Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Фото сахарова: Последние новости шоу-бизнеса России и мира, биографии звезд, гороскопы

Содержание

Екатерина Сахарова: фото, биография, фильмография, новости

Российская актриса театра и кино.

Биография Екатерины Сахаровой

Екатерина Сахарова родилась в семье театральной актрисы Марии Сахаровой и режиссера Ивана Щеголева. Екатерина с детства вращалась в театральных кругах и сразу после окончания школы поступила на актерский факультет Российского университета театрального искусства (ГИТИС). Получив диплом, Сахарова вошла в труппу Театра российской армии.

Актриса играла в нескольких спектаклях по пьесам Уильяма Шекспира: «Гамлет», «Много шума из ничего», «Венецианские близнецы» и др.

Екатерина Сахарова: «Без театра достаточно сложно. Театр и кино — это ведь две разные планеты! Мои коллеги, много лет работающие в кино, говорят, что без театра трудно жить. Хочется площадки. В кино этого нет. А в театре ты вышел на три часа. Либо ты сделал это, либо нет. У тебя нет возможности повторить это сегодня. У тебя есть возможность повторить это завтра. Ты или собрался на три часа, или нет. Это огромный марафон».

Творческий путь Екатерины Сахаровой

Впервые на ТВ Сахарова появилась в 2003 году. В 2004 году она снялась в детективном сериале «Кулагин и партнеры». В 2008 году она снялась в медицинском сериале «Общая терапия».

В 2012 году Екатерина исполнила роль Веры в детективном сериале «Пасечник» режиссера Сергея Быстрицкого. Ее партнерами по съемочной площадке выступили  Анатолий Журавлев, Сергей Шарифуллин, Александр Носик и др. В том же году она сыграла в сериале «Мама-детектив».

В 2015 году актрису пригласили сняться в сериале Первого канала «Последний мент», главную роль в котором исполнил Гоша Куценко. В 2018 году на экраны вышел драматический сериал «Первые встречные», одну из героинь которого сыграла Сахарова.

Фильмография Екатерины Сахаровой

  • Первые встречные (сериал, 2018)
  • Отчий берег (сериал, 2017)
  • Игрок (сериал, 2016)
  • Последний мент (сериал, 2015 – …)
  • Корабль (сериал, 2014 – 2015) … жена Германа
  • Мент в законе 7 (сериал, 2013)
  • ЖЖ (2013) … Тата
  • Фёдоров (мини-сериал, 2013)
  • Капкан для Золушки (мини-сериал, 2013)
  • Мама-детектив (сериал, 2012 – …) … Кира Михайлова
  • Пасечник (сериал, 2012) … Вера
  • Маша в законе (сериал, 2012 – …)
  • Южные ночи (ТВ, 2012) … Нина
  • Последняя минута (сериал, 2010)
  • 220 вольт любви (сериал, 2010)
  • Крем (сериал, 2010 – 2011)
  • Участковая (сериал, 2009) … Люба Орешкина, танцовщица в ночном клубе
  • Телохранительница (ТВ, 2008) … секретарь Анна
  • Я вернусь (сериал, 2008) … Женя Голубева
  • Общая терапия (сериал, 2008) … Маргарита Гордеева
  • Атлантида (сериал, 2007)
  • Платина (сериал, 2007)
  • Аэропорт (сериал, 2005)
  • Граф Крестовский (сериал, 2004)
  • Кулагин и партнеры (сериал, 2004 – 2013)
  • Жених для Барби (сериал, 2003)

Сахаров А. Д. — История Росатома

Андрей Дмит­ри­е­вич Саха­ров родился 21 мая 1921 года в Москве в семье пре­по­да­ва­теля физики. В школу пошел сразу в 7-й класс, до этого зани­мался с учи­те­лями дома и лишь в конце года сда­вал школь­ные экза­мены. С отли­чием окон­чил школу в 1938 году и тогда же посту­пил на физи­че­ский факуль­тет Мос­ков­ского уни­вер­си­тета, учебу в кото­ром завер­шил с крас­ным дипло­мом уже во время войны, будучи в эва­ку­а­ции в Ашха­баде.

Летом и осе­нью 1942 года моло­дой физик несколько недель жил и рабо­тал в Кирове, затем на лесо­за­го­тов­ках в глу­хой сель­ской мест­но­сти под Меле­ском. Осе­нью того же года Андрея Дмит­ри­е­вича напра­вили на боль­шой воен­ный завод в Улья­нов­ске в каче­стве инже­нера-изоб­ре­та­теля. Здесь нача­лась его твор­че­ская дея­тель­ность.

Рабо­тая на заводе, он стал авто­ром ряда изоб­ре­те­ний в обла­сти кон­троля про­дук­ции, напи­сал несколько ста­тей по тео­ре­ти­че­ской физике и напра­вил их в Москву на отзыв. В одной из работ он рас­смат­ри­вал цеп­ную реак­цию в уране в смеси с замед­ли­те­лем. В 1945 году по пред­ло­же­нию И.Е. Тамма А.Д. Саха­рова зачис­ляют аспи­ран­том в Физи­че­ский инсти­тут АН СССР им. Лебе­дева (ФИ АН).

За два года он опуб­ли­ко­вал несколько ста­тей по совер­шенно раз­ным про­бле­мам (гене­ра­ция пио­нов при соуда­ре­нии нук­ло­нов высо­кой энер­гии, опти­че­ское опре­де­ле­ние тем­пе­ра­туры газо­вого раз­ряда и т.д.). Это были уже зре­лые работы, на основе кото­рых он в 1947 году защи­тил кан­ди­дат­скую дис­сер­та­цию.

В 1948 году И.Е. Тамм вклю­чил его в научно-иссле­до­ва­тель­скую группу, создан­ную из сотруд­ни­ков тео­ре­ти­че­ского отдела ФИ АН, по раз­ра­ботке тер­мо­ядер­ного ору­жия. Руко­во­ди­те­лем группы являлся ака­де­мик И.Е. Тамм. Выдви­ну­тые ими тео­ре­ти­че­ские идеи пере­вели про­блему на реа­ли­сти­че­скую основу. И вскоре в составе рас­четно-тео­ре­ти­че­ской группы, воз­глав­ля­е­мой И.Е. Там­мом, Андрей Дмит­ри­е­вич начи­нает рабо­тать в КБ-11. Вна­чале был заве­ду­ю­щим лабо­ра­то­рией, затем началь­ни­ком сек­тора (отде­ле­ния), заме­сти­те­лем науч­ного руко­во­ди­теля.

Задача созда­ния водо­род­ной бомбы, постав­лен­ная перед груп­пой И.Е. Тамма, была слож­ной не только в тех­ни­че­ском и про­из­вод­ствен­ном плане, она тре­бо­вала прин­ци­пи­аль­ного реше­ния мно­гих чисто науч­ных вопро­сов. А.Д. Саха­ро­вым были выска­заны осно­во­по­ла­га­ю­щие идеи, опре­де­лив­шие даль­ней­ший ход собы­тий. Пред­ло­жен­ная им кон­струк­ция из чере­ду­ю­щих слоев быстро стала при­об­ре­тать реаль­ные очер­та­ния. Ито­гом дея­тель­но­сти А.Д. Саха­рова и его группы стал взрыв водо­род­ной бомбы на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне в авгу­сте 1953 года. После про­ве­ден­ного испы­та­ния А.Д. Саха­рова стали назы­вать «отцом совет­ской водо­род­ной бомбы».

Он про­вел ряд важ­ных иссле­до­ва­ний и стал одним из ини­ци­а­то­ров работ по иссле­до­ва­нию управ­ля­е­мой тер­мо­ядер­ной реак­ции, экс­пе­ри­мен­таль­ных работ по созда­нию взры­во­маг­нит­ных гене­ра­то­ров.

В 1953 году А.Д. Саха­рова изби­рают дей­стви­тель­ным чле­ном АН СССР, ему при­сва­и­вают зва­ние Героя Соци­а­ли­сти­че­ского труда с вру­че­нием ордена Ленина и при­суж­дена Ста­лин­ская пре­мия. Про­дол­жая рабо­тать над совер­шен­ство­ва­нием водо­род­ного ору­жия, в 1954 году он выдви­гает идею кон­струк­ции водо­род­ной бомбы на совер­шенно новом прин­ципе. Её успеш­ным испы­та­нием в 1955 году был завер­шен этап раз­ра­ботки основ тер­мо­ядер­ного ору­жия.

В после­ду­ю­щие годы под руко­вод­ством А.Д. Саха­рова был создан ряд водо­род­ных заря­дов раз­лич­ной мощ­но­сти для мно­гих клас­сов носи­те­лей (бал­ли­сти­че­ских, кры­ла­тых и зенит­ных ракет, тор­пед и т.д.).

В 50-е годы он, глу­боко оза­бо­чен­ный про­бле­мой ядер­ных испы­та­ний, начал актив­ную борьбу за их запре­ще­ние или огра­ни­че­ние. Его еди­но­мыш­лен­ни­ком в этом стал ака­де­мик И.В. Кур­ча­тов.

Зани­ма­ясь про­бле­мами вли­я­ния излу­че­ния на наслед­ствен­ность, А.Д. Саха­ров понял всю пагуб­ность запре­тов Лысенко на изу­че­ние зако­нов гене­тики. На общем собра­нии Ака­де­мии наук СССР в 1964 году уче­ный-физик, кото­рого под­дер­жали И.Е. Тамм и ряд дру­гих ака­де­ми­ков, высту­пил про­тив избра­ния в ака­де­мию Нуждина, являв­ше­гося сорат­ни­ком все­силь­ного в то время Лысенко, и добился сво­его. В 1965 году ака­де­мики А.Д. Саха­ров и М.А. Леон­то­вич обра­ти­лись в пре­зи­диум Ака­де­мии наук СССР с пись­мом про­тив «лысен­ков­щины», про­ти­во­дей­ство­вав­шей раз­ви­тию гене­тики.

А.Д. Саха­ров много вни­ма­ния уде­лял науч­ному росту моло­дежи, про­во­дил семи­нары, где обсуж­да­лись новые идеи и про­блемы.

В 1953—1968 гг. обще­ственно-поли­ти­че­ские взгляды А.Д. Саха­ров пре­тер­пели боль­шую эво­лю­цию. Уча­стие в раз­ра­ботке тер­мо­ядер­ного ору­жия, его испы­та­ниях «сопро­вож­да­лись все более ост­рым осо­зна­нием порож­ден­ных этим мораль­ных про­блем» (А.Д. Саха­ров).

Начи­ная с 1964 года, круг вол­но­вав­ших А.Д. Саха­рова вопро­сов все более рас­ши­рялся.

В 1965 году он опуб­ли­ко­вал первую работу по кос­мо­ло­гии, зани­мался тео­ре­ти­че­скими про­бле­мами физики эле­мен­тар­ных частиц, кос­мо­ло­гии и гра­ви­та­ции.

В 1968 году появи­лась ста­тья Саха­рова «Раз­мыш­ле­ния о про­грессе, мир­ном сосу­ще­ство­ва­нии и интел­лек­ту­аль­ной сво­боде», за кото­рую он был отстра­нен от сек­рет­ной работы. В 1969 году Андрей Дмит­ри­е­вич вер­нулся в ФИ АН стар­шим науч­ным сотруд­ни­ком Отдела тео­ре­ти­че­ской физики.

В марте 1971 года А.Д. Саха­ров напра­вил Л.И. Бреж­неву «Памят­ную записку». Через 15 меся­цев, не полу­чив ника­кого ответа, Саха­ров пере­дал ее для опуб­ли­ко­ва­ния, допол­нив «После­сло­вием».

К 1966—1967 гг. отно­сятся обра­ще­ния А.Д. Саха­рова в защиту репрес­си­ро­ван­ных.

В 1969 году А.Д. Саха­ров пере­дал почти все свои сбе­ре­же­ния на стро­и­тель­ство онко­ло­ги­че­ской боль­ницы и в Крас­ный Крест.

В 1966 году А.Д. Саха­ров при­нял уча­стие в кол­лек­тив­ном письме XXIII съезду КПСС про­тив воз­рож­де­ния культа лич­но­сти Ста­лина. В том же году послал теле­грамму в Вер­хов­ный Совет РСФСР про­тив вве­де­ния ста­тьи 190 УК РСФСР, откры­вав­шей воз­мож­ность для пре­сле­до­ва­ния за убеж­де­ния. Он высту­пал за отмену смерт­ной казни, за пол­ную реа­би­ли­та­цию наро­дов, под­верг­шихся депор­та­ции в годы «ста­лин­щины».

В 1974 году А.Д. Саха­ров полу­чил меж­ду­на­род­ную пре­мию Чино­дель Дука. На эти деньги был осно­ван фонд помощи детям полит­за­клю­чен­ных.

Откры­тые гоне­ния на А.Д. Саха­рова нача­лись с письма сорока ака­де­ми­ков, опуб­ли­ко­ван­ного в «Правде» в авгу­сте 1973 года, и про­дол­жа­лись более деся­ти­ле­тия. Но они не сло­мили его дух и веру. Андрей Дмит­ри­е­вич про­дол­жал высту­пать и пись­менно, и устно, отста­и­вая обще­че­ло­ве­че­ские цен­но­сти, защи­щая права кон­крет­ных граж­дан. В 1980 году А.Д. Саха­рова лишили всех пра­ви­тель­ствен­ных наград.

Вскоре после ввода в конце декабря 1979 года совет­ских войск в Афга­ни­стан бес­страшно про­зву­чал в стране голос про­те­ста: он три­жды высту­пил с заяв­ле­ни­ями, орга­ни­зо­вал пресс-кон­фе­рен­цию, где осу­дил эту акцию и при­звал совет­ских руко­во­ди­те­лей вер­нуть вой­ска на свою тер­ри­то­рию.

В том же 1979 году А.Д. Саха­рова удо­сто­или Нобелев­ской пре­мии.

22 января 1980 года его задер­жали, затем без суда и след­ствия отпра­вили вме­сте с женой в Горь­кий — город, закры­тый для ино­стран­цев. У квар­тиры уче­ного-физика и пра­во­за­щит­ника, рас­по­ло­жен­ной на пер­вом этаже, уста­но­вили круг­ло­су­точ­ный мили­цей­ский пост. Без спе­ци­аль­ного раз­ре­ше­ния к Саха­ро­вым никого не допус­кали. Теле­фона в квар­тире не было. Вне дома Саха­ро­вых сопро­вож­дала охрана, сле­див­шая, чтобы они ни с кем не встре­ча­лись.

В Горь­ком А.Д. Саха­ров напи­сал одну из своих основ­ных обще­ствен­ных работ — «Опас­ность тер­мо­ядер­ной воины» (1983 г.), в кото­рой выска­зал сооб­ра­же­ния о кон­крет­ных путях все­об­щего разору­же­ния, а также ряд тео­ре­ти­че­ских работ по физике.

Вскоре Саха­рова выдви­нули кан­ди­да­том в народ­ные депу­таты СССР от мно­гих десят­ков орга­ни­за­ций. Однако на рас­ши­рен­ном пле­нуме Ака­де­мии наук СССР он не был заре­ги­стри­ро­ван кан­ди­да­том.

Лишь после актив­ного выступ­ле­ния в под­держку А.Д. Саха­рова широ­ких слоев науч­ной обще­ствен­но­сти при повтор­ных выбо­рах его избрали народ­ным депу­та­том от Ака­де­мии наук СССР.

На I съезде народ­ных депу­та­тов СССР Андрей Дмит­ри­е­вич был избран в состав комис­сии по выра­ботке новой Кон­сти­ту­ции страны. Сразу же он при­сту­пил к работе над про­ек­том Кон­сти­ту­ции, вопло­тив в него свои пред­став­ле­ния о целе­со­об­раз­ном государ­ствен­ном и эко­но­ми­че­ском устрой­стве СССР. В конце ноября А.Д. Саха­ров пред­ста­вил свой про­ект Кон­сти­ту­ци­он­ной комис­сии.

14 декабря 1989 г. — послед­ний день жизни Андрея Дмит­ри­е­вича Саха­рова.

Круп­ней­ший уче­ный совре­мен­но­сти, он был авто­ром выда­ю­щихся работ по физике эле­мен­тар­ных частиц и кос­мо­ло­гии. Ему при­над­ле­жит основ­ная идея осу­ществ­ле­ния тер­мо­ядер­ного син­теза. Его мысль о неста­биль­но­сти про­тона пона­чалу каза­лась нере­аль­ной, но через несколько лет миро­вая наука про­воз­гла­сила поиски рас­пада про­тона «экс­пе­ри­мен­том века». В рав­ной мере ори­ги­наль­ные идеи он выдви­нул и в кос­мо­ло­гии, дерз­нув про­ник­нуть в ран­нюю исто­рию Все­лен­ной.

Весь мир знает А.Д. Саха­рова как выда­ю­ще­гося обще­ствен­ного дея­теля, бес­страш­ного борца за права чело­века, за утвер­жде­ние на Земле при­о­ри­тета обще­че­ло­ве­че­ских цен­но­стей. Много сил отняло у него поли­ти­че­ское про­ти­во­сто­я­ние. Чело­век глу­бо­ких гума­ни­сти­че­ских убеж­де­ний, высо­ких нрав­ствен­ных прин­ци­пов, А.Д. Саха­ров все­гда оста­вался искрен­ним и чест­ным.

Литература

— М. : Права человека, 1996–.

Т. [1].

— 1996. — 909, [1] с., [17] л. ил. 

 

Т. 2: Горький, Москва, далее везде

/ Ред.- сост. Е. Холмогорова, Ю. Шиханович]. — 1996. — 861, [1] с., [13] л. ил. ; 21 

 

Андрей Дмитриевич. Воспоминания о Сахарове

 / [Ред.-сост. Т.И. Иванова]. — М. : Изд. центр «Терра» Газ. «Кн. обозрение», 1990. — 366, [1] с. : ил. 

 

Андрюшин И. А., Илькаев Р. И., Чернышев А.К. Слойка Сахарова. Путь гения.

/ Изд. 2-е, исправленное. — Саров. ФГУП РФЯЦ-ВНИИЭФ. — 2013. — 204 с., фото, илл. 

 

Горелик Г. Е. Андрей Сахаров: наука и свобода.

— М. : Вагриус, 2004. — 608 с., 16 л. ил. 

 

Иойрыш А. И. Слово о Сахарове.

— Дубна : Объединенный институт ядерных исследований, 2005. — 146, [2] с. 

 

Альтшулер Б. Андрей Сахаров как физик во всех сферах своей деятельности : [доклад]

// Четвертая сахаровская конференция по физике, ФИАН, 18—23 мая 2009 г. 

 

Иоффе Б. Л. А. Д. Сахаров.

// Иоффе Б. Л. Атомные проекты: события и люди. — М.: ЦСП и М, 2018. — С. 165—167. 

 

Кесаманлы Ф. П. Андрей Дмитриевич Сахаров (к 90-летию со дня рождения)

// Научно-технические ведомости СПБГПУ. Наука и образование. — 2011. — № 1. — С. 130–140. 

 

Летопись жизни, научной и общественной деятельности Андрея Дмитриевича Сахарова (1921-1989).

[Ч.] 1 : 1921-1953 / [Сост.: Боннэр Е.Г., Коваль Б.Х., Авербух Г.Ю.]; Фонд Андрея Сахарова. Архив Сахарова — М.: Права человека, 2002. — 172,[1] с. : ил., факс.. — Указ. имен: с. 148-168. 

 

Фотогалерея

В фотогалерее использованы фотографии предоставленые отделом медиатехнологий и взаимодействия со СМИ РФЯЦ-ВНИИЭФ.

«Наша страна должна служить предупреждением» – Картина дня – Коммерсантъ

21 мая исполнилось 100 лет со дня рождения академика Андрея Сахарова — одного из создателей водородной бомбы и одного из ведущих правозащитников брежневской эпохи. На протяжении почти двух десятилетий читающий газеты американец был гораздо лучше осведомлен об академике Сахарове, чем читающий газеты житель СССР. В советских СМИ долгое время действовал принцип «О Сахарове или плохо, или ничего».

Молодой физик

Имя академика Сахарова стало известно в СССР в конце 1950-х годов — из статей, посвященных достижениям советской атомной физики.

«Правда», 10 мая 1956 года, статья академика Игоря Курчатова «О возможности создания управляемых термоядерных реакций с помощью газовых разрядов»: «Как же, однако, добиться того, чтобы при нагревании дейтерия его частицы, приобретая большие скорости, не разбегались во все стороны, унося тепловую энергию на стенки сосуда, внутри которого они заключены?.. Одна из идей, возникающая в связи с этим вопросом, заключается в том, чтобы использовать для термоизоляции плазмы магнитное поле. Впервые на это указали в 1950 году молодой физик, ныне академик А. Д. Сахаров и академик И. Б. Тамм».

В 1957 году «Литературная газета» писала: «Несколько лет назад советские физики член-корреспондент Академии наук СССР Я. Зельдович и академик А. Сахаров независимо друг от друга задались целью с помощью пера и бумаги проверить возможности холодного синтеза ядер. Они пришли к интересному выводу: иногда термоядерный процесс и в самом деле не обязателен! Ядра можно соединить без чрезмерных усилий — не сталкивая их с разгона. Вместо огромных температур, говорили они, надо применить для связи ядер своеобразную «веревочку». Роль ее способна сыграть одна из мельчайших материальных частиц — так называемый мю-мезон».

Работа Зельдовича и Сахарова «О реакциях, вызываемых м-мезонами в водороде» была опубликована в Журнале экспериментальной и теоретической физики в 1957 году. А в 1958-м Зельдович (ставший в том году академиком) и Сахаров выступили как соавторы уже не в научном журнале, а в главной газете СССР — «Правде». 19 ноября 1958 года вышла статья Сахарова и Зельдовича, главная мысль которой понятна по названию — «Нужны естественно-математические школы». Статья была опубликована в рамках обсуждения тезисов партии и правительства (ЦК КПСС и Совета министров СССР) о перестройке средней и высшей школы. Первым, еще до Сахарова с Зельдовичем, идею создания сети специальных школ для подростков, проявивших склонность к математике и физике, выдвинул нобелевский лауреат академик Николай Семенов.

21 ноября «Правда» опубликовала статью вице-президента Академии педагогических наук РСФСР Николая Гончарова и члена президиума этой же академии Алексея Леонтьева «Дифференцировать обучение на втором этапе среднего образования». Вот что они писали о предложении Сахарова и Зельдовича: «Они, однако, учитывают только интересы своего направления, с чем согласиться нельзя». Гончаров и Леонтьев предлагали создавать школы и классы разных направлений — не только физико-математического, но и естественно-агрономического и гуманитарного. 10 декабря в «Известиях» ректор Ленинградского государственного университета Александр Александров в статье «Путь к высшему образованию» утверждал, что спецшколы вообще не нужны, так как выбирать направление образования в 14–15 лет еще рано: «Если учесть, что и 17–18-летние молодые люди по окончании десятилетки обычно затрудняются в выборе, то что же говорить о 14-летних?»

В итоге все же победила идея Семенова-Сахарова-Зельдовича. В 1963 году в Москве, Ленинграде, Новосибирске и Киеве при Московском, Ленинградском, Новосибирском и Киевском государственных университетах соответственно были созданы первые физико-математические школы-интернаты (ФМШИ).

В 1960-е годы газеты продолжали писать о Сахарове-физике и давать ему слово. В 1965-м академик Сахаров через «Известия» поздравил своего учителя академика Игоря Тамма с 70-летием. В 1966-м «Известия» опубликовали статью Сахарова «Рекорды магнитных полей». Цитата: «Если создать магнитное поле с давлением в миллиард килограммов на квадратный сантиметр в объеме до одного кубического метра, то энергия ускоренного протона, который будет обращаться в таком поле по окружности с радиусом 30 сантиметров, в 40 раз превзойдет энергию частиц в самом мощном современном ускорителе и составит более тысячи миллиардов электрон-вольт». 1966 год, «Правда», статья Владимира Орлова «Созидание взрывом»: «Мы сидим в кабинете академика А. Д. Сахарова, и он чертит в моем блокноте эскиз взрывомагнитного ускорителя ядерных частиц. Это пока замысел, и эскиз приблизителен, хотя, можно надеяться, верен в главном».

В течение нескольких следующих лет Сахаров упоминался в центральной прессе лишь мельком. Например, в газете «Советская культура» в 1972-м — в рецензии на документальный фильм «Один Тамм».

Советский интеллектуал

Фамилии «Тамм» и «Сахаров» стояли рядом в опубликованной газетой The New York Times (NYT) 21 марта 1966 года корреспонденции из Москвы. Это было первое упоминание Сахарова в западной прессе. Корреспондент NYT Питер Грос сообщал о так называемом письме двадцати пяти.

25 деятелей советской науки, литературы и искусства отправили генеральному секретарю ЦК КПСС Леониду Брежневу открытое письмо против частичной или косвенной реабилитации И. В. Сталина. Из подписавших в статье NYT были поименно названы академики Лев Арцимович, Петр Капица, Игорь Тамм, Андрей Сахаров, Михаил Леонтович («пять ведущих атомных физиков Советского Союза»), писатели Константин Паустовский и Виктор Некрасов, прима-балерина Большого театра Майя Плисецкая, кинорежиссер Михаил Ромм и бывший посол в Великобритании Иван Майский.

Вскоре фамилия «Сахаров» станет хорошо знакомой американскому читателю. А для советских читателей газет Сахаров, наоборот, практически исчезнет.

Начиная с июля 1968 года NYT одну за другой печатала статьи, посвященные написанному академиком Сахаровым эссе «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе».

«Ведущий советский физик призвал к полной интеллектуальной свободе, советско-американскому сотрудничеству и всемирному отказу от «демагогических мифов» при принятии программы срочных мер по избежанию ядерной войны и голода»,— вольно пересказывал содержание эссе корреспондент Рэймонд Андерсон.

Газета опубликовала портрет «человека в новостях» — «откровенно высказывающего свои взгляды Андрея Дмитриевича Сахарова», отмечая и его заслуги в ядерной физике, и предложение создать сеть физматшкол, и подпись под «письмом двадцати пяти» Брежневу. 22 июля NYT опубликовала само эссе.

Простой советский человек сможет прочесть эссе Сахарова только в 1990 году. Но уже 8 августа 1968 года «Известия» опубликовали ответ на него с критикой высказанных Сахаровым мыслей — статью доктора экономических наук В. Чепракова «Проблемы последней трети века». Автор статьи, правда, не упомянул ни имя Сахарова, ни его эссе, а также не стал затрагивать опасную тему интеллектуальной свободы, но высказал альтернативный прогноз развития цивилизации. Сахаров в своем эссе прогнозировал сближение (конвергенцию) социализма с капитализмом, которое приведет к сглаживанию различий социальных структур, к развитию интеллектуальной свободы, науки и производительных сил, к созданию мирового правительства и сглаживанию национальных противоречий в период с 1968 по 2000 год. Чепраков же уверенно заявлял, что будущее за коммунизмом: «Только коммунизм может решить коренные проблемы общества — избавить человечество от угнетения и эксплуатации, от голода и нищеты, от милитаризма и войн и обеспечить на нашей планете действительную демократию, мир и дружбу между народами, расцвет цивилизации».

Статья Чепракова («советского специалиста по капиталистической экономике») была перепечатана в NYT в вольном пересказе Рэймонда Андерсона.

В 1969 году американский читатель узнал о существовании в СССР самиздата и о том, что на пишущих машинках перепечатываются книги Александра Солженицына и сахаровское эссе «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе». NYT обсуждала слухи об отстранении Сахарова от работы. После публикации эссе академик Сахаров действительно был отстранен от секретных работ во Всесоюзном научно-исследовательском институте экспериментальной физики (ВНИИЭФ).

Американская газета перепечатывала «Памятную записку» Сахарова, адресованную Брежневу, информировала о призыве Сахарова освободить арестованного диссидента Владимира Буковского, публиковала статью Сахарова «Разрешите советским гражданам эмигрировать», сообщала о том, что «физик-нееврей» Сахаров был одним из примерно 30 человек, арестованных за попытку устроить у посольства Ливана демонстрацию протеста против убийства израильских олимпийцев арабскими террористами в Мюнхене, и о том, что он вместе еще с 24 диссидентами вышел 5 декабря в День Конституции на бессловесную акцию протеста на Пушкинской площади в Москве.

Западные СМИ много писали о деятельности Комитета прав человека в СССР (Сахаров был одним из основателей этой организации, созданной в 1970 году).

В своих «Воспоминаниях» Сахаров называет основные темы своих общественных выступлений, посвященных проблемам прав человека в СССР: «Это — право на свободный выбор страны проживания и места проживания внутри страны, право на свободу убеждений и информационного обмена, свобода религии, проблема использования психиатрии в политических целях, проблема смертной казни».

Жители СССР о правозащитной деятельности Сахарова могли узнать только из самиздата и передач западных радиостанций. Для официальных советских СМИ не существовало ни Комитета прав человека, ни академика Сахарова.

В октябре 1972 года академик Сахаров дал свое первое интервью иностранному журналисту. После суда над диссидентом, астрономом и астрофизиком Кронидом Любарским к Сахарову подошел корреспондент журнала Newsweek Джей Аксельбанк. «Сахаров один из последних широко известных активистов, чей голос слышен — он все еще неприкасаем благодаря своему положению члена Академии наук и одного из отцов водородной бомбы»,— писал Аксельбанк.

«Все еще неприкасаемость» продлилась недолго.

Все началось с Солсбери

Табу на упоминание имени академика Андрея Сахарова было снято 14 февраля 1973 года. В этот день в «Литературной газете» была опубликована статья ее главного редактора Александра Чаковского «Что же дальше? Размышления по прочтении новой книги Гаррисона Солсбери». Книга американского журналиста, заместителя главного редактора The New York Times Гаррисона Солсбери «Многие Америки должны стать одной» («The Many Americas Shall Be One») вышла в свет двумя годами ранее.

В книге Солсбери упоминалось эссе Сахарова «Размышления о прогрессе…». В статье оно названо «декларацией» «советского ученого Сахарова». Вот что писал Чаковский: «Я читал это сочинение, в свое время опубликованное в западной прессе. Мне оно показалось наивным конгломератом выборочных мест из евангелия, «Общественного договора» Руссо, советской и американской конституций и собственных благих пожеланий, напоминающих мечту жреца Калхаса из оперетты «Прекрасная Елена», благостно повторявшего, что было бы хорошо, если бы «люди были, как цветы…». Не новыми показались мне и пути, которые Сахаров предлагает к достижению мира на земле, и, в частности, главный «путь» — создание «мирового правительства», которому, дескать, «все» будут подчиняться — советские рабочие и колхозники, и техасские нефтяные короли, генералы Пентагона, и героические патриоты Южного Вьетнама, американские «Черные пантеры», и расисты из «общества Джона Берча», современные неоколонизаторы и участники национально-освободительного движения в Родезии и Анголе. Эта уже давно используемая на Западе в антисоветских целях сахаровская утопия отвращает меня не своей «благостью», а демонстративным кокетством, позой человека, величественно стоящего «над схваткой», помахивающего, будто веером, оливковой веткой и благосклонно принимающего комплименты от того самого военно-промышленного комплекса, который снисходительно относится к безвредным для него политическим юродствам, но безжалостно зажимает рот струями из брандспойтов, отравляет газами, а то и просто уничтожает каждого, кто реально угрожает его власти».

Рецензию на книгу своего заместителя главного редактора заметили в NYT. Со ссылкой на «неких иностранных специалистов» газета написала, что открытая критика Сахарова может быть подготовкой к более решительной атаке на него.

«Некие иностранные специалисты» не ошиблись.

В марте 1973 года NYT со ссылкой на неофициальные источники сообщила, что Сахарова впервые вызвали на допрос в КГБ СССР.

2 июля Андрей Сахаров дал интервью корреспонденту шведского радио и телевидения Улле Стенхольму. 4 июля это интервью было опубликовано в шведской газете Dagens Nyheter.

На вопрос, в чем конкретно вы видите самые большие недостатки в сегодняшнем советском обществе, Сахаров отвечал: «В несвободе, наверное. В несвободе, в бюрократизации управления, в том, что это управление крайне неразумно и страшно эгоистично.

Это классово-эгоистическое управление, которое преследует, в сущности, только одну цель: сохранить этот строй, сохранить видимость благополучия при очень неблагоприятном внутреннем положении. Социально это — ущербное общество».

Еще несколько цитат: «наша страна должна служить предупреждением. Она должна удерживать Запад и развивающиеся страны от того, чтобы они не совершили ошибок такого масштаба, какие в ходе исторического развития были совершены у нас»; «мы понимаем, что делает внешний мир. Внешний мир, по-видимому, решил принять наши правила игры. С одной стороны, это очень плохо».

12 июля советское информационное агентство ТАСС распространило статью политического комментатора, сотрудника Агентства печати «Новости» Юрия Корнилова «Поставщик клеветы». Это был ответ на интервью Сахарова шведскому корреспонденту. В СССР в этот день газеты были заняты другим — бесконечными репортажами о вручении Брежневу Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами».

18 июля текст Корнилова опубликовала «Литературная газета». Несколько цитат из этой статьи: «Автор интервью в изображении буржуазной печати предстает в роли этакого «борца за гражданские права», которых якобы лишен советский народ. Чем же потрафил Сахаров своим западным клиентам? Его интервью от начала до конца пронизано стремлением очернить Советский Союз, советский образ жизни. Ему не нравится, что народным хозяйством в СССР руководят не частные фирмы, а государство». «Кому, скажем, неизвестно, что в Советском Союзе, в отличие от капиталистических стран, медицинское обслуживание бесплатное, а расходы по здравоохранению несет государство? А вот Сахаров утверждает, что медицинское обслуживание в СССР «ничуть не дешевле, чем в большинстве западных стран, оно даже часто дороже».

Кому неизвестно, какое огромное внимание в СССР уделяется обучению молодежи, как много строится школ, каким почетом окружена профессия учителя? А Сахаров, не краснея, заявляет буквально следующее: «Система образования в СССР находится в постыдном состоянии…»».

10 августа Сахаров дал новое интервью зарубежному журналисту — корреспонденту информационного агентства AFP Э. Диллону. 15 августа Сахарову позвонил первый заместитель генерального прокурора СССР Михаил Маляров и попросил на следующий день прийти на беседу в Генеральную прокуратуру. Вернувшись домой после беседы, Сахаров записал по памяти, о чем шла речь. Запись была оперативно переправлена на Запад и в том же месяце опубликована в зарубежных СМИ. Вот выдержка из него: «Маляров. Я продолжу. Я прошу особо внимательно отнестись к моим словам. По роду вашей прошлой работы вы имели допуск к государственным секретам особой важности. Вы давали подписку о неразглашении государственной тайны, о том, что вы не будете встречаться с иностранцами. Но вы встречаетесь с иностранцами и сообщаете им сведения, которые могут представлять интерес для зарубежных разведок. Я прошу вас учесть всю серьезность этого предупреждения и сделать для себя выводы…

Сахаров. Я заявляю, что никогда не разглашал военных и военно-технических секретов, известных мне по роду моей прошлой работы в 1948–1968 годах. Я никогда не буду этого делать и в будущем. Я обращаю ваше внимание также на то, что я не участвую в какой-либо секретной работе более 5 лет… я предпочел бы публикации в советской прессе, предпочел бы контакты с советскими учреждениями. Но я не вижу ничего противозаконного во встречах с иностранными журналистами».

ТАСС уполномочен осудить

28 августа информационное агентство ТАСС распространило «Письмо членов Академии наук СССР»: «Считаем своим долгом донести до широкой общественности свое отношение к поведению академика А. Д. Сахарова. В последние годы академик А. Д. Сахаров отошел от активной научной деятельности и выступил с рядом заявлений, порочащих государственный строй, внешнюю и внутреннюю политику Советского Союза. Недавно в интервью, данном им зарубежным корреспондентам в Москве и опубликованном в западной печати, он дошел до того, что выступил против политики Советского Союза на разрядку международной напряженности и закрепление тех позитивных сдвигов, которые произошли во всем мире за последнее время… Мы выражаем свое возмущение заявлениями академика А. Д. Сахарова и решительно осуждаем его деятельность, порочащую честь и достоинство советского ученого. Мы надеемся, что академик Сахаров задумается над своими действиями». Под письмом, которое 29 августа опубликовали все центральные советские газеты, стояли подписи 40 академиков.

Советские академики, подписывавшие письма с осуждением А. Д. Сахарова

Смотреть

Из примерно 250 членов Академии наук письмо подписали только 40. Это могло объясняться и тем, что подписи требовались срочно (несколько академиков присоединились к осуждению чуть позже, опубликовав отдельные заявления), и тем, что не все академики осуждали своего коллегу.

За письмом академиков последовал целый шквал писем. Советские газеты пестрели заголовками: «Кому вы служите», «Вопреки интересам народов», «Гнев и возмущение», «Враждебно делу мира», «Нельзя оправдать», «Нелепость и клевета».

Академика Сахарова осуждали не только действительные члены Академии наук СССР, но и члены-корреспонденты, а также члены Академии художеств, Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени Ленина (ВАСХНИЛ), Академии медицинских наук, Академии педагогических наук, академий наук союзных республик. Письма подписывали также простые доктора технических наук, профессора МВТУ имени Баумана, работники автозавода имени Ленинского комсомола, почетный кузнец «Уралмаша» Тимофей Олейников, горняки шахты «Михайловская» комбината «Карагандауголь», председатели колхозов и т. д.

Советские писатели, подписывавшие письма с осуждением академика Сахарова

Смотреть

Коллективное письмо направили в «Правду» советские писатели. «Литературная газета» перепечатала это письмо, добавив к нему еще несколько писем с новыми подписями — московских писателей, ленинградских, украинских, грузинских. Вадим Кожевников не удовлетворился подписью под письмом в «Правду» и написал личное письмо с осуждением.

Советские композиторы и музыковеды, подписывавшие письма с осуждением академика Сахарова

Смотреть

К общему хору присоединились композиторы и музыковеды.

Ответить Сахаров смог только на страницах западной печати. В сентябре он сделал заявление, опубликованное в британской газете The Times, американской The New York Times, западногерманском журнале Der Spiegel и других СМИ:

«Кампания в газетах, в которую вовлечены сотни людей, в том числе многие честные и умные, очень огорчает меня как еще одно проявление жестокого насилия над совестью в нашей стране, насилия, основанного на неограниченной материальной и идеологической власти государства.

Я считаю, что не мои выступления, а именно эта неразумная и жестокая по отношению к ее участникам газетная кампания может нанести ущерб международной разрядке».

Лауреат

7 сентября 1973 года The New York Times сообщила, что трое советских диссидентов — математик Игорь Шафаревич, писатели Александр Галич и Владимир Максимов — в заявлении для западных СМИ заявили о выдвижении кандидатуры Андрея Сахарова на Нобелевскую премию мира как «выдающегося борца за демократию, за права и достоинство человека, за подлинный, а не иллюзорный мир». Сахаров получит ее чуть позже — Нобелевский комитет парламента Норвегии объявил о присуждении ему этой премии 9 октября 1975 года.

Во многих западных СМИ появилась статья корреспондента информагентства Associated Press Жака Крепо «Андрей Сахаров — одинокий борец за свободу человека». Присуждение премии, писал Крепо, «безусловно, разозлит коммунистических лидеров Советского Союза, как присуждение Нобелевской премии по литературе россиянам Борису Пастернаку в 1958 году и Александру Солженицыну в 1970 году».

Так и случилось. В советской прессе поднялась очередная кампания осуждения, продлившаяся около двух месяцев. Началось по традиции с «Литературной газеты» — статья А. Викторова «Удостоился» была опубликована 15 октября. Цитаты.

«Получил он эту награду не за научные исследования, а за многолетнюю антисоветскую пропаганду, названную кощунственно нобелевскими «судьями» «борьбой за мир»…

«Восхождение на Олимп антисоветизма — занятие весьма грязное. Тут уже не до нравственности, не до чести… «Борец за свободу мысли» стал поклонником фашизма, заявив, что кровавая клика Пиночета открыла в Чили «эпоху возрождения и консолидации»».

Это обвинение советская пресса перепечатает многократно. Не вдаваясь в детали. Вот что писал сам Сахаров по поводу письма, которое он вместе с Александром Галичем и Владимиром Максимовым направил чилийским властям по поводу судьбы находившегося под домашним арестом чилийского поэта Пабло Неруды: «Письмо имело своей целью как-то смягчить трагическую обстановку в этой стране и отражало наше искреннее уважение к Неруде и беспокойство за его судьбу. Письмо было составлено в обычных вежливых выражениях со ссылкой на «объявленную вами (то есть новой администрацией Чили) эпоху возрождения и консолидации Чили». По контексту было ясно, что авторы письма приводили заверения новой администрации для формального подкрепления своей просьбы и в качестве формулы вежливости, не присоединяясь к этим заверениям по существу и не давая своей оценки положения в Чили и намерений администрации. Однако в советской и просоветской прессе приведенные слова письма недобросовестно цитировались вне контекста как якобы доказательство того, что я поддерживаю и восхваляю «кровавый режим Пиночета»».

25 октября «Известия» опубликовали «Заявление советских ученых». Под ним стояли подписи не только действительных членов АН СССР, но и членов-корреспондентов, так что список получился более внушительным, чем в 1973 году — не 40 подписавших, а 72. В письме выражалось возмущение «в связи с присуждением Нобелевским комитетом Норвежского стортинга премии мира академику Сахарову, деятельность которого направлена на подрыв дела мира, мирных, равноправных отношений между государствами, на разжигание недоверия между народами».

Поздравления в адрес Сахарова в связи с присуждением ему Нобелевской премии мира можно было прочесть только в самиздате.

Сахаров подал заявление в московский ОВИР (отдел виз и разрешений) с просьбой разрешить ему поездку в Осло на получение премии. 12 ноября ему было отказано с формулировкой «по соображениям государственной безопасности, поскольку он обладает особо важными государственными и военными секретами». Премию получила 10 декабря 1975 года его жена Елена Боннэр.

В фольклор советской интеллигенции эта история вошла в виде частушки:

По деревне девки ходят,

под тальянку ахают:

«Почему в Стокгольм не едет

академик Сахаров?»

Ссыльный

После кампании осуждения Сахарова и Нобелевского комитета советская пресса вновь забыла об академике. На несколько лет. Чтобы снова дружно разразиться возмущением в его адрес и одобрением в адрес партии и правительства в 1980 году.

8 января был подписан указ президиума Верховного совета СССР «О лишении Сахарова А. Д. Государственных наград СССР» — «в связи с систематическим совершением действий, порочащих его как награжденного, и принимая во внимание многочисленные предложения советской общественности».

Также постановлением Совета министров СССР академик Сахаров был лишен звания лауреата Сталинской и Ленинской премий.

22 января он был задержан по дороге на работу, доставлен в Генпрокуратуру, где первый заместитель генерального прокурора Александр Рекунков зачитал Сахарову указ президиума Верховного совета, а также сказал: «Принято решение о высылке А. Д. Сахарова из Москвы в место, исключающее его контакты с иностранными гражданами». Таким местом был выбран город Горький.

На следующий день «Известия» опубликовали статью К. Батманова «Справедливое решение». Статья была переполнена яростными выпадами в адрес Сахарова и оскорблениями: «Сахаров встал на путь прямого предательства интересов нашей Родины, советского народа, превратился в оголтелого противника социалистического строя, перешел в лагерь воинствующих антикоммунистов, в стан ярых поборников Холодной войны… в него вцепились мертвой хваткой все те, кому вменено по долгу службы заниматься диверсиями против нашей страны… начались интенсивные, неофициальные встречи академика с западными дипломатами, большей частью американскими, с журналистами, среди которых были и такие, которых больше всего интересовала прежняя работа Сахарова, имевшая прямое отношение к обороне нашей страны. В беседах с ними Сахаров неоднократно разбалтывал вещи, которые любое государство охраняет как свой важный секрет. Вокруг этих тем разгорались дебаты и в посольстве США, куда он наведывался регулярно. Начались всевозможные выступления, в которых поливались грязью советский народ, государство, наш социалистический строй, наша внутренняя и внешняя политика».

Стоит обратить внимание на следующие слова Батманова: «Нельзя не сказать и о том, что совсем недавно Сахаров разразился вновь очередной порцией клеветы по адресу нашей страны, по адресу национально-освободительного движения и в который уж раз призвал империалистические державы усилить «давление на Советский Союз» в военном, экономическом и политическом отношении».

О чем это? О вводе советских войск в Афганистан в декабре 1979 года. 2 января 1980 года Сахаров дал эксклюзивное интервью корреспонденту NYT Энтони Остину, в котором призвал ООН и советское правительство совместно разработать план вывода войск из Афганистана. В случае, если этого не произойдет, говорил Сахаров, будет нарушен баланс сил в Центральной Азии и в мире. «Ситуация такая трагическая, драматическая и опасная, что мы должны сконцентрироваться на том, чтобы предотвратить цепную реакцию, которая в наш ядерный век может иметь непредсказуемые последствия для человечества»,— заявил академик.

Сам Сахаров связывал ссылку в Горький именно с выступлениями против ввода советских войск в Афганистан.

Поезд прибывает на Ярославский вокзал

Хотя Горький в советское время и был закрыт для иностранцев, связь Сахарова с западными СМИ не прервалась. Уже 25 января 1980 года в американских газетах можно было прочесть, что Сахаров звонил из ссылки друзьям в Ленинград, отправил две телеграммы родственникам, сумел через знакомых в Горький передать на Запад заявление по поводу ввода войск в Афганистан, дополненное обращением к любителям спорта (связанное с грядущей московской Олимпиадой).

Из ссылки Сахаров продолжал поддерживать связь с иностранными журналистами, давал интервью, публиковал статьи. Западные газеты сообщали о его голодовках протеста. Первая, в 1981 году, которую он проводил вместе с женой — за право выезда к мужу за рубеж Лизы Алексеевой (невестки Сахаровых). Вторая, в 1984-м — против уголовного преследования Елены Боннэр. Третья, в 1985 году – с требованием выпустить Елену Боннэр за рубеж для операции на сердце.

Советские СМИ вспоминали Сахарова редко, и только для того, чтобы в очередной раз осудить. Так, 2 июля 1983 года в «Правде» было опубликовано очередное письмо академиков, на этот раз четверых (А. Дородницына, М. Прохорова, Г. Скрябина и А. Тихонова) — в ответ на статью Сахарова «Опасность термоядерной войны». Название статьи в письме не упоминалось. «Мы знаем, что Сахаров ходит в больших друзьях у тех в Америке, кто хотел бы смести с лица земли нашу страну, социализм. Эти его друзья все время поднимают шум о «трагической судьбе Сахарова». Не хотим сейчас говорить об этом беспредельном лицемерии. Нет, наше государство, наш народ более чем терпимы по отношению к этому человеку, который спокойно проживает в городе Горьком, откуда и рассылает свои человеконенавистнические творения»,— утверждалось в письме.

1 декабря 1986 года на заседании Политбюро ЦК КПСС было принято решение о возвращении академика Сахарова из ссылки. 15 декабря в квартире Сахарова в Горьком был установлен телефон, а на следующий день по этому телефону ему позвонил генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев и сообщил, что Сахаров вместе с женой может вернуться в Москву.

20 декабря Сахаров из Горького дал телефонное интервью NYT и пересказал в общих чертах содержание своего телефонного разговора с Горбачевым:


«Вопрос: Он долго с вами говорил?

Ответ: Несколько минут.

Вопрос: Что еще он вам сказал?

Ответ: Он сказал мне вернуться к работе на благо общества. Такое определение он использовал. Я ему напомнил про мое письмо от 19 февраля по поводу узников совести.

Вопрос: И как отреагировал Горбачев?

Ответ: Это был сложный разговор».


23 декабря Сахаров с женой вернулись ночным поездом из Горького в Москву. На перроне Ярославского вокзала их встречала толпа журналистов. Академик Сахаров ответил на множество вопросов репортеров, в том числе в очередной раз осудил присутствие советских войск в Афганистане и призвал освободить политзаключенных-диссидентов.

На следующий день после возвращения Сахаров приехал в Физический институт им. П. Н. Лебедева на дискуссию о современной науке. Коллеги встретили Сахарова аплодисментами. В тот же день на пресс-конференции заведующего отделом информации МИД СССР Юрия Кашлева был задан вопрос о комментариях Сахарова по поводу Афганистана. Кашлев заявил, что не видит ничего плохого в этих комментариях, и, если Сахаров будет делать «честные заявления по международной политике, он не будет за это наказан».

Советские газеты в декабре 1986 года уже не критиковали академика Андрея Сахарова. У них появился новый объект для критики — Леонид Брежнев.

Алексей Алексеев

Личность и судьба А. Д. Сахарова

Личность и судьба А. Д. Сахарова

Андрей Дмитриевич Сахаров был явлением мирового масштаба. Сам же он писал: « Судьба моя была в каком-то смысле исключительной. Не из ложной скромности, а из желания быть точным замечу, что судьба моя оказалась крупнее, чем моя личность. Я лишь старался быть на уровне своей судьбы»

Представленные в экспозиции отрывки из мемуаров Сахарова, впечатления о нем других людей, документы и фотографии – это попытка рассказать о необычном пути этого человека. « Я рассказываю о событиях и впечатлениях моей жизни, о близких мне людях и о других, чья роль в ней также была значительной в том или ином смысле, о повлиявших на меня идеях, о своей научной, изобретательской и общественной деятельности. Я оказался свидетелем или участником некоторых событий большого значения — я пытаюсь рассказать о них…», – писал Сахаров.

 

Происхождение

Особая атмосфера сахаровского дома, традиции дореволюционной русской интеллигенции, Московская школа в теоретической физике, И.Е.Тамм

Свои « Воспоминания» Андрей Дмитриевич Сахаров начинает с рассказа о детских годах, о родителях, предках, хотя и признается, что « многого очень важного» о них он не знает. 

Его мать Екатерина Алексеевна Сахарова (ур. Софиано) – дочь дворянина и потомственного военного Алексея Семёновича Софиано, вышедшего в отставку в 1917 г. в чине генерал-лейтенанта. Бабушка с материнской стороны Зинаида Евграфовна происходила из старинного дворянского рода Мухановых. 

Три поколения предков со стороны отца были священнослужителями, и только дед Иван Николаевич Сахаров нарушил традицию и стал адвокатом. Он был одним из составителей сборника статей « Против смертной казни» (1905 г.). Эту книгу Андрей Дмитриевич читал в детстве, не зная еще, что спустя годы сам будет бороться за отмену смертной казни. Бабушка по отцовской линии Мария Петровна Сахарова (ур. Домуховская) – дочь сильно обедневшего смоленского дворянина. 

Отец Андрея Дмитриевича, Дмитрий Иванович Сахаров, был преподавателем физики в педагогических институтах, методистом, автором многих учебников и популяризатором физики. Его « Сборник задач по физике» выдержал 13 изданий и был очень популярен у преподавателей и учащихся

Еще в 12-14 лет показанные отцом опыты воспринимались Андреем Сахаровым как ослепительное чудо. Любимым чтением его были научно-популярные, научно-фантастические, а позднее и « вполне научные» книги из отцовской библиотеки. « Мое детство прошло в большой коммунальной квартире, где, впрочем, большинство комнат занимали семьи наших родственников и лишь часть – посторонние. В доме сохранялся традиционный дух большой крепкой семьи – постоянное деятельное трудолюбие и уважение к трудовому умению, взаимная семейная поддержка, любовь к литературе и науке», – писал А.Сахаров. 

Детские годы Андрею Дмитриевичу запомнились семейными праздниками в дни рождения детей, их именин, летними поездками на дачу, играми в индейцев и казаков-разбойников, интересными книгами Пушкина, Дюма, Жюля Верна, Андерсена, Майн Рида с непременным обсуждением прочитанного. А. Д. Сахаров получил прекрасное домашнее образование, в школу поступил сразу в 7 класс. А в 1938 г. стал студентом физического факультета МГУ, сделав выбор во многом под влиянием отца.

 

Война и наука

Окончание университета, Ульяновск, Сахаров – инженер, аспирантура, масштаб научного дарования А.Д.Сахарова, Заявление Трумэна

В 1942 г. Андрей Сахаров с отличием окончил МГУ. Ему была присвоена квалификация научного работника в области физики, преподавателя ВУЗа и ВТУЗа и звание учителя средней школы. 

Талантливому молодому физику предложили продолжать обучение в аспирантуре. Сахаров отказался, считая, что продолжать учебу во время войны, когда он может делать что-то полезное для страны, было бы неправильно, и поехал по распределению на военный завод в Ульяновске. Работая инженером-изобретателем, Сахаров сделал несколько усовершенствований, среди которых был прибор для контроля закалки сердечников, долгое время применявшийся в производстве. 

На заводе он познакомился со своей будущей женой Клавдией Алексеевной Вихиревой« Мы прожили вместе 26 лет до смерти Клавы 8 марта 1969 года. У нас было трое детей — старшая дочь Таня…, дочь Люба…, сын Дмитрий… В нашей жизни были периоды счастья, иногда целые годы, и я очень благодарен Клаве за них», – спустя годы писал Андрей Дмитриевич. 

В 1945 г. Сахаров стал аспирантом Физического института им. Лебедева Академии наук СССР (ФИАН). Его научным руководителем был выдающийся ученый И. Е. Тамм. Особенное влияние на Сахарова оказали не только научные таланты, но и человеческие качества Тамма — честность, убеждение, « что самое важное — это строить, делать полезное», умение признавать ошибки, его внимание к людям и готовность помочь. 

Через несколько месяцев после поступления А. Д. Сахарова в аспирантуру закончилась Вторая мировая война. « Наступил август 1945 года. Утром 7 августа я вышел из дома в булочную и остановился у вывешенной на стене газеты. В глаза бросилось сообщение о заявлении Трумэна: на Хиросиму 6 августа 1945 года в 8 часов утра сброшена атомная бомба огромной разрушительной силы в 20 тысяч тонн тротила. У меня подкосились ноги. Я понял, что моя судьба и судьба очень многих, может всех, внезапно изменилась. В жизнь вошло что-то новое и страшное, и вошло со стороны самой большой науки — перед которой я внутренне преклонялся», – вспоминал Сахаров. 

В ноябре 1947 г. А. Д. Сахаров досрочно защитил кандидатскую диссертацию, о которой И. Е. Тамм писал: « Самостоятельность, оригинальность, которые отмечаются в его диссертации и во многих его беседах… – все это показывает, что Андрею Дмитриевичу очень многое дано и от него очень многого можно ждать…».

 

Объект

В ядерном архипелаге, об общественном положении и гражданской позиции А.Д.Сахарова до 1968 года, А.Сахаров и Н.Хрущев

Вскоре после войны ФИАН был подключен к работе над советским ядерным проектом, который курировал глава НКВД Л. П. Берия. В июне 1948 г. А. Д. Сахарова без его личного согласия ввели в исследовательскую группу, занимавшуюся теоретическими и расчетными работами с целью выявления возможности создания водородной бомбы. Долгое время ни советским, ни американским физикам не удавалось создать конкретное « изделие» на основе существующих теоретических разработок. Андрей Дмитриевич предложил новую неожиданную конструкторскую идею, которая получила название « сахаровской слойки». В 1950 г. он был переведен на секретный « объект», бывший прежде поселком со знаменитым Саровским монастырем, а затем исчезнувший с географических карт и позже получивший новое имя — Арзамас-16. 

В августе 1953 г. было проведено первое успешное испытание советской термоядерной бомбы — « сахаровской слойки». С этого момента Сахаров вошел в состав научно-технической элиты СССР. Трижды (в 1954 г., 1956 г. и 1962 г.) он был удостоен звания Героя Социалистического Труда, стал лауреатом Сталинской (1953 г.) и Ленинской (1956 г.) премий, награжден орденом Ленина (1954 г.). В октябре 1953 г. он был избран действительным членом Академии наук СССР. 

« Я не мог не сознавать, какими страшными, нечеловеческими делами мы занимались. Но только что окончилась война — тоже нечеловеческое дело. Я не был солдатом на той войне — но чувствовал себя солдатом этой, научно-технической…», – писал Сахаров. 

Участие в разработке термоядерного оружия и его испытаниях для Андрея Дмитриевича сопровождалось все более острым осознанием порожденных этим моральных проблем. « С конца 50-х годов я стал активно выступать за прекращение или ограничение испытаний ядерного оружия. В 1961 году в связи с этим у меня возник конфликт с Хрущевым, в 1962 году – с министром среднего машиностроения Славским», – вспоминал Сахаров. 

В 1958 г. в научной и научно-популярной статьях о радиоактивной опасности ядерных испытаний А. Д. Сахаров приводил свои расчеты: взрыв одной мегатонны термоядерного заряда унесет жизни 6600 человек в течение 8000 лет. «… Единственная специфика в моральном аспекте данной проблемы — это полная безнаказанность преступления, поскольку в каждом конкретном случае гибели человека нельзя доказать, что причина лежит в радиации, а также в силу полной беззащитности потомков по отношению к нашим действиям», – писал он.

 

Выбор

Работы по космологии, общественные взгляды и позиция А.Д.Сахарова в конце 50-х — 60-е годы, статьи о « непороговых биологических эффектах» (Сахаров и Теллер), выборы в АН СССР 1964 г., « Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе»

Осенью 1962 г., несмотря на протесты Сахарова и его усилия помешать этому, в СССР было проведено испытание сразу двух схожих по конструкции мощных термоядерных устройств исключительно из соображений межведомственной конкуренции. В своих воспоминаниях Андрей Дмитриевич писал об этом: « Ужасное преступление совершилось, и я не смог его предотвратить… Я решил, что отныне я в основном сосредоточу свои усилия на осуществлении… плана прекращения испытаний в трех средах». В 1963 г. СССР и США подписали Московский договор о запрещении ядерных испытаний в трех средах, испытания оружия были переведены под землю. Позднее к договору присоединились Англия и Франция. Сахаров гордился причастностью к разработке этого договора. 

А. Д. Сахаров сочетал в себе исключительные таланты ученого-теоретика и изобретателя. Он работал над проблемами мирного использования термоядерной энергии. В 1950 г. совместно с И.Е. Таммом он выдвинул и развил идею создания магнитного термоядерного реактора (МТР). В 1960-е гг. им написаны теоретические работы по космологии, гравитации, физике элементарных частиц, научно-популярныеи футурологические статьи. 

« Уже в конце 50-х годов и особенно в 60-е годы все большее место в моем мире стали занимать общественные вопросы. Они вынуждали к выступлениям, действиям, отодвигая на задний план многое другое, в какой-то мере и науку», – писал Сахаров. В 1964 г. он резко выступил на заседании общего собрания Академии Наук против избрания членом академии Н. И. Нуждина, бывшего « одним из ближайших сподвижников Т. Д. Лысенко, одним из соучастников и вдохновителей лженаучных авантюр и гонений на настоящую науку»

В 1968 г. Сахаров написал статью « Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе». В ней он рассматривал глобальные проблемы, грозящие гибелью человечеству. В работе сформулирован тезис « о сближении социалистической и капиталистической систем, сопровождающемся демократизацией, демилитаризацией, социальным и научно-техническим прогрессом как единственной альтернативе гибели человечества». Эта работа попала в самиздат. Послал А. Д. Сахаров статью и руководителю государства, Л. И. Брежневу, а немного позднее ее опубликовали за рубежом. Дискуссия по поводу этой статьи длилась на Западе в течение 2 лет, за это время она была издана на 17 языках общим тиражом 18 млн. экземпляров.

 

Противостояние

Письма и обращения в защиту конкретных людей, поездки на суды, интервью иностранным корреспондентам, травля в советской прессе, Нобелевская премия Мира, А.Сахаров и А.Солженицын

Еще будучи работником « объекта», А. Д. Сахаров познакомился с людьми, которых называли диссидентами. В среде этих новых людей Андрей Дмитриевич, уже после смерти жены, Клавдии Алексеевны Вихиревой, повстречал Елену Георгиевну Боннэр. В 1972 г. они поженились. Близкие и друзья называли Елену Георгиевну Люсей. « Люся с ее открытой и действенной человечностью стойко и самоотверженно поддерживает меня все эти трудные годы, часто принимая основной удар на себя, помогает мне словом и делом…», – писал Сахаров о жене. 

Открытые письма и выступления Андрея Сахарова в защиту А. Солженицына, А. Марченко, С. Каллистратовой и многих других людей, подвергавшихся преследованию со стороны государства, требовали немалого гражданского мужества. Неоднократно Сахаров составлял письма против произвола властей, являлся инициатором сбора подписей под коллективными документами, например, под письмом с призывом принять закон об отмене смертной казни, которое в 1972 г. было направлено в Верховный Совет СССР. 

В ноябре 1970 г. в Москве был создан Комитет прав человека, одним из трех его основателей был Сахаров. С 1970 г. А. Д. Сахаров ездил на судебные процессы, давал интервью и устраивал пресс-конференциидля иностранных журналистов. 

На родине в адрес Сахарова звучали обвинения и угрозы физической расправы. Санкционированная властями травля Сахарова в печати в 1973 г. началась с осуждающего Сахарова письма 40 академиков. 

В 1975 г. Сахарову была присуждена Нобелевская премия мира за «… бескомпромиссную борьбу против злоупотреблений властью во всех их проявлениях…». Его Нобелевскую лекцию зачитала в Осло Е. Г. Боннэр, так как Андрей Дмитриевич не имел права выезжать за пределы страны. 

В его квартире еще в 1970 г. с позволения Политбюро ЦК КПСС было установлено прослушивающее оборудование, сотрудники КГБ регулярно устраивали негласные обыски в его квартире, выкрадывали рукописи и документы. Преследованию подвергались Е. Г. Боннэр, ее дети и даже внуки. В 1977-1978 гг. дети вынуждены были уехать из СССР.

 

Горький

Ввод войск в Афганистан, ссылка в Горький (Нижний Новгород), голодовки

В январе 1980 г., после открытого выступления Андрея Дмитриевича против введения советских войск в АфганистанПрезидиум Верховного Совета СССР принял « Указ о лишении Сахарова А. Д. государственных наград СССР» и « О выселении в административном порядке из г. Москвы». 

В Горьком его поселили на квартире, оборудованной всем необходимым для слежки за ним. На заявления с требованием дать ему возможность защищаться в суде Сахаров не получал ответа. Академия наук СССР не осмелилась всерьез выступить в защиту Сахарова, как это все годы ссылки делали общественные деятели и даже правительства многих стран. 

Его связующим звеном с внешним миром была Елена Боннэр, сделавшая более 100 поездок Москва — Горький – Москва. В 1984 г. она сама была осуждена по ст. 190-прим. УК РСФСР (за распространение « ложных, клеветнических измышлений, порочащих советский … строй») и приговорена к 5 годам ссылки в Горький. 

В ссылке Андрей Дмитриевич продолжал свою общественную деятельность и написал несколько научных статей, среди них — « Космологические модели с поворотом стрелы времени» (1980). В Советском Союзе писали о деградации Сахарова как ученого, президент Академии наук А. П. Александров в разговоре с американским коллегой 20 октября 1980 г. называл Андрея Дмитриевича психически больным. А в США в 1982 г. и во Франции в 1984 г. были изданы сборники научных трудов А.Д. Сахарова. 

В Горьком Сахаров провел несколько голодовок. Самым острым для Сахарова вопросом в первые годы ссылки было дело его невестки Лизы Алексеевой, которой власти отказывали в праве уехать к мужу за границу. Не добившись официальными средствами разрешения на выезд, 22 ноября 1981 г. Андрей Дмитриевич и Елена Георгиевна объявили голодовку. Лиза Алексеева получила разрешение покинуть СССР и улетела 19 декабря 1981 г. 

178 дней с небольшими перерывами голодал Сахаров в 1985 г., добиваясь разрешения для жены выехать за границу для операции на сердце и встречи с родными. Его насильно помещали в больницу, искусственно кормили через зонд, « лечили» неизвестными препаратами. За рубежом в это время распространялись документальные фильмы, снятые в Горьком в разное время сотрудниками КГБ скрытой камерой. Из них следовало, что Сахаров чувствует себя прекрасно, и его жизни ничто не угрожает.

 

Возвращение

Возвращение из ссылки, общественная деятельность 1987-89 гг., масштаб поддержки А.Сахарова (митинги), Съезд, А.Сахаров и М.Горбачев, проект Конституции

В 1985 г. генеральным секретарем ЦК КПСС был избран М. С. Горбачев, начавший в стране политику « перестройки». В 1986 г. Сахаров дважды обращался к Горбачеву с призывом освободить узников совести и прекратить его собственную изоляцию. В конце 1986 г. Политбюро ЦК КПСС приняло решение возвратить Сахарова из ссылки, и 23 декабря после семилетней изоляции А. Д. Сахаров и Е. Г. Боннэр вернулись в Москву

Последние три года жизни Сахарова были чрезвычайно напряженными. Для многих людей он стал неформальным лидером демократического движения в СССР. А в глазах КГБ — « генератором оппозиционных идей». 

В феврале 1987 г. Сахаров принял участие в Московском форуме « За безъядерный мир, за выживание человечества». В декабре 1987 г. он стал председателем комиссии Президиума АН СССР по космомикрофизике. 

В июне 1988 г. выступил на первом санкционированном митинге общества « Мемориал», почетным председателем которого он был избран. В октябре 1988 г. Сахаров стал членом Президиума АН СССР. В ноябре-декабре 1988 г. состоялась первая поездка А. Д. Сахарова за границу. А в декабре во время кризиса в Нагорном Карабахе и землетрясения в Армении он совершил поездку в Азербайджан, Армению и Нагорный Карабах

В апреле 1989 г. Сахаров был избран депутатом I съезда народных депутатов СССР, принимал активное участие в работе съезда и Межрегиональной депутатской группы, сопредседателем которой он стал. Это была истинная демократическая оппозиция составу съезда. Сахаров выдвинул проект Декрета о власти, который отменял 6-ю статью Конституции СССР о руководящей роли КПСС. 

В ноябре 1989 г., будучи членом Конституционной комиссии съезда, народный депутат Сахаров представил свой проект Конституции Союза Советских Республик Европы и Азии. Его проект оказался единственным, поданным председателю комиссии Горбачеву. 

12-13 декабря Сахаров участвовал в работе II съезда народных депутатов СССР. 14 декабря 1989 г., после напряженного рабочего дня Андрей Дмитриевич Сахаров скончался. Проститься с великим человеком пришли тысячи людей.

 

Постскриптум

« Судьба моя была в каком-то смысле исключительной. Не из ложной скромности, а из желания быть точным замечу, что судьба моя оказалась крупнее, чем моя личность. Я лишь старался быть на уровне своей судьбы» — А.Д.Сахаров

Каким же он был — Андрей Дмитриевич Сахаров? 

Застенчивым и скромным человеком, который не любил новых вещей, любил мыть посуду, дарил жене цветы и вазы, поразительно знал и любил Пушкина и Блока. 

Ученым с мировым именем, на счету которого не только изобретение водородной бомбы, но и разработки к будущему применению термоядерной энергии в мирных целях, важные работы о развитии Вселенной, работы по квантовой физике. 

Общественным и политическим деятелем, интеллектуальным и нравственным лидером, одним из первых, кто обратился к вечным этическим проблемам, сделав попытку связать воедино технический прогресс и приоритетность ценности человеческой жизни. 

Академиком АН СССР, почетным членом 12 зарубежных национальных академий и 4 международных общественных организаций; обладателем 40 наград и премий зарубежных общественных организаций, 24 почетных ученых степеней и званий зарубежных университетов; почетным гражданином 6 зарубежных городов… 

Для каждого из тех, кто его знал, он, наверное, был разным. Одинаковым было только ощущение силы этого Человека. 

« Андрей Дмитриевич был, конечно, в первую очередь физиком-теоретиком. Характерным для него было, однако, и то, что нередко, выдвинув какую-нибудь физическую идею, он тут же начинал рисовать эскизы экспериментальных или даже промышленных установок для ее реализации и делать количественные оценки возможных результатов. Мышление Андрея Дмитриевича было конкретным и образным, даже в самых абстрактных вопросах теоретической физики».
Л. В. Келдыш, физик, академик РАН

« Мое краткое общение с Сахаровым утвердило меня в мысли о том, что он был оптимистом… В условиях, в которых жил Сахаров, для сохранения оптимизма нужна была огромная духовная сила. У Сахарова она была. Он много сделал для разрешения конфликта между Востоком и Западом, и мы с благодарностью будем его помнить».
Э. Теллер, американский физик, « отец» водородной бомбы.

« А. Д. умел чувствовать чужую боль собственной кожей. Вот этот острый талант, острый и высокий, заставлял его не быть безразличным никогда».
С. А. Ковалев, правозащитник.

Митинг у здания Президиума Академии наук. 
2 февраля 1989 г.

Андрей Сахаров — биография, фото, водородная бомба, личная жизнь академика » Биография, личная жизнь знаменитостей


Имя: Андрей Сахаров (Andrey Sakharov)

Дата рождения: 21 мая 1921 года

Дата смерти: 14 декабря 1989 года

Возраст: 68 лет

Место рождения: Москва

Место смерти: Москва

Деятельность: физик, ученый, академик, создатель водородной бомбы

Семейное положение: был женат



Андрей Сахаров — биография

История академика Сахарова похожа на киноэпопею, герой которой ставит цель всей своей жизни, а потом прозревает и видит, какое исчадие ада на самом деле он создал. До последних дней пытаясь исправить свою ошибку, Андрей Дмитриевич боролся за мир во всем мире и права человека в СССР. Но смогло ли человечество его простить?

Стать ученым Андрею Сахарову было предначертано еще до рождения: его отец преподавал физику в московской школе и был увлечен этой наукой настолько, что вместо игрушек его сын играл с моделями атома и любовался математическими формулами.


В пять лет вместе с родителем Андрюша ставил такие опыты, какие не снились и студентам физтеха. Будучи на домашнем обучении, он пошел в школу только в седьмом классе, удивляя педагогов своими способностями к точным наукам. С легкостью поступил на физический факультет МГУ, который окончил с отличием. Более того, был признан самым одаренным студентом за всю историю существования физического факультета.

Когда началась Великая Отечественная, Сахарова не мобилизовали по состоянию здоровья. Он продолжил обучение в аспирантуре, защитил диссертацию по ядерным переходам. Молодого ученого заметили, и в 1948 году он был включен в секретную группу по разработке водородной бомбы.


Ночи напролет Сахаров просиживал за письменным столом, создавая собственный проект. Он ощущал себя властелином над огромной силой — термоядерной реакцией. Сколько раз земной шар взрывался в его расчетах!.. Придумать новый источник энергии для него было всего лишь сложной задачкой для ума, и он был рад, когда после долгих недель мучений ее удавалось-таки решить. Да, Сахаров был гением. Если бы он занимался музыкой, то человечество получило бы десятки шедевральных сонат. Но его увлекла ядерная физика…

Страстно влюбленный в науку, Андрей поначалу не задумывался, какие последствия могут иметь его открытия, окажись они в руках злодея. На первых испытаниях водородной бомбы 12 августа 1953 года он стоял на полигоне довольный и счастливый. Ему было всего 32 года, а он уже получил звание академика АН СССР, Героя Социалистического труда, медаль «Серп и Молот».

Через два года Сахаров уже возглавлял группу ученых и лично руководил новыми испытаниями. Но все пошло не так, как он предполагал. От мощного взрыва погибли солдат и маленькая девочка, а жители далекихдеревень получили тяжелые травмы. Смерть невинного ребенка (а к тому времени у Сахарова уже были дочери-близнецы и сын), вид окровавленных покалеченных людей заставили академика взглянуть на свое детище по-новому. Он уже видел в водородной бомбе не гигантский прорыв в науке, а источник страданий конкретных людей и гибели всего человечества.

Сахаров начал собственные исследования и вскоре выяснил, что ядерные взрывы являются причиной возникновения онкозаболеваний у тысяч людей. В 1958 году Андрей Дмитриевич представил результат своих наблюдений правительству и добился моратория на испытания ядерного оружия. Правда, ненадолго. Его изобретение стало «шариком» в мировом политическом пинг-понге. Уж очень велик был соблазн: ведь, в отличие от ядерной, водородная бомба создается на основе дешевого сырья.

В итоге испытания ядерного оружия вышли из-под контроля, а его самого было создано столько, что можно было взорвать Землю несколько раз. Теперь водородная бомба была не целью стратегического равновесия, ради которого она разрабатывалась в СССР, а средством демонстрации силы. Ее побочные эффекты сильных мира сего волновали мало. «В мире идет война между империализмом и капитализмом, и чтобы победить в ней, мы должны быть сильными!» — завил академику генерал госбезопасности. «Но мы не боги! Вы слышали такой моральный критерий — не убий?!» — возразил Сахаров, однако его никто не услышал.

Ирония судьбы в том, что после своего гениального изобретения — водородной бомбы — остаток жизни Андрей Дмитриевич посвятил тому, чтобы убедить власть и человечество в целом в том, что ядерное оружие — это зло. Академик начал вести активную общественную деятельность. Выступал не только за запрет ядерного оружия, но и высказывался против планов Хрущева о сокращении сроков получения среднего образования, реабилитации личности Сталина, за отмену цензуры и политических судов, за свободу религии и интеллектуальную свободу, выступал в защиту диссидентов и был против их принудительного помещения в психиатрические лечебницы. Открыто писал, что в Советском Союзе нарушаются права человека. Храбрец или безумец?..

Реакция властей была ожидаемой: Сахарова отстранили от секретных материалов, сняли со всех постов, поместили под постоянное наблюдение КГБ. В его квартире периодически устраивались обыски, а его книги и он сам высмеивались в «официальной» прессе. Однако труды ученого публиковались не только в подпольном советском самиздате, но и переводились на многие языки и получили широкий отклик за границей, особенно в США. Во многом продвигать в жизнь идеи Сахарову помогала его вторая жена Елена Боннэр, на которой он женился через три года после того как его первая супруга скончалась от рака.


Занимая ничтожную для ученого его уровня должность в исследовательском институте, Андрей Дмитриевич посвятил себя написанию научных работ и борьбе за права человека, а также за право каждого на эмиграцию. Отчаявшись добиться чего-либо путем выступлений и публикаций, он периодически устраивал голодовки — но тщетно. Заместитель генпрокурора лично побеседовал с академиком, вынеся ему «предупреждение» и посоветовав «вести себя тихо». Арестовать Сахарова, из которого советские власти сами когда-то вылепили национального героя, не решались: в его защиту выступали советские академики с мировым именем, а также иностранные общественные деятели. Выпустить за границу его тоже не могли: слишком много военных секретов он знал…

В 1975 году Сахарову была присвоена Нобелевская премия мира -получить ее смогла его супруга, находившаяся в то время за границей на лечении. Она же зачитала перед иностранными слушателями написанную Сахаровым речь, призывающую к всемирному разоружению. На мировую общественность слова академика произвели впечатление.


В 1980 году, когда Андрей Дмитриевич открыто выступил с осуждением ввода советских войск в Афганистан, назвав советских солдат оккупантами, ему предъявили официальное обвинение. Сахарова лишили всех наград и отправили в ссылку в Горький, где он находился под домашним арестом. Академик продолжал устраивать голодовки, после которых его много раз госпитализировали. В конце концов написал письмо Горбачеву, в котором обещал «замолчать» в обмен на выезд своей супруги Елены за границу, и получил согласие.
В марте 1989 года Сахаров стал народным депутатом Верховного Совета СССР. Он не прогнулся перед властями, не сломался, как думали многие. Просто сменил тактику — в своей новой должности он видел возможность добиться реформы политического строя Советского Союза и даже разработал новый проект Конституции, основанной на защите прав человека.

Увы, добиться результата ему не удалось. 14 декабря 1989 года в возрасте 68 лет Андрея Дмитриевича не стало. Вскрытие показало, что его сердце было абсолютно изношено. Похоронили ученого на Востряковском кладбище в Москве. Позже Елена Боннэр организовала фонд его имени с филиалами в России и США.


Сегодня академик Сахаров за рубежом известен как величайший гуманист, борец за права человека. В то время как в родном Отечестве его, увы, помнят лишь как отца водородной бомбы.
Автор биографии: Марина Соболева

Тихий бунт: как академик Сахаров возглавил советских диссидентов | Статьи

100 лет назад, 21 мая 1921 года, родился Андрей Сахаров — один из ярчайших ученых советской эпохи, вошедший в историю как борец с коммунистическим режимом. Как великий физик стал символом диссидентского движения — вспоминали «Известия».

Восторг перед всесилием

Первым его учителем стал отец — тоже физик, талантливый педагог. Сахаров вспоминал свои детские надежды на научное познание мира: «Меня очень волновала возможность свести все разнообразие явлений природы к сравнительно простым законам взаимодействия атомов, описываемым математическими формулами. Я еще не вполне понимал, что такое дифференциальные уравнения, но что-то уже угадывал и испытывал восторг перед их всесилием. Возможно, из этого волнения и родилось стремление стать физиком».

В 10-м классе он уже всерьез увлекся наукой. Потом физфак Московского университета, аспирантура Академического физического института, секретные разработки для армии. В годы войны его предложения помогли модернизировать работу Ульяновского патронного завода.

В 1948 году Сахаров предложил свою конструкцию водородной бомбы — РДС-6, «слойки», в которой атомный заряд был окружен несколькими слоями легких и тяжелых элементов. Сахаров и его учитель Игорь Тамм выдвинули идею магнитной термоизоляции плазмы для получения управляемой термоядерной реакции. Это был решающий толчок для создания «царь-бомбы». Довести до ума неслыханное оружие удалось к 1953 году. Американцы настоящим термоядерным оружием к тому времени не располагали. Их сравнимое по мощности устройство было размером с трехэтажный дом и очевидным образом не поддавалось транспортировке.

Воронка, образовавшаяся в результате подземного ядерного взрыва на Семипалатинском полигоне, где было проведено успешное испытание первой советской термоядерной бомбы РДС-6 в 1953 году

Фото: ТАСС

Возможно, именно это открытие советских ученых спасло мир от Третьей мировой: в Вашингтоне почувствовали силу Москвы и поняли, что с таким противником лучше договариваться, чем сражаться.

Когда Сахарова избрали академиком, ему исполнилось лишь 32 года. Он был на удивление равнодушен к материальным благам. Половину своих премий отдавал Красному Кресту, а позже на строительство онкологического центра. Физики восхищались его гениальной интуицией, его умением видеть каждую проблему «с чистого лица», без наслоений противоречивых гипотез — и совершать открытия.

Размышления об интеллектуальной свободе

Для физиков его поколения — что в нашей стране, что в Европе, что в Штатах — вольнодумство начиналось с вопросов экзистенциальных. Они сознавали, что создают смертоносное оружие, способное уничтожить все человечество. Многие утешались вполне резонной идеей, что атомная энергия и ракеты только помогают человечеству избежать большой самоубийственной войны. И все-таки крупные ученые острее других видели оборотную сторону технического прогресса.

Фото: РИА Новости/Борис Кауфман

Сахаров начал с пацифистских прожектов, которые вызывали раздражение Никиты Хрущева. Позже, в 1968 году, он написал «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе» — статью, которая принесла ему сенсационную известность на Западе. Это действительно был мощный довод против Кремля в холодной войне: трижды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Сталинской премий выступает с критикой советской политики, осуждает ввод войск в Чехословакию, говорит о нарушениях прав человека в «стране победившего социализма». «Каждый физик, найдя новое красивое решение, сразу начинает искать, чему в природе это решение соответствует», — считал Сахаров. Думается, он переносил этот принцип и на общественную жизнь. Только в политике в те годы публичная дискуссия и эксперименты не допускались.

Сахаров стал крупнейшим популяризатором теории конвергенции. Он считал, что обеспечить мирное развитие человечества можно только, отбросив все худшее, что есть в социализме и капитализме, и смешав все лучшее, поставив во главе этого наднационального образования некое мировое правительство — технократическое, не претендующее на ограничение гуманитарных свобод. Утопия? Во многом да. Но, во-первых, кто из амбициозных мыслителей разных времен не мечтал о мировом правительстве в той или иной форме? А во-вторых, разве уклад современного Китая нельзя определить понятием «конвергенция»? Да, вряд ли Сахаров стал бы сторонником «китайского пути». Но идеи никогда не сбываются от и до, и далеко не всегда реализация замыслов приносит удовлетворение великим мечтателям.

«Орудие пропаганды»

В 1972 году он женился на Елене Боннэр, которая, по признанию академика, стала для него «мозговым центром» в общественных делах. Его выступления стали еще радикальнее, он напрямую общался с иностранными журналистами, давал импровизированные пресс-конференции в собственной квартире. В советской прессе началась кампания против мятежного физика. 40 коллег-академиков выступили с осуждением коллеги: «Сахаров фактически стал орудием враждебной пропаганды против Советского Союза». Высокий статус всемирно известного ученого исключал возможность его ареста. К тому же Сахаров, один из создателей водородной бомбы, имел допуск к секретной информации, и потому его нельзя было, как Солженицына, лишить советского гражданства и выдворить за рубеж.

Народный депутат СССР, академик Андрей Сахаров (на заднем плане) с супругой Еленой Боннэр. 1989 год

Фото: РИА Новости/Первенцев

Профессор Сергей Капица сетовал, что в те годы Сахарова втянули в своеобразный «политический бизнес», и он забросил науку. В воспоминаниях ведущего телепередачи «Очевидное — невероятное» есть любопытный эпизод, связанный со встречей двух великих ученых — его отца, Петра Капицы и Сахарова:

Автор цитаты

«Елена Боннэр обратилась к отцу с просьбой подписать письмо в защиту одного диссидента. Отец отказался, сказав, что он никогда не подписывает коллективных писем, а если это надо, пишет сам кому надо. Но чтобы как-то смягчить это дело, пригласил Сахаровых отобедать. Когда обед закончился, отец, как обычно, позвал Андрея Дмитриевича к себе в кабинет поговорить. Елена Боннэр моментально отреагировала: «Андрей Дмитриевич будет говорить только в моем присутствии». Действие было как в театре: длинная пауза, все молчали. Наконец отец сухо сказал: «Сергей, проводи, пожалуйста, гостей». Гости встали, попрощались, отец не вышел с ними в переднюю, там они оделись, и я проводил их до машины».

Нобелевскую премию выдающийся физик получил не за свои исследования, а, как сформулировали норвежские академики, «за бесстрашную поддержку фундаментальных принципов мира между людьми и мужественную борьбу со злоупотреблением властью и любыми формами подавления человеческого достоинства». И была это Нобелевская премия мира, а не научная награда.

Всегда несогласный

Особенно раздражало Леонида Брежнева и его соратников, что академик продолжал «бунтовать» и в годы разрядки. Надо признать, что американская сторона на переговорах в 1970-е не слишком напирала на притеснения Сахарова — и все-таки его деятельность оборачивалась для нашей дипломатии дополнительными потерями. Власть сперва пыталась бороться с ним сравнительно мягкими методами. Никто не ставил Кремль и Старую площадь в такое заведомо проигрышное положение. Академик, лауреат, трижды Герой Соцтруда и вдруг не просто вольнодумец, а бунтарь, активный диссидент, умело работающий и с отечественным самиздатом, и с зарубежной прессой.

Академик Андрей Дмитриевич Сахаров на заседании ученых-естественников в зале гостиницы «Космос». 1987 год

Фото: РИА Новости/Юрий Сомов

На самом верху пытались найти способ усмирить бунтаря и в то же время не потерять его академические мозги. Лучше всех сформулировал это академик Пётр Капица в обстоятельном письме председателю КГБ Юрия Андропову:

Автор цитаты

«Сахаров и Орлов (Юрий Орлов — еще один выдающийся физик, близкий к диссидентскому движению. — «Известия») своей научной деятельностью приносят большую пользу, а их деятельность как инакомыслящих считается вредной. Сейчас они поставлены в такие условия, в которых они вовсе не могут заниматься никакой деятельностью. Таким образом, не приносить ни пользы, ни вреда. Спрашивается, выгодно ли это стране?.. Если спросить ученых, то они решительно скажут, что, когда такие крупные ученые, как Сахаров и Орлов, лишены возможности заниматься нормальной научной деятельностью, это приносит человечеству урон».

Капица замечательно формулировал: «Чтобы выиграть скачки, нужны рысаки. Однако призовых рысаков мало, и они обычно норовисты, и для них также нужны искусные наездники и хорошая забота. На обычной лошади ехать проще и спокойнее, но, конечно, скачек не выиграть». Увы, при всем уважении советской власти к науке, приносящей военную мощь, смириться с политической деятельностью Сахарова в ЦК и КГБ не могли. Слишком далеко он зашел, утверждая, что Советский Союз нуждается даже в давлении извне.

Семь лет ссылки

Сахарова отстранили от секретной работы, в советском обществе он превратился в изгоя. Противостояние академика с властью обострилось в конце 1979 года, когда «ограниченный контингент воинов-интернационалистов» перешел границу Афганистана. Сахаров назвал эту акцию «войной против афганского народа» — и его выступления на эту тему появились на первых полосах многих западных газет. В ответ с академиком поступили максимально жестко. Его как «духовного отщепенца, провокатора, который своими подрывными действиями давно поставил себя в положение предателя своего народа и государства» лишили всех государственных наград и сослали в Горький (ныне Нижний Новгород) — закрытый город, недоступный для иностранцев. Логика прозрачная: там выступления Сахарова потеряют мировой резонанс.

В Горьком академик находился, по существу, под домашним арестом. Он продолжал писать гневные письма советскому руководству, трижды держал длительную голодовку, требовал освобождения для супруги и для себя… Заграничные «радиоголоса» ежедневно сообщали о мытарствах академика. Академические регалии — единственное, чего государство не сумело отнять у выдающегося физика.

Встреча академика Андрея Сахарова и Елены Боннэр, вернувшихся 23 декабря 1986 года из семилетней ссылки

Фото: РИА Новости/Юрий Абрамочкин

Ссылка продлилась почти семь лет. Наконец 16 декабря 1986 года в горьковской квартире академика раздался телефонный звонок. Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев счел необходимым в личном разговоре объявить Сахарову, что он может вернуться в Москву, а его гражданские права больше не будут ограничиваться. Cвои обещания Горбачев сдержал. Он вряд ли ожидал, что через несколько лет Сахаров станет настоящим лидером парламентской оппозиции, причем непримиримым. И сыграет важную роль в резком падении популярности самого Михаила Сергеевича…

Во главе оппозиции

Академика избрали депутатом I Съезда народных депутатов СССР, на который Горбачев делал большую ставку. Там Сахаров молниеносно стал негласным лидером межрегиональной группы, лучшие ораторы которой запомнились выступлениями, лишенными всякого пиетета к «партии и правительству».

Академик Андрей Дмитриевич Сахаров на Съезде народных депутатов СССР

Фото: РИА Новости/Сергей Гунеев

Сам Сахаров выступал подолгу, с запинками, не обращая внимания на регламент, — просто говорил о том, что наболело. «Уважайте съезд», — перебивал академика Горбачев и был формально прав. Но перестроечная интеллигенция воспринимала эти диалоги болезненно. Сутулая фигура гонимого диссидента многих привлекала куда больше, чем номенклатурный облик реформатора из ЦК КПСС.

Однажды он ошеломил съезд заявлением, что на афганской войне наши вертолетчики бомбили попавших в окружение советских солдат, чтобы те не попали в плен. На вопрос, откуда академик получил эту очевидно лживую информацию, он простодушно ответил: «Из передач зарубежного радио». В своей борьбе против «шестой статьи», которая обеспечивала монополию на власть КПСС, Сахаров нередко проявлял удивительную для ученого такого калибра доверчивость и неразборчивость в средствах.

Непрочитанный

Смерть академика 14 декабря 1989 года в 68 лет в разгар парламентской борьбы против «шестой статьи» потрясла всю страну. От панихиды в Колонном зале Дома Союзов семья отказалась: с Сахаровым прощались во Дворце молодежи, в президиуме Академии наук и в Физическом институте имени Лебедева. Все закончилось манифестацией в «Лужниках», которая, несмотря на прохладную погоду, превратилась в грандиозный оппозиционный митинг. Проститься с ученым пришел и Горбачев — тогда еще не президент СССР, а председатель президиума Верховного Совета и генеральный секретарь ЦК нелюбимой Сахаровым КПСС.

После 1991 года Сахарова попытались было превратить в некий аналог «демократического Ленина», в образец гражданственности. Но, надо сказать, старания оказались напрасными. Авторитет Сахарова оказался высоким, но его труды почти не читали даже политологи и историки. Ему открывали памятники, но доходчиво объяснить школьникам, что это был за человек и чем он велик, «властители дум» ельцинской России не сумели. Скорее всего, их просто увлекали дела более суматошные, злободневные и доходные.

Борис Николаевич Ельцин на траурной церемонии прощания с академиком Андреем Сахаровым. У гроба — вдова Елена Георгиевна Боннэр

Фото: РИА Новости/Владимир Вяткин

К тому же идеи Сахарова о конвергенции социализма и капитализма мало напоминали реальность «лихих девяностых» — власть криминала и «назначенных» сверху олигархов, помноженную на популизм политиков, щедрых на невыполнимые обещания. А уж для отечественной науки это были, несомненно, годы нищеты и депрессии. И, главное, после крушения СССР мир, как оказалось, не стал безопаснее, в особенности для бывших советских граждан.

Так и остался Сахаров по большому счету непонятым и непрочитанным.

Несмотря на монументы, музеи и центры, носящие его имя.

Но это, увы, удел многих крупных личностей.

Автор — заместитель главного редактора журнала «Историк»

Нижегородский музей А.Д. Сахарова — Нижегородский музей А.Д. Сахарова

Дорогие друзья!✨
Музей А.Д. Сахарова в Нижнем Новгороде открывает свои двери для посетителей. 💫В этот значимый для музея год, в год тридцатилетия со дня его основания и 100-летия А.Д. Сахарова капитальный ремонт стал особым подарком и для Музея, и для города в цикле мероприятий, посвящённых 800-летию Нижнего Новгорода.
⚡Церемония открытия музея состоится в канун 800-летия города —
20 августа в 14.45. В плане мероприятия:
— торжественные слова почетных гостей;
— перерезание красной ленточки;
— презентация аудиоинсталляции #Сахаровинверсия.
⭐21 августа: День открытых дверей (в режиме работы музея)
Мы рады, что теперь нижегородский Музей А.Д. Сахарова не только мемориальный музей, но и многофункциональная общественная и просветительская площадка для обсуждения актуальных культурных, социальных и общественных проблем, при этом сохранившая историю в пространстве мемориальной квартиры, где жил в ссылке великий ученый.
Это стало возможным благодаря совместной работе Музея, Департамента коммуникаций и Департамента по взаимодействию с регионами Госкорпорации «Росатом», Департамента культуры администрации Нижнего Новгорода, ФГУП «РФЯЦ-ВНИИЭФ» и АО АСЭ.
Посетители смогут оценить результат проделанной работы уже при входе в здание, где располагается Музей. В соответствии с дизайн-проектом, разработанным архитектурным бюро «Гора», отремонтированы входные помещения с исполнением в стилистике 80-х г., периода ссылки А.Д. Сахарова.
Создана новая экспозиция музея. Тематический план экспозиции разработан Музеем совместно с ЧУ «ИКЦ». Постоянная экспозиция пополнена архивными документами из фондов Частного учреждения «Центральный архив атомной отрасли Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» (ЧУ «Центратомархив»), которые были рассекречены к юбилею А.Д. Сахарова.
Интегрирована в экспозиционное пространство Музея мультимедийная инсталляция «ХХ век и ядерная физика» (Тайм-лайн), отражающая основные вехи развития ядерной физики в СССР и мире в период жизни А.Д.Сахарова.
В пространстве мемориальной квартиры в течение месяца дополнять экскурсию будет аудиоинсталляция #Сахаровинверсия от лаборатории THEATRUM. В каждой из комнат музея — квартиры (и даже в подъезде) посетители встретятся с обычными на первый взгляд предметами. Но взаимодействие с ними, дает возможность получить необычный опыт и глубже прочувствовать атмосферу экспозиции.
👋🏻Ждем Вас в нашем музее!

Андрей Дмитриевич Сахаров | Фонд «Атомное наследие»

Андрей Дмитриевич Сахаров (1921–1989) — советский физик-ядерщик. Часто называемый «отцом советской водородной бомбы», позже он стал правозащитником и получил Нобелевскую премию мира 1975 года.

 

Ранние годы

Сахаров родился в семье русской интеллигенции 21 мая 1921 года в Москве. Его отец, известный и успешный учитель физики, был его вдохновителем и наставником в детстве и поощрял его проводить научные эксперименты с юных лет.В 1938 году Сахаров поступил на физический факультет Московского университета. В связи с Великой Отечественной войной в 1941 году университет был эвакуирован в Ашхабад (Туркменистан). Там он закончил учебу и окончил с отличием в 1942 году. направлен работать инженером на военный завод. Сахаров вернулся в Москву в 1945 году и начал свою докторскую работу в Институте Лебедева, отделении физики Академии наук СССР (ФИАН), под руководством физика-ядерщика Игоря Тамма.Он получил докторскую степень. в 1947 г.

 

Проект советской атомной бомбы

Советское руководство назначило Тамма в 1948 г. руководителем специальной научной группы в ФИАН для исследования и разработки ядерного оружия и определения возможности создания термоядерной бомбы. Нанятый своим бывшим профессором, Сахаров был включен в сверхсекретный проект и присутствовал при первом советском атомном взрыве 29 августа 1949 года.

Начиная с 1949-1950 годов, Сахаров интенсивно занимался термоядерными исследованиями.В этот период он стал соавтором управляемой водородной реакции и предложил конструкцию водородной бомбы под названием Sloika или «Слоеный пирог». Его модель была похожа на конструкцию «Будильник» американского физика Эдварда Теллера, в которой стабильный изотоп водорода дейтерий и уран помещаются в чередующиеся слои, чтобы запустить реакцию синтеза. В 1950 году Сахаров начал работать на атомной установке «Арзамас-16». С 1953 г. он возглавил теоретический отдел установки после возвращения Тамма в Москву.

Позже в том же году, 12 августа, Советский Союз испытал свою первую водородную бомбу на основе модели «Слоеный пирог» в испытании «Джо-4». В том же году, в возрасте тридцати двух лет, Сахаров стал самым молодым человеком, избранным в Советскую Академию наук, и получил свое первое из трех званий Героя Социалистического Труда — высшей гражданской награды Советского Союза за героические и выдающиеся достижения.

 

Активизм

К концу 1950-х годов Сахарова все больше беспокоила опасность ядерных испытаний и распространения.Он чувствовал все большую ответственность за разрушительную способность бомбы, особенно после того, как 30 октября 1961 года СССР испытал «Царь-бомбу» — самый мощный ядерный взрыв в истории человечества. В результате Сахаров начал писать письма советским лидерам, призывая их прекратить ядерные испытания в атмосфере, а также писать статьи в научных журналах об опасности радиоактивных осадков.

Сахаров опасался, что продолжающееся распространение приведет к эскалации гонки ядерных вооружений времен холодной войны между США и СССР и риску полномасштабной войны, которая неизбежно приведет к массовым человеческим жертвам.Его беспокойство повлияло на ведущих советских чиновников, в том числе на Никиту Хрущева, и способствовало решению Советского Союза подписать с США Договор об ограниченном запрещении ядерных испытаний в 1963 году. В конце 1960-х он начал публично критиковать подавление СССР гражданских свобод и нарушения прав человека, особенно после советского вторжения в Чехословакию в 1968 году.

Сахаров опубликовал статью «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе» в 1968 году.В этом материале он публично выразил несогласие с политикой советского руководства и вместо этого выступил за сотрудничество с США, прекращение гонки ядерных вооружений и нарушений прав человека режимом, а также за расширение гражданских свобод. Нападая на советскую политическую систему, он призвал к «демократическому, плюралистическому обществу, свободному от нетерпимости и догматизма, гуманитарному обществу, которое заботилось бы о Земле и ее будущем». Копия его статьи была вывезена контрабандой из Советского Союза и опубликована в New York Times .К концу 1969 года во всем мире было распространено более 18 миллионов экземпляров эссе, что принесло ему международный престиж и признание.

 

Последующие годы

После публикации своей статьи Сахаров был отстранен от своих обязанностей по советским научным исследованиям и разработкам и уволен из Советской комиссии по атомной энергии. Летом 1969 года он вернулся в Институт Лебедева ФИАН в Москве, где продолжил научные исследования вне общественной сферы.В 1970 году он основал Московский комитет по правам человека, а в 1975 году Сахарову была присуждена Нобелевская премия мира. Советские власти отказали ему в разрешении поехать в Осло, Норвегия, чтобы получить награду, поэтому его жена выступила от его имени. «И сейчас, и навсегда я намерен твердо держаться своей веры в скрытую силу человеческого духа», — писал Сахаров.

После осуждения советского вторжения в Афганистан в январе 1980 г. небольшой город в 250 милях к востоку от Москвы.Изолированный от друзей и семьи, Сахаров регулярно подвергался преследованиям со стороны КГБ. Его жена Елена Георгиевна Боннэр, коллега-правозащитник, в 1984 г. была осуждена за антисоветскую деятельность и сослана в Горький вместе с мужем. В 1985 году Сахаров объявил шестимесячную голодовку, успешно потребовав освобождения своей жены и разрешения на операцию на сердце в Соединенных Штатах. Сахаров и его жена были освобождены из ссылки и приглашены в Москву в декабре 1986 года Михаилом Горбачевым в рамках его политики внутренней либерализации.

В апреле 1989 года Сахаров был избран в только что созданный Съезд народных депутатов, где стал одним из лидеров демократической оппозиции. Кроме того, он был назначен членом комиссии по разработке новой конституции СССР.

Сахаров был неутомимым активистом до самой смерти. Незадолго до своей смерти в Москве 14 декабря 1989 года он выступал перед Советским съездом и выступал за большую экономическую либерализацию и политический плюрализм.

 

Наследие

Наследие Сахарова как правозащитника продолжается и по сей день.Премия Сахарова за свободу мысли, учрежденная в декабре 1988 года Европейским парламентом, ежегодно присуждается лицам и организациям, внесшим значительный вклад в защиту прав и свобод человека.

Андрей Сахаров Архив Гарвардского университета

Обзор

Архив Андрея Сахарова в Гарвардском университете представляет собой множество разнообразных коллекций. В центре — бумаги самого Сахарова, блестящего физика, которого часто называют «отцом советской водородной бомбы».

Документы Сахарова документируют его кампанию по ограничению испытаний и распространения ядерного оружия, его правозащитную деятельность и его влиятельную роль в развитии перестройки, движения за реструктуризацию советской экономической и политической системы. Газеты также содержат обширный материал о научной деятельности Сахарова и его личной жизни.

Периметр Талгарской специальной психиатрической больницы, Алма-Ата. Коллекция фотографий Питера Реддэуэя.

Его правозащитная деятельность, однако, является организационным принципом Архива Сахарова, целью которого является документирование деятельности тех, кто участвовал в движении за права человека в Советском Союзе.

Коллекции, составляющие архив, были переданы в Гарвард из Университета Брандейса в 2004 году в дар Елене Боннер. Архивы Сахарова находятся в совместном ведении Библиотеки Хоутона и Центра российских и евразийских исследований Дэвиса.


Гарвардская коллекция дополнена и частично продублирована материалами Архива Андрея Сахарова в Москве.

Коллекции Сахаровского архива Гарвардского университета

Помимо собственных документов Сахарова, в Архиве Сахарова Гарвардского университета находятся:

Документы Андрея Амальрика

Амальрик (1938–1980) — советский диссидент, историк и драматург. Этот сборник включает переписку, биографические материалы, политические сочинения и лекции.

Елена Боннэр Документы

Боннэр, 1923–2011, правозащитница и писательница, жена Андрея Сахарова. Эта коллекция включает переписку примерно 1975–1999 годов, рабочие рукописи для Alone Together и Mothers and Daughters, и биографические материалы.

Документы Мартина Дьюхерста

Дьюхерст — специалист по русской литературе и истории ХХ века. Его документы примерно 1917–1999 годов включают копии статей из российских газет, самиздата и других материалов, собранных Дьюхерстом о советских диссидентах и ​​интеллигенции, ГУЛАГе и других темах.

 

Василий Гроссман. Все течет. Машинописный текст с исправлениями рукописи автографа, 1 963.

Василий Семенович Гроссман Бумаги

Гроссман (1905–1964) — советский писатель и журналист. С началом Второй мировой войны он стал военным корреспондентом, писал свидетельства очевидцев ряда крупных сражений, освобождения Треблинки, условий на фронтах и ​​на освобожденных территориях.

После войны рукопись его романа Жизнь и судьба была изъята КГБ и запрещена к печати. Роман был впервые опубликован в 1980 году в Швейцарии и в 1988 году в Советском Союзе.

Его документы, собранные его биографами Джоном и Кэрол Гаррард, включают документы и исследовательские материалы, относящиеся к Гроссману и его семье примерно в 1902–2013 годах, с акцентом на 1923–1994 годы.

Людмила Гуревич Документы

Документы семьи Гуревичей, около 1900–1950 гг., в основном документируют жизнь Григория Гуревича, 1883–1952 гг., главного редактора издательства «Новая Деревня », проведшего несколько сроков в трудовых лагерях.

Документы включают его письма семье и его мемуары, а также переписку между другими членами семьи.

Также включены некоторые записи Романа Эйгеса, 1840–1926 гг., врача, который переписывался с Толстым.

Коллекция по правам человека

В сборник примерно 1968–2003 гг. включены материалы, относящиеся к различным правозащитным организациям, а также материалы по отдельным случаям нарушения прав человека как в СССР, так и в других странах.

Среди

представленных организаций Amnesty International и Комитет обеспокоенных ученых.

Задокументированы отдельные дела Анатолия Манченко, Татьяны Еликановой, Юрия Орлова, Сергея Ковалева и других.

Документы Эдварда Клайна

Документы редактора, писателя и бывшего президента Фонда Андрея Сахарова (США) Клайна датированы 1968–1992 гг.

Коллекция фотографий Питера Реддавея

Reddaway сформировал эту коллекцию в рамках своей работы по документированию советских движений за права человека.

В коллекцию вошли изображения советских диссидентов, в том числе Андрея Сахарова, политзаключенных в лагерях ГУЛАГа, исправительных учреждениях и психиатрических тюрьмах-больницах.

Многие фотографии были опубликованы в газетах, журналах и книгах, в том числе «Хроника текущих событий».

Дополнительные коллекции

Меньшие коллекции в архиве включают документы:

Также есть микрофильм документов, касающихся прав человека в Литве; публикации солидарности из Польши; и документы, относящиеся к делу Сергея Ковалева. Аудиовизуальная коллекция включает аудиокассеты и видеокассеты.

Празднование Сахарова

Конференция была результатом совместной работы членов Форума APS по истории физики, Форума APS по международной физике, Форума APS по физике и обществу и Комитета APS по международной свободе ученых. с РАСА. В состав Оргкомитета «Сахаров-100» вошли Луиза Чифарелли (Университет Болоньи, APS FIP и SIF), Кристин Дарв (ESS, APS FIP), Пол Халперн (U.наук, APS FHP), Алан Херд (LANL, APS FIP), Александр Кабанов (UNC, RASA), Стюарт Прагер (Princeton, APS FPS), Роальд Сагдеев (UMD, RASA), Владимир Шильцев (FNAL, APS DPB и RASA ), Черрилл Спенсер (SLAC, APS FPS).

Первая сессия встречи была посвящена научному вкладу Сахарова в физику термоядерного синтеза и генерации энергии под председательством Роальда Сагдеева. Дмитрий Рютов (Ливерморская национальная лаборатория) рассказал о первых шагах к управляемой термоядерной энергии на основе идей Сахарова.Бруно Коппи (Массачусетский технологический институт) обсудил аспекты текущих исследований в области термоядерного синтеза и крупномасштабного сотрудничества в области исследований. Кристель Кромбе (Гентский университет) сделала обзор проекта Международного термоядерного экспериментального реактора (ИТЭР), который был бы невозможен без работы Сахарова.

На второй сессии под председательством Луизы Чифиарелли (Болонский университет) докладчики обратились к работам Сахарова в области астрофизики. Андрей Линде (Стэнфордский университет) рассказал о фундаментальном вкладе Сахарова в космологию и его ранних мыслях о расширяющейся Вселенной.Валерий Рубаков (Институт ядерных исследований, Москва) рассказал о работе Сахарова над актуальной проблемой асимметрии вещества и антивещества. Григорий Трубников (Объединенный институт ядерных исследований, Дубна) сделал обзор текущих исследований по физике ядерной материи в экстремальных условиях.

Работа Сахарова в области контроля над ядерными вооружениями стала темой третьего заседания под председательством Кэти Кэмпбелл (CRDF Global и Государственного департамента США, в отставке). Ричард Гарвин (IBM), Франк фон Хиппель (Принстонский университет), Зигфрид С.Хекер (Лос-Аламосская национальная лаборатория и Стэнфорд) и Сьюзан Эйзенхауэр (Eisenhower Group, Inc.) обсудили аспекты усилий Сахарова по сотрудничеству со своими коллегами на Западе, чтобы положить конец соперничеству США и СССР в ядерном оружии.

Заключительной сессией стал круглый стол под председательством Черрилла Спенсера (SLAC) с участием Бориса Альтшулера (Физический институт им. Лебедева в Москве), Татьяны Янкелевич Боннер и Марины Сахаровой-Либерман (видеозапись), Зафры Лерман (Мальтийский фонд конференций), Александр Кабанов (Университет Северной Каролины в Чапел-Хилл) и Петр Воробьев (Университет Нью-Мексико, APS CIFS).Обширная беседа коснулась человечности и достижений Сахарова, воспоминаний семьи и коллег.

«Мероприятие, посвященное столетию Сахарова, открыло мне глаза на размах и широту его влияния на наш мир. Его историю необходимо знать всем, кто изучает историю, естествознание и физику», — сказал Алан Херд, член оргкомитета.

Список сессий и видеозапись всей конференции доступны на веб-сайте подразделения FIP .

Ссылки и источники — Sakharov Web Exhibit

Ссылки на похожие сайты

Сахаров Хронология с дополнительными фотографиями и информацией.

Еще экспонаты по истории физики из Центра истории физики AIP.

Премия мира Нобелевского фонда 1975 года включает автобиографию Сахарова и презентационную речь.

Электронная библиотека по ядерной проблематике «Алсос» содержит множество аннотированных справок и ссылок, в том числе эти материалы, касающиеся Сахарова.

Запись в блоге Ганнадия Горелика о загадке Сахарова в журнале Scientific American.

История ядерного оружия из Атомного архива.

Домашняя страница «Установка».

Запись Сахарова в Интернет-архиве Нобелевской премии.

Amnesty International (защита прав человека).

Эссе о войне и демократии (С. Уирт) и сайте «Демократический мир» (Р. Дж. Раммель).

Библиография

О Сахарове:

Альтшулер Б.Л. и др., ред. Он между нами жил. Воспоминания о Сахарове. Москва: Практика, 1996.

Бабонышев А., изд. О Сахарове. Нью-Йорк: Кнопф, 1982.

Боннэр, Елена, Одни вдвоем / перевод с русского Александра Кука. Нью-Йорк: А.А. Кнопф, 1986.

Боннэр Елена, Вольные заметки к родословной Андрея Сахарова. Москва: «Права человека», 1996.

Дрелл, С. и Л. Окунь. «Андрей Дмитриевич Сахаров». Physics Today (август 1990 г.): 26–36.

Геннадий Горелик с Антониной В. Буи. Мир Андрея Сахарова: путь русского физика к свободе . Oxford University Press, 2005. 406 стр. (Есть презентация этой книги на http://adsakharov.narod.ru.)

Холлоуэй, Дэвид. Сталин и бомба: Советский Союз и атомная энергия, 1939-1956 гг. . Нью-Хейвен: издательство Йельского университета, 1994.

.

Капица С.П. и С. Дрелл, ред. Сахаров Вспомнил . Нью-Йорк: Американский институт физики, 1991.

.

Лозанский Е.Д., изд. Андрей Сахаров и Мир . Нью-Йорк: Эйвон, 1985.

.

Лурье, Ричард. Сахаров: Биография . Ганновер, Нью-Хэмпшир: University Press of New England, 2002.

.

Роберг, Джеффри Л. Советская наука под контролем: борьба за влияние . Нью-Йорк: Макмиллан и Св.Мартина, 1998.

Рубинштейн, Джошуа и Александр Грибановы. Дело КГБ Андрея Сахарова . Нью-Хейвен, Коннектикут: издательство Йельского университета, 2005.

.

30 лет «Размышлений*» Андрея Сахарова. (Материалы конференции: К 30-летию работы А.Д.Сахарова «Размышления о прогрессе, мире сосуществования и интеллектуальной свободе»). Москва, «Права человека», 1998.

По Сахарову:

Сахаров А.D. Прогресс, сосуществование и интеллектуальная свобода . Нью-Йорк: Нортон, 1968.

.

Говорит Сахаров . Нью-Йорк: Кнопф, 1974.

.

Сахаров А.Д. Моя страна и мир . Нью-Йорк: Кнопф, 1975.

.

Сахаров А.Д. Тревога и Надежда . 1978.

Сахаров А.Д. Собрание научных трудов . Нью-Йорк, Базель: Marcel Dekker Inc., 1982.

Сахаров А.Д. Воспоминания . Нью-Йорк: Кнопф, 1990.

.

Сахаров А.Д. Тревога и надежда . Москва: Интер-Версо, 1990.

.

Сахаров А. Москва и за ее пределами, 1986-1989 . Нью-Йорк: Винтажные книги, 1992.

.

Сахаров А.Д. Научные труды . Москва: Центрком, 1995.

.

Сахаров А. Воспоминания . Москва 1996. В 2 тт.

Авторы изображений

Если ниже не указано иное, фотографии, использованные на этом сайте, были любезно предоставлены Архивом имени Андрея Сахарова Университета Брандейса, Еленой Боннер, Геннадием Гореликом или Визуальным архивом Эмилио Сегре AIP.

Фотография дома Сахарова на «Инсталляции» — Игорь Дровеников.

Изображение Договора об ограниченном запрещении ядерных испытаний предоставлено Архивом национальной безопасности.

Фотографии Царь-бомбы, боеголовок в Российском музее атомного оружия в Сарове и рисунки Сахарова взяты с сайта Советское и российское ядерное оружие и история.

Статья Сахарова об асимметрии материи любезно предоставлена ​​Е.Л. Файнберг.

Записка Сахарова с указанием Агресту адреса его московской квартиры любезно предоставлена ​​М.М. Агрест.

Статья и заголовки в газете «Сахаров» защищены авторскими правами 1968 года компании «Нью-Йорк таймс».Перепечатано с разрешения.

Брошюра «Андрей Сахаров в изгнании» была опубликована Международной лигой прав человека.

Андрей Сахаров – Биографический — NobelPrize.org

Перевод с русского текста

Биография на русском языке (pdf)

Я родился 21 мая 1921 года. Мой отец был известным учителем физики, автором учебников, тетрадей и научно-популярных произведений.Я вырос в большой коммунальной квартире, где большую часть комнат занимала моя семья и родственники и лишь несколько посторонних. В доме царил сильный традиционный семейный дух – жизненный энтузиазм в работе и уважение к профессиональной компетентности. В семье мы оказывали друг другу взаимную поддержку, так же как разделяли любовь к литературе и науке.

Мой отец прекрасно играл на фортепиано, особенно Шопена, Грига, Бетховена и Скрябина. Во время гражданской войны зарабатывал на жизнь тем, что аккомпанировал немым фильмам в кинотеатре.

Я особенно благодарен за память о моей бабушке Марии Петровне, которая была доброй душой семьи. Она умерла перед войной в возрасте 79 лет. Моя бабушка воспитала шестерых детей, а когда ей было около 50 лет, она самостоятельно выучила английский язык. Вплоть до самой смерти она читала английские художественные произведения в оригинале. С тех пор, как мы были совсем маленькими, она читала вслух нам, своим внукам. У меня до сих пор самые яркие воспоминания о том, как она читала нам те вечера.Это были бы Пушкин, Диккенс, Мало или Бичер-Стоу, а на Страстной неделе — Евангелие.

Влияние моего дома очень много значило для меня, особенно потому, что первые уроки я проводил дома, а потом с большим трудом приспособился к одноклассникам. В 1938 г. я сдал выпускной школьный экзамен с отличием и сразу же поступил на физический факультет Московского университета. Здесь я тоже с отличием прошел свой финал, в 1942 году, когда из-за войны нас эвакуировали в Ашхабад.

Летом и осенью 1942 г. я несколько недель жил в Коврове, куда меня первоначально направили на работу после окончания учебы. Позже я работал лесорубом в заброшенном сельском поселении близ Мелекессы. С тех дней связаны мои первые горькие впечатления о жизни рабочих и крестьян в то тяжелое время. В сентябре 1942 года меня направили на крупный военный завод на Волге, где я проработал инженером-изобретателем вплоть до 1945 года. На заводе я сделал ряд изобретений в области управления производством.Но в 1944 г., еще работая на заводе, я написал несколько научных статей по теоретической физике и отправил их в Москву для оценки и комментариев. Эти первые работы так и не были опубликованы, но они дали мне уверенность в себе, столь необходимую каждому исследователю.

В 1945 году я начал читать докторскую диссертацию в Институте Лебедева, отделении физики Академии наук СССР. Моим учителем там был великий физик-теоретик Игорь Евгеньевич Тамм.

Он оказал на меня огромное влияние и впоследствии стал членом Академии наук СССР и лауреатом Нобелевской премии по физике.В 1947 году я защитил кандидатскую диссертацию по ядерной физике, а в 1948 году меня включили в группу ученых-исследователей, задачей которых была разработка ядерного оружия. Руководителем этой группы был И.Е. Тамм.

Следующие 20 лет я работал в условиях строжайшего режима и под большим давлением сначала в Москве, а затем в специальном секретном исследовательском центре. В то время мы все были убеждены, что эта работа имеет жизненно важное значение для баланса сил в мире, и мы были очарованы грандиозностью задачи.В предисловии к своей книге Сахаров говорит , а также в Моя страна и мир я уже описывал развитие своих общественно-политических взглядов в период 1953-68 гг. и те драматические события, которые способствовали или были выражение этого развития. Между 1953 и 1962 годами многое из того, что произошло, было связано с разработкой ядерного оружия, подготовкой и проведением ядерных экспериментов. В то же время я все больше осознавал моральные проблемы, присущие этой работе.В 1964 г. и после него, когда я начал заниматься биологическими вопросами, и особенно начиная с 1967 г., объем проблем, вызывающих у меня беспокойство, увеличился до такой степени, что в 1968 г. я почувствовал настоятельную потребность обнародовать свои взгляды.

Так появилась статья Прогресс, мирное сосуществование и интеллектуальная свобода . На самом деле это те самые темы, которым семь с половиной лет спустя предстояло стать заглавием моей Нобелевской лекции («Мир, прогресс и права человека»).Я считаю эти темы принципиально важными и тесно взаимосвязанными. Моя публичная позиция стала поворотным моментом для меня и всего моего будущего. Статья очень быстро стала известна во всем мире. Долгое время в советской печати не было упоминаний о «Прогресс », а более поздние упоминания носили либо крайне неодобрительный, либо иронический характер. Очень многие критики, даже сочувствовавшие мне, считали мои размышления в этом произведении чрезвычайно наивными и умозрительными.Однако сегодня, по прошествии восьми лет, кажется, что многое из того, что можно назвать важным как в советской, так и в международной политике, так или иначе связано с этими мыслями.

С 1970 года защита прав человека и защита жертв политических процессов стали для меня первостепенными. Вместе с (Валерием) Чалидзе и Твердохлебовым, а позже с (Игорем) Шафаревичем и Подъяпольским я участвовал в руководстве Комитетом по правам человека, тем самым четко обозначив свою позицию.Я чувствую себя обязанным вспомнить судьбу двух из них. В апреле 1976 года Андрей Твердохлебов был приговорен к пяти годам ссылки за свою общественную деятельность, а в марте Григорий Подъяпольский был потерян для нас своей трагической преждевременной смертью.

Еще в 1950 г. мы с Таммом были совместными инициаторами советских работ по управляемой термоядерной реакции (термоядерная реакция изотопов водорода либо для производства электроэнергии, либо для производства топлива для ядерных реакторов). В настоящее время в этой работе достигнуты большие успехи.Через год по моей инициативе были начаты опыты по созданию имплозивных магнитных генераторов (устройств, с помощью которых химические или ядерные реакции преобразуются в энергию магнитного поля). В 1964 году мы установили рекорд с магнитным полем в 25 миллионов Гс.

С июля 1968 г., когда моя статья была опубликована за границей, я был отстранен от сверхсекретной работы и «освобожден» от привилегий в советской «номенклатуре» (привилегированный класс наверху системы). С лета 1969 г. я снова работаю в Институте Лебедева, где с 1945 по 1947 г. учился в качестве ассистента в докторантуре и начал свою научную работу.Моя настоящая работа касается проблем, связанных с теорией элементарных частиц, теорией гравитации и космологией, и я буду рад, если мне удастся внести какой-то вклад в эти важные отрасли науки.

Тем не менее именно социальные проблемы постоянно требуют от меня ответственных личных усилий, а также предъявляют все большие требования к моим физическим и умственным силам. Для меня моральные трудности заключаются в постоянном давлении на моих друзей и ближайших родственников, давлении, которое не направлено против меня лично, но в то же время окружает меня повсюду.Я писал об этом много раз, но, к сожалению, все, что я сказал ранее, в равной степени применимо и сегодня. Я не профессиональный политик — может быть, поэтому меня постоянно одолевает вопрос о том, для чего служит работа, проделанная мной и моими друзьями, а также ее конечный результат. Я склонен полагать, что только моральные критерии в сочетании с ментальной объективностью могут служить своего рода компасом в поперечных течениях этих сложных проблем.

Я уже много раз письменно заявлял, что намерен воздержаться от каких-либо конкретных политических прогнозов.Сейчас в моей жизни много трагедии. Недавно вынесенные приговоры моим близким друзьям — Сергею Ковалеву (который как раз в момент вручения Нобелевской премии был приговорен к семи годам лишения свободы и трем годам ссылки) и Андрею Твердохлебову — являются самым ярким и недвусмысленным свидетельством этого. Тем не менее, даже в этом случае, как сейчас, так и навсегда, я намерен твердо придерживаться своей веры в скрытую силу человеческого духа.

Получив премию, Сахаров продолжил правозащитную деятельность и делал заявления на Запад через западных корреспондентов в Москве.В начале 1980 года, после того как он осудил советское вторжение в Афганистан, он был сослан в Горький. В 1984 году к нему присоединилась Елена Боннэр, также осужденная к ссылке. Изолированные от семьи и друзей, они продолжали преследоваться КГБ. Сахаров прибегнул к голодовке, чтобы обеспечить лечение Боннер, которому наконец разрешили покинуть Советский Союз для операции на сердце в 1985 году. После прихода к власти Михаила Горбачева с политикой либерализации они были освобождены и им разрешили вернуться в Москву в 1986 год.Несмотря на возможную теперь меру свободы, позволившую ему занять политическую роль в качестве избранного члена Съезда народных депутатов, Сахаров критически относился к Горбачеву, настаивая на том, что реформы должны пойти гораздо дальше. Умер в Москве 14 декабря 1989 года.

Избранная библиография

Сахаров

Тревога и надежда . Под редакцией Э. Янкелевича и Альфреда Френдли-младшего. Нью-Йорк: Кнопф, 1978 г. (Публичные заявления и письма, 1976–78 гг.).)

Мемуары . Нью-Йорк: Кнопф. 1990 г. (Первый том, охватывающий период до 1986 г. С документальными приложениями и полной библиографией на английском языке его важных эссе, заявлений и обращений.)

Москва и др. . Нью-Йорк: Кнопф, 1990. (Второй том воспоминаний, охватывающий 1986-1989 годы)

Моя страна и мир . Нью-Йорк: Кнопф, 1976. (Второе важное эссе, опубликованное на Западе.)

.

Прогресс, сосуществование и интеллектуальная свобода .Нью-Йорк: Нортон, 1968. (Знаменитый «Манифест». Также упоминается как Мысли о прогрессе, сосуществовании и интеллектуальной свободе .)

Говорит Сахаров . Под редакцией Харрисона Э. Солсбери. Нью-Йорк: Кнопф, 1974. (Включает «Манифест»).

Другие источники

Боннэр Елена. Наедине вместе . Нью-Йорк: Кнопф, 1986. (Воспоминания о годах ссылки в Горьком жены Сахарова. С документами Сахарова.)

Из Нобелевских лекций, Мир 1971-1980 , главный редактор Торе Френгсмюр, редактор Ирвин Абрамс, World Scientific Publishing Co., Сингапур, 1997 г.

Эта автобиография/биография написана во время награждения и впервые опубликовано в серии книг Les Prix Nobel . Позже он был отредактирован и переиздан в Нобелевских лекциях . Чтобы процитировать этот документ, всегда указывайте источник, как показано выше.

Более свежие биографические данные см.: Сахаров Андрей, Воспоминания . Альфред А. Кнопф, Нью-Йорк, 1990.

. Авторское право © Нобелевский фонд, 1975 г.

Цитировать этот раздел
MLA стиль: Андрей Сахаров — Биографический.Нобелевская премия.org. Nobel Prize Outreach AB 2022. Ср. 6 апреля 2022 г.

Back to top Back To TopВозвращает пользователей к началу страницы.

Witness — Воспоминания о Сахарове, еще одном отсутствующем лауреате Нобелевской премии

Главный корреспондент Reuters в ООН Патрик Уорснип вспоминает свое знакомство с покойным российским физиком и правозащитником Андреем Сахаровым, лауреатом Нобелевской премии мира 1975 года.Как и победитель этого года, китайский диссидент Лю Сяобо, Сахаров не смог лично получить свою награду.

Главный корреспондент Организации Объединенных Наций Патрик Уорснип на снимке с Генеральным секретарем ООН Пан Ги Муном по пути домой из поездки на Гаити в марте 2009 года. Фотография была сделана корреспондентом «Голоса Америки» Маргарет Бишир. REUTERS/Раздаточный материал

Уорснип работает в Reuters с 1971 года. Он работал корреспондентом в Италии, России, Польше, Иране и Ливане, дипломатическим корреспондентом в Лондоне и корреспондентом Государственного департамента в Вашингтоне.

ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ (Рейтер) — В 1975 году Нобелевская премия мира была присуждена Андрею Сахарову, российскому физику, ставшему борцом за права человека.

Сахаров сыграл важную роль в 1950-х годах в разработке советской водородной бомбы, но к тому времени он уже давно не работал в армии и вызывал недовольство властей своими откровенными продемократическими взглядами.

Нобелевская премия назвала Сахарова «совестью человечества», но решение о присуждении ему премии привело Кремль в ярость, точно так же, как правительство Китая было в ярости из-за присужденной в этом году премии инакомыслящему Лю Сяобо.Лю не будет присутствовать на пятничной церемонии награждения в Осло — он в тюрьме.

Как репортер Рейтер в Москве, я хорошо знал Сахарова. Он был постоянным источником информации о диссидентской деятельности и автором обращений к советским властям с призывом улучшить ситуацию с правами человека.

В отличие от Лю, Сахарову удалось избежать участи некоторых своих товарищей-диссидентов — тюремного заключения — благодаря своему вкладу в советскую сверхдержаву и огромной репутации за рубежом. Максимум, чему он подвергался, это мелкие домогательства.

Однажды утром зазвонил служебный телефон, и я услышал характерный голос Сахарова с мягким произношением буквы «р». Он подал заявление на получение выездной визы, чтобы поехать в Осло, чтобы получить свой приз, и звонил мне и корреспонденту Associated Press Джорджу Крымски, чтобы сообщить нам, что его вызвали в правительственный визовый отдел, ОВИР. Он пригласил нас пойти вместе.

Знакомой дорогой я проехал к неопрятной квартире Сахарова на оживленной, шумной и вонючей Московской внутренней кольцевой дороге. По пути в здание я встретил обычную стайку предполагаемых агентов КГБ, слонявшихся снаружи в своих кожаных пальто и меховых шапках, которые внимательно смотрели на меня, но не останавливали.

Сахаров был в хорошем настроении. Он считал, что благодаря своему положению у него есть хорошие шансы получить визу для своего первого визита на Запад. Если бы власти собирались отказать ему, они могли бы сказать ему по телефону.

«ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПОРНОГРАФИЯ»

Мы с Крымским подождали, пока Сахаров наденет свой лучший костюм, и поехали за ним в ОВИР. Как бывший член советской элиты, Сахаров имел автомобиль, что делало его редкостью как частного лица.Он уверенно вошел в здание.

Напротив, когда Сахаров появился через полчаса, он выглядел подавленным и злым. В его просьбе о визе было отказано, и официальные лица хотели сказать ему об этом лично. Мы посочувствовали, позвонили в наши истории и ушли.

Советы утверждали, что, поскольку Сахаров был в центре их программы создания ядерного оружия, они не могли позволить ему выехать за границу, и уж точно не в члена НАТО, например в Норвегию. Сахаров возразил, что такой работой он не занимался уже много лет, никогда не говорил об этом публично и никогда не будет.

Как и в случае с Лю, власти публично осудили награду. Подконтрольный правительству журнал «Литературная газета» заявил, что Нобелевский комитет действовал «кощунственно», и обвинил Сахарова в поддержке нацистских и фашистских идей. Газета «Труд» назвала премию «политической порнографией», а Сахарова — «Иудой», наградой которой стали «30 сребреников».

Но в то время как жене Лю, Лю Ся, не разрешили поехать в Осло и она находится под домашним арестом, жена Сахарова, Елена Боннэр, смогла присутствовать на вручении Нобелевской премии и произнести благодарственную речь своего мужа после того, как международная кампания вынудила Москву разрешить ей поехать в Италию для операции на глазах.

Боннэр был таким же активным правозащитником, как и Сахаров, но не имел никакого опыта в секретной работе.

В 1980 году терпение советских руководителей по отношению к Сахарову лопнуло, и они сослали его и Боннэр в закрытый город Горький, которому теперь вернули старое название Нижний Новгород.

Лидер реформаторов Михаил Горбачев разрешил паре вернуться в Москву в 1986 году. Три года спустя Сахаров был избран в советский парламент, и о нем говорили как о возможном будущем национальном лидере — событие, которое могло коренным образом изменить российскую историю.

Но он неожиданно скончался от сердечного приступа в декабре 1989 года в возрасте 68 лет, всего за два года до окончательного распада Советского Союза. Боннер, которой сейчас 87 лет, продолжает жить.

Пятьдесят лет спустя основополагающее эссе Андрея Сахарова — мощная модель письма для социальных изменений «писатели и художники как активисты». В некоторых случаях автор исправлял перевод русского оригинала, сделанный Times, и восстанавливал исходный акцент.

Мы здесь, чтобы поговорить о том, как писать для социальных изменений. В этот день, пятьдесят лет назад, нью-йоркский Times посвятил три полных страницы эссе советского физика Андрея Сахарова, который вот-вот должен был стать ведущим диссидентом этой страны и одним из самых дальновидных гуманитарных мыслителей в мире. В субботу газета Times опубликовала эссе об этом эссе под заголовком «Эссе, которое помогло разрушить Советский Союз». (Я думаю, что Сахаров мог бы перевернуться в гробу, услышав это название, и потому, что он был почти невообразимо скромным человеком, и потому, что он счел бы предосудительной формулировку «холодной войны», породившую заголовок.) В колонке, посвященной эссе, израильский политик и бывший диссидент Натан Щаранский пишет, что Сахаров «с большим риском отстаивал сегодня важную идею: те из нас, кому посчастливилось жить в открытых обществах, должны бороться за свободу тех, кто родился в закрытые». Соединенные Штаты, продолжает Щаранский, отступали от этого обязательства, а при Дональде Трампе вообще уклонялись от него. Это бесспорно верно, но это не оправдывает эссе Сахарова.Эссе — это прекрасное сочинение и прекрасное сочинение для социальных изменений не только потому, что оно является упражнением в публичном размышлении на бумаге, но и потому, что оно побуждает к размышлению и спору с автором.

Приведу окончание очерка Сахарова:

С этой статьей автор обращается к руководству нашей страны и всех его граждан, а также всех людей доброй воли на всей Мир. Автору известно о противоречивом характере многих его заявления.Его цель — открытая, откровенная дискуссия в условиях публичности.

Эссе называлось «Мысли о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе». Она была написана сорокасемилетним мужчиной, который провел десятилетие, переосмысливая дело своей жизни, свое мировоззрение и свою личную ответственность перед человечеством. Сахаров был физиком, который, начиная с 1948 года, играл ведущую роль в разработке советского ядерного арсенала. «Я никогда не сомневался в том, что советское супероружие жизненно важно для нашей страны и для поддержания баланса сил во всем мире», — писал он в другом эссе.Но в 1957 году он почувствовал личную ответственность за загрязнение, вызванное испытаниями ядерного оружия. Он начал кампанию за мораторий на тестирование. Самый блестящий молодой физик-ядерщик Советского Союза за несколько лет превратился в одного из самых квалифицированных в мире борцов против ядерных испытаний.

Конечно, агитация в Советском Союзе, стране без публичной сферы, была делом непростым. Сахаров мог вести предвыборную кампанию именно потому, что он был интегрирован в одни из самых влиятельных институтов страны.Он выступал на сверхсекретных встречах на высоком уровне; он обратился напрямую к советскому лидеру Никите Хрущеву. Все это было безрезультатно. (Кроме того: пока я готовил это выступление, я наткнулся на воспоминания Сахарова об обмене мнениями с Хрущевым, в котором советский глава государства приписал себе избрание Джона Ф. Кеннеди; по словам Сахарова, Хрущев сокрушался: «Но что проклятое использование Кеннеди, когда у него связаны руки?»).Он начал выступать от имени генетиков, чья дисциплина была запрещена в Советском Союзе. Это, в свою очередь, привело его к встрече с мыслителями-диссидентами. К 1968 году он понял, что находится в процессе переосмысления всего, что он когда-либо думал о том, как устроен мир. Он начал писать «Мысли о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе». Он называл ее по-разному: книгой или брошюрой — поскольку ей суждено было распространяться только в «самиздате», подпольной сети самиздата, она не подпадала под стандартные категории книг и статей, — но, вероятно, ее наиболее важной инкарнацией была в раз .После публикации очерка за границей Сахаров был лишен советских званий и почестей и понижен в должности по академической лестнице. Примерно в то же время он принял решение пожертвовать все свои сбережения Красному Кресту и на строительство онкологической больницы. Так что теперь он тоже был практически без гроша в кармане.

Процесс написания Сахарова был эволюционным и совместным. Он распространял черновики своих идей и включал отзывы. Идеи, изложенные в этом эссе, были теми, которые он продолжал обдумывать еще много лет.Когда в 1975 году ему была присуждена Нобелевская премия мира, он написал лекцию под названием «Мир, прогресс и права человека». (Сахарову не разрешили приехать в Осло на церемонию, поэтому речь произнесла его жена Елена Боннэр.) Он даже не включил статью 1968 года в сборник своих политических эссе, который он составил в 1980-х годах. ; по-видимому, он считал, что нашел лучшие варианты его идей.Но его эссе пятидесятилетней давности остается историческим документом и достижением. Я хочу сосредоточиться на ней в немалой степени именно потому, что она содержит много сырых идей и неопределенности, а это два элемента, которые необходимы для мышления, хороши для написания и очень важны для потенциала социальных изменений.

Для русской версии эссе Сахаров выбрал эпиграф из Гёте ( Times его опустил, или, возможно, Сахаров добавил в более позднюю версию):

Он только зарабатывает свою свободу и свою жизнь их каждый день штурмом

Меня этот выбор открытия странно вдохновляет, но не потому, что я разделяю это чувство.На самом деле это мнение противоположно концепции прав человека, согласно которой люди не должны зарабатывать право на жизнь или право быть свободными — эти права принадлежат им от рождения, и нет представления о «заслуженности». к ним можно применить. Я не думаю, что Сахаров также считал, что люди должны зарабатывать свою жизнь или свою свободу. Я подозреваю, что он выбрал этот эпиграф, чтобы отстаивать свое право говорить. Есть что-то нескромное в том, чтобы высовываться и требовать внимания к своим идеям.Сахаров утверждает, что имеет право говорить, право мыслить публично, потому что он пытается мыслить во имя свободы. Это красивое утверждение. (Интересно также, что когда Сахаров использует в этой статье понятие прав человека, он заключает его в кавычки. Спустя двадцать лет после принятия Всеобщей декларации прав человека это все еще было достаточно новым понятием для человека, живущего за пределами железной дороги. Занавес.)

Сахаров начал с выражения глубокой тревоги за будущее человечества.«Это беспокойство подпитывается, в частности, сознанием того, что научный метод руководства политикой, экономикой, искусством, образованием и военным делом еще не стал реальностью», — писал он. Под «научным», пояснил ученый, он имел в виду метод, основанный на фактах и ​​основанный на анализе. Сегодня те из нас, кто глубоко обеспокоен будущим человечества, возможно, не используют слово «научный», но мы точно так же сетуем на отсутствие внимания к фактам, утрату общего чувства реальности и отсутствие прозрачность в политике.

«Раздел человечества грозит ему гибелью», — писал Сахаров. Это был пик гонки вооружений во время холодной войны и войны во Вьетнаме; Сахаров писал именно об угрозе человечеству, которую представляет война во Вьетнаме.

Перед лицом этих опасностей любое действие, усиливающее разделение человечества, любая проповедь несовместимости мировых идеологий и наций является безумием и преступлением. Только всеобщее сотрудничество в условиях духовной свободы и высоких нравственных идеалов социализма и труда, сопровождающееся устранением догматизма и давления скрытых интересов господствующих классов, сохранит цивилизацию.

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2019 © Все права защищены. Интернет-Магазин Санкт-Петербург (СПБ)