Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Глаз фотоаппарата: «глаз» фотоаппарата, 8 (восемь) букв

Содержание

11 отличий объектива от человеческого глаза

Ваши глаза можно сравнить с объективами фотоаппарата.

Но восприятие изображения человеком и фотоаппаратом имеет целый ряд отличий, знать которые необходимо не только фотографу, но и вам как модели.

 

Отличие первое.

У вас два глаза, каждый из которых воспринимает изображение с разных «точек зрения». Затем мозг складывает из них одну общую объемную картинку. Поэтому мы воспринимаем мир объемным, в трех измерениях. Почему у пьяного двоится в глазах? Картинки не стыкуются…

 

У фотоаппарата есть только один глаз – объектив, поэтому на фотографиях он формирует картинку в двух измерениях, то есть плоскостную. У снимка нет третьего измерения – глубины, или перспективы. Объемность изображения, перспектива получаются при помощи полутонов, свойств различных фактур и некоторых технических средств.

Не учитывая это, фотографируясь в березовой роще в пасмурную погоду, вы рискуете на снимке оказаться на фоне березового забора. По этой же причине на фотографиях мы выглядим килограммов на семь-десять тяжелее, чем на самом деле…

 

Отличие второе.

Человеческий глаз имеет свойство автоматически наводиться на резкость на том предмете, на котором мы остановили свой взгляд. Это называется аккомодацией. Такую же роль выполняют дворники на ветровом стекле автомобиля во время дождя для шофера — делают более резким изображение дороги со стоящим на ней автоинспектором.

 

У фотоаппарата это делается либо вручную, либо автоматически, но в любом случае возникает такое часто используемое в фотоискусстве и фототехнике понятие, как глубина резкости изображения. Эта характеристика показывает, между какими границами, определенными дальним и ближним расстоянием от фотоаппарата, изображение будет резким. А за пределами этих границ – расплывчатым.

 

Снимаясь на фоне памятника архитектуры, на снимке вы можете оказаться на фоне размытых цветных пятен, либо сами рискуете стать таким пятном на фоне исторического монумента.

 

Отличие третье.

Человеческий глаз воспринимает предметы, машины, животных, людей в движении. Фотоаппарат же движение останавливает. Еще Гете что–то там сказал насчет остановки мгновения. Чтобы снимок выглядел динамичным, фотографы используют различные средства, как технические, так и композиционные. Выражение вашего лица постоянно меняется за счет мимики и движения, то есть получается, что у вас в разные моменты времени имеется множество лиц. Объектив же способен выхватывать из этого многообразия только конкретные отдельные мгновения.

 

Если вас засняли во время спортивных соревнований бегущим, глядя на кадр, можно будет подумать, что вы работаете манекеном в витрине магазина по продаже спортивных товаров. Если вам «приспичит» моргнуть, а в этот момент вас сфотографируют, то полуприкрытые веки сделают на снимке вас последним алкашом, хотя, может быть, в жизни вы не пьете ничего крепче кефира.

— Знаете, почему на гербе именно двуглавый орел?

— Потому что, когда его фотографировали, он головой крутил.

 

В некотором смысле изображение на фотографии не подчиняется многим законам физики, например — земного тяготения. Подпрыгнув вверх, на фотографии вы будете висеть в воздухе очень долго, пока не выцветете. Ветер будет сдувать с вас шляпу бесконечно. И даже такие стихийные явления природы, как молния или короткое замыкание, на снимке будут происходить вечно!

 

Отличие четвертое.

Вы привыкли видеть себя в зеркале, то есть свое зеркальное, «обратное» отображение.

Фотография же дает ваше реальное изображение, и в некоторых случаях при явной асимметрии лица, мимики, наличии родимых пятен на лице и т. д., у вас может возникнуть подозрение, что на фотографии изображены не вы.

Смотрите на себя в зеркало через другое зеркало, если оно, конечно, не в комнате смеха – и проблем у вас больше не будет.

– Как ты догадался, что папа получил зарплату?

– А он зеркало в ванной бреет!

 

Отличие пятое.

Глаз и фотоаппарат воспринимают фигуру человека по-разному.

Хотя ваш взгляд двигается по изображению хаотически, максимум внимания приходится на смысловые центры. Такими центрами являются изображения человека или животного, даже если картина представляет собой пейзаж или на ней изображены любые предметы, в том числе и техника. Однако и здесь существуют некоторые приоритеты. Лица людей или морды зверей при восприятии значат больше, чем вторичные половые признаки, затем идут, по мере значимости, фигура, интерьер.

 

Также смысловым центром изображения является любой ярко выраженный жест, отражающий эмоциональное состояние конкретной модели.

При портретной съемке любая эмоция, ярко выраженная на лице — смех, крик, плач, гримаса — также мгновенно становится центром композиции, независимо от положения тела.

Привлекательные женщины прритягивают внимание.

Рассматривая портрет, зритель акцентирует свое внимание главным образом на композиционных центрах: глаза, рот, нос человека или животного.

 

Мужчины обычно воспринимают женские ноги, лицо, вторичные половые признаки, отдельно от всего остального. При этом их значимость, в зависимости от характера, может превосходить лицо модели.  Эти части тела как бы заполняют всю плоскость кадра, несмотря на то, что реально занимают не такую уж и большую площадь, и являются смысловыми центрами изображения.

 

Женщины основное внимание обращают на лицо мужчины, его глаза, только затем — на фигуру.

Движение человека на фотографии, его мимика, обаяние или его отсутствие, личные симпатии или антипатии зрителя создают подчас настолько различные образы одного и того же человека на фотографии и в голове зрителя после осмысления восприятия изображения, что можно сказать — это совсем разные люди.

 

Поэтому имейте в виду, что то, как воспринимает вас фотограф, может разительно отличаться от того, что получится на снимке. Если фотограф неопытный, то правильно сняться – и ваша задача как модели, причем непростая.

 

Отличие шестое.

Человеческий глаз автоматически настраивается на освещенность предмета. Это называется адаптацией. Вспомните, когда вы переходите из светлого помещения в темное, сначала вы ничего не видите, но потом ваши глаза привыкают, и вы начинаете искать в темноте черную кошку, которой там, может быть, и нет.

При этом от того, что при ярком и сумрачном освещении у человека работают две различные зрительные системы, в полутьме он перестает распознавать цвета. Как говорится, «в темноте все кошки серы».

 

У фотоаппарата настройка на освещенность производится либо вручную, либо автоматически при помощи диафрагмы. Это тоже нужно учитывать, иначе, снимаясь, например, на солнечном морском берегу, вы рискуете на снимке оказаться темным неразборчивым пятном на фоне безбрежных морских далей, или наоборот. Этот же эффект получится, если вы находитесь между фотоаппаратом и окном или солнцем.

 

Отличие седьмое.

Человек воспринимает окружающий мир, и в том числе людей, панорамно вместе с пейзажем, интерьером или другим фоном. На снимке же можно запечатлеть модель только на фоне небольшой части панорамы, которая ограничена рамками кадра. Этот эффект часто демонстрируют по телевизору, когда, начиная программу новостей, сначала показывают панораму студии, а потом камера «наезжает» на диктора, «загоняя» его одного в телевизионный «ящик». Часто замысел фотографа и модели, если не учитываются рамки кадра, терпит крах. Например, снимаясь на вечеринке среди веселящихся друзей, вы рискуете оказаться на фоне оборванных занавесок и опустошенного стола, а великолепные ковры и антикварная мебель вашей квартиры в кадр не попадут.

 

Для достижения желаемого эффекта во время съемки надо представлять себе величину поля зрения человека, и если фотообъектив максимально ему соответствует, то он будет наиболее реальным и передающим фотографируемые объекты без искажений. В горизонтальной плоскости эффективный угол зрения у человека – 60 градусов, общий — 120 градусов; в вертикальной плоскости относительно линии горизонта — 10 градусов вверх и 27 градусов вниз. Это примерно соответствует фокусному расстоянию объектива, равному 50 мм, при съемке на столь популярную 35–миллиметровую фотопленку.

 

Отличие восьмое.

При восприятии какого-либо человека, пейзажа в обычной обстановке вы используете, кроме зрения, также слух, обоняние, осязание, вкус, и, может быть, одно из многочисленных «шестых» чувств.

 

Фотоаппарат не в состоянии донести до зрителя, что тоже является причиной того, что из кадра уходит то очарование, которое присутствовало при съемке. Снимаясь в цветочной оранжерее после майской грозы, когда воздух чист и прозрачен, цветы благоухают так, что голова идет кругом, и фотограф – ваш близкий друг, в котором вы души не чаете, с которым вам хорошо, легко и просто… Однако нужно учитывать, что на снимке всего этого не будет.

 

Отличие девятое.

Фотопленка, особенно цветная, гораздо более четко регистрирует изображение, чем человеческий глаз. Например, мы не замечаем слегка покрасневший на ветру нос, а на фотографии он может выглядеть, как у последнего алкоголика. Мы не замечаем голубых вен, которые слегка просвечивают сквозь кожу. На фотографии же они будут видны настолько четко, что по ним можно изучать кровеносную систему, особенно у моделей в возрасте. То же самое касается жировых отложений на теле. Или, например, мы можем не заметить на бумаге надпись, сделанную желтым фломастером. На снимке она прочтется очень легко. Посидите на скамейке, не замечая, что она свежеокрашенна, и ваша спина, словно фотопленка, так же четко зарегистрирует ее изображение.

 

У человеческого глаза есть еще одна особенность. Благодаря тому, что в него «встроен» природный анализатор, который постоянно сравнивает изображение с нейтральным серым цветом, глаз всегда делает поправку на освещение и практически всегда адекватно воспринимает цвета, будь то солнечный или пасмурный день, электрическое освещение или свечи… Кстати, снимки лучше всего демонстрировать именно на нейтральном светло-сером фоне, тогда они будут наиболее выразительны в связи с особенностью зрения, о котором рассказывалось выше. Но если человек и воспринимает адекватно цвета при любой освещенности, что нельзя сказать об их яркости. В ясный солнечный день он, как наиболее яркие, воспринимает красный, желтый, оранжевый цвета. В сумерках же на первое место по яркости выходят синий и зеленый цвета.

Фотопленка же изначально рассчитана только на какой-то определенный вид освещения, выражаемой так называемой цветовой температурой, и воспринимает все цвета примерно одинаково, независимо от времени суток и освещенности.

 

Отличие десятое.

Так называемый «подглядывающий эффект». Он заключается в том, что зритель может досконально рассматривать изображенную не фотографии модель, находящуюся в любой, даже самой «щекотливой» позе. И при этом он не рискует ни чем. Тогда как в жизни вступают в действия моральные принципы и социальные правила, которые довлеют над зрителем, рискующим «нарваться» на неприятности.

 

Например, девушку, у которой порыв ветра задрал подол юбки, на фотографии можно разглядывать сколько угодно. Если это происходит в реальной жизни, то спокойно можно получить пощечину.

 

Отличие одиннадцатое.

Снимки памятных нам событий и просто рабочих моментов, призваны будить на протяжении многих лет нашу память.

 

найди 5 отличий – Простые фокусы

Важный момент, о котором мы не задумываемся, когда имеем дело с фотографией, заключается в том, что в какой-то момент оптики сделали объектив, который якобы является моделью нашего глаза… это довольно удобная концепция для восприятия, потому что дает понимание о том, как работают оптические системы вообще, но, при детальном рассмотрении, оказывается, что все в корне не так. Естественно, мы не будем тут делать вскрытие, чтобы показать, что диафрагма в глазу не железная и вообще не состоит из лепестков, равно как и матрица раскидана по сфере, а не плоская и прямоугольная, как в камере. Нам важно понять, что сами принципы работы этих оптических систем в корне различаются, и формирование изображения в нашей голове и на карте памяти принципиально непохожи друг на друга.

Однако, как и с любой наукой, здесь есть более серьезные последствия, поскольку, когда за основу принимается определенная теория, уже доказанная ранее теперь уже известным ученым (давайте вспомним дарвиновскую, которую неоднократно пытались опровергнуть не только уфологи, но и геологи находили в ней существенные изъяны, в том числе, в датировке), на ней выстраивают производные теории, вне зависимости от того, что универсальность первой может быть не такой уж и существенной.

В фотографии эти последствия у начинающих приводят к непониманию, почему баланс белого неверный, цвета странные, а фотография получается совсем не такой, как изображение предпросмотра на экране фотоаппарата буквально за пару секунд до самого кадра. Именно поэтому необходимо понимать не только, как работает фотоаппарат, но также то, как работает наш глаз.

Прежде всего, давайте будем исходить из явного отличия данных оптических систем.

Глаз два, объектив один

Во-первых, наш глаз далеко не один, их целых два. Фотоаппарат же имеет в своём арсенале только один объектив, и, даже когда мы говорим о стереофотографии, изображение всё равно имеет ряд ограничений и условностей, не говоря уже о том, что на бумаге его просто так не напечатаешь. Естественно, это актуально далеко не для всех людей — бывают те, у кого глаз только один, или зрение на одном из глаз значительно хуже, чем на другом… соответственно, эти люди и видят мир совершенно иначе, хотя научить фотографии их всё равно можно — у меня был такой ученик, и сегодня он снимает лучше многих из тех, кто всю жизнь смотрел двумя глазами.

Оба глаза в режиме реального времени подают картинку прямо в мозг, а он уже её довольно гибко и интеллектуально сводит в финальное изображение, которое мы в итоге видим. Это накладывает ограничения, в частности, на угол обзора. То есть, глядя человеку в лицо в упор, мы всё равно видим, как если бы на фотоаппарат был надет объектив с фокусным расстоянием выше 85 мм, который мы традиционно называем портретным. Поэтому, когда начинающий делает кадр обычным широкоугольным стеклом, с той точки, в которой он находится, картинка получается неожиданно странной, лицо будто бы центр выпячивается наружу, на передний план выходят те части лица, которые в этот момент были ближе к объективу: как правило, это нос, надбровные дуги, а если человек на тебя смотрит немного сверху, то подбородок, если же снизу, то, наоборот, лоб. Это особенность, кстати, позволяет корректировать особенности лиц, такие, как низкий лоб или невысокий подбородок, большой нос, крупные глаза, глубокие глазные впадины и даже количество волос на голове (естественно, не абсолютное, а воспринимаемое, то есть, относительное).

Разное время захвата изображения

Во-вторых, фотокамера захватывает изображение одномоментно, в то время как наш глаз видит его в процессе и анализирует с помощью нашего мозга. Когда мы оказываемся в новом помещении, мы окидываем его взглядом, формируя общую картину мира, и только потом всматриваемся в её определенные сегменты. Так формируется основное и периферическое зрение. Медики говорят, что центральное зрение — это лишь 5° в центре картины мира, но психологи и другие специалисты добавляют знаний, уточняя эти данные и накладывая их на данные бинокулярного зрения в длительном режиме.

Принято считать, что угол охвата основного (активного, центрального), за счет сканирующего взгляда и использования картинки двух глаз, примерно соответствует углу обзора «нормального» объектива с фокусным расстоянием 50 мм (или 45°), а периферического — до 180°, в зависимости от пола, возраста и остроты зрения.

Периферическое зрение функционирует на основе куда менее детализированных рецепторов и добавляет в свою картину визуальные данные из нашей памяти о том, что мы увидели ранее, а активное — это то, что мы видим сейчас, при этом наше зрение очень сильно зависит от того, сколько движения в кадре присутствует, и, если в какой-то момент даже где-то на периферии происходит движение, наш мозг отвлекает часть ресурсов, чтобы перерисовать этот объект, даже если мы на него активно не смотрим — если движения нет, мы продолжим видеть «не очень свежий кеш». Человек в своё время был охотником, и хоть сегодня ему не надо бегать с луком и стрелами по лесам, эта особенность нашего зрения ещё много тысяч лет будет для нас актуальна.

Угол активного зрения тоже не абсолютен для всех, поскольку зависит вообще от качества «оптической системы». Например, при сильной близорукости у человека возникает «туннельное зрение», когда угол обзора ограничен только центральным зрением, теми самыми 5° прямо перед вами, а всё вокруг вы видите гораздо хуже. Ситуация актуальна не только для людей с плохим зрением, но и для стариков, поскольку с возрастом зрение слабеет. При этом, надо сказать, что очки ситуацию практически не исправляют, в отличие от линз, к примеру.

Активное зрение у нас выдаёт резкие объекты на фоне немного более размытого заднего плана, который отрисовывается периферическим зрением. Объектив пытается имитировать эту особенность художественным размытием заднего плана (боке), вот только наш мозг размывает иначе, не так сильно блюрит сам задний план, как это делает объектив, фокусируясь только на определенном объекте в центре, в то время как объектив всегда даёт резкую картинку всей плоскости, расположенной на определённом расстоянии от матрицы.

За время развития фотографии это размытие вообще стало самодостаточной моделью отражения мира и перестало требовать близости к оптическим характеристикам нашего глаза. Светосильные объективы стали своеобразными цацками, вроде золотых украшений, причём, если у золота прямой зависимости между техническими характеристиками и ценой нет, то здесь всё чётко и понятно: объектив с диафрагмой 1.4 стоит больших денег, 1.7 или 1.8 средне, а более тёмные уже можно продавать на вес — та же ситуация наблюдается в зумах, но цифры начинаются от 2.8, а ценовой итог тот же. Характер размытия тоже имеет значение, и подчас за рисунок определенного дизайна многие пользователи, которые в этом что-то понимают, тоже готовы платить большие деньги. Проблема в том, что, в отличие от дорогой машины, которую издалека видно, здесь такой зависимости нет. Качество вашей картинки оценит только другой такой же упоротый фотограф, как вы.

Функции глаза развиваются

В-третьих, глаз адаптивен и обучаем. Наши глаза за очень похожи на объектив именно в этом пункте. Дело в том, что они не являются независимым органом нашего тела, как, впрочем, и руки или ноги. Однако, взаимосвязь здесь даже более плотная, поскольку глаза непосредственно подключены не только к кровеносной системе, но являются де-факто визуальным рецептором нашего мозга. Они только захватывают информацию, которая потом довольно быстро анализируется огромным аналитическим центром из серого вещества. Похожим образом устроен и объектив, который, сам по себе, просто пропускает через себя свет, впоследствии захватываемый матрицей в камере, и впоследствии это изображение собирается по цветовым каналам и кодируется в финальный вид.

При этом процессор может применять к изображению различные алгоритмы искусственного интеллекта, чтобы создавать композитные картинки, фактически меняя то, как «видит» объектив. В камеры телефонов, к примеру, можно, по мере развития техники, устанавливать новые приложения, которые будут прокачивать уже имеющуюся аппаратную начинку новыми функциями.

Но ровно та же самая схема применима и к нашему мозгу, который, к тому же, в течение жизни крайне нестабилен. Можно сказать, что дети видят картинку сначала никакой, потом чёрно-белой, потом цветной, но всё равно плоской, и только лет с семи к ним приходит понятие объема, который они всё же не могут осознать полностью. При этом, естественно, основная часть этих детей всё равно продолжает видеть двумя глазами, используя стереозрение, но все равно не очень хорошо понимает глубинные характеристики изображаемого пространства — в общем, художественное образование им пока еще рано получать.

Если вы искренне думаете, что всегда и везде видели трехмерное изображение, в то же время, осознавая его, как трехмерное, вы в корне ошибаетесь. Можно вернуться выше к сравнению активного и периферического зрения, а можно посмотреть на наскальные рисунки первобытных людей: они абсолютно плоские. Точно такими же плоскими являются детские рисунки, на которых нет даже следа перспективы. Смысла относить это на недостаток образования в детском саду нет — у детей просто пока ещё не развились соответствующие нейронные связи в мозгу, позволяющие это осознать. Обратите также внимание на раннюю живопись, которая тоже была плоской, это видно и по иконописи, хотя многие сегодня придают ей только функциональное предназначение, что-де из каждой точки храма Богоматерь или Христа должно быть видно одинаково (а такие рассуждения, рано или поздно, приведут к друидам, масонам и мировому правительству). Корректная передача объёма началась в живописи только с итальянцев, которые как раз и начали показывать перспективу.

Сложно сказать, как была устроена голова у пионеров передачи объема в живописи, но данный шаг точно произвел революцию в изобразительном искусстве. Мы об этом не задумываемся, но, когда в школе начинают преподавать рисование и основы перспективы, открывается новое измерение в голове, который каждый взрослый почему-то считает само собой разумеющимся, однако для ребёнка это совсем не так, ведь восприятие объема на плоской картинке у него ещё далеко не сформировано.

Более того, само восприятие объёма вообще не связано со зрением, а имеет отношение к анализу увиденного, то есть, к постобработке. Наша память позволяет нам осознать глубинную характеристику того, что мы видим. Учитывая то, что активно мы смотрим только на один объект, а мозг для нас дорисовывает своим периферическим зрением другую картинку, одномоментно мы никак не можем понять, что картинка объемна — для этого нам нужно перевести взгляд с одного объекта на другой, а это уже фактически растягивает восприятие по времени, что невозможно сделать без использования памяти. Точно так же мы рассматриваем и картины, ведь на них изображён не какой-то один человек (или группа из двух или трёх персонажей, как это было в иконах), а целое событие, — мы смотрим сначала на один объект, потом на другой и на третий, до тех пор, пока не получим общее впечатление от картины целиком. Здесь её можно легко разложить на компоненты, которые туда входят, вроде нескольких планов изображения, людей и объектов в кадре, расположить всё это как в электронной таблице, а потом просто посчитать сумму. Результат этого и будет общим впечатлением от конкретного полотна. Но даже в электронной таблице он является полностью виртуальным, поскольку получен с помощью математического действия, на основании элементов, которые мы ввели в компьютерную программу.

Восприятие идет через память

Наша память (это в-четвертых) — вообще специфичная штука, особенно, в том, что касается нашего восприятия, в которое она постоянно вмешивается. И дело здесь не в том, что наш мозг, по мере развития, прокачивает свои настройки. Помимо того, что только благодаря ей мы воспринимаем объёмную картинку, а также того, что она совмещает периферическое и активное зрение, формируя у нас понимание главного и второстепенного в кадре, с ней также связан ряд некорректных по восприятию впечатлений. Дело в том, что мы эмоционально связаны с той картинкой, которую видим, и на нашу память эти эмоции тоже действуют. В зависимости от того, сколько дофаминов у нас в конкретный момент находится в крови (а это может быть связано не только с приёмом алкоголя или веществ, но и просто с острыми впечатлениями, вроде экстремального спорта или влюблённости), картинка нам может запомниться более красочной, яркой, другого оттенка или вообще не очень связанной с реальностью, когда мы, как раз под воздействием чего-то видим то, чего в изображение быть не могло.

Однако, даже тогда, когда на нашу голову, казалось бы, ничего не воздействует, она тоже воспроизводит, время от времени, интересные глюки, заставляя нас сомневаться в здравомыслии, видеть то, чего явно нет. Дело в том, что мощность нашего мозга тоже не абсолютна — ему приходится получать и выдавать из памяти довольно серьезные объемы данных, и на все из них у него мощности не хватает, в частности, именно поэтому наше периферическое зрение и выдаёт такую размытую картинку: детализацию выше мозг просто «не тянет». И это еще «нормальная» ситуация со среднестатистическим человеком, у которого зрение — «единица»… все хуже, когда есть отклонения по зрению и возрасту. Ситуация ухудшается, когда человек ещё не пришёл в рабочую форму или, наоборот, уже устал после тяжелого дня. Именно по этой причине вы не можете часто найти какой-то очень нужный предмет, вроде мобильного телефона, который лежит у вас прямо «под носом», я регулярно спускался по утрам в метро, видя совершенно обычную лестницу подземного перехода и бездомную собаку на одном и том же месте каждое утро, и вот, в какой-то момент, уже спустя секунду после того как я её увидел, обнаружил, что она прямо у меня на глазах с этого места исчезла. Причиной было как раз то, что мой еще не проснувшийся мозг в этот момент решил пересканировать ту картинку, которая была сохранена в кэше моего мозга и привычно показывалась моему спящему сознанию.

Подобные «искажения» возможно передать на фото только частично — если ты во время медового месяца в Анапе видел идеальный песчаный пляж и сочные закаты во время романтических прогулок по краснодарскому променаду, это легко добавить во время обработки картинки, хотя тебя могут упрекать в том, что и небо было серым, и пляж грязным, и «закат не тот». Главное — твое впечатление, ведь для тебя небо и было таким, а фотография — занятие вообще крайне субъективное, поэтому единственный, кому можно верить, это как раз тот человек, который тебя и обманывает: фотограф. Да и попытки передать что-то летучее, неосязаемое тоже фотографами предпринимаются — сюда можно отнести фото, снятые трясущимися руками на длинной выдержке, двойную экспозицию или некоторые фото на монокль.

Цвет и оттенок непостоянны

И в-пятых, никакого «правильного цвета» нет — это касается и наших глаз, и объектива. Нет, конечно, исключением здесь является предметная фотография, потому что там сделаешь свой цвет, и у твоего заказчика увеличатся возвраты, а ты потеряешь постоянного клиента. Однако, это прикладная фотография, и рассмотрение в ней художественных аспектов — вообще последнее дело. Но тут, в первую очередь, надо рассмотреть объективы, вроде старых советских индустаров и юпитеров, которые и синят, и зеленят, и даже желтят…

Казалось бы, сегодня, когда мы умеем балансом белого управлять уже постфактум и на сделанной фотографии выставлять нужное нам значение в кельвинах, необходимость в красных, жёлтых и иных светофильтрах уже отпала, точно так же мы предполагаем подходить и к оптическим недостаткам объективов.

Однако, всё не так. Тот же объектив, который имеет свои недостатки, не проявляет их линейно, что делает невозможным полноценную цветокоррекцию результирующего изображения в идеальный вид. Та самая зелень, которая характеризует советский индустар, в основном, проявляется в тенях, а соответственно, чтобы просто подобрать корректирующую кривую или подергать соответствующие ползунки, нужна какая-то определенная математическая формула, которая сможет изолировать это несовершенство. Однако, миллионы производимых сегодня объективов делают это куда проще, поскольку позволяют захватывать картинку вообще без искажений, а уже впоследствии, если приспичит, делать ретро стилизацию по вкусу.

И тот самый пресловутый баланс белого, который уже оскомину набил большинство фотографов, довольно спорен: наш глаз адаптивен, причём, опять же, не сам по себе, а за счёт нашего мозга, который с чего-то привык считать, что асфальт чёрный, снег белый, как белый и лист бумаги, а бетон серый, лицо имеет совершенно отличительные оттенки (скинтон), и всё это у него хранится глубоко в памяти, чтобы потом сопоставлять это с увиденным в постоянном режиме и на результате этого сопоставления выдавать в сознание именно ту картинку, которую мозг хочет увидеть. А между тем, если мы возьмём асфальт на восходе, в полдень и на закате, в лесу или под ярким синим небом, рядом с жёлтым домом или на фоне проезжающей машины полиции, оттенки этого асфальта — даже если у него будет один и тот же сорт и срок использования — будут совершенно разными. Более того, если вы присмотритесь, вы тоже будете видеть разные тона асфальта в разных условиях, и видеограф, привычно отбивающий по нему баланс белого, также видит эту разницу в разных съемочных условиях.

И если фотокамера только пытается адаптировать этот цвет под своё восприятие, чтобы человеку не казалось, что асфальт то зелёный, то сиреневый, то наш мозг умудряется балансировать его цвет настолько тонко, чтобы и антураж сохранить (цвета заката для человека эмоционально крайне важны), и цвет асфальта оставить чёрным.

Если у вас в разных комнатах в люстрах установлены лампочки разного цвета — а флуоресцентные лампы могут быть и красноватого, и зеленоватого оттенков — то постарайтесь хотя бы не подбирать под эти оттенки обои. У меня как раз до какого-то времени так и было, и, долго находясь в одной комнате, а потом переходя в другую, я обнаруживал, что цветовой контраст первое время был слишком заметным, и одна комната для меня явно зеленила, а другая явно краснила после другой. При этом, если ты даже после перехода в другую комнату посидишь с полминуты в ней, все цвета для тебя уже приходят в норму — так адаптируется наш глаз. Не стоит напоминать, что свет в фотографии — это всё, и, отражаясь от поверхностей, в том числе, цветных, он «высасывает» из них оттенки, чтобы отбросить их на снимаемые объекты. Это часто не учитывают школьные фотографы, снимающие классы в коридорах, как правило, покрашенных фирменной зелёной краской, в результате чего лица у моделей получаются нормальными, а ноги всенепременно зеленят. А зелёный цвет, как вы знаете, это основа детализации и контраста, поэтому любые микроссадины на ногах прелестных девушек семнадцатилетнего возраста видны, как через увеличительное стекло.

И вот, исходя из этого постулата адаптации, мы заставляем нашу камеру корректировать баланс белого, в зависимости от света. На закате занудный фотограф достаёт серую карту, делает по ней тестовый снимок и потом с этим балансом белого снимает закат на море, который становится блеклым и тусклым, из него уходит вся краснота и желтизна, которую ты сам видишь прямо в кадре. Так какую позицию фотограф должен занять? Снимать с априори неверным балансом белого? Корректировать баланс белого при проявке под свой вкус и потом спорить с людьми, что закат таким не был? Или всё же выправить баланс белого по серой карте и тыкать людям, говоря, что закат вот таким и был?

То же самое касается и цвета лица. На деле, даже у обычного белого человека в сегментах кожи на носу, в верхних частях щек и лба очень много кровеносных сосудов подходят ближе к поверхности, относительно остальной части лица. Фотоаппарат это всё прекрасно видит и передает картинку, как есть, с излишней краснотой в этих зонах. Более того, есть люди, которые от волнения перед чёрной камерой начинают повышенно краснеть, а следственно, эти явления у них ещё дополнительно утрируются. И если бы так было со всеми, всё бы ничего — всех снимали бы одинаково… но проблема как раз в том, что даже среди европейцев мы такой ситуации массово не наблюдаем, более того, если мы их ещё и на фото не снимаем часто, то невооружённым глазом мы этого даже заметить не сможем, потому что наш мозг эти самые красные тона отфильтровывает из изображения, делая то, что в редактировании называется локальной цветокоррекцией. Картинки фотографы обрабатывают с помощью масок, так чтобы вытянуть красные тона из лица, но при этом оставить их, например, на губах и одежде.

Пресловутый скинтон стал серьезной задачей для фото производителей, но даже у лучших из них (я говорю о Canon), ситуация тоже нестабильна, и если вы возьмете кроп-камеры и сравните их с полнокадровыми, вы обнаружите, что чувствительность в диапазоне, отвечающем за скинтон, оранжево-красном, на полнокадровых матрицах в десятки раз шире, а значит, точнее, чем в кропах. Другими словами, компания ставит принципиально разные типы матриц даже на камерах одного уровня развития или же соответствующим образом адаптирует процессоры для них, чтобы, соответственно, побудить фотографов покупать полнокадровые камеры вместо кропов. Если думаете, что это хитрость Canon, вы ошибаетесь, не точно также, но подобным образом многие производители разводят свои дешёвые и дорогие линейки, чтобы обеспечивать сбыт более дорогим — ведь если ты можешь что-то сделать дешевле, зачем покупать дороже?

Вывод

Когда я сам читаю умные статьи, у меня подчас возникает разрыв шаблонов и вспоминается анекдот про Петьку и Василия Ивановича:

– Петька, приборы!
– Тридцать четыре!
– Что тридцать четыре?
– А что приборы?

К сожалению, во многих научных статьях отсутствует назидательный эффект, вывод, позволяющий не отвечать на незримый вопрос читателя: «И что?». Намеренно поднять актуальность проблемы может каждый, но использовать её решение в своих интересах подчас учёные забывают, думая, что каждый прочитавший это решение уже знает. Но, поскольку из меня учёный так себе, я пойду более простым путём. Когда мы знаем об особенностях устройства глаза и объектива, нам уже становится проще хотя бы понять, каким образом можно компенсировать эти самые недостатки одного и перевести их в достоинства другого.

Фотограф на каждом этапе должен учитывать отсутствие стереозрения у фотоаппарата, потому что необходимость передачи объёма из кадра никуда не исчезает. Преимуществом, в конце концов, является то, что кадр тоже плоский, как и матрица или плёнка, поэтому нет необходимости делать из двухмерного кадра трехмерный. Понятно, что объём непосредственно мы передать не можем — но и задачи такой нет, нам нужно лишь создать ощущение объемности, что довольно легко передается с помощью многоплановости и логического членения кадра на основную и второстепенную информацию, выделение главного объекта, игры света и тени, размытия заднего плана и тональной перспективы. Это, естественно, не примитивные инструменты фотографа, но и до продвинутых им довольно далеко, с ними мы учимся работать уже после того, как освоили устройство фотокамеры.

То, что прекрасно реализовано в фотографии, это как раз размытие заднего плана в портретной съёмке, когда у нас специализированные объективы так размывают задний план, а многие еще и со специфическим закручиванием фона на открытых диафрагмах, как не сделает ни один глаз. За десятилетия развития оптики в фотографии и кино это стало очень легкомонетизируемой фишкой, поэтому с имитацией отделения основного объекта от простого фона у нас проблемы нет.

Поскольку с самого детства нас учат передавать перспективу в фотографии изобразительными средствами на бумаге, особой проблемой это тоже не является, и чтобы показать линейную перспективу, нам необходимо просто использовать широкоугольный объектив, который объекты на переднем плане всегда делает крупнее, чем те, которые находятся дальше. Естественно, в таком представлении у нас и параллельные линии довольно логично сходятся, и все условности передачи правильной перспективы соблюдены. А в живописи, к примеру, есть и специальные направления, которые позволяют, наоборот, делать плоские изображения из объемных или ломать перспективу там, где она, казалось бы, тоже должна быть. Мы можем считать данные особенности творческими инструментами фотографа, позволяющими искажать перспективу и ломать стандартное представление картинки, чтобы, наоборот, произвести на опытного зрителя более сильный эффект. Не будем забывать также «обратную перспективу», которая является одним из наиболее выразительных приемов в фотографии.

Чего нельзя передать в кадре непосредственно, так это движения и течения жизни. Любой сделанный кадр уже становится предметом прошлого и хранит в себе пиксели о том времени, которое уже ушло. Однако, именно эта документальность всегда считалась неотъемлемой частью отличительной характеристикой фотографии вообще. Тем не менее, фотограф уже давно научился, конечно, не передавать движение, но создавать динамику в кадре, которая неминуемо ведет к ощущению движения в картинке. А это и наша композиция по третям, которая, будучи правильно выстроенной, уже априори динамична, это и съёмка в режиме, близком к проводке или с непосредственным управлением выдержкой, чтобы намекнуть глазу, что объект в момент съёмки двигался, и для этого нужно либо камеру зафиксировать, разрешив человеку перемещаться во время экспозиции, либо, наоборот, перемещать камеру вслед за снимаемым, чтобы показать перемещение всего мира относительно него.

Если же говорить об особенностях передачи цвета и стилизации итогового изображения, в зависимости от замысла фотографа, то тут можно написать ещё целую книгу, а даже не такую статью, как выше. В рамках художественной фотографии, творческая цветокоррекция не просто желательна — она необходима, поскольку таким образом фотограф уточняет свой замысел, и использование теплых тонов нам даёт более позитивные эмоции, в то время как холодные говорят о серьезности или противоречивости в кадре, а стилизация под ретро, молитвами Instagram, вообще стала слишком назойливой, и вместо того чтобы просто использовать её для придания единого стиля единого стиля своему аккаунту, многие просто делают из них раскраски, что сродни пестрому платью на неказистой девушке в летнюю ночь: приснится —не отмахаешься. Однако, именно это и дает нам возможность отделить стиль от претензии на него, и человек с хорошим эстетическим вкусом, естественно, это заметит.

Что касается цвета лица, здесь также необходимо как полагаться на возможности камеры, подчас позволяющей нам отрабатывать скинтон ещё в рамках съемки, так и верить в свои руки и глаза, которые, в любом случае, являются определяющим фактором.

Поэтому, в противовес утверждению прошлого века, что фотография — это, прежде всего, объектив, хочется исправить это ветхое заблуждение. Отчасти причины подобного заблуждения я уже изложил выше: это созданное в своё время стремление сделать какое-то неимоверно красивое боке, применимое — обратите внимание — только в одном, портретном, направлении фотографии… в остальных случаях, красивого боке у нас создать не получится ни в пейзажной фотографии, ни в предметной, хотя последняя и сама является лишь прикладным направлением, а никак не художественным. Первичен в фотографии именно замысел и субъективный взгляд фотографа, то есть, его глаз, а никак не объектив его фотоаппарата… И даже тогда, когда мы говорим «взгляд через объектив», мы всё равно имеем в виду именно взгляд фотографа, а не то, как фотоаппарат его интерпретировал, ведь и гвозди можно забивать различными брендами молотков, но хвалят почему-то не сам инструмент, а известных строителей и архитекторов.

Фотоаппарат – как человеческий глаз

Взяв в руки фотоаппарат, часто ли мы задумываемся – почему мы действуем определённым образом, а не иначе? Вроде бы в руках у нас всего лишь «светозаписывающая машинка». Ничего особенного… Но только на первый взгляд. К своему фотоаппарату стоит присмотреться внимательней.
К нему стоит присмотреться хотя бы потому, что он, практически  полностью копирует устройство человеческого глаза. И работает как человеческий глаз.

Вообще, в фотоаппарате, в современном его виде, сосредоточено множество устройств, изобретённых при наблюдении за человеческим зрением. И не только зрением. Взять, к примеру, электронную память. Или сложнейший светочувствительный сенсор. Или аналогово-цифровой преобразователь. Да, мало ли? Современная фотоаппаратура – сложнейший комплекс, состоящий из самых разных изобретений.

Но нас прежде всего интересует работа глаза. То есть оптики и, соответственно, сенсора как моделирующей и фиксирующей результат системы.

Возьмём фотоаппарат и выстроим на его видоискателе (или визирующей панели) общую картинку. Для этого наведём камеру на объект съемки. И объективом подстроим фокус. Картинка должна получиться резкой.

Теперь вспомним, как работает человеческий глаз. Мы смотрим на передний план. И видим его резким. Но задний план при этом выходит из поля зрения. Точнее, он выглядит размытым, нерезким.

Повторим опыт. Наведём резкость на дальний план. В результате из фокуса выходят предметы переднего плана. Они получаются размытыми и нерезкими.

 

Этот простой опыт показывает, что естественная фотография – это тот снимок, где сохранена глубина резко-изображаемого пространства. То есть ГРИП. Если эта глубина не сохранена, например, снимок сделан при сильном диафрагмировании объектива, чтобы увеличить глубину резко-изображаемого пространства, то он получится качественным, но… не естественным.

Честно говоря, хорошая фотография – это не всегда естественный снимок. В том смысле, что ГРИП на фотографии не всегда соблюдается. Взять, к примеру, пейзажную фотографию, архитектурную в общем её виде, снимки, на которых мы фотографируем группу людей. Объекты на всех этих кадрах выглядят неестественными – поскольку на них все планы, и передний, и средний, и дальний выглядят резкими. В жизни так не бывает. Поэтому портретная фотография делается, преимущественно, с соблюдением ГРИП.

Ладно, допустим, у нас самая простая компактная камера, в которой выставляемая диафрагма не регулируется. То есть в ней невозможно выставить нужный ГРИП. К тому же оптика, установленная в камере, относится к широкоформатной. А широкоформатная оптика обладает высокой и нерегулируемой ГРИП. Как быть? Как получить снимок с нужным эффектом?

Путей здесь несколько. Во-первых, не надо отчаиваться. Камера с неотключаемым автоматом – это, прежде всего, отличная камера, которая позволяет снимать абсолютно всё. Или почти всё. Но у ней нет возможностей регулировать ГРИП. Значит, во-вторых, постараемся установить экспопару вручную. То есть добиться того, что выдержка уменьшится, а диафрагма увеличится до нужных пределов. Но, в-третьих, мы должны понимать, что широкоугольная оптика и ГРИП вещи не всегда совместимые. Поэтому опыт может и не получиться. Но это же всего лишь опыт…

Для начала установим фотоаппарат на устойчивый штатив. Выберем на программном диске такую программу, которая позволяет максимально увеличить диафрагму. Если поразмыслить, то среди этих программ подобная непременно найдётся. Чтобы не копаться понапрасну, можно попробовать все программы по очереди. Главное – чтобы вовремя сработала самая нужная из них.

Лучше всего использовать программу для съемки портретов. Она подразумевает полное открытие диафрагмы и регулировку экспозиции выдержкой. Открытая диафрагма позволяет сфокусировать объектив точно на объекте. И сделать его фон нерезким.

Для того, чтобы добиться этой нерезкости, расположите объект съемки на переднем плане, а фон – плоскую стену или, скажем, кусты – в трёх метрах от него. Сделав снимки, перенесите их на компьютер. Теперь можно их рассмотреть.

Те снимки, которые попали в вилку правильно установленных параметров – большая диафрагма и короткая выдержка, плюс точно установившийся фокус – позволяют нам оценить снимки с правильно выбранным ГРИП.

Это всего лишь первые опыты. Потом, оценив результаты, мы сможем принять решение – покупать ли зеркальную камеру или компактную камеру со сменной оптикой. Либо оставить все, как есть.

Николай Бондарь  

Список значков, отображаемых на экране

Список значков, отображаемых на экране

На экране отображаются значки, обозначающие состояние фотоаппарата.

Можно изменить экранную индикацию, нажав (Настройка показа) на колесике управления.

Список значков режима съемки

  1.  

  1.  

Дисплей

Индикация

Следящая фокусировка

Блокировка АЭ/AF

ISO400

Число ISO

Медленный затвор NR

125

Скорость затвора

F3.3

Значение диафрагмы

Подавление шума ветра

+2.0EV

Величина экспозиции

Индикатор рамки искателя диапазона AF

  1.  

Дисплей

Индикация

Папка записи

96

Количество доступных для записи изображений

ЗАХВАТ

Импорт фотоснимков

100М

Доступное время записи

Носитель записи (карта памяти, внутренняя память)

Предупреждающий индикатор, относящийся к фотосъемке

Режим вспышки

C:32:00

Индикация самодиагностики

Подсветка АF

Уменьшение эффекта красных глаз

Эффект расфокусировки

Зарядка вспышки

  1.  

Список значков режима просмотра

  1.  

  1.  

Дисплей

Индикация

101-0012

Номер папки-файла

2013-1-1

9:30 AM

Дата/время записи воспроизводимого изображения

  1.  

  1.  

Дисплей

Индикация

500

Скорость затвора

+2.0EV

Величина экспозиции

F3.3

Значение диафрагмы

Файл базы изображений заполнен/Ошибка файла базы изображений

Предупреждение о перегреве

Режим полета

Воспроизведение

Воспроизведение с переменной скоростью

Полоса воспроизведения

00:00:12

Счетчик

Гистограмма

Громкость

Фотоаппарат. Глаз и зрение. Очки

На прошлых уроках мы с вами познакомились с линзами и узнали, что это прозрачные тела, ограниченные криволинейными поверхностями, которые служат для управления световыми пучками. А также мы с вами научились строить изображения предметов в тонких линзах.

Давайте вернёмся к обсуждению уменьшенного действительного изображения, которое даёт собирающая линза, когда предмет находится далеко за двойным фокусом.

Как мы выяснили на прошлом уроке, изображение предмета в этом случае находится между фокусом и двойным фокусом собирающей линзы. Также ясно, что, чем дальше от линзы находится предмет, тем меньше его изображение и тем ближе оно будет находится к фокусу.

Именно вариант получения уменьшенного изображения предмета почти в фокальной плоскости линзы и находит своё практическое использование в фотоаппарате.

Фотография была изобретена в 30-ых г. г. XIX в. и прошла долгий путь своего развития. Современная фотография, ставшая малоформатной, моментальной, цветной и стереоскопической, нашла широчайшее применение во всех областях жизни. Велика её роль в исследовании природы: фотография позволяет регистрировать различные объекты (от микроскопических до космических), невидимые излучения и т. д.

Впервые фотографический метод получения и регистрации изображения с использованием линзы был открыт венгерским оптиком Йозефом Пецвалем в т1840 г.

Внешний вид одного из фотоаппаратов представлен на рисунке.

Он представляет собой непрозрачную камеру, в которую встроена система линз, называемая объективом. Он создаёт вблизи задней стенки камеры действительное перевёрнутое изображение фотографируемого предмета. В том месте, где получается изображение, помещают фотопластинку или фотоплёнку, покрытую слоем светочувствительного вещества, — фотоэмульсией.

Так как фотографируемый предмет может находиться на разных расстояниях от фотоаппарата, то расстояние между объективом и плёнкой также нужно изменять. Это изменение осуществляют обычно перемещением объектива с помощью винтовой резьбы.

Световая энергия, попадающая на светочувствительный слой, дозируется фотографическим затвором, который открывает доступ свету лишь на определённое время — время экспозиции. Освещённость плёнки можно изменять. Для этого объектив имеет диафрагму, которая позволяет изменять размеры входного отверстия объектива.

Конечно, в настоящее время плёночные фотоаппараты увидеть гораздо сложнее, чем раньше, так как на их смену пришли цифровые фотоаппараты.

В них светочувствительным слоем являются матрицы, состоящие из пикселей. Сигнал с пикселей обрабатывается и хранится на флэш-накопителе в цифровом виде.

Иногда живым фотоаппаратом называют глаз человека. Разберёмся почему уместно такое сравнение, т. е. выясним, что такое глаз человека.

Глаз — это орган зрительной системы животных, обладающий способностью воспринимать свет и обеспечивающий функцию зрения.

Глаз человека имеет почти шарообразную форму. Его диаметр около 2,5 см. Снаружи он покрыт защитной оболочкой белого цвета — склерой, которая сформирована из плотных соединительных волокон. Склера защищает глаз и обеспечивает его жёсткость.

В передней части глаза склера переходит в прозрачную роговицу. Роговица — это оптически наиболее плотная среда глаза, она пропускает свет в глаз.

С внутренней стороны к склере прилегает сосудистая оболочка, состоящая из сложного сплетения кровеносных сосудов, питающих глаз. Эта вторая оболочка в передней части глаза переходит в радужную оболочку, окрашенную у разных людей в различный цвет.

В центре радужной оболочки находится зрачок. Зрачок, сужаясь или расширяясь, дозирует количество световой энергии, попадающей в глаз. На свету зрачок сужается, защищая глаз от сильного светового воздействия, в темноте — расширяется, позволяя улавливать очень слабые световые пучки. Этот процесс подобен изменению диафрагмы фотоаппарата.

За радужной оболочкой находится прозрачное эластичное тело — хрусталик, напоминающий по форме двояковыпуклую линзу. Усилиями специальных мышц хрусталик может увеличивать или уменьшать свою кривизну. Это увеличивает или уменьшает оптическую силу глаза.

Полость между роговицей и хрусталиком заполнена прозрачной жидкостью. А за хрусталиком почти вся область глаза заполнена стекловидным телом — это такая студенистая и бесцветная масса.

Роговица, прозрачная жидкость, хрусталик и стекловидное тело — все вместе составляют оптическую систему глаза.

Внутренняя оболочка глаза — это сетчатка. Она содержит слой зрительных клеток — палочек и колбочек. Именно здесь и идёт преобразование световой энергии, попавшей в глаз от предмета, в нервный импульс, который передаётся в головной мозг, где и формируется зрительный образ.

Чтобы чётко видеть предмет, необходимо, чтобы оптическая система глаза (как линза) сфокусировала лучи, идущие от предмета, на сетчатке.

Изображение предмета на сетчатке получается перевёрнутым. Мы же его воспринимаем прямым. Это происходит потому, что предметы воспринимаются не только глазом, но и другими органами чувств. Процесс зрения корректируется мозгом, и мы видим предметы в тех положениях, в каких они находятся в действительности.

А как «работает» оптическая система глаза? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно помнить, что отчётливое изображение предмета получается только тогда, когда преломлённые лучи сходятся на сетчатке глаза.

Опыт показывает, что глаз не может одновременно чётко видеть предметы, находящиеся от глаза на разных расстояниях. Если смотреть, например, на дерево, стоящее на некотором расстоянии от глаза, так, чтобы видеть его резко, то все удалённые предметы расплываются. И наоборот, если резко видны удалённые предметы, то становится нечётким изображение дерева. Это можно понять, если вспомнить, что когда изменяется расстояние от предмета до линзы, то изменяется и расстояние от линзы до изображения.

Но расстояние от оптического центра глаза до сетчатки в глазу человека меняться не может. Поэтому механизм «наводки на резкость» у него иной. Хрусталик весьма эластичен; под действием специальных мышц хрусталик меняет свою кривизну, а, следовательно, и фокусное расстояние так, чтобы резкое изображение рассматриваемого предмета всегда оказывалось на сетчатке. Этот процесс происходит совершенно бессознательно и настолько быстро, что при переводе взгляда с предмета на предмет мы не замечаем времени изменения кривизны хрусталика.

Приспособление глаза к изменению расстояния до предмета называют аккомодацией глаза.

Однако увеличение кривизны хрусталика имеет предел. Нормальный глаз взрослого человека может длительно без особого напряжения рассматривать предметы, расположенные от него не ближе 25 см. У детей оно около 10 см. Если предмет располагается ближе, то для его резкого видения нужно чрезмерно увеличивать кривизну хрусталика, глаз утомляется, и появляются болезненные ощущения. Расстояние от глаза до предмета, равное 25 см, называется расстоянием наилучшего зрения.

Обычно люди рождаются с нормальным зрением. Однако со временем зрение у многих из них ухудшается. Известны два основных недостатка зрения: близорукость и дальнозоркость.

Близорукий человек достаточно хорошо видит близко расположенные предметы и неотчётливо — удалённые. Дальнозоркий человек наоборот хорошо видит удалённые предметы и плохо — близко расположенные.

Близорукость обусловлена тем, что сетчатка удалена от хрусталика на расстояние большее, чем при нормальном зрении.

У близоруких людей отчётливое изображение удалённого предмета получается перед сетчаткой. Для того чтобы это изображение получилось на сетчатке, необходимо изменить ход лучей света с помощью линзы. Для устранения близорукости используют очки с рассеивающими линзами.

Пучок параллельных лучей, пройдя сквозь такую линзу, становится расходящимся. А хрусталик соберёт этот расходящийся пучок на сетчатке.

Причина дальнозоркости заключается в том, что ослабевают глазные мышцы и уменьшается способность глаза к аккомодации. В этом случае отчётливое изображение близких предметов получается за сетчаткой.

Чтобы исправить дальнозоркость, нужно сильнее преломить лучи. С этой целью используют очки с собирающими линзами.

На хрусталик падает пучок сходящихся лучей, который он преломляет так, что изображение получается на сетчатке. Таким образом, близорукость и дальнозоркость устраняют с помощью очков.

Помните, чтобы глаз как самое открытое окно в мир прослужил долго, необходимо его беречь, то есть создавать условия для его ненапряженной работы. Поэтому каждый должен знать, что нужно делать для того, чтобы как можно дольше сохранить нормальное зрение. Правила гигиены зрения следующие:

— читайте и пишите только при хорошем освещении;

— сидите так, чтобы свет падал на книгу или тетрадь слева от вас;

— держите книгу или тетрадь от себя на расстоянии наилучшего зрения;

— не читайте лёжа;

— не читайте в транспорте;

— избегайте чтения при ярком свете, особенно при прямом солнечном свете.

Помните об этом, и берегите зрение смолоду.

Глаз человека – естественный оптический аппарат

Глаза напрямую связаны с мозгом и нервной системой. При сравнении устройства глаза с тем, как устроены современные оптические аппараты, например, фотоаппарат или телевизионная, киносъемочная камеры, мы обнаружим между ними определенное сходство. Глаз – это тело, имеющее шарообразную, немного сплюснутую форму (глазное яблоко), его диаметр составляет 23-25 мм. Окружен глаз твердой прочной оболочкой белого цвета, которая называется склерой. Она выступает как защита глаз от механических повреждений. В простонародье ее называют белком глаза.

 

Глазные яблоки находятся рядом с мозгом, они расположены в глазных впадинах черепа. Их строение одинаковое, с мозгом они связаны нервными волокнами довольно сложным образом. Состоит глаз из 2-х частей – зрительной и оптической. К оптической части относятся зрачки, представляющие собой круглые отверстия в радужке. Сквозь них свет попадает внутрь глазных яблок.

 

Радужка – это сложная сосудистая ткань, которая соединена со склерой. Расцветка радужной оболочки определяет цвет глаз человека: голубые, серые, карие, зеленые – с разными оттенками. В радужной оболочке есть мышечные волокна, связанные с нервной системой человека, которые бессознательно уменьшают размер зрачка при ярком свете до 2 мм и, наоборот, увеличивают его размер при уменьшенной яркости до 8 мм. По сути, зрачки глаз представляют собой живые диафрагмы.

 

Роговица – это прозрачная твердая гладкая оболочка, толщина которой где-то 1 мм. Она имеет форму сферической чашечки, диаметр которой где-то 12 мм. Роговая оболочка – это продолжение склеры. За радужкой расположено упругое прозрачное тело, называемое хрусталиком. Его окружают мышцы, которые присоединены к нему и к склере.

 

Хрусталик – это маленькая двояко выпуклая линза, диаметр которой составляет 8-10 мм. Ее передняя поверхность, которая обращена к зрачку, не такая выпуклая, как задняя.
Пространство между радужкой и роговой оболочкой заполнено водянистой жидкостью, а за хрусталиком глазное яблоко заполнено студенистым прозрачным веществом – это стекловидное тело.

Вышеописанные 4 среды – роговая оболочка, водянистая жидкость, стекловидное тело и хрусталик – преломляют свет (особенно сильно его преломляет хрусталик). Вместе они составляют оптическую систему глаза, выполняющую роль сложного объектива. «Объектив» глаза аналогично объективу фотоаппарата дает действительное, перевернутое, уменьшенное изображение предметов. А на сетчатке глаза, аналогично фотопластинке фотоаппарата, образуется изображение. Именно с этого и начинается зрительное восприятие.

Каким будет размер изображения на сетчатке, зависит лишь от угла зрения, потому, когда нужно увидеть детали предмета, его приближают к глазам. Увеличивается угол зрения, и можно легко различить все мелкие детали. Еще большее приближение предмета к глазам, чтоб рассмотреть мельчайшие детали бесполезно и даже вредно, поскольку хрусталик уже не справится с аккомодацией изображения деталей на сетчатку.

 

С данной проблемой можно справиться, используя оптические приборы: очки, лупу, микроскоп, телескоп или бинокль. Они, совместно с оптическим устройством нашего глаза, увеличивают угол зрения, благодаря чему на сетчатку попадает увеличенное изображение очень маленьких или вообще не видимых не вооруженным глазом объектов. Используя одни оптические приборы можно увидеть очень мелкие объекты, к примеру, микробы, бактерии, мельчайшие частицы определенного вещества. Такие приборы как микроскоп или лупа, как бы «увеличивают», размер рассматриваемых предметов. При помощи других можно отчетливо наблюдать наземные предметы, удаленные от нас, рассматривать их мелкие детали: подробности рельефа на Луне, далекие звезды и туманности во Вселенной. Приборы типа телескопа, бинокля или зрительной трубы как будто бы «приближают» к нам те предметы, на которые мы смотрим.

Строение глаза

Человеческий глаз – сложнейший орган, в котором все множество частей работает удивительно слаженно. Еще больше поражает работа головного мозга. Ведь это он управляет глазами, заставляя их мгновенно реагировать на разное освещение, наводиться на резкость, обнаруживать объекты и отслеживать малейшие их перемещения, выстраивать трехмерную картину окружающего мира — и все это лишь на основе двумерного калейдоскопа световых пятен на сетчатке! Именно поэтому привычное сравнение глаза с фотоаппаратом неверно. Конечно, фотоаппарат во многом повторяет принципы работы глаза, и мы еще не раз воспользуемся этой удобной аналогией. Но на самом деле глаз похож скорее на автоматическую камеру видеонаблюдения, управляемую сверхмощным компьютером — головным мозгом.

Многим животным достался зрительный «прибор» куда лучше, чем у нас. Вы наверняка видели в кабинетах у окулистов таблицу оптотипов Снеллена, по которой определяется острота зрения. Так вот, некоторые хищные птицы легко различают нижнюю строку этой таблицы с расстояния более 30 метров. В сетчатке у бабочек насчитывается до 8 типов колбочек, что дает им такое качество цветового восприятия, какое нам с 3 типами даже не снилось! Глаза многих насекомых движутся гораздо быстрее, чем наши, да и устроены совсем по-другому.

Но нет в природе такого глаза, все характеристики которого были бы одинаково хороши. Развитие той или иной из них зависит от условий окружающей среды и от задач, стоящих перед живым существом. И человеческий глаз – прекрасный прибор, несмотря на все недостатки, о которых речь впереди.

«Автофокусный объектив» из двух линз – неподвижной роговицы и эластичного хрусталика фокусирует изображения окружающих предметов на сетчатке («пленке», или, если угодно, «цифроматрице»), плавно следя за движущимися объектами и компенсируя движения головы (система «оптической стабилизации»). Зрачок, живая «диафрагма» нашего «объектива», реагирует на уровень освещенности, сжимаясь и расширяясь. Максимальное значение этой «диафрагмы» примерно соответствует 3,5, то есть объективчик нам достался не самый светосильный. Сетчатка переводит свет в химическую энергию, которая, в свою очередь, превращается в нервный сигнал, поступающий в мозг (рис. 1).

Рис. 1. Глаз человека в разрезе: основные узлы нашего «оптического прибора».

В отличие от плоских фотопленок и матриц сетчатка имеет форму полусферы. Благодаря такой конструкции свет падает на чувствительные элементы под разными углами, и в мозге воссоздается иллюзия глубины пространства (за иллюзию объема отдельных предметов отвечает также бинокулярное зрение, вызывающее стереоскопический эффект).

Другая важная особенность сетчатки – постоянная адаптация к уровню освещенности, позволяющая улавливать множество оттенков яркости. Ни одна фотопленка не обладает таким динамическим диапазоном, а цифровым матрицам до пленки пока далеко.

Самая чувствительная зона сетчатки – желтое пятно (макула) и особенно его центральная ямка (фовеа). Именно здесь у эмметропа, то есть человека со здоровой рефракцией, фокусируются световые лучи, собранные роговицей и хрусталиком. Именно макула отвечает за ясное центральное зрение, но занимает она лишь малую долю площади сетчатки: диаметр макулы – 5 мм, диаметр центральной ямки – 1,5 мм. Поэтому для охвата всего поля зрения глаз должен постоянно совершать микроскопические сканирующие движения – саккады. Движения эти незаметны, непроизвольны, молниеносны; они происходят даже в том случае, если вы медитируете на пламя свечи и считаете, что ваш взгляд совершенно неподвижен. Каждая саккада – попытка глаза ухватить очередной фрагмент из сложной мозаики мира. Мозгу приходится в режиме реального времени «склеивать» эту целостную мозаику из непрерывного потока зрительных данных, так что процесс восприятия невероятно сложен и отнюдь не сводится к «фотографированию». Глаза дают людям 75% информации о мире, но за это приходится платить высокую цену. Нагрузка на сенсорную систему так велика, что природа без колебаний жертвует зрением, если без него можно обойтись. Посмотрите на слепую пещерную рыбу в сопровождении ее ближайших родственниц, живущих у поверхности воды (рис. 2).

 

 

Рис. 2. Слепая пещерная рыба рядом с двумя рыбами того же вида, постоянно живущими у поверхности воды.

Популярная современная шутка, что жизнь – игра с посредственным замыслом, но потрясающей графикой, совсем не лишена реального смысла. Переводить аналоговый сигнал глаза в цифровые мегапиксели не совсем корректно, хотя в принципе возможно, и мы этим обязательно займемся, когда будем подробнее говорить о сетчатке. Для начала хочется ошеломить читателя примерной итоговой цифрой: 576 мегабайт! Именно столько весит собранный мозгом конечный «файл», который мы воспринимаем как картину окружающего мира. Представьте себе, как будет тормозить даже мощный компьютер, обрабатывая такой файл в графическом редакторе. А ведь мы шутя занимаемся этим каждое мгновение! Чем лучше «графика» (зрительное восприятие), тем лучше должно быть «железо» (нервная система и мозг), тем больше потребляется сил организма. На обработку зрительной информации человек тратит больше 50% всей энергии, полученной из пищи! Вот почему мы чувствуем такую усталость, просидев целый день за компьютером или обойдя все залы большого музея.

 Долговечность и надёжность работы любого прибора зависит не только от того, насколько хорошо он спроектирован, но и от условий эксплуатации. С условиями нам, прямо скажем, не повезло. И главная проблема даже не в испорченной экологии или неправильном питании. Дело в том, что мы почти все время используем наши глаза не в том режиме работы, к которому нас готовила эволюция на протяжении миллионов лет. Глаз человека попросту не предназначен для того, чтобы большую часть времени читать мелкие значки с расстояния в 30 см, тем более с экрана монитора, светящегося собственным светом. Такого света в природе нет – есть только отражённый от предметов свет солнца, свет с совершенно другим, тёплым спектром. 

Вот почему для глаз, в первую очередь для сетчатки очень вредны лампы дневного света, с холодным, голубоватым оттенком. И вдвойне вреден ЖК-монитор – практически та же самая лампа дневного света, направленная вам прямо в лицо! Да, представьте себе, вопреки рекламным мифам и общему направлению развития производства ЭЛТ-мониторы были не только качественнее в плане картинки и цветопередачи (многие дизайнеры до сих пор предпочитают пользоваться ими), но и безопаснее для глаз. Кстати, навязчивая реклама чудодейственных средств «защиты от излучения мониторов» попросту врёт. От электромагнитного излучения защиты в принципе не существует. Для глаз же вреден сам холодный свет монитора, и исправить это можно только с помощью специальных оптических фильтров-очков. Выпускать такие очки непросто, для этого нужны серьёзные технологии, доступные только серьёзным фирмам и организациям. «Фёдоровские очки», рекламируемые на каждом углу, никакого отношения не имеют ни к академику С.Н.Фёдорову и его институту, ни к защите ваших глаз.

Почему детская близорукость в последние десятилетия приобрела масштаб эпидемии? Да потому что по замыслу природы ребёнок должен играть и бегать на свежем воздухе, а не пялиться часами в учебник или на экран монитора. Недаром почти все мы в раннем детстве от природы немного дальнозорки. Постепенно глазное яблоко растёт, и этот перекос исправляется, но многим не везёт: развивается близорукость… Как же быть, если в детстве нельзя отказаться от учёбы, в зрелом возрасте – от работы за компьютером, а значит, от противоестественной нагрузки на глаза? В этом случае ответить на извечный вопрос «Что делать?» на двух страницах невозможно – этому будет посвящена вся рубрика. Для начала попробуем определиться, чего делать НЕ нужно. На такой вопрос можно ответить гораздо проще и однозначнее. Не допускайте долгой зрительной работы вблизи без отдыха хотя бы на 10 минут в час, причём активного отдыха: переведите взгляд с книги или монитора н а более отдалённые предметы в комнате, за окно. Если у ребёнка развилась близорукость, не пытайтесь тренировать аккомодацию, рисуя точки на оконном стекле: это только закрепит патологию. Не пренебрегайте гимнастикой для глаз, но с осторожностью относитесь к рекомендациям из книг с милыми названиями вроде «Очки убийцы».

Своевременно и правильно подобранная оптическая коррекция в детском возрасте очень важна для борьбы с прогрессирующей близорукостью. Ничего хорошего нет в том, что близорукому ребёнку без очков или с недокоррекцией (сомнительное наследие советской офтальмологической школы) приходится постоянно напрягать зрение, глядя на школьную доску. Совершенно точно установлено, что близорукость от этого растёт! Не спешите обращаться за помощью к хирургии: это крайнее средство, связанное со многими побочными эффектами и необходимое далеко не во всех случаях. Не покупайте «защитные экраны» на монитор или «фёдоровские очки для работы за компьютером». «Защитные экраны» только ухудшат изображение и заставят вас ещё больше напрягать глаза, а так называемые «фёдоровские очки» делаются вовсе не в МНТК, а где-то на Малой Арнаутской.

Следуя этим простым антирекомендациям, вы сможете сберечь свои глаза до наших новых встреч!

Встречайте «Eyeborg»: Человек с глазом камеры

Грядет революция киборгов — по одному светящемуся глазному яблоку за раз.

Роб Спенс, режиссер-документалист из Канады, имеет глазной протез, который можно использовать как видеокамеру.

Спенс, которому за 40, случайно выстрелил себе в глаз в детстве, и хотя он сохранил свой поврежденный глаз в течение многих лет, его роговица в конечном итоге деградировала до такой степени, что ее пришлось удалить в 2007 году. он задавался вопросом, сможет ли он заменить свой глаз чем-то более тонким, чем обычный глаз-протез.

Он начал разговор с независимым инженером по радиочастотам и дизайнером Костой Грамматисом, который помог ему разработать глазок камеры. Беспроводная камера находится за протезом глаза. Оборудование для создания глазка камеры включает такие компоненты, как микропередатчик, небольшая батарея, миниатюрная камера и магнитный переключатель, который позволяет Спенсу включать и выключать камеру. Позже инженер-электрик Мартин Линг помог спроектировать крошечную печатную плату, которая может принимать все данные с камеры и отправлять их в более широкий мир через приемник, согласно Eyeborg Project, веб-сайту, посвященному проекту Спенса.Первая версия глаза была построена в 2008 году, хотя недавно он описал свой глаз 10 июня на конференции FutureWorld в Канаде. [См. Изображения глаза киборга Спенса]

Пока что камера не имеет связи с его мозгом или зрительным нервом, поэтому, возможно, несправедливо называть Спенса настоящим киборгом. Камера может записывать около 30 минут видеоматериалов, прежде чем потребуется подзарядка, а это значит, что она никогда не будет работать постоянно. Камера также оснащена светящимся красным светодиодом, поэтому любой, кто записывается, знает, что он записывается.Спенс считает, что эти ограничения отличают проблемы конфиденциальности от тех, которые возникают в связи с другими технологиями, такими как Google Glass, которые могут записывать все время без ведома окружающих, сообщает Vice. С другой стороны, он не извиняется за свою способность записывать других людей.

«Существует конфликтное противоречие между моим правом заменить свой глаз, который я потерял, и правами других на неприкосновенность частной жизни», — сказал Спенс Vice. «Разве мне нельзя вставлять камеру в собственное тело?»

Спенс — не первый киборг, который гуляет среди нас.Художник Нил Харбиссон родился дальтоником, но может «видеть» цвета благодаря кибернетическому глазу, который превращает цвета в музыкальные ноты, как он показал в своем выступлении на TED Talk. Профессор кибернетики Кевин Уорвик из Университета Рединга в Англии имплантировал различные компоненты киборга в свое тело. Его цель — стать настолько полным киборгом, насколько это возможно. Среди его имплантатов: микрочип в его руке, который открывает двери, включает свет и активирует обогреватели, а также 100-электродный массив, помещенный в нервные волокна его левой руки, согласно его веб-сайту.

Первоначально опубликовано на Live Science.

Как глаз работает как камера

Чтобы понять дегенерацию желтого пятна, нужно знать, как работает человеческий глаз. Глаз можно сравнить с фотоаппаратом.

Роговица — это прозрачный изогнутый передний слой глаза. Зрачок за роговицей — это отверстие в цветной мембране, называемой радужной оболочкой. Крошечные мышцы радужной оболочки меняют размер зрачка, как и апертура фотоаппарата, чтобы контролировать количество света, попадающего в глаз.Позади зрачка находится небольшая мощная линза, которая меняет форму в зависимости от напряжения глазных мышц. Подобно объективу камеры, хрусталик в глазу фокусирует поступающие изображения из внешнего мира (кстати, хирургическая операция по удалению катаракты удаляет этот объектив и заменяет его прозрачным искусственным).

Сетчатка представляет собой тонкую мембрану, которая покрывает внутреннюю заднюю часть глаза. Подобно пленке в фотоаппарате, сетчатка — это светочувствительная поверхность, на которой изображения внешнего мира попадают в фокус.Сетчатка получает эти изображения с помощью миллионов микроскопических фоторецепторных клеток, известных как палочки и колбочки. Жезлы чувствительны к свету и тьме, формам и движению. Колбочки чувствительны к мелким деталям и цвету.

Сетчатка состоит из двух областей, называемых макулой и ямкой. Макула — это название крошечного овала около центра сетчатки, где колбочки находятся в высокой концентрации, а зрительное восприятие наиболее остро. Макула отвечает за получение четких и четких изображений, которые используются при чтении, вождении, распознавании лиц и т. Д.Он в сто раз более чувствителен к деталям, чем остальная часть сетчатки. Ямка — это центр макулы. Он выглядит как ямка и имеет самую высокую концентрацию колбочек на сетчатке.

Под нервной сетчаткой находится пигментный эпителий сетчатки (РПЭ), который снабжает питательными веществами фоторецепторные клетки — палочки и колбочки. За этими слоями сетчатки находится сосудистая оболочка; это соединительная ткань и имеет кровеносные сосуды, называемые капиллярами. За сосудистой оболочкой находится склера — опорная структура глаза.

Сетчатка (включая макулу и ямку) посылает изображения, собранные палочками и колбочками , в виде электрических импульсов по зрительному нерву, который по сути представляет собой кабель, состоящий из тысяч нервных волокон. Он отправляет эти импульсы в обрабатывающий центр мозга, где они интерпретируются как зрение.

Camera Eye (бывший Easy Calc) в App Store

Это лучшее приложение для камеры.
Вы искали фотоаппараты в магазине?
Их много, они хороши, во всех есть что-то, что делает их уникальными… ну … у вас есть ВСЕ эти функции в этом приложении.

ПРИМЕЧАНИЕ. Это приложение предназначено для развлечения. Он не предназначен для записи скрытого аудио или видео или любых других вещей, которые могут нарушить права на конфиденциальность других лиц. Мы не намерены поощрять шпионаж за другими.

• Записывайте видео и делайте снимки, просто нажимая на экран, или используйте один из наших интеллектуальных режимов съемки, чтобы не пропустить ни одной сцены! Триггер с задержкой, секвенсор и многие другие опции поразят вас!

• Наш детектор движения позволит вам сэкономить много места для хранения, записывая или снимая только при обнаружении движения.Детектор движения доступен как платная функция внутри приложения.

• Easy Calc гарантирует, что ваши файлы останутся ЧАСТНЫМИ, давая вам возможность установить PIN #. Вы также можете настроить, когда вас просят ввести PIN-код: при запуске / возобновлении приложения и сразу после каждого захвата, который вы делаете. Это предотвратит то, что кто-то, кто захватит ваше устройство во время записи, не сможет получить доступ к вашим файлам.

• Мы никуда не копируем, не делаем резервных копий и не выгружаем ваши файлы. Они полностью личные и ваши.

• Easy Calc хранит ваши медиафайлы отдельно от фотопленки для обеспечения конфиденциальности.
Вы можете экспортировать их по электронной почте или через Itunes Share.
Вы также можете копировать свои файлы из фотопленки в наше личное хранилище, чтобы вам не приходилось удалять те фотографии или видео, которые вы не хотите помещать в общедоступную фотопленку.

• Выберите качество видео для экономии места для хранения.

Некоторые показатели при обычном освещении:
• Задняя камера: HD-видео 1 минута ~ 75 Мб / LD видео 1 минута ~ 6 Мб
• Передняя (лицевая) камера: HD-видео 1 минута ~ 25 Мб / LD-видео 1 минута ~ 6 Мб

Easy Calc выполняет свою работу, попробуйте бесплатную версию!

Если у вас есть какие-либо сомнения, опасения или предложения, вы можете связаться с нами по адресу contact @ inzori.com.
Мы ответим на вашу электронную почту сразу же !.

Нам нравится то, что мы делаем, и мы стараемся делать это хорошо. Если у вас есть проблемы с приложением или вы не понимаете, как работает функция, свяжитесь с нами, прежде чем писать плохой отзыв.
Мы рады помочь!

Проверьте наш FAQ, прежде чем дать нам плохую оценку: http://www.inzori.com/faq/easy-calc-faq/

Если вам нравится приложение, напишите отзыв, чтобы побудить других пользователей загрузить его, пожалуйста .

Проект Eyeborg

У Роба Спенса единственная в мире беспроводная видеокамера

Одноглазый кинорежиссер с глазом камеры объединился с молодым польским офтальмологом, чтобы создать армию монокулярных киборгов.

Роб Спенс — одноглазый режиссер, который в детстве потерял глаз в результате несчастного случая с дробовиком, а позже создал глаз для беспроводной видеокамеры, чтобы заменить его. За эти годы он создал несколько версий глазка камеры: от одного с прозрачной оболочкой, которая показывает технологию внутри, до реалистично выглядящей и версии с красным светящимся Терминатором. Ручные протезы глаз были нормой на протяжении сотен лет, но технологии идут вперед. И это, по его мнению, все меняет.

«Я очень рад сотрудничеству с молодым офтальмологом из Польши Марцином Яворски, у которого есть стартап, основанный на создании протезов глаза с помощью 3D-принтера.Компания называется Next Eye Prosthesis, и она предоставит более точные и доступные протезы глаза для одноглазых людей во всем мире. Дешевле, реалистичнее и быстрее в сборке. В качестве бонуса наличие протезной оболочки глаза, напечатанной на 3D-принтере, значительно упрощает производство глазных камер для проекта Eyeborg. Это сложное пространство, и наличие его в 3D с самого начала бесценно. Я также надеюсь позже расширить миссию Next Eye Prosthesis, чтобы включить в нее технологии и помочь создать армию Eyeborgs! Возможно, для начала мы могли бы сделать глаза, которые выглядят реалистично, но могут светиться красным по команде.”

Протезы глаза

, напечатанные на 3D-принтере, являются естественным развитием протезных технологий, но, как будто этого было недостаточно, есть еще и аспект киборга. Вскоре Роб будет предлагать фальшивые глаза, которые по команде могут светиться красным светом и, в конечном итоге, содержать видеокамеры. Двухпозиционный переключатель для встроенных светодиодных фонарей может запускаться с помощью магнита с внутренним герконовым переключателем. Роб планирует предложить магнитное кольцо вместе с глазком, напечатанным на 3D-принтере, со встроенной светодиодной подсветкой.

Скучающие, но крутые одноглазые люди на вечеринках могут просто поднести кольцевой магнит к своему глазу, чтобы включить взгляд Терминатора, и их глаза загорятся красным.Это будет Phase 2 плана по предложению дополнительных технологий для глаз, напечатанных на 3D-принтере. Глаза беспроводной видеокамеры, как и у него самого, будут иметь вид Фаза 3.

На данный момент это невероятный шаг вперед в технологии «нормальных» протезов глаза.

Марцин Яворски M.D. — создатель NextEye Prosthesis

Это все благодаря щедрой поддержке Джона Полански на RF-LINKS.COM. Джон производит безумно компактные и мощные беспроводные видеокамеры и передатчики в дополнение к предоставлению беспроводной радиочастотной видеотехнологии для НАСА, Rolls Royce и других ведущих компаний.

Контакты

Роб Спенс
+ 1-416-830-9771 (Канада)
[email protected]

Marcin Jaworski M.D.
Протез NEXTEYE
+48 32 7 707 707 (Польша)
[email protected]

Метафора камера-глаз в кино — 1-е издание

Содержание

Введение

1. Видение-как

Игра с чувствами

Чувствительная бумага и визуальная субстанция

Механический мозг и электронное сознание

Органический глаз камеры и оптическое бессознательное Уолтера Бенджамина

Конвергентное теоретизирование в аппарате Жана-Луи Бодри Теория

2.Видеть лучше и видеть больше

Camera и Dispositif

Рене Декарт и Дзига Вертов о совершенствовании зрения

Видеть лучше с декартовым глазом Всеволода Пудовкина

Видеть больше с помощью киноглаза Вертова

3. Поэтическая карта Дзиги Вертова Шестая часть мира

Литературные тетради бесшумного оператора Луиджи Пиранделло

Звуковое изображение глаза камеры Джона Дос Пассоса

Глаз камеры Кристофера Ишервуда на сцене и экране

4.Воспоминания и следы

Серия датированных следов

Маргарет Бёме Дневник пропавшего

Съемка дневника пропавшей девушки

Уильяма Кейли Журнал преступления

в кино Время

5. Жесты и фигуры

Воплощенные жесты и текстовые фигуры

Вскрытие и автография

Кинематографическое открытие себя

Кинематографические тела и фигуры в теории повествовательного кино

От Lady in the Lake до défendue

6.Роли и модели

Персональный кинотеатр как институт, среда и жанр

От психодрамы к жизненным моделям

Анимация себя в кинопортрете Джерома Хилла

Метафоры и искусство видения Стэна Брэхейджа

Развитие сознания камеры

Брэхейджа

Глаз Тело и политика тела в расширенном кинотеатре Кароли Шнееманн

7. Умы и экраны

Брюс Кавин и Жиль Делез о сознании камеры

Провидческие агенты в часах Майкла Пауэлла Peeping Tom и Бертран Смерть Часы Бертрана Тавернье

Реализованное видение

Визуализация сетчатки: цель, процедура, риски, результаты

Визуализация сетчатки позволяет получить цифровое изображение задней части глаза.Он показывает сетчатку (куда попадают свет и изображения), диск зрительного нерва (точка на сетчатке, которая удерживает зрительный нерв, который отправляет информацию в мозг) и кровеносные сосуды. Это поможет окулисту или офтальмологу выявить определенные заболевания и проверить здоровье ваших глаз.

Доктора давно используют офтальмоскоп, чтобы смотреть на заднюю часть глаза. Визуализация сетчатки позволяет врачам получить более широкое цифровое изображение сетчатки. Он не заменяет обычный осмотр зрения или регулярную дилатацию, но добавляет к нему еще один уровень точности.

Кто сдает этот тест?

Ваш врач может порекомендовать его, если у вас есть следующие заболевания или состояния:

Диабет: Это заболевание может повредить кровеносные сосуды сетчатки. Со временем из-за этого вы теряете зрение, если его не контролировать.

Дегенерация желтого пятна : Центральная часть сетчатки (желтое пятно) с возрастом начинает ухудшаться. У вас может быть нечеткое зрение, и вам будет труднее сосредоточиться. Если это произойдет, вас могут считать юридически слепыми, даже если у вас все еще может быть периферическое зрение.Существует два вида дегенерации желтого пятна: влажная и сухая.

Сухая дегенерация желтого пятна является наиболее частой формой этого заболевания (до 90% случаев). Это происходит, когда кровеносные сосуды под сетчаткой становятся тонкими и ломкими.

Аномальные кровеносные сосуды, растущие под сетчаткой, вызывают влажную дегенерацию желтого пятна. Потеря зрения обычно бывает быстрой.

Визуализация сетчатки очень важна для обнаружения этого типа дегенерации желтого пятна.

Глаукома : Это заболевание повреждает зрительный нерв (расположенный в сетчатке) и может вызвать потерю зрения.Обычно это происходит, когда перед глазом скапливается жидкость. Он может вызвать слепоту, но обычно прогрессирует медленно, и его можно лечить специальными глазными каплями, чтобы снизить давление, вызываемое жидкостью.

Токсичность для сетчатки: Лекарство от артрита гидроксихлорохин (Плаквенил) может повредить сетчатку.

Ваш врач может также использовать визуализацию сетчатки, если ваше зрение ухудшается, и он не знает, почему.

Что происходит во время теста?

Врач может расширить глаза специальными каплями.Это расширяет ваши зрачки. Подготовка глаз к обследованию займет около 20 минут.

Затем положите подбородок и лоб на опору, чтобы голова оставалась неподвижной. Вы откроете глаза как можно шире и будете смотреть прямо перед собой на объект, пока лазер сканирует ваши глаза. Изображения загружаются в компьютер, чтобы ваш врач мог их просмотреть.

Если врач подозревает, что у вас влажная дегенерация желтого пятна, вам, вероятно, сделают флюоресцентную ангиограмму. Для этого теста они введут иглу для внутривенного вливания в вену на руке и введут краситель.Попадая в глаз, краситель выделяет кровеносные сосуды, чтобы можно было делать снимки.

Обычный тест занимает 5 минут. Флюоресцентная ангиограмма занимает около 30 минут.

Что происходит после теста?

Если ваши глаза были расширены, ваше зрение будет нечетким примерно на 4 часа. Вы тоже будете чувствительны к солнечному свету. Вам нужно будет надеть солнцезащитные очки и попросить кого-нибудь отвезти вас домой.

Если использовался флуоресцеиновый краситель, не надевайте мягкие контактные линзы в глаза примерно на 4 часа, чтобы они не испачкались красителем.

Изображения из теста должны быть готовы немедленно, и обычно ваш врач поговорит с вами о них до вашего отъезда.

Каковы преимущества и недостатки?

Визуализация сетчатки позволяет глазным врачам видеть признаки глазных заболеваний, которые они не могли видеть раньше. Само обследование безболезненно, и врачи могут легко интерпретировать результаты. Ваш врач может сохранить изображения на компьютере и сравнить их с другими сканированными изображениями.

Визуализация сетчатки имеет свои ограничения.Он не может обнаружить болезнь, при которой сетчатка кровоточит. Он также может не видеть проблем на внешних краях сетчатки.

Визуализация сетчатки может покрываться вашей медицинской страховкой (не страховкой зрения) или программой Medicare. Это зависит от условий вашей политики, а также от причины, по которой вы проводите тест.

Полусферическая электронная глазная камера на основе сжимаемой кремниевой оптоэлектроники

  • 1

    Land, M. F. & Nilsson, D.-E. Глаза животных (Oxford Univ.Press, New York, 2002)

    Google ученый

  • 2

    Голдсмит, Т. Х. Оптимизация, ограничения и история эволюции глаз. Q. Rev. Biol. 65 , 281–322 (1990)

    CAS Статья Google ученый

  • 3

    Вальтер А. Лучевая и волновая теория линз (Cambridge Univ. Press, Кембридж, Великобритания, 1995)

    Книга Google ученый

  • 4

    Свейн, П.И Марк, Д. Изогнутые детекторные устройства и матрицы CCD для многоспектральных астрофизических приложений и наземных стереофонических панорамных камер. Proc. SPIE 5499 , 281–301 (2004)

    ADS Статья Google ученый

  • 5

    Грейсон, Т. Конструкция телескопа с изогнутой фокальной плоскостью и широким полем зрения. Proc. SPIE 4849 , 269–274 (2002)

    ADS Статья Google ученый

  • 6

    Khang, D.Ю., Цзян, Х., Хуанг, Ю. и Роджерс, Дж. А. Растяжимая форма монокристаллического кремния для высокоэффективной электроники на резиновых подложках. Наука 311 , 208–212 (2006)

    ADS CAS Статья Google ученый

  • 7

    Джекман, Р. Дж., Уилбур, Дж. Л. и Уайтсайдс, Г. М. Изготовление субмикронных элементов на изогнутых подложках с помощью микроконтактной печати. Наука 269 , 664–666 (1995)

    ADS CAS Статья Google ученый

  • 8

    Пол К.Э., Прентисс, М. и Уайтсайдс, Г. М. Создание рисунка на сферических поверхностях в масштабе двухсот нанометров с помощью мягкой литографии. Adv. Функц. Матер. 13 , 259–263 (2003)

    CAS Статья Google ученый

  • 9

    Миллер С. М., Троян С. М. и Вагнер С. Прямая печать полимерных микроструктур на плоских и сферических поверхностях с использованием техники высокой печати. J. Vac. Sci. Technol. B 20 , 2320–2327 (2002)

    CAS Статья Google ученый

  • 10

    Чайлдс, W.Р. и Нуццо, Р. Г. Нанесение рисунка на тонкопленочные микроструктуры на неплоских поверхностях подложек с помощью литографии с переводом декалей. Adv. Матер. 16 , 1323–1327 (2004)

    CAS Статья Google ученый

  • 11

    Ли, К. Дж., Фоссер, К. А. и Нуццо, Р. Г. Изготовление стабильных металлических шаблонов, встроенных в поли (диметилсилоксан), и модельных приложений в неплоских электронных устройствах и создании рисунков в лаборатории на кристалле. Adv. Функц. Матер. 15 , 557–566 (2005)

    CAS Статья Google ученый

  • 12

    Лима, О., Тан, Л., Гоэль, А., Негахбан, М. Создание микро- и наноструктур на трубчатых и сферических поверхностях. J. Vac. Sci. Technol. B 25 , 2412–2418 (2007)

    CAS Статья Google ученый

  • 13

    Радтке, Д.& Zeitner, U. D. Лазерная литография на неплоских поверхностях. Опт. Экспресс 15 , 1167–1174 (2007)

    ADS Статья Google ученый

  • 14

    Ruchehoeft, P. & Wolfe, J. C. Оптимальная стратегия управления шириной линии на решетках сферических фокальных поверхностей. J. Vac. Sci. Technol. B 18 , 3185–3189 (2000)

    Артикул Google ученый

  • 15

    Ся, Ю.и другие. Сложные оптические поверхности, сформированные путем формования реплик по эластомерным мастерам. Наука 273 , 347–349 (1996)

    ADS CAS Статья Google ученый

  • 16

    Hsu, P. I. et al. Сферическая деформация податливых подложек островками полупроводникового прибора. J. Appl. Phys. 95 , 705–712 (2004)

    ADS CAS Статья Google ученый

  • 17

    Хсу, П.I. et al. Влияние механической деформации на TFT на сферических куполах. IEEE Trans. Электрон. Dev. 51 , 371–377 (2004)

    ADS Статья Google ученый

  • 18

    Джейкобс, Х. О., Тао, А. Р., Шварц, А., Грасиас, Д. Х. и Уайтсайдс, Г. М. Изготовление цилиндрического дисплея путем сборки с узором. Наука 296 , 323–325 (2002)

    ADS CAS Статья Google ученый

  • 19

    Чжэн, В., Бульманн, П. и Якобс, Х.О. Последовательная самосборка функциональных микросистем с помощью формы и пайки. Proc. Natl Acad. Sci. США 101 , 12814–12817 (2004)

    ADS CAS Статья Google ученый

  • 20

    Бончева М. и др. Магнитная самосборка трехмерных поверхностей из плоских листов. Proc. Natl Acad. Sci. США 102 , 3924–3929 (2005)

    ADS CAS Статья Google ученый

  • 21

    Бончева, М.& Whitesides, Г. М. Самосборка по шаблону: формирование складчатых структур путем ослабления предварительно напряженных плоских лент. Путь к повсеместной и недорогой органической электронике на пластике. Adv. Матер. 17 , 553–557 (2005)

    CAS Статья Google ученый

  • 22

    Huang, Y. Y. et al. Коллапс марки в мягкой литографии. Langmuir 21 , 8058–8068 (2005)

    CAS Статья Google ученый

  • 23

    Чжоу, W.

  • Станьте первым комментатором

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *