о нём: ‘Daido Moriyama – The Mighty Power’ (2012):

‘В фотографии есть могучая сила. И особенно она ошеломляет именно своей выразительностью. Я люблю наблюдать за людьми в городах, в которых витает запах чего-то сверхъестественного. Я люблю теряться в таинственных переулках. Чтобы взять след, я иду за своим обонянием.‘

Когда речь заходит об уличной фотографии, развитая интуиция является ключевым моментом. Не думайте, что вы всегда обязаны помнить о пункте назначения, когда вы снимаете на улице. Попробуйте применить этот образ мыслей и поведения ‘бродячей собаки’ к себе. Не ограничивайте своё сознание целью или пунктом назначения. Просто идите туда, куда вас ведет любопытство и интуиция, и не забывайте  делать кадры по пути.

3. Ищи потенциал

Одна из вещей, которая впечатляет в Дайдо и его работах, это то, что даже в его возрасте (ему сейчас 83 года!) он по-прежнему фотографирует. В своем интервью десятилетней давности он делится своим желанием продолжать:

‘Мои друзья или критики часто удивляются этому и спрашивают меня, почему мне никогда не надоедает ‘гулять’ вот уже более 50 лет. Но мне никогда не бывает скучно. Я часто слышу, что люди, даже фотографы, лучше всего работают, когда им от 20 до 30 лет. Мне сейчас 73. Но я никогда не мог смотреть на город глазами старика или так, будто бы я всё в этой жизни понял и узнал.

Желания есть у всех. Качество и объем этих желаний меняются с возрастом. Но это желание всегда серьезно и реально. Фотография является выражением этих желаний.’

А почему Дайдо предпочитает снимать в городах? Так он объясняет свою очарованность Синдзюку в Токио, его любимом месте для съемок в мире:

‘Я вижу Синдзюку как стадион человеческих желаний. Мне нравится интенсивность характера города, когда в нем кружатся переполненные и спутанные мысли и желания. Я не могу ничего фотографировать без города. Я определенно зависим от городов’

В «Могущественной силе» Дайдо также делится своим увлечением и страстью к съёмке в городах. Он говорит об одной из лучших сторон съёмки в городе — безграничности возможностей:

‘Каждый город, как бы он ни выглядел, — произведение искусства. Прошло пятьдесят лет, и после тысяч кадров, которые я сделал, я все еще нахожу фотографию удивительной. Есть еще миллионы вещей и людей, которых стоит сфотографировать.’

Одна из прелестей уличной фотографии заключается в том, что независимо от того, где вы фотографируете (будь то пригород, торговый центр, центр города или даже пляж), момент, который вы фотографируете, никогда не повторится. Вы никогда не увидите одного и того же человека (одетого в одинаковую одежду) в одном и том же месте, с таким же освещением и с тем же выражением лица.

Фокусируйтесь не на недостатках места, а на его возможностях.

4. Снимай чб из-за смысла, а не эстетики

Дайдо Морияма не раз говорил в своих интервью, что пытается найти что-то более глубокое по смыслу через свои монохромные изображения:

‘Причина, по которой я считаю черно-белую фотографию эротичной, полностью связана с инстинктивной реакцией моего тела. Монохром имеет более сильные элементы абстракции или символизма. Возможно, это элемент переноса вашего сознания в другое место. Черное и белое оказывает на меня буквально физическое воздействие. Именно так я реагирую на вещи’

Мы видим мир в цвете, поэтому черно-белое изображение — это отход от этого видения. Монохром имеет тенденцию быть более абстрактным, символическим и помогает нам видеть мир новым способом.

Например, когда снимаешь на черно-белую плёнку, ищешь прежде всего формы, тени, свет, настроение. Когда работаешь в цвете, ищешь яркие оттенки, контрасты, сочетания, яркую рекламу, наряды и т.п.

Не просто так снимайте на чёрно-белую или цветную плёнку для эстетики, но выбирайте то или иное для создания эмоций и смысла.

5. Помни, что твоя фотография – это твой автопортрет.

Дайдо очарован идеей сделать так, чтобы его зрители были активными участниками просмотра его работ.

‘Я думаю, что самое важное, что может сделать фотография, — это связать воспоминания фотографа и зрителя. На первый взгляд фотография кажется простой, поскольку она отрезает сцену или момент времени. Но образы, которые запечатлевает фотография, на самом деле неоднозначны. И именно из-за этой неоднозначности мне нравится фотография.

В самом начале фотография создается с точки зрения фотографа. Однако, когда снимок будет представлен разным зрителям, они создадут различные точки зрения, что обогатит содержание фотографии’

Дайдо также часто говорит о мимолетности времени и способности камеры фиксировать настоящее и сохранять в изображении чувства самого фотографа, которые он испытывает в данный момент времени.

‘Фотография – это запечатление самого настоящего момента. Бессмысленно сожалеть в будущем о том, что вы упустили. Поэтому сфотографировать настоящее — значит сохранить его. В этом суть фотографии. Ваше чувство всегда находит отражение в фотографии, которую вы создаете.’

Поэтому, в процессе погони за великолепными кадрами на улицах городов, снимая людей, бродячих собак и их окружение, всегда помните о том, что фотография – это не способ впечатлить зрителя. Зритель сделает свои выводы, которые вам не особо подвластны. Фотография – это способ вашего уникального творческого выражения, отражение вашего состояния здесь и сейчас.

Текст подготовлен по материалам статьи Эрика Кима.

5 уроков по уличной фотографии от Дайдо Морияма ~ PhotoPoint

Дайдо Морияма (Daido Moriyama) – известный японский фотограф. Морияма вошел в историю мировой фотографии, летописец послевоенной жизни в Японии. Мориями – мастер черно-белой уличной фотографии. Возможно, не все и не сразу смогут разглядеть гениальность снимков Мориями, в некоторых случаях они выглядят просто, как случайные снимки. Возможно, не все и не сразу назовут его «Лучшим уличным фотографом», но он уникален, его снимки – это не просто способ документирования жизни, они удивляют своей способностью передать жизнь, такой как она есть. Предлагаем вам пять простых уроков японского фотографа Дайдо Морияма, рассказывающих о том, как сделать уличную фотографию интересной и наполнить ее жизнью.

Читайте также: 20 самых влиятельных азиатских фотографов

Не в размере дело

Многим фотографам кажется, что используя, дорогие, большие фотокамеры, с огромными объективами, они увеличивают свои шансы на получение интересных уличных снимков. Дайдо Морияма настаивает на том, что для получения хороших интересных снимков не обязательно пользоваться дорогими, цифровыми камерами, которые стоят заоблачных денег. Сам фотограф использует компактные фотокамеры, и до недавнего времени все они были пленочные. Более того, компактные, незаметные фотокамеры лучшие помощники в уличной фотоохоте, большие камеры, с большими объективами – только пугают людей.

Еще один плюс адаптированных для массового использования камер – отсутствие необходимости в долгих настройках. Фотограф предлагает установить, перед выходом на улицу, одну общую настройку, вплоть до авто-фокуса, для того, что бы во время съемки больше думать о фотографии, как таковой, о ее композиции и интересном виде в объективе, опустив все лишние заботы. Сам Дайдо Морияма, изначально вообще не задумывался над тем, чем он будет фотографировать. Он просто взял первую попавшуюся фотокамеру и начал поиски необычных, увлекательных моментов.

Гулять по улицам, как бродячая собака

Одна из самых известных фотографий Дайдо Морияма, это фотография, на которой изображена суровая бродячая собака. Как рассказывает сам фотограф, он сделал этот снимок при выходе из своего отеля. Уже после, при печати фотографии, Дайдо Морияма, разглядывая фотографию в темноте, словил себя на мысли, что собака является частью его самого. И, разгуливая по улицам в поисках лучших снимков, Дайдо Морияма сам становиться такой бродячей собакой. Интерес именно в том, что такая прогулка не имеет под собой какого-то определенно смысла. Зачастую, люди всегда знают куда идти, и они ходят одними и теми же дорогами. Бродячие собаки ходят просто так. Чувствуя себя таким странником можно забрести на улицы и в переулки, в которые обычные люди никогда не заходят. И возможно именно там вам посчастливиться сделать свой идеальный снимок.

Более того, как правило, приезжая в другие страны и другие города, мы обычно идем фотографировать достопримечательности, всем известные здания и общественные места. Однако, как говорит сам фотограф, такие общественные места являются худшими моделями на фотографирования. Интересные фотографии возникают в интересных, неизбитых местах. Поэтому, прогуливаясь по городам, включите свою внутреннюю «бродячую собаку» и интуитивно идите, без цели и смысла, и фотографируйте все на своем пути.

Работайте увлеченно

Сегодня Дайдо Морияма более 70-ти лет. И он все еще фотографирует и делает это со всей страстью начинающего фотографа. Многие критики и зрители удивляются, как может такой опытный фотограф, на протяжении 50-ти лет фотографировать с азартом, даже одни и те же улицы. Как говорит сам Дайдо Морияма, ему никогда не бывает скучно. Ошибочно утверждение, что с азартом можно фотографировать только в молодости, сам фотограф уверяет в том, что он никогда не смотрит на одни и те же места, как человек, который уже что-то понял. Фотография – это способ мышления. Естественно, что с возрастом и опытом мышление человека меняется и преобразовывается. Фотография с возрастом фотографа тоже меняется, мир остается безграничным и фотограф не может охватить его весь, поэтому момент «удивительного» и «необычного» всегда остается.

На протяжении всех пятидесяти дет работы фотографа, его любимым местом съемки остается Токио. Дайдо Морияма любит переменчивость города, интенсивность его характера. Токио – это город, который переполнен человеческими желаниями и мыслями, и поиск их – всегда интересен.

Дайдо Морияма настаивает на том, что нет ничего более интересного, чем родной город. Даже если вы его знаете наверняка и наизусть. Он живет вместе со своими жителями, он меняется вместе с ними. Нельзя относиться к городу, как к чему-то обыденному и скучному. Надо помнить о том, что то, что вы сфотографировали один раз больше никогда не повториться. У вас больше никогда не получиться сделать похожий снимок. Никогда не найдете такое же лицо или событие. Ищите, стремитесь, открывайте новое, исследуйте. Постоянно находитесь в поиске нюансов, пусть даже, первый взгляд, незначительных.

Смысл и эстетика черно-белых снимков

Большинство уличных фотографий Дайдо Морияма монохромны. Это связано в первую очередь, с чувством ностальгии самого фотографа. И вообще – черно-белая фотография считается классикой. Кажется, что в любой черно-белой фотографии можно найти смысл. Сам фотограф говорит о том, что для него черно-белая фотография содержит больше символизма и абстрактности, чем цветная. Мы каждый день видим мир вокруг себя в цвете, а черный и белый цвет – как бы «отход» от обычного представления о мире.

 

Черно-белая фотография дает нам возможность увидеть окружающий мир в новом, уникальном представлении. При съемке в черно-белом качестве, фотограф всегда должен находиться в поиске форм, света и тени, выражений и настроений. Черно-белая фотография все вокруг нас передает по-другому. И черно-белой фотографии изначально – иные эмоции и иной смысл. И задача фотографа увидеть и передать это зрителям.

Уличная фотография – как способ общения со зрителем

Многие, рассматривая фотографии, думают, что это результат случайного щелчка фотоаппаратом. Особенно, если это фотографии повседневной жизни. Однако, Дайдо Морияма, настаивает на том, что фотография, пусть она даже была сделана случайно, это результат творческой работы фотографа. Никогда не получиться двух одинаковых фотографий одного и того же места у двух людей. Дайдо Морияма, работая над фотографией, всегда думает о зрителе. Фотограф хочет, что бы его зритель был активным участником жизни снимка. Что бы фотографии вступали в диалог со зрителем, и фотограф уверен, что фотография лучше всего характеризует фотографа.

Фотография – это возможность рассказать о себе зрителям. Поэтому, всегда на прогулку, или просто так, берите с собой фотокамеру и фотографируйте все, что привлечет ваше внимание. То, что вы делаете, является продолжением вас самих. Это будут, в любом случае уникальные снимки, потому, как, никому кроме вас не дано переживать ваши чувства и эмоции.

Дайдо Морияма (Daido Moriyama) и его фотографии

Дайдо Морияма (Daido Moriyama) — официальный сайт

Книга Daido Moriyama: Record, цена 2500 грн

Книга — фотоальбом » Record » Daido Moriyama. 

Вдохновленный работами более раннего поколения японских фотографов, особенно Шомей Томатсу, и оригинальной фотокнигой Уильяма Кляйна о Нью-Йорке, Дайдо Морияма переехал из Осаки в Токио в начале шестидесятых, чтобы стать фотографом. Он стал ведущим представителем нового яркого фотографического стиля, который идеально соответствовал суровому климату Токио в период великих социальных потрясений. Его черно-белые картины отличались резким контрастом и фрагментарными, даже поцарапанными рамками, скрывавшими его виртуозную печать. С июня 1972 года по июль 1973 года он выпустил собственное журнальное издание Kiroku, которое тогда называлось Record. По мере развития он стал дневником его работы. Десять лет назад ему удалось возобновить публикацию «Рекорда», объем которой постепенно увеличивался. На сегодняшний день он опубликовал тридцать выпусков, в том числе и цветные. Публикация «Рекорда» в виде книги позволяет редактировать работы из всех тридцати выпусков в единую последовательность, акцентированную собственным текстом Мориямы в том виде, в котором он появился в журналах.

Раньше считалось, что специфический японский стиль Мориямы был связан с его токийскими корнями. Свидетельства последних десяти лет показывают, что Морияма, путешественник по миру, смог применить свое уникальное видение к северной Европе, южной Франции, городам Флоренции, Лондону, Барселоне, Тайбэю, Гонконгу, Нью-Йорку и Лос-Анджелесу. а также переулками Осаки и пейзажем Хоккайдо. Книга заканчивается Афганистаном.

   Дайдо Морияма — японский фотограф. Родился в г. Икэда (Осака). Один из крупнейших фотохудожников последних десятилетий в Японии и за её пределами. Наиболее известны его уличные фотографии (ночного Синдзюку и других районов Токио), снятые в характерной для автора манере, которой присущи спонтанность, высокая контрастность и расфокусированность изображения. Морияма сочетает глубоко индивидуальный, авторский подход к печати фотографий со съёмкой, осуществляемой обычной компактной камерой к тому же зачастую без использования видоискателя (также есть серии работ, снятые на фотоаппараты «Полароид» и «Хольга»). Творческим манифестом Морияма считается его фотоальбом «Прощай, фотография!» (1972). О фотографе снято два документальных фильма.

Информация о продукте

  • Автор: Daido Moriyama
  • Формат: Твердый переплет | 424 страниц
  • Дата публикации: 10 Oct 2017
  • Издатель: Thames & Hudson Ltd
  • Издание Город / Страна: London, United Kingdom
  • Издание:  Специальное издание
  • Вес: 2200 g 
  • Размеры: 209 x 279 x 35.56mm

КАК ДЕЛАТЬ ФОТОГРАФИИ, ПО МНЕНИЮ ВСЕМИРНО ИЗВЕСТНОГО УЛИЧНОГО ФОТОГРАФА

В свои 80 лет японский фотограф Дайдо Морияма занимается фотографией на протяжении десятилетий, опубликовав около 150 книг с его работами. Известно, что его фотографии — это прямые черно-белые изображения с зернистостью и высокой контрастностью, а его стремительный стиль съемки повлиял на целое поколение уличных фотографов. Как правило, всего 36 выстрелов с расстояния менее 100 метров. Снимки одновременно отказываются раскрывать свое точное местоположение, но раскрывают все о людях и месте. В своей новейшей книге ‘ Дайдо Морияма: Как я фотографирую , »он впервые раскрывает свои методы фотографирования на улицах Японии в интервью один на один с Такеши Накамото.



Уличный фотограф Дайдо Морияма Предоставлено: Дайдо Морияма © / Предоставлено издательством Laurence King Publishing

Фотографии Мориямы несовершенны по традиционным меркам, но именно несовершенства придают им ценность и интерес. Дайдо Морияма определяет снимок как случайный момент. В его подходе к снимкам есть уникальное качество, и в этой новой книге Морияма проводит читателя через его мыслительный процесс при фотографировании. Он напоминает нам смотреть на объекты со всех сторон, даже если для этого нужно обойти квартал и вернуться по той же улице в противоположном направлении. Новые ракурсы могут мгновенно изменить наше восприятие места. Во время прогулки легко забыть остановиться и остановиться, он рекомендует стоять с камерой в руке и ждать, пока что-нибудь попадет в видоискатель.


Уличный фотограф Дайдо Морияма Предоставлено: Дайдо Морияма © / Предоставлено издательством Laurence King Publishing Уличный фотограф Дайдо Морияма Предоставлено: Дайдо Морияма © / Предоставлено издательством Laurence King Publishing

Фотосъемка путешествий может быть просто списком знакомых нам сайтов и сцен, но Дайдо объясняет, почему хорошо смешать наши снимки и попробовать сделать снимки по-новому. Морияма не рекомендует ограничиваться стереотипными открытками — идеальный пейзаж. Он объясняет, как детализация мест придает больше смысла воспоминаниям и впечатлениям от пребывания там, а также как поиск окон, рекламы и других объектов, уникальных для города. Но Морияма, который годами избегал снимков с открыток, признается, что нет ничего плохого в том, чтобы брать пейзажи и достопримечательности на открытках только потому, что они были сфотографированы бесчисленное количество раз.

Пусть интригующие образы Японии Морияма станут напоминанием о том, как смотреть на вещи — все — и вспоминать о них во время путешествий. Более подробное руководство о том, как он видит через объектив, доступно на сайте «Дайдо Морияма: как я делаю фотографии». Амазонка .



Уличный фотограф Дайдо Морияма Предоставлено: Дайдо Морияма © / Предоставлено издательством Laurence King Publishing Уличный фотограф Дайдо Морияма Предоставлено: Дайдо Морияма © / Предоставлено издательством Laurence King Publishing Уличный фотограф Дайдо Морияма Предоставлено: Дайдо Морияма © / Предоставлено издательством Laurence King Publishing Уличный фотограф Дайдо Морияма Предоставлено: Дайдо Морияма © / Предоставлено издательством Laurence King Publishing Уличный фотограф Дайдо Морияма Предоставлено: Дайдо Морияма © / Предоставлено издательством Laurence King Publishing Уличный фотограф Дайдо Морияма Предоставлено: Дайдо Морияма © / Предоставлено издательством Laurence King Publishing

Полный взгляд на коллекцию принтов Ёсироттена и Дайдо Мориямы «Shinjuku Resolution»

YOSHIROTTEN и Дайдо Морияма только что выпустили совместную печать, озаглавленную Shinjuku Resolution . Сотрудничество, созданное в сотрудничестве с HBX и HypeArt, включает в себя в общей сложности 11 несерийных печатных изданий по 20 экземпляров каждое. Каждая композиция в серии представляет собой оригинальную черно-белую композицию, запечатленную Дайдо Морияма с улиц Японии, наряду с оцифрованными манипуляциями YOSHIROTTEN. С помощью этого объема работ художники хотят исследовать темы наблюдения, реальности против иллюзий и моменты «оркестрованной фантастики».

Как сказал ЁСИРОТТЕН в заявлении: «Вначале я думал, что плотность зернистых черных и белых частиц на фотографиях городского пейзажа Дайдо-сана была настолько яркой и красивой, что у меня не было возможности« войти »в кусок. Однако, получив фотографии в цифровом формате, я открыл файлы на своем настольном компьютере и обнаружил, что плотные частицы превратились в квадратные пиксели. На ум пришло слово «разрешение», и я не знал, настоящие ли сцены, на которые я смотрел, или виртуальные. Чтобы придать форму мысли, я создавал работы, которые позволили мне в цифровом виде «посетить» Дайдо-сан фотографическое видение Синдзюку, поистине особенного города «.

Морияма давно считается японским крестным отцом уличной фотографии, поскольку с конца 1960-х годов он документировал повседневные сцены и портреты прохожих из своего родного Токио. С другой стороны, YOSHIROTTEN наиболее известен своими визуальными эффектами, ориентированными на будущее, в инсталляциях, видеоколлажах и других средствах массовой информации. Он также может похвастаться обширным портфелем коммерческих проектов, работая с такими компаниями, как Hermes, Valentino, sacai, Nike и другими.

Сотрудничество в области печати является продолжением одноименной выставки пары в Художественном музее Хе с 14 августа по 26 сентября 2021 года и в ZiWu Shanghai с 20 августа по 26 сентября 2021 года. печатает выше и приобретает каждое изделие исключительно в HypeArt, недавно представившей новую функцию Сквозь линзу , посвященную Йошироттену и Дайдо Морияме.

Дайдо Морияма · SFMOMA

Известный лирический и экспрессионистский фотограф Дайдо Морияма (р. 1938) неустанно изображал эмоциональное состояние повседневной послевоенной Японии. Он принадлежит к поколению, которое повзрослело за десятилетия после капитуляции Японии, которые жили в городских центрах и испытали подчинение страны оккупации и политическому давлению со стороны ее «освободителей», а также ее становление как динамичной экономики. Эти и другие факторы стимулировали период радикального художественного творчества.«Хаотичное повседневное существование — это то, чем, я думаю, является Япония», — сказал он. «Такого рода театральность — не просто метафора, я думаю, что это и наша реальная реальность». [1] Морияма работал ассистентом у Эйко Хосоэ, в то время как старший фотограф делал серию портретов писателя Юкио Мисимы, изображения театральной сексуальности. Позже он увидел работы Уильяма Кляйна и Энди Уорхола, чьи фотографии, провокационные и грубые, обнажили яркое отчуждение в обществе Нью-Йорка.Больше всего Морияма отзывался о жизненной силе и телесной рассеянности, которую он наблюдал на американских базах рядом с его домом, в Дзуси, тогда кишащих американскими военнослужащими, сражавшимися во Вьетнамской войне. Его привлекала тамошняя культура: джазовая музыка, хонки-тонк-тусовки и разнородность их клиентуры, а также изобилие солдат. Неполитический Морияма нашел в богатой сложности и мрачной двусмысленности того времени свою особую тему.

Начиная с середины 1960-х, Морияма регулярно публиковался в журналах, издаваемых для любителей фотоаппаратов, особенно в важном Camera Mainichi, , создавая для этих изданий изображения, которые были в основном поэтическими, а не журналистскими.Его темы включали популярные развлечения и экспериментальный театр Сюдзи Тераяма, как показано на фотографиях из его первой книги « Япония: фототеатр » (1968). Поклонник Джека Керуака, он путешествовал автостопом по всей Японии или находил водителей, готовых везти его по новым шоссе в любое время дня и ночи, останавливаясь в пустынных кафе и фотографируя через окна автомобилей, вдохновленный фильмом Керуака « В дороге ». Эти фотографии серийно публиковались в Camera Mainichi , начиная с 1968 года, но он продолжал это беспокойное движение по стране, а также по городским улицам в последующие десятилетия.По представлению своего друга Такумы Накахиры Морияма принял участие в экспериментальном журнале Provoke (1968–69), сохраняя свою аполитичную позицию в этой крайне политической группе. Смело экспериментируя с кадрированием и ярко выраженной зернистостью, он также фотографировал картинки и переделывал их, как в уорхоловской серии «Авария » (1969), группа которых основана на плакате по безопасности дорожного движения. В 1974 году он выпустил книгу с ксерокопированными фотографиями визита в Нью-Йорк в 1971 году, назвав ее « Другая страна в Нью-Йорке » в честь другого любимого автора, Джеймса Болдуина.

Работу Мориямы лучше всего можно понять в контексте глубоко разделенной политики того времени, особенно протестов, связанных с возобновлением Договора о безопасности между США и Японией в 1970 году, а также последующим снижением политического антагонизма между двумя странами и ростом в потребительстве. Для Мориямы это было началом как очень продуктивного периода, так и к середине 1970-х годов периода личной нестабильности. В 1972 году он опубликовал две важные книги, Hunter и Farewell Photography, , а также запустил небольшой фотожурнал Record . Охотник содержит некоторые из самых известных изображений Мориямы, напечатанных с резким, захватывающим контрастом. Farewell Photography — великолепная экспериментальная работа, которая продолжила его интерес к полиграфии, вдохновленной Уорхолом; многие изображения размыты и сильно обрезаны, а их объекты, от пустого экрана телевизора до маячащего в воздухе вертолета, часто почти неузнаваемы. Настроение трагичное и нигилистическое. Соответственно, вступление к книге представляет собой разговор с его другом Накахирой, который вскоре после этого перенес тяжелое отравление алкоголем.

Морияме потребовалось несколько лет, чтобы избавиться от этой напряженности. Он начал посещать японскую сельскую местность, где он создал The Tales of Tono (1974, опубликовано в 1976 году), серию странных и дезориентирующих картин, которые проникают в доиндустриальную сельскую Японию, но не являются эскапистскими. В том же году он начал привлекать внимание за пределами Японии: его работы были включены в выставку New Japanese Photography , выставку 1974 года, организованную Джоном Шарковски и Сёдзи Ямагиши для Музея современного искусства в Нью-Йорке, которая в следующем году побывала в SFMOMA. .Этот успех совпал с признанием фотографии как особой формы художественного самовыражения в Японии, что было отмечено на выставке Fifteen Photographers Today в Национальном музее современного искусства в Токио.

Морияма продолжал экспериментировать и переосмысливать свои более ранние проекты, часто объединяя старые работы с более свежими изображениями в расширенных книжных форматах. Фотографии в Свет и Тень (1982), сделанные после длительного бездействия, проникнуты новой, даже ослепляющей ясностью.В 1990 году он опубликовал Lettre à St. Loup , в котором описывает первую фотографию, сделанную французским изобретателем Нисефором Ньепсом в 1827 году, как очень важную для него; Фотография Ньепса — зернистая, запутанная, но красноречивая картина перехода солнца с одной стороны двора на другую. [2] Совсем недавно Морияма снова взялся за цвет, который он редко использовал в 1970-х. Эти новые цветные фотографии, сделанные с помощью специальной камеры, привнесли непосредственность и даже ощущение нормальности в отличие от более грубых работ прежних лет.

— Сандра С. Филлипс

Дайдо Морияма Бродячая собака

Примечания

Дайдо Морияма | Галерея Майкла Хоппена

Морияма Дайдо (р. 1938 — ) — одна из самых активных и знаковых фигур японской фотографии. Свидетель впечатляющих изменений, которые преобразили Японию во второй половине 20-го века, его фотографии выражают восхищение культурным парадоксом вековых традиций, которые сохраняются в современном обществе страны. Давая резкое, грубое видение городской жизни и хаоса повседневного существования, его работы занимают уникальное пространство между объективным и субъективным, иллюзорным и реальным.

 

Получив образование в области графического дизайна, прежде чем заняться фотографией, Морияма переехал в Токио в 1961 году, где ассистировал фотографу Хосоэ Эйко и познакомился с резкой социально-политической критикой таких художников, как Томацу Сёмей. Он также черпал вдохновение из-за границы, глядя на вызывающие конфронтацию фотографии Нью-Йорка Уильяма Кляйна, напечатанные шелкографией Энди Уорхола несколько газетных изображений и сочинения Джека Керуака о битниках. За свою полувековую карьеру Морияма создал хронику головокружительной карусели сюжетов, от уличного театра до романтических свиданий, через медицинские препараты, пустые дороги, автопортреты и городские пейзажи.

 

Морияма присоединился к фотоколлективу Provoke для их второго выпуска в 1969 году. Его работа для одноименного издания продемонстрировала многие черты, которые стали фирменными мотивами, в том числе его отказ следовать соглашениям о воспроизведении, документации и визуальной разборчивости. Морияма использовал потенциал камеры как механического инструмента для бессознательной записи. Ведущий представитель того, что стало известно как подход are-bure-boke («грубый, размытый, не в фокусе»), фотография Мориямы освободила последующие поколения японских фотографов от существующих норм технической и эстетической практики.

 

Работы Мориямы были собраны многочисленными известными государственными и частными коллекциями, в том числе Музеем современного искусства в Нью-Йорке, Музеем современного искусства в Сан-Франциско, Метрополитен-музеем в Нью-Йорке, Музеем Дж. Пола Гетти, Музеем изящных искусств в Бостоне и Центре Помпиду в Париже.

 

У Мориямы были крупные персональные выставки в Музее современного искусства Сан-Франциско, Метрополитен-музее в Нью-Йорке, The Fondation Cartier pour l’Art Contemporain, Париже, The Fotomuseum, Winterthur, The Folkwang, Essen, Tokyo Metropolitan Museum. фотографии и Тейт Модерн.Его награды включают награду нового художника Японской ассоциации фотокритиков, ежегодную награду Фотографического общества Японии и премию Hasselblad. Он был героем двух недавних документальных фильмов.

Дайдо Морияма: от снимков до бродячих собак

Дайдо Морияма долгое время считался величайшим из ныне живущих фотографов Японии. Продуктивный стрелок известен своими четкими черно-белыми снимками послевоенной Японии и своим уникальным стилем уличной фотографии, который оказал влияние на фотографов по всему миру.

По теме: 40 цитат Дайдо Мориямы, которые помогут улучшить вашу уличную фотографию

Диадо Морияма Биография

Морияма вырос в Осаке, Япония. Став графическим дизайнером-фрилансером в возрасте 20 лет, Морияма случайно увлекся фотографией, когда взял отпечаток в местной фотостудии:

Меня поразила атмосфера.   Дизайн был привязан к рабочему столу, но это казалось активным… отличным. Мне не было интересно фотографировать, мне просто нравилось чувствовать фотографический мир.

Вскоре после этого Дайдо купил у друга Canon 4SB и начал снимать улицы Осаки.

В те дни вы никогда не видели человека на улице с камерой на шее. Мне казалось, что я делаю что-то действительно необычное и оригинальное. Я никогда не думал, что в конечном итоге буду заниматься этим — по сути, жить на улице — в течение следующих нескольких десятилетий.

В конце 50-х он изучал фотографию у Такэдзи Ивамии, затем в 1961 году переехал в Токио и три года работал ассистентом у фотографа Эйко Хосоэ.

В 1964 году Дайдо начал работать над собственными проектами. Его ранние работы показывали темную сторону городской жизни Токио. Интерес Мориямы к скрытому Токио привлек его к таким темам, как гангстеры якудза, ночные клубы и проститутки.

Журнал Provoke

В конце 60-х Морияма стал одним из основателей Provoke, журнала авангардной фотографии, издававшегося с 1969 по 1970 год . В настоящее время журнал считается основополагающим произведением послевоенного японского искусства.

Provoke был создан небольшой группой левых фотографов, которые использовали журнал в качестве платформы для переопределения японской фотографии, чтобы имитировать время, ведя хронику политических и социальных потрясений в стране.   Не случайно подзаголовок журнала гласил: «Провокационные документы ради размышлений».

Япония развивалась быстро, и мы хотели отразить это в нашей работе.

В то время как японское искусство и фотография были посвящены красоте и точности, работа Provoke перевернула эту идею с ног на голову.Общим для фотографов было использование стиля, который намеренно отходил от того, что было условно принято в то время фотографическим миром, и отождествлялся с выражением «аре, буре, боке» (грубый, размытый и неуместный). -фокус).

Фотографии Мориямы представлены в двух из трех номеров журнала, но он остается самым влиятельным из фотографов, участвующих в проекте.

Моментальная фотография

Эстетика Мориямы и его метод делать быстрые снимки, не глядя в видоискатель, — две отличительные черты его творчества.Его фотографии экспериментируют со светом, тенью и абстракцией, допуская интуицию и случайность.

© Дайдо Морияма

Мои фотографии часто получаются не в фокусе, грубыми, полосатыми, деформированными и т. д. Но если подумать, нормальный человек за один день воспримет бесконечное количество изображений, и некоторые из них сфокусированы. на, другие едва видны краем глаза.

Изображения Мориямы также характеризуются отсутствием композиции и занятостью сюжета, что создает впечатление, что в кадре вот-вот что-то произойдет.Снятые в основном на небольшую ручную автоматическую камеру, работы Мориямы часто частично не в фокусе или сняты по диагонали, что добавляет грубости и энергии его настойчивому фотографическому стилю.

Он следовал так называемому «ваби-саби», японскому термину, обозначающему красоту в несовершенстве. В то время как его работы многим кажутся ущербными, эти несовершенства используются для изображения ощущения реальности, подчеркивая красоту несовершенства: несовершенные люди живут в несовершенном обществе.

Бродячая собака

На одной из самых известных фотографий Мориямы изображена бездомная собака, которую он встретил в Аомари.Фотография была сделана в 1971 году и стала визуальной метафорой как для него самого, бродящего по улицам в поисках следующей фотографии, так и для неопределенных и быстро меняющихся времен Японии 1970-х годов.

Я сделал эту фотографию, когда отправился в Мисаву в Аомори, чтобы работать в фотожурнале. Я вышел из отеля утром, чтобы пойти на фотосессию, собака как раз была там. Поэтому я сразу сделал несколько снимков.

Бродячая собака, 1971 © Дайдо Морияма

Позже, в фотолаборатории, когда я распечатывал изображение, я понял, насколько удивительно выражение собаки   .Снимки — это мгновенное мгновение, и эта собака мгновенно стала частью меня. Для меня большая честь, что меня сравнивают с этой собакой.

Если вы посмотрите любой документальный фильм о Дайдо Морияме (см. рекомендации ниже), вы увидите, как он ходит по улицам без цели. Он идет туда, куда ведет его настроение и инстинкты, фотографируя все, что находит интересным.

Обычно я хожу довольно быстро. Мне нравится делать снимки в движении как самого себя, так и окружающего мира.Когда я гуляю, я, наверное, похож на уличную собаку, потому что, погуляв по главным дорогам, я продолжаю бродить по закоулкам.

Фотожурнал

Морияма использует камеру как фотодневник со множеством снимков, сделанных в движении, что придает его фотографиям ощущение повествования и времени. Его фотографии — это запись его странствий, в которых путешествие так же важно, как и пункт назначения. Он назвал книгу Джека Керуака « В дороге » одной из самых влиятельных книг, повлиявших на его стиль и работу.

 Когда я выхожу в город, у меня нет плана. Я иду по одной улице, и когда меня тянет свернуть за угол на другую, я так и делаю. В самом деле, я как собака: решаю, куда идти, по запаху вещей, а когда устаю, останавливаюсь.

Прощальное фото

В 1972 году Морияма опубликовал Shashin yo Sayonara , переведенный на английский как Прощальное фото . Книга продемонстрировала его революционный подход и презрение к конформизму в фотографии.

Ясность — это не фотография.

В то время как фотографы того времени делали хорошо скомпонованные, прекрасно тонированные снимки, Морияма вместо этого экспериментировал с антифотографическим стилем. Его зернистые, расфокусированные, контрастные изображения, часто несбалансированные и даже небрежно оформленные, были средним пальцем в том, что традиционно считалось хорошей фотографией.

Более поздняя работа

Среди самых успешных серий, сделанных в конце его карьеры, был его проект 1987 года  Колготки.Колготки  состоят из серии фотографий женских ног в колготках в сеточку крупным планом. Морияма поместил объектив так близко к объекту, что трудно различить линии ног, делая изображения более визуальными по форме и фактуре, наряду с неоспоримым эротическим подтекстом.

Колготки в Симотакайдо, 1987 год © Дайдо Морияма

Дайдо Морияма провел свою жизнь, одержимо фотографируя грязные лестничные клетки, неоновые вывески и служащих японской столицы в суровых черно-белых тонах.Он будет продолжать тему городских тайн и воспоминаний на протяжении всей своей карьеры и продолжает бродить по улицам Токио и сегодня.

За свою карьеру он получил множество наград и приобрел культ поклонников, вдохновленных темным, контрастным стилем, который он помог создать. Визуальный стиль новаторского фотографа так же узнаваем, как и любой другой. Пикассо в мире фотографии, Морияма не боялся бросить вызов статусу-кво и пойти против фотографических традиций.

Морияма обычно представляет свои работы в виде фотокниг. С 1968 года он опубликовал невероятные 150 книг. Его работы выставлялись в самых уважаемых галереях, включая Тейт Модерн в Лондоне и Музей современного искусства в Нью-Йорке.

Влияние

На Морияму повлияли фотографы Эйко Хосоэ, Сёмей Томацу, Уиджи и Юджин Атгет, художник Энди Уорхол и писатели Юкио Мисима и Джек Керуак (в частности, его книга: В дороге ).

Возможно, наибольшее влияние на него оказал Уильям Кляйн. Стиль и отношение Дайдо отражали стиль собственных грубых, черно-белых, конфронтационных фотографий Нью-Йорка 50-х годов Кляйна и незаинтересованность американцев в традиционных правилах фотографии.

Я был так тронут и спровоцирован фотокнигой Кляйн, что провел все свое время на улицах Синдзюку [одного из районов Токио], смешиваясь с шумом и толпой, ничего не делая, кроме как щелкая, самозабвенно, затвор фотоаппарата.

Стиль Мориямы настолько тесно связан со стилем Кляйна, что в 2012 году они объединились для двойной ретроспективы под названием «Уильям Кляйн + Дайдо Морияма».  Выставка в Тейт продемонстрировала контрастную среду и индивидуальность Нью-Йорка Кляйна и Токио Мориямы.

Другая страна в Нью-Йорке, 1974 © Дайдо Морияма

Стиль фотографии

  • Жесткий черно-белый, зернистый
  • Не в фокусе, размытый
  • Экстремальный контраст
  • Светотень (темный, резкий прожектор, загадочный фон)
  • фрагменты
  • Иногда эротические

Образ Дайдо Мориямы

Морияма известен прежде всего своими черно-белыми работами, хотя в последнее время он экспериментирует с цветом.Известно, что его фотографии-изображения бросаются в глаза и имеют шероховатую грубость, высокую контрастность и зернистость.

Примечание редактора: Создание качественного контента требует времени (иногда до 2 недель на статью) и денег. Совместное использование веб-сайта или ссылка на нас абсолютно ничего не стоит. Чтобы выразить вашу признательность, я был бы очень признателен, если бы вы могли поделиться сайтом через социальные сети или форумы фотографии или даже дать ссылку на Photogpedia в своем собственном блоге или на сайте-портфолио (каждая ссылка имеет значение). Спасибо за вашу поддержку.

Фотографии Дайдо несовершенны по традиционным стандартам, но именно эти несовершенства придают его фотографиям ценность и интерес.

Морияма определяет фотоснимок как «случайный момент».   Его снимки отказываются раскрывать их точное местоположение, но раскрывают людей и место.

Первое, что я всегда говорю всем, кто обращается ко мне за советом: идите на улицу. Все дело в том, чтобы выйти и пройтись.Это первое. Во-вторых, забудьте на время все, что вы узнали о фотографии, и просто снимайте. Фотографируйте все и вся, все, что бросается в глаза. Не останавливайтесь, чтобы подумать. Вот совет, который я даю людям…

Он часто снимает с наклоненным горизонтом, чтобы показать разобщенность общества. На его фотографиях есть размытость и несовершенства, что противоречит композиционным правилам традиционной фотографии. Он также смешивает в своих работах ощущение фантазии и эротической тайны.

Фотография — это акт фиксации времени, а не выражения мира. Камера — неадекватный инструмент для извлечения видения мира или красоты. Фотограф, который пытается счастливо вписаться в мир, используя традиционную перспективу камеры, в конце концов упадет в яму идеи, которую он сам для себя выкопал. Фотография — это средство, которое существует только благодаря мгновенной фиксации открытий и познаний, с которыми можно столкнуться в непрерывно движущемся внешнем мире.

Охотник

Морияма — опытный фотоохотник, делающий снимки анонимных прохожих, проституток, гангстеров и бродячих собак на улицах или в скрытых переулках Токио (или куда бы его ни привела дорога). После более чем шести десятилетий стрельбы его техника стала искусством.

© Дайдо Морияма

Морияма твердо убежден, что все можно превратить в фотографию. Он много снимал на пленку и не боится нажать затвор, часто получая 36 кадров в пределах пары сотен метров.Его никогда особо не заботило то, что Картье-Брессон назвал «решающим моментом».

Для меня фотографии делаются на глазах, прежде чем ты даже думаешь, что они означают. Это та реальность, которую мне интересно запечатлеть.

Я никогда не чувствовал, что должен подчиняться какому-то определенному набору правил.

Копия копии

Он сказал, что фотография никогда не была ничем иным, как копированием, поэтому он фотографирует плакаты и рекламные щиты, даже если они содержат изображение другого фотографа.Фото он тоже не постесняется опубликовать. Для Мориямы все, что он делает, — это делает копию чего-то, что уже является копией.

Я даже подумывал убрать знак копирайта из своих фотокниг. Конечно, возражали бы издатели, были бы всякие проблемы. Но в целом, я думаю, каждый должен иметь право копировать все, что захочет. Что еще такое фотография, как не копия для начала? Когда я слышу, как люди горячатся под воротничком, приводя доводы в пользу оригинальности фотографий, того, что они являются «искусством» и т. д., я всегда думаю про себя: «О, да ладно, будь настоящим…

Большинство моих фотографии сделаны на улице, предметы на улице.Я хочу запечатлеть отношения между предметами и людьми. Я никогда не думаю о том, что подумают люди, глядя на мои фотографии. Есть много вещей, которые я не могу контролировать. То, что зрители видят фотографии по-другому, действительно важно, но это не влияет на работу. Мое сообщение входит в изображение, но я думаю, хорошо, если в изображение входит много сообщений, а не только мое.

Другая перспектива

Морияма утверждает, что важно смотреть на объекты со всех сторон, даже если это означает вернуться по той же улице в противоположном направлении и стоять на месте, ожидая появления в кадре того, что вас интересует.

Большинство людей в своей повседневной жизни делают снимки только того, что непосредственно их окружает. По сути, это означает, что они не выходят из своей зоны комфорта. Но на городских улицах все, с чем вы сталкиваетесь, чуждо и неизвестно. Вот что такое моментальные снимки городских улиц: вы запечатлеваете чужое и неизведанное.

© Daido Moriyama

Морияма тоже всегда возвращается в одни и те же места: пустые темные переулки, подъезд стриптиз-клуба, неоновые вывески, переполненные станции метро.Его не интересует красота.

Большинство моих работ, снятых в Японии или за границей, сделаны на улице. Мне нравится фотографировать города, которые я посещаю, и людей, которых я там встречаю. Один из самых известных моих снимков — снимок бездомной собаки, сделанный в 1971 году, — пример того, что бросается в глаза. Но иногда мне хочется снимать более эротические сцены, например, женщину в трико или женские губы.

Shinjuku #11, 2000 © Daido Moriyama
Совет Дайдо для фотографов

Конечно, зоркий глаз важен.И, конечно же, вы должны быть бдительны, чувствительны, отзывчивы, чувствовать себя свободно в собственном теле, чтобы вы могли немедленно реагировать на раздражители вокруг вас. Но прежде всего у вас должно быть желание. Это желание должен испытывать фотограф в тот момент, когда он делает снимок. Если у вас нет желания, вы не увидите, что там есть. Я говорю о желании, которое вы испытываете в тот момент, когда видите что-то, что заставляет вас сделать снимок — это может быть женщина или что-то еще. Желание окружает нас повсюду; есть огромный, безграничный запас этого.Важно быть верным этому желанию. Чтобы сделать фотографию, которая хоть сколько-нибудь интересна или значима, вы должны стать единым целым с этим желанием, когда нажимаете кнопку спуска затвора…

Чтобы лучше понять, как работает Морияма, посмотрите короткий документальный фильм ниже.

Дайдо Морияма: в картинках был создан Тейт в 2012 году перед его совместной выставкой с Уильямом Кляйном в галерее. В этом коротком документальном фильме мы следим за Мориямой, когда он гуляет по району Синдзюку в Токио с камерой в руке.Это, вероятно, лучший документальный фильм о Морияме на данный момент (ну, во всяком случае, это лучшее, что я видел).

Какой камерой пользуется Дайдо Морияма?

Морияма, пожалуй, наиболее известен тем, что использует серию камер Ricoh GR, которая приобрела культовый статус среди уличных фотографов. В основном он использовал 35-мм пленочную камеру Ricoh GR1s с фиксированным 28-мм объективом, а иногда и Ricoh GR21 для более широкого поля зрения.

Помните, однако, что Ricoh GR был выпущен только в 1996 году. Да, много фотографий было снято с использованием легендарного GR, но они составляли лишь небольшой процент от общего объема его работы.Его знаменитые фотографии («Бродячая собака», «Колготки» и т. д.) были сняты до 1996 года и выхода Ricoh.

Вот лишь некоторые из камер, которые он использовал до серии GR: Canon 4SB (его первая камера), Nikon S2 с 25/4, Rolleiflex, Minolta Autocord, Pentax Spotmatic, Minolta SR-2, Minolta SR-T. 101 и Olympus Pen W.

В настоящее время Дайдо использует цифровую камеру и редактирует свои изображения в Silver Efex Pro, чтобы они соответствовали внешнему виду пленки. В 2018 году он использовал крошечный Sony RX0 без ЖК-экрана. До этого пользовался дешевым Nikon Nikon S9100.Он также экспериментировал с цифровыми камерами Ricoh GR, но предпочел Nikon с функцией масштабирования из-за ее гибкости.

Фудзи спонсировал один из его недавних проектов в Гонконге и дал ему в пользование Fuji X10.

Захват изображения

Морияма стреляет из чего угодно. Он использовал много камер, и когда они ему надоедают или они перестают работать, он их продает (или раздает). Чем легче, тем лучше.

Он утверждает, что никогда не покупал себе камеру; все камеры, которые он использует, были переданы ему.Он не заморачивается камерами, если камера подходит его стилю съемки, он ее использует. Для Мориямы камера — всего лишь инструмент.

В стиле фотосъемки Мориямы камера используется только для захвата изображения, а затем вы делаете фотографию в процессе редактирования.

Лучшими камерами для стиля фотографии Дайдо (по состоянию на 2021 год) являются Sony RX100, Canon G7X, Fuji X10, Nikon Coolpix A, Fuji X100 и Ricoh GR-D (если вам нравится пыль на сенсоре). Опять же, подойдет любая камера (включая ту, что у вас есть прямо сейчас).)

Послание Дайдо — это то, что мы все знаем, но иногда забываем: камера делает снимок, фотограф делает снимок. Фотоаппарат — это инструмент, ничем не отличающийся от пера, которым пользуются писатели, или кисти, которыми пользуются художники.

© Дайдо Морияма
Настройки камеры для образа Дайдо Мориямы?

Фотографии Мориямы сделаны на этапе постобработки. Он делает снимок (или снимок) на улице, а затем делает фото в фотолаборатории (или сегодня в Silver Efex). делать и просто стрелять.) Все, чему вас учили или узнали о фотографии, забудьте об этом. Представьте, что вам 10 лет, и вы впервые берете в руки камеру. Лучшие фотографии получаются из аварий. Дайдо также не против обрезать изображение, чтобы получить то, что он хочет.

Использование 35-мм пленки

Когда дело доходит до пленки, Морияма всегда снимает на Kodak Tri-X с разрешением 1600 ASA днем ​​и ночью.

«Монохром возбуждает и очень эротичен. Иногда мое сердце учащенно бьется, когда я вижу черно-белый мир в разработчике.Я не отрицаю цифру или цвет… Иногда использую их; тем не менее, я решил продолжать использовать TRI-X, пока он не будет снят с производства».

Морияма недоэкспонировал свои негативы, а затем переэкспонировал их в фотолаборатории (обычно он выдвигал их на пару ступеней). Загрузите в камеру катушку Kodak Tri-X 400 и установите ASA на 1600.

Его предпочтительным проявителем является Kodak D-76 при более высоких температурах. Я считаю, что он также довольно грубый при взбалтывании пленки, чтобы дать увеличение зерна. Это приведет к потере деталей, но значительному увеличению характера.Изображения будут выглядеть чрезвычайно контрастными, с преувеличенными тенями и размытыми бликами.

Настоящий ключ к образу Мориямы кроется в его печати. Он часто говорил, что даже он не может сравниться с более ранними отпечатками, а профессиональные типографии даже не смогли воспроизвести внешний вид.

Работа с цифровым

Работайте либо в программном режиме, либо в режиме приоритета диафрагмы (чем меньше думаете, тем лучше). Используйте автофокус и позвольте камере сделать всю работу за вас. Одноточечный (центральный) и матричный замер.

Установите диафрагму на F5,6 или F8 для дневной съемки, уменьшите ее до F2,8 или F4 для ночной съемки. Убедитесь, что камера настроена на RAW + JPEG, и отключите просмотр изображения (забудьте о том, чтобы смотреть на экран после каждого снимка). 

Измените настройки JPEG с цветного на монохромный/черно-белый.   Увеличьте контрастность до максимума и увеличьте резкость (вы по-прежнему снимаете в формате RAW, так что не беспокойтесь слишком сильно).

Установите ISO на Auto-ISO (максимум 6400). Установите минимальную выдержку камеры на 1/30.Наконец, установите компенсацию экспозиции примерно на -0,3, чтобы сохранить блики.

Кроме того, не беспокойтесь о том, что все будет в фокусе или даже резко — это не путь Мориямы. Просто выходите и наслаждайтесь поиском изображений без каких-либо ожиданий.

Не смотрите в камеру сзади (шимпанзе). Подождите, пока вы не вернетесь домой, прежде чем просматривать свои изображения.

© Дайдо Морияма
Постобработка

Дайдо и его помощник используют Silver Efex Pro для постобработки своей работы.Я рекомендую использовать пресет Nik collection Tri-X, а затем настроить контрастность и силу эффекта по своему вкусу.

Если вы работаете в Lightroom, то я обычно делаю следующее:

  • Усиление черного
  • Усиление белого (ограниченное количество серого)
  • Увеличение контрастности до максимума Другие ресурсы Дайдо Мориямы

    Рекомендуемые книги Дайдо Мориямы

    Отказ от ответственности: Photogpedia является партнером Amazon и зарабатывает на соответствующих покупках.

    Видео Дайдо Мориямы

    Дайдо Морияма: почти равные (2001)

    Этот 90-минутный документальный фильм, снятый в 2001 году, вероятно, является наиболее полным взглядом на жизнь и карьеру Мориямы. Хотя это немного замедленное время, это дает представление о его работе и стиле съемки. Это определенно стоит посмотреть, если вы поклонник его фотографии.

    Дайдо Морияма – Могучая сила (2012)

    Могучая сила  был создан, когда Дайдо был в Гонконге на своей первой персональной выставке в 2012 году.Несмотря на то, что документальный фильм длится всего шесть минут, короткометражка Ринго Танга по-прежнему дает достаточно мудрости от мастера-фотографа, чтобы оправдать просмотр.

    Другие фотографии Дайдо Мориямы

    Посмотреть другие фотографии Мориямы здесь и здесь

    Проверка фактов

    В каждом профиле, который мы создаем, мы стремимся быть точными и честными. Если вы видите что-то, что выглядит неправильно или фактически неверно, свяжитесь с нами, и мы обновим сообщение.

    Если вы хотите добавить что-то еще о работе Мориямы или методах фотографии, отправьте нам электронное письмо: hello(at)photogpedia.com

    Ссылка на Photogpedia

    Если вам понравилась статья или вы сочли ее полезной, мы будем благодарны, если вы дадите ссылку на нас или поделитесь ею в Интернете через обычные каналы социальных сетей.

    Этот веб-сайт был создан фотографами для фотографов, поэтому мы все можем учиться у таких мастеров фотографии, как Дайдо Морияма.

    Чем больше у нас будет ссылок, тем легче другим будет найти наш сайт.

    Наконец, не забудьте подписаться на нас в Instagram и Twitter, чтобы быть в курсе наших последних публикаций.

    Рекомендуемые ссылки на Дайдо Морияму

    Чтобы узнать больше о работе Дайдо Мориямы, посетите официальный веб-сайт Дайдо Мориямы.

    Источники

    3

    Daido Moriyama Фотографии Его любимый синьюку, тема журнал, 2005
    Уличная фотография Совет, pdnonline
    5 Daidō Moriyama: шок извне, диафрагма, 2010
    в свете и тени, Саймон Бейкер, Дайдо Морияма, 2012
    Дайдо Морияма и культурный ландшафт послевоенной Японии, Time, 2012
    Как фотографировать, как Дайдо Морияма, Artsy, июль 2019
    Дайдо Морияма: Мир моими глазами, Скира , 2010

    Daidō Moriyama: Лабиринт, диафрагмы, 2012
    Воспоминания о собаке, CITIC PRESS, 2018
    Как я фотографию, Издательство King Laurence, 2019
    возле равных Moriyama Daido, BBB, 2001
    Дайдо Морияма: в картинках, Музей Тейт, 2012

    Могущественная сила, Ринго Тан, 2012

    Дайдо Морияма о бесконечной новизне фотографий

    Японский мастер-фотограф Дайдо Морияма уже более пятидесяти лет находится в авангарде фотографии.Он опубликовал десятки томов фотографий, в том числе «Японский театр» (1968 г.), «Прощальная фотография» (1972 г.), «Истерика Дайдо» (1993–97 гг.) и «Хоккайдо » (2008 г.), а также многочисленные коллекции эссе. По случаю своей ретроспективы в Национальном художественном музее Осаки Иван Вартанян поговорил с фотографом о видении и мотивации, контексте и информации, цвете и черно-белом, а также о нескончаемой новизне фотографий.

    Дайдо Морияма, Эрос или что-то другое, чем Эрос , 1969

    Иван Вартанян: Не могли бы вы рассказать о своих мыслях о связи образа и языка?

    Дайдо Морияма: Язык является прямым посредником и передает значение и намерение напрямую .С другой стороны, фотография зависит от памяти, эстетики и чувств зрителя — все это влияет на восприятие фотографии. Язык не является окончательным. Но именно это делает фотографию интересной. Нет смысла делать фотографии, которые используют язык в качестве пояснения. Делать фотографии с целью языка для меня по большей части бессмысленно. Скорее, фотография провоцирует язык . Он переделывает язык; внутри него различные градации очерчивают новый язык.Это провоцирует мир языка: просмотр изображений приводит к открытию нового языка.

    Вот о чем я. Конечно, фотографы — особенно такие, как я, которые делают уличные снимки — не возвращаются к словам с каждым кадром. Внешний мир наполнен языком. Я не ношу язык и не применяю его к внешнему миру; вместо этого сообщения приходят извне. Это то, что меня провоцирует и на что я реагирую. Такова природа связи, я думаю.Тем не менее, я не могу объяснить каждое изображение, которое я сделал. Если бы я попытался, это было бы притворством и скукой; это выглядело бы тривиально. Это не намерение. Каждая фотография чувствуется, но повод для спуска затвора не один, а несколько, даже при единичной выдержке. Акт фотографирования является физиологической и конкретной реакцией, но в нем определенно присутствует некоторое осознание. Когда я делаю снимки, я всегда руководствуюсь чувством, поэтому даже в тот момент, когда я фотографирую, невозможно объяснить причину выдержки.Что-то может, например, показаться мне эротичным. Это само по себе является градацией, содержащей множество элементов.

    Вартанян: В вашей ранней журнальной работе ваши фотографии часто сопровождались текстами, которые вы написали своего рода «редакционным голосом».

    Морияма: Когда я был молод, я писал сопроводительные тексты к своим изображениям. Эти письма имели что-то вроде дидактического отношения к изображениям. В конце концов, язык, которым зритель видит фотографию, меняет содержание изображения.Даже если бы я выбрал слово или язык для изображения, было бы невозможно, чтобы все чувствовали себя одинаково. Возможно, случайно у зрителя может возникнуть подобное чувство.

    Работая со своими старыми фотографиями, я отношусь к ним так, как если бы они были чем-то новым — иначе представление старых работ было бы бессмысленным. То, что я сфотографировал в определенный момент, могло быть ярким в то время, но с течением лет его блеск выветривается вместе с ним. Вся работа зависит от формата, способа просмотра, редакционного стиля — все это влияет на работу и изменяет ее.Этот процесс изменения — одна из вещей, которые мне нравятся в фотографии. По сути, в процессе рекомпозиции фотография возрождается как нечто современное — теперь . Это можно делать бесчисленное количество раз с любым изображением. В каком-то смысле это все равно, что сказать, что в каждом изображении есть множество возможностей. Одна фотография содержит разные изображения.

    Мне посчастливилось издать много альбомов фотографий. Я работаю над ними вместе с другими — людьми, которым я в определенной степени доверяю, — и оставляю на них рекомпозицию (как, например, с Шашин йо, Сайонара [ Прощальное фото , 1972]).Работа становится более яркой, чем когда я делаю ее сама. Если я делаю это сам, я не могу избежать влияния памяти; Я напрягаюсь, чтобы подавить этот порыв, и непреднамеренно создаю ощутимое напряжение — и результат часто бывает странным! Тогда как, когда я работаю с третьей стороной — или даже с кем-то более удаленным — фильтруя изображения их глазами, фотографии, как мне кажется, оживают. Фотографии, сделанные десять лет назад, даже сейчас кажутся яркими. Если изображение хорошее, оно оживает благодаря чувствам зрителя.

    Дайдо Морияма, ЭРОС , из серии Provoke 2 , 1969

    Вартанян: А как насчет функции фотографии как информации? Ваша работа, особенно 1970-х годов, во многом дестабилизирует этот аспект фотографии.

    Морияма: Фотографии любого поколения в основном являются информацией в данный момент. Фотография опирается на информацию. Какой бы концептуальной ни была фотография, она содержит информацию на самом фундаментальном уровне.Но средства, с помощью которых передается информация, специфичны для каждого поколения. Недавно сделанная фотография так же важна для меня, как и фотография десятилетней давности.

    Вартанян: Вы проводите различие между различными СМИ, в которых появляются ваши работы, журналами и книгами, выставками?

    Морияма: Обычно я не делаю различий между ними. У журнала есть конкретная цель, а именно о теперь . В этом смысле он использует информационный аспект фотографий.И в зависимости от редакционного направления фотографии могут кардинально меняться. Поэтому, если меня не устраивает редакционная направленность того или иного журнала, я не разрешаю использовать в нем свои фотографии. Но в принципе, будь фотография оформлена и смонтирована в рамках выставки или показана в фотокниге или журнале — это всего лишь разные модальности одного и того же изображения. Каждый интересен по-своему. По этой причине я не ставлю журналы ниже в рейтинге. Фактически, время от времени журнальная репродукция была лучшим форматом для изображения, превосходящим другие формы.Опять же, меня интересует то, как мои фотографии кажутся другими. И в контексте журнала, если фотография не оживает, это не обязательно означает, что что-то не так с редакцией; это, вероятно, означает, что фотографии не такие сильные. Есть две стороны медали.

    Вартанян: Ваша работа во многом черно-белая. Как вы относитесь к цвету по отношению к черно-белой работе?

    Морияма: Нет большой разницы между цветной и черно-белой фотографией.Я из тех, кто всегда делал черно-белые фотографии — и, честно говоря, я до сих пор предпочитаю черно-белые. Но частью того, что делает цветную фотографию интересной для меня, являются цифровые камеры. С пленочными камерами ваш выбор делается после загрузки пленки. С другой стороны, в цифровом формате то, что снято в цвете, может быть преобразовано в черно-белое. Так что пока снимаю в цвете.

    Обычно считается, что монохроматическая фотография обладает более символическими, абстрактными, сказочными качествами.Но я не обязательно думаю, что только потому, что изображение цветное, оно ближе к реальности. В последнее время меня многие спрашивают, почему я фотографирую в цвете. Это равносильно вопросу, почему я снимаю на цифру. Что это меняет? Я нахожу, что особенно за пределами Японии существует стремление иметь четкую причину для каждого выбора. (То же самое относится и к объяснениям самих изображений.) Но нет никакой реальной необходимости давать эти ответы. Окончательное заявление о намерениях или значении убивает фотографию.Хочу ли я распечатать что-то в цвете или сделать черно-белым, все зависит от того, что я чувствую в данный момент.

    Я могу сделать одно различие — я писал об этом в своих эссе: черно-белая фотография имеет для меня эротический оттенок в широком смысле. Цвет не имеет такого же эротического заряда. Это не имеет ничего общего с тем, что фотографируется; в любом черно-белом изображении есть какая-то разновидность эротики. Если я гуляю и вижу фотографии, развешанные на стенах ресторана, скажем, если они черно-белые, я получаю кайф! Это действительно интуитивная реакция.Я еще не видел цветной фотографии, которая вызвала бы у меня дрожь. В этом разница между ними.

    Но мой интерес к цвету возрастает. Иногда, когда я вижу одну из своих черно-белых фотографий, я думаю про себя: «Это изображение Дайдо Мориямы». А цветная работа мне кажется совсем другой — все же в ней есть что-то хорошее. Итак, что меня интересует, так это увидеть свою собственную работу по-другому: новое, смутное чувство принятия цветной работы как моей собственной. Вот где я сейчас.На этой смутной, мерцающей стадии.

    Дайдо Морияма, Йокосука, Японский город , 1971

    Вартанян: Сейчас существует тенденция думать о фотографии с точки зрения тем или концепций.

    Морияма: В моей работе нет тем. Это может быть трудно понять за пределами Японии — и действительно, часто мою работу понимают как имеющую тему. Даже если бы мне пришлось создать тему (а не то, чтобы я никогда этого не делал), я не могу думать об этом, пока работаю.Это слишком ограничивает, и работа камеры становится ограниченной. В рамках этого ограничения фотография становится сфабрикованным изображением, и для меня это бессмысленно. Работа, которую я сейчас снимаю, делается в Токио, но я не думаю, что ее тема обязательно должна быть «Токио». С заранее определенной темой возможности уменьшаются, и тогда разговор становится формальным. Это не то, на что я способен, правда.

    Вартанян: Во многих ваших ранних работах о фотографии говорилось об ощущениях от фотографирования, которые вы часто описываете как «затуманенность», но в основном как своего рода «стимуляцию».Изменилось ли это для вас? Какие ощущения от фотографирования сейчас?

    Морияма: На самом деле ничего не изменилось. Прошедшие десятилетия меняют то, как мы видим, но в основном я всегда снимал по одной и той же причине. Шок, который исходит от внешнего мира. Вот почему навязывание темы лишает фотографию ее искры. Внешний мир чрезвычайно подвижен и запутан. Превратить его в «тему» ​​невозможно. Эту смесь в целом невозможно сфотографировать.В тонкой полоске этого мира только самые тонкие сегменты могут быть запечатлены с помощью фотографии, но я продолжаю фотографировать. Ничего другого нет.

    С концептуальной фотографией или с заданной темой более или менее очевидно, удачна фотография или нет. Когда объектом фотографии является город, далеко не ясно, рабочая ли фотография.

    С одной стороны, это очень наивное мышление. Но снимать изображения — значит получать удары от внешнего мира.Я не поддерживаю это осознание в течение длительного времени во время съемок, но во внешнем мире мое собственное сознание меняется.

    Итак, по отношению к городу я смотрю на мир и с помощью этой крошечной камеры делаю фотографии. Какой бы ни был город — не только Токио, — он пропитан искусством; он переполнен вещами. При этом я получаю заряд адреналина. Как только вы испытаете эту реальность, вы не сможете делать никакие другие фотографии.

    Сказав это, есть также случаи, когда я работаю с заданными предметами, например, фотографии, которые я сейчас делаю в Университетском музее Токийского университета.Это не та тема, которую я выбрала сама, но она мне интересна. Меня интригует поиск странного и фантастического в этой оцепленной зоне — отчасти именно , потому что я обычно не фотографирую так. Скажем, меня просят сфотографировать певца; моя операторская работа действительно не очень подходит для такой работы, но где-то в процессе создания изображения становится интересно. И из этого сеанса один из кадров может попасть в мою печатную работу, и тогда он полностью оторвется от своего первоначального значения.Нет никаких жестких правил, что и как я снимаю.

    Может показаться странным, но я верю во внешний мир города больше, чем в себя. Я думаю, что именно благодаря этому происходят изменения. Я был таким с тех пор, как был молод. Ощущение мира как угрозы. Это постоянная тревога, но с этим ничего не поделаешь. Бывают моменты, когда я один дома ночью, и я начинаю думать о районе города Синдзюку ночью, и как он должен быть интересен — мне становится трудно усидеть на месте.

    Фотография никогда не достигает состояния завершения. Именно это делает его интересным — удивительным. Когда я был молод, я делал такие проекты, как Прощальная фотография . Все это было вымыслом. Хотя для меня в то время это была форма реальности. Это было чрезмерно. Попса, дешевый хлам, скандал, случайность, где-то в буднях происходит что-то экстраординарное. Это тонна. Вот что меня интересует. Вот на что я отвечаю.

    Первоначально это интервью было опубликовано в выпуске Беседы Aperture: с 1985 по настоящее время (Aperture, 2018).

    Все изображения предоставлены Фотофондом Дайдо Мориямы и галереей Акио Нагасава.

    Перелом: Дайдо Морияма | ЛАКМА

    «Метрополис II» Криса Бёрдена – это мощная кинетическая скульптура, созданная по образцу…

    Возможно, самый доминирующий вид искусства за последние 100 лет, кино имеет важное значение…

    Утренники по вторникам

    Наслаждайтесь концертами с участием ведущих международных и местных ансамблей в программах…

    Искусство и музыка, Джаз в LACMA, Latin Sounds, Sunday Live

    Живопись, эстамп, коллаж и многое другое — и все это не выходя из собственного дома!…

    Random International’s Rain Room (2012) — это иммерсивная среда вечного…

    Дождевая комната

    Работа художника Роберта Ирвина за последние пять десятилетий исследовала восприятие…

    В фильме Барбары Крюгер «Без названия (Shafted)» показано ее отличительное использование рекламы…

    Band (2006) можно считать величайшим произведением Ричарда Серры, представляющим наиболее полный…

    Коллекция современного искусства LACMA, в которой представлены преимущественно европейские и американские произведения…

    Группа по приобретению LACMA и члены Художественного совета разделяют глубокую привязанность к…

    Художественные советы, Группы по приобретению, Искусство Ближнего Востока: СОВРЕМЕННОЕ, Совет азиатского искусства, Совет по костюмам, Совет по декоративному искусству и дизайну, ОБЪЕКТИВ: Совет по фотографии, Совет по современному и современному искусству, Совет по гравюрам и рисункам

    Добро пожаловать на страницу вакансий Музея искусств округа Лос-Анджелес.Увидеть…

    Работа, Карьера, Стажировки, Волонтерство

    Присоединяйтесь к музейным педагогам, художникам, кураторам и экспертам для участия в беседах художников, виртуальных…

    Создание+Совместная работа

    В «Золотом часе» более 70 художников и три коллектива фотографов предлагают…

    Основанный в 1967 году Центр консервации LACMA поддерживает деятельность музея…

    консервация живописи, консервация бумаги, консервация предметов, консервация текстиля, наука о консервации, консервация изображений

    Барбара Крюгер: Думаю о тебе.Я имею в виду себя. Я имею ввиду тебя. является крупной выставк…

    В ролях: Ай Вэйвэй, Хуан Юн Пин, Ван Гуанъи, Сюй Бин, Юэ Миньцзюнь и другие…

    Помимо конкретных материалов, таких как чернила и бумага, существует неосязаемый дух, не…

    В дополнение к презентации книги «Портреты Обамы» Кехинде Уайли и Эми С…

    С момента их открытия в Национальной портретной галерее Смитсоновского института…

    (Лос-Анджелес, Калифорния — 13 января 2022 г.) — Художественный музей округа Лос-Анджелес (LACMA…

    (Лос-Анджелес, Калифорния — 14 декабря 2021 г.) Художественный музей округа Лос-Анджелес (LACMA)…

    Mixpantli: Contemporary Echoes демонстрирует непреходящее влияние творчества коренных народов…

    LACMA отмечает 500-летие падения столицы ацтеков Теночтитлан…

    С середины 20-го века Калифорния была маяком как изобретательского дизайна, так и…

    Раскрывая взгляды на семейную жизнь и повседневную жизнь в 21 веке, Fami…

    Один из самых значительных участников моды в период с 1990 по 2010 год, Ли А…

    Включает около 400 работ, в том числе беспрецедентное количество заимствований из…

    Архив мира: Искусство и воображение в Испанской Америке, 1500–1800 гг. – это ф…

    Скандинавский дизайн и США, 1890–1980 – первая выставка, посвященная…

    В творчестве американского художника Сэма Фрэнсиса (1923–1994) западные и восточные эст…

    Дайдо Морияма — Обзор | ИБАШО

    Помимо ученичества у Такеджи Ивамии и Эйко Хосоэ, уроженец Осаки Дайдо Морияма (р.1938) по сути является самоучкой и не проходил формального обучения фотографии. В 1963 году он стал фотографом-фрилансером. Учась у Хосоэ, Морияма помогал в создании «Испытания розами», фоторепортажа писателя Юкио Мисимы. Также в этот период работы Мориямы начали появляться в фотожурналах, включая Camera Mainichi и Asahi Camera.

    Пренебрегая укоренившимися фотографическими условностями репродукции, документирования и четкой коммуникации, Морияма выбрал ручную камеру и высококонтрастную черно-белую пленку и вышел на улицы, равнодушный к техническим и композиционным обычаям и тонкостям.Он намеренно стремился размыть, поцарапать и неправильно выставить, заставляя критиков критиковать его подход «аре, буре, боке, конпура» (грубый, размытый, не в фокусе, современный). Этот отказ от условностей вызвал ажиотаж в конце шестидесятых, когда Япония была втянута в студенческие беспорядки, отчасти вызванные противодействием продлению договора о безопасности между Японией и США. Что касается его работ в 1960-х и 1970-х годах, Морияма признал влияние Уильяма Кляйна на использование мгновенных условий и естественного света и Энди Уорхола на использование повторения и использование техники шелкографии.

    Через год после того, как в 1967 году Морияма получил награду «Новый художник» от Японской ассоциации фотокритиков, он присоединился к коллективу прогрессивных фотографов, который издавал знаменитый журнал Provoke, в котором критиковались укоренившиеся условности фотографического самовыражения. Журнал прекратил издаваться, и после трех ежеквартальных выпусков коллектив распался в 1970 году. Однако из этого периода провокаций вышла Shashin yo Sayonara, фотокнига Мориямы 1972 года, которую можно считать одной из самых экстремальных фотокниг, когда-либо изданных.Морияма заявил, что «я хотел дойти до конца фотографии», и книгу можно читать как подведение итогов периода Provoke. Наряду с Shashin yo Sayonara (Bye Bye Photography; 1972) Морияма опубликовал множество других книг и журналов, из которых также широко известны Nippon Geiko Shashin-cho (Японский театр, 1968) и Kariudo (Hunter, 1972).

    Начиная с 1970-х Морияма не только часто выставлялся в Японии, но и участвовал в нескольких крупных выставках за рубежом: начиная с «Новой японской фотографии» в Музее современного искусства в Нью-Йорке (1974).Его последней крупной международной выставкой стала дуэт-выставка в Тейт Модерн в Лондоне с Уильямом Кляйном (2012).

    ЗАПИСЬ №49 — Дайдо МОРИЯМА

    Подпись

    «Inudorino me toujitsuni sadamarazu»
    (Зимним днем ​​охотник изо всех сил пытается прицелиться.)

    Это хайку покойного фотографа Сейрю Иноуэ — фраза, которая мне особенно нравится. Это потому, что я думаю, что визуальная сцена, которую он вызывает, напоминает самого Иноуэ, и все бесчисленные уличные фотографии, которые он сделал, кажутся сжатыми в одной строке.Иноуэ был документальным художником, который ярко изобразил с помощью своей ручной камеры повседневную жизнь людей в «задворках» Камагасаки (Нисинари-ку) в Осаке в 1950-х годах, и образ его пленительно бесстрашного стиля все еще очень жив. в моей голове.

    Больше шестидесяти лет назад Иноуэ на месте научил меня, новичка, только что погрузившегося в мир фотографии в Осаке, что такое уличная фотография. Однако это произошло не в форме устных лекций.Простое следование и наблюдение за ним, когда он быстро запечатлел пейзажи Камагасаки, произвело своего рода трафарет, который оставил такое глубокое впечатление, что улица неизбежно стала моим собственным охотничьим угодьем.

    После переезда в Токио я три года работал ассистентом Эйко Хосоэ, прежде чем, в конце концов, в возрасте 24 лет начал свою карьеру фотографа. В течение последующих шести десятилетий я оставался в сфере «уличной фотографии». – фактически единственный, в котором я когда-либо работал.Чрезвычайно реальный и очаровательный опыт былых дней, последовавший за Сейрю Иноуэ, был тем, что изначально привело меня туда, когда я был молодым парнем .

    «Икунинка ашиотокиеши шимокурен»
    (Магнолии, все еще там после того, как улицы замолчали.) Сейрю

    Том 49 журнала содержит фотографии, сделанные на улицах Сибуя.
    До сих пор я сделал довольно много снимков в Сибуе, потому что по какой-то причине меня останавливало желание схватить камеру и смешаться с толпой Сибуя, стать частью суеты.

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2019 © Все права защищены. Интернет-Магазин Санкт-Петербург (СПБ)