Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Капа роберт: Страница не найдена

Роберт Капа — Look At Me

Фотография – это документ, глядя на который имеющий глаза и сердце начинает ощущать, что в мире не все благополучно. 

                                                                                                                 Роберт Капа

Об этой легендарной личности слышали, наверное, все фотожурналисты мира, а между тем человека с таким именем в действительности не существовало. Псевдоним этот придумал себе венгерский эмигрант, подлинное имя которого – Endre Erno Friedmann – мало что кому говорило, разве только его друзьям: Эрнесту Хемингуэю, Пабло Пикассо, Ирвину Шоу, Джону Стейнбеку, Анри Картье-Брессону.

Есть люди, которым волею судеб удавалось попадать в самые ключевые моменты истории, когда они становились свидетелями, а часто и участниками самых невероятных событий. Именно таким человеком оказался Роберт Капа.

В 1936 году Капа в одном из сражений делает свою самую знаменитую фотографию — «Смерть солдата-лоялиста». Высунувшись из окопа, он снимает атаку республиканцев. Сильный пулеметный огонь противника мешает ему, он вынужден присесть. И в этот момент один из атакующих, раскинув руки, медленно оседает рядом с ним, не успев перепрыгнуть окоп. Репортер автоматически нажимает спуск камеры. Эту непроявленную пленку он отправляет в Париж. Одна из фотографий на этой пленке становится самой известной военной фотографией в мире.

До сих пор идут споры о том, подлинный ли это кадр или постановочный (аргументы есть у обеих сторон), неизвестно также и точное место съемки (но это где-то возле Сьерра Муриано). Но именно эта фотография превращает ее автора действительно в «знаменитого фотографа Роберта Капа». 

Капа оставил потомкам фотографии с пяти войн: гражданской войны в Испании, второй китайско-японской войны, Второй мировой войны (европейский театр военных действий – Италия, Нормандия; кроме того, Лондон и Северная Африка), арабо-израильской войны 1948 года, а также первой войны в Индокитае.

В 1947 году Капа стал одним из основателей организации ‘Magnum Photos‘ – первого агентства для фотографов-репортеров со всего мира.

В 1954 году журнал «Life» заказал Роберту Капе серию репортажей из Индокитая, и он в очередной раз становится военным репортером. Может быть не совсем «военным» – его больше волнуют не боевые действия, а жизнь гражданского населения в охваченной войной стране. Очень символично название его последнего репортажа: «Горький рис»: «Это будет чудесная история», – говорил он 25 мая утром, выезжая из вьетнамского городка Нам-Динх. Он был в прекрасном настроении и все время шутил: «Я буду хорошо себя вести сегодня. … Не буду рассказывать, какой я великий журналист и фотограф».

Через восемь часов и тридцать километров он вышел из машины и пошел по полю посмотреть на шоссе через заросли бамбука. Вдруг раздался взрыв. «По звуку я понял, что взорвалась противопехотная мина», – рассказывал его попутчик репортер Джон Маклин, – «Я выскочил из машины – по полю бежал вьетнамский лейтенант, сопровождавший нас в поездке. Подбежав к машине, он, задыхаясь, проговорил: Фотограф мертв»…

«Если твои снимки недостаточно хороши, значит, ты был недостаточно близко» говорил Капа и с каждым разом подходил все ближе и ближе – как будто хотел заглянуть смерти в глаза. И на это раз это ему удалось. «Капа всегда виделся мне в светящемся одеянии великого тореро, но этот тореро никого не убивал», – вспоминал Анри Картье-Брессон, – «он отважно сражался за себя и других в круговороте событий; по воле рока он был сражен в апогее своей славы».

Мультимедиа Арт Музей, Москва | Выставки | Роберт Капа

В рамках Дней венгерской культуры в России МАММ представляет ретроспективу классика фоторепортажа, одного из основателей легендарного фотоагентства «Magnum» — Роберта Капы.

В экспозицию вошли 120 из 985 работ, приобретенных в 2008 году Венгерским Национальным музеем у Международного фотографического центра Нью-Йорка. В их числе — знаменитые военные фоторепортажи, которые Капа снимал на протяжении всей своей жизни — гражданская война в Испании, японо-китайская война, Вторая мировая (североафриканский фронт, высадка союзников в Нормандии), война во Вьетнаме. Другой раздел выставки посвящен портретам знаменитостей той эпохи — Ингрид Бергман, Пабло Пикассо, Эрнеста Хемингуэя и др. Наконец, особый блок выставки составляют фотографии, сделанные Капой во время поездки в СССР. В Советском Союзе Капа побывал в 1947 году вместе со своим близким другом писателем Джоном Стейнбеком, и результатом их путешествия стала книга «Русский дневник». «Он умел снимать и движение, и радость, и горе. Его фотоаппарат мог улавливать мысль. Он запечатлел мир», — вспоминал Стейнбек.

Роберт Капа, а точнее Эндре Фридман (псевдоним «Роберт Капа» появится только в 1936 году) родился 22 октября 1913 года в еврейской семье, владевшей в Будапеште модным ателье. В подростковом возрасте он всерьез увлекся социалистическими идеями благодаря поэту и художнику-авангардисту Людвигу Кассаку. Именно в это время Эндре увидел фотографии американских фотографов-реформаторов — Якоба Августа Рииса и Льюиса Хайна. Их работы и пробудили у Эндре интерес к фотографии.

Будущая звезда военного фоторепортажа страстно мечтал о карьере журналиста — это позволило бы совместить его любовь к литературе с увлечением политикой. Но в Европе начала 1930-х уже возникли фашистские и антисемитские настроения: руководство университета ограничивало прием студентов-евреев. Кроме того, Эндре Фридман принимал активное участие в уличных демонстрациях и однажды был арестован. Благодаря жене шефа полиции, клиентке ателье его матери, на следующий день он был освобожден из тюрьмы, но вынужден был покинуть Венгрию.

В 1931 году он приехал в Берлин и поступил в университет на факультет журналистики, но из-за отсутствия денег проучился в университете всего год, а затем устроился лаборантом в берлинское фотоагентство «Dephot» («Немецкая фотослужба»). Через некоторое время руководство отправило его в Копенгаген сделать фоторепортаж о выступлении Льва Троцкого перед студентами. Троцкий запретил вести фотосъемку, но молодому фоторепортеру все же удалось сделать несколько снимков. Это был его первый крупный репортаж, опубликованный во многих европейских изданиях.

После прихода к власти Гитлера Капа был вынужден покинуть Германию и некоторое время скитался по Европе. Сначала уехал в Вену, затем перебрался в Будапешт и в конце концов обосновался в Париже, где и произошли встречи, навсегда изменившие его жизнь. Сначала он познакомился со своим соотечественником, фотографом Андре Кертешем, ставшим его другом и учителем, с Анри Картье-Брессоном и Дэвидом Сеймуром, а в 1934 году — с Гердой Таро, которая стала не только его близкой подругой, но и личным менеджером.

Начиная с 1936 года по поручению левого французского еженедельника «Regards» молодой фотограф неоднократно ездил в Испанию и снимал события гражданской войны. Именно здесь сделана одна из самых известных его фотографий — «Смерть республиканца» (1936). Во время очередной атаки Капа, практически вслепую, сфотографировал падающего, смертельно раненого солдата. «Смерть республиканца», напечатанная журналом LIFE и другими крупными изданиями, вызвала множество споров. Капа всем и всегда яростно отвечал, что на войне не должно быть постановочных кадров, а лучшей иллюстрацией является правда.

Несмотря на успех, продавать фотографии становилось все сложнее. Во-первых, в это время в Париже работал его однофамилец, а в журналах указывалась только фамилия автора. Во-вторых, Фридман плохо владел французским и не мог полноценно отстаивать свои интересы при общении с редакторами парижских изданий.

Тогда Эндре Фридман и Герда Таро придумали Роберта Капу — успешного американского фотографа, автора скандальных снимков и к тому же, по совместительству, владельца фотоагентства, в котором работали Таро, Фридман и Кертеш.

Добившись признания во Франции, Капа и Таро уехали в США, где Роберт Капа был представлен уже как знаменитый и богатый французский фотожурналист. Обман вскоре раскрылся, но это было уже неважно: в мире уже знали и любили фотографа Роберта Капу.

Во время Второй мировой Капа был корреспондентом журнала LIFE. В 1944 году он был единственным фотожурналистом, осветившим высадку союзнического десанта в Нормандии. В лондонской редакции LIFE по оплошности лаборанта практически вся съемка была испорчена, удалось спасти только восемь кадров, которые были опубликованы в крупнейших мировых изданиях и сегодня являются классикой фоторепортажа. Капа также снимал военные события в Англии, Северной Африке, Италии, делал репортажи о боях в Арденнах, освобождении Парижа, объехал разрушенную Германию.

В 1947 году Роберт Капа вместе с Анри Картье-Брессоном, Дэвидом Сеймуром, Джорджем Роджером и другими основал агентство «Magnum». На сегодняшний день оно по праву считается одним из самых известных фотоагентств в мире, но первое время оно постоянно оказывалось на грани банкротства. Капа и Картье-Брессон, сражаясь за свое детище, очень много работали.

В 1948 году, когда Египет, Сирия, Ливан, Иордания, Ирак, Саудовская Аравия и Йемен объявили войну только что образованному государству Израиль, и Капа отправился в зону военных действий.

Роберт Капа погиб 25 мая 1954 года от взрыва противопехотной мины в Индокитае, куда он уехал на съемку по заданию журнала LIFE.

С 1955 пресс-клуб США ежегодно вручает фотожурналистам «Золотую медаль Роберта Капы» за лучшие фоторепортажи, созданные с риском для жизни.

Истории великих фотографов. Роберт Капа.

Из жизни главного военного фотожурналиста

fotobiz.pro продолжает проект “50 важнейших фотографов современности”. Мы расскажем о фотографах, которые оказали большое влияние на становление фотографического искусства. Об авторах, которые своими работами формировали понятие “современная фотография”. О великих мастерах своего дела, знать имена и работы которых просто необходимо. Сегодня мы поговорим о военной фотожурналистике и великом Роберте Капа.

Роберт Капа (урожденный Эндре Эрнё Фридман) вообще-то не изучал искусство и не собирался становиться художником. С юных лет он попал в круги левых интеллектуалов, участвовал в протестах и в итоге был вынужден уехать из родной Венгрии в Германию, где изучал политические науки.

Собственно, именно эти факты и определили фотографическую карьеру Капы — выбор войны как объекта съёмки был более, чем осознанным — Капа считал, что фотография  должна приносить пользу. Показывая ужасы войны, Капа верно служил идеалам пацифизма.

Всемирная известность пришла к Роберту после кадра ‘Падающий солдат’: сраженный пулей испанский ополченец попал в кадр в момент своего падения. До сих пор идут споры о том, подлинный ли это кадр или постановочный (аргументы есть у обеих сторон). Бесспорно одно: это эмоционально невероятно сильный кадр.

Падающий солдат

Капа по заслугам считается родоначальником военного фоторепортажа. Да, фотографии на войне делались и до него. Но серии изображений, настолько же сильной, как «Высадка в Нормандии» до этого не было. «Если твои фотографии недостаточно хороши, значит ты просто не подошел поближе» говорил Капа. И это чистая правда. Он не страшился подходить максимально близко к объекту съёмки, даже в смазанных его фотографиях (особенно в них!) виден накал страстей. Его непревзойденному умению обращаться со светом и монохромным изображением позавидовал бы любой современный фотограф, снимающий цветные изображения на цифровую камеру. Известно, что всем остальным объективам, Капа предпочитал исключительно 50-мм — как и его близкий друг Анри Картье-Брессон

Высадка в Нормандии

Ещё одна важнейшая заслуга Капы — участие в создании фотоагентства «Магнум», которое в течении уже нескольких десятков лет является лучшим в мире.  Сегодня это самое известное объединение фотографов-документалистов, но в конце 1940-х годов оно едва сводило концы с концами.

Познакомиться с советами лучших фотографов агентства «Магнум» можно здесь

С 1955 пресс-клуб США ежегодно вручает фотожурналистам «Золотую медаль Роберта Капы» за лучшие фоторепортажи, созданные с риском для жизни.


Понравилось? Расскажите о нас другим фотографам

Капа Роберт (Robert Capa) настоящее имя Эндре Эрнё Фридман)

Фотограф Роберт Капа (англ. Robert Capa, настоящее имя Эндре Эрнё Фридман) родился  22 октября 1913 в Будапеште  — фоторепортёр еврейского происхождения. Классик фотоискусства. Основоположник военной фотожурналистики. Старший брат известного фотографа Корнелла Капы

Фотокарьеру он начал в 1931 году в Берлине. В 1932 сделал в Копенгагене серию портретов Льва Троцкого, имевшую большой успех в печати. После прихода нацистов к власти молодой фотограф перебрался в Париж. Там бурлит политическая жизнь. Фридман снимает все важнейшие события, постоянно присутствует на собраниях, митингах, демонстрациях… Короче говоря пытается находиться в самой гуще происходящего. Но конкуренция была слишком велика, и молодой фотограф еле сводит концы с концами. только в 1934 году, когда он встретил фотографа Андре Кертиша, ставшего его другом и наставником, жизнь в Париже начала понемногу налаживаться. Тогда же Банди познакомился с фотографами Дэвидом Сеймуром и Анри Картье-Брессоном. В кафе на Монпарнасе друзья обсуждали вопросы, касающиеся фотожурналистики и политики, обменивались опытом и критиковали работы друг друга. 

В 1934 году Банди встретил Герду Таро, которая стала не только близкой подругой фотографа, но и его личным менеджером. В 1935 году агентство “Дефот” по старой памяти командировало Банди на съемки в Испанию. Съемки прошли успешно, однако продать фотографии оказалось сложно, так как в то время в Париже работал его однофамилец, а в журналах указывалась только фамилия автора. К тому же Банди плохо знал французский и полноценного общения с редакторами французских журналов не получалось. Тогда и появился легендарный Роберт Капа – успешный и обаятельный американский фотограф, которого придумали сам Банди и Герда Таро. Фамилия “Капа” была созвучна с именем известного в то время голливудского режиссера – Франка Капра.

Таро и Банди создали фотоагентство, в котором Герда выполняла обязанности секретаря и менеджера, Андре Кертиш был лаборантом, а владельцем и по совместительству фотографом стал… американский фотожурналист Роберт Капа. Банди пришлось немало потрудиться, поддерживая реноме известного американца: он был первым на всех интересных событиях и делал исключительно скандальные снимки. Его фотографии порой были лишены художественной стороны и из-за этого у него возникали споры с Картье-Брессоном. Но Роберт Капа оправдывал себя тем, что его фотографии всегда продавались. Добившись признания во Франции, Капа и Таро уехали в США, где Роберт Капа был представлен как… французский фотожурналист, богатый и знаменитый. Обман вскоре раскрылся, но это было уже неважно, ведь владельцы изданий знали фотографа Роберта Капу, а читатели давно привыкли к его скандальным фотографиям. Проходит слух о невероятной оперативности, ловкости и удачливости этого «гения фоторепортажа». Поговаривали, что не было в мире события, на котором бы он не побывал, и всегда — раньше всех. Самого его никто не видел, но снимки печатались: сначала в парижских изданиях, а вскоре и по всему миру. Естественно за свои снимки знаменитый американец требовал — и получал — приличные гонорары.

Известный парижский издатель, основатель журналов «VU» и «Vogue» Люсьен Фогель внимательно следил за фоторепортажами Роберта Капы. Снимки американца разительно отличались от фотографий других репортеров, освещающих события политической жизни Франции того времени: в них виделся не только острый глаз фоторепортера, но и взгляд тонкого художника. 

Фогель пытается найти фотографа, но тщетно: все свое общение с внешним миром знаменитый американец вел через своего лаборанта Андре Фридмана или через менеджера Герду Таро — корреспондентку «Юманите». Люсьен Фогель пытается навести справки в США и узнает, что Роберта Капа известен там как … знаменитый французский фоторепортер.

Найти Роберта Капу помог случай. В 1935 году на одном из заседаний Лиги Наций в Женеве завязалась потасовка. Люсьен Фогель увидел, как лаборант Андре Фридман с фотоаппаратом наперевес кинулся в гущу событий. Когда через несколько дней Фогелю принесли снимки инцидента, сделанные знаменитым Робертом Капой, все встало на свои места. Так этот чертов венгерский эмигрант и есть знаменитый фоторепортер! Фогель не стал афишировать эту новость — просто уменьшил гонорары бывшему «американцу». Но Андре Ерно Фридман решил, что хранить тайну больше не имеет смысла. Позже он скажет: «Роберт Капа родился в Париже в возрасте 22-х лет».

С тех пор в жизни Роберта Капы случалась всякое. В сентябре 1935 года он освящал гражданскую войну в Испании, где сделал снимок «Смерть Солдата Лоялиста», который и в самом деле превратил его в самого «знаменитого французского фоторепортера». В Испании Капу подстегает главная утрата его жизни: погибает его возлюбленная и верная помощница Герда Таро.

Потом были другие войны. Капа провел семь месяцев в американских войсках во время их продвижения по Италии и приобрел большую популярность среди американских солдат и офицеров. Классикой военного фоторепортажа стали его снимки сделанные во время высадки союзников в Нормандии. Эти полные драматизма кадры сделали его самым «знаменитым фоторепортером Америки» — видимо он действительно был рожден «чтоб сказку сделать былью».

Начало Второй Мировой войны Капа встретил как корреспондент журнала “LIFE”, хотя для американцев он все еще оставался “врагом”: Капа по-прежнему был гражданином Венгрии – союзника гитлеровской Германии. Несмотря на это, с 1940 по 1945 годы Роберт Капа выполнял задания журнала “LIFE” и вел съемку на всех фронтах. В 1944 году он стал единственным журналистом, осветившим День Д – высадку союзнического десанта на Омаха Бич в Нормандии: “Парни с моей баржи стали добираться вброд до берега. Я приготовился сделать свою первую фотографию вторжения: солдаты, идущие по пояс в воде с оружием наизготовку, оборонительные сооружения и дымящийся берег на заднем плане. Но боцман, который очень торопился отсюда убраться, не понял, что я задержался для того, чтобы сделать пару снимков; он подумал, что я струсил и помог мне выбраться из лодки метким пинком ниже спины. Вода была холодной, а до берега оставалось более ста ярдов. Пули изрешетили вокруг меня воду и я поспешил укрыться за ближайшим защитным сооружением. Какой-то солдат спрятался вместе со мной и мы несколько минут вместе с ним делили это убежище. Затем он снял водозащитный чехол и стал стрелять без цели в направлении берега. Выстрелы придали ему смелости и он отправился дальше, оставив меня одного. Когда я остался один, то смог спокойно фотографировать парней, которые, как и я, прятались за защитными сооружениями”, — писал Капа в своей книге “Немного не в фокусе”. Уже в лондонской редакции “LIFE” по оплошности лаборанта практически вся съемка о десанте союзников была испорчена, спасти удалось только одиннадцать кадров, которые были опубликованы во всех крупнейших мировых изданиях. 


После войны в 1947 году вместе со своим другом легендарным фотографом Анри Картье-Брессоном Капа учреждает известное фотоагентство «Магнум». Это агентство и в наши дни остается самым знаменитым профессиональным объединением фотографов-документалистов всего мира. Чтобы заслужить членство в «Магнуме», надо пройти строжайший конкурсный отбор.

В 1954 году журнал «Life» заказал Роберту Капе серию репортажей из Индокитая, и он вновь, в который раз, становится военным репортером. 25 мая 1954 года, выйдя из машины, он пошел по полю посмотреть на шоссе через заросли бамбука — он как раз заканчивал свой очередной фоторепортаж «Горький рис». Вдруг раздался взрыв. «По звуку я понял, что взорвалась противопехотная мина», — рассказывал его коллега репортер Джон Маклин, — «Я выскочил из машины — по полю бежал вьетнамский лейтенант, сопровождавший нас в поездке. Подбежав к машине, он, задыхаясь, проговорил: Фотограф мертв». Так оборвалась жизнь знаменитого фотожурналиста.

«Я надеюсь остаться безработным военным фотографом до конца своей жизни», — сказал Роберт Капа незадолго до своей смерти. Это его мечте — увы — не дано было осуществиться.

Классик фоторепортажа. Один из родоначальников военной фотографии, прошедший Вторую Мировую войну на европейском театре военных действий. Один из пяти основателей агентства «Магнум Фото». С 1955 пресс-клуб США ежегодно вручает фотожурналистам «Золотую медаль Роберта Капы» за лучшие фоторепортажи, созданные с риском для жизни.

Псевдоним «Роберт Капа» — результат мистификации, организованной совместно с Гердой Таро, для успешной продажи фотографий. Герда специально распространяла среди журналистов слухи о «знаменитом и богатом американском фотографе», который готов продать свои снимки. Роль вымышленного персонажа играл Фридман, фотографируя различные события и продавая свои фотографии под этим псевдонимом. Когда мистификация была раскрыта, Капа уже был достаточно известен как фотожурналист и публика уже знала его под этим именем.

После смерти Капы, в 1955 году была учреждена награда Золотая медаль Роберта Капы, которая присваивается фотожурналистам, за «лучший опубликованный фоторепортаж из-за рубежа, потребовавший исключительной храбрости и инициативы».

Фотографии фотографа Роберта Капы — Основоположника военной фотожурналистики.

Robert Capa ( Роберт Капа ) — биография

Роберт Капа (настоящее имя Эндре Эрнё Фридман) родился 22 октября 1913 года в Будапеште в богатой еврейской семье Дежо и Джулии Фридман, владевших модным ателье. В конце 1920-х поступает в ученики к поэту и художнику Людвигу Кассаку, социалистические взгляды которого влияют на судьбу будущего фотографа. Но он совсем не захотел становиться фотографом: Роберт мечтал о карьере писателя или журналиста. Он продолжал участвовать в коммунистических демонстрациях. Из-за ареста ему пришлось покинуть Венгрию, и в 1931 году он переехал в Берлин, где посещал лекции в Высшей школе политических наук. Там же увлекся фотожурналистикой.

Начало карьеры
В начале 30-х гг., паралельно учебе Роберт устроился лаборантом в берлинское фотоагенство “Дефот”. Спустя некоторое время юноша начал выезжать на съемки. В декабре 1932 года его командировали в Копенгаген на выступление Льва Троцкого. Вести фотосъемку было запрещено, но Роберт все же сделал несколько снимков, которые опубликовали многие издания.
В 1934 году Фридман познакомился с немецкой коммунисткой Гердой Таро, которая вскоре стала его компаньонкой и любовницей. В этом же году они создают фото-агентство, в котором Герда выполняла обязанности секретаря и торгового агента , а Роберт – фотокорреспондента. В 1935-м появляется псевдоним “Роберт Капа”, который придумала Герда.

Военная фотожурналистика
В 1936 году они приехали в Испанию под именами Роберта Капы и Герды Таро освещать события гражданской войны. Это было первое военное событие, которое снимал Капа, и его трагические образы, появлявшиеся в главных изданиях того времени, установили стандарты военной фотографии.
Некоторые из его самых известных фотографий были сделаны летом 1944 года, когда он плыл к берегам Нормандии вместе с американскими солдатами в день высадки союзных войск на территории Европы. В 1947 году вместе с Джорджем Роджером, Девидом Сеймуром и Анри Картье-Брессоном основал фотоагенство «Магнум», в 1951 возглавил его, но в 1953 был вынужден переехать в Европу, спасаясь от маккартизма. В 1948 году Капа снова оказался в «горячей точке», на этот раз в Израиле.
В 1954 году журнал Life заказывает Роберту Капе серию репортажей из Индокитая, и он в очередной раз становится военным репортером. Это было его последнее задание. 25 мая на территории Индокитая он подорвался на противопехотной мине.

Источник: http://lichnosti.net

Роберт Капа/Robert Capa

Роберту Капе суждено было родиться в то смутное время, когда Европа переживала тяжёлые времена, когда зарождались многочисленные политические направления, и когда именно творческой личности можно было самореализоваться.

Роберт Капа (урожденный Андре Ерно Фридман), родился в семье евреев 22 октября в 1913 году в Будапеште. Учеба мальчику давалась нелегко, а время диктовало свои условия. Юноша довольно рано занялся политической деятельностью, благо времена были достаточно «смутными». Уже в 17-летнем возрасте Роберт Капа оказался в числе официально изгнанных из Венгрии бунтарей. И что удивительно — судьба привела его в Германию, где в 1931 году в Берлине он начинает изучать журналистику и социологию. Именно в это время, Роберт познает лишения, бедность и голод. Родители были не в состоянии помогать сыну ввиду банкротства, однако подобное положение вещей явилось толчком для его решения стать фотожурналистом. Устроившись в фотоагентство «Дефот», Роберт работал обыкновенным лаборантом-фотографом, но зарождающаяся страсть к сенсациям сделала свое дело. Собственно, сегодня его можно было бы назвать, пожалуй, первым фотографом-папарацци. В ноябре 1932 года он был командирован в Копенгаген в качестве фотокорреспондента на политические мероприятия, в которых принимал участие Лев Троцкий. Однако известный политик запретил какую-либо фотосъёмку митинга, усложнив выполнение задания. Но, талант есть талант! Роберт с успехом отснял необходимый материал, причем остался совершенно незамеченным. В дальнейшей карьере это, безусловно, сыграло решающую роль.

Robert Capa

Начало 30-х. Зарождающаяся «Новая Германия», с её новой идеологией и новыми порядками заставила Роберта Капу (на тот момент он еще был 20-летним парнишкой Андре Фридманом) бежать во Францию, которая всегда была пристанищем для представителей творческой богемы и интеллигенции. Именно в Париже, в 1934 году Роберт Капа впервые познал великое чувство любви, познакомившись с немкой Гердой Таро. Разумеется, она тоже была обладательницей бунтарской души и разума, а её политические взгляды (коммунистические) никак не «вписывались» в идеи нацистской Германии. Молодые люди жили более чем скромно, едва сводили концы с концами и, чтобы поправить свое материальное положение они придумали весьма оригинальный и достаточно рискованный выход — открыли собственное фотоагентство. Изобретательность влюбленных авантюристов заключалась в том, что они выступали в качестве якобы наёмных работников американского фотожурналиста Роберта Капа. Основным акцентом этой затеи стало имя, пусть даже и неизвестное, но все-таки американца, а не простого венгра, коим являлся на тот момент Андре. И что интересно — снимки неуловимого и вездесущего «американца» были невероятно востребованы, поскольку освещали самые интересные события подчас в необычном ракурсе. Так молодой фотограф Андре Ерно Фридман к 1934 г. стал Робертом Капа (имя было придумано его возлюбленной), а в 1935 г., получив определенное признание во Франции, молодые люди решились на следующую авантюру — в их планы входило покорение Нового света, где Роберт играл роль успешного французского фотожурналиста. Однако штаты встретили их весьма прохладно, и коммерческая деятельность закончилась, не успев начаться.

Robert Capa

Жить в тени чужой славы, а тем более в тени вымышленного героя было достаточно трудно и, когда основатель знаменитых журналов «Vogue» и «Vu» Люсьен Фогель раскрыл обман, жизнь теперь уже не Андре Ерно Фридмана, а Роберта Капа приобрела совершенно другой оттенок. Как он сам в последствие признавался, «Роберт Капа появился на свет в возрасте 22 лет в Париже». Дальнейшее развитие событий было продиктовано политическим противостоянием в Испании, куда молодой и отчаянный фотожурналист был командирован своим работодателем Люсьеном Фогелем. Пожалуй, этот этап в жизни Роберта Капы стал отправной точкой в карьере теперь уже не просто «шустрого» фотографа-авантюриста, а талантливого фоторепортера. Снимок, который Роберт Капа сделал утром 5-го сентября (Смерть Солдата Лоялиста или полное название «Лоялистский ополченец в момент смерти, Сьерра-Морена, 5 сентября 1936 года») облетел все самые знаменитые издания и прославил Роберта. Хотя на сегодняшний день возникло немало спорных моментов по-поводу этого снимка и существует предположение о постановочном происхождении единственного кадра, сделанного во время атаки республиканцев. Точка в этом затянувшемся споре не поставлена до сих пор, и не нам судить о подлинности снимка, ведь по сути своей Роберт Капа был действительно талантлив и заслужил признание не только этим кадром.

27 июля 1937 года Роберт Капа потерял не только свою возлюбленную, но и друга — Герда Таро погибла в Испании, где так же была в качестве фоторепортера. Как и положено, о неординарных людях ходит немало слухов. Так, есть сведения о том, что перед отъездом Герды Роберт сделал ей предложение, но получил отказ. Как знать, быть может это и было правдой…

А дальше Роберт Капа «с головой» ушел в работу. В 1938 г. он стал фотосвидетелем японской агрессии в Китае, освещал не только боевые действия, но и все последствия войны для простых людей. В 1939 г., узнав о начале Второй мировой войны, он вылетает в Лондон, где с 1940 г. по 1945 г. является штатным фотокорреспондентом журнала «Life». Будучи авантюристом по натуре, человеком, умеющим рисковать и получать от этого моральное удовлетворение, Роберт Капа старался быть в первых рядах на передовой, а его фоторепортаж о высадке союзников в Нормандии оказался эксклюзивным и единственным. Разумеется, он не был лишен чувства страха и нисколько не стеснялся рассказывать о своих эмоциях, которые переживал во время самых опасных командировок. Но ведь благодаря чувству самосохранения Роберт Капа и не погиб на ТОЙ войне и предоставил миру потрясающие и в то же время ужасающие кадры. По окончании войны, талантливый фоторепортер, получивший всемирное признание стал полноправным гражданином США. Роберт Капа надеялся, что больше никогда ему не придется освещать драматические военные события, и наивно верил в безмятежную жизнь известного фотохудожника. Однако столь «скушное» существование продлилось недолго. За это время Роберт Капа успел поработать на «Фабрике Грёз», что оставило у него достаточно негативные воспоминания, побывал в СССР и также остался недовольным «слишком правильным моральным режимом русских». Его бунтарская душа рвалась к совершенно другим вершинам, где должны были присутствовать риск, страх и эмоции…

1947 год ознаменовался основанием фотоагентсва «Магнум», где Роберт Капа вместе со своими друзьями (Джорджем Роджером, Девидом Сеймуром и Анри Картье-Брессоном) еле-еле сводили концы с концами. Сегодня же — это одно из самых знаменитых объединений фотографов-документалистов.

Не удивительно, что в 1948 году Капа оказался в очередной «горячей точке» — в молодом государстве Израиль. Ведь не стоит забывать, что Андре Ерно Фридман был евреем и судьба израильтян его, безусловно, волновала. Есть сведения о том, что он даже собирался перебраться в Израиль, однако этого не произошло.

50-е годы 20-го века в США стали нелегким временем для многих приверженцев левых прокоммунистических взглядов, начался печально известный период «Охоты на ведьм». Для того чтобы спасти американский филиал фотоагентсва «Магнум» от гонений, Роберту Капе пришлось перешагнуть не только через свои принципы, но, к сожалению, и через некоторых своих друзей. Сегодня нередко можно услышать обвинения в адрес фоторепортера, свидетельствующие о его тесной связи с определенными гос.службами, подвергавшими гонениям неугодных им граждан США. Если это действительно правдивые факты, то оправданием может быть желание Роберта спасти многих ценою потери избранных, а если ложь — то «Бог судья» тему, кто оклеветал этого по истине талантливого человека. Как это случается довольно часто, жизнь Роберта оборвалась трагически, на взлете, при исполнении своих обязанностей. Случилось это 25 мая на территории Индокитая, где фотожурналист освещал военные события. Хотя в тот раз военные действия его интересовали меньше, чем жизнь простых людей, вынужденных испытывать все тяготы и лишения войны. Он… подорвался на противопехотной мине. Известие о гибели Роберта Капа моментально облетело весь мир, друзья, сослуживцы и просто поклонники его таланта практически в один голос говорили о том, что фотожурналист сам приблизил свой конец, играя постоянно со смертью в опасные игры.


 


Источник: creativestudio.ru

Роберт Капа: репортаж со смертью

В бурном море современности все больше людей задумывается над своей жизнью. Стало модно говорить о том, что не хочешь прожить жизнь серую, скучную, как у миллионов других людей. Однако, есть такие люди, жизнь которых независимо от влияния эпохи и ни при каких условиях не могла бы быть заурядной. Жизнь основателя фотожурналистики и всемирно известного военного фотографа Роберта Капы никогда не обещала быть тихой чередой размеренных, похожих друг на друга дней.

Андре Эрно Фридман (настоящее имя Роберта Капы) родился 22 октября 1913 года в Будапеште в довольно хорошо обеспеченной семье евреев Дежо и Джулии Фридман. Его родители имели непосредственное отношение к моде – они были владельцами ателье по пошиву одежды. Дежо и Джулия по характеру были непохожи друг на друга, однако, вопреки этому, их брак был счастливым. Андре подрастал очень симпатичным, подвижным и любопытным ребенком – был типичным непоседой и всеобщим любимцем.

Его нельзя было назвать послушным: у мальчика обо всем было свое мнение, которое он никогда не стеснялся высказывать, и отважный характер. С детства к нему приклеилось прозвище – Банди, которое не покидало его до начала его карьеры фотографа.

В школьный период своей жизни он был не очень примерным учеником, к тому же рано увлекся политикой и всем, что с ней связано. Второй его настоящей страстью была литература. Он думал, что в реальной жизни сможет найти применение обоим своим увлечениям. Но поступить в университет не смог, так как в европейском обществе той поры уже начинали нарастать антисемитские настроения, прием евреев в студенты был ограничен.

Активное участие в политической жизни страны имело не самые приятные последствия для Банди: однажды за участие в демонстрации его сильно избили и арестовали. В возрасте 17 лет парня выдворили с его Родины – с тех пор Банди стал политическим изгнанником. Однако в тогдашней Венгрии вообще существовала печальная тенденция – массово покидала страну творческая и научная интеллигенция.

В 1931 году Андре приезжает в Берлин и начинает изучать социологию и журналистику, поступив в Высшую школу политических наук. В Берлине Банди в полной мере познает крайнюю степень нужды – у него нет денег, чтобы купить себе продукты, он не может оплатить себе учебу. Родители уже были не в силах ему помочь, так как и сами были на грани разорения. Плохо зная язык, Андре решил, что ему подходит профессия фотожурналиста – фотография была полноценна и экспрессивна сама по себе, и не требовала комментариев.

Роберт Капа

С 1932 года Андре начинает работать в агентстве «Дефот» – сначала лаборантом, позже он уже фотографирует разнообразные политические события. Его первый крупный репортаж был с митинга в Копенгагене, в котором участвовал Лев Троцкий. Уникальность и особая ценность этих кадров состоит в том, что для всех так и осталось загадкой, как Банди смог близко сфотографировать Троцкого, который запретил себя фотографировать, оставшись при этом совершенно незамеченным. Этот факт уже раскрыл в нем незаурядный потенциал одного из лучших фоторепортеров современности.

Выступление Льва Троцкого. 1932 год.

С приходом нацистов к власти Андре в 1933 году покидает Германию. После недлительного периода блуждания по Европе Андре оседает в Париже.

Однако оказалось, что жизнь в Париже далеко не всегда соответствует радужным представлениям. Парижская жизнь также полна трудностей, препятствий и ежедневной борьбы. Но здесь же он встречает людей, на многие годы ставших его друзьями и творческими единомышленниками: Андре Кертиша, Дэвида Сеймура, Анри Картье-Брессона.

В 1934 году Андре знакомится с коммунисткой немецкого происхождения Гердой Таро. Они на всю дальнейшую жизнь становятся партнерами, компаньонами и друзьями.

В 1935 году Андре едет в Испанию по заданию агентства «Дефот». С гражданской войны в Испании он привозит много потрясающих фотографий. Но продать их во Франции человеку, плохо владеющему языком, было бы очень трудно. И тут молодых людей осенила гениальная идея. Андре с Гердой идут на авантюру – создают фотоагентство, хозяином которого был воображаемый успешный американский фотожурналист Роберт Капа. Так Андре получает имя, под которым в дальнейшем к нему придет творческий успех, и под которым будет творить всю оставшуюся жизнь. В Париже быстро узнают о гениальном фоторепортере, которому удается быть первым везде, где происходят сенсации. Он очень находчив, ловок и быстр, а его услуги стоят довольно дорого. Но Герда в совершенстве владела искусством убеждения и привлечения клиентов. Агентство начало приносить доход и даже процветать.

После успеха во Франции Андре и Таро некоторое время жили в США, где Капа представился как известный и состоятельный французский фотожурналист.

В 1936 году в горах Сьерра-Морена в Испании Андре сделал один из самых известных своих фотоснимков, который отображал события гражданской войны: “Лоялистский ополченец в момент смерти, Сьерра-Морена, 5 сентября 1936”. Это фото ценно тем, что было сделано без какой-либо постановки и подготовки – под свист пуль и оружейную пальбу.

Легендарный кадр. Смерть солдата-лоялиста

Роберт Капа яростно противостоял фашизму. На тот момент он был фотокорреспондентом всех более-менее известных французских левых газет.

В 1937 году на войне в пригороде Мадрида погибает его подруга Герда Таро. Смерть Герды становится для Капы тяжелым ударом, ведь Андре, возможно, хотел повторно сделать ей предложение после того, как она вернется с задания.

Капа целиком и полностью сосредотачивается на работе. В 1938 году он едет в Китай, чтобы осветить события китайско-японской войны, в ходе которой Китай подвергся вооруженной агрессии Японии. Капа был свидетелем переломной битвы неподалеку от деревни Тай-Эрджуан, в результате которой превосходство оказалось на стороне китайской армии, прорвавшей японскую линию фронта.

В работах Капы совсем не первостепенное место занимала эстетика и художественность. Но в его фотографиях была правда жизни: фронт, обездоленные беженцы, солдаты-подростки, голодные дети, раненые, страдания, которые принесла простым людям война, – то, что не могло оставить равнодушным…

Один из военных кадров Роберта Капы

Вторую Мировую Роберт Капа встретил на полях сражений с фотоаппаратом в руках, как корреспондент журнала «LIFE». События этой войны в американской и европейской прессе освещаются в основном благодаря фотографиям Капы. Его самым рискованным заданием была съемка высадки войск союзников в районе Омаха Бич в Нормандии. Тут его ставкой была – ни больше ни меньше – собственная жизнь. Капа отважно и даже в какой-то мере безрассудно решил идти в первых рядах войск. Однако фотографии, которые он привез с этой войны, того стоили, – они были нерезкие, немного сюрреалистичны и переполнены драматизма. По ошибке лаборанта из 106 неимоверно тяжело доставшихся кадров осталось всего лишь 11.

Высадка союзников в Нормандии

После войны Роберт Капа – уже один из наиболее известных фотожурналистов в мире. В 1946 году он даже успевает некоторое время поработать в Голливуде. Он трудится на съемках фильма Хичкока, и даже сам играет в ленте “Искушение”. В период своей работы в Голливуде пребывал в романтических взаимоотношениях с актрисой Ингрид Бергман.                

Однако это место оказалось ему не по душе – впоследствии о Голливуде он высказывался очень нелестно.

Альфред Хичкок и Ингрид Бергман. Голливуд, май 1946 года

Чуть позже он вместе с Джоном Стейнбеком предпринимает поездку в СССР, посетив много городов: Москва, Сталинград, Батуми, Киев, Тбилиси. Но здесь ему также нелегко творить: он объясняет это тем, что русские чрезмерно правильные, предсказуемые, а это скучно для фотографа.

В 1947 году Роберт Капа совместно со своими проверенными друзьями с еще “парижских” времен становится сооснователем фотоагентства «Магнум».

В 1948 году, узнав о том, что весь арабский мир ополчился на Израиль и окружил новоиспеченную страну враждебным кольцом, Капа без раздумий срывается с места и уезжает навстречу событиям Ближнего Востока. Возможно, это был зов сердца, память души, интуитивно ощущавшей свою Родину… Судьба молодой страны и ее жителей – израильтян – живо интересовала и волновала Капу. В Израиле он побывал трижды и хотел навсегда связать с этой страной свою жизнь, оставшись там. Однако Роберт Капа понимает, что не может бросить на произвол судьбы свое детище «Магнум», и ему приходится вернуться в США.

В 1950 году Роберта Капу лишают паспорта гражданина США. Были факторы, сыгравшие против него: левые убеждения, визит в СССР, излишне либеральные друзья из интеллигенции. Судьба американского филиала «Магнума» повисла на волоске. Чтобы спасти дело своей жизни, Капе пришлось стать осторожнее и отказаться от своих политических взглядов.

В 1954 году он в качестве фоторепортера уезжает в Индокитай освещать тамошнюю войну. 25 мая 1954 года Роберт Капа трагически погиб, подорвавшись на мине в процессе подготовки репортажа, предполагаемым названием которого был “Горький рис”.    

«Для всех, кто знал его, непонятно, как так случилось, что случай одолел его, – писал Эрнест Хемингуэй, – Он был всегда таким живым, что я никак не могу привыкнуть к мысли о его смерти».

Присоединяйтесь в Telegram

Подпишитесь, и мы будем присылать Вам самые интересные статьи каждую неделю!

Роберт Капа | Международный центр фотографии

Родившийся Андре Фридманн в Будапеште, Роберт Капа уехал из Венгрии в 1930 году в Берлин, поступил в Deutsche Hochschule für Politik на факультет журналистики и политологии и работал ассистентом фотолаборатории в Deutsche Photodienst Agency. С приходом нацистов в 1933 году Капа уехал из Германии в Париж, где жил в темной комнате с Анри Картье-Брессоном и Шимом (Дэвид Сеймур). Он регулярно работал фотожурналистом и в период с 1936 по 1939 год совершил несколько поездок в Испанию со своей спутницей Гердой Таро, чтобы задокументировать гражданскую войну.Его фотографии, сделанные во время этого конфликта, в том числе его самая известная фотография, «Смерть солдата-лоялиста» (1936 г.), почти сразу же получили признание за их потрясающее воздействие; Picture Post назвал его «величайшим военным фотографом в мире» в 1938 году. Когда началась Вторая мировая война, он переехал в Америку и работал внештатным сотрудником для LIFE, Time и других изданий. С 1941 по 1946 год он был военным корреспондентом LIFE and Collier’s, путешествовал с армией США и документировал победы союзников в Северной Африке, высадку союзников в Нормандии и захват союзниками Лейпцига, Нюрнберга и Берлина.После войны Капа вместе с Анри Картье-Брессоном, Шимом (Дэвид Сеймур) и Джорджем Роджером основал Magnum, кооперативное фотоагентство, предоставляющее фотографии для международных изданий. В 1948–1950 годах он фотографировал суматоху вокруг провозглашения независимости Израиля. Он отправился в Ханой в 1954 году, чтобы сфотографировать французскую войну в Индокитае для LIFE; вскоре после прибытия он подорвался на мине и был убит.
Роберт Капа делал фотографии, которые достигли своего исключительно мощного эффекта благодаря его сильной связи с людьми и привязанности к ним.Такое отношение и использование им маленькой 35-миллиметровой камеры позволило ему приблизиться к своим объектам и погрузиться в действие, как никто другой. Результатом стал прорыв в истории фотожурналистики.
Лиза Хостетлер
Хэнди и др. Отражения в стеклянном глазу: Работы из Международного центра коллекции фотографии, Нью-Йорк: Bulfinch Press совместно с Международным центром фотографии, 1999, стр. 211.
Magnum Photos представляет Корнелла и Роберта Капа.
По вопросам прав на воспроизведение обращайтесь
Magnum

Роберт Капа Биография, жизнь и цитаты

Биография Роберта Капы

Детство и образование

Роберт Капа родился Эндре Фридманн в еврейской семье рабочего класса. Его родители, Дезсе Фридманн и Юлианна Берковиц, управляли салоном одежды в Пеште, Венгрия, где его отец работал портным. Его брат Корнель родился пятью годами позже.

У Капы было относительно счастливое детство, и, хотя он не преуспевал в школе, он легко заводил друзей и обладал приветливым обаянием.Подростком он попал в группу студенческих активистов. Хотя он не был политически активным, его принадлежность к группе привлекла к нему внимание венгерской полиции, которая позже вытащила его для допроса относительно его предполагаемых коммунистических симпатий. Находясь под стражей, следователи избили его, но в конечном итоге они отпустили его, когда не нашли ничего, за что его можно было бы осудить. Считается, что богатый и связанный клиент его отца организовал его освобождение при условии, что Капа немедленно уедет из Венгрии.

Раннее обучение

В возрасте семнадцати лет Капа был отправлен в изгнание. В 1931 году он прибыл в Берлин и быстро подал заявку и получил стипендию, чтобы начать изучение политологии в Немецкой высшей школе политики. Вскоре ему наскучили уроки, и он изо всех сил пытался платить за еду и жилье. Его родители больше не могли присылать ему деньги, и ему необходимо было найти способ поддержать себя финансово. Несмотря на свой интерес к журналистике, он вместо этого обратился к фотографии как к средству стабильного дохода.Объясняя свое решение, Капа заявил: «Во время учебы у моих родителей не хватило средств, и я решил стать фотографом, что было ближе всего к журналистике для любого, кто оказался без языка». Друг познакомил Капу с фотографом Отто Умбером (Umbo), который дал ему работу в своем фотоагентстве Dephot (Deutscher Photodienst). Капа начинал как ассистент фотолаборатории и быстро продвинулся вверх, научившись снимать на камеры Leica агентства. К лету 1932 года бросил колледж, чтобы продолжить карьеру фотографа.

В ноябре 1932 года Капа получил первое большое задание от Депо сфотографировать лекцию Льва Троцкого в Копенгагене. Изображения Троцкого были частью крупного журнала, в котором его имя впервые было упомянуто вместе с фотографиями. Хотя его назначения увеличились, он был вынужден покинуть Берлин в 1933 году с подъемом нацистской партии Гитлера. Он получил разрешение вернуться в Венгрию летом, чтобы навестить свою семью, а через несколько месяцев он поселился в Париже.

Первые месяцы Капы в Париже были нелегкими.По словам журналиста Алекса Кершоу, он был вынужден много раз продавать свою камеру Leica за деньги и даже пытался ловить рыбу в реке Сене для пропитания. В конце концов его удача изменилась, когда он встретил фотографа Дэвида «Чима» Сеймура в парижском кафе. Через Чима он был представлен коллеге-фотографу Анри Картье-Брессону. Трое мужчин стали друзьями на всю жизнь.

Все еще изо всех сил пытаясь найти работу, состояние Капы начало меняться, когда его друг и бывший коллега из Депо Симон Гуттманн приехал во Францию ​​и помог ему получить его первое важное задание с момента его переезда в Париж.По заданию Капа отправился в Испанию, где он сфотографировал боксера Паолино Узкудуна и летчика-воздухоплавателя Эмилио Эрреру.

В это же время, в 1934 году, Капа познакомился с Гердой Похориллес (позже Гердой Таро), швейцаркой, жившей в Париже. Как и Капа, она бежала из Германии в прошлом году, когда Гитлер пришел к власти. Они быстро полюбили друг друга и начали жить и работать вместе. Похориллы сыграл важную роль в изменении карьерной траектории Капы. Во время работы в международном фотоагентстве Alliance Photo она начала продвигать его фотографии как фотографии мифического американского персонажа по имени Боб Капа.Она продала его изображения в три раза больше, чем средний европейский фотограф, утверждая, что они были сделаны известным американским фотографом, который считал, что французы будут платить слишком мало за его работу. Заинтригованные агентства начали покупать его фотографии. Только когда уловка была обнаружена, он был вынужден раскрыться и навсегда изменить свое имя на Роберт Капа. Вскоре после этого Герда Похориллес сменила фамилию на Таро. Брат Капы Корнел, также фотограф, последовал примеру своего брата и сменил имя на Корнелл Капа.

После смены имени спрос на изображения Капы неуклонно рос. Работая фотографом-фрилансером, он получил множество заданий в Париже и его окрестностях. Его первое важное задание в качестве военного фотографа произошло в 1936 году, когда Люсьен Фогель из журнала Vu послал его освещать гражданскую войну, бушующую в Испании. Он пошел с Таро, и эти двое попали в авиакатастрофу, но, что примечательно, они оба не пострадали. Именно в Испании в сентябре 1936 года он сделал свою знаменитую фотографию Падающий солдат .Об этом времени Капа сказал: «Для фотографирования в Испании не нужно никаких уловок. Вам не нужно ставить камеру. Фотографии есть, и вы их просто делаете. Правда — это лучший снимок, лучшая пропаганда. » Его освещение гражданской войны в Испании привело к публикации в журнале Life в ноябре 1936 года, положив тем самым начало долгим рабочим отношениям с журналом.

Хотя его пребывание в Испании было для Капы высшим профессиональным достижением, оно также было отмечено личной трагедией.Его партнерша Герда Таро, которая оставалась в Испании, пока Капа ехала в Париж по работе в июле 1937 года, погибла, когда в машину, в которой она ехала, попал танк. Смерть Таро, которую многие считают первой женщиной-фотожурналистом, погибшей во время освещения войны, сильно повлияла на Капу. Измученный горем, он так и не смог полностью преодолеть потерю и, хотя у него было много отношений, он так и не женился. Спустя годы, говоря о Таро, он часто называл ее своей женой. По словам Кершоу, «в глазах Анри Картье-Брессона это было, если на Капу накинули покрывало.Человек, который в конце концов появился из-за этого, был, как другие видели его, совершенно другим: циничным, все более оппортунистическим, временами глубоко нигилистическим, боявшимся привязанности, постоянно разбитым сердцем. Освещая войну в Испании, карьера Капы начала процветать. С начала 1938 года он провел шесть месяцев в Китае, снимая документальный фильм о китайско-японской войне, а затем остался фотографировать действия, снимая первые в истории военные кадры в цвете.Затем он вернулся в Испанию, чтобы прикрыть падение страны перед генералом Франко. Находясь в Испании, он подружился с писателями Эрнестом Хемингуэем и Мартой Геллхорн, которые оба были там по заданию. Когда журнал Life опубликовал рассказ о временах Хемингуэя в Испании, он включал серию фотографий Капы. К этому времени его работы были широко популярны, и в декабре 1938 года фоторепортаж с его фотографиями раздираемой войной Испании включал заголовок «Величайший военный фотограф в мире: Роберт Капа». Много лет спустя, в 2007 году, в Мексике был обнаружен чемодан, содержащий около 4500 негативов гражданской войны в Испании, написанных Капой, Таро и Чимом.Считавшиеся утерянными с 1939 года, изображения и их история стали предметом документального фильма « Мексиканский чемодан » и передвижной выставки в Международном центре фотографии (музей, основанный братом Роберта Капы Корнеллом).

В 1939 году, когда в Европе разразилась Вторая мировая война, Капа снова сбежал от преследований и отправился в Нью-Йорк, чтобы навестить свою мать и брата, которые теперь там жили. Получив работу в журнале Life , он провел несколько месяцев в Мексике, освещая их президентские выборы.Тем не менее, жажду действий Капы не удалось утолить, и в 1941 году он вернулся в Англию, чтобы начать освещать войну. Он был отправлен на фронт в марте 1943 года вместе с союзными войсками в Северной Африке, а затем прикрывал боевые действия в Италии. Он сделал много важных фотографий во время войны, но самая известная из них — фотография первой группы американских войск, высадившихся в Нормандии в день «Д». Его последние снимки времен Второй мировой войны были сделаны, когда он спрыгнул с парашютом вместе с американскими войсками, чтобы захватить немецкий город Лейпциг.

Стресс войны и наблюдение за гибелью людей вокруг него в конечном итоге сказались на Капе. Помимо приступа малярии в Италии, он страдал от боевой усталости и депрессии. Но после многих лет освещения ужасов войны он был рад освещать освобождение Парижа с Эрнестом Хемингуэем. Находясь в Париже, двое друзей поссорились из-за фотографии, которую сделал Капа, когда автора бросили в канаву во время аварии. Хемингуэй чувствовал, что Капа должен был отступить, но вместо этого он остался и сфотографировал аварию, которую Хемингуэй воспринял как попытку выставить его дураком.Хотя они остались друзьями, они никогда больше не были так близки после этого инцидента.

Несмотря на серьезность работы Капы, он умел получать удовольствие от жизни и имел большую группу друзей-знаменитостей. Помимо дружбы с Хемингуэем и Геллхорном, он путешествовал с писателем Джоном Стейнбеком, тусовался с режиссером Джоном Хьюстоном и актером Джином Келли, а также знал Пабло Пикассо и его семью. У него также было множество романов с красивыми женщинами; в первую очередь его многолетний роман с Ингрид Бергман, которая на тот момент была замужем, с которой он познакомился в Париже.Хотя им приходилось скрывать свои отношения от общественности, он последовал за ней в Голливуд в 1946 году и стал гражданином США. В это время он написал свои мемуары «Немного не в фокусе: иллюстрированные воспоминания легендарного фотожурналиста о Второй мировой войне », которые он надеялся (но так и не сумел) превратить в сценарий.

Поздний период

После недолгого пребывания в Голливуде, месте, где он никогда не чувствовал себя полностью как дома, Капа вернулся в Европу, стремясь вернуться к своей работе фотожурналистом.К этому времени он и его группа устали от продолжающейся эксплуатации внештатных фотожурналистов крупными журналами. Капа и его друзья стремились изменить ситуацию после его возвращения в Париж. В 1947 году, работая с Анри Картье-Брессоном, Джорджем Роджером, Дэвидом «Чимом» Сеймуром и Уильямом Вандивером, он основал совместное фотоагентство Magnum Photos, которое позволило его членам сохранять авторские права на свои изображения. Что касается создания Magnum, он позже заявил: «Зачем подвергаться эксплуатации других? Давайте будем эксплуатировать самих себя.«Magnum Photos, в который сейчас входят почти сотня фотографов со всего мира, существует и по сей день и продолжает продвигать работы и наследие Капы. Израиль должен задокументировать независимость страны и последующие боевые действия, которые начались в последующие дни. Фотографии, которые он сделал в России, в конечном итоге привели его к неприятностям с правительством. Что еще хуже, деньги, которые он заработал от продажи своих фотографий в России Ladies ‘Home Journal обратила на себя внимание ФБР.С 1930-х годов на него хранилось досье, в котором ставилась под сомнение его связь с коммунизмом. Фотографий из России, похоже, заслуживает дальнейшего изучения. В результате в 1953 году его паспорт был приостановлен Соединенными Штатами на несколько месяцев, что ограничило его способность работать. Позже его заставили сделать официальное заявление ФБР о том, что он никогда не был членом коммунистической партии. В конце концов его паспорт был продлен с ограничением, что он больше не мог посещать страны «железного занавеса».«Этот неприятный опыт усугубился сильной болью в спине и непродолжительной госпитализацией.

Последнее важное задание Капа началось в апреле 1954 года, когда он поехал в Японию, чтобы работать в Mainichi Press. Там он получил предложение от журнала Life о том, чтобы заменить фотографа на французскую войну в Индокитае. Хотя он устал от освещения войны и ее зверств, он принял это задание. Путешествуя с конвоем по дельте Красной реки (Вьетнам), Капа был убит на мине, когда он фотографировал солдат, идущих через поле.Ему было сорок лет. В конце концов, Капа умер, проведя большую часть своей карьеры: на передовой со своей камерой. Как заявил после своей смерти генерал Рене Коньи, «Капа пал солдатом среди солдат».

Наследие Роберта Капы

Роберт Капа определил, что значит быть военным фотографом, заложив основу для будущих поколений фотожурналистов, работающих в этой области. По словам журналиста Алекса Кершоу, «Капа был первым фотографом, который сделал фотожурналистику гламурной и сексуальной.»Он был не только одним из первых фотографов, которые принесли свой фотоаппарат на поле боя, он также часто был встроен в войска, путешествуя с ними из одной зоны боевых действий в другую. Его близость к историям, которые он рассказывал через свои фотографии, преуспела в донести до зрителя реалии войны и конфликта с невиданной ранее непосредственностью. Эта близость также, что немаловажно, сигнализировала об очень реальных опасностях жизни военного фотографа. Частично то, что сделало изображения Капы такими мощными и визуально привлекательными, было его способность очеловечивать своих подданных и рассказывать их истории.Именно этот подход стал определять фотожурналистику с тех пор.

Другим, не менее важным аспектом наследия Капы было создание Magnum Photos. Все еще процветающее сегодня, Magnum Photos, коллективное фотоагентство, которое предоставляет изображения для публикаций по всему миру, позволило фотографам-фрилансерам лучше контролировать свои изображения, способы их использования и заработанные на них деньги. В Magnum наследие Капы все еще живо. Его влияние можно увидеть в следующем поколении фотографов Magnum, включая Еву Арнольд, Эллиотта Эрвитта, Берта Глинна, Инге Морат, Марка Рибу и таких современных фотографов, как Сьюзан Мейзелас, Тим Хетерингтон, Филип Джонс-Гриффитс, Дон Маккаллин и Джеймс. Нахтвей.

Роберт Капа | Американский фотограф

Роберт Капа , оригинальное имя (венгерская форма) Фридман Эндре Эрне (родился в 1913 году, Будапешт, Венгрия — умер 25 мая 1954 года, Тай Бинь, Вьетнам), фотограф, чьи изображения войны сделали его одним из величайшие фотожурналисты ХХ века.

В 1931 и 1932 годах Капа работал в немецком фотоагентстве Dephot, прежде чем обосноваться в Париже, где он принял имя Роберт Капа. Впервые он прославился как военный корреспондент во время гражданской войны в Испании.К 1936 году его зрелый стиль полностью проявился в мрачных взглядах на смерть крупным планом, таких как «Солдат-лоялист », «Испания ». Такие мгновенные образы воплотили знаменитую поговорку Капы: «Если ваши фотографии недостаточно хороши, значит, вы недостаточно близки». Во время Второй мировой войны он освещал большую часть самых тяжелых боев в Африке, Сицилии и Италии для журнала Life , а его фотографии вторжения в Нормандию стали одними из самых запоминающихся в войне.

Роберт Капа.

London Express / Hulton Archive / Getty Images

Приведя к присяге в качестве гражданина США в 1946 году, Капа в 1947 году вместе с фотографами Анри Картье-Брессоном и Дэвидом («Чим») Сеймур основал компанию Magnum Photos, первую компанию. кооперативное агентство международных фотографов-фрилансеров.Хотя он освещал боевые действия в Палестине в 1948 году, большую часть времени Капа тратил на руководство новыми членами Magnum и продажу их работ. С 1950 по 1953 год он занимал должность директора офиса Magnum в Париже. В 1954 году Капа вызвался сфотографировать французскую войну в Индокитае для журнала Life и был убит на мине во время выполнения задания. Его безвременная смерть помогла ему установить посмертную репутацию бесстрашного фотожурналиста. Публикации с его фотографиями включают Смерть в процессе создания (1937), Немного не в фокусе (1947), Изображения войны (1964), Дети войны, Дети мира (1991) и Роберт. Капа: фотографии (1996).

Роберт Капа | Международный зал славы фотографии

Эндре был хорошим учеником, но очень независимым. Он и его друзья бродили по улицам. У одной девушки, которую он очень любил, Евы Беснё, был фотоаппарат. Следуя за ней с фотоаппаратом, они стали друзьями. Ее влияние на него было безошибочно. Однажды она написала об Эндре: «Он был молодцом. Если бы ты ему нравился, он бы сделал что-нибудь для тебя. Он был теплым, но в нем была ирония. Очень умный и стремящийся к обучению, остроумный, но не слишком резкий.Немного цинично. Он был очень забавным и умел рассказывать интересные вещи — смешные и преувеличенные. Жизнь была для него слишком скучной. Он сделал это более интересным ». Еще одно большое влияние на его жизнь оказал Лайош Кассак. Ричард Уилан писал, что «Кассак сформулировал политическую философию, которая была демократической, эгалитарной, пацифистской, полуколлективистской, прорабочей, антиавторитарной и антифашистской, с сильным акцентом на достоинство человека и права человека. личность в обществе. Банди (прозвище Эндре) должен был принять эту либеральную, недогматическую философию и поддерживать ее до конца своей жизни.Под влиянием обоих этих факторов Эндре решил стать журналистом.

12 июля 1931 года Эндре покинул Венгрию из-за своей политической принадлежности и потому, что он знал, что до конца его жизни там не будет. Через три недели он прибыл в Берлин и работал ассистентом в темной комнате в журнальном агентстве. Его первым заданием за пределами темной комнаты было освещение политического митинга. Фотокорреспондентов запретили, но он решил скрыть 35-мм камеру и снимать незаметно. Фотографии были опубликованы, и его карьера началась.Он продолжал работать и изучать политологию в Берлине, пока с приходом Гитлера его снова не изгнали. В 1933-1939 годах работал фотографом-фрилансером в Париже. Он и его напарница Герда Таро, тоже фотокорреспондент, пытались продать его фотографии. Именно тогда он решил, что его изображения были бы более ценными, если бы их делал известный американский фотограф, поэтому он и Таро просто изобрели этого фотографа и назвали его Робертом Капа. Удивительно, но это сработало, и изображения Капы продавались по 150 франков каждое, что было больше, чем обычно.Обман вскоре раскрыл редактор Vue. Однако это только продвинуло его, и вскоре он был отправлен в Испанию, чтобы освещать гражданскую войну в Испании. Он и Герда отправились в Испанию, где она умерла, и Капа сделал одну из своих самых известных фотографий — «Смерть солдата-лоялиста». Впервые в истории на пленке был запечатлен человек в момент абсолютной смерти, в которого только что попала пуля. Фотография произвела на публику большее впечатление, чем любая фотография войны в истории. На основе этого изображения Капа разработал свою философию: «Если ваши фотографии недостаточно хороши, значит, вы недостаточно близки».

3 декабря 1938 года Picture Post опубликовала фотографии испанской войны и объявила Роберта Капу «величайшим военным фотографом в мире». За свою короткую жизнь Капа задокументировал пять войн, нестабильные выборы и официальное основание государства Израиль. Во время Второй мировой войны он сопровождал первую волну солдат, высадившихся на пляже Омаха в день «Д». Вокруг него летят пули и умирают солдаты, но ему все же удалось обнажить несколько рулонов пленки. Он описывает свой опыт так: «Пули пробили дыры в воде вокруг меня, и я устремился к ближайшему стальному препятствию.Было еще очень рано и очень серо для хороших снимков, но серая вода и серое небо сделали маленьких человечков, уклоняющихся от сюрреалистических замыслов мозгового натиска Гитлера против вторжения, очень эффективными ». Однако сохранилось только 11 негативов. Чрезмерно нетерпеливый ассистент в темной комнате в Life включил сушильный шкаф, и он растопил большинство негативов. В перерывах между назначениями Капа жил в комнате в отеле «Ланкастер» в Париже. Среди его друзей были Эрнест Хеммингуэй, Джон Стейнбек, Ирвин Шоу, Пабло Пикассо, Анри Картье-Брессон и другие.Картье-Брессон писал о своем друге: «Для меня Капа носил великолепный костюм матадора, но никогда не убивал; великий игрок, он щедро сражался за себя и за других в вихре. Судьба была определена, что он должен быть поражен на пике своей славы ».

Вместе с Картье-Брессоном, Дэвидом Сеймуром и Джорджем Роджером Капа был одним из основателей компании Magnum и занимал пост президента с 1948 по 1954 год. Magnum был основан как фотоагентство, чтобы защитить права фотографов.Организация действует и по сей день.

Выполняя задание «Жизнь в Индокитае» в 1954 году, Капа наступил на фугас и мгновенно погиб, все еще сжимая в руке камеру.

Роберт Капа ненавидел войну. Однажды он сказал: «Самое горячее желание военного фотографа — безработица. Не всегда легко стоять в стороне и быть неспособным делать что-либо, кроме как записывать страдания вокруг себя ».

Капа был героем многих книг, писал тексты и фотографировал для других, а также участвовал в многочисленных персональных выставках.Он был введен в Международный зал славы фотографии и музей в 1976 году.

Капа, Роберт

КАПА, РОБЕРТ (1913–1954), фотограф из США. Самый известный военный фотограф 20 -х годов века, Капа, чье настоящее имя было Эндре Эрно Фридманн, родился в Будапеште в семье Дезо Фридмана и Джулианны Генриетты Берковиц. Как и многие из его друзей-студентов, он активно участвовал в политических беспорядках того периода и в 18 лет решил покинуть Венгрию.Он переехал в Берлин, где нашел работу ассистентом фотолаборатории в престижном фотоагентстве Dephot. В 1932 году, когда Берлин был парализован уличными боями между социал-демократами, нацистами и коммунистами, его отправили в Копенгаген, чтобы сфотографировать Леона Троцкого, выступающего перед датскими студентами. Изображения были представлены в макете на всю страницу в Der Welt Spiegel .

В 1933 году, когда Гитлер пришел к власти, он переехал в Париж, где познакомился с фотографами Давидом (Шимом) Сеймуром и Анри Картье-Брессоном.Там он со своей польской невестой Гердой Таро изо всех сил пытался зарекомендовать себя как независимый журналист. История этой борьбы изложена в классической журнальной статье Джона Херси « Человек, который изобрел себя». Андрей, как его тогда называли, и Герда образовали объединение из трех «людей». Герда была секретарем и торговым представителем; Андрей работал в фотолаборатории. Их якобы нанял богатый, известный, талантливый и «очень успешный американский фотограф по имени Роберт Капа».«Фактически, Фридманн сделал снимки, Герда продала их, а воображаемый Капа получил признание. Их секрет вскоре был раскрыт редактором Vue , которого это не волновало. Он отправил пару в Испанию, где Капа в одночасье прославился благодаря его потрясающий снимок солдата-лоялиста, сделанный в тот момент, когда его застрелили. Он сделал и другие поразительные фотографии во время той войны, в том числе боевик, сделанный на городской улице, где испуганные гражданские лица с тревогой смотрят в небо или бегут в поисках убежища, иногда так быстро что фотографу пришлось размыть фон, чтобы бегун оставался в фокусе.Такие изображения нельзя было сделать раньше, потому что у фотографов не было достаточно маленьких и достаточно быстрых камер, чтобы записывать события по мере их возникновения. Таким образом, гражданская война в Испании была первой, которая была освещена современной фотографией, и снимки Капы крупным планом, сделанные десятилетия спустя, сохраняют свое великолепие. «Если фотография недостаточно хороша, — сказал он позже, подводя итог своей философии, — вы недостаточно близки».

Капа вернулся в Париж в 1937 году, оставив Герду, самую большую любовь своей жизни, в Испании, где она была убита неконтролируемым танком лоялистов.Капа прочитал о ее смерти в возрасте 25 лет в книге L’Humanite . Убитый горем, Капа отправился в Китай, где сделал серию памятных снимков битвы при Тайэрчванге, единственной значительной победы Китая в войне с Японией. Вернувшись в Европу, он освещал войну в Испании до ее окончания в 1939 году. В этот период он сделал некоторые из своих самых драматичных фронтальных фотографий войны. Picture Post посвятил 11 страниц своим фотографиям и объявил 23-летнего «величайшим военным фотографом в мире».«Когда разразилась мировая война II , Капа отплыл в Нью-Йорк, где, несмотря на то, что его называли вражеским инопланетянином, получил задание от журнала Collier’s и в 1942 году присоединился к конвою вторжения в Северную Африку, где он переключился на штат журнала Life . Покинув Африку, он вместе с союзными войсками прыгнул с парашютом на Сицилию и продолжил наступление на «слабое место оси» суровой зимой 1943–1944 годов. В 1944 году Капа был единственным представителем прессы. фотограф отправится с первой волной пехоты, которая нанесет удар по пляжу Омаха в день «Д».Позже он сфотографировал битву при Арденнах, а в следующем году присоединился к 2-й -й пехотной дивизии, которая пробивалась через мост Цеппелин. Он видел войну насквозь, фактически сфотографировав смерть одного из последних убитых американцев. В Париже он тоже познакомился с актрисой Ин-сет Бергман. Их двухлетний роман стал основой для фильма Альфреда Хичкока Заднее окно .

Капа, получивший после войны гражданство США, вместе с Картье-Брессоном, Шимом, Уильямом Вандивертом и Джорджем Роджером основал международное фотографическое агентство Magnum Photos.Следующие несколько лет он добился успеха Magnum и фотографировал хорошие времена со своими друзьями-художниками, включая Пикассо, Хемингуэя и Стейнбека, с которыми он поставлял фотографии для журнала A Russian Journal . Создание государства Израиль произвело сильное впечатление на Капу, и в 1948 году он отправился туда для основания государства. «Во время войны за независимость, — сказал его брат, фотограф Корнелл * Капа, — Боб вложил в это всю свою душу. Его непрактикующее еврейство проявилось.«Он был с Дэвидом * Маркусом в битве за« Бирманскую дорогу », жизненно важное звено Иерусалима с внешним миром. Фотографии Израиля Капы появились в журнале« This Is Israel », сделанном журналистом IF * Stone в 1948 году, и в том же году, когда он был соавтор, вместе с Ирвином Шоу, отчета об Израиле . «Теплый и проницательный, — писал критик в газете New York Times , — камера Капы пронеслась по лицам земли и людей в поисках человеческих качеств. а также исторические вехи.«Капа вернулся в Израиль в 1950 году, чтобы снять фильм по сбору средств для Объединенного еврейского призыва о прибытии, погребении и возможном поселении иммигрантов.

« Я не фотограф », — часто говорил он. журналист ». Корнелл Капа сказал, что 35-миллиметровая камера была идеальной формой выражения для его брата.« Кто знает венгерский? »- сказал он.« Венгры, которые хотят общаться после того, как покинут Венгрию, утонули. Камера была естественным способом общения, идеальным инструментом, который соответствовал характеру Боба и его интересу к людям.Считал себя фотожурналистом. Ему нравилось, когда он писал текст со своими фотографиями, и его авторство гласило: «Роберт Капа, фотографии автора».

В 1954 году Капа отправился в Японию с выставкой Magnum. Life внезапно понадобился фотограф на фронте в Индокитае, где французы сражались с вьетнамцами. Капа вызвался добровольцем, но это было на одну войну слишком много. Он был убит после наступления на мине 40 лет


Источники: Encyclopaedia Judaica .© 2008 Группа Гейл. Все права защищены.

Роберт Капа | Биография фотографа и работы

Ранняя жизнь

Роберт Капа родился Эндре Фридманн 22 октября 1913 года в Будапеште, Венгрия. Он родился в еврейской семье, совладельцев парикмахерской, и имел двух братьев.

Когда ему было восемнадцать, Андре Фридман (как он начал называть себя) был изгнан из Венгрии за политические разногласия и отправился в Берлин. При поддержке родителей он поступил в Немецкую политическую академию, чтобы изучать журналистику.Однако из-за нарастающей депрессии венгерской экономики бизнес его родителей пошатнулся, и финансирование его учебы прекратилось. Нуждаясь в деньгах, Фридман устроился на работу в фотоагентство ассистентом в фотолаборатории, и так начал свою карьеру в фотоиндустрии.

Его талант к фотографии начал развиваться, и ему подарил свою первую камеру директор агентства Саймон Гуттманн. Гуттманн также отвечал за первую большую комиссию Фридмана, когда в декабре 1932 года он отправил его в Копенгаген, чтобы сфотографировать великого русского революционера Льва Троцкого.

Фридман оставался в Берлине в течение двух лет, пока с приходом к власти Гитлера в 1933 году он был вынужден бежать в Вену. Вскоре после этого он получил разрешение вернуться домой в Будапешт, где пробыл несколько месяцев, прежде чем отправиться в Париж в сентябре того же года. Он брался за множество заданий по фотографии, и именно там он познакомился с другим венгром, фотографом Андре Кертешем.

Карьера фотографа

Кертес и Фридман стали хорошими друзьями, а Кертес стал наставником.Он познакомил Фридмана с камерой Leica и вселил в него уверенность как фотографа. Фридман остался в Париже, пытаясь продолжить свою фотографическую карьеру, однако его плохой французский ограничивал его успех, как и его ошибочно принимали за более авторитетного фотожурналиста, носившего ту же фамилию. Разочарованный, Фридман решил сменить имя на что-то более уникальное, и родился Роберт Капа. Это новое имя с намеком на американскую яркость добавило азарта и загадочности парижской фотографии.

Комиссионные увеличились, и в июле 1936 года его отправили освещать Гражданскую войну в Испании. Именно там он сделал одну из своих самых незабываемых фотографий, Смерть лоялистского ополченца, Испания , 1936 год. Эта фотография, пожалуй, одна из самых обсуждаемых фотографий всех времен. Вопрос о том, действительно ли объект был снят или это постановочная фотография, никогда не был доказан. Однако доказательства показывают, что этот человек действительно погиб в тот день на том же поле боя.Это, в сочетании с тем фактом, что его левая рука остается крепко сжатой при падении — вопреки нормальному человеческому инстинкту — предполагает, что фотография, скорее всего, подлинная.

Капа оставался в Европе до начала Второй мировой войны, когда он бежал в Нью-Йорк. Он присоединился к журналу LIFE в качестве военного корреспондента и был отправлен в регионы Европы и Северной Африки для освещения действий на передовой. В частности, 6 июня 1944 года Капа прикрывал высадку десанта в Нормандии на десантном корабле с солдатами.Он запечатлел каждую деталь, сняв одиннадцать рулонов пленки и рискуя жизнью ради фотографий. Поскольку LIFE и отчаянно пытались опубликовать фотографии, фильмы быстро доставили в их лондонский офис. К сожалению, лаборант почувствовал такое давление, что совершил ошибку и установил слишком высокую температуру сушки пленки. Впоследствии это расплавило все негативы, за исключением одиннадцати кадров, которые были шаткими и не в фокусе. Несмотря на это, а может быть, даже из-за этого, у сохранившихся фотографий была внутренняя энергия, которая, как никогда раньше, запечатлела грубый ужас войны.Их влияние было беспрецедентным, и они стали одними из самых важных фотографий войны, когда-либо сделанных. Смелость Капы и блеск этих фотографий обеспечили ему репутацию одного из самых ярких фотографов своего времени.

Когда война закончилась, Капа вернулся в Париж, где встретил Ингрид Бергман и влюбился в нее. Его привязанность была настолько сильной, что он последовал за ней в Америку и попытался начать новую карьеру в качестве голливудского кинорежиссера. Однако он не добился большого успеха и вскоре вернулся к работе в LIFE .

В 1947 году Капа вместе с другими фотографами Анри Картье-Брессоном, Дэвидом Сеймуром, Уильямом Вандивертом и Джорджем Роджером решили создать совместное фотоагентство, чтобы получить контроль над заказами. Они назвали это Magnum Photos, и Капа посвятил свою жизнь новому агентству, как в Нью-Йорке, так и в Париже, и наслаждался поиском новых талантов так же, как ему помогал Кертес. Magnum Photos и по сей день остается влиятельным агентством, принадлежащим фотографам.

Последнее задание Роберта Капы на LIFE , к сожалению, привело к его смерти.Он был в Японии, работая над выставкой, связанной с Magnum. Оттуда LIFE отправили его в Юго-Восточную Азию для освещения Первой Индокитайской войны. 25 мая 1954 г. он наступил на фугас и погиб.

Роберт Капа | В любви и на войне | Американские мастера

Доказательство подлинности «Падающего солдата» Роберта Капы: детективная история

Ричард Уилан
Авторские права © 2002 Ричард Уилан
Авторские права на фотографии Роберта Капы © 2001 Корнелл Капа

Другая версия этой статьи появилась в журнале APERTURE, No.166, Весна 2002 г.

Когда я начал исследование своей биографии Роберта Капы в 1980 году, одна проблема, которую я унаследовал, заключалась в том, чтобы разобраться с утверждением о фальсификации фотографии Капы 1936 года испанского республиканского (лоялистского) милиционера, падающего в обморок, так называемого падения. Солдат. (Его собственное название — «Лоялист-ополченец в момент смерти», Серро Муриано, 5 сентября 1936 г. В этой статье фотография будет называться «Солдат падших»; человек на фотографии, если не называть его по имени, будет называться «Падающий солдат» [намеренно не выделено курсивом].Эта фотография является одной из двух самых известных фотографий Капы (другая — десантного солдата на пляже Омаха в день «Д»), и ее часто называют величайшей военной фотографией всех времен.

Обвинение впервые появилось в 1975 году в книге Филипа Найтли, британского журналиста и историка, о том, как военные корреспонденты — с самого начала своей профессии, во время Крымской войны 1850-х годов — часто искажали правду.

О фотографии Капы было очень мало конкретной информации.В августе 1936 года, через несколько недель после начала гражданской войны в Испании, Капа отправился в Испанию с Гердой Таро (его возлюбленной и самой фотожурналисткой-новичком), чтобы освещать сопротивление республиканского правительства фашистским повстанцам генерала Франсиско Франко. Падающий солдат был впервые опубликован в номере французского журнала Vu от 23 сентября 1936 года (внизу), где он был воспроизведен с другой, похожей картинкой на той же странице. Подзаголовок вверху страницы гласит: «Как они упали», но не упоминается, где и при каких обстоятельствах были сняты фотографии.Волнующий текст гласит: «Живыми шагами, сдерживая ветер, сжимая винтовки, они побежали вниз по склону, покрытому густой щетиной. Внезапно их взлет прервался, свистнула пуля — пуля братоубийственная — и их кровь выпила их родная земля ».

Некоторые авторы утверждали, что и на «Падающем солдате», и на фотографии, опубликованной в Ву непосредственно под ним, на которой изображен мужчина в дальнейшем состоянии коллапса, изображен один и тот же человек. Однако тщательное обследование не оставляет сомнений в том, что они показывают двух разных мужчин, которые упали почти в одно и то же место.(Конфигурация резко выступающих стеблей травы на двух фотографиях идентична.) Падающий солдат (внизу слева) одет в белую рубашку и брюки цвета хаки; от каждого плеча прямая лямка спускается к патронному ящику на поясе; и он бросает свой пистолет, когда он падает. Мужчина на другой фотографии (внизу справа) одет в цельный комбинезон; ремни, идущие от его плеч к его патронным коробкам, пересекаются в центре его груди; и он, кажется, крепко держит пистолет, когда его рука скручивается за спину.Другая фотография (вверху) показывает, как двое мужчин выстроились в очередь со своими товарищами и размахивают винтовками. Человек, которому предстояло стать Падающим солдатом, появляется в крайнем левом углу; другой — третий слева.

Когда в номере журнала Life от 12 июля 1937 года был опубликован «Падающий солдат», в подписи говорилось: «Камера Роберта Капы ловит испанского солдата в тот момент, когда его пуля попадает в голову прямо на глазах у Кордовы». В последующие годы и десятилетия, во время и после смерти Капы, фотография была широко опубликована без каких-либо вопросов относительно ее надежности как неопубликованного документа.

Утверждение о том, что Капа выставил свою фотографию, было впервые сделано О.Д. Галлахер, журналист южноафриканского происхождения, который в качестве корреспондента лондонской Daily Express освещал гражданскую войну в Испании сначала с националистической (франкистской) стороны, а затем со стороны республиканцев. Галлахер рассказал Филиппу Найтли, который опубликовал эту историю в своей книге «Первая жертва: от Крыма до Вьетнама»; Военный корреспондент как герой, пропагандист и создатель мифов (1975) — что «на одном из этапов войны он и Капа делили номер в отеле.(Найтли не сообщает нам, где и когда во время войны Галлахер жил в одной комнате с Капой.) Галлахер сказал Найтли, что в то время «в течение нескольких дней не было никаких действий, и Капа и другие жаловались республиканским офицерам, что он не смог получить ни одного снимка. Ну наконец то . . . офицер-республиканец сказал им, что расскажет о некоторых войсках, которые должны пойти с Капой в окопы поблизости, и они проведут для них маневры, чтобы их сфотографировать ».

В 1978 году Хорхе Левински опубликовал в своей книге «Камера на войне» собственное интервью с О.Д. Галлахера, в котором журналист утверждал, что маневры устроили войска Франко, а не республиканцы. Вопиющие несоответствия в рассказах Галлахера Найтли и Левински должны были дискредитировать его показания, тем самым немедленно положив конец спорам.

В любом случае можно задокументировать путешествия Капы по Испании в период между началом гражданской войны и первой публикацией его фотографии; он никогда не бывал в нескольких сотнях миль от Сан-Себастьяна.Галлахер, вероятно, действительно жил в комнате недалеко от Сан-Себастьяна с фотографом, который снимал постановочные упражнения, но этот фотограф определенно не был Капой. Спустя почти сорок лет после событий память Галлахера явно сыграла с ним злую шутку. Без сомнения, он совершенно добросовестно спутал Капу с кем-то еще, с кем он жил в номере отеля в 1936 году. Нет никаких свидетельств того, что Галлахер и Капа когда-либо встречались до января 1939 года, когда они оба останавливались в отеле Majestic в Барселоне.В ночь с 24 на 25 января, когда фашистские войска вошли на окраину города, Капа сфотографировал Галлахера (внизу) и Герберта Мэтьюза, которые готовили и звонили по телефону их последние депеши (при свечах, поскольку фашисты перерезали линии электропередач) перед тремя из них вместе покинули осажденный город, чтобы двинуться на север к французской границе и в безопасное место.

То, что такая потеря памяти, как у Галлахера, возможна и даже ожидаема, мне было наглядно продемонстрировано, когда я проводил интервью для моей биографии Капы.Когда я брал интервью у (по телефону) карикатуриста Билла Молдина, чья энергия внушала мне уверенность в его прекрасном воспоминании, он сказал мне, что был с Капой на берегу реки Роер весной 1945 года. Я сказал ему, что был удивлен услышать это, поскольку я был совершенно уверен, что Капа в то время был где-то еще. Маулдин развеял мои сомнения, заверив меня, что он так ясно помнил свое общение с Капой, что может даже описать фотографии, сделанные Капой на фронте Роэра, которые были опубликованы в Life.Его описания были настолько точными, что я сразу узнал фотографии, когда поискал их в журнале. Однако их изготовил Джордж Силк, а не Капа, который тогда прикрывал парашютистов, прыгнувших к востоку от Рейна.

В своей книге «Испанская кабина» (Лондон, 1937) швейцарский журналист Франц Боркенау рассказывает, что он был свидетелем битвы вокруг деревни Серро Муриано, в восьми милях к северу от Кордовы, днем ​​5 сентября 1936 года. в сопровождении двух фотографов из французского иллюстрированного журнала Vu, но он не называет их имен.Фактически, это были Ханс Намут, который знал Капу в Париже до начала гражданской войны в Испании, и его друг Георг Рейснер.

В тот день Намут и Райснер сфотографировали охваченных ужасом жителей деревни, спасающихся от налетов фашистской авиации. Когда я брал интервью у Намута, он сказал мне, что не видел Капу и Таро в Серро Муриано. Но когда Vu в выпуске от 23 сентября 1936 года опубликовал (на странице с изображением Падающего солдата Капы) фотографии Капы некоторых из тех же людей, которых Намут и Райснер сфотографировали на той же дороге за пределами Серро Муриано, Намут понял, что Капа имел был там в тот день.

Этот факт дал важный ключ к точному определению того, где Капа сфотографировал Падающего солдата. На старинных гравюрах, сохранившихся в архивах поместья Капы, с их оригинальной хронологической нумерацией, написанной на обратной стороне, номера последовательности, к которой принадлежит «Падающий солдат», непосредственно предшествуют номерам серии о беженцах Серро Муриано. Поскольку я обнаружил, что нумерация этих старинных гравюр, сделанных во время первой поездки Капы в Испанию, полностью соответствует хронологии, которую я установил из других документов, я пришел к выводу, что Капа сфотографировал Падающего солдата во время битвы при Серро Муриано 5 сентября 1936 года. .

Увы, полемика продолжалась — с избытком вспыльчивости и недостатком объективного анализа или исследований — до тех пор, пока в августе 1996 года не произошел фантастический прорыв, когда Рита Гросвенор, британская журналистка из Испании, написала статью об испанке: по имени Марио Бротонс Жорда, который идентифицировал Падающего солдата как Федерико Боррелла Гарсиа и подтвердил в архивах испанского правительства, что Боррелл был убит в бою при Серро Муриано 5 сентября 1936 года.

История открытия Бротона очень интересна. Бротон родился в деревне Алькой, недалеко от города Аликанте, на юго-востоке Испании, в возрасте четырнадцати лет вступил в местное ополчение лоялистов, Колумна Алькойана, и сам был участником битвы против франкистских сил под командованием генерала Варела, которая происходила на холме Ла-Лома-де-лас-Малагеньас и вокруг него в Серро-Муриано 5 сентября 1936 года. Когда друг Бротона, молодой историк Алькой Рикард Баньо, сказал ему, что он читал (в моей биографии Капы) что фотография Капы могла быть сделана во время битвы при Серро Муриано, Бротонс начал свое исследование.Он знал, что человек на фотографии, должно быть, принадлежал к полку ополченцев из Алькой, поскольку характерные гильзы, которые носит этот человек, были специально разработаны командиром Колумна Алькойана и изготовлены кожевниками в Алькойе. Никто из других отрядов лоялистского ополчения, участвовавших в битве при Серро Муриано, не стал бы носить такие гильзы.

Поскольку Бротонс сам сражался при Серро Муриано 5 сентября 1936 года, он вспомнил из первых рук, что в тот день там был убит Федерико Боррелл Гарсия.В ходе своего исследования Бротонс связался с историком Франсиско Морено Гомесом (автором исчерпывающей книги о гражданской войне на фронте Кордовы), который сообщил ему, что записи в государственных архивах Испании в Саламанке и Мадриде подтверждают, что только один член Колумна Алькойана умер в Серро Муриано 5 сентября 1936 года. Тогда Бротонс мог быть уверен, что человек на фотографии Капы должен быть Федерико Боррелл Гарсия. Когда Бротонс показал фотографию Капы младшему брату Федерико, Эверисто, он подтвердил личность.

В своей самоизданной книге Retazos de una época de inquietudes Бротонс рассказывает историю полка Алькой в ​​Андалусии в сентябре 1936 года. Он рассказывает, что Боррелл, 24-летний плотник из Алькой, был одним из примерно пятидесяти ополченцев. который прибыл в Серро Муриано утром 5 сентября, чтобы укрепить линию фронта Колумна Алькойана. В тот день он защищал артиллерийскую батарею в арьергарде пехоты Алькой, когда вражеские войска проникли в тыл лоялистов и начали стрелять по ним как сзади, так и спереди, надеясь зажать лоялистов в тисках.Было около пяти часов, когда Боррелл был смертельно ранен. Это время соответствует длинным теням на фотографии Капы.

В июле 1998 года, во время ретроспективной выставки Роберта Капы в Лондоне, Филипп Найтли опубликовал статью, в которой отвергает открытие Бротона и заявляет: «Знаменитая фотография почти наверняка является подделкой — ее создал Капа». Он продолжает глупо утверждать: «Федерико мог позировать для фотографии до того, как его убили».

Чтобы окончательно опровергнуть абсурдное предположение Найтли о том, что «Федерико мог позировать для фотографии до того, как был убит», я обратился к эксперту, которого я встретил, когда сопровождал Корнелла Капу в университет Мемфиса, Теннесси, где Корнелл провел мастер-класс, который был открыт не только для студентов вузов, но и для квалифицированных представителей общественности.Одним из последних был капитан Роберт Л. Фрэнкс, главный детектив департамента полиции Мемфиса, талантливый скульптор и фотограф. Мы несколько раз возобновляли наше знакомство во время визитов капитана Фрэнкса в Нью-Йорк с группами сотрудников факультета фотографии университета. Когда в сентябре 2000 года я спросил его, согласен ли он дать мне прочтение двух фотографий «момента смерти», как если бы они были доказательствами в деле об убийстве, он очень любезно удовлетворил мою просьбу.

Самым решающим элементом в его чтении является левая рука солдата, видимая ниже его горизонтального левого бедра. Капитан Фрэнкс сказал мне в разговоре, что тот факт, что пальцы несколько загнуты к ладони, ясно указывает на то, что мускулы мужчины ослабли и он уже мертв. Вряд ли кто-нибудь, изображающий смерть, когда-нибудь узнает, что такое положение рук было необходимо для того, чтобы сделать фотографию реалистичной. Для любого сознательного человека почти невозможно сопротивляться рефлекторному импульсу, чтобы удержать падение, сильно согнув руку назад в запястье и вытянув пальцы прямо.

Принимая во внимание всю доступную информацию, я теперь выскажу свою гипотезу о том, что случилось с Робертом Капой днем ​​5 сентября 1936 года во время битвы между различными лоялистскими ополченцами и франкистскими силами под командованием генерала Варела.

пересек неглубокий овраг и прижался к земле на вершине его. Капа встретила группу ополченцев (и по крайней мере одну женщину-ополченца) из нескольких подразделений, в том числе Франсиско Боррелла Гарсиа, в том месте, которое в тот момент было тихим.Решив немного поиграть с камерой Капы, мужчины начали с того, что выстроились в очередь и размахивали винтовками. Затем, когда Капа бежал рядом с ними, они прыгнули в дальнюю сторону, прицелились и стреляли из винтовок — таким образом, предположительно, привлекая внимание врага. Я всегда предполагал, что в следующий раз они продолжат свое продвижение вперед, сбегая по обнаженному склону холма. Теперь я понимаю, что это предположение неверно. Что на самом деле должно было случиться, так это то, что по крайней мере пара мужчин, включая Боррелла, развернулась и снова поднялась по краю оврага, который был позади них, когда они притворились стреляющими.На двух фотографиях Капы солдат, переходящих овраг, мы можем ясно видеть в верхнем левом углу каждой фотографии стоячие стебли травы, подобные тем, что лежат под ногами на двух фотографиях «момента смерти».

Когда Боррелл выбрался из оврага, он, очевидно, встал, отступив не более чем на шаг или два от края оврага и лицом вниз по склону холма, чтобы Капа (который остался в овраге) мог его сфотографировать. Как только Капа собирался нажать кнопку спуска затвора, скрытый вражеский пулемет открыл огонь.Как видно на фотографии Капы, Боррелл, получив удар в голову или сердце, мгновенно умер и обмяк, еще стоя на ногах. Как только он упал на землю, товарищи должны были немедленно вытащить его тело обратно в овраг. Это объясняет, почему его труп не виден на другой фотографии. Действительно, капитан Фрэнкс пришел к выводу, что Падающий солдат был застрелен первым. Он написал: «Я основываю это на образовании облаков, которое кажется более плотным в [Падающем солдате] и более рассеянным в [другой] картине.Фотография второго солдата находится в фокусе, что указывает мне на то, что Роберт Капа успел отрегулировать настройки своей камеры между двумя снимками ». Уор Капа — предположительно с несколькими ополченцами — должен был безопасно оставаться в овраге до тех пор, пока берег не стал достаточно чистым, чтобы можно было вернуться в деревню. Неизвестно, взяли ли они с собой тела погибших или бросили их на склоне холма. В любом случае тело Федерико не было возвращено в Алькой для надлежащих похорон и захоронения.

Стрелка указывает, где стоял Федерико Боррелл Гарсия, когда в него стреляли; X указывает, где Капа прижимался к краю оврага.

Нет никаких сомнений в том, что «Падающий солдат» — это фотография Федерико Боррелла Гарсиа в момент его смерти во время битвы при Серро-Муриано 5 сентября 1936 года. Пусть клеветническая полемика, преследующая репутацию Роберта Капы более двадцати лет. — вот уже пять лет, наконец, завершаются вынесением вердикта в пользу честности Капы.Пора дать Капе и Борреллу покоиться с миром и снова признать «Падающего солдата» бесспорным шедевром фотожурналистики и, возможно, величайшей военной фотографией из когда-либо созданных.

ДЛЯ ДАЛЬНЕЙШЕГО ЧТЕНИЯ

Боркенау, Франц. Испанская кабина. Лондон: Faber & Faber, 1937.

Brotóns Jordá, Марио. Retazos de una época de inquietudes, второе издание. Alcoy: самоиздан, 1995.

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2019 © Все права защищены. Интернет-Магазин Санкт-Петербург (СПБ)