Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Ловис коринт: Lovis Corinth (21.07.1858 — 17.07.1925) — Biography, Interesting Facts, Famous Artworks

Содержание

Ловис Коринт | izi.TRAVEL

Ловис Коринт — самый известный прусский художник. Его творческое наследие составляет особую главу в истории искусства Восточной Пруссии. В Кёнигсбергской Академии художеств Коринт учился в период с 1876 по 1880 годы.
За всю жизнь он создал более 1000 картин и столько же графических произведений. Кроме того, он написал целый ряд книг и статей по искусству для нескольких печатных изданий.
Многие произведения Коринта были утеряны во время Второй мировой войны. Некоторое количество его работ в настоящее время находится в различных музеях Европы, но основная часть хранится в частных коллекциях. Калининградская художественная галерея обладает крупнейшим в России собранием графических произведений Ловиса Коринта — в её фондах находится более 100 графических листов.
Своеобразным даром художника было удивительное умение видеть человека, тонко его чувствовать и понимать. Коринт чаще писал и рисовал близких и родных ему людей. Об этом свидетельствует галерея портретов, выполненных в начале XX века.

Это, прежде всего, многочисленные портреты его жены, Шарлотты Берендт-Коринт. «Автопортрет с женой» был создан в 1904 году, предположительно, по случаю первой годовщины свадьбы. Шарлотта стоит позади Коринта с розой в руке, выступая в роли музы художника.
В портрете «Петерманнхен» 1919 года Шарлотта Берендт-Коринт выступает в неожиданной роли, по сравнению с её характеристикой в «Автопортрете с женой». Коринт представляет свою супругу в мехах, курящей, левая рука небрежно покоится на спинке стула. Она производит впечатление надменной, отстраненной и сдержанно-холодной дамы. Однако название листа, производное от ласкательного домашнего прозвища Шарлотты, противоречит дистанцированности манеры изображения и обнаруживает близость художника и модели.
В литографии «Спящая» Коринт создаёт портрет уснувшей жены во время летнего отдыха в Грёднертале в 1911 году. Вид умиротворенно покоящегося на руках лица молодой женщины напоминает аллегорические изображения сна. Мягкие свободные линии подчеркивают нежный и ранимый характер спящей.

кто он такой подробно, годы жизни, портрет, самые известные картины художника, периоды и особенности творчества живописца. Роль Ловиса Коринта в развитии реализма, импрессионизма и экспрессионизма в германском изобразительном искусстве

Ловис Коринт (Lovis Corinth; 21 июля 1858 — 17 июля 1925 гг.) — знаменитый немецкий художник конца XIX — первой четверти XX веков, выдающийся мастер исторического и портретного жанров. Ловис Коринт также написал множество пейзажей и картин с изображением обнаженной натуры. На начальном этапе творчества он работал преимущественно в реалистическом стиле, затем увлекся импрессионизмом, а в конце карьеры произведения мастера приобрели ярко выраженные экспрессионистские качества. Биография живописца насыщена интересными событиями, а его лучшие шедевры в наши дни хранятся в ведущих музеях Германии.

Ловис Коринт также был выдающимся графиком, создавшим огромное количество рисунков и гравюр. Кроме того, он написал ряд важных научных трудов по теории изобразительного искусства и в течение многих лет занимал престижный пост президента «Берлинского сецессиона».

Биография Ловиса Коринта

Ловис Коринт родился 21 июля 1858 года в зажиточной семье фермера и владельца кожевенной мастерской в городе Тапиау в Восточной Пруссии. В наши дни этот населенный пункт находится в составе Калининградской области Российской Федерации и носит название Гвардейск. Будущий художник был шестым ребенком в семье, но пятеро его старших братьев и сестер родились от первого брака матери.

Ранние школьные годы Ловис провел в Кёнигсберге, где жил у своей тетки во время обучения в престижной частной гимназии. Но после смерти матери в 1873 году он вернулся в Тапиау и вскоре твердо решил стать живописцем. Отец очень любил единственного родного сына, поэтому после недолгих колебаний продал дом, землю и мастерскую, чтобы за вырученные деньги оплатить дальнейшее обучение юноши.

В 1876 году 18-летний Ловис Коринт поступил в Кёнигсбергскую академию искусств, где под руководством профессора Отто Гюнтера (Otto Günther) отучился четыре последующие года. Будучи студентом, он часто путешествовал по разным городам Германии вместе со своим наставником, а по вечерам писал пейзажи и портреты. Позже Гюнтер посоветовал Ловису продолжить обучение в Мюнхене, который в те времена был общепризнанным центром немецкого изобразительного искусства.

22-летний Коринт отправился на юг Германской империи и поступил в Баварскую художественную академию. После второго курса Ловиса на год призвали в армию, а затем он вернулся к обучению. В Мюнхене молодой художник примкнул к группе студентов — сторонников реализма, а также увлекся жанром ню. Получив диплом, в 1884 году Коринт уехал в Бельгию, где прожил три месяца, а затем отправился в Париж.

В столице Франции стремительно набирал популярность импрессионизм, но в начале профессиональной карьеры он абсолютно не привлекал молодого живописца. До конца XIX столетия Ловис Коринт оставался верен реалистическому искусству, он восхищался работами Гюстава Курбе (Gustave Courbet), Жюль-Бастьена Лепажа (Jules Bastien-Lepage) и Жана-Луи Эрнеста Месонье (Jean-Louis-Ernest Meissonier).

Отучившись еще год в академии Жюлиана (фр. Académie Julian), Ловис Коринт вернулся в Кёнигсберг к больному отцу. Они прожили вместе несколько лет, и этот период был наиболее тяжелым в жизни живописца. Молодой художник никак не мог добиться успеха на профессиональном поприще, его картины не продавались, а любимый отец постепенно угасал от смертельной болезни.

В январе 1889 года Коринт-старший умер и Ловис решил навсегда уехать из Кёнигсберга. Неожиданно он получил приятное известие о том, что одна из его картин была отмечена наградой на Парижском салоне 1890 года. Воодушевленный новостью, живописец решился на переезд в Мюнхен и прожил в столице Баварии до начала ХХ столетия.

В 1892 году в карьере художника наконец состоялся долгожданный прорыв после создания цикла картин, описывающих ужасы бойни и разделки скота. Реалистичные картины вызвали шок у критиков и публики, а сам автор вступил в «Мюнхенский сецессион» — объединение революционно настроенных молодых коллег. Постепенно Ловис начал приобретать авторитет в художественной среде, а его работы стали покупать ценители искусства.

В 1900 году Коринт написал знаменитую «Саломею» и хотел представить ее на очередной выставке Мюнхенского сецессиона, но внезапно получил отказ от учредителей. Уязвленный обидой Ловис разорвал отношения с бывшими единомышленниками и переехал на постоянное жительство в столицу Германской империи. Здесь он в 1901 году вступил в «Берлинский сецессион» и вскоре стал одним из главных лидеров объединения.

Под влиянием новых друзей постепенно изменился стиль творчества мастера, в котором отчетливо начали проявляться черты импрессионизма. Работы художника стали пользоваться большим спросом, а он сам приобрел славу выдающегося мэтра современной немецкой живописи.

В 1903 году Ловис Коринт женился на художнице Шарлотте Беренд (Charlotte Berend-Corinth), с которой счастливо прожил в браке до самой смерти. Супруга подарила ему двоих детей — сына Томаса и дочь Вильгемину, а также на протяжении многих лет исполняла роль натурщицы при написании картин в жанре ню.

В 1911 году Ловис Коринт был избран президентом «Берлинского сецессиона» и это событие ознаменовало собой пик расцвета профессиональной карьеры. Но в декабре того же года 53-летнего мастера внезапно сразил инсульт, вызвавший частичный паралич правой стороны тела. Из-за проблем со здоровьем Коринт ушел в отставку и отдалился от активной общественной деятельности. Вместе с женой и детьми он отправился в путешествие по Европе, побывал на многих курортах и частично восстановил работоспособность.

Вернувшись в Берлин в 1915 году, Ловис Коринт был избран президентом обновленного «Свободного сецессиона». После перенесенного инсульта в картинах мастера появились нотки экспрессионизма, а сам он все чаще мечтал о тихой и спокойной жизни вдали от больших городов.

Пережив лишения Первой мировой войны и краха Германской империи, в 1919 году Коринт купил участок земли на берегу живописного баварского озера Вальхензее. Вместе с женой он построил здесь дом и счастливо жил в нем, создавая многочисленные пейзажи и натюрморты. К тому времени художник давно стал признанным мэтром немецкого искусства, получил множество наград на выставках и почетных званий.

Летом 1925 года мастер решил посетить Амстердам, чтобы еще раз насладиться шедеврами великого Рембрандта (Rembrandt Harmenszoon van Rijn) и Франса Халса (Frans Hals). Но в дороге он простудился и не доехал до столицы Нидерландов. 17 июля 1925 года, всего за четыре дня до своего 67-летия, Ловис Коринт умер в небольшом городке Зандворт. Его тело перевезли в Берлин и с большими почестями похоронили на местном кладбище.

Самые известные картины Ловиса Коринта

Гениальный художник за свою карьеру создал несколько тысяч живописных и графических работ. И все же самыми известными картинами Ловиса Коринта считаются:

  • «На бойне» (1893) — произведение, до сих пор вызывающее у зрителей массу сильных эмоций из-за обилия крови и мрачных красок.
  • «Саломея» (1900) — блистательный шедевр исторического жанра, покоривший зрителей Берлинской выставки.
  • «Натюрморт с хризантемами и амариллисами» (1922) — картина, созданная гением в минуты отдыха на озере Вальхензее в своем загородном доме.
  • Ecce Homo (1925) — одна из последних работ мастера, в которой в ярком экспрессионистском стиле отображены крылатые слова Понтия Пилата об Иисусе Христе.

Ловис Коринт принадлежит к числу величайших мастеров немецкой импрессионистской живописи всех времен. Он оставил заметный след в европейском искусстве на стыке XIX-XX веков и навсегда останется в памяти благодарных потомков.

21 июля В 1858 году родился Ловис КОРИНТ /полное имя – Франц Генрих Луис Коринт/ (в Тапиау, Восточн…

21 июля
В 1858 году родился Ловис КОРИНТ /полное имя – Франц Генрих Луис Коринт/ (в Тапиау, Восточная Пруссия; ныне Гвардейск, Калининградская область, Россия), немецкий художник, прошедший путь от импрессионизма к экспрессионистской живописи.
Наряду с Максом Либерманом, Лессером Ури и Максом Слефогтом относится к наиболее видным представителям немецкого импрессионизма, хотя его последние работы часто считаются синтезом импрессионизма и экспрессионизма.
* * * * *
Выходец из семьи кожевника, он в 1866-73 годах посещал гимназию в Кёнигсберге и проживал у своей тётки. После смерти матери в 1873 году Ловис вернулся в родной дом, где несколько позже у него появилось желание стать художником.
Чтобы исполнилась его мечта, отец Ловиса продал усадьбу в Тапиау и переехал с ним в Кёнигсберг. Там сын поступил в академию художеств, где основы живописи и историческую живопись ему преподавал Отто Гюнтер. В собственном творчестве Коринт сконцентрировался на портретах и пейзажах. По рекомендации своего учителя в 1880 году он поступил в Академию изобразительных искусств в Мюнхене, которая в те времена считалась наряду с парижской самым известным центром живописи и играла большую роль в культурной жизни города.
Историческую живопись Ловис Коринт изучал под руководством известных немецких художников Вильгельма Лейбла и Вильгельма Трюбнера.
Переехав в 1884 году в Париж, он занимался в Академии Жюлиана в мастерской знаменитого академического художника Вильяма Бугро.
В 1890-е годы Ловис Коринт создал свои самые известные произведения: «Автопортрет со скелетом», «Ведьмы», «Искушения святого Антония». В 1901 году художник переезжает в Берлин, организует художественную школу для женщин и начинает педагогическую деятельность. Он много путешествует и находится на вершине успеха, его работы пользуются спросом.
В 1911 году Ловис Коринт перенёс инсульт, однако до самой смерти продолжал работать и бороться с болезнью. В 1915 году он избирается президентом Берлинского Сецессиона, а в 1925 – становится Почетным членом Баварской Академии наук.
После прихода к власти нацистов часть работ художника, созданных во время болезни, объявляется типичными образцами «дегенеративного искусства» и изымается из немецких музеев.
За свою творческую жизнь Ловис Коринт создал более 2000 картин, акварелей, рисунков и графики. Многие из них демонстрируются во всемирно известных картинных галереях и музеях (Dresden Galerie Neue Meister, Hamburger Kunsthalle, Galerie Belvedere, Musée d’Orsay), но большая часть творческого наследия находится в частных коллекциях.
Его последней крупной работой стал «Ecce Homo» («се человек»; слова Понтия Пилата об Иисусе Христе), которую он закончил прямо перед отъездом в Дюссельдорф и Амстердам 16 июня 1925 года, чтобы ещё раз посмотреть на работы Франса Халса и Рембрандта.
Скончался Ловис КОРИНТ 17 июля 1925 года в Зандворте близ Амстердама (Северная Голландия). Его тело было перевезено в Берлин и похоронено на Юго-Западном кладбище в Штансдорфе.
———————————————
Смотри еще работы Ловиса Коринта по ссылке:
http://gallerix.ru/storeroom/1679823347/
———————————————
[club48234198|Все события] или #Ваш_День_Рождения_21_июля #К__

21 июля также родились

Дом-музей Л. Коринта


«Если кому-то природой предначертано стать художником, то она погружает его в соответствующую среду, то есть он оказывается там, где на йдет самое интересное для себя и своих замыслов».

(Из воспоминаний Л. Коринта)

Ловис Коринт (1858 – 1925), принадлежащий к числу выдающихся немецких импрессионистов, родился в г. Тапиау, Восточной Пруссии (ныне г. Гвардейск, Калининградской обл.) и в течение всей жизни сохранял тесную связь с родиной.

Родительский дом Ловиса Коринта на ул. Вассерштрассе, (ныне ул. Водная) был построен в 1825 году и принадлежал матери художника Амалии Вильгельмине Буттхер, которая также владела прим ыкавшими к дому кожевенной мастерской и земельным участком. Дом был двухэтажным, однако второй этаж фактически являлся мансардным. На первом этаже располагались жилые комнаты и кухня с коптильней; крутая лестница из передней вела на мансардный этаж, где ночевала прислуга и батраки. С каменного крыльца открывался вид на конюшню, птичник, коровник, свинарник, овчарню, – их обитатели стали первыми моделями маленького Ловиса, у которого способности к творчеству проявились с раннего детства. «Двор был моим маленьким миром», – писал Коринт в своих воспоминаниях. — В 1866 году Ловис покинул родной дом, отправившись на обучение в Кёнигсберг, однако в течение всей жизни часто возвращался в родной Тапиау, для которого создал множество прекрасных произведений. Супруга Ловиса Коринта, Шарлотта Беренд-Коринт, вспоминала, как в 1906 году, во время их совместного посещения Тапиау, лицо Ловиса воссияло, когда он показывал ей отчий дом: «Ты видишь окошко на верхнем этаже? Там была моя комнатка. Там я написал свою первую акварель».

Тот самый домик 1825 года постройки, где родился художник сохранился в Гвардейске по сегодняшний день. В скором времени предполагается его реконструкция и открытие в нем филиала Калининградского областного музея изобразительных искусств, обладающего крупнейшей коллекцией графики мастера, которая впоследствии станет основой для экспозиции в доме-музее Ловиса Коринта.


картины художника с фото и описаниями

 

Ловис Коринт. Се человек!

1925 г. Базельский художественный музей

Ловис Коринт наряду с Либерманом и Слефогтом относился к группе прогрессивных немецких художников, активно внедрявших в немецкое искусство традиции импрессионизма. А впоследствии многие из них перешли на позиции таких течений, как, например, экспрессионизм. Картина «Се человек!» (слова Понтия Пилата об Иисусе Христе) — вольная трактовка сюжета Священного Писания.

 

 

 

 

 

Ловис Коринт. Панорама Вальхензее, вид с кафедры

1924 г. Музей Вальрафа-Рихарца, Кёльн

Несмотря на то, что в области живописи Коринт был явным новатором, в этой картине можно найти отголоски творчества многих знаменитых предшественников — Эль Греко, Поля Сезанна. Обратите внимание на дату создания картины: «официальное» время господства импрессионизма уже завершилось, канули в небытие даже некоторые более поздние направления.

 

 

 

 

 

Ловис Коринт. В зеркале

1912 г. Художественный музей Вустера

Здесь уже прослеживаются черты экспрессионизма, воздействовавшего на зрителя при помощи цвета и линии, напряженных, звенящих. Нам кажется, что отражение женщины, сидящей перед зеркалом, словно передразнивает ее, не являясь абсолютным ее повторением. Отражающаяся в зеркале мужская фигура усиливает чувство ирреальности.

 

 

 

 

 

Ловис Коринт. Художник и его семья (семейный портрет)

1909 г. Государственный музей Нижней Саксонии, Ганновер

Несколько необычные для семейного портрета композиция и воплощение. Художник представил себя, свою жену Шарлотту и двоих детей. Супруга с маленьким ребенком сидит в кресле, сын стоит рядом на стульчике. А отец семейства, судя по всему, не отрывается от работы: в его руках кисти и палитра, хотя холста мы не видим — он где-то за границами картины. В отличие от улыбающихся членов семейства сам Коринт по обыкновению хмур, примерно так он выглядит и на фотографиях.

 

 

 

 

 

Ловис Коринт. Утреннее солнце

1910 г. Государственный музей Гессена, Дармштадт

Модели Коринта часто жаловались на то, что художник пишет их слишком натуралистично, не стараясь приукрасить. В принципе это было справедливо: живописец действительно подчас даже гипертрофировал недостатки портретируемых. Но к его жене, которую мы видим на полотне «Утреннее солнце», это не относилось…

 

 

 

 

 

Ловис Коринт. Босиком по воде. Паддл Петерманхен

1902 г. Государственный музей Нижней Саксонии, Ганновер

Петерманхен (дословно — «Петерманчик» или «Петерманушка») — прозвище супруги художника Шарлотты Берендт. Она однажды рассказала мужу, что в ее семье бытовала шутка: якобы Шарлотту еще ребенком выменяли у цыганской семьи по фамилии Петерман. Так что изображение молодой женщины на морском берегу — это портрет любимой жены Ловиса Коринта.

RFI — Ловис Коринт

опубликовано 29/04/2008 Последнее обновление 07/09/2008 16:27 GMT

 Сайт парижского музея Орсе

Немецкая художественная школа — одна из главных европейских школ. Это, конечно, не значит, что любой немецкий художник лучше любого не-немецкого, просто немцы испокон века играли в изобразительном искусстве Европы решающую роль. Ну или почти испокон. Потому что начиналось изобразительное искусство Европы в древности, когда в германских лесах ни о какой живописи не было ни слуху ни духу.

От античности у нас живописи практически не осталось: фаюмские портреты, поражающие своей живостью (при том, что это погребальные портреты), да провинциальная римская фреска, сохранившаяся в Помпеях благодаря извержению Везувия. В средние века фресками украшали романские и готические соборы, но то ли технология была ущербной, то ли очень уж сурово время прошлось по церковным стенам, только и от этого искусства остались лишь разрозненные фрагменты.

Ловис Коринт. Ослепленный Самсон. 1912
(Photo: © BPK, Berlin dist.RMN / Photo Jörg P.Anders)

Таким образом, наше европейское изобразительное искусство по-настоящему начинается на переходе от готики к Возрождению. Прежде всего в Италии. В XV веке и в Нидерландах. В XVI веке существовала уже самостоятельная (хотя и оглядывающаяся на Италию) немецкая живописная школа. К этому времени можно говорить и о французской школе. У каждой национальной художественной традиции свои (ей одной присущие) изгибы и интонации. Все трактовали одни и те же сюжеты, но немецкое изображение распятия не спутать с итальянским.

Так сложилось, что на общеевропейском фоне немцы всегда стояли особняком. Какое-то у них свое понятие о том, что требуется от изобразительного искусства. Какие-то у них особые понятия о красоте и гармонии, а может они вообще не считают, что живопись должна быть красивой и гармоничной, а главное — это правда жизни. Но почему-то при этом их привлекают именно те стороны жизни, которые с гармонией и красотой трудносочетаемы. И даже трактуя такой стандартный, казалось бы, и всеобщий сюжет, как портрет, немцы все равно умудряются внести в него каплю своего германского дегтя.

Музей Орсе регулярно выставляет немецких художников XIX века. Арнольд Бёклин, Фердинанд Ходлер, теперь вот — Ловис Коринт. Мы спросили куратора выставки Сержа Лемуана, есть ли тут особая германская линия?

Серж ЛЕМУАН: «К этому можно даже прибавить, что несколько лет тому назад Музей Орсе организовал также выставку Менцеля — это тоже большой немецкий художник второй половины XIX века. Действительно, прослеживается ряд выставок, которые посвящены художникам или немецким, или известным в Германии и важным для немецкого искусства (таким, как Фердинанд Ходлер). Но я должен сказать, что это укладывается в рамки программы, которую Музей Орсе проводит с самого своего основания: показ так называемых иностранных, то есть нефранцузских школ. Да, мы выставляем немецких художников. Но не только. Мы выставляем и скандинавских художников, польских, чешских, итальянских. Мы привлекаем внимание не только к немецкому искусству, но вообще к зарубежным, прежде всего, европейским художникам второй половины XIX века и начала XX»

Действительно, музей Орсе выставлял также и американских художников, прошла недавно хрестоматийная выставка русского искусства. Но в данном случае речь идет именно о немецком искусстве и о таком его своеобразном представителе как Ловис Коринт…

Ловис Коринт. Автопортрет с женой и бокалом шампанского. 1902.
(Photo: © Nathan, Fine Art / DR)

Серж ЛЕМУАН: «Меня самого, лично, связывают особые отношения с немецким искусством — не только XIX века, но и XX, с современным немецким искусством. Это одна из причин, по которой я пригласил Ансельма Кифера принять участие в этой выставке, посвященной Коринту. Но всё же главная мысль — это познакомить французскую публику с художником, который во Франции абсолютно неизвестен. С художником, творчество которого априори совершенно не соответствует тому, что можно назвать французским подходом к искусству. Ловис Коринт — это художник-экспрессионист во всех смыслах этого термина. Это художник, нарушающий всякую меру, вводящий в живопись насилие и жестокость, секс, болезненность. Смерть всегда присутствует в его картинах. Это художник, чрезмерный во всем. В частности, в том, как он постоянно изображает самого себя, как он инсценирует самые невероятные ситуации со своим собственным участием. И вот я вызвался показать во Франции творчество этого художника, которые, само собой разумеется, весьма и весьма знаменит у себя на родине. Он был прославлен при жизни, и сохранил эту славу после смерти, пользовался печальной словой при нацистах, которые включили его в разряд дегенеративного искусства, и после войны продолжал быть знаменитым и знаменит вплоть до наших дней. Сегодня он — образец для всех молодых немецких художников»

Ловис Коринт — художник неровный, от сюжета к сюжету меняющий манеру письма. Он бьется в неравной борьбе с живописью и самим собою — за создание убедительного и живого образа. В этом смысле показательны пейзажи. Они написаны широкими небрежными и одновременно стремительными мазками, как будто художник спешит писать картину быстрее, пока… что? пока солнце не ушло за тучку? или (что кажется ближе к истине) пока рука не успела предать сюжет, пока привычка не успела взять верх и внести в картину ложь искусства…

Фактура его живописи может быть и мягкой, как в автопортрете с женой, в котором он очевидно отзывается на автопортрет Рембрандта с Саскией. Художник изобразил себя сидящим на фоне праздничного стола, полуобнимающим одной рукой жену с обнаженным торсом и мягко сжимающим грудь молодой женщины, в другой руке у него — стакан с вином. Картина озаглавлена «Автопортрет с шампанским», хотя вино в бокале красное. Несмотря на вызывающе трактованный сюжет (эротические мотивы к тому времени еще были способны эпатировать буржуа) сама живопись мягка и удивительно хороши лица в тени (руки же стандартны и неинтересны). В то же время в ню обнаженное (мужское или женское) тело трактовано нарочито физиологически, на грани неприятного, даже за гранью. Не будуар красавицы, как это принято было во французской живописи, а мясная лавка…

Ловис Коринт. Новый пруд берлинского зоопарка. 1908
(Photo:© Kunsthalle Mannheim / Photo Margita Wickenhäuse)

Серж ЛЕМУАН: «Есть у Коринта, вы правильно подметили, такая манера живописать тело, кожу, можно сказать, «кожный покров» с плотью и кровью, которая дышит под ним, от которой он естественным образом переходит к сценам скотобойни и мясных туш. Очень особая такая манера, которая некоторых может шокировать и кому-то может не понравиться, но в то же время является подлинным свидетельством его оригинальности»

Вторая половина беседы с господином Лемуаном – это чистый диалог глухих, и только как пример непонимания между простаком и специалистом может быть интересен. Ваш покорный слуга, естественно, претендует на роль простака… А дело вот в чем: прямо посреди выставки ее устроители поставили вещь немецкого актуального арт-корифея Ансельма Кифера. Я говорю вещь, потому что непонятно, как ее иначе назвать: перед замазанным непонятно чем и для чего холстом немалых размеров наворочено то ли проводов, то ли колючей проволоки. Как часто в случае того, что называют искусством второй половины XX – начала XXI века, эта вещь не несет никакой собственной смысловой нагрузки, ничего не изображает, ничего в себе не означает и вне дискурса, доказывающего ее право на место под солнцем, никакого оправдания ее существованию не имеется. Вот мы и спросили, зачем она здесь, в музейном зале?

Серж ЛЕМУАН: «Я мог бы сделать прямо противоположное: выставить рядом с произведениями Коринта картину Франса Хальса. И в этом случае вы бы мне тоже сказали, что в этом нет смысла, что этому нет никакого оправдания»

Франс Хальс – это голландский художник-портретист XVII века, примером которого Ловис Коринт вдохновлялся. Но ведь Франс Хальс, хотя и жил в обстановке сильно отличавшейся от той, в которой жил Ловис Коринт, решал те же художественные задачи: писал живых людей по мере сил в живом свете. Чем Ансельм Кифер совершенно не занимается. Никого и ничего не изображая.

Ловис Коринт. Автопортрет со стаканом. 1907
(Photo: © Photo National Gallery in Prague, 2007)

Серж ЛЕМУАН: «А я вам отвечу на это, что верное по отношению к предшественникам верно и по отношению к последователям. Я пригласил Ансельма Кифера, во-первых, потому что это большой художник. Кифер и Коринт в сочетании подчеркивают качества один другого, взаимно дополняют понимание творческих путей»

Хорошо. Отвлечемся от истории искусства. Любой человек – будь он даже совсем необразованным и далеким от искусства, будь он, к примеру, крестьянином из далекого немецкого селения, глядя на картины Коринта, чего-нибудь да поймет. Но не только для этого крестьянина, но и для меня тоже Кифер не значит ничего…

Серж ЛЕМУАН: «Нет, совсем нет. В таком случае не только Коринт, но и любой французский художник-импрессионист ничего не значит. Я не думаю, что надо так глядеть на вещи. У каждой эпохи, естественно, свои художники, которые представляют ее, выражают ее. И сегодня художникам, будь то немецкие, французские, американские или русские художники, есть что сказать. И я глубоко убежден, что при равных иных условиях, это слово художников остается тем же, что и в прошлом. Мы хорошо видим, что в искусстве сохраняется постоянство. Видно, что с античных времен в искусстве повторяются одни общие принципы, которые объединяют все художественное творчество, которое столь важно для понимания человечества, и благодаря которым все меняется и в то же время сохраняется постоянство»

Таким неожиданным тупичком закончилась наша беседа, главным сюжетом которой (все же не стоит этого забывать!) было творчество немецкого художника конца XIX – начала XX века Ловиса Коринта. На наши вопросы отвечал Серж Лемуан, профессор истории современного и актуального искусства в Сорбонне, многолетний директор музея Орсе и куратор проходящей в этом музее выставки Ловиса Коринта.

Выставка проходит до 22 июня 2008-го года

Читать, смотреть, слушать все «Картинки с выставки»

VisitPrussia.com — Ловис Коринт – импрессионист из Восточной Пруссии

Спасибо Бернштейну

Первыми против академической живописи взбунтовались французские художники. 13 ноября 1872 года картиной «Впечатление. Восход Солнца» Клод Моне открыл эру импрессионизма. Вскоре импрессионизм (это слово тогда считалось чуть ли не ругательством!), перешагнув границу Франции, стал международным явлением.

Точная дата создания холста была установлена в 2014 году на основании топографических и метеорологических данных.

В Германии знакомство с живописью мастеров нового направления, по свидетельству шведского художника и «отца невозможной фигуры» Оскара Рёйтерсверда, состоялось осенью 1882 года, когда богатый русский коллекционер, живший в Берлине, профессор Карл Бернштейн (по мнению французского поэта Жюля Лафорга – «единственный знаток современной французской культуры в немецкой столице»), купив десяток полотен Мане, Моне, Сислея, Писсарро и Берты Моризо, пригласил художников и знатоков искусства «для осмотра новых приобретений». Понятное дело,  знатоки не на шутку перепугались… Но только не художники!

Принцип «писать то, что видишь среди света и воздуха» почти сразу же подхватили оппозиционно настроенные к официальному академическому искусству живописцы. Однако немецкая школа не копировала французскую. Для немецких импрессионистов важнее композиция картины, а живопись вторична. Поэтому немецкий импрессионизм принято считать самостоятельным явлением.

Кстати, почву для него на немецкой земле подготовил сын капельмейстера Кёльнского собора Вильгельм Лейбль – известный не только в Германии, но и во Франции конца XIX века «мастер бытового жанра и типажного портрета, пограничных между романтизмом и символизмом». На его технику «в один присест» (alla prima) и ориентировались немецкие импрессионисты. Особенно всех завораживала его манера письма – Лейбль смешивал краску прямо на холсте. В числе его почитателей был и Ловис Коринт из восточнопрусского Тапиау (ныне – Гвардейска).

 

Вспомнил всё…

Ловис Коринт был не только художником. Он написал много книг по искусству, а в 47 лет взялся за «Автобиографию». Казалось, будто только вчера он, пятилетний школьник, подбежал к матери и поинтересовался датой своего рождения. Она ответила загадкой: этот день приходится как раз на начало уборки ржи. Что это значило, до Луи дошло лишь когда родители стали брать его с собой в поле. Но уже будучи взрослым он понял, каково пришлось его матери 21 июля 1858 года, когда вся семья и работники еще до крика петухов отправились убирать рожь, чтобы побыстрее управиться и успеть домой к ее родам. Но не успели. 8 августа он был  крещен в местной церкви. Нарекли его Францем Генрихом Луисом Коринтом. Он был единственным общим ребёнком Генриха и Вильгельмины, у которой, впрочем, уже было пятеро детей от первого брака. 

Несмотря на то, что данное при рождении имя художника Франц Генрих Луис Коринт (Franz Heinrich Louis Corinth), в историю он вошёл как Ловис Коринт. Всё дело в нижненемецком диалекте (Plattdeutsch), близком к нидерландскому языку, на котором говорил север Германии, в том числе и его родная Восточная Пруссия. Поскольку отец Ловиса был человеком интеллигентным и знал верхненемецкий (Hochdeutsch), он окрестил сына Луисом. В детстве родители его звали либо Луи, либо Луис. Но Коринт остался до конца «верен» своему нижненемецкому диалекту, на котором говорил с детства. Естественно, он подписывал свои работы – Lovis Corinth.

Родители держали большое фермерское хозяйство и кожевенную мастерскую.

До конца дней своих Луис помнил тот исходящий от неё терпкий запах. Огромный двор, полный разной живности, был его миром. Ему приходилось наблюдать, как подготавливали туши для кожевенного цеха, как рабочие отрезали от нее кусочки мяса и бросали жадным до свежатины кошкам. Стекающая с туши кровь образовывала лужицы, из которых пили куры. Зрелище не для слабонервных, но маленькому Луи приходилось это видеть ежедневно.

Со временем Луису открылись новые горизонты. Он уже знал, что река, на берегу которой стоял их дом, называется Дайме. Вот луга, куда во время сенокоса он носил отцу хлеб. С угодьями Коринтов соседствовало длинное здание в стиле ампир с красной остроконечной крышей.

Чёрные, белые и коричневые фигуры сновали около него туда-сюда, как пчёлы в улье. Над воротами золотыми буквами надпись: «Восточнопрусское исправительное заведение для трудновоспитуемых детей», или, как его называли местные, – штидут.

Раньше это был орденский замок, построенный на слиянии двух рек – Прегеля и Дайме.

Здесь Луис впервые встретился с настоящим художником-пейзажистом – Кнорром, отец которого работал в этом исправительном учреждении.

Штидут имел к Коринтам непосредственное отношение. В их доме в маленькой комнатке жила его смотрительница, у которой была дочь – одноглазая Эмилия. Луис часто бывал в их комнатке, обставленной старинной мебелью и разными фарфоровыми вещичками. У комодов были львиные лапы и золочёные кольца на выдвижных ящиках.

По признанию Коринта, Эмилия знала много легенд и пробудила  в нём интерес к искусству, за что он был благодарен всю дальнейшую жизнь. Однажды она показала Луису картину – кайзер Фридрих Вильгельм III на роскошном коне, и рассказала, что в Кёнигсберге есть такой же памятник. С тех пор мальчик загорелся желанием увидеть его «вживую». И такой случай представился, когда отца положили в больницу в Кёнигсберге и 8-летний Луис с матерью поехали его навещать.   

А ещё запомнился праздник стрелков и ярмарка в Велау (ныне – Знаменск), которые проходили во время летних каникул. Украшенные грушевыми деревьями улицы городка заполнял звук фанфар, и стрелковая гильдия строилась на главной Ярмарочной площади. Офицер, по совместительству стрелковый король, восседал на нарядном коне. На орденской ленте короля и его свиты сияли с тарелку размером серебряные медали. Строй направлялся в ельник, который простирался между Тапиау и Велау. Его пересекало широкое шоссе. Опушка леса была празднично «украшена» ларьками с бодрящими напитками, сюда стекался народ – праздновать до тех пор, пока не иссякнут силы. После захода солнца праздник переходил в следующую стадию – подвыпившие парни с девчатами из соседних деревень парами уходили в лес. Наутро «орды» пьяных и влюблённых расходились по домам.

Ярмарка в Велау была, пожалуй, самым большим событием в жизни Коринтов.

Кожа, которую отец намеревался там продать, грузилась на два грузовика. «Через два часа мы доехали до длинного деревянного моста, который почти весь был занят нищими», – пишет Коринт в своих воспоминаниях. – «Мать дала им милостыню, и мы проехали дальше…  С отцом пошли на ярмарку…  Она считалась самой большой в провинции, сюда привозили много русских лошадей». Целые улицы занимали тильзитские обувщики. Кроме того, в детской памяти навсегда осталось бесконечное множество ларьков с имбирными пряниками, сладостями и напитками.

 

«Мне снились Прегель, кирха и мой двор…»

Осенью 1866 года Ловис поехал в Кёнигсберг. Родители реализовали свой давний план и отправили его в Кнайпхофскую гимназию. Дали с собой пару жирных уток, мешок картошки – и к тётке на постой, на Магистерштрассе, 41. Началась жизнь на чужбине, к которой мальчик из Тапиау совсем не привык. Еще труднее пришлось в гимназии, где все ученики говорили на литературном немецком языке  и смеялись над его диалектом. Поэтому помимо основной учёбы пришлось тратить много времени на изучение Hochdeutsch. «Меня всё время тянуло домой», – вспоминал Коринт свои гимназические годы. – «Мне снились Прегель, кирха, мой двор…»  Однажды он хотел бросить всё и уехать, но тётка заперла в подвале. Пришлось ждать очередных каникул.

Вспомнил Ловис эпизод из гимназической жизни, как учитель пения заснул на уроке, а он его нарисовал. Внезапно проснувшись, учитель вопросительно посмотрел на Коринта. Мальчик растерялся, стал оглядываться… Учитель надавал пощёчин, но когда увидел свой портрет – размяк и посоветовал: «Становись портретистом». Рисунок, кстати, забрал на память. «Никогда ещё пощёчины не были столь приятны, как в тот раз», – вспоминал художник.

Когда Ловису исполнилось 13, умерла мать. Все заботы по его воспитанию легли на плечи отца, который больше всего на свете мечтал о том, чтобы сын получил хорошее образование. Поэтому, когда разглядел в сыне талант художника, продал усадьбу в Тапиау, переехал в Кёнигсберг и оплатил учёбу в местной художественной академии.

 

Не сложилось…

«Судьба улыбнулась», – писал Коринт. – «Я буду художником. Я был верен своей профессии и ни разу не помышлял об измене».

Основы живописи и историческую живопись в академии преподавал Отто Гюнтер, близкий друг отца. Он он был поклонником немецкого живописца Людвига Кнауса, мастера дюссельдорфской школы, и Марка Луи Бенжамина Вотье Старшего – немецкого живописца швейцарского происхождения. Манера их письма привлекала одно время и Коринта.

Вместе с Гюнтером и другими учениками Коринт съездил в Берлин и Тюрингию, побывал в мастерских именитых художников. В своём творчестве он сконцентрировался на портретах и пейзажах. И всё бы хорошо, но идиллию портил восточнопрусский пунш, который стал частым «спутником» молодых художников. Пили много. Некоторые однокашники Коринта покатились по наклонной, не смогли остановиться, спились и умерли.

Случай, когда Луис в очередной раз «накидался» с друзьями, заставил его задуматься. Будучи в сильном подпитии, студенты решили пойти за «добавкой» в Гамбинусхалле, что на Тухмахерштрассе.

Это низкопробное увеселительное заведение, где молодые академики были чуть ли не завсегдатаями, пользовалось в Кёнигсберге дурной славой. Хозяин был гостям всегда рад, трезвых принимал с распростёртыми объятиями, а пьяным не наливал. В ответ на попытку дебоша охранники одного за другим повышвыривали художников на улицу. Завязалась драка, закончившаяся арестом и камерой в полицейском участке.

В академии, конечно, узнали и про пьянку, и про пьяный дебош, и про  арест, и про то, как одного из охранников заведения укусили за палец, другому чуть не оторвали ухо, а также про сопротивление представителю власти… Руководство академии боялось, что информация просочится в прессу. Гюнтер помогал, как только мог, чтобы уладить ситуацию. К «урегулированию конфликта» были привлечены очень влиятельные люди Кёнигсберга. В итоге дебоширы отделались штрафом. Для Коринта это стало хорошим уроком, а вот Гюнтеру пришлось покинуть академию. Он уехал в Веймар, устроив, прежде всего, своих любимых учеников по разным учебным заведениям, понимая, что спокойно доучиться им теперь не дадут.

 

Пробы кисти

Так в 1880 году по рекомендации Гюнтера Коринт попал в Академию изобразительных искусств в Мюнхене, где он создал свою первую полноценную картину, назвав её «Чёрный план». Критики поиздевались над ним из-за названия, пришлось переименовать в «Заговор» («Ein Komplott»). На Лондонском салоне 1884 года полотно получило бронзовую медаль. Затем, уже перебравшись в Антверпен, он создает одну из самых известных своих работ «Негр Отелло». Здесь же, в Антверпене, Ловиса настигло неприятное известие о смерти Гюнтера.

Его ученики опубликовали некролог в газете, что вызвало гнев руководства Кёнигсбергской академии, которое  ненавидело его даже мертвым – «чисто по-восточнопрусски», как выразился Коринт в своей «Автобиографии».

В октябре того же года он поступил в частную Академию Жюлиана в Париже, где научился  работать с обнажённым женским телом. Это учебное заведение  было основано, как выразился Коринт, «одарённым спекулянтом», и оно существовало в основном на деньги иностранцев, которые здесь учились. Учителями Ловиса были Вильям Бугро и Тони Робер-Флёри.

Не добившись особого успеха во французской столице,  через три года Коринт вернулся с 20 крупноформатными полотнами к отцу в Кёнигсберг. Но его преследовала мечта уехать в Берлин, что и произошло чуть позже… Жизнь в столице кипела. Здесь, в Берлине, он написал свой первый автопортрет. В следующем году Коринт вернулся домой в Кёнигсберг к тяжело больному отцу и успел написать несколько его портретов. 10 января 1889 года Ловис стал круглым сиротой.

В 1890 году заявленная на Парижский салон картина Коринта «Пьета» произвела фурор. Он отваживается вновь переехать в Мюнхен, где занимается популярным в то время творчеством на пленэре. Основным его произведением в том году стал крупноформатный, но не вызвавший энтузиазма у публики «Диоген». Затем Коринт создает «провокационную» серию картин со сценами на бойне, которые наконец-то впечатлили критиков.

 

«Автопортрет со скелетом», 1896.

 

В 1890-е Коринт был связан с «революционерами» в мюнхенском искусстве, которые встречались в обществе живописцев «Аллотрия». Из этого объединения выделился Мюнхенский сецессион, в который, кроме него, вошли Макс Либерман, Отто Экман, Томас Теодор Гейне, Ганс Ольде, Ганс Тома, Вильгельм Трюбнер, Франц фон Штук и Фриц фон Уде. Художник из Тапиау стал в Берлине «крупной величиной» и работал не покладая своих рук. Картина «Снятие с креста», написанная в 1895 году, стало первым произведением Коринта, которое было хорошо продано. В том же году на выставке в Стеклянном дворце она удостоилась золотой медали. Остальные работы не получили признания публики. Затем появился собственный «Автопортрет со скелетом», а также «Ведьмы», «Искушение святого Антония» и «Саломея», на которую он возлагал большие надежды. Но в выставке Мюнхенского сецессиона ей отказали.

Тогда Коринт решил переехать в Берлин, где давний друг Макс Либерман с Паулем Кассирером основали Берлинский сецессион. И здесь «Саломея», как впрочем и её автор, пришлись ко двору.

Берлинский сецессион (нем. Berliner Secession) – художественное объединение берлинских художников и скульпторов конца XIX века, отвергавших доминировавшее в то время академическое искусство.

Кроме «Саломеи» в Берлинской выставке участвовали две другие его картины – «Сусанна и два старца» и «Распятие». А в 1901 году картина «Персей и Андромеда» демонстрировалась на выставке Сецессиона у Пауля Кассирера рядом с полотнами Винсента Ван Гога, Вильгельма Лейбля и Арнольда Бёклина. Друзья помогли Ловису найти мастерскую на улице Клопштокштрассе и 14 октября 1901 года в ней открылась его художественная школа. Первой ученицей Коринта-преподавателя стала Шарлотта Беренд. Она была для Коринта не только ученицей и моделью, но и верной спутницей жизни. 26 марта 1903 года они поженились. А 13 октября того же года на свет появился их первенец Томас. Семья переехала на улицу Хендельштрассе. Шестью годами позже родилась дочь Вильгельмина.

 

Карьера

Дела шли как нельзя лучше. Вскоре Коринта избрали в правление Сецессиона. Он очень много работал. «Портрет поэта Петера Хилле», «Самуил проклинает Савла», «Грации» и «Автопортрет с моделью» выставлялись в Сецессионе в 1902 году – вместе с полотнами Эдуара Мане и Эдварда Мунка.

 

«Автопортрет с Шарлоттой Беренд и бокалом шампанского», 1902.

 

На ежегодней выставке 1903 года Коринт представил свою «Девочку с быком» и «Борьбу Одиссея с нищим», в 1904-м были написаны «Тини Зендерс» и «Положение во гроб». В том же году Кассирер провёл в собственной галерее выставку француза Поля Сезанна, которая произвела на Коринта сильное впечатление. Появились новые  работы: «Детство Зевса», «После купания», «Рудольф Риттнер в виде Флориана Гейера», «Пленение Самсона», «Великие мучения», «Автопортрет со стаканом», вызвавшая нешуточные пересуды «Лежащая обнажённая», «Сусанна в купальне», «Орфей»…   

Ловис Коринт считался одним из самых популярных и влиятельных живописцев Берлинского сецессиона. Его картины хорошо продавались.

В 1911 году президент Макс Либерман и члены правления Макс Слефогт и Пауль Кассирер ушли в отставку. Новым управляющим Сецессиона был избран Коринт.

Но вскоре у него случился инфаркт, после которого он был вынужден проводить больше времени на курорте Нинхаген близ Бад-Доберана. Однако, не прекращал писать. В 1912 году из под его кисти появился «Ослеплённый Самсон». Начавшаяся в 1914-м Первая мировая война вошла в его творчество картинами «Каин» и «Портрет гросс-адмирала Альфреда фон Тирпица».

В марте 1918 года Берлинский сецессион устроил выставку по случаю 60-летия Ловиса Коринта. В это время Берлинская государственная галерея приступила к созданию коллекции его работ, а Берлинская академия художеств присвоила живописцу звание доктора.

 

Уединение

После окончания войны и в связи с последовавшими за ней событиями в политической жизни страны в 1919 году Коринт с женой уединяются в деревушке Урфельд на озере Вальхензее, где Шарлотта купила землю и построила дом. Здесь он писал пейзажи, портреты, натюрморты… Картины продавались, как горячие пирожки. Художник признавался, что столько работ ему еще никогда не приходилось продавать. Их буквально срывали с мольберта.

15 марта 1921 года Коринту было присвоено звание почётного доктора кёнигсбергской Альбертины.

В последующие годы появились его холсты «Красный Христос», «Флора», «Троянский жеребец», «Карменсита» и портреты детей – Томаса и Вильгельмины. По памяти Коринт написал портреты своих друзей и коллег – Бернта Грёнвольда, Леонида Пастернака, Георга Брандеса. Его последней большой работой стал «Ecce Homo». Он закончил её перед самым отъездом в Дюссельдорф и Амстердам, состоявшимся 16 июня 1925 года. Были планы вновь посетить лучшие местные музеи…

Но через месяц Ловиса Коринта не стало. Он умер в Зандворте близ Амстердама от воспаления лёгких. Шарлотта перевезла тело мужа в Берлин и похоронила на Юго-Западном кладбище в Штансдорфе. 

Во времена Третьего рейха работы Ловиса Коринта были признаны «дегенеративным искусством».

 

Хорошие подборки работ Ловиса Коринта имеются на wikiart.org и museumsyndicate.com.

МоМА | Коллекция | Ловис Коринт (нем., 1858–1925)

Художник, гравер, рисовальщик. После одиннадцати лет академической подготовки в Кенигсберге, Мюнхене и Париже в 1901 году поселился в Берлине. Быстро стал ведущей фигурой Берлинского сецессиона, выставочного общества, которое поддерживало немецкий стиль импрессионизма, и получило представительство в галерее Пауля Кассирера. Более чем на поколение старше экспрессионистов, его долгая, плодотворная и очень успешная карьера простирается от академической традиции конца девятнадцатого века до немецкого импрессионизма и, наконец, экспрессионизма.Хотя он критиковал экспрессионистов за влияние иностранных течений, таких как французский фовизм и «примитивное» искусство, после инсульта в 1911 году его натуралистический стиль уступил место неистово-экспрессивной обработке излюбленных предметов, таких как обнаженная натура, исторические и литературные темы и автопортреты. , последний из которых все больше размышлял о собственной смертности.

Сделано 1200 отпечатков, в том числе много в портфолио и иллюстрированных книгах. Впервые попробовал гравюру в 1890-х годах как способ улучшить свое рисовальное мастерство, но сделал большую часть своих гравюр ближе к концу своей карьеры во время послевоенного экономического кризиса, когда это стало более рыночным средством.Сделал всего одиннадцать гравюр на дереве; предпочитал литографию и нечеткие, богатые заусенцами линии сухой иглы. Работал со многими издателями, в том числе с Полом Кассирером, а после 1920 года тесно сотрудничал с Verlag Fritz Gurlitt.

Объявив их дегенеративными, нацисты изъяли 295 работ из государственных коллекций.

Избранная библиография

Мюллер, Генрих. Die späte Graphik von Lovis Corinth/Lovis Corinth: The Late Graphic Work, 1913–1925 . 2-е изд. Сан-Франциско: Изобразительное искусство Алана Вофси, 1994.

Шустер, Питер-Клаус, Кристоф Витали и Барбара Баттс, ред. Ловис Коринт . Exh. кат., Художественный музей Сент-Луиса и галерея Тейт, Лондон. Мюнхен: Prestel, 1996.

Шварц, Карл. Das graphische Werk von Lovis Corinth/Графическая работа Ловиса Коринта . Сан-Франциско: Изобразительное искусство Алана Вофси, Сан-Франциско, 1985.

.

Ловис Коринф | Художественный музей Кимбелла

Ведущий художник, чья карьера охватила девятнадцатый и двадцатый века, Коринт известен своим мастерским рисунком и энергичной кистью.Коринф, урожденный Франц Генрих Луи Коринф в Восточной Пруссии, наиболее известен характерной смесью импрессионизма и экспрессионизма. Сын кожевника, он вырос на ферме своей семьи, а позже жил со своей овдовевшей теткой, которая любила рассказывать истории и имела много ярких знакомых, в том числе гадалок и прорицателей. Опыт Коринфа с ними стимулировал его воображение и любовь к анекдоту и сыграл важную роль в театральности его более поздних картин. Коринф продолжал свое художественное образование по всей Европе, в том числе в Мюнхене, Антверпене и Париже, а в 1902 году он навсегда поселился в Берлине.Там он нашел общество, приветствовавшее его театральность и силу его живописного стиля. В Берлине он присоединился к известной галерее Пауля Кассирера и в то же время основал прибыльную художественную школу для женщин. Он также присоединился к группе «Берлинский сецессион», позже сменив Макса Либермана на посту президента группы.

В 1911 году Коринт перенес инсульт, в результате которого парализовало левую сторону его тела. Это серьезное событие, как ни странно, привело к тому, что его картины стали все более экспрессионистскими, и к созданию самых примечательных шедевров в его карьере.Хотя он работал в области исторической живописи, пейзажей и натюрмортов, среди его наиболее значительных работ — портреты своих соотечественников и автопортреты, которые он писал каждый год в день своего рождения. В Германии его почитают как одного из великих героев современности и как критическую фигуру в истории немецкого экспрессионизма: художники от Кирхнера до Бекмана и Базелица черпали вдохновение в его картинах. В Соединенных Штатах его плодовитое графическое искусство тщательно собрано, но картины маслом встречаются редко.Отличные полотна можно найти в Художественном музее Милуоки, Гарвардских художественных музеях и Музее современного искусства в Нью-Йорке.

«Среди шедевров Ловиса Коринта в публичных коллекциях «Портрет арт-дилера Генриха Таннхаузера » выделяется своим почти героическим изображением фигуры, которая кажется доступной и живой в реальном времени. Неудивительно, что Коринф написал это подобие за полдня», — сказал Джордж Т.М. Шакелфорд, заместитель директора Кимбелл.

Генрих Таннхаузер начал свою карьеру в качестве драпировщика и портного, а затем основал художественную галерею в Мюнхене в 1904 году. авангарде культуры. Помимо показа картин французских импрессионистов и постимпрессионистов, в галерее были представлены работы немецких художников, в том числе Макса Оппенгеймера, Либермана и Коринфа. В 1911 году Танхаузер вместе с Василием Кандинским и Францем Марком организовал первую выставку экспрессионистской группы Der Blaue Reiter («Синий всадник»), которая вместе с дрезденско-берлинской группой Die Brücke («Мост») стали доминировать в истории раннего современного немецкого искусства.Эти художники, а также итальянские футуристы стали центром внимания галереи примерно в 1913 году, примерно в то время, когда Танхаузер участвовал в первой крупной современной выставке в Соединенных Штатах, знаменитой «Оружейной выставке». В том же году он представил первую обширную выставку за пределами Франции работ Пабло Пикассо, который тогда еще находился в муках своих кубистских исследований.

Сын Генриха, Джастин Таннхаузер, открыл второй филиал галереи в Люцерне, Швейцария, в 1919 году; Берлинская галерея была открыта в 1927 году.Однако в 1934 году усиление антисемитизма и нацистские санкции против «дегенеративного искусства», продвигаемого его галереей, вынудили Генриха бежать из Германии. Джастин, который также покинул Германию, спасаясь от нацистского режима, и поселился в Нью-Йорке, в конце концов завещал основные работы мастеров раннего Нового времени из коллекции своей семьи Музею Гуггенхайма в Нью-Йорке.

Портрет Генриха Танхаузера, созданный Ловисом Коринтом, выражает энергию и интеллект, которые сделали этого человека таким успешным торговцем. Из всех портретов художника этот, пожалуй, самый абстрактный по своей композиции.На геометрическом фоне коричневых и белых цветов черно-белый костюм натурщика толкает его тело вперед. Его крупная голова доминирует в композиции: румяному лицу сопутствуют топорщащиеся усы, ясные и глубокие голубые глаза за едва заметными линзами очков и бодрое выражение лица. Гениальность Коринфа в работе с кистью проявляется в преднамеренных штрихах белого тут и там — на металлических часах, на пепле сигары или на сияющем глазу — и в следах кисти, проведенной по влажной краске, чтобы запечатлеть доносящиеся волны. дым вездесущей сигары натурщика.Коринф построил свою картину, используя ограниченное количество слоев с очевидной эффективностью и скоростью. В отличном состоянии картина сохраняет свой четкий импасто. Его быстрая техника согласуется с тем, что он рисовал прямо перед живой моделью.

Картина оставалась в семье Таннхаузеров до 2016 года и была приобретена Художественным музеем Кимбелла через Galerie Arnoldi-Livie, Мюнхен.

Ловис Коринт Биография

Ловис Коринт (нем., 1858–1925)

Ловис Коринт родился на целое поколение раньше многих художников, которых сейчас считают его современниками.Его часто называют немецким импрессионистом, но он никогда не считал себя таковым. Он также не считал себя экспрессионистом. Особое влияние на него оказали Рембрандт и Рубенс.

Коринф рано проявил талант к рисованию и в 1880 году поступил в Мюнхенскую академию, которая в то время соперничала с Парижем как центр авангардного искусства в Европе. Там он находился под влиянием Курбе и барбизонской школы в интерпретации мюнхенских художников Вильгельма Лейбла и Отто Трубнера. Затем он отправился в Париж, где учился у Вильяма-Адольфа Бугро в Академии Жюлиана.В 1891 году Коринф вернулся в Мюнхен, но в 1892 году он покинул Мюнхенскую академию и присоединился к самому первому Сецессиону. В 1894 году он вступил в Свободную ассоциацию, а в 1899 году участвовал в выставке, организованной Берлинским сецессионом. Эти девять мюнхенских лет не были для него самыми продуктивными. Коринф был, пожалуй, более известен своей способностью пить большое количество красного вина и шампанского.

В 1900 году он переехал в Берлин, где провел персональную выставку в знаменитой галерее Пауля Кассирера.В 1902 году в возрасте 43 лет он открыл Школу живописи для женщин и женился на своей первой ученице Шарлотте Беренд, которая была примерно на 20 лет моложе его. Шарлотта была его музой в юности, духовным партнером и матерью двоих детей. Она оказала на него глубокое влияние, и в это время семейная жизнь стала главной темой его творчества.

В 1911 году он перенес инсульт и был частично парализован на левой стороне. С помощью жены через год он вернулся к работе правой рукой.Именно в это время пейзажи стали значительной частью его творчества. С 1915 по 1925 год он избирался президентом Берлинского сецессиона. В 1925 году он отправился в Голландию, чтобы посмотреть на своих любимых голландских мастеров. Пока Коринф был в Голландии, он заболел воспалением легких и умер в Занворте.

Коринф изучил множество техник печати. Сухая игла и литография были его любимыми работами. Он создал свой первый коринфский офорт в 1891 году и свою первую коринфскую литографию в 1894 году. В 1919 году он экспериментировал с гравюрой на дереве, но сделал только 11.Как и Пикассо, Коринф был весьма плодовит и в последние пятнадцать лет своей жизни. Он создал более 900 графических работ, в том числе 60 автопортретов. Пейзажи, созданные им в 1919-1925 годах, пожалуй, самые желанные образы всего его графического творчества.

Когда Гитлер пришел к власти в 1933 году, ранние работы Коринфа остались нетронутыми, но работы, созданные после его инсульта, считались «дегенеративными».

Ловис Коринт Онлайн

Художественный институт Чикаго    НОВИНКА!

Художественный музей Далласа, Техас    НОВИНКА!
(Существует ссылка «Скачать» для увеличения некоторых работ, но это может занять некоторое время, чтобы стать активной)

Ловис Коринт из Детройтского института искусств, Мичиган
Студент-художник (Герберт Шонбом) , 1923

Музеи изящных искусств Сан-Франциско    НОВИНКА!

Музей Орсе, Париж
Произведения в базе данных музея

Музей Орсе, Париж
«Работы в фокусе:» Юлиус Мейер-Грефе Бостон!
Коллекция рисунков онлайн

Музей современного искусства, Нью-Йорк
Включает биографическую информацию о художнике

Национальные галереи Шотландии, Эдинбург    НОВИНКА!

Национальная художественная галерея, Вашингтон, округ Колумбия.C.    НОВИНКА!
Большинство, но не все художники в базе данных NGA имеют работы в Интернете

Новая пинакотека, Мюнхен, Германия

Галерея Тейт, Лондон, Великобритания

Художественный музей Экленда в Университете Северной Каролины British Columbia

Ball State Museum of Art, Indiana
House near Walcheurse , 1923

Block Museum of Art at Northwestern University, Illinois
4 работы онлайн (Обратите внимание, что этот сайт открывает каждую работу в новом окне)

Музей Бруклина, Нью-Йорк

Кливлендский музей искусств

Кливлендский музей, Огайо

Институт искусств Хидро, Лондон, Великобритания
Centaurs 130012, 1911

Deutsches Islowisches Музей, Берлин
Admiral Von Tirpitz

Музей Хайфа, Хайфа , Израиль

Художественные музеи Гарвардского университета, Массачусетс
В коллекциях Гарварда есть работы, но, к сожалению, у вас есть введите в поиск самостоятельно

Художественный музей Индианаполиса, Индиана

Kunsthalle Mannheim, Germany (на немецком языке)  

Kunsthalle Mannheim, Germany (на немецком языке)  

Kunsthalle zu Kiel, Germany (на немецком языке)  
Frau Else Kaufmann auf der Gartenbank , 1911

Kunstmuseum Basel, Швейцария
В алфавитном порядке под буквой «C»

Kunstmuseum Lucerne, Швейцария
Выберите художника из раскрывающегося списка и нажмите «СТАРТ»

Kunstmuseum St.Галлен, Швейцария (в основном на немецком языке)  
Автопортрет, Берлин, 1911

Дом Ленбаха, Мюнхен, Германия (на немецком языке)  
Автопортрет со скелетом , 1896

Дом Ленбаха, Мюнхен, Германия (на немецком языке) )  
Произведения из базы данных сайта: Выберите художника в столбце «Knstler»

Музей искусств округа Лос-Анджелес    NEW!

Mildred Lane Kemper Art Museum, Сент-Луис, Миссури

Музей искусств Мискуки, Висконсин
11 Работает онлайн

Миннеаполис Институт искусств, Миннесота

Музей Kunst Palast, Düsseldorf
Cain и Abel , 1917

Музей современного искусства, Нью-Йорк – Исследовательский проект происхождения
Автопортрет , 1924

Museumslandschaft Hessen, Германия (на немецком языке)

Музей искусств Северной Каролины, Роли

Музей искусств Оклахома-Сити, Оклахома
7 Kain , 1895

Художественный музей Филадельфии

Художественный музей колледжа Помона, Калифорния
Нажмите «Просмотреть объекты этого художника»

Художественный музей Сент-Луиса, Миссури
4 картины онлайн , Германия
4 работы онлайн

Smart Museum of Art at the University of Chicago

Staatliche Kunsthalle Ka Rlsruhe, Германия (на немецком языке)

Staatliche Kunsthalle Karlsruhe, Германия (на немецком языке)
Die Kreuzabnahme Christi , 1894/95

Staatsgalerie Stuttgart (на немецком)
Загородный дом с стиркой

Städtischen Museen Zwickau Цвиккау, Германия (на немецком языке)  

Банк данных графического искусства Альбертины, Вена (на немецком языке)  

Еврейский музей, Нью-Йорк
Портрет Макабуса-Германа Штрука , 1915

Музей Тиссена-Борнемисы, Мадрид
( Изображения можно масштабировать; нажмите на значок «развернуть» под изображением детали)

Valtion Taidemuseo (Финская национальная галерея), Хельсинки, Финляндия

Von der Heydt-Museum, Wuppertal, Germany (на немецком языке)  

Wallraf-Richartz-Museum, Cologne, Германия (в основном на немецком языке)
6 изображений онлайн

WallRaf-Richartz-музей, Кельн, Германия (в основном на немецком языке)
Walchensee-Panorama , 1924


Национальные художественные базы данных и кадровых запасов:

Фламанд База данных художественных коллекций, Бельгия (на голландском языке)  

Joconde База данных французских музейных коллекций (на французском языке)  

 

Как немецкий художник Ловис Коринт нашел свое отражение в баварском озере

(Фото Art Collection 2/Alamy)

Ни в Ловисе Коринте, ни в его картинах не было ничего нерешительного.Искусство, провозгласил он, «является самоцелью. Он эгоистичен, как бог, стоит там во всей своей красе и позволяет своим истинным жрецам поклоняться себе». И в Коринфе тоже было что-то от первосвященника: физически крупный и мясистый, уверенный в своих мнениях, грубоватый в характере. Он был истинно верующим.

Частично его рвение — абсолютная потребность верить во что-то и полностью посвятить себя этому — может быть приписано неуверенности. В личности Коринфа всегда был аспект contra mundum .Он родился в Тапиау, недалеко от Кенигсберга, затем в Германии, а теперь в Калининградской области в России. В своей автобиографии он вспоминал, как сознательно жил и с антипатией сводных братьев и сестер, и с чувством внутренней никчемности, охватившим его в первый день в школе, когда его сокурсники смеялись над его восточно-прусским гнусом и его неспособностью произнести свою фамилию. Когда он стал известным художником, он с удовольствием вернулся в Кенигсберг, чтобы показать, что он достиг большего, чем все они.

Если его буйная натура была заложена рано, то позже она проявилась бы в массовом отвержении современного искусства («Я восхищаюсь французской живописью от Ватто до Моне, в остальном нет ничего, что можно было бы назвать исключительным») и непризнанной самообороне (« Чем сильнее индивидуальность художника, тем больше он подвергается непониманию со стороны публики»).

[См. также: Остроумные пейзажи Доссо Досси]

Несмотря на свой мирской успех, Коринф (1858-1925) никогда не был удовлетворен.«Постоянные усилия для достижения своей цели — я так и не достиг той степени, на которую надеялся, — усугубили мою жизнь, — писал он в 1923 году, — и каждая работа заканчивалась депрессией от необходимости продолжать эту жизнь». Возможно, сам объем его творчества — около 500 картин, по меньшей мере 900 гравюр и еще сотни рисунков и акварелей — был попыткой найти путь, который привел бы его к цели, а также побороть депрессию, которая временами принимала затяжной характер. суицидальный оттенок. «Нет дня, когда бы я не подумал, что было бы лучше отделиться от этой жизни», — писал он.«По этой причине я избегал владения любым оружием, револьвером или кинжалом. У меня никогда не было бритвенного станка». Для Коринфа искусство было буквально спасением.

Подпишитесь на информационные бюллетени The New Statesman Отметьте галочками информационные бюллетени, которые вы хотели бы получать.

Утренний звонок
Краткое и важное руководство по внутренней и мировой политике от команды политиков New Statesman.
Мировое обозрение
Информационный бюллетень The New Statesman по международным делам, каждый понедельник и пятницу.
Ежедневная газета «Нью Стейтсмен»
Лучшее из New Statesman доставляется в ваш почтовый ящик каждое утро в будние дни.
Зеленые времена
Еженедельная электронная почта The New Statesman о политике, бизнесе и культуре климатических и природных кризисов — в вашем почтовом ящике каждый четверг.
На этой неделе в деле
Удобный трехминутный взгляд на предстоящую неделю в компаниях, рынках, регулировании и инвестициях, который приходит в ваш почтовый ящик каждое утро понедельника.
Культура Править
Наш еженедельный информационный бюллетень о культуре — от книг и искусства до поп-культуры и мемов — отправляется каждую пятницу.
Основные события недели
Еженедельный обзор некоторых из лучших статей, представленных в последнем выпуске New Statesman, рассылается каждую субботу.
Идеи и письма
Информационный бюллетень, демонстрирующий лучшие статьи из раздела идей и архива NS, охватывающий политические идеи, философию, критику и интеллектуальную историю, рассылается каждую среду.
События и предложения
Подпишитесь, чтобы получать информацию о событиях NS, предложениях по подписке и обновлениях продуктов.

ДолжностьАдминистрация/офисИскусство и культураЧлен совета директоровБизнес/корпоративные услугиКлиенты/обслуживание клиентовСвязьСтроительство, работы, инженерное делоОбразование, учебная программа и преподаваниеОкружающая среда, охрана и природопользованиеУправление и обслуживание территорииУправление финансамиУправление здравоохранением и сестринским деломУправление персоналом, обучение и организационное развитиеИнформационные и коммуникационные технологииИнформационные услуги, статистика, отчетность, АрхивыУправление инфраструктурой — транспорт, коммунальные услугиЮристы и практикиБиблиотекари и управление библиотекамиМенеджментМаркетингOH&S, управление рискамиУправление операциямиПланирование, политика, стратегияПечать, дизайн, публикации, веб-проекты, программы и консультантыУправление собственностью, активами и паркомСвязи с общественностью и СМИЗакупки и закупкиУправление качествомНаучно-технические исследования и разработкиБезопасность и правоохранительные органыПредоставление услугСпорт и отдыхПутешествия, проживание, туризм, благополучие, сообщество / S социальные услуги

Стремление, которое он нашел в создании картин, привело его из Кенигсберга в Париж, где он обучался у романтика-классика Вильяма-Адольфа Бугро; в Мюнхен, где он присоединился к Сецессиону, выставочному обществу художников, выступавших против консервативных нравов; а затем, в 1901 году, в Берлин, где он открыл частную студию для художниц.В качестве сюжетов он брал классические и библейские сцены, портреты и особенно автопортреты, обнаженную натуру и натюрморты. Немногие из его работ условно красивы, но почти все они сильны и от них трудно отвернуться. На протяжении своей 50-летней карьеры он рисовал в разных стилях: хотя он оставался верным академической традиции рисования жизни и тщательного наблюдения, которым он обучался в течение десяти лет, он также работал как в импрессионистской, так и в экспрессионистской манере. , со случайными штрихами символизма и мистики в смеси.

Контент от наших партнеров

Частично эти сдвиги были вызваны физическими факторами. В 1911 году Коринт перенес инсульт, который привел к частичному параличу левой стороны (он был левшой) и «чудовищному тремору правой руки» (усугублявшемуся его промышленным употреблением красного вина и шампанского), которые «мешали мне заниматься любым каллиграфическим мастерством».Ему пришлось заново учиться рисовать, и энергичная манера письма, которую он перенял, была в большей степени результатом истощения двигательных навыков, чем сознательным художественным решением.

[См. также: Урезанные пейзажи Анны-Евы Бергман]

Нигде эта стилистическая смелость не была так заметна, как в его пейзажах, особенно в тех, которые он создал на Вальхензее, «озере Вольков», названном в честь кельтского племени, которое когда-то жило там, примерно в 40 милях к югу от Мюнхена. В 1918 году жена Коринфа Шарлотта Беренд, одна из его бывших учениц и примерно на 20 лет моложе его, попросила денег, чтобы построить шале на берегу озера.Он стал их убежищем, и вид с его балкона и террасы снова и снова появлялся на его картинах.

Картины Вальхензее, яркие по цвету, быстрые в обращении и полные эмоций, пользовались популярностью у коллекционеров. Однако за это пришлось заплатить: при всей своей альпийской живописности озеро, по словам Коринфа, было «зловещим, когда бушуют силы природы… Его называют озером самоубийц. Внизу в долине стоит небольшой запертый сарай, в котором собираются жертвы озера.

Его более мрачное настроение могло неприятно смешиваться с его собственным. Шарлотта оставила леденящее душу описание своего мужа в те времена, когда он собирался рисовать ночной пейзаж. Днем он молчал, а с наступлением темноты становился беспокойным. Он отказывался от еды, но постоянно выходил на улицу, чтобы внимательно осмотреть вид. Он раскладывал свои краски, а затем, когда подходило время, начинал рисовать. «Большую часть времени ему требовалось всего 20 минут, максимум полчаса», а когда он вернулся внутрь, то «согнутый и уставший.Он выглядел осунувшимся. Он смотрел на меня широко открытыми глазами. У них было странное и загадочное свечение. Я мог сказать, что он был все еще далеко».

Многие пейзажи Вальхензее, такие как этот, Пейзаж с коровой 1920 года, представляют собой гонку со временем, когда Коринф изо всех сил старался запечатлеть световые эффекты и атмосферу озера до того, как погода изменилась, а вместе с ней и настроение. Он наносил краску толстым слоем и счищал ее, игнорируя тонкости смешивания или деталей и оставляя вещи на грани беспорядка.Физические движения его руки и кисти ощутимы. В лучшем случае пейзажи имеют лихорадочное качество и представляют собой транскрипцию ощущений художника. Здесь интенсивность чувства Коринфа проявляется в контрасте между безмятежностью домов и тревожным наклоном Вальхензее. Все элементы несколько забавной сцены присутствуют, но эмоциональная напряженность Коринфа превращает их в нечто нервирующее.

В 1925 году Коринф планировал летнюю поездку на озеро, которая последует за туром по Нидерландам, чтобы посмотреть на работы Рембрандта и Франса Хальса.Он так и не вернулся в Вальхензее, подхватил пневмонию и умер в Зандвоорте, на побережье недалеко от Харлема. Его коллеги-художники оплакивали его смерть не только как потерю значительного и уникального художника, но и потому, что он долгое время проповедовал от имени немецкой живописи и читал лекции студентам-искусствоведам, исходя из «сознательного побуждения… поднять немецкое искусство до самого высокого уровня». уровень».

Однако национальных устремлений Коринфа

нацистам было недостаточно. В 1937 году, через 12 лет после его смерти, семь его картин были отмечены на гитлеровской выставке Entartete Kunst (дегенеративное искусство) в Мюнхене и высмеяны за демонстрацию «недостаточного мастерства и артистизма».Это был как раз тот обзор, который Коринф с его глубоким почтением к художественным традициям и старым мастерам ненавидел бы. Однако в разгар депрессии последних лет — «Почему я продолжаю работать? Все мусор» — возможно, это было не больше, чем он чувствовал, что заслуживал.

[См. также: Как Пьер-Жак Волер расположил своих зрителей на краю Везувия]

Эта статья опубликована в выпуске New Statesman от 10 февраля 2021 г., Конец дела

Ловис Коринф | Художественный институт Чикаго

Ловис Коринт | Художественный институт Чикаго
Также известен как
Ловис (Луи) Коринт, Франц Генрих Луи Коринт, Луи Коринт, Ловис Коринт
Дата рождения
Дата смерти
  • Автопортрет, 1924 год
    Ловис Коринт
  • Поэт, Ричард Демель, 1920 г.
    Ловис Коринт
  • Гребной сын Коринфа, третья часть из Бей-ден-Коринтерн, 1919 г.
    Ловис Коринт
  • Рождение Венеры (No.2), 1916
    Ловис Коринт
  • Автопортрет, 1917 год
    Ловис Коринт
  • Бабушка с внуками, 1918 год
    Ловис Коринт
  • Полуобнаженная, 1910 г.
    Ловис Коринт
  • Одиссей и Наусика, 1918 год
    Ловис Коринт
  • Автопортрет, 1924 год
    Ловис Коринт
  • Бюст Софокла с черепом животного из восьми неопубликованных сухих точек, ок.1923–25
    Ловис Коринт
  • Видение, 1923
    Ловис Коринт
  • Автопортрет, 1925 г.
    Ловис Коринт

Страница вторичной навигации

Связанный контент

Узнать больше

Похожие работы

  • Преследуемый кентавр, третья пластина из Интермеццо, 1881 г.
    Макс Клингер
  • Убийство дона Франсиско Агирре, н.д.
    Хосе Гуадалупе Посада
  • Дворники, 1890/99
    Хосе Гуадалупе Посада
  • Чикаго, 1925
    Эмиль Армин
  • Сцена на Монмартре, ок.1914
    Морис Утрилло
  • Великий Дуб, н.д.
    Gravesunde Карела Николааса Сторм ван
  • Подушка, 1903
    Максимилиан Курцвейл
  • Музыканты I, 1910
    Герберт Кроуфорд Уильямсон
  • Советник и продавец марок, 1910 г.
    Герберт Кроуфорд Уильямсон
  • Сиена: Бдение в Новый год, 1913
    Герберт Кроуфорд Уильямсон
  • Возчик, поддерживающий свою лошадь, 1912 год
    Герберт Кроуфорд Уильямсон
  • Больной король, 1914
    Герберт Кроуфорд Уильямсон
  • Три дамы в опере, 1917 год
    Герберт Кроуфорд Уильямсон

Группа немецких нацистов отклонила иск наследников о портрете Ловиса Коринта, оставив его в Берлинском городском музее. Берлинский городской музей был отклонен Консультативной комиссией Германии по предметам искусства, награбленным нацистами.Комиссия заявила, что было слишком мало доказательств того, что Грец потерял работу из-за преследований, и что существует риск того, что предыдущий владелец может иметь более сильные претензии.

На портрете 1907 года изображен Альфред Керр, известный еврейский журналист и театральный критик, отец Джудит Керр, автора любимых детских книг. Семья бежала из нацистской Германии в 1933 году. Портрет был частью обширной коллекции произведений импрессионистов и экспрессионистов Греца, большая часть которой, по мнению Консультативной комиссии, была утрачена в результате преследований.

Однако в случае с портретом Коринфа комиссия заявила, что нет доказательств того, что он был украден или продан под принуждением, а также нет уверенности в том, что Грец был главной жертвой его утраты. Предыдущий владелец картины также подвергался преследованиям со стороны нацистов, а наследники Греца получили некоторую компенсацию за портрет в 1957 году, говорится в сообщении комиссии.

Грец купил картину у Лео Нахтлихта, еврейского архитектора, умершего в Берлине в 1942 году; его жена была депортирована и убита.Комиссия заявила, что было слишком мало доказательств того, что Nachtlicht продал его до 1933 года, когда нацисты пришли к власти. «Мы не можем исключить продажу после 30 января 1933 года при обстоятельствах, которые сегодня считаются подлежащими реституции» наследникам Нахтлихта, заявила комиссия.

При нацистах Гретц был вынужден ликвидировать свою компанию и продать свою берлинскую виллу компании, управляемой СС.

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2019 © Все права защищены. Интернет-Магазин Санкт-Петербург (СПБ)