Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Метаболизм архитектура – Метаболизм (архитектура) — Википедия

Содержание

Метаболизм (архитектура) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 7 сентября 2018; проверки требуют 2 правки. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 7 сентября 2018; проверки требуют 2 правки.

Метаболи́зм (фр. métabolisme от греч. μεταβολή — «превращение, изменение») — течение в архитектуре и градостроительстве середины XX в., представлявшее альтернативу господствовавшей в то время в архитектуре идеологии функционализма. Зародилось в Японии в конце 50-х годов XX века. В основу теории метаболизма лёг принцип индивидуального развития живого организма (онтогенеза) и коэволюции. Метаболизм не сто́ит, однако, путать с органической архитектурой и эко-теком, в которых подражание живой природе не развёрнуто во времени и затрагивает, главным образом, принципы формообразования.

Вот как определял концепцию метаболизма один из её главных идеологов, Киёнори Кикутакэ:

Японцы привыкли к неразрывности традиции, одной из основ устойчивости нашей цивилизации.

Поэтому и концепция метаболистической архитектуры восходит к истокам японской строительной традиции, предлагая алгоритм её изменения.

Безусловно, непросто кратко определить все то, о чем я размышлял, создавая эту теорию. Для меня в понятии «метаболизм» самым важным была возможность перестройки сооружения и замены его составляющих в соответствии с требованиями, которые предъявляет наш быстроизменяющийся мир.

Движение метаболистов не было данью моде и не создавалось мною для того, чтобы стать её законодателем. В Европе это движение превратилось в модное течение, а в нашей стране, основанной на древних традициях, оно получило иное развитие. Для Японии это был вопрос будущего нашей цивилизации. Поэтому необходимо было учитывать, будет ли нужна Японии наша концепция. При этом мы верили, что такой подход к архитектуре и вообще к построению нового мирного общества будет полезен для развития и других стран.

Вообще, в Японии всегда уделялось особое внимание законам эволюции животного и растительного мира. Поэтому природные закономерности стали одной из основ архитектурного метаболизма. Возможно, по похожим биологическим законам должна развиваться и архитектура. Современные технологии позволяют реализовывать самые смелые проекты, поэтому есть надежда, что опыт метаболистов найдет своё применение и в XXI веке.[1]

Особенностями архитектурного языка метаболистов стали незавершенность, «недосказанность», относительная «деструктивность» и открытость структуры зданий для «диалога» с изменяющимся архитектурным, культурным и технологическим контекстом городской среды. Распространён приём акцентирования внимания на пустоте, с целью создания эффекта «материализации внимания», визуальное закрепление незастроенных и неосвоенных пространств при помощи символических пространственных структур. При этом создаётся некое промежуточное пространство (иначе — мезопространство), которое согласно теории метаболизма являет собой недостающее звено между архитектурой (как в высшей степени упорядоченной средой обитания) и окружающим хаосом изменчивой городской среды или «вакуумом» природного ландшафта. В структуре как отдельных зданий, так и их комплексов и даже целых городов, разработанных под влиянием идей метаболизма, всегда чётко прослеживается вре́менная и постоянная составляющие. Ещё один признак такой архитектуры — её модульность, ячеистость, нагляднее всего иллюстрируемый на примере башни «Накагин» (Nakagin Capsule Tower) (архитектор К. Курокава).

Следует, однако, заметить, что алгоритмы, заложенные в проектах метаболистов, на практике не всегда воспроизводятся и срабатывают должным образом. Тем не менее, эти заранее разработанные «сценарии» жизни зданий и городов играют существенную роль в обосновании проектных решений, а их наглядное представление в виде видеороликов и т.п. служит эффектным дополнением к архитектурной визуализации проекта.

ru.wikipedia.org

Метаболизм в архитектуре – HiSoUR История культуры

Метаболизм (японский: 新陳代謝) был послевоенным японским архитектурным движением, которое сливало идеи об архитектурных мегаструктурах с органическим биологическим ростом. У него была первая международная экспозиция на собрании CIAM в 1959 году, и его идеи были предварительно опробованы студентами студии MIT Kenzo Tange.

Во время подготовки к Всемирной конференции дизайна Tōky the 1960 года группа молодых архитекторов и дизайнеров, включая Кийонори Кикутаке, Кишо Курокаву и Фумихико Маки, подготовила публикацию манифеста о метаболизме. На них влияли самые разнообразные источники, в том числе марксистские теории и биологические процессы. Их манифест представлял собой серию из четырех эссе, озаглавленных «Океан-Сити», «Космический город», «К группе», «Материал и человек», а также проекты для огромных городов, которые размещались на океанах и плагинах с капсулами, которые могли включать органический рост. Несмотря на то, что Всемирная конференция по дизайну дала экспоненту «Метаболисты» на международной арене, их идеи оставались в основном теоретическими.

Были построены некоторые более мелкие индивидуальные здания, в которых использовались принципы Метаболизма, и это включали в себя Центр прессы и вещания «Яманаши» Танге и башню капсул «Накагин» Куракавы. Наибольшую концентрацию их работы можно было найти на Всемирной выставке 1970 года в Осаке, где Тандж отвечал за генеральное планирование всего участка, в то время как Кикутаке и Курокава проектировали павильоны. После нефтяного кризиса 1973 года Метаболисты отвлекли свое внимание от Японии и Африки и Ближнего Востока.

Происхождение метаболизма
В 1928 году в Швейцарии была основана Международная ассоциация конгрессов (CIAM) в качестве ассоциации архитекторов, которые хотели продвинуть модернизм в международную обстановку. В начале 1930-х годов они пропагандировали идею (основанную на новых урбанистических узорах в Соединенных Штатах), согласно которой развитие городов должно руководствоваться четырьмя функциональными категориями ЦИАМ: жилищем, работой, транспортом и отдыхом. К середине 1930-х годов Ле Корбюзье и другие архитекторы сформировали ЦМР в псевдополитической партии с целью продвижения современной архитектуры ко всем. Эта точка зрения приобрела некоторую тягу в ближайший послевоенный период, когда Ле Корбюзье и его коллеги начали проектировать здания в Чандигархе. К началу 1950-х годов ощущалось, что ЦИАМ теряет свой авангардный край, поэтому в 1954 году была сформирована группа более молодых членов под названием «Команда 10». Среди них были голландские архитекторы Джейкоб Бакема и Альдо ван Эйк, итальянец Джанкарло Де Карло, греческий Жорж Кандилис, британские архитекторы Питер и Элисон Смитсон и американские Шадрах Вудс. Архитекторы Team 10 представили такие концепции, как «человеческая ассоциация», «кластер» и «мобильность», а Bakema поощряет сочетание архитектуры и планирования в градостроительном дизайне. Это было отклонением от четырехлетнего функционального механического подхода CIAM, и это в конечном итоге приведет к распаду и завершению ЦРМКО.

Кензо Танге был приглашен на собрание ассоциации CIAM ’59 в Оттерло, Нидерланды. В ходе последней встречи ЦИАМ он представил два теоретических проекта архитектора Кийонори Кикутаке: «Башни» и «Дом Кикутаке», «Дом небес». Эта презентация показала молодому движению «Метаболизм» своей первой международной аудитории. Подобно концепциям «человеческая ассоциация» в Team 10, «Метаболизм» также изучал новые концепции в градостроительстве.

Город в форме башни был башней высотой 300 метров, в которой размещалась инфраструктура для целого города. Он включал транспорт, услуги и завод по производству сборных домов. Башня была вертикальной «искусственной землей», на которую могли быть прикреплены стальные, предварительно изготовленные жилые капсулы. Кикутаке предположил, что эти капсулы будут проходить самообновление каждые пятьдесят лет, и город будет расти органично, как ветви дерева.

Sky House – это платформа, поддерживаемая на четырех бетонных панелях с гиперболической крышей из параболоидной оболочки. Это единое пространство, разделенное единицами хранения с кухней и ванной комнатой на внешнем крае. Эти последние два были спроектированы таким образом, чтобы их можно было перемещать в соответствии с использованием дома – и действительно, они были перемещены и / или отрегулированы примерно семь раз в течение пятидесяти лет. В какой-то момент маленькая детская комната была прикреплена к нижней части основного этажа с небольшой дверью для детей размером с две комнаты.

После встречи Тандж отправился в Массачусетский технологический институт, чтобы начать четырехмесячный период в качестве приглашенного профессора. Возможно, что, основываясь на приеме проектов Кикутаке в Оттерло, он решил установить проект на пятом году как проект для жилого сообщества с населением в 25 000 человек, который будет построен на воде Бостон-Бей. Тандж почувствовал естественное желание создать городские проекты, основанные на новом прототипе дизайна, который мог бы дать более человеческую связь с супермагистральными городами. Он рассмотрел идею «крупной» и «второстепенной» структуры города и как это могло расти в циклах подобно ст

www.hisour.com

Метаболизм (архитектура) — это… Что такое Метаболизм (архитектура)?

Метаболи́зм (фр. métabolisme от греч. μεταβολή — «превращение, изменение») — течение в архитектуре и градостроительстве середины XX в., представлявшее альтернативу господствовавшей в то время в архитектуре идеологии функционализма. Зародилось в Японии в конце 50-х годов XX века. В основу теории метаболизма лёг принцип индивидуального развития живого организма (онтогенеза) и коэволюции. Метаболизм не сто́ит, однако, путать с органической архитектурой и эко-теком, в которых подражание живой природе не развёрнуто во времени и затрагивает, главным образом, принципы формообразования.

Вот как определял концепцию метаболизма один из её главных идеологов, Кионори Кикутаке:

Японцы привыкли к неразрывности традиции, одной из основ устойчивости нашей цивилизации.

Поэтому и концепция метаболистической архитектуры восходит к истокам японской строительной традиции, предлагая алгоритм ее изменения.

Безусловно, непросто кратко определить все то, о чем я размышлял, создавая эту теорию. Для меня в понятии «метаболизм» самым важным была возможность перестройки сооружения и замены его составляющих в соответствии с требованиями, которые предъявляет наш быстроизменяющийся мир.

Движение метаболистов не было данью моде и не создавалось мною для того, чтобы стать ее законодателем. В Европе это движение превратилось в модное течение, а в нашей стране, основанной на древних традициях, оно получило иное развитие. Для Японии это был вопрос будущего нашей цивилизации. Поэтому необходимо было учитывать, будет ли нужна Японии наша концепция. При этом мы верили, что такой подход к архитектуре и вообще к построению нового мирного общества будет полезен для развития и других стран.

Вообще, в Японии всегда уделялось особое внимание законам эволюции животного и растительного мира. Поэтому природные закономерности стали одной из основ архитектурного метаболизма. Возможно, по похожим биологическим законам должна развиваться и архитектура. Современные технологии позволяют реализовывать самые смелые проекты, поэтому есть надежда, что опыт метаболистов найдет свое применение и в XXI веке.[1]

Особенностями архитектурного языка метаболистов стали незавершенность, «недосказанность», относительная «деструктивность» и открытость структуры зданий для «диалога» с изменяющимся архитектурным, культурным и технологическим контекстом городской среды. Распространён приём акцентирования внимания на пустоте, с целью создания эффекта «материализации внимания», визуальное закрепление незастроенных и неосвоенных пространств при помощи символических пространственных структур. При этом создаётся некое промежуточное пространство (иначе — мезопространство), которое согласно теории метаболизма являет собой недостающее звено между архитектурой (как в высшей степени упорядоченной средой обитания) и окружающим хаосом изменчивой городской среды или «вакуумом» природного ландшафта. В структуре как отдельных зданий, так и их комплексов и даже целых городов, разработанных под влиянием идей метаболизма, всегда чётко прослеживается вре́менная и постоянная составляющие. Ещё один признак такой архитектуры — её модульность, ячеистость, нагляднее всего иллюстрируемый на примере башни «Накагин» (Nakagin Capsule Tower) (архитектор К. Курокава).

Следует, однако, заметить, что алгоритмы, заложенные в проектах метаболистов, на практике не всегда воспроизводятся и срабатывают должным образом. Тем не менее, эти заранее разработанные «сценарии» жизни зданий и городов играют существенную роль в обосновании проектных решений, а их наглядное представление в виде видеороликов и т.п. служит эффектным дополнением к архитектурной визуализации проекта.

Родственные концепции

  • В СССР единомышленниками в области архитектуры и градостроительства японских метаболистов фактически являлись участники проектной группы «НЭР» — А.Гутнов, И.Лежава, И.Смоляр и др.

В отличие от идей японских коллег, концепции вышеназванных групп в реальном проектировании успеха не имели.

Источники

Эта статья нуждается в дополнительных источниках для улучшения проверяемости.
Вы можете помочь улучшить эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Не подтверждённая источниками информация может быть поставлена под сомнение и удалена.

dic.academic.ru

Метаболизм (архитектура) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Метаболи́зм (фр. métabolisme от греч. μεταβολή — «превращение, изменение») — течение в архитектуре и градостроительстве середины XX в., представлявшее альтернативу господствовавшей в то время в архитектуре идеологии функционализма. Зародилось в Японии в конце 50-х годов XX века. В основу теории метаболизма лёг принцип индивидуального развития живого организма (онтогенеза) и коэволюции. Метаболизм не сто́ит, однако, путать с органической архитектурой и эко-теком, в которых подражание живой природе не развёрнуто во времени и затрагивает, главным образом, принципы формообразования.

Вот как определял концепцию метаболизма один из её главных идеологов, Киёнори Кикутакэ:

Японцы привыкли к неразрывности традиции, одной из основ устойчивости нашей цивилизации.

Поэтому и концепция метаболистической архитектуры восходит к истокам японской строительной традиции, предлагая алгоритм её изменения.

Безусловно, непросто кратко определить все то, о чем я размышлял, создавая эту теорию. Для меня в понятии «метаболизм» самым важным была возможность перестройки сооружения и замены его составляющих в соответствии с требованиями, которые предъявляет наш быстроизменяющийся мир.

Движение метаболистов не было данью моде и не создавалось мною для того, чтобы стать её законодателем. В Европе это движение превратилось в модное течение, а в нашей стране, основанной на древних традициях, оно получило иное развитие. Для Японии это был вопрос будущего нашей цивилизации. Поэтому необходимо было учитывать, будет ли нужна Японии наша концепция. При этом мы верили, что такой подход к архитектуре и вообще к построению нового мирного общества будет полезен для развития и других стран.

Вообще, в Японии всегда уделялось особое внимание законам эволюции животного и растительного мира. Поэтому природные закономерности стали одной из основ архитектурного метаболизма. Возможно, по похожим биологическим законам должна развиваться и архитектура. Современные технологии позволяют реализовывать самые смелые проекты, поэтому есть надежда, что опыт метаболистов найдет своё применение и в XXI веке.[1]

Особенностями архитектурного языка метаболистов стали незавершенность, «недосказанность», относительная «деструктивность» и открытость структуры зданий для «диалога» с изменяющимся архитектурным, культурным и технологическим контекстом городской среды. Распространён приём акцентирования внимания на пустоте, с целью создания эффекта «материализации внимания», визуальное закрепление незастроенных и неосвоенных пространств при помощи символических пространственных структур. При этом создаётся некое промежуточное пространство (иначе — мезопространство), которое согласно теории метаболизма являет собой недостающее звено между архитектурой (как в высшей степени упорядоченной средой обитания) и окружающим хаосом изменчивой городской среды или «вакуумом» природного ландшафта. В структуре как отдельных зданий, так и их комплексов и даже целых городов, разработанных под влиянием идей метаболизма, всегда чётко прослеживается вре́менная и постоянная составляющие. Ещё один признак такой архитектуры — её модульность, ячеистость, нагляднее всего иллюстрируемый на примере башни «Накагин» (Nakagin Capsule Tower) (архитектор К. Курокава).

Следует, однако, заметить, что алгоритмы, заложенные в проектах метаболистов, на практике не всегда воспроизводятся и срабатывают должным образом. Тем не менее, эти заранее разработанные «сценарии» жизни зданий и городов играют существенную роль в обосновании проектных решений, а их наглядное представление в виде видеороликов и т.п. служит эффектным дополнением к архитектурной визуализации проекта.

Родственные концепции

В отличие от идей японских коллег, концепции вышеназванных групп в реальном проектировании успеха не имели.

Источники

wikipedia.green

Метаболизм (архитектура) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Метаболи́зм (фр. métabolisme от греч. μεταβολή — «превращение, изменение») — течение в архитектуре и градостроительстве середины XX в., представлявшее альтернативу господствовавшей в то время в архитектуре идеологии функционализма. Зародилось в Японии в конце 50-х годов XX века. В основу теории метаболизма лёг принцип индивидуального развития живого организма (онтогенеза) и коэволюции. Метаболизм не сто́ит, однако, путать с органической архитектурой и эко-теком, в которых подражание живой природе не развёрнуто во времени и затрагивает, главным образом, принципы формообразования.

Вот как определял концепцию метаболизма один из её главных идеологов, Киёнори Кикутакэ:

Японцы привыкли к неразрывности традиции, одной из основ устойчивости нашей цивилизации.

Поэтому и концепция метаболистической архитектуры восходит к истокам японской строительной традиции, предлагая алгоритм её изменения.

Безусловно, непросто кратко определить все то, о чем я размышлял, создавая эту теорию. Для меня в понятии «метаболизм» самым важным была возможность перестройки сооружения и замены его составляющих в соответствии с требованиями, которые предъявляет наш быстроизменяющийся мир.

Движение метаболистов не было данью моде и не создавалось мною для того, чтобы стать её законодателем. В Европе это движение превратилось в модное течение, а в нашей стране, основанной на древних традициях, оно получило иное развитие. Для Японии это был вопрос будущего нашей цивилизации. Поэтому необходимо было учитывать, будет ли нужна Японии наша концепция. При этом мы верили, что такой подход к архитектуре и вообще к построению нового мирного общества будет полезен для развития и других стран.

Вообще, в Японии всегда уделялось особое внимание законам эволюции животного и растительного мира. Поэтому природные закономерности стали одной из основ архитектурного метаболизма. Возможно, по похожим биологическим законам должна развиваться и архитектура. Современные технологии позволяют реализовывать самые смелые проекты, поэтому есть надежда, что опыт метаболистов найдет своё применение и в XXI веке.[1]

Особенностями архитектурного языка метаболистов стали незавершенность, «недосказанность», относительная «деструктивность» и открытость структуры зданий для «диалога» с изменяющимся архитектурным, культурным и технологическим контекстом городской среды. Распространён приём акцентирования внимания на пустоте, с целью создания эффекта «материализации внимания», визуальное закрепление незастроенных и неосвоенных пространств при помощи символических пространственных структур. При этом создаётся некое промежуточное пространство (иначе — мезопространство), которое согласно теории метаболизма являет собой недостающее звено между архитектурой (как в высшей степени упорядоченной средой обитания) и окружающим хаосом изменчивой городской среды или «вакуумом» природного ландшафта. В структуре как отдельных зданий, так и их комплексов и даже целых городов, разработанных под влиянием идей метаболизма, всегда чётко прослеживается вре́менная и постоянная составляющие. Ещё один признак такой архитектуры — её модульность, ячеистость, нагляднее всего иллюстрируемый на примере башни «Накагин» (Nakagin Capsule Tower) (архитектор К. Курокава).

Следует, однако, заметить, что алгоритмы, заложенные в проектах метаболистов, на практике не всегда воспроизводятся и срабатывают должным образом. Тем не менее, эти заранее разработанные «сценарии» жизни зданий и городов играют существенную роль в обосновании проектных решений, а их наглядное представление в виде видеороликов и т.п. служит эффектным дополнением к архитектурной визуализации проекта.

Родственные концепции

В отличие от идей японских коллег, концепции вышеназванных групп в реальном проектировании успеха не имели.

Источники

wiki2.red

Википедия — свободная энциклопедия

Избранная статья

Первое сражение при реке Булл-Ран (англ. First Battle of Bull Run), также Первое сражение при Манассасе) — первое крупное сухопутное сражение Гражданской войны в США. Состоялось 21 июля 1861 года возле Манассаса (штат Виргиния). Федеральная армия под командованием генерала Ирвина Макдауэлла атаковала армию Конфедерации под командованием генералов Джонстона и Борегара, но была остановлена, а затем обращена в бегство. Федеральная армия ставила своей целью захват важного транспортного узла — Манассаса, а армия Борегара заняла оборону на рубеже небольшой реки Булл-Ран. 21 июля Макдауэлл отправил три дивизии в обход левого фланга противника; им удалось атаковать и отбросить несколько бригад конфедератов. Через несколько часов Макдауэлл отправил вперёд две артиллерийские батареи и несколько пехотных полков, но южане встретили их на холме Генри и отбили все атаки. Федеральная армия потеряла в этих боях 11 орудий, и, надеясь их отбить, командование посылало в бой полк за полком, пока не были израсходованы все резервы. Между тем на поле боя подошли свежие бригады армии Юга и заставили отступить последний резерв северян — бригаду Ховарда. Отступление Ховарда инициировало общий отход всей федеральной армии, который превратился в беспорядочное бегство. Южане смогли выделить для преследования всего несколько полков, поэтому им не удалось нанести противнику существенного урона.

Хорошая статья

«Хлеб» (укр. «Хліб») — одна из наиболее известных картин украинской советской художницы Татьяны Яблонской, созданная в 1949 году, за которую ей в 1950 году была присуждена Сталинская премия II степени. Картина также была награждена бронзовой медалью Всемирной выставки 1958 года в Брюсселе, она экспонировалась на многих крупных международных выставках.

В работе над полотном художница использовала наброски, сделанные летом 1948 года в одном из наиболее благополучных колхозов Советской Украины — колхозе имени В. И. Ленина Чемеровецкого района Каменец-Подольской области, в котором в то время было одиннадцать Героев Социалистического Труда. Яблонская была восхищена масштабами сельскохозяйственных работ и людьми, которые там трудились. Советские искусствоведы отмечали, что Яблонская изобразила на своей картине «новых людей», которые могут существовать только в социалистическом государстве. Это настоящие хозяева своей жизни, которые по-новому воспринимают свою жизнь и деятельность. Произведение было задумано и создано художницей как «обобщённый образ радостной, свободной творческой работы». По мнению французского искусствоведа Марка Дюпети, эта картина стала для своего времени программным произведением и образцом украинской реалистической живописи XX столетия.

Изображение дня

Рассвет в деревне Бёрнсте в окрестностях Дюльмена, Северный Рейн-Вестфалия

qwewqeq.wikipedia.green

Метаболизм (в архитектуре) — это… Что такое Метаболизм (в архитектуре)?


Метаболизм (в архитектуре)

Метаболи́зм (фр. métabolisme от греч. μεταβολή, «превращение, изменение») — течение в архитектуре и градостроительстве середины XX в., представлявшее альтернативу господствовавшей в то время в архитектуре идеологии функционализма. Зародилось в Японии в конце 50-х годов XX века. В основу теории метаболизма лёг принцип индивидуального развития живого организма (онтогенеза) и коэволюции. Метаболизм не сто́ит, однако, путать с органической архитектурой и эко-теком, в которых подражание живой природе не развёрнуто во времени и затрагивает, главным образом, принципы формообразования.

Вот как определял концепцию метаболизма один из её главных идеологов, Кионори Кикутаке:

Башня «Накагин»

Японцы привыкли к неразрывности традиции, одной из основ устойчивости нашей цивилизации.

Поэтому и концепция метаболистической архитектуры восходит к истокам японской строительной традиции, предлагая алгоритм ее изменения. Безусловно, непросто кратко определить все то, о чем я размышлял,создавая эту теорию. Для меня в понятии «метаболизм» самым важным была возможность перестройки сооружения и замены его составляющих в соответствии с требованиями, которые предъявляет наш быстроизменяющийся мир. Движение метаболистов не было данью моде и не создавалось мною для того, чтобы стать ее законодателем. В Европе это движение превратилось в модное течение, а в нашей стране, основанной на древних традициях, оно получило иное развитие. Для Японии это был вопрос будущего нашей цивилизации. Поэтому необходимо было учитывать, будет ли нужна Японии наша концепция. При этом мы верили, что такой подход к архитектуре и вообще к построению нового мирного общества будет полезен для развития и других стран. Вообще, в Японии всегда уделялось особое внимание законам эволюции животного и растительного мира. Поэтому природные закономерности стали одной из основ архитектурного метаболизма. Возможно, по похожим биологическим законам должна развиваться и архитектура. Современные технологии позволяют реализовывать самые смелые проекты, поэтому есть надежда, что опыт метаболистов найдет свое применение и в XXI веке.[1]

Особенностями архитектурного языка метаболистов стали незавершенность, «недосказанность», открытость структуры зданий для «диалога» с изменяющимся архитектурным, культурным и технологическим контекстом городской среды. Распространён приём акцентирования внимания на пустоте, с целью создания эффекта «материализации внимания», визуальное закрепление незастроенных и неосвоенных пространств при помощи символических пространственных структур. При этом создаётся некое промежуточное пространство (иначе — мезопространство), которое согласно теории метаболизма являет собой недостоющее звено между архитектурой (как в высшей степени упорядоченной средой обитания) и окружающим хаосом изменчивой городской среды или «вакуумом» природного ландшафта. В структуре как отдельных зданий, так и их комплексов и даже целых городов, разработанных под влиянием идей метаболизма, всегда чётко прослеживается вре́менная и постоянная составляющие. Ещё один признак такой архитектуры — её модульность, ячеистость, нагляднее всего иллюстрируемый на примере башни «Накагин» (Nakagin Capsule Tower) (архитектор К. Курокава).

Следует, однако, заметить, что алгоритмы, заложенные в проектах метаболистов, на практике не всегда воспроизводятся и срабатывают должным образом. Тем не менее, эти заранее разработанные «сценарии» жизни зданий и городов играют существенную роль в обосновании проектных решений, а их наглядное представление в виде видеороликов и т.п. служит эффектным дополнением к архитектурной визуализации проекта.

Родственные концепции

  • В СССР единомышленниками в области архитектуры и градостроительства японских метаболистов фактически являлись участники проектной группы «НЭР» — А.Гутнов, И.Лежава, И.Смоляр и др.

В отличие от идей японских коллег, концепции вышеназванных групп в реальном проектировании успеха не имели.

Ссылки

Источники

Wikimedia Foundation. 2010.

  • Метаб
  • Метаболит

Смотреть что такое «Метаболизм (в архитектуре)» в других словарях:

  • МЕТАБОЛИЗМ (в архитектуре) — МЕТАБОЛИЗМ, направление в архитектуре и градостроительстве, развивающееся с 1960 х гг. (японские архитекторы Кензо Танге (см. ТАНГЕ Кензо), Кийонори Кикутаке (см. КИКУТАКЕ Кийонори) и др.). Стремясь преодолеть кризис современных городов,… …   Энциклопедический словарь

  • Метаболизм (значения) — Метаболизм: Метаболизм (биология) обмен веществ и энергии в живых организмах. Метаболизм (архитектура) направление в архитектуре, зародившееся в Японии …   Википедия

  • МЕТАБОЛИЗМ — направление в архитектуре и градостроительстве, развивающееся с 1960 х гг. (японские архитекторы Кэндзо Тангэ, Киенори Кикутакэ и др.). Стремясь преодолеть кризис современных городов, метаболизм выдвигает принцип динамической изменчивости,… …   Большой Энциклопедический словарь

  • метаболизм — а, м. métabolisme m. <гр. metabole перемена. 1. Обмен веществ в организмах, совокупность процессов, составляющих анаболизм и катаболизм. СИС 1954. 2. Течение в архитектуре сер. 20 в., пришедшее на смену отсюда название функционализму… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • метаболизм — Концепция, возникшая в японской архитектуре в 50 х гг. XX века, использующая биологические закономерности развития живого организма: зарождение (анаболизм) и распад (катаболизм), придающая особое значение структурным связям между элементами… …   Справочник технического переводчика

  • Метаболизм (архитектура) — У этого термина существуют и другие значения, см. Метаболизм (значения). Метаболизм (фр. métabolisme от греч. μεταβολή «превращение, изменение»)  течение в архитектуре и градостроительстве середины XX в., представлявшее… …   Википедия

  • МЕТАБОЛИЗМ — концепция, возникшая в японской архитектуре в 50 х гг. XX века, использующая биологические закономерности развития живого организма: зарождение (анаболизм) и распад (катаболизм), придающая особое значение структурным связям между элементами… …   Строительный словарь

  • метаболизм — а; м. [от греч. metabolē перемена, превращение] Биол. Совокупность химических превращений веществ и энергии в организме; обмен веществ. * * * метаболизм I (от греч. metabolē  перемена, превращение), 1) то же, что обмен веществ. 2) В более узком… …   Энциклопедический словарь

  • Метаболизм —    направление в архитектуре и градостроительстве, развивающееся с 1960 х гг. (японские архитекторы Кензо Танге, Кийонори Кикутаке и др.). Стремясь преодолеть кризис современных городов, метаболизм выдвигает принцип динамической изменчивости,… …   Архитектурный словарь

  • метаболизм — I м. Обмен веществ и энергии, совокупность процессов химических превращений веществ и энергии в живых организмах и обмен веществами и энергией между организмами и окружающей средой. II м. Направление в архитектуре и градостроительстве, возникшее… …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой


dic.academic.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о