Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Интервью картинки: D0 b8 d0 bd d1 82 d0 b5 d1 80 d0 b2 d1 8c d1 8e картинки, стоковые фото D0 b8 d0 bd d1 82 d0 b5 d1 80 d0 b2 d1 8c d1 8e

Содержание

%d0%b8%d0%bd%d1%82%d0%b5%d1%80%d0%b2%d1%8c%d1%8e PNG рисунок, картинки и пнг прозрачный для бесплатной загрузки

  • Мемфис дизайн геометрические фигуры узоры мода 80 90 х годов

    4167*4167

  • поп арт 80 х патч стикер

    3508*2480

  • Мемфис шаблон 80 х 90 х годов стилей фона векторные иллюстрации

    4167*4167

  • 80 основных форм силуэта

    5000*5000

  • поп арт 80 х патч стикер

    3508*2480

  • 80 е брызги краски дизайн текста

    1200*1200

  • диско дизайн в стиле ретро 80 х неон

    5556*5556

  • милая ретро девушка 80 х 90 х годов

    800*800

  • Мемфис бесшовные модели 80 х 90 х стилей

    4167*4167

  • Элементы рок н ролла 80 х

    1200*1200

  • схема бд электронный компонент технологии принципиальная схема технологическая линия

    2000*2000

  • аудиокассета изолированные вектор старая музыка ретро плеер ретро музыка аудиокассета 80 х пустой микс

    5000*5000

  • поп арт 80 х патч стикер

    3508*2480

  • Персонаж из партии 80 х годов

    1200*1200

  • Дизайн персонажей моды 80 х годов может быть коммерческими элементами

    2000*2000

  • Ретро мода неоновый эффект 80 х тема художественное слово

    1200*1200

  • пентаграмма наклейки 80 х мультик звезд мультика стикер

    2003*2003

  • Мемфис шаблон 80 х 90 х годов на белом фоне векторная иллюстрация

    4167*4167

  • Мода цвет 80 х годов ретро вечеринка слово искусства

    1200*1200

  • Ретро стиль 80 х годов вечеринка арт дизайн

    1200*1200

  • 80 летний юбилей дизайн шаблона векторные иллюстрации

    4083*4083

  • рисованной радио 80 х

    1200*1200

  • поп арт 80 х патч стикер

    3508*2480

  • поп арт 80 х патч стикер

    3508*2480

  • 80 х годов ретро пиксель иллюстрация детства игровой автомат тетрис

    4724*2657

  • 80 от большой распродажи постер

    1200*1200

  • 80 основных форм гранж

    1200*1200

  • поп арт 80 х патч стикер

    3508*2480

  • поп арт 80 х патч стикер

    2292*2293

  • поп арт 80 х патч стикер

    3508*2480

  • скидка 80 от вектор дизайн шаблона иллюстрация

    4083*4083

  • скейтборд в неоновых цветах 80 х

    1200*1200

  • поп арт 80 х патч стикер

    3508*2480

  • Мода стерео ретро эффект 80 х годов тема искусства слово

    1200*1200

  • скачать букву т серебро 80 ​​х

    1200*1200

  • Скидка 80 на желтый градиент

    1200*1200

  • 2022 календарь bd с фоторамкой

    2500*2500

  • поп арт 80 х патч стикер

    3508*2480

  • Нарисованный 80 х годов ретро мужчина средних лет

    2000*2000

  • 80 летия векторный дизайн шаблона иллюстрация

    4083*4083

  • Неоновый эффект 80 х годов Ретро вечеринка арт дизайн

    1200*1200

  • ретро стиль 80 х годов диско дизайн неон плакат

    5556*5556

  • в эти выходные только мега продажи баннер скидки до 80 с

    10418*10418

  • 80 летие векторный дизайн шаблона иллюстрация

    4167*4167

  • бесшовные красочные картины с геометрическими фигурами треугольников Мемфиса и прямоугольника формы фоновой текстуры 80 х годов 90 х годов стиль векторные иллюстрации для упаковки моды текстильной печати

    3967*3967

  • магазин сейчас большая распродажа до 80

    1200*1200

  • Тенденция персонажа мультфильма 80 х годов

    2000*2000

  • мемфис бесшовной схеме 80s 90 все стили

    4167*4167

  • облака комиксов

    5042*5042

  • Рождество 80 х годов ретро пиксель

    9449*5315

  • Картинки интервью — 78 фото



    Микрофон для интервью


    Глубинное интервью


    Журналист интервью



    Собеседование иллюстрация


    Собеседование иллюстрация




    Собеседование вектор


    Журналист интервью


    Беседа на собеседовании


    Журналист силуэт


    Интервью иллюстрация


    Берут интервью


    Журналист Интервьюер


    Журналист интервью


    Журналисты политики


    Микрофон журналиста


    Микрофон журналиста


    Интервью силуэт


    Собеседование на белом фоне


    Профессия журналист


    Журналист Интервьюер


    Фон для интервью


    Индивидуальное собеседование


    Девушка Интервьюер




    Собеседование иллюстрация



    Собеседование иллюстрация



    Журналисты берут интервью



    Силуэт журналиста интервью



    Собеседование рисунок


    Интервью беседа


    Глубинное интервью


    Интервью с мужчиной


    Социальный работник и клиент


    Мужчина НК собеседовании


    Беседа двух людей


    Общение с журналистами


    Микрофон журналиста


    Берут интервью


    Собеседование иллюстрация



    Интервью иллюстрация


    Собеседование в ресторане


    Собеседование вектор




    Интервью с мужчиной


    Интервью со специалистом



    Девушка Интервьюер


    Профессия журналист



    Индивидуальное собеседование


    Собеседование иллюстрация



    Удачное собеседование


    Символ журналистики


    Человек на интервью


    Переговоры силуэт


    Журналист Интервьюер


    Взаимодействие со СМИ




    Интервью собеседование


    Свободное собеседование


    Собеседование иллюстрация



    Интервью беседа рисунок


    Изображение человека за работой

    Интервью Елены Зайцевой для ADmagazine

    Диван — это главная точка притяжения в гостиной, поэтому к его выбору нужно подходить с особой ответственностью. Рассказываем, на что важно обращать внимание и какие модели лучше смотрятся в разных интерьерах.

    Выбрать диван среди десятков моделей, отличающихся друг от друга формой ножек, спинок и подлокотников, — не такая простая задача (особенно, если вы сами не знаете, чего вам хочется). Вместе с российской фабрикой мягкой мебели Tanagra мы подготовили небольшой гид, который поможет вам найти тот самый диван, в каком бы интерьере вы ни жили.

    Определитесь с габаритами

    Именно с этого в любом случае должна начаться ваша подготовка к выбору дивана. Рассчитывать подходящую вам ширину дивана стоит с учетом количества людей, проживающих в квартире — минимальный размер места для одного человека средней комплекции составляет 70 сантиметров. При этом не забывайте, что в идеале ширина дивана не должна составлять более половины самой длинной стены в комнате — иначе он будет выглядеть слишком громоздко. Перед поездкой в салон стоит не только замерить длину и ширину зоны, которую вы готовы выделить для дивана, но и узнать параметры входных проемов — согласитесь, что будет обидно, если ваш идеальный диван не получится занести в квартиру.

    Одно из важных преимуществ компании Tanagra — большой ассортимент модульных диванов, которые собираются из разных блоков как конструктор. Это позволяет не просто подобрать оптимальную конфигурацию понравившейся модели, но и с легкостью обновить интерьер в будущем, по-другому расположив элементы дивана (или превратив их, например, в отдельные кресельные секции).

    О глобальной миссии компании Tanagra рассказала ее основатель Елена Зайцева.

    Соберите картинки с изображением диванов, которые вас чем-то зацепили

    Если вы еще не поняли, чего именно вам хочется, посмотрите фото диванов на сайте AD, в инстаграме или в любом другом источнике, которым вам удобно пользоваться. Отмечайте все, что по каким-то причинам понравилось, и не пытайтесь найти связь между выбранными картинками. Грамотные специалисты в мебельном салоне смогут помочь вам разобраться в ваших предпочтениях — сотрудники Tanagra всегда готовы трансформировать ваши визуальные предпочтения в предложение конкретных моделей.

    Елена Зайцева: “Нести красоту в мир — это настоящее счастье для меня, поэтому делаю все для того, чтобы Tanagra приносила эстетическое удовольствие как покупателям, так и сотрудникам фабрики, которые тщательно прорабатывают каждую деталь наших диванов. Мягкую мебель можно сравнить с одеждой, и я не понимаю людей, которые стильно одеваются, но при этом не придают значения тому, что стоит у них дома. Для меня важно приходить в пространство, наполненное красотой, и в наших диванах мы стараемся воплотить в том числе эмоциональную составляющую — мне хочется, чтобы они вдохновляли. Я убеждена, что ставить производство мебели на поток ни в коем случае не стоит, чтобы не лишиться возможности творить”.

    Диван Tanagra, модель Blue Angel

    Не постесняйтесь рассказать консультантам побольше о себе

    Этот совет может показаться странным только на первый взгляд — на самом деле, чем больше специалисты знают о вашем образе жизни, привычках и любимых фильмах, тем проще вам будет найти тот самый диван. Часто бывает так, что первоначальный запрос не соответствует нашим реальным потребностям и формируется под влиянием стереотипов. Многие, например, приходят в салон с намерением приобрести раскладной диван, а в процессе разговора с консультантом выясняется, что гости останавливались у покупателя с ночевкой последний раз три года назад.

    Елена Зайцева: “Чем подробнее вы расскажете продавцу о себе, тем лучше — это позволит более точно угадать ваши желания. Нашу работу можно сравнить с профессией имиджмейкера, потому что мы стараемся уловить, что именно подойдет конкретному человеку. Покупка дивана складывается не только из формальных технических требований: я считаю, что одной из ее составляющих является эмоциональный обмен между представителем фабрики и покупателем, которым важно общаться на равных, на одном языке. Мы специально работаем с психологами: они помогают научиться этому.

    Я стараюсь придерживаться принципа “бизнес для человека”, а не “человек для бизнеса”, поэтому мы не хотим навязывать, а стремимся понять, что у покупателя внутри. Важнейшее условие, без которого невозможен плодотворный диалог — это доверие».

    Диван Tanagra, модель Arabica

    Выбирайте не только сердцем, но и спиной

    Постарайтесь «потестировать» каждую понравившуюся модель хотя бы в течение 20 минут: посидите на диване во всех удобных для вас позах и попробуйте прилечь. Все мы индивидуальны, поэтому эталонной степени мягкости дивана не существует. Однако важно помнить, что если у кого-то из членов семьи есть проблемы со спиной, стоит выбрать достаточно жесткий диван. В этом случае подойдут модели с блоком независимых пружин — эта конструкция обеспечивает наиболее правильное положение тела во время отдыха. Еще одним оптимальным вариантом может стать многослойное наполнение с плотной основой из пенополиуретана и мягкими синтетическими материалами поверх нее.

    Елена Зайцева“Есть дорогая и эффектная одежда Haute Couture, которая стягивает тебя так, что невозможно ни вздохнуть, ни присесть. Многие диваны, к сожалению, тоже бывают такими. В диванах Tanagra мы стараемся сочетать внешнюю красоту с комфортом: на них вы точно сможете найти удобное положение для вашей спины. Некоторые модели можно использовать и как полноценное спальное место”.

     

    Постарайтесь определиться со стилем

    Не стоит забывать о базовых рекомендациях, которые касаются конкретных стилей, особенно, если вы подбираете диван в уже сложившийся интерьер. Чтобы помочь вам с выбором, мы выделили несколько ключевых дизайн-характеристик мягкой мебели, которая соответствует популярным интерьерным направлениям, и подобрали подходящие модели Tanagra.

    РОСФОТО Интервью с автором выставки «Картинки из дома»

    В РОСФОТО открылась выставка «Картинки из дома» Марка Пауэра, культового фотографа агентства Magnum Photos. Чтобы подробнее изучить творчество автора, мы подготовили для вас серию интервью с автором.

    Из первого интервью вы узнаете о начале его пути в фотографии: как он нашел на чердаке отца фотоувеличитель и за купоны получил свой первый фотоаппарат, как выставка Дона Маккаллена убедила его стать фотографом, а не художником, и чему научила его фотография.


    В следующем интервью Марк Пауэр расскажет о сложностях в карьере фотографа и о том, как важно оказаться в нужное время в нужном месте


    В Британии существует интересная традиция — слушать прогноз погоды на море. Его каждый день транслирует радио BBC4 для миллионов жителей страны. Для морских экипажей этот прогноз очень важен, ведь от него могут зависеть жизни тех, кто собирается выйти в море. Но для обычных слушателей — это загадочный язык, романтизирующий жизнь на острове. Вдохновившись этим феноменом, Марк Пауэр создал серию фотографий, о которой он рассказывает в этом интервью.


    Как объединить коммерческую работу и личные проекты, сохранив художественную целостность?

    В новом интервью Марк Пауэр рассуждает о проектах «Купол тысячелетия», «Maсcallan» и «Airbus», подготовленных для крупных компаний. Увлеченно рассказывая о том, как он нашел вдохновение на строительной площадке и что он открыл для себя в работе с предприятиями, Марк Пауэр делится ценным опытом о соединении коммерческих проектов и личных интересов.

    Как вступление в Magnum повлияло на творчество Марка Пауэра?

    Magnum — одно из самых известных фотоагентств мире. На протяжении более семидесяти лет фотографы агентства стремятся запечатлеть значимые мировые события от первого лица, показать жизнь общества и людей разных стран, документировать стихийные бедствия и конфликты. Стать фотографом Magnum невероятно сложно. Агентство проводит тщательный отбор заявок и портфолио. Членство в агентстве длится минимум четыре года и считается лучшей наградой в карьере репортажного фотографа.

    Марк Пауэр стал полноправным участником Magnum в 2007 году. В интервью он поделится историей о начале работы в фотоагентстве. Марк Пауэр расскажет о первых проектах для агентства, влиянии критики со стороны его участников и о том, как изменилось его отношение к съемке и созданию проектов.

    «Разрушить лабораторию ради эксперимента» (DTLFTSOTE) — это экспериментальный проект, созданный Марком Пауэром вместе со своим учеником Дэниелом Кокриллом. Вместе они путешествовали по разным уголкам Англии в поисках интересных наблюдений.

    Каждый искал то, что важно ему в тот или иной момент. Марк фотографировал, а Дэниел писал стихи. В процессе они делились впечатлениями и обменивались пережитым опытом. В результате получилось интересное сочетание слов и изображений, рождающее новые смыслы и ассоциации.

    В следующем интервью Марк Пауэр поделится, как родилась идея создания серии «Разрушить лабораторию ради эксперимента» и какие смыслы были заложены авторами в проект.

    Guernsey Photography Festival на YouTube https://www.youtube.com/c/GuernseyPhotographyFestival

    Об авторе

    Марк Пауэр

    Родился в 1959 году в Харпендене, Великобритания.

    В детстве Марк Пауэр нашел на чердаке родительского дома самодельный увеличитель своего отца, сделанный из перевернутого цветочного горшка, домашней лампочки и простого объектива камеры. С этого момента Марк увлёкся фотографией, хотя позже он поступил в художественный колледж, и стал изучать рисунок с натуры и живопись.

    После окончания учебы он два года путешествовал по Юго-Восточной Азии и Австралии. Пауэр попробовал себя в нескольких профессиях, он был учителем английского языка, телевизионным актером и работником рыбной фермы в Гонконге; делал настенные росписи в кинотеатрах в Бангкоке; писал копии картин известных художников для австралийских магазинов, руководил отделом фототехники крупной аптеки в Бэнкстауне, в западном пригороде Сиднея. Во время путешествия Пауэр начал понимать, что ему нравится пользоваться камерой больше, чем карандашом. Два года спустя, в 1983 году, по возвращении в Англию, решил «стать фотографом».

    Затем он, почти десять лет, занимался редакторской деятельностью, а также участвовал в благотворительных проектах. В 1992 году стал преподавателем в Брайтонском университете, сначала в качестве старшего преподавателя, а затем профессора фотографии.

    Оставив преподавательскую деятельность в 2017 году, Марк Пауэр приступил к долгосрочным самостоятельным художественным проектам, которые часто совмещал с коммерческими заказами в промышленном секторе.

    Работы Марка Пауэра можно увидеть в многочисленных галереях и музеях по всему миру, в значимых художественных коллекциях, как государственных, так и частных, в том числе в Совете по делам искусств Великобритании, Британском совете, Музее Виктории и Альберта, Музее искусства Лос-Анджелеса, Художественном музее Милуоки, Музее «Пирс 24» в Сан-Франциско и Марракешском музее фотографии и изобразительного искусства.

    На сегодняшний день Пауэр опубликовал 11 книг: «Прогноз погоды для судоходства» (1996), художественное осмысление ежедневных сводок о погоде для экипажей морских судов, транслирующийся насколько раз в деть радиостанцией BBC 4, малоизвестного в Росии культурного феномена Британии; «Надстройка» (2000), документация строительства лондонского Купола Тысячелетия; «Казначейство» (2002) , проект о восстановлении исторического архитектурного памятника девятнадцатого века: «26 различных окончаний» (2007), фиксация ландшафтов пригородов Лондона, карта по которой можно определить границы британской столицы; «Звуки двух песен» (2010), кульминация его пятилетнего проекта, действие которого происходит в современной Польше после ее вступления в Европейский Союз; «Месса» (2013), исследование власти и богатства польской католической церкви; «Стена исчезла!»  (2014), о шансе и выборе, когда случайно сталкиваешься с крупным новостным событием – в данном случае с падением Берлинской стены; «Уничтожение лаборатории ради эксперимента» (2016),  совместная работа с поэтом Дэниелом Кокрилом об Англии до Брексита; «Ледокол» (2018), в проекте  задокументированы два корабля, работающие в Ботническом заливе; «Доброе утро, Америка» – том первый (2018) и том второй (2019), часть предложенного набора из пяти книг, опубликованных и в стадии разработки, и охватывающих десятилетие работы Марка Пауэра в Соединенных Штатах.

    В 2002 году Марк Пауэр присоединился к фотоагенству Magnum Photos в качестве кандидата и стал полноправным членом в 2007 году.

    Вернуться

    Последнее изменение 16.03.2022

    Как художник победил футболиста. Роб Биддальф раскрыл тайну популярности книжек-картинок. Интервью сайту «Год литературы»

    26 ноября 2018

    Британский писатель и художник Роб Биддальф обладает уникальным даром — рассказывать сложные истории языком детских стихов и ярких иллюстраций. Его книги переводятся и издаются по всему миру. Чтобы представить свою новую книгу «Кевин» на книжной ярмарке Non/fiction, Роб Биддальф специально приезжает в Москву. Мы связались с автором книг «Пёс не тот», «Бумажный змей» и «Пираты» (уже вышедших в России) и попытались выяснить, где он ищет вдохновение и кто его самые строгие критики. 

    Роб, кто вы: художник, писатель, поэт, лучший друг детей…? 

    Роб Биддальф: Сейчас я автор и иллюстратор детских книг. До этого я работал арт-директором в крупнейших британских СМИ, таких как The Observer, например. Но около трёх лет назад я отказался от этой работы и посвятил себя исключительно творчеству и книгам. А ещё я отец трёх дочерей, муж одной жены и большой поклонник футбола. 

    Когда вы рисуете и пишете новую книгу, вы представляете какого-то конкретного читателя? Или вы делаете то, что вам нравится, и неважно, оценят ли это другие? 

    Роб Биддальф: Думаю, что первый человек, которому я стремлюсь угодить, — это я сам. И поверьте, мне трудно угодить. Я очень строг с текстом. Он должен быть идеальным. Точно так же и с иллюстрациями. Они должны быть абсолютно точными. Признаюсь, что в процессе работы над книгой я регулярно проверяю то, что получается, на своих дочерях. А ещё я представляю, как будут читать эту книгу вслух на различных фестивалях, это помогает выстроить фразы и подобрать правильный тон. 

     

    Ваши книги всегда очень яркие и запоминающиеся. Где ищете вдохновение? 

    Роб Биддальф: Я нахожу вдохновение во всём, что вижу вокруг себя. Иногда идеи моих будущих рассказов находят меня в самых неожиданных местах — в супермаркете, на футбольном матче или когда я слушаю радио в машине. Озарение может прийти в любое время и в любом месте. Я часто и много хожу по разным художественным галереям и книжным магазинам Лондона. Удачные работы коллег тоже вдохновляют и заставляют меня быть более требовательным к себе. 

    Сложно рисовать для детей? Откуда вы знаете, что им понравится, а что нет? 

    Роб Биддальф: Знаете, что самое трудное? Найти свой собственный стиль. Сложно не повторять, не заимствовать у тех, чьи работы тебе нравятся. К сожалению, я слишком часто вижу книжки-картинки, которые выглядят как близнецы-братья. Мне кажется, это позор. Но как только вы найдёте свой собственный стиль, вы поймёте, что на самом деле его можно легко адаптировать под любую задачу. 

    Для себя я выработал строгое правило: когда рисуешь для детей, нужно быть очень осторожными с выражением эмоций на лицах персонажей. Не надо преувеличивать и нарочито их выпячивать. Если вы оставите лицо почти нейтральным, а эмоцию покажете только лёгким движением бровей или лёгкой улыбкой, читатель сам сможет дорисовать этот образ и спроецировать свои собственные эмоции на этого персонажа. 

    Для вас важно, кто будет переводить ваши книги? 

    Роб Биддальф: Честно говоря, я преклоняюсь перед всеми моими переводчиками. Судя по тому, что они делают, это очень умные и талантливые люди. И я искренне ими восхищаюсь. Для меня важно, чтобы перевод был сделан качественно, но сам я не общаюсь с переводчиками. Этим занимаются мои издатели. Они лучше в этом разбираются, и я им полностью доверяю. 

    Ваши книги издаются в разных странах. Интересно, как дети, говорящие на разных языках, воспринимают ваших героев? Смеются ли они, например, над одними и теми же шутками? 

    Роб Биддальф: Забавно, но где бы я ни был, в какой бы аудитории ни читал бы свои книги, реакция детей почти всегда одинаковая. Обычно всем нравятся одни и те же отрывки. Например, когда они узнают, что рычание Фреда на самом деле украл медведь по имени Борис (в книге «Grrrrr!»). А ещё им очень нравится, что главный герой книги «Пёс не тот» отличается от всех остальных собак.

    Я думаю, когда вы рассказываете историю с помощью рисунка, уже не имеет значения, на каком языке написан текст, потому что картины уже сами по себе рассказали всю историю. Мне кажется, язык картин универсален.

    Книжки-картинки сейчас очень популярны. Вы задавали себе вопрос, почему? Для кого они вообще предназначены: для маленьких детей, которые рассматривают их с родителями, или для тех, кто только научился читать и ещё боится больших текстов, а может для взрослых, которые тайком от своих детей листают эти книги? 

    Роб Биддальф: Ха… (смеется). Это правда, что мои книги нравятся школьникам и даже взрослым. По-моему, это замечательно. Невозможно стать слишком взрослым для того, чтобы наслаждаться иллюстрированной книгой. 

    Книжки-картинки уникальны. Они рассказывают историю одновременно словами и картинками. Как говорится, двух зайцев одним ударом. Но эти два источника информации вовсе не обязательно должны абсолютно совпадать. Вы можете что-то почерпнуть из текста, а потом рисунки могут увести вас совсем в другом направлении или показать то, что никогда не выразить словами.

    В моих книгах всегда есть совершенно самостоятельная подыстория, которую не всегда можно заметить при первом прочтении. Я делаю это специально, потому что знаю, что дети будут читать мою книгу снова и снова, и я хочу, чтобы каждый раз на заднем фоне они обнаруживали какую-то новую деталь. Кстати, взрослым это тоже нравится. Приятно же думать, что ты единственный, кто это заметил.

    Есть ещё одна причина популярности книжек-картинок. Маленькие дети читают их вместе с родителями, и этот бесценный момент общения один на один открывает дверь в волшебный мир взаимоотношений детей и взрослых. Каждый вечер я обязательно читаю сказки своим дочерям, и это мое самое любимое время суток. Книга, которую мы читаем, становится для нас источником новых идей и тем для разговоров. И я убеждён, что только так можно привить ребёнку любовь к книге и к чтению, чтобы он вырос настоящим независимым читателем.  

     

    Бывали ли Вы раньше в России? Готовы ко встрече с российским читателем? 

    Роб Биддальф: Признаюсь, немного взволнован. Я был в России, Москве и Санкт-Петербурге, но очень давно, в 90-ые годы. Думаю, с тех пор многое изменилось. Но я запомнил, что всё было очень красиво, меня особенно покорили ваши архитектура и скульптура. О да… Ещё станции метро, которые, в отличие от станций лондонской подземки, похожи на художественные галереи. Этим летом я смотрел чемпионат мира по футболу и любовался красотой ваших городов.

    А вот с русской литературой знаком пока плохо. Исключение, пожалуй, — Лев Толстой. Так что я с нетерпением жду возможности познакомиться с новыми авторами и иллюстраторами. 

    Дежурный вопрос, но без него никак. Поделитесь вашими творческими планами? Нет желания сделать книгу для взрослых? 

    Роб Биддальф: Может быть, когда-нибудь. А пока я сконцентрирован на книжках-картинках. Сейчас как раз работаю над новой серией рассказов о динозавриках. Она будет называться Dinosaur Juniors, писать и рисовать её очень весело.

    Буквально на днях я закончил совершенно автономный проект под названием Show & Tell, он будет опубликован в Великобритании в августе следующего года. Я им очень горжусь, потому что благодаря ему смог усовершенствовать свой стиль визуализации. Также обдумываю идею для новой книги, которая будет адресована детям постарше. Возможно, как раз она и станет тем связующим звеном между книгами для детей и книгами для взрослых. 

    Никогда не знаешь, как всё повернётся.

    Текст: Наталья Лебедева

    Сайт «Год литературы»

    «Модель — очень важная часть картинки, она мой холст» Интервью с Соней Плакидюк


    Людей всегда интересует обратная сторона шоу-бизнеса и восхождения на модный Олимп, которая далеко не всегда оказывается столь же красивой, как глянцевая обложка. Мы пообщались с одной из самых успешных и востребованных фотографов селебрити, экспертом шоу Ukraine’s Next Top Models Соней Плакидюк, ведь она активнее остальных наблюдает за становлением звезд по ту сторону камеры и собственноручно останавливает момент, который потом войдет в историю. Соня не устает вдохновлять своей неисчерпаемой энергией и удивлять новыми совершенными работами, а как ей это удается — мы рассказали в нашем интервью.


    Как на твой взгляд, съемка звезд для обложек глянца входят в рамки fashion-фотографии?

    Ты знаешь, раньше действительно было очень четкое разделение: одни фотографы снимают звезд и совсем другие — моду. Да и шоубизнес в Украине родился гораздо раньше fashion-индустрии, поэтому априори это были разные люди. Если честно, то еще каких-то 15-20 лет назад того, что сейчас принято называть громким словом fashion, попросту не было, и именитые фотографы являлись таковыми только потому, что снимали знаменитостей, а не одежду. Кто самый крутой? Тот, кто снимает звезд. Было заметное различие между съемками афиш, обложек для кассет и первыми фотографиями коллекций. И только сейчас все смешалось в какой-то закономерный микс. Селебрити, которые ко мне обращаются, хотят не просто констатацию, а емкую и особенную историю, с учетом мировых тенденций, с ретушью, как в итальянском Vogue, с крутыми стилистами. Когда картинку интересно рассматривать, в ней есть динамика и какой-то мэджик из fashion-глянца — только тогда это крутая афиша или обложка сингла. В какой-то момент я для себя поняла, что страшно люблю снимать обложки и афиши. В один кадр нужно вместить максимум информации: душевное состояние артиста, посыл нового альбома или программы, цветоформы, над которыми работал стилист, — и все это должно быть лаконичным и хорошо читаться.

    Какие все-таки эмоции должна вызывать фотография?

    Один из моих любимых фотографов — Ги Бурден. Его работы очень неоднозначны, но их интересно рассматривать, как картину, с точки зрения расположения цветовых пятен, эстетики. На мой взгляд, не всегда картинка должна быть красивой и всем нравиться. Вообще история о том, чтобы всем нравиться, заводит не туда, куда надо. Я за то, чтобы фотография вызывала определенный набор эмоций и ее захотелось пересмотреть еще раз или даже сохранить себе в заветные downloads.

    Как ты смотришь на те изменения, которые происходят в европейском глянце? Теперь на каждой отретушированной фотографии будет стоять пометка «отредактировано».

    Если разобраться — странная история. Вернее переоцененная. Фотография появилась как переходное звено от картин. Людям всегда хотелось запечатлеть себя любимых в самом выгодном свете. Когда придворные художники делали портреты королев и знати, никто не рисовал прыщи и варикоз, а наоборот — делался акцент на модные штучки того времени. Когда только начиналось развитие фотографии, разрешение техники не позволяло рассмотреть столько изъянов человеческого тела, сколько сейчас позволяет матрица даже самых доступных камер — поэтому появилась ретушь.
    Как по мне, грамотная и качественная ретушь (а не адский блюр и ликвифай вопреки физике человеческого тела) лишь доводит до идеала кропотливую работу команды профессионалов. Иногда сталкиваешься с тем, что нужно работать линзой, которая «толстит», у модели остались резинки от белья или даже вскочил герпес на прелестной губе. Если все вышеперечисленное не является арт-задумкой, то это нужно поправить ретушью, иначе получится «грязь», отвлекающая зрителя от главного. Плохо, конечно, что юные неокрепшие умы девушек-подростков не способны анализировать картинку, что влечет за собой погоню за мнимым совершенством, но в то же время не понимаю стигматизацию ретуши как таковой. Когда в комментариях под фотографией орут «тонна фотошопа!», нужно понимать, что эти же люди прибегут под исходник поохать насчет изъянов фигуры или несовершенства зубного ряда. Люди любят красивые картинки и ненавидят эти картинки за красоту в равной мере — что поделать (смеется).

    Случается ли такое, что твое видение героя на фото не совпадает с его собственным?

    Заказчик для меня — всегда полноправный участник процесса. Мне важно знать, что я правильно поняла задачу и безошибочно ее реализую. А не делаю что-то исключительно на свой вкус, чтобы потом высокомерно фыркнуть, мол, я художник, я так вижу.
    Но последние годы я очень избирательна в заказах, особенно насчет того, что касается дизайнеров. Я ищу в человеке полное доверие. Если чувствую, что человек не верит мне или не знает, чего хочет — не работаю с ним в принципе. Мне это не интересно в плане роста. Сфотографировать одежду качественно в хорошем свете могу не одна я, мне кажется, уже только ленивый не купил себе камеру и не освоился мало-мальски в студийном свете. Но для чего-то действительно интересного я ищу контакт и взаимную суперсимпатию.

    Какой должна быть модель, чтобы она могла оказаться у тебя в объективе ?

    Если мне категорически не нравится модель, то я не могу ее подать на 100 процентов. Есть типажи красоты, которые мне не близки, хотя они и пользуются большой популярностью. Допустим, та же Жизель Бюндхен, любимица миллиардов, для меня не является эталоном женской красоты — слишком классическая, плюс я не очень люблю длинные лица. Мне, наоборот, подавай красоток схожих с инопланетянами: широко расставленные глаза, микро-нос, смесь кровей, слишком детское лицо… Модель — очень важная часть картинки, она мой холст. Было такое, что мы несколько раз переносили съемку, потому что заболела модель, хотя мне предлагали заменить ее на другую. После замены одной детали все рассыпается, ведь борщ на колбасках вместо капусты — уже не борщ (смеется).

    Кто из фотографов в мировой истории повлиял на формирование твоего вкуса?

    Мерт Алас и Маркус Пиггот, хотя для меня остается загадкой, как они работают в паре — я бы не смогла работать с кем-то еще как с полноправным владыкой кадра.
    Эллен фон Унверт — для меня образец того, как быть идеальной трансляцией своих картинок: она будто светится изнутри и вокруг нее сразу организовывается праздник с ее фотосетов. С Эллен мне довелось совершенно случайно познакомиться в Париже. Это стало своего рода переломным моментом — не потому, что я увидела своего кумира, а потому, что убедилась в том, что Эллен транслирует в свои работы внутреннее состояние. Эллен — ходячая концентрация того, что она делает. В этой гармонии зарыт секрет такой работы, когда людям хочется смотреть и на тебя, и на то, что ты делаешь.

    Где ты черпаешь энергию и вдохновение, чтобы создавать что-то новое и все успевать?

    На съемке я полна вдохновения, если мне очень нравится модель, вещи, люди вокруг. Если этой магии нет, то и вдохновения нет. Это не зависит от того, насколько я уставшая. Бывает, что несколько суток подряд снимаешь, живешь буквально на раскладушке в студии — и вот, на пятый день, когда, казалось бы, уже хочется застрелиться, случается та самая магия. Немаловажно, когда у тебя крутая команда. Дружить некогда, поэтому постоянно дружишь на работе. Если работаешь в комфортной для себя атмосфере, с друзьями, в которых ты уверен, тогда вдохновение и силы появляются сами собой.

    Поделись своими планами на ближайшее время.

    Хочешь насмешить Бога — расскажи ему о своих планах. Вечно нахожусь меж двух крайностей: с одной стороны, хочется четеньких целей, сложенных в не менее четенький жизненный план, но, черт возьми, как только ты что-то спланировал до мелочей, начинаются нюансы. И вот эти «нюансики» иногда способны перевернуть все с ног на голову — и происходит виртуозный кавардак, в результате которого происходит незапланированное благо и еще менее запланированное антиблаго. Так и живу, стараюсь не загадывать наперед, чтобы не лить потом горькие слезы под не особо утешительное свое же «я так и знала». Стараюсь быть гибкой и адаптировать свои планы под обстоятельства. Очень стараюсь! А пока я с головой в процессе съемок нового сезона Ukraine’s Next Top Model, то желания мои весьма аскетичны: поспать и успеть снять всех, кого обещала снять, а после — еще раз поспать.


    «Мы не рисуем картинки, мы решаем проблемы!». Интервью с дизайнерами Нонной Старущенко и Глебом Капориковым

    Нонна и Глеб — основатели Studio LLIWELL и кураторы курса «Основы графического дизайна» в Projector. С ребятами мы говорили о творчестве, ответственности, стереотипах в профессии, миссии и целях дизайна.

     

    Эта чудесная дизайнерская пара работает вместе 24/7 и не скупится на взаимную поддержку. Неудивительно, что они единодушны во взглядах на философию профессии.

    Как вы выбирали профессию? Почему выбрали именно графический дизайн?

    Глеб: Сначала было художественное образование, среднее специальное. Получилось так, что мы поступили в один ВУЗ — в Национальную академию изобразительного искусства и архитектуры. Нонна — на архитектуру, я — на дизайн, о чем я чуть позже пожалел (смеется).

    Нонна: На самом деле, я не думала, что буду дизайнером. Когда я выбирала ВУЗ, я хотела, чтобы это было что-то логическое и творческое одновременно. Архитектура сочетает и функцию, и эстетику. Поэтому выбрала архитектуру. Но дизайн тоже сочетает эти функции.

    Глеб: Мы считаем, что у архитектуры и дизайна одни принципы, просто разные масштабы. Мы архитекторы, но визуальной коммуникации.

     

    Как вы пришли к решению создать свою студию?

    Нонна: После университета у нас был опыт работы в разных командах, но мы быстро поняли, что нам с Глебом хорошо вдвоем, мы понимаем друг друга, у нас общие ценности и нам комфортно работать вместе. Позже это переросло в нечто большее, чем дизайн 🙂

    Почему именно дизайн? В архитектуре сложно сразу найти хорошую работу, а я — амбициозный человек, у меня были достаточно высокие амбиции, как для студентки. В дизайне можно достаточно быстро прийти к результату, если есть знания и опыт. Ну как быстро? Просто это не требует больших ресурсов.

    Какие предрассудки чаще всего встречаются в сфере дизайна?

    Нонна: У меня было много предрассудков по поводу дизайна. Казалось, что это слишком легко, каждый сможет: достаточно открыть фотошоп и иллюстратор, и ты уже дизайнер.

    Глеб: Мы часто смеемся над вакансиями, в которых написано, что основное требование к дизайнеру — знание фотошопа.

    Нонна: У меня было такое предубеждение, потому что я училась на архитектуре. Там и сопромат, и философия, и психология, и пространство. А тут всего лишь картинка. И тебе кажется, что это просто. Но картинка влияет на человека так же, как и пространство. Она тоже может взаимодействовать с тобой. И это может быть не просто картинка, а объем, форма. Со временем я поняла, что все намного серьезнее.

     

    Когда работаете со своими студентами, если ли какие-то маркеры, что из ученика получится хороший дизайнер?

    Нонна: Сразу видно людей, у которых широкий кругозор, интересный опыт, сформированы виденье и вкус. Человек понимает, как работать с собой и со своими идеями, он стопорится не на стадии идеи, а на том, как по-разному ее можно реализовать.

    Глеб: Главным инструментом дизайнера является не фотошоп, не иллюстратор и даже не скетчбук, а бэкграунд. Это позволяет делать решения более гибкими, более быстрыми.

     

    А кто такой хороший дизайнер и что такое хороший дизайн? Ведь часто говорят, что все субъективно, красиво/некрасиво, кому-то нравится, кому-то нет. Субъективен ли хороший дизайн?

    Глеб: Хороший дизайнер может мыслить, как разные люди, совмещать разные компоненты, смотреть на задачу и с маркетинговой точки зрения, и с философской, и с социальной, и с визуальной. Вмещать в маленькую идею очень много разных функций, которые работают одна в одной, и у каждой есть своя определенная цель. Сжать такую идею в маленький визуальный значок — это и есть виртуозность дизайнера.

    Нонна: Мы вывели три главные характеристики дизайна. Он должен быть этичен, функционален и эстетичен. Эстетичен он в последнюю очередь, потому что если он этичен и функционален, он автоматически становится эстетичен. По нашему мнению, если в дизайне есть эти три составляющие, он может считаться хорошим. То есть тут не просто про красивую картинку.

    У вас у двоих художественное образование. Очень часто слышу, что нельзя стать дизайнером, если ты не умеешь рисовать. Важно ли это, как вы думаете?

    Нонна: На самом деле, не важно. Нужно иметь гибкое мышление, уметь комбинировать разные идеи. Этому всему можно научиться, главное — желание. Если тебе для проекта нужно отрисовать модель человека и понять, к примеру, как будет двигаться герой или персонаж рекламы, то ты можешь это выучить, разобраться. Это опыт и умение работать с разными инструментами.

    Глеб: Большинство дизайнеров высокого уровня не умеют рисовать, и ничего страшного.

     

    Есть еще одно распространенное убеждение, что результат в дизайне зависит от вдохновения и наличия музы. Есть ли у вас муза и как часто она к вам приходит?

    Глеб: Если ждать, пока муза придет, она не придет.

    И что тогда делать?

    Глеб: Танцевать с бубном (смеется). Заставлять себя что-то делать, не сидеть и не ждать.

    Нонна: Можно сидеть и ждать музу, когда ты раз в год делаешь что-то для удовольствия. Ты вкусно поел, хорошо поговорил с мамой, папой и подругами, котика погладил, все у тебя сложилось, и ты выдал хороший дизайн. Такой себе дизайнер-творец, художник. И то — художники не могут позволить себе столько не работать, потому что руки не будут уже так хорошо писать. Если ты хочешь быть в профессии, тебе нужно постоянно выдавать хорошие результаты. Для этого нужно изучать себя. Понять, что тебя расстраивает, что выводит из колеи. И либо делать профилактику, чтобы этого не случилось (например, если тебя расстраивает клиент, нужно либо изменить свое отношение к этому, либо понять, почему он тебя расстраивает), либо копить мотиваторы — вещи, которые тебя вдохновляют. То есть включают в процесс, бодрят, заставляют подняться, сделать что-то быстро и хорошо. Например, я, бывает, расстроюсь из-за какой-то мелочи. Я понимаю, что для вдохновения мне надо послушать хорошую музыку, посмотреть хороший фильм… Нужно собирать по крупинкам эти маленькие вещи, которые напоминают, зачем ты стал дизайнером.

    Глеб: Очень хорошо мотивирует чувство ответственности. Понимание, что у тебя гора и еще маленькая песочница ответственности не только за себя, а еще и за других людей, перед другими людьми. Тут уже выбора не остается. Ты не можешь пойти и сказать всем этим людям: «Простите, ребята, не было вдохновения».

    Если ждать, пока муза придет, она не придет. Нужно заставлять себя что-то делать, не сидеть и не ждать.

    А какие мифы, предрассудки по поводу дизайна вы встречали у ваших клиентов?

    Глеб: Первое, что вспоминается — это количество вариантов. Как правило, когда мы говорим клиенту, что предоставляем только один вариант, слышим в ответ: «Как так? Я хочу три». Мы объясняем, почему мы предоставляем только один вариант, и если клиент согласен попробовать, в итоге получается крутой результат. Дело в том, что мы видим работу над брендом как некий конструктор. Мы обязательно проводим исследование перед работой: вникаем в суть деятельности клиента, берем интервью у представителей целевой аудитории, исследуем конкурентное поле, работаем над позиционированием бренда (если необходимо). Это позволяет проанализировать ситуацию с разных сторон и на основе сделанных выводов разработать дизайн. И верных решений не пять и не три, а одно. Как пазл, который складывается из десятков маленьких и больших выводов. Просто прийти, заказать картинку и через пару дней ее получить — это вообще не к нам. Мы не рисуем картинки, мы решаем проблемы. Только так появляется хороший дизайн.

    Второй момент бытует, скорее, не среди клиентов, а среди дизайнеров-исполнителей. Это миф о том, что клиент всегда прав. Это пришло из сферы услуг. В таком случае мы сравниваем наше взаимоотношение с клиентом с визитом к доктору. Когда мы приходим к стоматологу, мы не рассказываем ему, что делать. Мы просто выполняем то, что он говорит, и ждем, когда станет легче. Точно так же и у нас: клиент приходит с проблемой, мы ее решаем. В инструментах, которыми мы ее решаем, он некомпетентен. Он знает свой бизнес, но он не знает психологию восприятия визуальных коммуникаций.

    Просто прийти, заказать картинку и через пару дней ее получить — это вообще не к нам. Мы не рисуем картинки, мы решаем проблемы. Только так появляется хороший дизайн.

    Нонна: Еще один стереотип, связанный с мнением клиентов о дизайнерах, говорит о том, что дизайнеры всегда хотят сделать только фестивальную работу, им наплевать на клиента и бизнес, они делают все только для портфолио. Мы с Глебом в первую очередь работаем на цели бизнеса, которые впоследствии могут быть оценены фестивалями, но это не самоцель. Дизайн должен работать, а не существовать просто так. Без функций это уже не дизайн, а перформанс, просто искусство ради искусства.

    Каким бы вам хотелось видеть стандарт дизайна и профессии в нашей стране?

    Нонна: Мне кажется, если мы будем больше думать о людях, об их потребностях, обществу будет чуть легче и удобнее жить, у нас не будет жутко навязчивой, кричащей рекламы, которая выедает глаза.

    Глеб: Нельзя думать, что все люди с плохим вкусом и ничего не поймут. Мы за воспитание вкуса в целом. Если человеку не повышать планку, мы всегда будем оставаться на уровне, когда реклама — некачественная. Нужно предлагать что-то лучшее, чтобы через какое-то время это становилось нормой. Тогда и жизнь будет приятнее и удобнее.

    Нонна: Бренды социально ответственны перед людьми. Мало того, что они продают товары, они еще и несут ответственность. Вот Nike — за спортивную нацию. За людей, которые стремятся к своей цели. Они понимают, что могут влиять на людей и улучшать их жизнь, мировоззрение, расширять горизонт. Не просто покупать кроссовки, а быть, ставить цели и достигать их.

    Мы за воспитание вкуса в целом. Нужно предлагать что-то лучшее, чтобы   через какое-то время это становилось нормой.

    А что вы вкладываете в свою работу? Есть ли у вас миссия?

    Нонна: В начале карьеры так получалось, что мы больше работали с нишевыми брендами. Но у большинства людей ежедневные вещи как раз не нишевые, а масс-маркет. Масс-маркет несет ответственность за то, как выглядят наши города, как мы их воспринимаем, как мыслим. Мы потребляем его каждый день. Мы впитываем эту эстетику. Это особенно важно по отношению к детским и подростковым брендам, потому что они формируют вкус и наше мировоззрение, то, как мы будем выглядеть через тридцать лет. Их ответственность увеличивается многократно.

    Нонна: Мы работаем с несколькими брендами масс-маркета, которые понимают, что пора меняться. Они хотят что-то поменять в себе и показать людям что-то лучшее. В этом тоже часть нашей миссии.

    Глеб: Мы улучшаем жизнь людей посредством повышения уровня культуры. Ведь более эстетичная, приятная, удобная, функциональная среда повышает общий уровень культуры. Мы все вместе начинаем делать что-то лучше, продуманнее, красивее.

     

    Улучшите свои навыки прохождения интервью | Калифорнийский штат Лос-Анджелес

    Попробуйте обратиться за консультацией, чтобы задать свои первоначальные вопросы или начать разговор, связанный ли он с резюме, собеседованиями, стажировками и поиском работы или общим планированием карьеры. Учитесь вместе со своими коллегами и у них, поскольку консультанты по вопросам карьеры помогут вам сформировать первоначальную стратегию.

    Виртуальный (утренний)

    Четверг и пятница
    10–11 утра в Zoom.
    Регистр:

    Виртуальный (вечер)

    Вторник и среда
    5–6 стр.м. в Зуме.
    Регистр:

    Лично

    С 14 февраля
    Понедельник – Четверг
    14:00 – 15:00
    Местонахождение: Карьерный центр

    Работайте на индивидуальной основе с карьерным консультантом, который будет сопровождать вас на каждом этапе пути развития карьеры и даст вам понимание того, что важно для достижения вашей карьерной цели и становления профессионалом.

    Как записаться на прием в Центр карьеры

    Посмотрите наше видео о том, как записаться на прием в Центр карьеры, или следуйте приведенным ниже инструкциям.Выпускники должны позвонить или написать нам по электронной почте, чтобы назначить встречу.

    1. Войдите в MyCalStateLA.
    2. Выберите Навигация по расписанию встреч в Лос-Анджелесе.
    3. Выберите Получить помощь.
    4. Выберите тип встречи: Студенческая жизнь и здоровье
    5. Выберите услугу:
      • Исследование пути карьеры
      • Поиск возможностей трудоустройства
      • Подготовка резюме и интервью
      • Поддержка стажировки
      • Поддержка ассистентов студентов (для работы студентов в кампусе)
    6. Выберите дату и найдите свободное время.
    7. Выберите время.
    8. Выберите способ встречи: виртуально или лично (на территории кампуса).
    9. Пожалуйста, введите комментарии, чтобы рассказать нам больше о том, что вы хотели бы обсудить во время встречи.
    10. Вы получите электронное письмо с дополнительными инструкциями.
    Подготовка к встрече
    • Прием длится 30 минут.
    • Приходите со списком вопросов.
    • Следуйте приведенным ниже инструкциям, чтобы ваша встреча была эффективной.
    Для обзора резюме
    • Распечатайте свое резюме для личных встреч.
    • Если вы претендуете на стажировку или работу, будьте готовы показать описание вакансии.
    • Ознакомьтесь с нашей рубрикой резюме и руководством по составлению резюме, чтобы убедиться, что ваше резюме готово для обратной связи.
    Для практики интервью
    • Для пробных собеседований приходите в одежде для официального собеседования и принесите описание должности.
    • Подготовьтесь заранее. Потренируйтесь с помощью нашего онлайн-инструмента для проведения видео-интервью Big Interview – ресурса для онлайн-интервью, посвященного карьерным услугам.
    • Ознакомьтесь с нашими презентациями интервью, чтобы ознакомиться с основными типами интервью.
    Для стажировок и поиска работы
    • Создайте свою учетную запись на Handshake, сайте карьерных услуг, где студенты и выпускники колледжей могут искать работу и стажировки, общаться с работодателями и регистрироваться на мероприятиях по трудоустройству.​
    ​Для работы помощником студента в кампусе
    • Создайте учетную запись на Handshake – сайте карьерных услуг, на котором перечислены вакансии для студентов в кампусе.
    • Просмотрите веб-страницу «Вакансии в кампусе» для получения дополнительной поддержки, включая процесс найма.

    The Paris Review — Фотографические неврозы: «Фунт фотографий» Алека Сота

    Алек Сот, Монастырь Куан Ам. Мемфис, Теннесси, , 2021 г., архивная пигментная печать, 24 x 30″. Все изображения защищены авторским правом © Alec Soth. Предоставлено Шоном Келли, Нью-Йорк.

    Во время своих путешествий по Соединенным Штатам фотограф Алек Сот любит посещать буддийские храмы и иногда спрашивает монахов, противоречит ли фотография с ее «желанием останавливаться и владеть временем» их учениям.Он сообщает, что ответ часто представляет собой некоторую вариацию на тему «Нет, я люблю фотографировать!» После одного такого общения в Коннектикуте он обнаружил, что упомянутый монах даже отметил его на фотографии в Facebook. Среднего американского монаха, похоже, не волнует, может ли фотографический импульс быть невротическим импульсом, порожденным упаданой , или мирской привязанностью. Сот, однако, явно есть.

    С момента публикации в 2004 году своей теперь канонической книги Sleeping by the Mississippi Сот стал одним из величайших визуальных хроникеров американского положения. Его работа, вооруженная документальным формализмом Уокера Эванса, борется с «войной с очевидным» Уильяма Эгглстона; он отражает психосоциальный ландшафт страны, исследуя, кто мы и что мы чувствуем в совокупности. Но его новый проект, Фунт картинок , обращается внутрь себя. Здесь Америка, как ее находит Сот, служит не столько предметом, сколько средством изучения самого фотографического носителя и его отношения к нему. Книга и выставка играют на нашем желании увековечить память, сохранить частички опыта.Многие из этих изображений содержат еще одну фотографию где-то в кадре — по моим подсчетам, семь фотографий людей, которые фотографируют, — и в них вплетено несколько портретов известных имиджмейкеров: Софи Калле, Дуэйна Майклса, Нэнси Рексрот.

    Когда Сот начал эту работу, он не собирался делать фотографии о фотографиях. Его первоначальный план состоял в том, чтобы следовать по маршруту похоронного поезда Авраама Линкольна, «в попытке оплакать раскол в Америке.Но проект, пишет он, казался «безжизненным». Поэтому он отказался от этого подхода, пытаясь меньше думать и больше чувствовать, позволяя своей камере ориентироваться по внутреннему компасу — инстинктам, которые он не всегда понимает, но научился доверять. Результатом стал проект , политический только в том смысле, что он спрашивает людей, бездумно создающих миллиарды изображений каждый день: что мы делаем? И почему мы это делаем?

    Я разговаривал с Сотом по телефону сразу после посещения его выставки в галерее Шона Келли в Нью-Йорке.Я хотел задать ему несколько подобных вопросов о средстве, которому он посвятил свою жизнь, и подтолкнуть его к его эффективности и назначению. Но Сот не дает однозначных ответов ни в нашем интервью, ни в своих фотографиях: и то, и другое характеризуется его блуждающим любопытством. Подборка фотографий из Фунт фотографий следует за интервью.

    ИНТЕРВЬЮЕР  

    Этот проект называется Фунт картинок . Что привлекло вас в представлении о фотографиях не как о невесомых визуальных данных, а как о материальных объектах?

    СОТ

    Во время пандемии по прихоти я создал хронологию истории фотографии.Я выложил его на лист бумаги. Затем я наложил на это свою карьеру фотографа и увидел, что весь мой ранний этап развития проходил в чисто аналоговом мире. Струйная печать появилась как раз тогда, когда моя карьера пошла вверх. А затем, в некоторые из моих ключевых лет, появился Интернет, каким мы его знаем. Я хотел отметить этот переход. Не то чтобы я считал важным, чтобы вещи были физическими, а не цифровыми, но я хотел обратиться к своему собственному принуждению к физическому.

    ИНТЕРВЬЮЕР  

    Я знаю, что вы не выбрасываете фотографии, а собираете народные фотографии в довольно больших количествах.Но я был удивлен, узнав, что у вас даже есть проблемы с удалением изображений с телефона. Как вы думаете, почему?

    СОТ

    То, как я научился думать о фотографии, заключалось в том, что весь смысл съемки в том, чтобы сохранить момент. Так что, выбрасывать негатив? Я не могу этого понять. Даже поврежденные негативы, с гигантскими утечками света, я не выбрасываю. Недавно я прочитал « Ночные альбомы » Кейт Палмер Альберс и узнал, что в самом начале фотографии, в течение первых двадцати лет или около того, они изо всех сил пытались сделать фотографии постоянными.Как только это было достигнуто, смыслом стало постоянство, но так быть не должно. Этот новый мир того, как мы общаемся с изображениями, в некотором смысле является возвращением к тому началу: допостоянному состоянию фотографии.

    ИНТЕРВЬЮЕР  

    То есть для вас выбрасывание фото противоречит самому порыву фотографировать?

    СОТ

    Я иногда использую такую ​​аналогию: фотография похожа на рыбалку. Почему мы все не можем просто поймать и отпустить? Почему-то это кажется более этичной формой фотографии.Мол, мы могли бы выйти с биноклем вместо фотоаппарата и просто посмотреть на мир. Почему мы должны это зафиксировать?

    ИНТЕРВЬЮЕР  

    Вы можете целый день смотреть в видоискатель и ни разу не щелкнуть затвором.

    СОТ

    Точно. С другой стороны, охотник — я, кстати, не охотник — вряд ли стал бы просиживать в засаде пять часов на морозе, если бы не было возможности завалить оленя. Я не сажаю и не вешаю каждую пойманную рыбу, но я чувствую необходимость спасти их всех.

    ИНТЕРВЬЮЕР

    Фунт фотографий заставил меня вернуться к Зонтаг и подумать о том, что побуждает нас делать снимки. Гуляя по выставке и проводя время с книгой, я стал остро осознавать, что обещание фотографии заморозить время, сделать постоянным то, что эфемерно, ложно. Считаете ли вы, что фотография — это эффективный способ запечатлеть момент? Или это затея благородного дурака, что-то, что мы делаем, чтобы справиться с нашей смертной неспособностью удержаться за что-либо?

    СОТ

    Я не думаю, что это очень эффективно, нет.Но я действительно думаю, что это помогает мне выйти за дверь, познать мир так, как я не смог бы без оправдания фотографии. Я всегда борюсь с цинизмом. Я заметил это, когда начал читать лекции студентам. Я говорил о том, что в мире слишком много фотографий, а потом осознавал: «Этот студент только что показал свою первую пленку и обработал ее в фотолаборатории, и они были в восторге от этого!» Почему я сру на их опыт? Итак, я всегда пытаюсь вернуться к той изначальной радости, радости любителя.

    ИНТЕРВЬЮЕР

    Вы говорите о «разуме новичка»?

    СОТ

    Да. В этой книге я больше всего хочу передать вам этот первоначальный энтузиазм. Я пытаюсь получить к нему доступ снова и снова.

    ИНТЕРВЬЮЕР  

    Вы также сравнивали фотографии с цветами, пытаясь бороться с цинизмом при создании этого проекта.

    СОТ

    Забавно. Люди никогда не говорят: в мире слишком много цветов.Хватит значит хватит! Нет, мы просто наслаждаемся изобилием цветов.

    ИНТЕРВЬЮЕР  

    Эта аналогия между фотографиями и цветами кажется мне похожей на сравнение Уолтом Уитменом своих страниц с листьями травы. Можете ли вы рассказать о влиянии Уитмена на это произведение?

    СОТ

    Думаю, важно начать с того, что я совсем не похож на Уитмена. Я не Гинзберг, я совсем не похож на этих персонажей изобилия, но я действительно считаю, что использование такой энергии очень помогает моим неврозам.Всякий раз, когда я читаю Уитмена, я чувствую себя немного лучше по отношению к миру. Этот проект возник из моих размышлений об Аврааме Линкольне и Гражданской войне в США. Уитмен смог написать об этом периоде так красиво, непредубежденно. Честно говоря, я бы не смог этого сделать. Я не мог фотографировать Америку Трампа в таком духе. Вот и у меня возникли проблемы с этой работой. Но что я смог сделать, так это восславить собственное видение, собственный опыт.

    ИНТЕРВЬЮЕР  

    В книге вы пишете, что внимание может быть противоположностью невротизма.Как же так?

    СОТ

    Мы склонны использовать слово невротик легкомысленно, но как только я понял более клиническое определение этого слова, я понял: о, это я. И я принимаю это, но это может выйти из-под контроля, и я обнаружил, что способ восстановить некое равновесие — это направить свое внимание вовне. Например, я всегда чувствовал, что игра в пинг-понг была бальзамом для моих неврозов, потому что все мое внимание было сосредоточено на мяче и игре. Это дало мне облегчение от моего собственного мозга.Я чувствую это, когда фотографирую, когда я пристально смотрю на что-то. Я имею в виду, что даже люди, фотографирующие свою еду, на долю секунды действительно обращают на это внимание.

    ИНТЕРВЬЮЕР  

    Я всегда думал, что потребность людей фотографировать свою еду на самом деле является продуктом их неврозов.

    СОТ

    Ну, может быть, все фотографическое предприятие рождается из каких-то неврозов, потому что мы думаем о том, что мы умрем, и мы чувствуем, что должны, типа, приколоть это дерьмо.Но момент фактического создания фотографии дает короткую передышку от этого.

    ИНТЕРВЬЮЕР  

    Этот проект, в большей степени, чем ваша предыдущая работа, переключает внимание, фокусируясь не столько на мире, каким вы его видите, сколько на себе и медиуме. Что вызвало этот сдвиг?

    СОТ

    Я слышал, как Филип Рот или какой-то писатель говорили о том, как вы достигаете определенного момента, когда ваша собственная работа оказывает на вас большее влияние, чем работа ваших влияний. Я все еще держусь за свои ранние влияния, но сейчас я в основном думаю о своем отношении к фотографии.Я думаю, что это просто естественный прогресс, который разворачивается, когда вы делаете что-то в течение длительного времени.

    ИНТЕРВЬЮЕР  

    Фунт картинок с его режимом саморефлексии почти кажется вам концом чего-то. Что это за начало?

    СОТ

    Это определенно ретроспективно, но то, что кто-то пишет мемуары, не означает, что его следующий проект не будет короткими рассказами или чем-то в этом роде. На данный момент проект завершен, и я нахожусь в фазе его обсуждения.Это тот момент, когда я позволяю себе большую экспериментальную свободу. У меня есть от шести месяцев до года, чтобы просто попробовать что-нибудь. Сейчас я снова стал новичком.

     

    Фунт картинок в настоящее время выставлен на обозрение в Sean Kelly в Нью-Йорке, Weinstein Hammons в Миннеаполисе и галерее Fraenkel в Сан-Франциско. Сопроводительная книга проекта будет опубликована в этом месяце издательством Mack Editions.

    Гидеон Джейкобс — писатель, сотрудничавший с The New Yorker, Artforum, The New York Review of Books, BOMB, Playboy, VICE, и другими.В настоящее время он работает над сборником рассказов.

    Ниагарский водопад, Онтарио , 2019 г., архивная пигментная печать, 52 x 65″.

    Каретный фонарь. Митчелл, Южная Дакота , 2020 г., архивная пигментная печать, 40 x 50″.

    Фотоклуб. Вашингтон, Пенсильвания , 2019 г., архивная пигментная печать, 24 x 30″.

    Ames, Iowa , 2021, архивная пигментная печать, 24 x 30″.

    Неаполь, Техас , 2021 г., архивная пигментная печать, 25 x 20″.

     

    King & Sheridan, Tulsa, Oklahoma , 2021, архивная пигментная печать, 52 x 65″.

    Заброшенный дом. Коахома, Миссисипи, , 2021 г., архивная пигментная печать, 24 x 30″.

    Джули. Остин, Техас, , 2021 г., архивная пигментная печать, 30 x 24″.

    White Bear Lake, Minnesota , 2019, архивная пигментная печать, 40 x 32″.

    Классическое интервью: Алекс Лайфсон подробно рассказывает о Rush Moving Pictures

    «Это было прекрасное время», — говорит гитарист Алекс Лайфсон , вспоминая лето 1980 года, когда он и его Раш приятели (певец-басист Гедди Ли Neil Peart ) сняли дом в Стоуни-Лейк, Онтарио, и вместе написали свой восьмой альбом Moving Pictures.«Недели мы работали, а по выходным возвращались в Торонто. Репетировали, придумывали аранжировки — все шло своим чередом. Электричество было в воздухе».

    Последние шесть лет были тяжелым испытанием, но к тому золотому лету Раш уже плыл. Больше не выступая на разогреве, группа, которая измотала автомобили и фургоны на запутанном пути через Северную Америку, завоевывая поклонников трудным путем – сбивая их с толку своим сценическим шоу и серией смелых, недружественных для радио альбомов, которые, тем не менее, нашли признание. их путь на вертушки — теперь был хедлайнером арены.

    Мало того, у них в руках был настоящий хит: Permanent Waves. Ди-джеи были повсюду, особенно на сингле с ироничным названием The Spirit Of Radio, мастерском исполнении, которому удалось втиснуть сложную музыкальность Rush в четыре минуты и 56 секунд, впихнув бесспорные поп-припевы даже с намеком на регги. Тот факт, что Рашу удалось покорить мейнстрим, не потеряв при этом ни одного заядлого фаната, имел бы большое значение на Moving Pictures.

    (Изображение предоставлено: Larry Hulst/Michael Ochs Archives/Getty Images))

    «После того, как мы убедились в том, что написали, мы начали запись в Le Studio [теперь закрытое помещение находилось в Морин-Хайтс, Квебек. ] с нашим сопродюсером Терри Брауном», — говорит Лайфсон.«Мы хорошо ели, хорошо пили и очень хорошо играли. Вся атмосфера была веселой. Мы перестали играть в клубах и театрах и теперь распродавали большие места. Мы были на пороге обретения себя».

    Выпущенный 12 февраля 1981 года Moving Pictures не только одержал победу на радио, но и поднял его еще выше, включив в него классические синглы Tom Sawyer и Limelight. «Мы знали, что это хорошие песни, — говорит Лайфсон в беседе с нами в 2011 году. — Думали ли мы, что они когда-нибудь будут считаться «стандартами»? Нисколько.Все, что мы пытались сделать, это порадовать себя».

    (Изображение предоставлено Фином Костелло/Редфернсом)

    Интервью

    (Изображение предоставлено: (Фото Итана Миллера/Getty Images) Pictures были отмечены Rush на сцене и на только что выпущенном специальном выпуске Blu-ray CD + DVD, посвященном 30-летию, который воспроизводит семь чудесных нарезок с уровнем четкости звука, который Лайфсон называет «умопомрачительным».Ричард Чики, сделавший ремикс на альбом, знал, что работает с частью истории, и проделал потрясающую работу. Он не изменил запись, просто расширил ее. Когда я впервые услышал, что он сделал, я не мог в это поверить. Это было безупречно. Это были движущиеся картинки в трехмерной коробке!»

    Вот, Алекс Лайфсон рассказывает нам о Moving Pictures в 2011 году. «Это очень оптимистичный альбом, — говорит он. «В этом есть яркость, и я думаю, именно поэтому люди так сильно на это реагируют. Играть ее вживую каждый вечер интересно — The Camera Eye, которую мы давно не исполняли, потому что она довольно сложная, теперь стала одной из наших любимых песен.Суть в том, что мы очень гордимся Moving Pictures. Тридцать лет спустя это все еще кажется волшебным».

    1. Том Сойер 

    «Мы не любим думать о последовательности альбомов, пока не закончим все записывать, но я думаю, что Том всегда собирался быть первым. Так же, как это начинается — это должно было открыть запись.

    «Это была освежающая договоренность. Он не следовал традиционной схеме куплет-припев-куплет-припев-середина-завершение припева. Это простиралось от куплета до бриджа, припева, сольной части и так далее — это была более длинная установка.

    «Нейл работал над текстом на основе идеи, которая пришла от нашего друга Пай Дюбуа. Он развил всю эту тему бунта и инстинкта.

    «Запись была довольно простой, очень удобной и групповой. Гитарное соло довольно причудливое, но я не думаю, что оно заняло много времени, может быть, пять или шесть дублей. Что касается соло, я не люблю быть слишком готовым к началу — мне нравится удивлять себя. Возможно, это была композиция из нескольких дублей».


    2.Red Barchetta

    «Я помню, что нам очень понравилась эта песня, поэтому она была написана очень быстро. Он родился из джема, как и многие вещи на Moving Pictures. Утром мы шли в студию, обдумывали идею, а потом толпились вокруг маленького кассетного плеера, чтобы посмотреть, есть ли у нас что-нибудь.

    «Партии было очень приятно играть, что, вероятно, является одной из причин, почему песня была написана так быстро. Все было очень естественно и легко.

    «В гитарном соло я нажал на педаль вау-вау и немного ослабил ее. Это действовало как фильтр, и именно так я получил этот гнусавый звук. Когда я был моложе и пытался получить тон Джеффа Бека, я так и поступал».


    3. YYZ

    «Гед и Нил написали YYZed. В тот день я был занят работой над своим самолетом — у меня там был самолет с дистанционным управлением, который я разбил на куски, потратив недели и недели на его сборку. [смеется]

    «Они пришли рано утром в тот день и были полны решимости придумать вступление, которое должно было быть совершенно уникальным, что было связано с одним из случаев, когда мы летели обратно в Торонто из Le Studio.Мы приземлились в аэропорту Баттонвилля. В аэропорту не было ILS [системы посадки по приборам], но был NDB, который является ненаправленным радиомаяком. Вам нужно было настроить его, и вы знали, что он у вас есть по его идентификатору, который был азбукой Морзе. Эта конкретная азбука Морзе была «Y-Y-Zed».

    «Я думаю, это Нил сказал: «Эй, из этого может получиться классная заставка», и так появились вступление и название».


    4. Limelight

    «Вступительный рифф настолько типичен для того, что я бы написал, а куплеты звучат так, как будто бы написал Гедди.Это одна из вещей, связанных с таким хорошим знанием друг друга: мы заполняем пробелы для другого парня по ходу дела. Я полагаю, что Гедди написал и припев.

    «Это была еще одна песня, которая сложилась очень плавно, как и большая часть записи, за исключением The Camera Eye. Несмотря на то, что это динамичная песня с таким чувством оптимизма, в припевах есть хрупкость, которая мне всегда нравилась. Я люблю контраст.

    Я всегда утверждал, что соло, вероятно, является моим любимым из всего, что я когда-либо делал

    «Я всегда утверждал, что соло, вероятно, является моим любимым из всего, что я когда-либо делал.Если вы можете создать визуальное представление со звуковой точки зрения, это настоящее искусство. В песне это есть, как и в соло».


    5. The Camera Eye

    «Большая часть этой песни состоит из отдельных частей, которые были написаны, а затем соединены. Я думаю, именно поэтому у нас всегда были проблемы с его полным охватом в первые дни его существования.

    «Это была тяжелая работа. Начало было легким, а потом мы решили нарастить до крещендо. Много чего происходит. Это была одна из последних действительно длинных песен, которые мы написали.

    «Здесь очень сложно играть. Нил отлично справляется с этим. Он играет так динамично, справляясь со всеми изменениями и сдвигами в темпе и времени. И Гедди, он играет на басу, он поет, он играет на басовых педалях и клавишных — действительно что-то еще.

    «Гитарное соло заняло у меня некоторое время, чтобы все исправить. Как ни странно, «Глаз камеры» теперь стал одним из наших фаворитов, и толпы действительно откликаются на него. Мы чувствуем, что мы не просто воскресили песню; мы улучшили его.


    6. Охота на ведьм

    «Я думаю, Нил всегда думал, что это должно было стать частью либо трилогии, либо сериала. Он как бы изложил то, что хотел сделать, но эта песня, эта ее часть, закончилась тем, чем и стала.

    «Это классная песня для нас. У него действительно ритмичное начало и сильная гитарная партия, без баса до второго куплета или припева.

    «Вся эта толпа в начале, эти звуки, было очень весело. Мы вышли на улицу, довольно далеко от студии, вниз по дороге.Это была морозная январская ночь, нас было трое в группе и пара парней из команды, и мы записали около 20 минут нашего бормотания, ворчания и всевозможных шумов толпы. У нас была с собой бутылка виски, чтобы согреться, и, как вы понимаете, чем больше мы пили, тем безумнее становились!» [смеется]


    7. Vital Signs

    «У нас была идея привнести в эту песню что-то от регги, но с чуть большей «крутостью». Динамически он сильно отличался от остальной части альбома, но я думаю, что это часть очарования альбома: ни одна из песен не звучит и не ощущается одинаково.Есть много разнообразия.

    «Часть меня думает, что мы работали над песней в студии, как будто мы начали записывать альбом, а Vital Signs еще не были полностью закончены. Я считаю, что это было так.

    «Нейл был большим любителем регги, чем, возможно, Гедди, а я, пожалуй, меньше всего. Я насладился этим. Мне нравились Питер Тош и Боб Марли; Мне понравилось то, что делает Полиция. Мы подошли к регги с более англоязычной точки зрения, и The Police тоже подошли к этому.Это похоже на то, как английские группы вроде The Yardbirds и Led Zeppelin работали над блюзом.

    «Как альбом ближе, лирически он говорил хорошо. Было приятно закончить запись. То, как он исчезает, было довольно драматично. «Глаз камеры» почти закончился «Движущиеся картинки», но мы, наконец, остановились на показателях жизнедеятельности. Все дело было в том, чтобы осознавать свое окружение и подниматься на свой высший уровень. Это сказало нам что-то важное».

    Интервью с Рэйчел Долезал: «Это не костюм»

    Несмотря на разногласия, Долезал говорит, что связалась с некоторыми людьми, с которыми хотела бы поработать.Она говорит, что в последние несколько недель контактировала с членами местного отделения N.A.A.C.P., президентом которого она была чуть более пяти месяцев. По ее словам, большая часть общения была со старшими членами чернокожего сообщества, которые продолжают связываться с ней, чтобы проверить, как она.

    «Это было действительно интересно, потому что многие люди поддерживали меня в N.A.A.C.P., но есть и некоторая неловкость, потому что я превратилась из президента в не-президента», — говорит она.«Я просто держусь на небольшом расстоянии, чтобы Наима могла присоединиться к ее потоку лидерства. На самом деле это тяжело, потому что я думаю, что от нее исходит некоторая холодность, с которой мне трудно смириться, чувствовать, что она не доверяет мне так сильно сейчас или что-то в этом роде. Я не знаю.»

    Найма Куорлз-Бернли заняла пост президента N.A.A.C.P. в июне и ранее в этом месяце сказал Spokane’s Spokesman-Review : «Я чувствую, что люди всех рас могут быть союзниками и защитниками, но вы не можете изобразить, что пережили опыт определенной расы, которой вы не являетесь. часть.

    Когда я спрашиваю Долезал, считает ли она, что ее нечестность в отношении своей расы наносит ущерб организации или другим связанным с расой инициативам в этом районе, она берет на себя часть ответственности, но также быстро снимает с себя вину.

    «Да, я имею в виду лишить меня способности руководить обществом, ставя под сомнение мою честность, мой характер или что-то еще, что действительно сильно ударило по всем этим вещам», — говорит она. «Все, что я делаю, связано с другими людьми, поэтому я не знаю, как оценить ущерб, кроме как в своем собственном уме.Я знаю, над чем я работал, и разных людей и системы, с которыми я работал, но я имею в виду, что я надеюсь, что люди прыгают и компенсируют слабину».

    Пока она выясняет, где она приземлится в следующий раз, Долезал говорит, что выживает благодаря одному из навыков, которые она усовершенствовала, когда пыталась создать черную личность. В Университете Восточного Вашингтона она читала лекции о политике и истории черных волос и, по ее словам, увлеклась уходом за черными волосами и их укладкой еще во время учебы в колледже в Миссисипи.Эта страсть теперь приносит доход в доме, который она делит с Франклином. Она говорит, что у нее назначены встречи по косам и плетению примерно три раза в неделю. Она говорит, что предыдущее соглашение об опеке с ее бывшим мужем обязывает ее оставаться в районе Спокана, но теперь ее бывший может одобрить переезд, учитывая недавние обстоятельства.

    «Я хотела бы написать книгу только для того, чтобы разослать ее всем, вместо того, чтобы продолжать объяснять», — говорит она. «После того, как это выйдет, я буду чувствовать себя немного свободнее, чтобы рассказать о своей жизни в движении за расовую социальную справедливость.Я ищу самый быстрый способ вернуться к этому, но я не думаю, что смогу вернуться к этой работе с типом лидерства, необходимым для внесения изменений, если у меня не будет чего-то вроде опубликованное объяснение».

    Итак, спустя почти 40 дней после того интервью в местных новостях, Долезал все еще безоговорочно идентифицирует себя как чернокожую женщину, все еще уверенная, что любая путаница в ее уникальной истории может быть объяснена, все еще уверенная, что она вернется в движение, как только люди перестанут ее неправильно понимать.

    Ее прикрытие раскрыто, но это оказалось неважно. Во всяком случае, это никогда не было для нее прикрытием.

    Фотография Джастина Бишопа.

    Интервью ZMET | Лаборатория разума рынка

    Каждое интервью ZMET представляет собой дискуссию один на один, которая длится примерно два часа. (Это контрастирует со средним «временем выступления» в фокус-группе примерно от 10 до 12 минут на участника.) Готовясь к интервью, участники тратят значительное время (примерно от 2 до 5 часов), обдумывая тему и находя подходящие визуальные образы. .В результате этой прединтервьюной работы участники приходят на глубинное интервью на продвинутой стадии мышления, готовые обсудить свои мысли и чувства.

    Этот метод частично основан на том факте, что большая часть человеческого общения является невербальной, большая часть которой визуальная. Выводы ZMET также согласуются с исследованиями, показывающими, что люди используют сенсорный опыт для принятия решений и выражения абстрактных идей. Это указывает на то, что сенсорные образы являются важным средством коммуникации.

    Интервью ZMET использует несколько шагов для выявления и дальнейшего определения ключевых мыслей и чувств потребителей1. Каждый шаг в ZMET предоставляет разные возможности для выявления и понимания метафор, тем самым позволяя глубже понять потребителей. Использование нескольких шагов также увеличивает вероятность обнаружения важной идеи, которая может быть упущена при использовании более узконаправленных методов. В то же время каждый шаг обеспечивает проверку идей, полученных на других этапах, процесс, известный как конвергентная валидность.То есть избыточность добавляет уверенности в обоснованности и важности выражаемых идей. Основные этапы процедуры интервью описаны ниже. Показанные фотографии взяты из проекта по «конфиденциальности», проводимого в Японии.

    Рассказ о картинках

    На этом этапе участники описывают, как каждая фотография, которую они принесли на интервью, отражает их мысли и чувства по поводу «конфиденциальности». Поскольку большая часть наших знаний и воспоминаний принимает форму историй, истории являются отличным источником метафор и важным источником информации об участниках.В процессе рассказывания истории о фотографиях, с периодической проверкой специально обученными интервьюерами, появляются богатые идеи. Специальные методы исследования используются для изучения того, почему ключевые идеи имеют отношение к участнику.

    Отсутствующие изображения

    Мы также спрашиваем участников, были ли важные идеи, которые они хотели выразить, но для которых не смогли найти соответствующие изображения. Когда это происходит, интервьюер исследует образ, который может представлять эти мысли и чувства.

    Задача триады

    Задача триады направлена ​​на выявление понятий и различий на более высоком уровне. Интервьюер просит участника изучить три картинки, выбранные интервьюером наугад, и указать, чем любые две картинки похожи, но отличаются от третьей по теме. Например, участник мог сказать, что две картинки похожи, потому что они отражают чувство близости, а третья картинка представляет защиту.Интервьюер исследует с помощью методов «лестницы» причины, по которым эти различия имеют отношение к участнику.

    Метафорический зонд / Расширьте рамку

    ZMET использует несколько других методов зондирования, чтобы побудить участников более глубоко и полно прорабатывать свои мысли и чувства. Это расширенное участие служит для раскрытия скрытого смысла, а также для проверки идей, появившихся на других этапах. Мы часто используем последовательность тестов для более глубокого изучения выбранных визуальных образов.Во-первых, участников просят расширить рамку одной или нескольких выбранных картинок и описать, что еще может входить в картинку, что подкрепляет первоначальную идею. Их также можно попросить представить себя на картинке и обсудить, что может происходить, а также что они думают и чувствуют. Их могут попросить пригласить кого-то или что-то в картину, которая поможет им с парадоксом или дилеммой, и описать, кто или что это будет. Другие дополнительные вопросы помогают раскрыть значение этого человека или предмета.Обычно этот шаг повторяется с двумя или тремя изображениями.

    Сенсорные (невизуальные) метафоры

    Участников также просят выразить свои идеи, используя различные сенсорные образы. Например, участников спрашивают, что является (а что нет) цветом, вкусом, запахом, прикосновением, звуком и эмоциями «уединения». Каждый ответ исследуется, чтобы раскрыть дальнейшие аспекты мышления человека.

    Виньетка

    Люди задействуют разные сегменты мозга, когда думают о временной последовательности и движении, чем когда думают о неподвижных изображениях.По этой причине мы привлекаем движение, время и дальнейшее повествование, прося участников создать фильм или одноактную пьесу, которая выражает важные идеи по теме. Часто мы указываем персонажей, которые должны появиться в этом фильме. Участников просят описать место, время суток и время года; кто, если кто-нибудь, присутствовал; что еще происходило; и так далее. Этот шаг обеспечивает дополнительную перспективу и понимание мыслей и чувств участника.

    Цифровое изображение

    Наконец, в конце интервью каждый участник создает сводный коллаж в виде цифрового изображения с квалифицированной помощью графического редактора.Большинство цифровых изображений основаны на подмножестве изображений, которые участник изначально принес на интервью (обычно это 5–7 наиболее значимых изображений). В то время как цифровое изображение обобщает многие идеи, высказанные ранее в ходе интервью, новые идеи часто возникают в результате этого творческого процесса, поскольку участники изменяют изображения по размеру, цвету, форме и т. д., чтобы более полно передать свои мысли и чувства. Когда изображение готово, участник дает словесное описание, которое служит интерпретативным путешествием по итоговому изображению.

    → Подробнее об анализе ZMET?

    → Вернуться к ZMET?

    14 советов по прохождению собеседования по онлайн-видеозвонку

    Безработица может быть на рекордно высоком уровне, но — не смотрите сейчас — многие компании на самом деле нанимают сотрудников. Итак, ваше резюме привлекло чье-то внимание? Отлично, у вас есть интервью. Загвоздка в том, что вас не приглашают в офис, вы будете делать это через Zoom или другую платформу для видеоконференций.

    Интервью через Google Hangout сильно отличается от личной встречи, но вы не должны позволять этой реальности разрушить вашу работу.Чтобы помочь вашему следующему видеоинтервью пройти как можно более гладко, я собрал несколько советов от ряда экспертов и профессионалов, которые были по обе стороны танца онлайн-интервью.

    1. Стандартные правила по-прежнему действуют Тенденция к повседневной, беззаботной одежде на рабочем месте не влияет и не должна сказываться на вашем выборе одежды для видеособеседования. Одевайтесь на одну ступень выше, чем типичная одежда компании.Так что, если офисная культура предпочитает рубашки с воротником, отметьте этот пункт, но также наденьте куртку. «Наденьте рабочую обувь», — говорит Адам Сандерс, директор организации Successful Release, которая помогает преступникам найти работу после возвращения в общество. «Может показаться странным носить обувь во время видеоконференции, но это оказывает на вас важное психологическое воздействие». Кроме того, обязательно носите одежду однотонных цветов, так как полоски и сложные узоры могут ужасно смотреться на видео.

    2. Устраните отвлекающие факторы

    Закройте дверь и окна в своей комнате.Выключите телевизор в коридоре. Отключите звук на своем мобильном телефоне (если только вы не используете его для конференции, см. совет № 7 ниже). «И убедитесь, что единственное открытое окно на экране вашего компьютера — это видеоплатформа, которую вы используете», — говорит лайф-коуч Том Марино. «Отключить все всплывающие окна. Последнее, чего вы хотите, — это потерять ход мыслей».

    3. Изгоните домашних животных и детей

    Фото: Getty Images

    Вы знаете эту лающую собаку, которая преследует каждую деловую встречу? Он испортит вам интервью.«Я терпеть не могу, когда на заднем плане начинают лаять собаки», — говорит Мэтью Росс, главный операционный директор Slumber Yard, сайта онлайн-обзоров матрасов с удаленным персоналом. «Это говорит мне о том, что кандидат не воспринимает интервью всерьез. Вы бы не привели свою собаку на собеседование в офис, поэтому используйте тот же подход для онлайн-собеседований».

    Тот же совет касается и ваших детей. Припаркуйте их перед экраном в дальней части дома и дайте им достаточно конфет, чтобы хватило на интервью.

    4. Найдите нейтральный фон

    Больше, чем любой другой совет, профессионалы сказали, что тщательное внимание к вашему фону абсолютно необходимо. Спальня с неряшливой кроватью, домашний офис, полный беспорядка, кухонный стол… все это сообщает интервьюеру информацию о вас, ничего хорошего. Это не только непрофессионально, но и отвлекает интервьюера, который будет занят анализом вашего грязного белья вместо того, чтобы слушать, что вы хотите сказать.

    Самый распространенный совет: встаньте на совершенно чистый фон (который не будет конфликтовать с вашей рубашкой).«Если вы изо всех сил пытаетесь найти профессиональный фон, попробуйте установить складной стол возле нейтральной стены или угла», — говорит Мишель Витус, генеральный директор Slate Advisers, фирмы по профессиональному коучингу. Но соблюдайте дистанцию: «Никогда не сидите вплотную к стене», — говорит Карен Рипенбург, телепродюсер и медиа-тренер. «Оставьте расстояние не менее 3 футов между затылком и стеной, чтобы вы не сливались с фоном и не делали снимок плоским. Вы будете выглядеть более уверенно с некоторым пространством, а не так, как будто вам некуда сбежать.

    Само собой разумеется, что это абсолютно а не время для вашего любимого виртуального фона или любого типа фильтра.

    5. Выберите маленькое кресло

    Сгорбившись на диване или в большом кресле, вы будете выглядеть менее изысканно. «Не садитесь на большой стул, спинка которого занимает столько же места на экране, сколько и ваше лицо», — говорит Рипенбург. «Выберите кресло с низкой спинкой, которое не скрипит при движении».

    6. Мастер своего освещения

    Фотография: Уолтер Б.McKenzie/Getty Images 

    Получить идеальное освещение для видео в домашних условиях может быть очень сложно, но в идеале вы должны стремиться к следующему:

    5 апреля (также известный как День «Звездного пути») Paramount + выпускает обновление 4K UHD для S tar Trek: The Motion Picture — The Director’s Edition , а релиз на физическом носителе состоится этой осенью. Это был долгожданный старый проект Star Trek с тех пор, как его дразнили еще в 2019 году.В работе над новым изданием воссоединилась производственная группа оригинального DVD DE 2001 года, состоящая из продюсера Дэвида К. Фейна, руководителя реставрации Майка Матессино и руководителя визуальных эффектов Дарена Р. Дохтермана. TrekMovie имел возможность поговорить с продюсером Дэвидом С. Фейном о переносе «окончательной версии» режиссера Роберта Уайза в современную эпоху.

    Не могли бы вы рассказать нам, как трудно было наконец реализовать этот проект?

    Нет лучшего времени для этого, чем сейчас.Сейчас настало время, когда технологические прорывы, которые у нас были, действительно показали, что мы можем сделать, и как мы можем сделать это намного лучше, чем когда-либо прежде. Так как же это произошло? Конечно, мы сделали оригинальную работу в 1999 году, а фильм [ Режиссёрское издание ] вышел в 2001 году. Это всегда задумывалось как сокращение работы, чтобы показать студии, что можно вернуться и сделать это на пленке. Мы были в восторге от него, но он не мог поразить все. Это могло превзойти все, что было возможно по стандартам DVD, и студия была в восторге, потому что именно на этом студия в то время зарабатывала деньги.Мы представили его им, и они сказали: «Это красиво. Это замечательно, спасибо. Но мы не видим причин переходить на высокое разрешение прямо сейчас».

    Так что с годами все меняется. Для [Роберта Уайза] было невероятно важно, чтобы его наследием стало Режиссерское издание , потому что он всегда очень расстраивался из-за того, что спектакль не был закончен, и для него это значило для всего мира то, что Режиссерское издание было. Так что, чтобы снова посмотреть театральный выход, в высоком разрешении, потому что не было Режиссерское издание, , он отвел меня в сторону в своей квартире, усадил и сказал: «Знаешь, Дэйв, мне нужно, чтобы ты пообещал мне что-то, Никогда не сдавайся.Этот фильм должен быть Режиссёрское издание . И это должно быть на пленке или, по крайней мере, в мастер-качестве». И я дал ему обещание, что никогда не остановлюсь.

    Дэвид Фейн, Дарен Дохтерман и Майк Матессино с Миллисент и Робертом Уайзом на премьере фильма Режиссерское издание в 2001 году.

    Спустя годы я возвращался в студию и говорил: «Эй, теперь нам пора вернуться и сделать это снова». И они говорили: «Ну, вы знаете, высокое разрешение [театральная версия] все еще здесь, мы действительно не видим, чтобы тратить время, и это нерентабельно.Так что мы шли и шли. К 40-летию фильма произошло два важных прорыва. Во-первых, у этого фильма, кажется, есть 20-летний цикл, к нам возобновился интерес после 40-летия, и [номер два] мы, наконец, достигли места, где я знал, что мы также можем сделать это с минимальными затратами, в пленке [качество]. ] уровень. Изначально мы никогда не смогли бы сделать производство, даже близко к тому бюджету, который у нас был сегодня, который все еще был разумным, в любое время раньше и с таким качеством.И это было моей целью.

    Когда я пришел в студию, я сказал, что мы делаем новый цифровой негатив. В этом и заключается моя цель: я собираюсь сделать новый цифровой негатив, чтобы он был вечным и доступным во всех форматах в будущем. И теперь он был закончен таким образом, что его можно использовать в любом формате и в будущем. Так что, поговорив с ними, они поняли, им это понравилось, и нужно было просто пойти в студию, чтобы выяснить, откуда мы берем бюджет, как мы его проработали, и это заняло некоторое время.И Paramount+ были нашими замечательными спасителями, которые пришли и сказали: «Конечно, давайте сделаем это для Paramount+». И я сказал: «Пока у нас есть негатив на нашу пленку, давайте сделаем это». Paramount+ оказала невероятную поддержку и помогла начать работу.

    Что конкретно изменилось в технике за последние 20 лет? И как это изменило ваш подход по сравнению с тем, как вы и ваша команда делали это 20 лет назад?

    Что изменилось за 20 лет, так это компьютерные технологии, потому что одним из способов, которым мы даже смогли сделать Режиссерское издание , изначально было то, что мы смогли перенести его в систему монтажа и действительно иметь возможность все настраивать. в проекте, когда мы продвигались вперед, имея его там свободно, чтобы работать над ним.И действительно, только с изобретением Thunderbolt 3, если мы собираемся начать говорить о реальном уровне технологий, мы дошли до того, что смогли перенести фильм в компьютер и сохранить его как несжатый негатив, и делать сборку, но и работать над каждым кадром, сидя перед системой монтажа. И не только редактировать, но и уметь все настраивать. И почти в каждом кадре в фильме были какие-то изменения или штрихи. Многое из этого идет только на то, чтобы выявить тонкие детали в негативе, но также несколько раз повторяется кадр за кадром, стараясь удалить из него грязь и лишнее зерно.Поскольку это было моей главной задачей с Дареном и всеми участниками, нам нужно было устранить все проблемы, которые отвлекали людей от этой истории. Теперь я сосредоточился, как и советовал Боб, на том, чтобы сделать историю как можно лучше, а не на лучшей реставрации чего-то старого. Поэтому моей целью было сосредоточиться на повествовании и использовать все доступные инструменты — цвет, звуковые эффекты — чтобы сделать его более убедительным, связным и увлекательным, чем когда-либо, и монтаж не изменился. Но теперь на заднем плане происходит гораздо больше, и даже визуально, чем когда-либо прежде, чтобы действительно усилить это и дать ему волнующий опыт.

    Фейн и Дарен Дохтерман наблюдают, как Майк Матессино внимательно изучает отреставрированные кадры.

    Говоря о визуальных эффектах. Есть несколько тонких вещей, которых не было в издании 2001 года. Были ли это вещи, которые были невозможны, но Боб хотел их, или вещи, которые, по вашему мнению, соответствовали духу того, чего он хотел? Например, добавление капсулы для путешествий.

    На самом деле это было то, что планировалось сделать в версии 2001 года, мы на самом деле всегда хотели разместить туристическую капсулу в передней части офисного комплекса.И, честно говоря, это было больше вопросом времени. И это не было чем-то, что было необходимо изначально, потому что это не сильно изменило историю. Цель состояла в том, чтобы на этот раз получить все, что мы хотели изначально. И мы сделали. И только нахождение оригинальных элементов сделало его еще более возможным и красивым.

    Транспортная капсула Кирка и Скотти пристыкована к офисному комплексу в левом нижнем углу кадра. Исправление ошибки, восходящей к 1979 году, которую планировалось исправить в 2001 году, но у них не хватило времени.

    Давайте поговорим об этом. У вас был оригинальный негатив камеры и 65-миллиметровые элементы Trumbull.

    Не все, многое, еще много дырочек, чего не хватает. Архив Paramount проделал невероятную работу по каталогизации и хранению всего, что у них было. Многие материалы были утеряны за эти годы. 65-миллиметровый материал Trumbull был отсканирован с разрешением 8K, материал Dykstra VistaVision был отсканирован с разрешением 6K, а 35-миллиметровый анаморфотный материал был отсканирован с разрешением 4K.

    Были ли Трамбал и Дайкстра связаны с вами, ребята?

    Трамбалл был консультантом проекта. Мы говорили об этом с Джоном [Дикстрой], но он не принимал непосредственного участия в проверке того, что мы сделали. К сожалению, мое сердце разбито тем, что Даг [Трамбалл] не смог увидеть окончательную работу, но я знаю, что он был в восторге от качества и того, что получилось. Я скажу вам исходные композиты для фильма, я никогда не осознавал, что они были не такими четкими, как я ожидал.И когда мы влезли в эти 65-миллиметровые элементы, я упал со стула, это было так красиво, просто невероятно и чисто. Четкость и резкость. А потом было бы грустно, потому что мы находили кадр в фильме, где у нас не было элементов, над которыми можно было бы поработать. И именно поэтому было важно, что за последние 20 лет я также изучил каждый инструмент, который не вызывает потери изображения, но способен просто выявить больше деталей и нашел хороший баланс, чтобы что даже кадры, которые мы не перекомпоновывали, мы все равно смогли довести их до уровня, который, по крайней мере, уравновешивает и в целом соответствует тому, что есть на других кадрах, хотя другие немного четче и лучше.Еще одно преимущество: в таких кадрах, как «Энтерпрайз», покидающий сухой док, мы обнаружили элемент Земли, который всегда должен был быть там, но не был частью композиции. Так что это был абсолютно захватывающий момент, когда я вернул это обратно. И Дарен проделал прекрасную работу над этим.

    Работа в сухом доке с недавно найденной фоновой пластиной Земли.

    Это выходит за рамки того, что мы видим, и звучит по-другому. Это более сложно. Есть некоторые элементы, которые мы раньше не слышали, но я полагаю, вы не создаете ничего нового.Итак, что вы можете рассказать нам о том, как вы обновили звук для The Director’s Edition ?

    Ну это не шлифовка, это работа над повествованием. Так что да, качество того, что у нас было раньше, значительно улучшилось. Поскольку у нас есть записи ADR [замены диалогов], мы можем передавать их в цифровом виде. Paramount сделала для нас цифровую передачу, поэтому потери генерации нулевые, мы смогли вернуться и взять все те реплики, которые были приглушены и подверглись неблагоприятному воздействию, вы знаете, были проблемы с большей частью диалогов из-за дубляжа. закончилась и спешка.Все те куски, которые были ADR, были вставлены обратно в пленку поверх грязных. Так красиво звучат. Что также замечательно, так это то, что раньше у нас не было ADR, мы не осознавали, что некоторые из сцен, которые были возвращены туда, где мы использовали звук, исходный из специальной более длинной версии, потому что это все, что было нам доступно. Что ж, Боб приказал актерам зациклить диалоги для ряда этих сцен. Итак, теперь у нас есть выбор [Уайза] для исполнения того, как изложены строки, для сцен, которые были восстановлены в фильме, но изначально не имели диалога ADR.

    Роберт Уайз режиссирует Уильяма Шатнера на съемочной площадке V’Ger.

    Можете привести пример? Разве нет сцены со Скотти и Декером и расследованием Илии, которое было удалено?

    Это удаленная сцена, она не вернется в фильм, она будет помещена на физический носитель [в качестве бонуса]. Это была сцена, которую мы нашли 22 года назад, но для нее не было звука. И мы обнаружили, очевидно, что на поздней стадии игры они все еще рассматривали возможность оставить это в фильме, поэтому эти объемы диалогов были зациклены для сцены, и мы смогли вернуться и вставить реплики.Итак, теперь сцена воспроизводится. И мы на самом деле закончили сцену, мы вернулись и сделали фоли, звуковые эффекты и все остальное, чтобы сцена действительно работала сейчас, даже несмотря на то, что это сцена, которой не место в фильме, и она на самом деле началась с того, что Кирк сделал Объявление только для инженеров. И это объявление будет проигрываться, чтобы они могли задать контрольные вопросы, и это начинается с того, что Скотти сердито говорит ей что-то. Но что замечательно, так это то, что на этот раз мы также обнаружили, что, поскольку мы знали, что собираем сцену заново, у нас не было точки зрения Скотти.Теперь мы делаем. Но это прекрасный пример того, что зацикливание существует, что из него можно увидеть нечто большее.

    Одна из немногих существующих картинок удаленной сцены в технике. Эта сцена впервые будет доступна на диске TMP DE в качестве бонусного контента.

    Те дополнительные сцены на мосту или в фильме, которые должны были быть зациклены и использованы в фильме, были просто использованы на основе того, что у нас было раньше. Теперь диалог улучшен.Теперь, как я уже говорил, в центре внимания Боба и то, что он сказал мне с самого начала, всегда было сосредоточено на рассказывании историй и использовании всех доступных инструментов. В качестве основы мы использовали аудиосистему The Director’s Edition . И да, есть новый звук, потому что мы даже нашли дополнительные диалоги, которые должны были использоваться на заднем плане от актеров, которые сейчас находятся в разных местах фильма, чтобы заполнить эти дыры. На слух это другой фильм 2001 года, новый микс Atmos изумителен.

    Итак, если вы случайный фанат и видели этот фильм, что, по вашему мнению, люди вынесут из просмотра и прослушивания, которые, возможно, проигнорировали фильм в прошлом?

    Что меня взволновало, так это то, что даже когда они изначально снимали фильм, он так и не достиг своего потенциала.На этот раз даже цвет играет важную роль. Когда они делали цветокоррекцию, в 79-м это было так же поспешно, как и все остальное. Требуется время, чтобы тщательно спланировать цвет фильма — у них было четыре дня, вся пленка была раскрашена за четыре дня в 1979 году, и это оставалось тем, что все подбирали в каждой передаче видео до 2001 года, где мы сделали все возможное, чтобы приблизить его к тому, как он должен выглядеть. Но в то время для домашнего видео цветокоррекция производилась в начале, а не в конце.Потому что вы что-то освоили, значит, вы работали над сборкой. Когда вы делаете это на пленке, вы работаете с негативом, затем вы идете и начинаете работать над цветокоррекцией. Итак, теперь, с новым цифровым мастером, клингоны представляют собой более темное и суровое пространство, тогда как на «Энтерпрайзе» освещение может меняться для сцен, чтобы сфокусироваться на моменте, который происходит, и на персонажах. Есть тонкость, ваш взгляд приковывается к персонажам через цвет. Кроме того, с HDR, где вы можете получить удивительные уровни яркости и темноты и цвета, у нас есть сцена с зондом на мостике, мы видим, что она невероятно яркая, потому что это то, что происходит в фильме.Это цель того, чтобы он был ярким, потому что он может быть таким, и звук намного мощнее, чтобы нести эти сцены. Как в эпизоде ​​с червоточиной, где звук теперь движется вместе с ним, потому что весь опыт и вся концепция заключаются в том, чтобы убедиться, что история привлекает вас. Потому что это то, чего мы хотим. Мы хотим попасть в приключение и быть втянутыми в него. Все эти маленькие аспекты способов, которые являются убедительными и рассказывающими, были потеряны, когда они делали это изначально, и потеряны все эти годы.И только сейчас мы смогли вернуть все это обратно и сделать из этого целостный фильм. Теперь это другой фильм, который работает намного лучше. Я рад, что люди увидят это, потому что это убедительно.

    Благодаря новому звуковому миксу Dolby Atmos во время сцены с червоточиной звук теперь искажается и перемещается вместе со зрителем.

    А теперь о звуке. Сейчас в фильме происходят вещи, которые происходят, в основном, за кадром, или происходили, что вы на самом деле не осознаете.Но впервые они предложены. И так много всего происходит, чтобы дать ему более богатый опыт и богатую подачу этой истории. Все дело было в том, чтобы сделать этот новый опыт, который притягивает вас, увлекает вас и дает вам ту радость от фильма, когда вы просто плаваете в нем и не имеете никаких недостатков за эти годы, других недостатков, которые были там. Он вычищен, и одной из моих целей было то, что с самого начала я сказал всем: давайте сделаем все возможное, чтобы взять все, что есть в фильме, что выводит вас из фильма, как огромное зерно, это внезапно все, что вам нужно. глядя, как проходит зерно.Он не может потерять детали, потому что в том, что мы видим, так много красоты. Но это зерно отвлекло тебя. Как большая шишка, где Энтерпрайз выходит из В’Джера, и все, что вы видите, это синее с большим количеством зерна. Теперь плавно, работает без потери качества. Вот в чем дело. В нем так много любви, и моментами он дает нам ощущение возбуждения, это не то слово, которое я когда-либо использовал для фильма раньше.

    Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    2019 © Все права защищены. Интернет-Магазин Санкт-Петербург (СПБ)