Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Американский художник эндрю уайт: Andrew Wyeth — Biography, Interesting Facts, Famous Artworks

Содержание

Американский художник-реалист Эндрю Уайет | Ваби-саби

Продолжая тему об американских художниках, начатую в статье о Джорджии О’Кифф, я хочу рассказать о замечательном американском художнике Эндрю  Уайете (Andrew Newell Wyeth). Надеюсь, вы согласитесь, что его произведения, да и сама жизнь художника представляют  ваби-саби в чистом виде. 

Эндрю Уайетю Полная луна. 1982.

Эндрю Уайет — один из самых обожаемых и, вместе с тем, один из самых недооцененных американских художников XX века. Уайет писал в реалистичной манере — в эпоху модернизма это была огромная смелость. Критики упрекали его в отсутствии воображения, в том, что он потакает вкусам домохозяек в том, что дискредитировал художественный реализм.

Эндрю Уайет. Альваро и Кристина. 1968.

Эндрю никогда не был модным художником: зачастую, покупая его картины, кураторы музеев старались делать это без лишнего шума — чтобы не прослыть ретроградами и сохранить реноме. Что касается домохозяек, то они отвечали Уайету взаимностью. Его выставки проходили с неизменными аншлагами. «Публика любит Уайета, — писали в 1963-м году в одной нью-йоркской газете, —

за то, что носы у его героев там, где им полагается быть».

Эндрю Уайет родился в 1917 году в  городке Чеддс-Форд в Пенсильвании. Его отец — Ньюэлл Уайет был известным иллюстратором. Известным настолько, что в его деревенский дом  приезжали погостить такие знаменитости, как Скотт Фицджеральд и Мэри Пикфорд.

Нюэлл  делал все, чтобы разбудить в своих детях воображение и творческое начало.

У  него были десятки учеников. Неудивительно, что Эндрю начал рисовать едва ли не раньше, чем произнес первое слово. Эндрю Уайет всегда называл отца в числе своих учителей первым. Тем не менее, он быстро понял, что в творческом смысле ему с Ньюэллом не по пути.

Эндрю Уайет. Ветер с моря. 1947.

Реальность влекла Эндрю Уайета сильнее книжных фантазий. Однако «волшебное» детство не прошло даром: в незатейливом северном пейзаже, в простых обветренных лицах соседей, в паутине заиндевевшей сорной травы он умел разглядеть что-то таинственное, иррациональное и нередко пугающее.

Художник : предпочитал маслу акварель и темперу; находил поэзию, философию и магию, которой щедро сдобрен его реализм, в лицах соседей, друзей и пейзажах, открывающихся из окна.

Эндрю Уайет. Мартовские иды. 1974.

Когда Эндрю было 28, автомобиль его отца столкнулся на железнодорожном переезде с товарным составом. С тех пор в его полотнах почти всегда угадывалось ощущение утраты.

Не будет большим преувеличением сказать, что Уайет жил затворником. Он не реагировал на нападки критиков, сторонился светской суеты и, казалось, не замечал, что за окнами ревет и беснуется двадцатый век. Однажды Уайету поставили в упрек, что его модели не носят наручных часов — вот как здорово, по мнению столичных искусствоведов, он опоздал на поезд.

Эндрю Уайет. Весенний выпас. 1967.

Эндрю Уайет очень дорожил уединенным и размеренным образом жизни. Он редко покидал Чеддс-Форд (делая исключения для своего летнего дома на океанском побережье штата Мэн). Художник рисовал только эти два места.

Он делал портреты только жителей этих городков — своих друзей и соседей. Так что если говорить о “мире Эндрю Уайета” в терминах географических, то он — крошечный. Но другая особенность Эндрю была в том, что он находился в долгих, теснейших отношениях и с людьми, которых он писал, и с их домами, и с видами, которые открывались из их окон. И испытывал сильнейшие чувства ко всем своим объектам.

«Из путешествия человек возвращается не тем, что прежде, — говорил он. — Я никуда не езжу, потому что боюсь утратить что-то важное — возможно, наивность».

Эндрю Уайет. Яблоки, тронутые морозом. 1967.

Всенародная любовь и признание критиков все-таки настигли художника. Когда схлынула волна повального увлечения абстракционизмом, стало ясно, что у домохозяек — отменный вкус, что старым лодкам тоже есть, что рассказать, что Эндрю Уайет — один из самых ярких и важных художников в человеческой истории. В 2007-м он получил из рук президента Буша-мл. Национальную медаль —

высшую награду Америки в области искусств.

Эндрю Уайет. Морские сапоги. 1976.

Эндрю Уайет. Доктор Син. 1981.

В 2009-м Эндрю Уайет умер во сне в возрасте 91 год. Разумеется, в своем доме в Чеддс-Форд. Незадолго до смерти он сказал:

«Когда я умру, не беспокойтесь обо мне. Я не думаю, что буду присутствовать на своих похоронах. Помните об этом. Я буду где-то далеко, идти по новому пути, который в два раза лучше прежнего».

Галерея — Эндрю Ньюэлл Уайет. Работы

О работе «Мир Кристины» художника можно почитать в статье Мир Кристины. Завершение рассказа об Эндрю Уайете смотрите в статье Бетси и Хельга.

Мир художника Эндрю Уайета

Ирина Лагунина: Эндрю Уайет — самый спорный художник в американской живописи 20-го века: от Гранта Вуда, Рокуэлла Кента, Уинслоу Хомера и Эдварда Хоппера до Джорджии Окиф и Джексона Поллака. Дело в том, что официально признанный стиль Уайета – реализм. А время его творчества пришлось на эпоху модернизма. И он оказался в такой ситуации: модные и влиятельные критики его не признавали, публика толпами валила на его выставки (отдохнуть от заполонившей все выставочные залы абстрактной живописи), музеи втихаря покупали его картины (кураторы часто лучше чувствуют живопись, чем критики)… и только художники, включая абстракциониста Поллака, — точно знали, что имеют дело с мощным и загадочным даром.
Эндрю Уайет умер в январе 2009 года в возрасте 91 года. Мир художника в рассказе Марины Ефимовой.

Марина Ефимова: Не помню, когда и где я впервые увидела репродукцию с картины Эндрю Уайета «Мир Кристины». Женщина полулежит на склоне холма, покрытого порыжевшей травой… спиной к нам, в странной позе, в неподвижной устремленности к вершине холма, где стоит дом, на вид необитаемый, обшитый серыми досками. Словно оттуда идет зов… Я помню мешанину своих впечатлений: первое – «это что-то волнующее и новое»… через минуту: «да нет, просто реалистическая картина»… (Вот если в этот момент пройти мимо, можно пройти и мимо всего Эндрю Уайета). Но что-то удержало меня (как и сотни других зрителей) у этой картины. В чем загадка?.. в напряжении?.. которое выражается чем?.. линиями, цветом?.. Что делает эту картину не реалистическим пейзажем с женщиной на траве, а эпосом под названием «Мир Кристины»?.. Или, скорее, – «мир Эндрю Уайета»?..

«В конце января умер во сне, на 92-м году жизни, Эндрю Уайет — один из самых любимых и один из самых битых художников в истории Америки. Отпрыск красочной художественной династии, отшельник, певец американской провинции, он писал акварелью и темперой трагические портреты домов, дорог, вещей, времен года, ручьев и людей. Его работы, отнесенные искусствоведами к категории реалистических, возбудили, тем не менее, бесконечные дебаты о природе модернизма, и разделили общественное мнение еще резче, чем дебаты по поводу его современника, другого Эндрю – Уорхола».

Марина Ефимова: Это был отрывок из статьи Майкла Киммельмана «Эндрю Уайет, прославленный и обесславленный художник». Эндрю Уайет родился в 1917 г., в Пенсильвании, в семье художника-иллюстратора Ньюела Уайета. Его отец, иллюстрировавший книги Стивенсона, Вальтера Скотта и Фенимора Купера, стал в 20-х годах так знаменит, что в доме Уайетов гостили не только художники, но и Скотт Фицджералд, и Мэри Пикфорд и другие звезды. Поля и рощи вблизи дома были уставлены мольбертами. Праздники отмечались театрально. На Халлоуин появлялись такие монстры, что младшие дети дрожали от страха, пока не узнавали под маской знакомого художника. На Рождество отец, изображая Санта Клауса, топал ночью по крыше и спускал подарки в дымоход. Отец разрисовывал костюмы, и дети увлеченно играли в индейцев Фенимора Купера, в «Робин Гуда» и «Остров сокровищ». В документальном фильме «Реальный мир Эндрю Уайета» художник, вспоминая об отце, рассказывает и более важные вещи:

«Отец говорил: «Чтобы жизнь ребенка была творческой, он должен иметь собственный мир, принадлежащий только ему». Я очень рано начал рисовать, и отец считал, что колледж художнику не нужен: меня учили приходивший на дом преподаватель, сам отец и его друзья-художники. И он добился своего. Еще немного, и я навсегда остался бы в Шервудском лесу Робин Гуда. Оттуда я все-таки выбрался, но ушел в свой мир».

Марина Ефимова: Что же это был за мир? Отчасти о нем дает представление биограф Уайета Ричард Меримен, который участвует в нашей передаче:

Ричард Меримен: Важнейшая особенность творчества Эндрю Уайета в том, что художник всю свою жизнь прожил только в двух местах: в Чеддс Форд, штат Пенсильвания, и на океанском побережье Мэйна, где у семьи был летний дом. Он рисовал ТОЛЬКО два эти места. Он делал портреты ТОЛЬКО жителей этих городков – своих друзей и соседей. Так что если говорить о «мире Эндрю Уайета» в терминах географических, то он – крошечный. Но… другая особенность Эндрю была в том, что он находился в долгих, теснейших, интимных отношениях с людьми, которых он писал, и с их домами, и с видами, которые открывались из их окон. И он испытывал сильнейшие чувства ко всем своим объектам. Ему однажды позвонили из Госдепа и сказали, что в Советском Союзе хотят выставить его портреты негров. Эндрю сказал: «Я не пишу НЕГРОВ. Я пишу своих друзей». И отказался. Я как-то спросил его, как он смог перевести свои эмоции в плоскость картин. Он сказал: «Если чувства сильные, рука это знает».

Марина Ефимова: В Мэйне Эндрю познакомился с Кристиной Олсон, парализованной полиомиелитом. Кристина отказывалась пользоваться коляской – чтобы никого не утруждать, и в течение 60-ти лет она ползала – по дому, по огороду… Уайет никогда не рисовал Кристину калекой. Ее тяжкий крест, ее тихое мужество стали качествами его картин о ней: колдовскими чарами ее дома, пустотой холма… и не только в картине «Мир Кристины». В ее портрете на крыльце дома (черно-бело-коричневом, почти графическом) — не женщина, а ее истончившийся символ смотрит куда-то с покорным спокойствием… Кто решился назвать это реализмом?.

Картина «Мир Кристины» стала таким же американским символом, как картина примитивиста Гранта Вуда «Американская готика» — пожилая чета фермеров с вилами. Но, по-моему, квинтэссенция темы Кристины (и одна из лучших картин Уайета) – «Ветер с моря». Однажды Уайет поднялся на второй этаж дома Кристины, куда сама она не поднималась, где никогда не прибирали…

«Там было жарко, я открыл окно, и вдруг, ветер вздул занавеску, которая не шевелилась, наверное, лет 30. Боже, это была фантастика! Тоненькая тюлевая сеть взлетела с пыльного пола так стремительно, словно это был не ветер, а привидение, дух, которому открыли выход. Потом я полтора месяца ждал западного ветра, но, к счастью, в памяти жил этот волшебный взмах, от которого – холод по спине».

Марина Ефимова: Эндрю Уайет проводил долгие часы на натуре: в доме Олсонов, в доме соседей Кёрнеров, которых он часто рисовал, часы — на берегу ручья, на жаре, часы — под деревом, на морозе. Никто в доме не знал, куда и зачем он уходит. Свобода и секретность работы была его привилегией. Родным было запрещено спрашивать, где он был. Художники удивлялись, зачем он мучается и не рисует по фотографиям. Вот что отвечал на это Уайет:

«Понимаете, важно постоянное присутствие на месте действия. Мне надо жить в окружении того, о чем я пишу. Тогда в какой-то момент можно ухватить смысл. Когда я писал «Мир Кристины», я пять месяцев работал над полем… Делать фон – это как строить дом, чтобы потом там жить.. Если сдержать себя, дождаться правильного момента, он может решить все дело».

Марина Ефимова: В выборе объектов Уайетом не обязательно руководила любовь или восхищение, но обязательно – сильное чувство. Например, соседа-немца Карла Кёрнера Эндрю больше боялся, чем любил. Он привязался к Карлу после смерти отца (такие же жестокие немецкие губы, — говорил он). Кёрнеры отдали Эндрю под студию светлую кладовку с крюками для подвешивания колбас на потолке, и под одним таким крюком Уайет сделал портрет Карла – вояки, немца, гордеца – один из лучших американских портретов. Одна из самых знаменитых картин Уайета – столовая Кёрнеров в светло-желтых тонах: окно и край стола с пустым обеденным прибором. Картина называется «День сурка» — день, когда решают, наступила ли весна. И комната ждет. Весны ли? Возвращения хозяина?.. Как технически художник добивался такого эмоционального эффекта? Он начинал с акварелей, но перешел на древнюю темперу – порошковые краски, размешанные яичным желтком…

Ричард Меримен: Акварель слишком открыто выявляла его порывистость. Это просто видно, как его кисть летит… всё в движении. Слишком откровенная, слишком стремительная живопись, почти свирепое выражение чувств. А темпера делается мелкими тоненькими мазками, очень точными и подробными. Для Уайета такая скрупулезность служила компрессором чувств. Обманчиво гладкий покров темперы — как крышка на котле, из которого рвутся эмоции.

Марина Ефимова: Когда Уайету был 21 год он встретил в Мейне 18-летнюю Бетси Джеймс, девушку из старинной уважаемой семьи. Она устроила ему тест – повела знакомиться с парализованной Кристиной Олсон и инквизиторски следила за его реакцией. Он тоже провел тест – пригласил Бетси на свою небольшую выставку, и спросил, понравилось ли ей что-нибудь. «Эта», — сказала Бетси и показала на ту единственную картину, которой Эндрю гордился. На следующий день он сделал Бетси предложение, которое она приняла.

Ричард Меримен: Его жена… Когда я познакомился с ней, в 1963 году, я подумал, что это – самая потрясающая женщина, которую я когда-нибудь видел. Она была такой красивой, такой обаятельной, веселой, живой… Время, проведенное с ней, всегда было наслаждением. Для Эндрю самым важным было то, что она абсолютно понимала его работу. У нее была еще редкая способность анализировать и обсуждать картины — с поразительной проницательностью. Она стала менеджером и агентом Эндрю, она давала названия его работам. Ее влияние и вклад в его творчество исключительно важен.

Марина Ефимова: Но будучи сама свободной и смелой душой, Бетси, похоже, не заметила, как поработила тоже рвущийся к свободе, эльфовский, причудливый дух художника. Она энергично и умело продавала и распространяла его картины, каталогизировала их, создавала архив, пока не вызвала у Уайета ощущение (как он пишет), что он – «предмет купли-продажи». Младший из двух сыновей Уайетов Джеми, тоже художник, то ли шутя, то ли серьезно рассказывал, что однажды полез в ящик стола и увидел фотографию отца с номером на лбу. Отношения между супругами напряглись, Эндрю все чаще исчезал с мольбертом.

Ричард Меримен: Однажды в доме Кёрнеров он услышал незнакомый голос, говоривший по-немецки. Это была Хельга, дочь знакомых Карла, которую наняли помогать по дому. Она была молодой, красивой, естественной и в ней было обаяние иностранки… Эндрю воодушевился. Дело в том, что он почти сознательно устраивал свою жизнь так, чтобы в ней постоянно создавалось эмоциональное напряжение: восторг, страх, предчувствия, и всё – неуемной, заражающей силы… Началась тайная работа над серией картин «Хельга». Мне и еще двум друзьям он сказал: «Если со мной что-нибудь случится, на чердаке у Кёрнеров – коллекция картин». Раскрой он свой секрет Бетси, это убило бы его внутреннее возбуждение… И тогда – всему конец.

Марина Ефимова: Секретные сессии продолжались почти десятилетие. Об отношениях художника со своей новой моделью можно только догадываться. Но когда Бетси увидела, наконец, картины, она была ранена сильнее, чем Эндрю мог предположить. Журналисты привыкли обращаться к Бетси, как к споксмену Эндрю Уайета, и когда на открытии выставки они замучили ее вопросом «что всё это значит?», она коротко ответила: «Любовь». А дальше все, что мы имеем – лишь обрывки сведений.
Читаем в биографии Меримена «Засекреченная жизнь Эндрю Уайета»:

«Эндрю говорил друзьям то с раскаянием, то с раздражением: «Чего она ждала? Чтоб я всю жизнь писал старые лодки?!.. Нет, я знаю, я – змея в овсе… Я – мастер увёрток… Но художник не должен жениться – где начинается брак, там кончается роман… Единственным мудрецом среди нас был Уинслоу Хомер, проживший всю жизнь холостяком».

Марина Ефимова: Просто слово в слово с Тургеневым, который писал: «…Несчастливый брак еще может способствовать развитию таланта, а счастливый – никуда не годится».
Мудрая Бетси самоотверженно заявляла, что «искусство важнее отношений». Тем не менее, сделав это мудрое заявление, она практически ушла из дома. Она проводила все время или в Нью-Йорке или в Мейне, где устроила дом по своему вкусу. Они чаще перезванивались, чем виделись. Уайет писал Хельгу еще 5 лет, то есть, всего – 15, но…

«В конце концов Уайет исчерпал этот источник. У него появились другие модели: Энн Колл, Сюзан Миллер. Он вернулся к пейзажам. Но Хельга – не Бетси, для нее внимание и любовь Эндрю стала единственным смыслом жизни, и, заброшенная Уайетом, она впала в глубочайшую депрессию. Уайет нанял ей сиделку, устроил на несколько месяцев в психиатрическую лечебницу, и в конце концов съехался с ней. «У меня теперь две жены, — говорил он другу. – В моем возрасте я могу делать все, что хочу». Он жил то с Хельгой, в своей студии, в помещении старой школы, то переезжал к сестре, и тогда Хельга снова впадала в депрессию. В конце 80-х он написал картину «Убежище»: Хельга, в пальто, с опустошенным лицом, стоит, прислонившись к стволу дерева. Это был финал. Старый друг Эндрю Уильям Фелпс писал о нем в письме: «Эндрю загорается людьми, испытывает к ним теплые чувства. Но я сомневаюсь, чтобы он их любил».

Марина Ефимова: Сестра Эндрю обвиняла Бетси в том, что та бросила мужа на произвол судьбы еще до появления Хельги, что она увлеклась его делами, забыв о чувствительной и ранимой субстанции его таланта. Мучимая чувством вины, Бетси решила навестить Хельгу в ее заброшенной школе.

«Помещение выглядело, как незастеленная кровать. Все завалено пустыми пакетами из-под картофельных чипсов и крекеров. На постели в углу вдруг медленно приподнялась какая-то фигура. Я сказала: «Боже правый, вы — Хельга?.. Миллионы людей не поверили бы в это». Она не ответила, но все-таки подошла поближе. В ее лице была такая глубокая печаль, что мне сразу стало стыдно. Я объяснила ей, что Эндрю заболел и потому не приехал. Она молчала. Уходя, я увидела в углу новую картину – сухую акварель. Я сказала: «Замечательная работа… Только не говорите Энди, что я ее видела». Хельга разжала губы: «Я не скажу». Это были единственные слова, которые она произнесла».

Марина Ефимова: Умер Карл Кёрнер – на картине Уайета он лежит худой, неузнаваемый, одетый в короткую ночную рубашку жены… Умер друг из Мэйна, Уолт Андерсон. На картине Уайета старый скандинав лежит в лодке, которая уйдет с ним в последний рейс… Ушла в свой энергичный мир Бетси, ушла в потусторонний мир Хельга… И в 89-м году Уайет изобразил их всех на неожиданной, феллиниевской картине – пляшущих хороводом вокруг шеста, на котором укреплена рождественская ёлка.

Ричард Меримен: Я думаю, Эндрю Уайет, больше, чем любой современный американский художник, поднял знамя «эмоционального реализма». Другой термин даже лучше для его стиля – «магический реализм». Конечно, они родственны с Эдвардом Хоппером. Они всю жизнь были друзьями и единомышленниками. Эндрю с удовольствием вспоминал один из их споров с абстракционистом Джексоном Поллоком, когда Хоппер обнял Поллака за плечи, подвел к окну, за котором пылал закат, и спросил: «Неужели вы откажетесь от этого?». И Поллак долго и молча смотрел на этот закат. На эмоции Уайета откликаются зрители, не знающие ни его героев, ни обстоятельств его жизни. Коллекцию «Хельга» купили за огромные миллионы японцы. Выставка Уайета имела огромный успех в России в 87-м году. Я думаю, секрет живописи Эндрю Уайета (как и всякого искусства) в том, что она способна выразить чувства, которые для большинства людей НЕВЫРАЗИМЫ, но УЗНАВАЕМЫ».

УАЙЕТ, ЭНДРЮ | Энциклопедия Кругосвет

УАЙЕТ, ЭНДРЮ (Wyeth, Andrew) (1917–2009), также Уайес, американский художник, представитель магического реализма.

Родился в местечке Чаддс-Форд (шт. Пенсильвания) 12 июля 1917 в семье художника Н.Уайета, завоевавшего известность своими романтичными книжными иллюстрациями. Обучался искусству у отца. Почти безвыездно жил в родных краях (долина реки Брэндивайн), летние месяцы проводя в Кушинге (шт. Мэн).

Предпочитая темперную технику, позволяющую особенно тонко прорабатывать детали, продолжил традиции американского романтизма и магического реализма, посвятив свое творчество подчеркнуто «почвенным» пейзажным мотивам своего непосредственного окружения, а также своим соседям, представленным в виде архетипических фигур «американской мечты». Его пейзажи и жанровые портреты (Зимний день, 1946, Художественный музей Северной Каролины, Роли; Мир Кристины, 1948, Музей современного искусства, Нью-Йорк; Молодая Америка, 1950, Пенсильванская академия художеств, Филадельфия; Дальний гром, 1961, частное собрание, Нью-Йорк; и др.) с годами обретали все более символически-обобщенный характер. Обыденные ландшафты сельской глубинки, старые здания и интерьеры, люди провинции, выписанные кистью Уайета, выглядят как наглядные этапы национальной истории, представленные в живых, чуть сентиментальных образах. Среди его поздних циклов наиболее значительны Портреты Хельги, полные мягкой, поэтической эротики (1980-е годы).

Любимец консервативной части американского истэблишмента, Уайет вошел в число самых дорогих современных художников. Музей реки Брэндивайн в Чаддс-Форде ныне в значительной мере посвящен искусству династии Уайетов (известным художником, анималистом и светским портретистом, является и сын художника Джеймс Уайет).

Умер 16 января 2009 на своей родине в Чаддс-Форд.

См. также АМЕРИКАНСКАЯ ЖИВОПИСЬ.

Проверь себя!
Ответь на вопросы викторины «Эпоха Возрождения»

Кто автор росписи алтарной стены Сикстинской капеллы в Ватикане?

«Для меня важно сохранить долю тайны внутри картины…» Американский художник Andrew Wyeth (1917 — 2009) — Искусство

 

Эндрю Уайет — американский художник-реалист, один из виднейших представителей изобразительного искусства США XX века. Сын выдающегося художника-иллюстратора Ньюэлла Конверса Уайета, брат изобретателя Нэтениела Уайета и художницы Генриетты Уайет Хёрд, отец художника Джейми Уайета.

Основная тема работ Уайета — провинциальный быт и американская природа. В основном, на его картинах изображены окрестности его родного города Чеддс-Форд, штат Пенсильвания, и города Кашинг, штат Мэн, где художник жил летом. Использовал темперу и акварель (за исключением ранних экспериментов с маслом).

 

Окружающую действительность и повседневность Эндрю возвёл в ранг самого ценного, что может быть дано человеку. Порой кажется, что, погружаясь в любой объект своего творчества, художник старается проникнуть сразу в суть всех вещей. И передаёт это на холсте настолько точно, что незаметно переходит грань между видимым внешним и внутренним миром. Не зря искусствоведы, описывающие его творчество, заговорили об Эндрю как о «мистическом гиперреалисте».

 

Мир Кристины

На картине изображена Кристина Ольсон, соседка Уайета по его летнему дому в штате Мэн, сидящая в поле и смотрящая на свой дом. Кристина Ольсон страдала от последствий полиомиелита, и её целеустремлённость и сила духа поражали Уайета.

Несмотря на то, что на картине представлен образ Кристины, художнику позировала его жена, Бетси Уайет. Художник писал о ней: «Кристина была ограничена физически, но никак не духовно».

 

 

 

«Великая страна нуждается не в ярких красках, а в ярких людях. Величие в простоте. А самый простой и естественный цвет — серый, цвет обычной земли, которую истоптал башмак фермера, чье лицо, как и землю, выветрили ветра и лишил колорита пот того, кто трудится на земле.» — Эндрю Уайет 

 

«Я убеждён в том, что искусство художника способно преодолеть лишь такое расстояние, какое способна преодолеть его любовь.» — Эндрю Уайет 

 

 

 

 

«Самая важная вещь в искусстве — это эмоции, но они должны быть вашими собственными, так же как ваши затруднения, ваши мучения, когда вы создаете картину. Это большая опасность знать, как подать лицо, изобразить ель. Натура никогда не может быть формулой. Я должен почувствовать модель, чтобы ее написать.» — Эндрю Уайет

 

«Я добиваюсь чувства отчужденности модели от зрителей. Для меня важно сохранить долю тайны внутри картины.» — Эндрю Уайет 

 

 

 

 

«Не важно, что именно ты делаешь, важно, чтобы все, к чему ты прикасаешься, меняло форму, становилось не таким, как раньше, чтобы в нем оставалась частица тебя.» — Эндрю Уайет

 

«Отец говорил: «Чтобы жизнь ребенка была творческой, он должен иметь собственный мир, принадлежащий только ему». Я очень рано начал рисовать, и отец считал, что колледж художнику не нужен: меня учили приходивший на дом преподаватель, сам отец и его друзья-художники. И он добился своего. Еще немного, и я навсегда остался бы в Шервудском лесу Робин Гуда. Оттуда я все-таки выбрался, но ушел в свой мир.» — Эндрю Уайет

 

 

 

 

«Я весьма скептически отношусь к настроению картины, если это настроение придается ей сознательно.» — Эндрю Уайет

 

«У меня сильно развита романтическая фантазия по поводу вещей, и именно это я изображаю. Но я делаю это в реалистической манере. Если вы не можете подкрепить свои фантазии правдой, то получается очень, я бы сказал, сутулое искусство.» — Эндрю Уайет

 

 

 

 

«Я не могу передать какое-то чувство без связи с данным местом. В самом деле, я думаю, ваше искусство будет тем выше, чем глубже вы любите то, что изображаете.» — Эндрю Уайет

 

«Я сознательно не люблю путешествовать. После путешествия вы никогда не возвращаетесь такими же — вы делаетесь более эрудированными… Я боюсь утратить что-нибудь важное для моей работы, может быть, наивность». — Эндрю Уайет

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«Там было жарко, я открыл окно, и вдруг, ветер вздул занавеску, которая не шевелилась, наверное, лет 30. Боже, это была фантастика! Тоненькая тюлевая сеть взлетела с пыльного пола так стремительно, словно это был не ветер, а привидение, дух, которому открыли выход. Потом я полтора месяца ждал западного ветра, но, к счастью, в памяти жил этот волшебный взмах, от которого – холод по спине.» — Эндрю Уайет

 

биография, карьера, личная жизнь Эндрю уайет художник все картины

Эндрю Ньюэлл Уайет

Эндрю Ньюэлл Уайет (англ. Andrew Newell Wyeth, 12 июля 1917, Чеддс-Форд, штат Пенсильвания, США — 16 января 2009, там же) — американский художник-реалист, один из виднейших представителей изобразительного искусства США XX века. Сын выдающегося художника-иллюстратора Ньюэлла Конверса Уайета, брат изобретателя Нэтениела Уайета и художницы Генриетты Уайет Хёрд, отец художника Джейми Уайета.

Основная тема работ Уайета — провинциальный быт и американская природа. В основном, на его картинах изображены окрестности его родного города Чеддс-Форд, штат Пенсильвания, и города Кашинг, штат Мэн, где художник жил летом. Использовал темперу и акварель (за исключением ранних экспериментов с маслом).

Эндрю был младшим ребёнком в семье Ньюэлла Конверса и Каролины Уайетов. Обучался дома по причине плохого здоровья. Рано начал рисовать, учился живописи у отца. Историю искусства Уайет изучал самостоятельно.

Первая персональная выставка акварелей Эндрю Уайета состоялась в Нью-Йорке в 1937 году, когда ему было 20 лет. Все работы, выставленные на ней, были довольно быстро распроданы. В начале своей карьеры Уайет также немного занимался иллюстрированием книг, как его отец, но вскоре прекратил это.

В 1940 году Уайет женился на Бетси Джеймс. В 1943 году у супругов родился сын Николас, а ещё через три года появился на свет второй ребёнок Джеймс (Джейми). В 1945 году Уайет потерял отца (тот погиб в катастрофе). Примерно в это время окончательно сформировался реалистический стиль Уайета. (Википедия)

Мир Кристины, одна из самых известных картин Уайета


На картине изображена Кристина Ольсон, соседка Уайета по его летнему дому в штате Мэн, сидящая в поле и смотрящая на свой дом. Кристина Ольсон страдала от последствий полиомиелита, и её целеустремлённость и сила духа поражали Уайета. Несмотря на то, что на картине представлен образ Кристины, художнику позировала его жена, Бетси Уайет. Художник писал о ней: «Кристина была ограничена физически, но никак не духовно».

Дом, на который смотрит девушка, — ферма Ольсонов в Кушинге, штат Мэн. Кушинг был одной из главных тем творчества художника, который всю жизнь проводил здесь летние месяцы.

Эндрю Уайет — один из самых обожаемых и , вместе с тем , один из самых недооцененных американских художников XX века. Уайет писал в реалистичной манере — в эпоху модернизма это была самоубийственная смелость. Критики упрекали его в отсутствии воображения , в том , что он потакает вкусам домохозяек , в том , что он дискредитировал художественный реализм.

Уайет никогда не был модным художником: порой , покупая его картины , кураторы музеев старались делать это без лишнего шума — чтобы не прослыть ретроградами и сохранить реноме. Что касается домохозяек , они отвечали Уайету взаимностью. Его выставки проходили с неизменными аншлагами. «Публика любит Уайета, — писали в 63-м году в одной нью-йоркской газете, — за то, что носы у его героев — там, где им полагается быть».

Эндрю Уайет родился в 1917 году в крошечном городке Чеддс-Форд в Пенсильвании. Его отец — Ньюэлл Уайет — был известным иллюстратором. Известным настолько , что в его деревенский дом , случалось , приезжали погостить такие знаменитости , как Скотт Фицджеральд и Мэри Пикфорд.


Ньюэлл главным образом специализировался на детских книгах. И повседневная жизнь в поместье Уайетов тоже напоминала сказку: дом был битком набит пиратскими сундуками , рыцарскими плюмажами , индейскими томагавками и прочим реквизитом , который был нужен Ньюэллу для работы. Рядовое празднование Хэллоуина в доме Уайетов могло посоперничать с театральной постановкой средней руки. Каждую рождественскую ночь Ньюэлл Уайет , не считаясь с вероятностью бытового травматизма , забирался на крышу в костюме Санты и проникал в собственный дом через дымоход. Он делал все , чтобы разбудить в своих детях воображение и творческое начало.

Впрочем , не только в своих — у Ньюэлла были десятки учеников. Окрестности были густо уставлены мольбертами. Близлежащие амбары , гаражи и все , что только можно , было переоборудовано в художественные мастерские. Случись вам побывать в 20-е годы прошлого века в Чеддс-Форд , вы не прошли бы и ста шагов , не споткнувшись о какое-нибудь перепачканное красками юное дарование.

Неудивительно , что Эндрю начал рисовать едва ли не раньше , чем произнес первое слово. Эндрю Уайет всегда называл отца в числе своих учителей первым. Тем не менее , он быстро понял , что в творческом смысле ему с Ньюэллом не по пути.

Реальность влекла Эндрю Уайета сильнее книжных фантазий. Однако « волшебное» детство не прошло даром: в незатейливом северном пейзаже , в простых обветренных лицах соседей , в паутине заиндевевшей сорной травы он умел разглядеть что-то таинственное , иррациональное и нередко пугающее.

Когда Эндрю было 28 , автомобиль его отца столкнулся на железнодорожном переезде с товарным составом. С тех пор в его полотнах почти всегда угадывалось ощущение утраты. Частой гостьей на них стала незримая , но оттого не менее завораживающая героиня — Смерть.

Не будет большим преувеличением сказать , что Уайет жил затворником. Он не реагировал на нападки критиков , сторонился светской суеты и , казалось , не замечал , что за окнами ревет и беснуется двадцатый век. Однажды Уайету поставили в упрек , что его модели не носят наручных часов — вот как здорово , по мнению столичных искусствоведов , он опоздал на поезд.

Эндрю Уайет очень дорожил таким уединенным и размеренным образом жизни. Он редко покидал Чеддс-Форд (делая исключения для своего летнего дома на океанском побережье штата Мэн). Он рисовал только эти два места. «Из путешествия человек возвращается не тем, что прежде, — говорил он. — Я никуда не езжу, потому что боюсь утратить что-то важное — возможно, наивность».

По большей части Эндрю Уайет коммуницировал с цивилизацией через свою жену — Бетси Джеймс. Бетси хорошо понимала его творчество и к тому же обладала недюжинными организаторскими способностями. В интервью она сравнивала себя с режиссером , в чьем распоряжении оказался лучший в мире актер. Бетси давала картинам названия , она без устали общалась с галеристами и коллекционерами , составляла каталоги — словом , вела бизнес энергичной и твердой рукой. Младший сын художника —Джейми Уайет, тоже художник — шутил , что однажды обнаружил в ящике маминого стола фотографию отца с инвентарным номером на лбу.

Само собой , такой интроверт , как Уайет , ревниво оберегал границы своего мира даже от жены. Иногда — особенно от нее.

В 1986 году Уайет обнародовал серию картин под общим названием « Хельга». В начале семидесятых он познакомился с жившей по соседству с его летним домом в Кушинге Хельгой Тесторф. С тех пор Хельга была его постоянной моделью. Об отношениях (определенно выходящих за рамки профессиональных) знали только пара-тройка близких друзей. Когда журналисты , привыкшие , что от лица Уайета традиционно говорит Бетси , спросили ее , что все это значит , та лаконично ответила: «Любовь». Она была раздосадована: 15 лет жизни , почти 250 картин , и все это вне ее контроля. «Чего она ждала? Чтоб я всю жизнь писал старые лодки?! — говорил позднее Уайет. — Нет, я знаю, я — змея в овсе… Я — мастер уверток…» .

Как бы виртуозно не маневрировал Уайет , всенародная любовь и признание критиков его все-таки настигли. Когда схлынула волна повального увлечения абстракционизмом , стало ясно , что у домохозяек — отменный вкус , что старым лодкам тоже есть , что рассказать , что Эндрю Уайет — один из самых ярких и важных художников в человеческой истории. В 2007-м он получил из рук президента Буша-мл. Национальную медаль — высшую награду Америки в области искусств.

В 2009-м Эндрю Уайет умер во сне в возрасте 91 года. Разумеется , в своем доме в Чеддс-Форд. «Когда я умру, не беспокойтесь обо мне, — сказал он незадолго до смерти, — я не думаю, что буду присутствовать на своих похоронах. Помните об этом. Я буду где-то далеко, идти по новому пути, который в два раза лучше прежнего» (из статьи Андрея Зимоглядова)

Величайший из американских художников Эндрю Уайет (Andrew Wyeth) родился 12 июля 1917 г. в Чедз-Форде, штат Пенсильвания, пятым и младшим ребёнком в семье художника Невелла Уайета. Из-за слабого здоровья получать образование ему пришлось дома, а главным учителем для него стал отец, который в том числе дал ему и первые уроки художественного мастерства. Эндрю также много самостоятельно занимался историей живописи и литературы. В число его любимых живописцев входили мастера Возрождения и американские реалисты, в особенности Уинслоу Хомер, а из литераторов он отдавал предпочтение Генри Торо и Роберту Фросту.

Рисовать Эндрю начал очень рано – сначала акварельными красками, потом яичной темперой, которой он обязан ставшей впоследствии знаменитой приглушённой тональностью своих полотен. Масляными красками художник никогда не пользовался. В 1937 г. в Нью-Йорке состоялась первая персональная выставка акварелей двадцатилетнего Уайета, изображавших пейзажи штата Мэн. Все представленные на ней произведения были быстро раскуплены, что утвердило художника в правильности выбора жизненного пути. В 1940 г. он вступает в брак с Бетси Джеймс, которая стала для него не только женой, но и чутким другом, верным соратником и агентом по связям с общественностью.

«Я рисую эти холмы вокруг Чедз-Форда не потому, что они лучше, чем холмы в других местах, а потому, что я родился здесь, жил здесь, – для меня они полны смысла».

В 1945 г. в железнодорожной аварии погиб отец Эндрю Уайета. Щемящее чувство утраты выражено в написанной вскоре картине «Winter» («Зима»). Потеря самого близкого человека стала переломным событием не только в личной жизни, но и в творчестве Уайета. Именно после этого его живопись окончательно приобретает характерные черты стиля, принёсшего ему сначала всеамериканскую, а потом и мировую славу. Стиль этот описывали очень по-разному, но, возможно, лучше всего охарактеризовать его как «мистический гиперреализм». «Господи, когда я начинаю по-настоящему во что-то вглядываться, в простой предмет, и осознавать его сокровенный смысл, если я начинаю ощущать его, этому нет конца», – такими словами описывал сам художник процесс своего творчества. Досконально выписанные подробности окружающего мира на полотнах Уайета открывают дверь в бесконечность, образы возводят к прообразам.

«Я очень много думаю и грежу о прошлых и будущих вещах – вечности скал и холмов – всех тех людях, которые здесь жили. Я предпочитаю зиму и осень, когда в пейзаже ощущается его костный остов – его одиночество – мёртвое чувство зимы. Что-то затаилось внизу, что-то остаётся скрытым».

После смерти отца Эндрю Уайет начинает проводить летние месяцы в окрестностях города Кушинг в штате Мэн. Природа Новой Англии обретает на его полотнах такие же права, что и природа родной Пенсильвании. Именно в Кушинге, на семейной ферме Ольсонов, Уайет в 1948 г. написал свою самую знаменитую картину, ставшую иконическим произведением всей американской живописи XX века, – «Мир Кристины». Может показаться парадоксальным то, что одним из символов Америки стало изображение ползущей по полю девушки с парализованными ногами. Да и вообще трудно найти что-то более далёкое от господствующего в современном массовом сознании образа США, чем погружённые в глубокую меланхолию, бесконечно одинокие герои полотен Уайета. Однако это не помешало ему приобрести огромное количество поклонников и стать в подлинном смысле слова народным американским художником. И дело тут вряд ли лишь в его изобразительном языке, понятном для простых людей и высмеиваемом недалёкими художественными критиками как «простое иллюстраторство». Наряду с Америкой Манхэттена и Голливуда есть и Америка Чедз-Форда и Кушинга, и которая из них настоящая – ещё вопрос.

«Я думаю, что люди всегда находят печальными картины, которые созерцательны и молчаливы, которые представляют человека в одиночестве. Неужели причина в том, что мы утратили искусство быть одинокими?»

С конца сороковых годов и в течение почти трёх десятилетий члены семьи Ольсонов и их ферма были постоянными героями полотен Уайета. Такие же дружеские и творческие отношения связывали художника с семьёй и фермой Кюрнеров, бывших его соседями по Чедз-Форду. В настоящее время обе эти фермы являются памятными местами, привлекающими тысячи поклонников художника. В 1958 г. Уайет купил «Мельницу» – постройку восемнадцатого века в окрестностях своего пенсильванского дома, которая с тех пор стала часто появляться в его картинах. Наряду с знакомыми людьми и их домами основным источником вдохновения Уайета была природа Пенсильвании и Новой Англии, в которую он любил погружаться во время своих длительных одиноких прогулок. После смерти Кристины Ольсон в 1969 г. на полотнах художника появляются новые женские героини – Сири Эриксон и в особенности Хельга Тесторф, которой он посвятил выдающуюся серию из двух с половиной сотен набросков и картин, написанных с 1970 по 1985 г. Хельга была эмигранткой из Германии, работавшей в доме у Кюрнеров. Она сразу же привлекла к себе внимание Уайета, который позднее вспоминал: «Я никак не мог выбросить из головы образ этого скуластого прусского лица с широко расставленными глазами в обрамлении белокурых волос».

Уайет был певцом Севера – северо-востока США прежде всего, но ощущающим также и глубокое родство с землёй своих предков на севере Европы. Неслучайно, что на его картинах так много уроженцев этих мест – немцев, шведов, финнов. Отголоски нордических преданий присутствуют на многих из его полотен – таких как картина 1982 г. «Adrift» («По течению»). Она представляет старого друга художника, рыбака Уолта Андерсона, спящего в плывущей по течению лодке, образ которого навевает воспоминания об обрядах, с которыми отправляли в иной мир своих соратников викинги.

Творчество Уайета глубоко религиозно, хотя религиозность эта почти никогда не выражается напрямую. Одно из немногих исключений – картина 1944 г. «Christmas Morning» («Утро Рождества»), которую художник написал под впечатлением от смерти своей давней знакомой Миссис Сандерсон. В несвойственной для себя сюрреалистической манере Уайет стремится изобразить переход человеческой души из одного мира в другой, смерть как продолжение пути, как рождение в новой жизни. Та же тема присутствует и во многих других произведениях художника, хотя понять это зачастую можно лишь если знать обстоятельства их создания. Так, в картине 1993 г. «Marriage» («Брак») Уайет изображает смерть своих друзей, семейной четы Сипала, души которых покидают их тела и удаляются через открытое окно, а в картине 1989 г. «Pentecost» («Пятидесятница») ветер, колеблющий рыбачьи сети на острове Аллен, представляет душу молодой женщины, незадолго до того там утонувшей. Можно с полным основанием признать Эндрю Уайета выразителем в живописи того же религиозного духа американского Северо-востока, который литературными средствами был выражен – прежде всего в «Четырёх квартетах» – его старшим современником Томасом Стернзом Элиотом, тесно связанным с Новой Англией семейными и духовными узами.

«Я убеждён в том, что искусство художника способно преодолеть лишь такое расстояние, какое способна преодолеть его любовь».

Ретроспектива произведений Уайета в Художественном музее Филадельфии в 2006 г. привлекла более 175 000 посетителей, что стало мировым рекордом посещаемости выставки современного художника. Последним прижизненным признанием таланта Уайета стало присуждение ему в 2007 г. Национальной медали искусств США, а с 2008 г. он перестал появляться на публике и давать интервью. В ответ на просьбы желавших с ним встреться журналистов он говорил: «Всё, что я мог сказать, уже висит на стенах». Эндрю Уайет мирно ушёл из жизни во сне в своём доме в Чедз-Форде 16 января 2009 г. в возрасте 91 года.

«Когда я умру, не беспокойтесь обо мне. Я не думаю, что буду присутствовать на своих похоронах. Помните об этом. Я буду где-то далеко, идти по новому пути. Который в два раза лучше прежнего».

Cooling Shed

Dil Huey Farm

Distant Thunder

In the Orchard

Master Bedroom

Retread Freds

The Kuerners

The Revenant

The Witching Hour

Trodden Weed

Wind from the Sea

Winter Fields

Witches Broom

Night Sleeper

Black Velvet

Battleground

Afternoon Flight

Walking Stick

Christmas Morning

Chimney Swift

Charlie Ervine

Christina Olson

End of Olsons

Christina’s World

Художник Эндрю Уайет считается классиком американской живописи. Трудно сказать, была бы так милостива к нему судьба, не напиши он одну картину – «Мир Кристины». Что же это за Кристина, что так легко решила судьбу художника?
Отец Эндрю, известный как «Н.К.», тоже был популярный художник-иллюстратор. Он учил сына, что в живописи главное колорит, особенно если ты рисуешь такую страну, как Америка. Сын возражал:
– Великая страна нуждается не в ярких красках, а в ярких людях. Величие в простоте. А самый простой и естественный цвет – серый, цвет обычной земли, которую истоптал башмак фермера, чье лицо, как и землю, выветрили ветра и лишил колорита пот того, кто на земле трудится.
Отец не соглашался. А Эндрю и не спорил. Он просто брал мольберт и сбегал на лето в какую-нибудь американскую глубинку, где его никто не мог найти. Так ему виделась свобода творчества. В 1947 г. Уайет поселился в Кушинге, в штате Мэн. С чердака, в котором он обустроил свою студию, были видны поле, некрашеный амбар вдали и много-много неба. Одним словом: очаровательная американская дыра. Соседство с океаном сделало дома в Кушинге бесцветными и безликими, как выцветшее поле. Зато люди еще не знали слова «снобизм» и уже поэтому были не похожи друг на друга. Не то что в Сан-Франциско или в Нью-Йорке, где все словно бы вышли из одной парикмахерской на 42-й улице.
Сразу по приезде Эндрю заглянул за какой-то мелочью к соседям Олсонам. Заглянул на минуту, а застрял на добрых два часа. И не удивительно. В гостиной оказался магнит, притягивавший молодого художника, – дочь Олсонов Кристина. «Девушка с лицом феи», – сразу окрестил ее Эндрю, но произнести это вслух, конечно, не решился.
Пока мать Кристины под навесом во дворе готовила для гостя морс, девушка развлекала молодого человека бесхитростным рассказом об их бревенчатом доме, который, оказывается, построила ее бабка. Построила как постоялый двор для моряков. Моряки любят тихие гавани. Вот один морячок из Гетеборга и осел навсегда в «гавани Кушинга». Фамилия у него, естественно, была чисто шведская – Олсон. Так в «очаровательной американской дыре» пустил корни род Олсонов.
Уходил из этой «тихой гавани» Уайет с большой неохотой, хотя одна деталь его немного смущала: когда он только вошел в гостиную, девушка, как это принято в американской глубинке, не встала с кресла поприветствовать гостя. Она так и просидела два часа, накинув на колени старый плед. Может быть, Эндрю чем-то не понравился ей?..
Шли дни. Молодой художник рисовал этюды, делал наброски. Но Кристины больше не видел. И вот однажды, выглянув из окна своей «студии» на чердаке, он увидел Кристину. Она прилегла на поле совсем невдалеке и явно отдыхала. У Эндрю мелькнула мысль: как можно отдыхать в такой неудобной позе? Но потом случилось совсем невероятное. Кристина ползком стала перемещаться по полю в сторону дома вдали. Хотелось броситься ей помочь, но что-то словно сковало все тело Эндрю, словно бы парализовало. Картина была ирреальной: выжженное солнцем поле и на нем женская фигурка в розовом платье. Как раковина омара, на которую наступил безжалостный сапог. Но омар не погиб – он полз, влача за собой свою скорлупу. И этим уже выиграл борьбу за жизнь.
Позже Уайет узнал, что Кристина в детстве перенесла тяжелую болезнь и на всю жизнь осталась парализованной. Но внучка шведского моряка она в наследство получила не только бревенчатый дом, но и мужество, а жажда жизни постепенно сотворила новую раковину – новый внутренний мир, непонятный другим людям. Мир Кристины Олсон. В него невозможно было проникнуть, его можно было только принять и преклониться.
В то лето в Кушинге художник Эндрю Уайет понял главное: не надо искать лазейку в мир Кристины. Просто нельзя о нем забывать. Художнику сделать это легче, чем всем остальным – для памяти своей и потомков можно запечатлеть его на холсте. Тем более, что название этому уже придумала жизнь – «Мир Кристины». В нем выжженное солнцем поле, много-много неба и сердце под розовым платьем, захлебывающееся жизнью.

Этот пост я вынашивала в своих мыслях уже давно. Не только потому, что Эндрю Уайет один из любимейших моих художников на картины, которого я мечтаю посмотреть в живую.Но еще причина кроется в том, что когда-то давно я обещала некоторым своим друзьям познакомить их с американским искусством.


Я помню удивленные вытянутые лица на мое заявление о том, что есть много отличных американских художников.

Это в Америке-то, откуда? Молодая разрозненная нация.

Это ты про поп-арт?

И я полностью согласна, в американском искусстве до 20 века действительно можно найти мало чего выдающегося, тем более на мировом уровне. Но вот потом…
Так что первым про кого я расскажу, и я надеюсь не последним, пусть будет Эндрю Уайет.
К сожалению он не так давно покинул этот мир в 2009г.

Мое знакомство с творчеством этого художника произошло лет 6 назад благодаря моему горячо любимому педагогу Елене Александровне Трофимовой. Кто-то из ее знакомых давно привез из-за границы монографию.Я помню как меня поразили репродукции напечатанные там. К сожалению интернет и качество здешних картинок дает очень слабое представление о его кропотливой детализации в работах и прекрасном владении акварелью. Помню как с жадностью вглядывалась
в каждую картину.
Хочу заметить, что реализм наверно одно из самых моих нелюбимых направлений в искусстве,
я долго не могла сформулировать почему, так как ответ потому что мне не нравится реалистическое изображение предмета меня не устраивал.И вот наконец я поняла, реализм очень часто убивает
в картине загадку, историю, там настолько все ясно просто и понятно, что посмотрел и прошел мимо, над этим не хочется размышлять.Ты видишь прекрасную технику и больше ничего, художник не показывает своего отношения к изображенному сюжету.Картина получается безликой-очень техничной, но без чувств. Разве это искусство? Это мастерство, а что за ним? Ничего?
Получается некий парадокс вроде нарисовано точно, как в жизни, а жизни то и нету.
Картина мертвая.Мертвые предметы, мертвые лица…
Но сейчас смотря некоторых современных художников я начинаю замечать, что они выводят реализм на новый уровень и это довольно интересно.

И Эндрю Уайет прежде всего поразил меня своей тайной. Его стиль характеризуют как «магический гиперреализм» и этим уже все сказано. Его умение подать простой предмет в простом, но одновременно сложном пространстве. Его композиции…это наполненная пустота!
то что я так люблю и ценю! и надеюсь когда-нибудь смогу достичь.

Монография была конечно на английском и включала в себя дневник Уайета. Елена Александровна перевела все и зачитала нам несколько отрывков, и вот тогда я окончательно и бесповоротно влюбилась в этого художника. Какое это необыкновенное восприятие мира.

Некоторые мысли Уайета я выложу отдельным постом.
Вот тут:
От его картин такое острое ощущения прожитой истории. И ведь на практике так и оказывается, каждая картина каждый предмет это что-то очень личное, что он описывает в своем дневнике. На самом деле мне поста не хватит рассказать про все эти вещи и истории.
Да и достоверного источника к сожалению под рукой нет, а интернет очень скуден и не надежен на этот счет. Так что друзья часто ездящие за границу! если вдруг будете в Америке и вам на глаза попадется любая литература касающаяся Эндрю Уайета, благодарна буду по гроб жизни! заплачу и верну любые деньги:) намек понят?)))

Но историю одной картины я все таки вам расскажу. По памяти, так что за некоторые возможные неточности простите.
Эта картина и эта история врезались в мою память очень ясно. И всегда вспоминая Эндрю Уайета я вспоминаю сначала эту прекрасную написанную метафору. Мне кажется эта история полностью характеризует творчество Уайета.
Я несколько часов искала эту картину в недрах интернета, чтобы рассказать кто на ней изображен и нашла только в таком качестве.Но надеюсь мои усилия прошли не даром и вам понравится.

Вы видите колокол висящий на двух подпорках. Казалось бы ничего особенного, а оказывается это портрет его сестры, которая любила носить шляпки, она была калекой, видимо какая-то травма, передвигалась на костылях. Увидев эту картину, она все поняла и попросила Уайета подарить ей.
Мне кажется это очень трогательно…

Ну а теперь все по порядку.

Эндрю Ньюэлл Уайет (12 июля 1917 — 16 января 2009) родился в Чеддс-Форд, штат Пенсильвания, США.
Сын выдающегося художника-иллюстратора Ньюэлла Конверса Уайета (N. C. Wyeth), брат изобретателя Нэтениела Уайета и художницы Генриетты Уайет Хёрд, отец художника Джейми Уайета(Jamie Wyeth).

Эндрю был младшим ребёнком в семье Ньюэлла Конверса и Каролины Уайетов. Обучался дома по причине плохого здоровья. Рано начал рисовать, учился живописи у отца. Историю искусства Уайет изучал самостоятельно.
Первая персональная выставка акварелей Эндрю Уайета состоялась в Нью-Йорке в 1937 году, когда ему было 20 лет. Все работы, выставленные на ней, были довольно быстро распроданы. В начале своей карьеры Уайет также немного занимался иллюстрированием книг, как его отец, но вскоре прекратил это.
В течение всего последующего времени Уайет попеременно жил в Пенсильвании и Мэне, практически не покидая восточное побережье США. Стиль художника практически не менялся, хотя со временем картины Уайета становились более символическими, уходя в сторону магического реализма.

Вот отец N. C. Wyeth как раз яркий представитель того самого реализма, который я не люблю!
Но тем не мение художник заслуживающий внимания.
Немного для ознакомления:

Он учил сына, что в живописи главное колорит, особенно если ты рисуешь такую страну, как Америка. Эндрю же считал, что великая страна нуждается не в ярких красках, а в ярких людях. Величие в простоте. А самый простой и естественный цвет — серый, цвет обычной земли, которую истоптал башмак фермера, чье лицо, как и землю, выветрили ветра и лишил колорита пот того, кто на земле трудится.

Эндрю Уайет проводил долгие часы на натуре: в доме Олсонов, в доме соседей Кёрнеров, которых он часто рисовал, часы — на берегу ручья, на жаре, часы — под деревом, на морозе. Никто в доме не знал, куда и зачем он уходит. Свобода и секретность работы была его привилегией. Родным было запрещено спрашивать, где он был.В выборе объектов Уайетом не обязательно руководила любовь или восхищение, но обязательно – сильное чувство.

Он погружал зрителя в мир повседневный, в котором жили обыкновенные люди. В этом мире не присутствовала современная цивилизация, индустриальный век. Как-то критик заметил, что его герои не носят… ручные часы. Поставив ему это в упрек.

Важнейшая особенность творчества Эндрю Уайета в том, что художник всю свою жизнь прожил только в двух местах: в Чеддс Форд, штат Пенсильвания, и на океанском побережье Мэйна, где у семьи был летний дом. Он рисовал ТОЛЬКО два эти места. Он делал портреты только жителей этих городков – своих друзей и соседей. Так что если говорить о «мире Эндрю Уайета» в терминах географических, то он – крошечный.
Но… другая особенность Эндрю была в том, что он находился в долгих, теснейших, интимных отношениях с людьми, которых он писал, и с их домами, и с видами, которые открывались из их окон. И он испытывал сильнейшие чувства ко всем своим объектам.

Я помню не меньше 10 минут разглядывала эту работу. Черная кожа среди пестрых лоскутков, какое тонкое сочетание по цвету, какое техническое выполнение не передать словами.

Barracoon. 1976.

«Henry Teel» 1944

Старик и море…..
Adrift, 1982

Master Bedroom, 1965

The Quaker, 1976

Night Sleeper. 1979

Marriage, 1993

Faraway, 1952

Wind from the Sea. 1947

Pentecost. 1989

Off at sea. 1972

Open and Closed. 1964

Monday Morning. 1965

Walking Stick. 2002

Ring‑Road.1985

The Witching Hour. 1977

к сожалению эти работы в маленьких размерах:

На эмоции Уайета откликаются зрители, не знающие ни его героев, ни обстоятельств его жизни. Коллекцию «Хельга» купили за огромные миллионы японцы. Выставка Уайета имела огромный успех в России в 87-м году. Я думаю, секрет живописи Эндрю Уайета (как и всякого искусства) в том, что она способна выразить чувства.

А вот работы сына, Джейми Уайета.
Ему явно близка философия отца.

фухх…ну вроде конец)))
извиняюсь что не все работы подписаны и датированы, просто уже сил нет.
надеюсь вам понравится!

Давно хотела представить картины этого художника,с детства полюбившегося мне…

И вот,наконец,перелопатив весь интернет,соединила две статьи о нем,добавила,что нашла по своему вкусу, и выношу вам на просмотр.

Ветер с моря и холод по спине…Пронизывающие насквозь картины Эндрю Уайета(Andrew Wyeth) (это первая статья)

«Великая страна нуждается не в ярких красках, а в ярких людях. Величие в простоте. А самый простой и естественный цвет — серый, цвет обычной земли, которую истоптал башмак фермера, чье лицо, как и землю, выветрили ветра и лишил колорита пот того, кто трудится на земле.»

Эндрю Уайет (Andrew Wyeth)

«Я убеждён в том, что искусство художника способно преодолеть лишь такое расстояние, какое способна преодолеть его любовь», — писал Уайет.

Что ж, его искусство покорило не только планету, но и время.

А то что человек смертен, — так это только на Земле.

«Самая важная вещь в искусстве — это эмоции, но они должны быть вашими собственными, так же как ваши затруднения, ваши мучения, когда вы создаете картину. Это большая опасность знать, как подать лицо, изобразить ель. Натура никогда не может быть формулой. Я должен почувствовать модель, чтобы ее написать.»

Эндрю Уайет (Andrew Wyeth)

«Господи, когда я начинаю по-настоящему во что-то вглядываться, в простой предмет, и осознавать его сокровенный смысл, если я начинаю ощущать его, этому нет конца.»

Эндрю Уайет (Andrew Wyeth)

«Дочь Магги».

«Я добиваюсь чувства отчужденности модели от зрителей. Для меня важно сохранить долю тайны внутри картины.» Эндрю

Уайет (Andrew Wyeth)

«Там было жарко, я открыл окно, и вдруг, ветер вздул занавеску, которая не шевелилась, наверное, лет 30. Боже, это была фантастика! Тоненькая тюлевая сеть взлетела с пыльного пола так стремительно, словно это был не ветер, а привидение, дух, которому открыли выход. Потом я полтора месяца ждал западного ветра, но, к счастью, в памяти жил этот волшебный взмах, от которого – холод по спине.»

Эндрю Уайет (Andrew Wyeth)

«Я ищу реальность, реальное чувство предмета, всей структуры вокруг него… Я всегда хочу видеть третье измерение чего-то… Я хочу ожить с объектом.»

Эндрю Уайет (Andrew Wyeth)

«Не важно, что именно ты делаешь, важно, чтобы все, к чему ты прикасаешься, меняло форму, становилось не таким, как раньше, чтобы в нем оставалась частица тебя.»

Эндрю Уайет (Andrew Wyeth)

«Сюжету я уделяю слишком много места. Если я в конце концов и стану действительно стоящим художником, то только тогда, когда откажусь от него.»

Эндрю Уайет (Andrew Wyeth)

«Вы можете увидеть тот же самый предмет в любое время дня или в вашем воображении в мириадах тоновых изменений. Вообще говоря, мне скучно писать новые для меня предметы. Мне гораздо интереснее представить вещь, которую я видел многие годы, в новом свете.»

Эндрю Уайет (Andrew Wyeth)

«И тут на вершине холма показалась маленькая фигурка в зеленом немодном пальто с пелериной. Покрытый жухлой прошлогодней травой, освещенный слепящим зимним светом бесконечный этот холм вдруг приблизился. В этой худенькой женщине, рука которой повисла в воздухе, я увидел себя, свою мятущуюся душу.»

Эндрю Уайет (Andrew Wyeth)

«У меня действительно нет студий. Я блуждаю по чердакам людей,в полях,в подвалах, везде я нахожу что-то, приглашающее меня.»

Эндрю Уайет (Andrew Wyeth)

«Отец говорил: «Чтобы жизнь ребенка была творческой, он должен иметь собственный мир, принадлежащий только ему». Я очень рано начал рисовать, и отец считал, что колледж художнику не нужен: меня учили приходивший на дом преподаватель, сам отец и его друзья-художники. И он добился своего. Еще немного, и я навсегда остался бы в Шервудском лесу Робин Гуда. Оттуда я все-таки выбрался, но ушел в свой мир.»

Эндрю Уайет (Andrew Wyeth)

«Я весьма скептически отношусь к настроению картины, если это настроение придается ей сознательно.»

Эндрю Уайет (Andrew Wyeth)

«У меня сильно развита романтическая фантазия по поводу вещей, и именно это я изображаю. Но я делаю это в реалистической манере. Если вы не можете подкрепить свои фантазии правдой, то получается очень, я бы сказал, сутулое искусство.»

Эндрю Уайет (Andrew Wyeth)

«Стараюсь реагировать на все – сделаться вроде резонатора, всегда готового вибрировать в тон колебаниям, исходящим от чего-то или от кого-то. И я часто схватываю уголком глаза беглое впечатление виденного, волнующую вспышку…»

Эндрю Уайет (Andrew Wyeth)

«Я не могу передать какое-то чувство без связи с данным местом. В самом деле, я думаю, ваше искусство будет тем выше, чем глубже вы любите то, что изображаете.»

Эндрю Уайет (Andrew Wyeth)

«Я видел массу портретов, люди на них как живые – все написаны без доли страсти. Детали точно скопированы. Это ужасно. Вы никогда не сможете понять изображенных, в картинах нет жизни.

Есть художник, который хочет продемонстрировать собственную личность. Для меня все, что я пишу, обретает значение большее, чем я сам. Только полоумный может подчеркивать свою ценность, как создателя.»

Эндрю Уайет (Andrew Wyeth)

«Я рисую эти холмы вокруг Чедз-Форда не потому, что они лучше, чем холмы в других местах, а потому, что я родился здесь, жил здесь, – для меня они полны смысла.»

Эндрю Уайет (Andrew Wyeth)

«Мир Кристины»

«Понимаете, важно постоянное присутствие на месте действия. Мне надо жить в окружении того, о чем я пишу. Тогда в какой-то момент можно ухватить смысл. Когда я писал «Мир Кристины», я пять месяцев работал над полем… Я хотел бы написать только поле без Кристины и заставить почувствовать ее присутствие. Делать фон – это как строить дом, чтобы потом там жить… Если сдержать себя, дождаться правильного момента, он может решить все дело.»

Эндрю Уайет (Andrew Wyeth)

Мистик-домосед

Эндрю Уайет родился в 1917 году в Пенсильвании, в небольшом городке Чеддс-Форд. Отец его, известный книжный иллюстратор Ньюэлл Уайет, обучил сына своему ремеслу, и тот уже в возрасте двадцати лет открыл свою первую выставку акварелей.

Она имела успех, все картины, выставленные в Галерее Макбет, на удивление быстро раскупили восторженные ценители. Успех и дальше сопровождал молодого художника, и уже к 1955 году он становится членом Национальной академии дизайна и Американской академии искусств и литературы.

Не так быстро, но приходит к нему и международное признание. И хотя его картины и выставки колесили по всему миру, сам Уайет всегда отличался почти полным отсутствием интереса к каким-либо поездкам и путешествиям.

Всю жизнь он провёл там, где родился. А на летние месяцы переселялся в городок Кушинг, штат Мэн.

«Я сознательно не люблю путешествовать, — писал в своих дневниках Эндрю Уайет. — После путешествия вы никогда не возвращаетесь такими же — вы делаетесь более эрудированными… Я боюсь утратить что-нибудь важное для моей работы, может быть, наивность».

Неудивительно, что на всех его картинах — пейзажи всего двух мест, а герои полотен — соседи, живущие неподалёку. Выбор в качестве модели человека, с которым хорошо знаком, уважительное внимание к каждому — этому правилу художник почти никогда не изменял.

Да и рисуя природу, он, прежде чем взяться за кисть, стремился познакомиться с ней максимально близко и мог часами лежать на земле, вглядываясь в маленькую веточку или цветок, — «вживаться в их бытиё».

Окружающую действительность и повседневность Эндрю возвёл в ранг самого ценного, что может быть дано человеку. Порой кажется, что, погружаясь в любой объект своего творчества, художник старается проникнуть сразу в суть всех вещей.

И передаёт это на холсте настолько точно, что незаметно переходит грань между видимым внешним и внутренним миром. Не зря искусствоведы, описывающие его творчество, заговорили об Эндрю как о «мистическом гиперреалисте».

Вселенная Хельги

Каждое драматические событие в личной биографии всегда событие и в художественном пространстве Уайета. Одно из таких событий — встреча с Хельгой Тесторф. Трудившаяся на соседней ферме немка-эмигрантка, которую взяли на работу в дом соседи, стала человеком, через которого Уайет открывал и познавал на холсте, казалось, целую Вселенную.

Как итог — 247 картин за почти 15 лет с главной героиней — женщиной со скуластым, ничем не примечательным прусским лицом и широко расставленными глазами. Картины создавались в тайне от всех, даже от жены, и художник впоследствии никогда не комментировал ни историю возникновения этой серии, ни обстоятельства работы.

Лишь однажды, в дневнике, описал первый момент этой перевернувшей его жизнь встречи: «И тут на вершине холма показалась маленькая фигурка в зелёном немодном пальто с пелериной.

Покрытый жухлой прошлогодней травой, освещённый слепящим зимним светом, этот холм преобразился. В этой худенькой женщине, рука которой повисла в воздухе, я увидел себя, свою мятущуюся душу».

Когда цикл работ с Хельгой Тесторф открылся миру, журналисты просили хотя бы жену художника что-то сказать по этому поводу. Она ответила: «Ему повезло, что полотна оказались гениальны, иначе я бы его убила».

Искусство Эндрю Уайета — это искусство существовать в одиночестве. И оно знакомо каждому. Вот на холсте только пустые холмы и фигурка путника, двигающегося не покоряя, но подчиняясь и принимая пространство.

Взгляду современного зрителя, привычному к зовущим, ярким объектам, не за что зацепиться — и без этой опоры теряешь равновесие и погружаешься в себя. Тогда вибрирующая напряжённость живого поля, пронизывающего весь мир, завораживает зрителя.

«Я убеждён в том, что искусство художника способно преодолеть лишь такое расстояние, какое способна преодолеть его любовь», — писал Уайет. Что ж, его искусство покорило не только планету, но и время. А то что человек смертен, — так это только на Земле.

Художник прожил долгую жизнь, оставив тысячи полотен, и перешёл в иной мир в возрасте 91 года в своём доме, во сне.

«В искусстве важно не потерять чистоту. Я сознательно не люблю путешествовать.

После путешествия вы никогда не возвращаетесь такими же — вы делаетесь более эрудированными…

Я боюсь утратить что-нибудь важное для моей работы — может быть, наивность.»

Эндрю Уайет (Andrew Wyeth)

Вот что пишет в своем блоге художница Мария Трудлер

Люди рвутся в путешествия, стремясь объездить весь мир, чтобы познать себя. А я знаю одного американского художника, который почти не путешествовал, проведя всю свою жизнь в родном городке.

Он не получил художественного образования, даже не закончил среднюю школу.

Был замкнут, вел дневник, был привязан к своим друзьям и знакомым. Его зовут Эндрю Уэйет.

Должна признаться, я все время забываю его имя. Нахожу его в интернете только по названию картины, которую люблю больше всего — «Мир Кристины». Картина — потрясающая.

Сквозь нее видишь чувства этой девочки так, как-будто сама лежишь в этом поле и смотришь на тот дом вдалеке. Такое сногсшибательное мастерство. Я не люблю реализм в живописи.

Но от его картин не могу оторвать взгляда. Не знаю, что так действует на меня. Они совершенно фантастичны. Ими дышишь и не можешь надышатся. В них какая-то глубокая тайна. Полуоткрытая.

Как-будто чуть-чуть еще всмотришься — и все станет понятно. О жизни, смерти, любви, одиночестве. Вечности… Почти рембрандтовское, приглушенное освещение.

Ощущение от света и тени, как от главных героев картин, наравне с одиночеством.

От которого идешь к морю, подставляя свое лицо ветру. Бежишь в поле.

Прячешься, сворачиваясь в клубок на кровати. Стоишь у окна. Взбираешься на крышу дома, сидя там часами. Атмосфера в его работах — пронзительная до озноба, до мурашек.

Дневниковые записи пробирают не меньше, чем сокровенная сдержанность картин.

Читая его мысли, видишь романтика, главная цель которого показать не свое блестящее техническое ремесло, а свои страстные чувства. Он говорил, что никогда бы не позволил никому наблюдать за собой во время рисования. Живопись для него — это что-то очень личное. Как любовь.

Поэтому его мастерская — это поля, подвалы, чердаки, старые дома и лодки.

Художник писал акварелью и темперой. Стиль Эндрю Уэйета определяют, как мистический гиперреализм или магический реализм. Я до знакомства с ним не представляла, что реализм может иметь такое неописуемое воздействие.

Обычные, неприметные куски реальности, обыкновенные предметы, портреты его любимой Хельги — а пробирает так, что не по себе становится. Как-будто падаешь в его картины и теряешься в них.

Все такое настоящее. Эндрю Уэйет — мой любимый художник-реалист. Он для меня стал примером того, что даже сквозь фотографическую реальность можно так показать свои чувства… Пронзит насквозь.

Как холодный, северный ветер с моря. А я ведь пока его картины не увидела, считала реалистичность антиподом искусства. За поверхностность, бездушность.

Вот такая ирония судьбы. Author name: Maria Trudler Publish date: 12.01.2012 Discussion: 41 Comments Categories:

Мысли об искусстве About Maria Trudler: Привет. Меня зовут Мария Трудлер.

Я художник. Люблю искусство. Во всех видах и проявлениях. Пишу картины, рисую.

Веду рукописный дневник о творчестве в свободное от рисования время.

Избранные записи публикую на блоге. Follow on Twitter Contact the author

В 1913 году на «Армори-шоу» были выставлены произведения мастеров, которые относились к различным направлениям постимпрессионизма. Американские художники разделились: некоторые из них обратились к исследованию возможностей цветовой и формальной абстракции, другие: Чарлз Берчфилд (1893-1967), Реджинальд Марш (1898-1954), Эдвард Хоппер (1882-1967), Фэрфилд Портер (1907-1975), Эндрю Уайет (1917- 2009)…, развивали реалистической традиции.

Уайет, Эндрю (Wyeth, Andrew) — американский художник, представитель магического реализм а — певец нордического северо-востока США. Он писал акварелью и темперой трагические портреты домов, дорог, вещей, времен года, ручьев и людей. Его работы, отнесенные искусствоведами к категории реалистических, возбудили, тем не менее, бесконечные дебаты о природе модернизма, и разделили общественное мнение еще резче, чем дебаты по поводу его современника, Эндрю Уорхола .

Предпочитая темперную технику, позволяющую особенно тонко прорабатывать детали, Эндрю Уаёет продолжил традиции американского романтизма и магического реализма, посвятив свое творчество подчеркнуто «почвенным» пейзажным мотивам своего непосредственного окружения, а также своим соседям, представленным в виде архетипических фигур «американской мечты». Его пейзажи и жанровые портреты (Зимний день, 1946, Художественный музей Северной Каролины, Роли; Мир Кристины, 1948; Молодая Америка, 1950; Дальний гром, 1961…) с годами обретали все более символически-обобщенный характер. Обыденные ландшафты сельской глубинки, старые здания и интерьеры, люди провинции, выписанные кистью Уайета, выглядят как наглядные этапы национальной истории, представленные в живых, чуть сентиментальных образах. Среди его поздних циклов наиболее значительны Портреты Хельги, полные мягкой, поэтической эротики.

Музей реки Брэндивайн в Чаддс-Форде ныне в значительной мере посвящен искусству династии Уайетов. Известным художником, анималистом и светским портретистом является сын Эндрю Уайет а Джейми Уайет ( ).

«Там было жарко, я открыл окно, и вдруг, ветер вздул занавеску, которая не шевелилась, наверное, лет 30. Боже, это была фантастика! Тоненькая тюлевая сеть взлетела с пыльного пола так стремительно, словно это был не ветер, а привидение, дух, которому открыли выход. Потом я полтора месяца ждал западного ветра, но, к счастью, в памяти жил этот волшебный взмах, от которого — холод по спине».

Есть такое понятие — великий американский роман. В основном о нем говорят, вспоминая Маргарет Митчелл, Уильяма Фолкнера и Джерома Сэлинджера. Они отразили настроения жителей страны и сформировали литературную традициюи, в значительной степени, культуру в целом. И если представить художников, отразивших на холсте то, о чем писали Фолкнер и Сэлинджер, то одним из важнейшим среди них, несомненно, был бы Эндрю Ньюэлл Уайет.

У Рокуэ лла Кента и Эндрю Уайета очень разные судьбы… Кент всю жизнь странствовал по свету, как будто кто-то за ним гнался, искал единения с природой в самых отдаленных уголках мира. А жизнь Эндрю Уайета протекала между родной Пенсильванией и штатом Мэн, куда он выезжал на лето. Он был убежденным домоседом. И все же есть нечто, что роднит этих двух художников, а еще и Хоппера, и многих менее известных американцев — это Великое Американское Одиночество. Культ индивидуальности — это боль Америки и одновременно ее слава. Каждый американец, самостоятельно решая свои проблемы, создавал тем самым фундамент американского общества. Без этого культа не было бы

великой страны , как без Кента, Уайета, Хоппера не было бы Великой Американской Живопис и XX века.

Эндрю Уэйет и Великое Американское Одиночество

Эндрю Уайет родился в 1917 году в небольшом городе Чеддс-Форде, в Пенсильвании, в семье известного книжного иллюстратора и живописца Ньюэлла Конверса Уайета (). Его отец, иллюстрировавший Стивенсона, Вальтера Скотта и Фенимора Купера, стал в 20-х годах так знаменит, что в доме Уайетов гостили не только художники, но и Скотт Фицджералд, и Мэри Пикфорд и другие звезды. Поля и рощи вблизи дома были уставлены мольбертами. Праздники отмечались театрально. На Халлоуин появлялись такие монстры, что младшие дети дрожали от страха, пока не узнавали под маской знакомого художника. На Рождество отец, изображая Санта Клауса, топал ночью по крыше и спускал подарки в дымоход. Отец разрисовывал костюмы, и дети увлеченно играли в индейцев Фенимора Купера, в «Робин Гуда» и «Остров сокровищ». Энди обучался искусству у отца. Почти безвыездно жил в родных краях (долина реки Брэндивайн), а летние месяцы проводил в Кушинге (штат Мэн).

Взлёт.

Первая же выставка пейзажей 20-летнего Энди в Галерее Макбет принесла ему триумфальный успех — в течение одного дня все работы были распроданы. Успех сопровождал и следующие выставки акварелей, и привел к избранию Энди Уайета членом Национальной академии дизайна.

В 1955 Эндрю Уайет стал членом Американской академии искусств и литературы, в 1977 был избран членом Французской академии изящных искусств, в 1978 стал почетным членом Академии художеств СССР, а в 1980-м его избирают в Британскую Королевскую Академию.

Каков же он, этот романтик ХХ века? «Я сознательно не люблю путешествовать, — пишет в своих дневниках Эндрю Уайет. — После путешествия вы никогда не возвращаетесь такими же — вы делаетесь более эрудированными… Я боюсь утратить что-нибудь важное для моей работы, может быть, наивность».

«Великая страна нуждается не в ярких красках, а в ярких людях. Величие в простоте. А самый простой и естественный цвет — серый, цвет обычной земли, которую истоптал башмак фермера, чье лицо, как и землю, выветрили ветра и лишил колорита пот того, кто на земле трудится.»

В 1940 Эндрю Уайет женился на Бетси Дже ймс, которой суждено было сыграть большую роль в его творчестве. Бетси была не только его моделью, но и секретарем, критиком, консультантом. Она придумывала сюжеты его картин, давала им названия, советовала ему отказаться от ярких красок. В 1943 у них родился первенец Николас, а три года спустя — Джеймс, который тоже стал довольно известным художником.

В октябре 1945-го, отец Эндрю и его трехлетний племянник, погибли, когда их автомобиль застрял на железнодорожных рельсах перед движущимся поездом. Гибель отца подвела черту под юностью Уайета. Откликом на смерть отца стала темпера «Зима». Через два года в штате Мэн, на ферме Ольсенов была написана картина мастер а «Мир Кристины».

Мир Кристины. 1948

В 1948 Уайет начал писать Анну и Карла Куернер, соседей по Чeддс-Форду. Их ферма располагалась всего в нескольких ярдах от того места, где погиб его отец.

Поля, луга, леса и холмы Чеддс-Форда, стали для него не просто родиной, но местом встречи с самой большой любовью. Это произошло зимой 1985 года. В своей автобиографии художник пишет: «И тут на вершине холма показалась маленькая фигурка в зеленом немодном пальто с пелериной. Покрытый жухлой прошлогодней травой, освещенный слепящим зимним светом бесконечный этот холм вдруг приблизился. В этой худенькой женщине, рука которой повисла в воздухе, я увидел себя, свою мятущуюся душу».

По словам Уайета, «это был решающий, поворотный момент в его жизни». Он смотрел в ее серые задумчивые северные глаза и понимал, что вновь хочет жить и писать. Он спросил: «Как тебя зовут?» . Но сердце уже знало — как бы ее ни звали, где бы она ни жила, — он не в его силах забыть эти светлые волосы, этот нежный пшеничный пушок над ее верхней губой, этот застенчивый румянец на бледных щеках.

Это самый известный цикл картин Уайета — всего их 240. Пожалуй, явление исключительное, если не единственное, в истории американской живописи. Свою любимую модель — немку Хельгу Тесторф с соседней фермы, он рисовал и писал её 15 лет, скрывая работу от всех, даже от жены. Это была главная тема и главная любовь всей его жизни.

Далёкое

Отношения между художником и его моделью не прерывались до кон ца жизни Уайета. Хельга вошла в семью и ухаживала за своим немолодым другом, когда пришла пора его физической слабости. Последний по счету портрет своей музы Эндрю Уайет создал в 2002 , когда Хельге было уже за семьдесят. Негоже тут что-то домысливать.

Сам художник не хотел отвечать на вопросы интервьюеров «о Хельге», лишь объяснял, что понятие «любовь» для него не значит плотское наслаждение, но чувство духовное — «к любимому предмету, природе, человеку, теплота отношения». Добавляя: «Так любимая собака садится к тебе на колени, и ты гладишь ее по голове. Любовь — нечто прекрасное и реальное». Эндрю Уайет подтвердил этим циклом свое удивительное творческое долголетие, сплетн и же в конце концов прекратились.

«Человек, освобожденный от случайных обстоятельств времени», вот, пожалуй, тема его работ с Хельгой. Интуиция и воображение — более верный способ познания истины, нежели абстрактна я логика или научный метод. Вслед за Уитменом художник Уайет выводит американское искусство ХХ века на мировой уровень, потому что видит в каждом человеке черты, которые свойственны не только жителям Америки, но и всем людям Земли. В простой женщине Хельге, которая трудилась на соседней ферме, он открывает целый мир и воспринимает его как часть Вселенной. Даже рисуя ее обнаженной, Эндрю

Уайет как бы понимает , что это всего лишь часть того материка, который называется душа. Глаза Хельги, ее неповторимая грустная улыбка пронизаны особым ощущением жизни. Через свою любовь художник размышляет о старости, юности, о смерти и жизни. Об их отношениях можно было догадаться по долгим прогулкам в окрестностях Мэна, которые так любили Эндрю Уайет и Хельга. Она шла и все время глядела вп еред, что-то высматривая, часто не могла разглядеть и оборачивалась на Эндрю. А он торопливо делал зарисовки. В его глазах Хельга видела отражение того, что впереди, а он к этому отражению добавлял что-то от себя.

Что они искали на этом маленьком пятачке Чэддс-Форда под огромным снежным небом над головой? Здравый смысл? Счастье? Или мир и покой, в котором так нуждается человеческое сердце? Самые обыкновенные вещи: поворот головы любимой, ветер за ее спиной, открытое окно — Уайет с великой силой художника сумел поднять на необычайно эмоциональную высоту. Он, как сэлинджеровский герой Холден Колфилд, бережно охраняет свою девочку, играющую во ржи.

На холсте с необычайным чувством нежности изображена спящая девушка. В открытое окно боится залететь ветер, чтобы ненароком не помешать ее долгому сладкому сну. Это модель Эндрю Уайета Хельга, которую он рисовал и писал в течение 15 лет. Пожалуй, явление исключительное, если не единственное, в истории американской живописи

Конечно, опыт поколений не прошел для Уайета даром, в его творческом сознании произошел своеобразный сплав, и в портретах Хельги можно с одинаковым успехом видеть и дюреровскую законченность, и ренессансные принципы картинного пространства. Но это только сумма слагаемых. Главное — не это. Главное — эти всегда живые глаза цвета студеной воды, это ласковое озорство в уголках пухлого рта, и еще ее нежность, как легкий снег, стремительная, летящая…

В творчестве Эндрю Уайета ощутимы черты, свойственные американской реалистической традиции: идеализация фермерской Америки, пристрастие к родным местам, к точности изображения видимого, порою близкое к топографической иллюзо орности. Но все это в сочетании с присущим ему тонким поэтическим восприятием реальност и позволило связать его с направлением магического реализма. В картинах Эндрю Уайета чувствуется некая напряженность. Он, скорее, даже сюрреалистичен, нежели реалистичен.

В 2007 году художник был удостоен Национальной медали искусств, которую ему в Белом доме вручил президент США.

Американский Шишкин – Газета Коммерсантъ № 8 (4063) от 20.01.2009

Некролог

На 92-м году жизни в Пенсильвании умер Эндрю Уайет — живописец-реалист, создавший патриархальный образ Америки и сам ставший ее национальным символом.

Если русский на вопрос «Поэт?» отвечает «Пушкин», «фрукт — яблоко», а «художник — Шишкин», то для стереотипного американца на вопрос «Художник?» правильный ответ будет «Уайет». Эндрю Уайет был как раз таким американским Шишкиным — он создал Великий Американский Пейзаж.

Эндрю Уайет сам был идеальным американцем, плотью от плоти своей страны и воплощением всех ее стереотипов. Преемственность и семейный бизнес: Эндрю Уайет был сыном Невилла Уайета, известного художника-иллюстратора, а его сыновья Джеймс и Николас Уайеты, в свою очередь, уже просто не могли не стать живописцами, причем работающими в той же несовременной реалистической манере, что и отец. Семейные ценности: женившись в 23 года на своей Бетси, Уайет остался с ней до гроба, и Бетси активно помогала ему в работе, была фактически его куратором. Любовь к малой родине: Уайет скончался там же, где родился, в маленьком городке Чеддс-Форд в Пенсильвании, откуда почти не уезжал.

Эндрю Уайет родился в 1917 году. Он был пятым — младшим — ребенком в художественной семье. Из-за слабого здоровья мальчик учился на дому. Возможно, детство, проведенное дома, заложило в нем ту исступленную любовь к ничем не примечательным окрестным пейзажам, которая впоследствии принесла ему славу. Много лет спустя он напишет свою самую знаменитую картину «Мир Кристины»: девочка-подросток в пшеничном поле, перед ней расстилается бескрайний простор, а на горизонте манит домой отцовская ферма. Олицетворение счастливой юности, у которой все впереди, меняет смысл, если знать историю картины. Кристина была соседкой Уайета, они дружили. Девочка не могла ходить: ее ноги были парализованы, родительский дом и поле вокруг действительно составляли весь ее мир. Но и Уайет жил в том же маленьком мире, что и Кристина, он сам выбрал его и был им счастлив.

Известность пришла к Уайету рано: в 18 лет он впервые выставился вместе с отцом, а пару лет спустя уже вовсю продавал свои полотна. Уайет был из тех счастливых гениев, чей творческий путь идет по нарастающей, а убеждения не меняются. Сменяли друг друга модные художественные течения, а он оставался реалистом-почвенником, этаким Солженицыным от американской живописи. Сельская идиллия, крестьянские девчонки, поля до горизонта и теплый свет окна родной фермы зимним вечером — все это принес в американское культурное подсознание Уайет. Или, наоборот, из подсознания вытащил и нарисовал. Слава не обошла его стороной: еще в 1960-е он начал собирать награды, в 1963-м получил президентскую медаль Свободы, а через 25 лет — золотую медаль конгресса, две высшие гражданские награды в США, был членом художественных академий Америки и многих европейских стран (кстати, включая СССР). Но все награды и регалии — ерунда в сравнении с самым, наверное, большим счастьем для художника: он с юности знал, в чем его призвание, и до конца жизни ему не изменял. Он и вошел в искусство, и шел по нему легко. Так же легко и чистосердечно Эндрю Уайет и умер: почти не болев, во сне.

Анна Ъ-Матвеева

Эндрю Уайет (Andrew Wyeth) и американский реализм 20-го века ~ PhotoPoint

Сегодня 16 января в 2009 году скончался величайший американский реалист 20-го века – Эндрю Уайет (Andrew Wyeth).

Эндрю Уайет – художник, живописец-реалист, один из самых знаменитых художников Америки середины 20-го века. Любимыми моделями художника на протяжении всей его творческой деятельности были: люди и земля, и их взаимоотношения. Как часто говорил сам живописец, он рисовал свою жизнь. Одно из самых знаменитых полотен художника «Мир Кристины», написанное, когда Уайету был всего 31 год. На полотне изображена девушка со спины, которая полусидит на огромном просторном поле, лицо девушки повернуто к дому, расположенному в правом верхнем углу полотна. Сегодня картина находится в коллекции Музея современного искусства в Нью-Йорке.

Первая персональная выставка молодого художника состоялась, когда Эндрю было всего двадцать лет. Выставка оказалась очень успешной, были распроданы все представленные акварели автора. И казалось, что жизнь Эндрю предопределена. Сам Эндрю был сыном другого знаменитого американского художника-реалиста Джеймса Уайета, но стиль сын значительно отличался от стиля отца. Эндрю был более скуп в цветовом отношении, но его картины были более просторны по восприятию. В работах художника явно просматриваются настроения Америки после Великой депрессии. Постоянное чувство свободы и простора, омрачается привкусом одиночества и, какой-то пустоты. У нас уже есть свобода, но мы одиноки в этой свободе. У нас уже есть просто, но он пока пуст.

Хотя многие и относят Эндрю к стилю реализм, все-таки стоит отметить, что сам художник позиционировал себя, как абстракционист. Он говорил: «Мои люди, мои объекты, они уже дышат по-другому: в них заложено совсем другое ядро волнения, и оно, безусловно, абстрактное. Боже мой, когда же вы действительно начинаете вглядываться в простоту объекта, и понимать, глубинный смысл его».

Эндрю Уайет работал на протяжении семидесяти лет. Он вдохновлялся одиночными прогулками по своей родной Пенсильвании. В работах умело синтезировал близость земли и моря, стремился к духовному пониманию истории своей родины. Пользовался в основном карандашом в эскизе, и акварелью – в готовой работе.

Картины Эндрю Уайета могут показать скупыми и достаточно формальными по красоте, но они как, и все искусство времен после Великой депрессии, наполнены глубоким эмоциональным смыслом. Это чувство трагедии всего народа и каждого отдельного человека, чувство одиночества, чувство внутренней неудовлетворенности, как пустоты и невозможности, что-либо сделать.

Эндрю Уайет прожил долгую плодотворную жизнь, он был признанным художником своей страны еще при жизни, он был успешным и популярным. И вместе с тем, он продолжал писать свои пейзажи, своих людей, ни взирая на веяния моды и требования времени. Такие художники, как Эндрю Уайет увековечивая историю, сами становятся ее авторами.

Эндрю Уайет (Andrew Wyeth) и американский реализм 20-го века

  

Официальный сайт

Эндрю Уайт | Биография и история

Прилагательные не воздают должного этому человеку, и даже трудно вызвать образы, подходящие для описания его достижений. Есть игроки, известные как музыканты музыкантов; Эндрю Уайт, можно сказать, музыкант музыкант-музыкант. Любой из его талантов мог бы быть сочтен невозможным для любого другого простого смертного: например, обучение игре на гобое; перезапись квартета камерной музыки и самостоятельная игра на всех инструментах; расшифровка всех соло Джона Колтрейна и Эрика Долфи; или иметь выносливость, чтобы отыграть 24-часовой концерт, изматывая при этом три ритм-секции.Не говоря уже о том, что он играл на басу и делал аранжировки для замечательной поп- и соул-группы The 5th Dimension; появление в раннем альбоме Weather Report, от которого умилило уши; или опубликовать его автобиографию, веселый Sugar. Поклонники джаза, которые поймали одно из его живых выступлений, несомненно, хранят в памяти его удивительную энергию и, казалось бы, бездонный кладезь импровизационных идей. Как и у многих великих артистов, в его карьере есть аспекты, которые интересны не только с точки зрения его жанра, в данном случае джаза.

В начале 70-х Уайт начал самостоятельно издавать свои альбомы, вдохновляя и создавая образец для подражания для многих других музыкантов, поскольку философия артистов, захватывающих власть над своими собственными записями, начала распространяться и на многие другие жанры. Сырость многих из его ранних LP-релизов оскорбила обидчивых, пуристических джазовых критиков, некоторые из которых продолжали жаловаться на этот аспект работы Уайта в 90-е годы и в эпоху компакт-дисков, что, разумеется, привело к тому, что Уайт продолжал выпускать том после объем его собственной музыки, часто записанной вживую.Небрежная художественная работа, плохая запись звука, расстроенные фортепиано, повторяющееся программирование, слабые ритм-секции, безвкусные шутки; это все жалобы, которые были сделаны в отношении White productions. Но есть масса слушателей джаза, которые видят это иначе. Стиль упаковки White — это гораздо больше, чем просто народное искусство, это проверка реальности стиля музыки, который слишком часто превращается в высококлассный потребительский товар. Те, кто жаждет связи между американской джазовой музыкой и вольным анархическим панком и домашними сценами, вероятно, назначат Уайта одним из своих любимых джазовых исполнителей.Джазовые продюсеры или фанаты, которым нравится коммерческий престиж звездных составов, постоянно сетуют на то, что хотят поставить Уайта перед ритм-секцией «его сверстников». Слушатели, которым нравится ощущать возбуждение от настоящего джаза, который не был «спродюсирован», могут предпочесть слушать ритм-секцию, буквально борющуюся за Уайта; в таких ситуациях никого нельзя обвинить в том, что он экономил на себе.

Наконец — возможно, нет, с Уайтом всегда есть еще одна вещь — это его выступления в марафоне и последующая документация, события, которые вводят его в сферу исполнительского искусства, и изнурительный поджанр музыкального выступления, в котором доказательство выносливости художественная награда.24-часовое выступление Белого — в какой-то момент в 70-х годах доступное с девяти сторон — было его вкладом в этот тип музыкальной истории, который также включает в себя 24-часовое выступление российского сольного исполнителя Ури Касьяника, некоторые из которых были выпущен на компакт-диске Рекорда Гиннеса (еще не зафиксирован), а также печально известный 24-часовой концерт импровизированной музыки с участием таких лондонских музыкантов, как Эван Паркер и Дэвид Туп. В этом контексте Уайт хвастается своими почти чудесными саксофонными способностями, и он определенно находится в лиге с любым прошлым чемпионом по джазу гладиаторами, такими как Джонни Гриффин.Уайт — превосходный интерпретатор Джона Колтрейна, одного из немногих игроков, который действительно может подняться до уровня мастерства. В отличие от Колтрейна, у него сильное чувство юмора в игре, которое он проявляет больше в хард-бопе, свинге или фанке. Он даже называет «смех» одной из «сфер своей карьеры». Сочетание виртуозно-технической игры с юмором, иногда шумным и хриплым, снова подвергающимся критике со стороны встревоженных джазовых критиков, помещает его в уникальный класс великих джазовых исполнителей, таких как Рахсаан Роланд Кирк и Фэтс Уоллер.

О марафонской выносливости этого человека свидетельствует и его темп работы композитором и транскрибером. Уайт написал почти 1000 композиций для инструментальных ансамблей всех размеров и утверждает, что он переписал и самостоятельно опубликовал самый большой в мире каталог транскрипций саксофона. В его книге более 1000 отдельных транскрипций, большинство из них из Колтрейна, но также из Чарли Паркера, Пола Гонсалвеса, Джонни Ходжеса и Эрика Долфи, а также его собственные соло.Хотя большую часть его деятельности он выполнял в качестве капитана своего корабля, будь то группа, звукозаписывающая компания или издательское предприятие, Уайт также сделал респектабельную карьеру в качестве помощника в джазе и был чрезвычайно занят как сессионный исполнитель и аранжировщик ритм-н-блюз и соул. В 80-х он работал с такими выдающимися барабанщиками-тяжеловесами, как Элвин Джонс и Бивер Харрис, а в 1987 году участвовал в нескольких превосходных проектах, созданных саксофонистом Среднего Запада и композитором Джулиусом Хемфиллом.Он также работал с великим пианистом МакКоем Тайнером, записывая прекрасный концертный альбом Asante. В 1994 году Уайт гастролировал по Европе с трубачом Тедом Керсоном. Одной из его первых групп была группа J.F.K. Quartet, который выступал и записывался на своей базе в Вашингтоне, округ Колумбия, в первой половине 60-х годов, привлекая внимание сильных нападающих, таких как Cannonball Adderley, который вызвался продюсировать первый альбом группы.

Основав Andrew’s Music в 1971 году, Уайт выпустил более 45 собственных альбомов.На гобое и английском валторне у него совершенно отдельная карьера, связанная с классической музыкой, что является большим достижением с технической точки зрения, поскольку большинство саксофонистов в лучшем случае являются лишь примитивными игроками на сложном гобое. Он учился в Парижской консерватории в 1964 и 1965 годах и был гобоистом в Центре творческих и исполнительских искусств Университета Нью-Йорка в Буффало. В конце 60-х Уайт был главным гобоистом Американского театра балета в Нью-Йорке. На электрическом басе? Опять же, еще одна карьера в совершенно другой сцене.Он гастролировал со Стиви Уандером с 1967 по 1970 год, после чего начались его отношения с 5th Dimension, которые длились до 1976 года.

Уайт родился Эндрю Натанил Уайт III в Вашингтоне, округ Колумбия, в начале 40-х годов, ходил в начальную школу в Нэшвилле, прежде чем вернуться в столицу страны, где он практически оставался с тех пор.По крайней мере, когда он звонит куда-то домой. Его разнообразная деятельность пронесла его по всему миру, «от недр самого грубого южного расизма до пиков высших уровней изощренных эшелонов, которые лелеют и хранят художественно-пердевидную классическую музыку, возвышенный джаз и ультра-модный рок-н-ролл. , «как всегда забавный художник описывает это в аннотации к своей автобиографии, опубликованной самостоятельно в 2001 году. Возможно, ничто не демонстрирует непредсказуемость этого художника больше, чем его обширный каталог опубликованных письменных работ, объем текста, который поддержал бы команду печатать эльфы заняты годами.Они включают в себя ряд серьезных и простых образовательных томов с простыми названиями, такими как Транскрипция и Профессионализм, до серии томов с рейтингом «X». У него есть одна книга юмора без рейтинга X, полностью посвященная гобою, а другая с увлекательным названием DUDE! Об отцовской ловушке. Весной 2002 года на сцене Кеннеди-центра «Миллениум» состоялось мероприятие под названием «Празднование 30-летия Эндрю Уайта», на котором были исполнены его классические произведения в исполнении Westhampton Winds.Уайт выпустил Forever Number One 2003 года и Who Got de Funk? 2012 года.

Эндрю Уайет Картины и произведения искусства на продажу

Оценивать: 50–100 долларов

Описание: Источник этого предмета — у коллекционера из Бока-Ратон, Флорида. Пожалуйста, просмотрите все включенные изображения, чтобы найти дополнительную информацию. Этот участок находится в Бока-Ратон, Флорида.Доставка Artelisted будет осуществляться через USPS — First Class или Priority (номер отслеживания будет предоставлен через Stamps.com). Иногда Artelisted может решить согласовать доставку с третьей стороной (между покупателем и подрядчиком). Страхование доставки является обязанностью покупателя. Спросите нас, хотите ли вы добавить стоимость страховки. Обратите внимание, что в случае потери или повреждения из-за неправильного обращения со стороны перевозчика, эти убытки будут приниматься только покупателем. Запросы приветствуются, не стесняйтесь обращаться к нам в удобное для вас время, мы надеемся предоставить вам отличный сервис.

Отчет о состоянии: Пожалуйста, смотрите включенные изображения. Мы предоставляем вам изображения превосходного качества. Содержимое Artelisted защищено законами об авторском праве, товарных знаках и другими законами США и других стран. За исключением случаев, когда это прямо предусмотрено в настоящих условиях, Artelisted и его лицензиары владеют исключительными правами, титулами и интересами в отношении сайта, услуг, онлайн-контента и печатных работ Artelisted, включая все связанные с ними права интеллектуальной собственности.Вы не будете удалять, изменять или скрывать какие-либо уведомления об авторских правах, товарных знаках, знаках обслуживания или других правах собственности, включенные в или сопровождающие сайт, услуги или контент, включенный в Artelisted. Artelisted уважает закон об авторском праве и ожидает того же от пользователей. Политика Artelisted заключается в прекращении при соответствующих обстоятельствах Участников или других владельцев Учетных записей, которые неоднократно нарушали или считаются неоднократно нарушающими права владельцев авторских прав.

Просмотр дополнительной информации и полного отчета о состоянии

Непокоренный мир — OU Press


Оскар Брусс Якобсон (1882–1966) был плодовитым художником, посвятившим большую часть своей карьеры изображению дикой природы американского Запада, особенно Аризоны, Колорадо, Нью-Мексико и Оклахомы.Он также стал страстным сторонником изобразительного искусства на Юго-Западе и восторженным пропагандистом изобразительных художников коренных американцев, таких как ранние художники кайова, Эйси Блю Игл и другие. В течение своей сорокалетней карьеры в Университете Оклахомы он курировал резкое расширение Школы искусств и создание в 1936 году художественного музея, который в конечном итоге стал Художественным музеем Фреда Джонса-младшего.

Непокоренный мир: Искусство Оскара Брусса Якобсон рассказывает о карьере этого важного, но часто упускаемого из виду художника.После учебы в колледже Бетани в Линдсборге, штат Канзас, у Биргера Сандзена, Якобсон стал сторонником модернизма и выбрал дикую природу в качестве своего основного предмета. Привлеченный к кажущимся негостеприимным и пустынным, Джейкобсон предпочитал пустыню, что в конечном итоге привело его к написанию Сахары в 1925–1926 годах. Он уравновешивал продуктивную карьеру художника с неумолимым желанием способствовать признанию и познанию мировых культур в новом штате Оклахома. Джейкобсон организовал выставки искусства и культуры Азии, коренных американцев и Северной Африки и сыграл важную роль в создании фресок для почтовых отделений Нового курса в штате.

Опубликованный вместе с ретроспективной выставкой карьеры Якобсона, A World Unconquered предлагает первый критический анализ его творчества как художника и деятеля культуры и совпадает со столетней годовщиной его прибытия в Оклахому в 1915 году.

Энн Олбрайт — доктор философии. кандидат Южного методистского университета.

Джанет Кэтрин Берло — профессор истории искусств, визуальных и культурных исследований в Университете Рочестера.

Марк Эндрю Уайт — Уилодин и Билл Саксон, директор Художественного музея Фреда Джонса-младшего в Университете Оклахомы, Норман.

Вспоминая Эндрю Уайта, саксофониста и музыканта округа Колумбия, роялти

Достижения Эндрю Уайта — мультиинструменталиста, композитора, аранжировщика, предпринимателя и исполнителя, который полвека обосновался на северо-востоке округа Колумбия, — столь же впечатляющи, сколь и разнообразны.

Признанный всем джазовым сообществом города и далеко за его пределами за его потрясающие таланты на альт-саксофоне, а также за его гордую, откровенную и очаровательно хвастливую личность, Уайт всегда работал.Он сам спродюсировал свою музыку, самостоятельно опубликовал свою всемирно известную стипендию о Джоне Колтрейне и сам продвигал все это.

В невообразимом подвиге сосредоточенности и выносливости Уайт, который умер 11 ноября, расшифровал почти все записанные соло Колтрейна — всего 840 транскрипций. Его работа также включала транскрипции соло других джазовых гигантов, включая Эрика Долфи и Чарли Паркера. Транскрипции Уайта всех трех художников каталогизированы в Библиотеке Конгресса.

Родился в Д.К. и вырос в Нэшвилле, Уайт вернулся в город в 1960 году, чтобы изучать музыкальную композицию и теорию в Университете Говарда. Вскоре Уайт помог основать J.F.K. Квинтет, в котором он играл на альт-саксофоне и исполнял обязанности музыкального руководителя. Он стал домашней группой в Bohemian Caverns, ярком джазовом зале на 11th St. NW 2001. Группа выпустила два альбома: New Jazz Frontiers from Washington (1961) и Young Ideas (1962). Третья запись остается неизданной. Помимо мощной и энергичной игры Уайта, в записях есть несколько его композиций.

После окончания учебы карьера Уайта пошла разными путями. Он появился на записях с Элвином Джонсом, МакКоем Тайнером, Бивером Харрисом, Weather Report, саксофонным секстетом Джулиуса Хемфилла и Отисом Реддингом, прежде чем начать свою карьеру. В условиях живой музыки Уайт много лет выступал в Кеннеди-центре, Линкольн-центре, Карнеги-холле и на джазовом фестивале в Ньюпорте. Более двух лет он был членом оркестра Американского театра балета.

В начале 1970-х, после работы в Нью-Йорке, Уайт вернулся к Д.С. и женился на Джоселин Ул, которая часто за кулисами выступала в качестве партнера по совместному бизнесу, и продавала его транскрипции и альбомы на местных шоу. годы. «Замечательная, красивая женщина».

По профессии школьная учительница, Уль также была художником-визуалом, и некоторые из ее картин были портретами Уайта. Он, в свою очередь, почитал ее своей музыкой. Например, для нее был написан трек из его дебютного альбома «Chanson de Jocelyne».На протяжении всей его карьеры она вдохновляла и на другие работы, в том числе на классические композиции и аранжировки, такие как те, что звучали в его альбоме Songs for A French Lady (Dedicated to Jocelyne) , выпущенном в 1974 году. Пара оставалась близкой в ​​этом партнерстве — в семье и в мире деловые проблемы; скончалась в 2011 году.

Известный своей непоколебимой последовательностью, Уайт основал собственный лейбл и издательство Andrew’s Musical Enterprises Incorporated вскоре после того, как они с Джоселин поженились.Он создавал свои собственные альбомы, самодельные и самораспространяемые, полные видения и исполнения. Эстетика обложек альбомов была такой же простой, как и он, большинство из них с золотым или черным текстом на белом фоне. (На лейблах внутри был простой, практичный золотой или черный текст.) Он сделал свою первую пластинку в 1971 году, каталожный номер AM-1 (сокращение от «Музыка Эндрю»). Названный Andrew Nathaniel White III , он показал Уайта альт и тенор, гобой, валторну, фортепиано и электрический бас, и, казалось, объявил: Я Эндрю Уайт.Я здесь. Берегись! Это было начало бега, который продлился почти 50 лет.

«Все было его идеей», — вспоминал Новосел. «Он нанимал людей, чтобы они приходили и записывали, но он был последним словом во всем. Это была его звукозаписывающая компания. Он был продюсером, режиссером, библиотекарем. Все, что требовалось для этой компании, было им, всем им ».

«Я научился играть быстро, играя с Эндрю. Он играл в темпе, в который я никогда раньше не играл. Вы должны были следовать за ним.Ты либо попал туда, либо играл на обочине, дружище, — добавил Новосел. «Он дал мне стойкость. Когда я говорю быстро, когда вам нужно играть в очень быстром темпе в течение 45 минут, вы должны быть готовы, чувак. Если ты не готов, ты не успеешь «.

Уайт владел двумя соседними домами в районе Мичиган-Парк, и группа всегда репетировала в доме по соседству с тем местом, где он жил. Уайт назвал эту резиденцию «виллой Паблина», своего рода музеем, в котором представлены работы Джоселин и сувениры из разнообразной, многогранной карьеры Уайта.«Он всегда мог удивить вас историей. Он очень плодотворно рассказывал истории », — сказал Новосел. «В каком-то смысле это было похоже на поэзию».

Музыкальные роли

White были разнообразны в прямом смысле слова: его навыки игры на бас-гитаре позволили ему гастролировать в 1970-х со Стиви Уандером и 5-м измерением. Он появляется на их записи 1971 года, Live !! В титрах он указан как Эндрю «Мафф» Уайт по причинам, которые можно оставить на усмотрение. Он также участвовал в программе Weather Report I Sing the Body Electric (1972) и Sweetnighter (1973).(Посмотрите его великолепную басовую работу на «125th Street Congress» из последнего альбома; он появляется примерно в 3:15.)

Кроме того, он играл на записях с Отисом Реддингом и МакКоем Тайнером и был главным гобоистом в Американском театре балета с января 1968 по август 1970 года. В составе квартета вашингтонца Ллойда Макнилла он играл на гобое и создавал аранжировки на выбор из произведений Макнила Washington Suite , выпущенный на собственном флейтистском лейбле Asha Records.(Как и Уайт, Макнил был разносторонне одаренным художником и импресарио; в его альбомах часто фигурировали его собственные визуальные работы. Сохраняя местность, искусство было напечатано вручную Лу Стоваллом, художником из Вашингтона.) Макнил и Уайт были друзьями, и он был назначен звукорежиссером нескольких концертных записей Уайта, управляя миксом во время выступления группы Уайта.

В дополнение к 42 альбомам, которые он выпустил под брендом Andrew’s Music, наследие Уайта, пожалуй, лучше всего отражено в автобиографии на 800 страницах весом более пяти фунтов: Everybody Loves the Sugar: The Book : My Autobiography . самоиздан в 2001 году.На обложке Уайта в белой майке и подтяжках, он держит руки протянутыми, а на лице — шутливо-комическое выражение. Все страницы либо напечатаны на пишущей машинке, либо написаны ярким курсивом Уайта. На последней странице с бланком компании вверху написаны слова «Страница обещания». За этим следует заключительное прощание — вышеупомянутое обещание, которое в типичном для Уайта стиле удваивается как последняя нота саморекламы: «Жизнь прекрасна, и вся музыка Эндрю хороша для тебя!» До свидания!»

Предварительные планы разрабатываются для мероприятия в сентябре следующего года, посвященного Уайту и празднованию 50-летия Andrew’s Music.

Комментарии

Эндрю Уайт | Музыка | Университет Небраски в Керни

Кабинет: FAB 252 | Телефон: (308) 865-8311 | Эл. Почта: [email protected]

Биография

Эндрю Уайт, баритон, имеет B.М. и М. от Кливлендского института музыки / Западного резервного университета Кейса, а также диплома артиста и D.M.A. Ранее он работал на вокальных факультетах Пенсильванского университета Индианы, Университета Акрона, колледжа Хирама, колледжа Лейк-Эри, Университета Эшленда и консерватории колледжа Болдуин-Уоллес. Чемпион Art Song и современной музыки, Эндрю Уайт отличился в исполнении французских песен mélodie , Lieder и современного американского искусства, включая многочисленные премьерные выступления.Он шесть раз был отобран для участия в Кливлендском фестивале песни об искусстве, выступая в качестве исполнителя на фестивале 1996 года. Он выиграл конкурс VARN в 1997 году и стал лауреатом Первой премии вокального конкурса Richardson Awards 1995 года. Во время учебы Эндрю Уайт получил полную стипендию для обучения в Швейцарии у Жерара Соузэ и Далтона Болдуина. В 1995 году он дебютировал с сольным концертом в Нью-Йорке в Weill Recital Hall Карнеги-холла в программе, посвященной песням композитора из Кливленда Фредерика Коха.В одном обзоре он был назван «… прекрасным интерпретатором … Каждому композитору песни должно быть так везет с соавторами». Он исполнил новые произведения на концертах и ​​фестивалях в таких городах, как Бостон, Кливленд, Нью-Йорк, Сан-Франциско, Ванкувер.

Оперы и концерты включают многочисленные роли в Lyric Opera Cleveland, Оксфордском Шекспировском фестивале, а также в качестве солиста в Cleveland Chamber Symphony, Kalamazoo Symphony, Wooster Symphony и Кливлендском оркестре в Blossom.В опере участвовали Гульельмо в Cosi fan tutte, Endymion в Calisto, и Клаудио в Беатрис и Бенедикт. Роли Гилберта и Салливана включают Короля пиратов в Пираты Пензанса, Пух-ба в Микадо, Гросвенор в Пейшенс, и лорда-канцлера в Иоланте. Роли в мюзиклах: Герольд Хилл в The Music Man, Билли Бигалоу в Carousel, и Эмиль де Бек в South Pacific. Роли в законном театре включают Бена в Тупой официант, Мейерс в Свидетель обвинения, и Цимбелин в Cymbeline.

Его текущие исследования вокальной педагогики многочисленны и разнообразны, в том числе в Летнем институте Оберлина с Ричардом Миллером, в Институте голоса Макклоски и на семинаре по вокальной педагогике Университета Вебстера с известным клиницистом Скоттом Маккой. Он также имеет сертификат III уровня в области соматической голосовой работы tm : метод Ловетри в вокальной педагогике CCM (Contemporary Commercial Music).Его статья «Бельтинг как академическая дисциплина» была опубликована в журнале American Music Teacher в 2011 году, а его статья «К пониманию вагнеровской музыкальной драмы» была опубликована в журнале Music Research Forum (1999).

D.M.A. Документы: «Бодлерские декорации Дюпарка» и «Шумана, соч. 24 Liederkreis»

Эндрю Уайет | Биография, картины, искусство и факты

Эндрю Уайет , полностью Эндрю Ньюэлл Уайет , (родился 12 июля 1917 года, Чаддс Форд, Пенсильвания, U.С. — умер 16 января 2009 г., Чаддс Форд), американский акварелист и рабочий темперой, известный прежде всего своими реалистичными изображениями зданий, полей, холмов и людей своего личного мира.

Отец Уайета, Н.С. Уайет, был известным иллюстратором, учился у Говарда Пайла и с 1932 года был единственным учителем своего сына. Первая выставка Эндрю Уайета состоялась в 1936 году в Art Alliance of Philadelphia, но его первая важная выставка в Нью-Йорке состоялась в 1937 году в галерее Macbeth.Выставка мгновенно стала хитом, и все картины были проданы. Сюжет фотографий Уайета почти полностью взят из двух мест: Брендивайн-Вэлли около Чаддс-Форд, штат Пенсильвания, и местности, расположенной рядом с его летним домом в Кушинге, штат Мэн. Технические ресурсы Wyeth замечательны. Его работы демонстрируют сильную линейность, и в пределах своей ограниченной палитры, состоящей в основном из землистых тонов, он достигает тонко обширной цветовой гаммы. Его картины точны и детализированы, но он выводит их за рамки фотографического натурализма, наполняя их чувством субъективных эмоций.Его самая известная картина, Мир Кристины (1948), достигает нотки меланхолии в изображении жертвы полиомиелита, которая, по-видимому, пытается взобраться на холм. Эта работа также иллюстрирует его использование необычных углов и его мастерство света. Между 1971 и 1985 годами Уайет тайно нарисовал Хельгу Тесторф, свою соседку по Чаддсу Форду, создав сотни ее изображений, в том числе обнаженных.

Историки искусства часто характеризовали работы Уайета как сентиментальные и противоположные абстрактной траектории искусства 20-го века.Несмотря на такую ​​критику, работы Уайета всегда пользовались популярностью. Он был первым художником, получившим Президентскую медаль свободы, которую президент США. Джон Ф. Кеннеди назначил его в 1963 году. В 1977 году Уайет стал первым американским художником после Джона Сингера Сарджента, избранным во Французскую Академию изящных искусств, а в следующем году он стал почетным членом Советской Академии художеств. Искусство. В 1980 году он стал первым живым американским художником, избранным в Королевскую академию Великобритании.Его выставка в Музее американского искусства Уитни в Нью-Йорке в 1967 году установила новый рекорд посещаемости для этого учреждения. Выставка его так называемых «картин Хельги» в 1987 году, организованная Национальной художественной галереей в Вашингтоне, округ Колумбия, также была очень популярна, как и ретроспектива 2006 года в Художественном музее Филадельфии. В 1990 году он стал первым художником, удостоенным золотой медали Конгресса, а в 2007 году он был удостоен Национальной медали искусств. Эндрю Уайет, Автобиография была опубликована в 1995 году.

Смерть Бетси Уайет — вдова и муза художника Эндрю Уайета, было 98

ЧЭДДС-ФОРД, Пенсильвания — Бетси Джеймс Уайет, вдова, бизнес-менеджер и муза художника Эндрю Уайета, умерла во вторник в возрасте 98 лет, согласно данным Музея искусств реки Брэндивайн в Чаддс-Форд, штат Пенсильвания, который она помогла основать.

Она была движущей силой на протяжении всей карьеры своего мужа, документируя и продвигая его работы и наследие семьи, в которую входили книжный иллюстратор Н.С. Уайет, ее тесть, и художник Джейми Уайет, ее сын.

После смерти первого она составила и отредактировала «Уайетс: письма Н. К. Уайета, 1901-1945», книгу, которая привела к переоценке его карьеры. В 1976 году она опубликовала первую книгу о творчестве своего мужа «Уайет в Куэрнерс», а в 1982 году — «Мир Кристины».

Бетси Джеймс встретила Эндрю Уайета в штате Мэн, где жили их семьи, и вышла за него замуж год спустя, в 1940 году. Они делили свое время между побережьем штата Мэн и наклонными холмами Чаддс-Форд на юго-востоке Пенсильвании, пейзажами, которые он запечатлел в своих приглушенных тонах. часто меланхолические картины.Умер в 2009 году.

В разговоре с биографом Ричардом Мериманом в 1966 году Эндрю Уайет сказал, что его жена «заставила меня более ясно увидеть, чего я хочу».

«Бетси воодушевила меня в то время, когда я нуждался в этом», — сказал Уайет. «Она сделала меня художником, которым я не был бы иначе».

В начале их брака Бетси Уайет познакомила своего мужа с соседкой Кристиной Олсон, которая стала героем его сериала 1948 года «Мир Кристины».

В начале 1970-х она помогла превратить мельницу 19-го века в Музей реки Брендивайн, предоставив общественный дом для сотен произведений искусства трех поколений семьи.Музей планирует почтить память Бетси Уайет, когда он снова откроется после закрытия, связанного с COVID-19, с выставкой из 18 работ, которые ее муж сделал с ее изображением за эти годы.

Бетси Уайет умерла дома в Чаддс-Форд после нескольких лет ухудшения здоровья, сообщил The Philadelphia Inquirer представитель семьи. У нее также остались сын, Николай, торговец произведениями искусства, и внучка.

.

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *