Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Николай полисский художник – Путеводитель по работам Николая Полисского, рассказанный им самим

Содержание

Путеводитель по работам Николая Полисского, рассказанный им самим

Текст: Мария Кравцова29.07.2015   35729

Кого из современных (в смысле примыкающих к лагерю актуального искусства) русских художников можно причислить к монументалистам? Нам кажется, только Николая Полисского — народника XXI века, приобщившего крестьян расположившейся на берегу реки Угры деревни Никола-Ленивец к созданию искусства (и тем самым вытащившего несколько крестьянских семей из постсоветской бедности) и сочетающего народные ремесленные традиции с практиками и стратегиями современного искусства (от инсталляции до искусства взаимодействия). Работы Полисского имеют удивительное свойство нравиться всем — от консервативной пенсионерки до интеллектуала, от не склонной к рефлексии тусовщицы до чиновника. Мы не удержимся и процитируем несколько строчек из написанного в 2008 году (в этот год художник представлял Россию на XI архитектурной биеннале в Венеции) эссе, автором которого был занимавший в тот момент должность первого заместителя руководителя Администрации президента Российской Федерации Владислав Сурков. «…Очень национальные изделия, — писал Сурков о работах Полисского, — и ничего похожего на не по-нашему ладно скроенные заборы, нужники и срубы этнографических музеев. Работа совсем простая, без затей, но не грубая. Большая, но не тяжелая, а так, с усмешкой. Как будто присутствуешь при сотворении русского мира. Наспех, из чего ни попало, что под скорой рукой, лепится нечто до неба, почему можно бы выкарабкаться из холода, скуки, нужды. И вот уже видна Россия — россыпь рязанских избушек, разросшаяся в размашистую лубяную империю. Циклопическое сооружение из древесины, соломы, сосулек. Дух захватывает от этого быстрого и шаткого величия…». В общем, Полисского любят все, но по-разному. Кому-то он нравится за «русскость» без национализма, кому-то за масштаб, кому-то за иронию, а кто-то приветствует социальный пафос отсылающих к народническим утопиям XIX столетия работ «дяди Коли», как называют художника в его деревне, где уже 15 лет проходит успешный эксперимент по превращению отдельно взятого географического пункта в музей современного искусства и архитектуры под открытым небом. Накануне 10-го, юбилейного фестиваля «Архстояние», который стартует 1 августа 2015 года, «Артгид» попросил Николая Полисского рассказать о том, как создавались его главные работы, и показать новую — «Сельпо».

Николай Полисский. Фото: Юрий Пальмин. Courtesy Архстояние

Все началось в 2000 году, когда я вдруг понял, какие это невероятные ресурсы — снег и пустая, никому не нужная земля: куда хочу, туда и выйду, что хочу, то и сделаю… А еще я понял, что мне нужно придумать что-то связанное с этим местом — с деревней Никола-Ленивец и с этими ресурсами. Невозможные просторы, невероятный потенциал этого материала, человеческий ресурс: люди, которые легко согласились принять участие в таком странном на первый взгляд деле, как сооружение целой армии снеговиков, работали весело и хорошо. Все мои знакомые говорили, что снеговики — это моя лебединая песня, что все на этом и закончится, но оказалось ровно наоборот.

Николай Полисский, совместно с Константином Батынковым и Сергеем Лобановым. Снеговики. 2000. Снег. Деревня Никола-Ленивец Калужской области. Фото: Николай Полисский

Еще раз я работал со снегом в 2002 году. У меня всегда была мечта построить Маниловский мост через реку, и чтобы на нем сидели купцы, торговали. И вот наступила зима, классная, 35 градусов мороза, и мы решили строить. Начали сгребать снег на реке, делать наледь, но не учли масштаба. Наледь должна быть широкая, а мы сделали ее достаточно узкой, и мост начал проваливаться под воду. Тогда мы перетащили его на землю и решили, что это будет сделанный из снега римский акведук! В деревне легко увязнуть в традиции, но к тому моменту у меня уже вполне созрела мысль о том, что мы в Никола-Ленивце приватизируем исторические архитектурные формы, изготавливая их в собственной деревне из подручных материалов, так потом и повелось.

Николай Полисский. Акведук. 2002. Снег. Деревня Никола-Ленивец Калужской области. Фото: Николай Полисский

В 2001 году мне в голову пришла мысль сделать что-нибудь из сена. Конечно, из сена можно сделать только стог — сам материал диктует форму, — но хотелось сделать не просто огромный стог, а нечто сакральное и пафосное: так появилась форма зиккурата. К тому же сама технология подсказала, что это должен быть зиккурат, то есть пандус, по которому ты поднимаешься, накладывая все больше и больше сена. В этом проекте приняло участие почти 100 человек — все, кто принес хоть травинку, стали моими соавторами. Сначала подошли свободные товарищи-алкоголики, которые начали косить, а за ними подтянулась вся деревня. Это вообще не было похоже на искусство, и никто не воспринимал этот объект как искусство, кроме самих сделавших его крестьян, которые, забравшись на самый верх башни-зиккурата, вдруг понимали, что они делали это не ради сельскохозяйственных нужд, не ради заготовки сена, не ради корма коров…

Николай Полисский. Сенная башня. 2001. Сено. Деревня Никола-Ленивец Калужской области. Фото: Николай Полисский

Помню, как интеллектуалы смеялись надо мной и моей башней, говорили, что я сошел с ума и, вместо того чтобы рисовать картины, которые хорошо продавались, пошел косить траву. Но именно этот проект утвердил меня в моей правоте: нас заметили, западные кураторы пригласили меня сделать выставку во французском Кемпере, и вообще, после «Сенной башни» все как-то более активно завертелось. 

Николай Полисский. Колонна из виноградного дерева. 2002. Лоза. Город Ди, департамент Дром, Франция. Фото: Николай Полисский

В 2002 году нас пригласили в городок Ди на юге Франции, на фестиваль Est–Ouest («Восток–Запад». — Артгид). В это время мы как раз увлеклись плетением из ивняка, и на встрече с французскими кураторами через переводчика я сказал, что и во Франции мы готовы что-нибудь сплести. Но переводчица перевела слово «ивняк» как «лоза»… И вот я еду в Кемпер на свою выставку и по пути заворачиваю на юг, где мне показывают «заказанную мной» лозу. Я смотрю на эту вырванную из земли, сваленную в кучи немереную красоту, и меня переполняет счастье нахождения уникального материала. Колонна была похожа и на ствол дерева и, как сказала мне одна французская журналистка, одновременно порождала ассоциации с иллюстрациями из дантовского «Ада»: лозы виноградного дерева напоминали людей, которые пытались по пирамиде из человеческих тел выбраться из преисподней. Через год колонну разобрали, теперь на этом месте детская карусель.

Николай Полисский. Медиабашня. 2003. Ивняк. Деревня Никола-Ленивец Калужской области. Фото: Николай Полисский

После снежного акведука и зиккурата из сена я решил продолжить проект апроприации исторических архитектурных форм и сделать серию башен. Начали мы с медиабашни — чего-то среднего между Эйфелевой, Останкинской и Шуховской башнями. К тому же, Шуховская башня, по сути представляющая собой корзину, подсказала нам мысль использовать ивняк, из которого эти самые корзины чаще всего и плетут. Башня получилась здоровая, 26 метров, наверху мы установили антенну из велосипедных ободов, такую часто можно увидеть в крестьянских домах. Башня принимала сигнал, а на ее седьмом этаже, как и полагается, располагался ресторан «Седьмое небо» (название открытого в 1967 году легендарного ресторана, расположенного в корпусе Останкинской телебашни на высоте 328–334 м. — Артгид). К тому же, башня была первым произведением, которое я решил превратить в трансформер. Тогда нас как раз позвали принять участие в фестивале «АРТКлязьма» на Клязьминском водохранилище. Мы с критиком Сашей Пановым придумали проект «Троекуровская деревня» (он же «Арт-базар». — Артгид) — деревеньку из ивняка, в которой продавался бы наш Никола-Ленивецкий «художественный продукт»: еда и самогон. Название придумал Панов, ведь я-то всегда ощущал себя скорее Дубровским, чем каким-то барином Троекуровым, мечтал при помощи своих крестьян и искусства отнимать деньги у богатых и отдавать их бедным. Мы вырастили на боках медиабашни овощи, собрали урожай и с ним на сделанных кибитках отправились на «АРТКлязьму». Надо сказать, что крестьяне очень боялись ехать, они ведь, хоть в России, хоть во Франции, везде опасливые, но в результате это был успех, более того, они все уехали с Клязьмы на новых автомобилях. Бизнес получился неплохой.

Николай Полисский. Маяк. 2004. Вяз. Деревня Никола-Ленивец Калужской области. Фото: Николай Полисский

Маяк был построен в 2004 году на месте, где стояла армия снеговиков и сенная башня, после того как на территории Никола-Ленивца образовался национальный парк «Угра». Сначала руководству парка мы очень не нравились, оно ругалось, а потом само пришло ко мне, да еще со спонсором — мышонком Вимм-Билль-Данном — с просьбой построить что-нибудь. Мы спилили погибшие вязы, крупные деревья, которые были съедены жуком и стояли голые, и сделали из их ветвей маяк. Почему маяк? Потому что стоит на берегу реки, правда, он еще и как антенна работает, принимает и космические энергии.

Николай Полисский. Лихоборские ворота. 2005. Дерево. Алтуфьевское шоссе, Москва. Фото: Николай Полисский

В 2005 году архитектор Галя Лихтерова пригласила нас что-то сделать в Москве и показала совершенно жуткое место — превращенную в помойку долину реки Лихоборки. Как раз в это время мэр Юрий Лужков решил на этом месте сделать парк, реку вычистить, сделать берега, превратить помойку в место для прогулок. Посмотрев на все это, мы решили возвести ворота, через которые человек входил бы в природную среду, в затерянный мир. Проблема состояла в том, что было трудно найти органическую для этого пейзажа форму, соперничать с огромными геометрическими советскими блочными ужасами располагавшегося здесь спального района. Тогда я представил себя городской вороной, свившей себе гнездо, формы которого были навеяны современной городской архитектурой. Получилась такая геометрия из хаоса. 

Николай Полисский. Пермские ворота. 2011. Сплавные бревна. Пермь. Фото: Николай Полисский

В 2011 году Марат Гельман, который в то время был директором музея современного искусства PERMM, уговорил меня сделать еще одни ворота — в Перми. И если в Москве я сделал ворота из толстых прутьев, то в Перми использовал сплавные бревна, которые я хаотично натыкал в П-образную структуру. А выбрал я такой материал, потому что он, умноженный на местный контекст, рождает множество самых разных ассоциаций: кто-то, как, например, Борис Немцов, видел в воротах памятник лесоповалу, кто-то вспоминал про сплав леса по Каме, а мне все это напоминало подрыв динамитом забивших устье реки бревен, которые мешают ходу воды. Естественно, кому-то это показалось странным и нетрадиционным, но я никогда не делаю ничего, что могло бы вызвать ассоциацию с русским деревянным зодчеством. Я не укладываю бревна, как укладывали когда-то, поскольку современный художник явно не может сделать что-то лучше Кижей, и нужно быть идиотом, чтобы заниматься подражанием древней рубке, которую и делать-то сегодня никто уже не умеет.

Николай Полисский. Границы империи. 2005. Дерево. Деревня Никола-Ленивец Калужской области. Фото: Николай Полисский

Выходящее из земли древнее тотемное искусство, нечто, оставшееся от неизвестной империи, всегда будет привлекать к себе внимание. Мне всегда нравились все эти каменные бабы, стоунхенджи, остатки римских сооружений на севере Африки, то есть все, что непонятно когда появилось, непонятно что символизирует и непонятно кому грозит. Когда начинаешь разбираться с этими символами, сразу возникает ощущение, что все это чушь собачья и ничего интересного нет. Но если ты не пробуешь это понять, а просто смотришь на эти остатки чего-то значительного, то это просто завораживает. Конечно, в моих «Границах империи» есть небольшое ерничество по поводу наших двуглавых государственных птиц. Но это очень легкая ирония. К тому же, я обратил внимание, что на самом деле никто не замечает, что птицы двуглавые.

Николай Полисский совместно с Владимиром Стребанем. Жар-птица. 2008. Металл. Деревня Никола-Ленивец Калужской области. Фото: Николай Полисский

Я делал «Жар-птицу» на Масленицу 2008 года, но придумал этот проект гораздо раньше, году в 2001-м. Мне казалось, что было бы хорошо поставить такую штуку на острове, чтобы она отражалась в воде или отбрасывала рефлексы на поверхность льда. Но сделать такую форму вне заводских условий мог только энтузиаст и «левша». И такой появился. Владимир Стребань — мой соавтор по этому проекту, инженер, человек, который владеет всеми рабочими профессиями, без него эта вещь существовала бы только в теории.

Николай Полисский. Большой адронный коллайдер. 2009. Дерево. Музей современного искусства Люксембурга MUDAM, Люксембург. Фото: Николай Полисский

В 2009 году Люксембургский музей современного искусства MUDAM пригласил нас что-то сделать у себя. Построивший музей архитектор Юй Мин Пэй не дает и гвоздя в стену забить, поэтому там невозможно ничего ни поставить, ни повесить. Увидев все это, и особенно огромный выставочный зал, мы, как люди трудовые, крестьянские, поняли, что тут надо забабахать что-нибудь не менее здоровое. Причем здоровое еще и на социально важную тему. Собственно, отсюда и появилась идея сделать коллайдер, о котором все тогда говорили, но только деревянный. Я каждый день наблюдал по телевизору дискуссии, в которых обсуждалась эта тема и то, что у ученых ничего не получается, они хотели сделать бога, а получался дьявол. В общем, коллайдер мы собирали здесь, в Никола-Ленивце, а потом везли его на двух огромных фурах в Люксембург. Потом, во время выставки, десять ребят из деревни в белых халатах и очках обслуживали наш коллайдер. Все это было изящно и красиво, к нам на открытие приехал на потертом Porsche великий герцог Жан. Ребята были слегка удивлены, они думали, что герцог должен ездить в карете.

Николай Полисский. Охотничьи трофеи. 2010. Дерево. Отель Le Royal Monceau, Париж. Фото: Николай Полисский

Несколько лет назад ко мне обратился дизайнер Филипп Старк с предложением сделать деревянные чучела животных для оформления отеля Le Royal Monceau в Париже. Постройку отеля финансировал катарский шейх, поэтому дизайнеры перестраховались, включили самоцензуру и попросили свиней, кабанов, собак и прочих «нечистых» животных не привозить. Ну не привозить и не привозить: мы свиней заменили на козлов и баранов. Русскому бы миллионеру кто-то предложил козла, обиделся бы…

Николай Полисский. Вселенский разум. 2012. Дерево, металл. Деревня Никола-Ленивец Калужской области. Фото: Николай Полисский

В 2012 году в Никола-Ленивце мы соорудили огромный деревянный компьютер, искусственный разум, архитектура которого была одновременно стилизована под храмовое пространство с колоннами и куполом. Любое храмовое пространство всегда навевает мысли о чем-то значимом, хорошем, правильном и духовном. И вот стоит наш храм разуму посреди поля, зарастает листвой, прямо как какой-нибудь буддийский храм в джунглях. Его блескучая красота должна померкнуть и влиться в пейзаж.

Николай Полисский. Бобур. 2013. Ивняк. Деревня Никола-Ленивец Калужской области. Фото: Николай Полисский

Застраивая Никола-Ленивец своими объектами, я уже давно пытаюсь мыслить как градостроитель, захватываю пространство, устанавливая в нем своеобразные опорные точки. У нас уже есть маяк, теперь вот появился музей. Почему «Бобур» (Бобур — второе название Национального музея современного искусства — Центра Жоржа Помпиду, расположенного в квартале Бобур. — Артгид)? Когда я приезжаю в Париж и вижу абсолютно инородное для этого города здание, у меня появляется ощущение того, что оно мне очень нравится. Эйфелева башня мне меньше нравится, чем Бобур — совершенно потрясающая вещь, ради которой сломали часть Парижа, разозлили кучу парижан, но при этом превратили злачное место бывшего рыбного рынка в место культуры. Мне очень нравятся раструбы вентиляционных труб Бобура, поэтому я их и заимствовал, положив, правда, их очертания в основу совершенно другой архитектурной формы.

Николай Полисский. Сельпо. 2013. Авторский эскиз

На главной площади деревни Звизжи, где живут мои соавторы-художники, они же крестьяне, стоит руина бывшего сельпо, которое перестало выполнять свои непосредственные функции лет 20 назад и с тех пор только разрушалось. Я много лет ходил мимо него и думал, что передо мной не просто какая-то ординарная руина, а нечто очень важное, незаслуженно заброшенное. Мне давно хотелось вдохнуть новую жизнь в эту руину и тем самым, возможно, изменить жизнь в этой деревне и вот наконец-то руки дошли. Я обратился к местному населению и к тем, кто приезжает к нам на фестиваль, и предложил вскладчину, потому что денег нет, всем миром превратить сельпо в новую скульптуру. Мне вообще близка идея кооперации, того, что можно сложить усилия многих людей и сделать хорошее дело. Сначала мы использовали отходы нашего деревянного производства. Мы починили крышу. Привели в порядок стены теми средствами, которые у нас есть. Была руина, а стала — богатая по фактуре скульптура. На что это теперь похоже? Ну, мы не страдаем излишней религиозностью, но в принципе — это храм, причем храм не связанный ни с какой конкретной религией.

artguide.com

Википедия — свободная энциклопедия

Википедия – самый крупный и популярный веб ресурс, собирающий в свою копилку огромное количество нужной и полезной информации. История Википедии начинается с 1995 года и продолжается по сей день.

Благодаря огромному количеству информации сайт стал самым посещаемым веб ресурсом по всему миру. Многие студенты и абитуриенты обращаются к Википедии при написании своих дипломных работ.

Википедия обладает рядом преимуществ, среди которых особо выдающимися являются следующие:

Википедия позволяет пользователям писать историю самостоятельно и редактировать ее согласно нынешнему положению;
Это самая крупная и большая библиотека с информацией в интернете;
Мультиязычность. Данный сайт доступен более чем на 10 мировых языках, в том числе на русском, немецком, английском и многих других;
Википедия – самый популярный и доступный интернет портал с огромным количеством достоверной и полезной информации.

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Перейти к поиску

Википедия — бесплатная энциклопедия в онлайн-режиме, которая доступна всем пользователям. Особенность интернет-ресурса в том, что все желающие могут создавать, а также редактировать статьи. Википедию можно назвать самым большим, универсальным справочником на просторах Интернета. Статус справочного сайта этот ресурс приобретал с 2001 года (со времени создания).

Проект wikipedia.green имеет одно важное преимущество. К каждой опубликованной статье есть качественное видео. Посетители нашего ресурса могут не только прочесть информацию, но и просмотреть видео-ролик. Для удобства пользователей создан поиск в правом верхнем углу. Чтобы редактировать или публиковать текстовый контент, нужно создать свою учетную запись.

Википедия — один из наиболее посещаемых сайтов. Информация из этого универсального справочника используется в научных исследованиях, на конференциях, в работе разных ведомств.

Искать среди 1 504 449 статей

Сейчас в Википедии 1 504 449 статей на русском языке.

Избранная статья

Первое сражение при реке Булл-Ран (англ. First Battle of Bull Run), также Первое сра

ru.wikipedia.green

Николай Полисский — Home and Garden — ЖЖ

695232819

Николай Полисский – единственный в современном российском искусстве художник-лэндартист. С начала 2000-х годов он создает большинство своих произведений в деревне Никола-Ленивец в Калужской области – в четырех часах езды от Москвы, из подручных материалов и в соавторстве с исконными обитателями деревни. Его искусство можно с полным основанием назвать утопией – как в социальном, так и, собственно, в художественном плане.

p1

Причем утопией осуществленной. В социальном измерении Полисскому удалось при помощи искусства возродить полузаброшенную деревню, превратив ее в настоящий культурный центр (с 2003 года здесь проходит международный фестиваль ландшафтной архитектуры «АрхСтояние») и сделав ее жителей полноправными участниками творческого процесса. Что же касается самого художественного проекта Николая Полисского, то он представляет собой своего рода выращивание на русской почве знаковых форм мировой архитектуры – от древности до модернизма: римский акведук из снега, вавилонский зиккурат из вязанок сена, сложенные из сучьев подобия конструктивисткой радиобашни Владимира Шухова или небоскреба-арки Дефанс. Воспроизведенные из местных материалов при помощи техник, отсылающих к традиционным деревенским ремеслам или забавам, они обретают универсальность и естественность даже не только архетипических, свойственных всем культурам постройкам, но неких природных явлений вроде птичьих гнезд или бобровых плотин.

x001-27 (1)

«Большой адронный коллайдер» — произведение, относящееся к новому, придуманному Николаем Полисским проекту. Теперь незамутненное зеркало народного сознания должно отобразить уже не классическое наследие мировой архитектуры, но новейшие достижения науки. Собственно говоря, одно произведение подобного рода у Полисского уже было – это созданный в 2005 году «Байконур»: огромная инсталляция, состоящая из условных подобий ракет и стартовых комплексов, сплетенных, наподобие корзин, из лозы. Впервые показанная во дворе Третьяковской галереи во время Первой московской биеннале современного искусства, эта инсталляция потом была перевезена в Никола-Ленивец, где была сожжена во время ставшего традиционным масленичного фестиваля. Уже тогда наука прочитывалась через призму ритуала и магии. Связующим звеном между космическими ракетами и их плетеными подобиями стало пламя. А выход во внеземное пространство превратился в сожжение, напоминающее погребальные костры, обеспечивающие покойнику переход в другой мир.

http://www.idea.uz/content/1119

Вселенский Разум

323282879

1342188258211423_big_photo

5

Сенная Башня

1048157_original

Tower.Object-12.20x14

Границы Империи

5500052_original

Дровник

7127803_original

2104428_original

Лихоборские ворота

000042

Жар-Птица

219943_01

firebird_s00e01

firebird_s00e02

jarptitsa-02object-0145x3

Бобур

Николай-Полисский4

Николай-Полисский

Николай-Полисский3

Сайт http://www.polissky.ru/

home-and-garden.livejournal.com

Полисский Николай Владимирович Википедия

В этой статье или разделе имеется избыток цитат либо слишком длинные цитаты.

Излишние и чрезмерно большие цитаты следует обобщить и переписать своими словами. Возможно, эти цитаты будут более уместны в Викицитатнике или в Викитеке.
В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Полисский.
Николай Полисский
Имя при рождении Николай Владимирович Полисский
Дата рождения 5 января 1957(1957-01-05) (62 года)
Место рождения Москва, РСФСР, СССР
Гражданство Изображение СССР → Изображение Россия
Жанр ленд-арт, паблик-арт, акционизм, инсталляция, скульптура, живопись
Учёба Факультет керамики Ленинградского высшего художественно-промышленного училища имени В. И. Мухиной (1977—1982)
Сайт Николай Полисский и Николаленивецкие промыслы
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Никола́й Влади́мирович Поли́сский (Дядя Коля; р. 5 января 1957, Москва) — советский художник, российский

ru-wiki.ru

Полисский, Николай Владимирович — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Полисский.

Никола́й Влади́мирович Поли́сский (Дядя Коля; р. 5 января 1957, Москва) — советский художник, российский современный художник, скульптор, живописец, педагог. До 2000 года занимался преимущественно пейзажной живописью. Единственный московский участник начального состава ленинградской арт-группы «Митьки». Полностью отойдя в 1997 году от «Митьков», в 2000 году в возрасте 43 лет начал заниматься ленд-артом, став самым известным представителем этого жанра в России. Некоторые из работ Полисского можно отнести к паблик-арту, инсталляциям и скульптуре. Значительная часть ленд-артовских и других проектов сделана Полисским в деревне Никола-Ленивец Калужской области совместно с созданными им Никола-Ленивецкими промыслами и находится (или находилась до уничтожения) на территории парка «Никола-Ленивец». Основатель фестиваля «Архстояние», от которого впоследствии дистанцировался.

Биография

Николай Полисский родился 5 января 1957 года в Москве в семье профессионального военного. Школьные летние каникулы проводил в Завидове[1]. После окончания школы три года подряд пытался поступить в Московское высшее художественно-промышленное училище (бывшее Строгановское), «но попасть в Строгановку в те времена было нереально», поэтому в 1977 году поступил в Ленинградское высшее художественно-промышленное училище имени В. И. Мухиной («Муху»).[2]

В 1982 году окончил факультет керамики Училища имени В. И. Мухиной, где учился в одной группе с Александром Флоренским, одним из будущих основателей «Митьков».[1] Там же познакомился с другим будущим основателем «Митьков» — Дмитрием Шагиным, по уменьшительному имени которого была названа вся арт-группа.[2] В 1985 году Полисский стал первым и единственным московским участником начального состава ленинградских «Митьков».[2] Вторым московским «митьком» чуть позже стал Константин Батынков, после чего появилась «московская фракция» «Митьков».[3]

Я был главой московской фракции. Знаете — Минин, Пожарский, Полисский, Батынков… Когда мы, москвичи, появились, питерские митьки решили, что нужно занять оборону. У них были большие планы относительно утверждения собственного величия. Митьки, конечно, не собирались победить весь мир, но очень рассчитывали, что именно так и произойдет. Поэтому им всё время нужно было быть в Москве. Мы, в свою очередь, пытались устроить революцию, Митьку [Шагина] превратить в английскую королеву и захватить власть.[3]

В 1989 году после возвращения с выставки «Митьки в Париже» по приглашению Василия Щетинина стал приезжать в деревню Никола-Ленивец в Калужской области, где в 1994 году построил собственный дом.[2]

В 1997 году московская фракция «Митьков» при кураторстве Марата Гельмана провела на Манежной площади в Москве новогоднюю акцию «Митьковская ёлочка». Петербургские «митьки» в это время жили напротив Манежной площади в гостинице «Москва» и, решив, что москвичи «зарвались», прислали директору «Митьков» Сергею Лобанову «чёрную метку» — сообщили ему, что он уволен и больше не имеет права называться «митьком». «В этот момент, — вспоминал позже Полисский, — я сказал: „Всё, ребята“».[3]

Полисский полностью отошёл от «Митьков», продолжая после этого заниматься пейзажной живописью, и спустя несколько лет дал «Митькам» нелицеприятную оценку:

Неужели о митьках помнят? Митьки — это весёлая пьяная юность, я о ней не жалею. Но, конечно, сейчас говорить о митьках можно только в историческом контексте. <…> Я счастлив, что Митя [Шагин] не поддался на мои притязания править митьками по типу серого кардинала. Не согласился на роль английской королевы. Я ему очень благодарен, что занялся собственной жизнью. А Митька сейчас — единственный профессиональный пенсионер митьковского движения, который пользуется благами от митьковства. Митьки ведь обезличенные — знамениты только Шагин и Шинкарёв. Что от митьков осталось? Кое-какая графика Голубева да литературные произведения Володи Шинкарёва. Легенда осталась. Но материального подтверждения нету. Искусства митьки не создали. <…> Кто такой митёк? Дурашливый раздолбай. Митёк — это герой 1980—1990-х. У Володи Шинкарёва было всё сказано: «На красный террор ответим белой горячкой».[3]

В конце 1990-х годов Полисский пережил тяжёлый творческий кризис, который к концу 1999 года обернулся переходом художника в новое качество:

Я вдруг понял, что превращаюсь в какое-то животное, вечно пережёвывающее краску. Вроде всё было хорошо: мои картины продавались, я преподавал в Московском технологическом институте лёгкой промышленности, но при этом чувствовал, что прочно упираюсь головой в потолок. Я видел, что есть другое искусство, но не знал, как в него войти. Идея пришла, когда я ехал на машине в Нижний Новгород. Как раз выпало очень много снега, и я почему-то задумался о том, как много снеговиков можно из него слепить. И вдруг понял, что это не просто мысль. Это проект.[2]

Резкое изменение жизнедеятельности имело семейный и социальный аспект:

Дома поначалу женщины рыдали, дети плакали: «Папа сошёл с ума!» Ведь я оставил престижное занятие живописью и занялся чем-то очень странным, чего никто у нас не делал…[4]

На выставке «Арт-Манеж» 2002 года Полисский, на время вернувшийся к живописи, сделал инсталляцию в виде пирамиды, повторяющей очертания «Сенной башни», из собственных новых картин.[5]

В июле 2011 года вёл переговоры с екатеринбургским заводом «Вторчермет» об одном или нескольких объектах из металлолома в Екатеринбурге в рамках III фестиваля парковой скульптуры (17—31 августа 2011 года).[4] Никаких публичных сообщений об участии Полисского в екатеринбургском фестивале или объектах художника в Екатеринбурге после этого не было.

В интервью 2010 года журналу «Артхроника» пятидесятитрёхлетний Полисский подвёл предварительные итоги своей жизни и сказал о предстоящей старости:

Я же художник XXI века, с 2000 года веду своё летоисчисление. Я идеалист. Хотя по прошествии времени мне предъявляют претензии, что я слишком всё рационально выстроил. Но я никогда не выстраивал ни свою жизнь, ни карьеру. Конечно, нужно свою жизнь придумать так, чтобы гармонично получилось со старостью и с деньгами. <…> Я думаю, что [старости] особо не будет. Есть всё-таки такой план — упасть стоя. Я не мыслю себя в забвении, дряхлости, просто не хватит времени. На старость я пока не выделяю никаких ресурсов.[3]

Успешность Полисского-художника лэнд-арта, как правило, заставляет задумываться о том, что представлял собой Полисский-живописец до 2000 года — тем более что сам Полисский не любит об этом вспоминать. Типичный пассаж обычного, вполне расположенного к Полисскому, журналиста из корпоративного журнала выглядит так:

Николай Полисский до недавнего времени был обычным художником. Не очень успешным, надо полагать.[6]

Полисский и местные жители

Уже в самом начале своих лэнд-артовских проектов Полисский начал сотрудничать с местными жителями. Сам масштаб этих работ (сотни снеговиков, тонны сена, десятки кубометров дров), в отличие от традиционной живописи, не позволял работать в одиночестве. Естественным было работать с жителями окрестных деревень, а не привлекать гастарбайтеров.

Началось всё со снеговиков, когда зимой мы с друзьями-художниками и деревенскими вылепили на склоне Угры больше сотни снеговиков. В самом начале у местных было некоторое недоумение — зачем всё это? Но сама тема — игровая, традиционная, детская — снимала этот вопрос. Все восприняли это как весёлую зимнюю игру и с большим удовольствием приходили лепить. И даже получали некоторое вознаграждение — художники ведь тоже получают какие-то гонорары. На проекте со снеговиками всё и определилось: и взаимопонимание, и взаимоотношения, и команда помощников-конструкторов. А на строительство сенной башни приезжали уже волонтёры, группы человек по тридцать, которые бесплатно два раза в неделю помогали нам укладывать сено. Всем было очень весело — работала в основном молодёжь — все как-то радостно отмечали, как день ото дня растёт башня. Эстетический момент в работе был очень важным.[7]

Творчество

Лэнд-арт, паблик-арт и инсталляции скульптур из природных материалов

Всё пошло от естественного материала, всё началось <…> со снеговиков. Снег — бесплатный материал. И его много. И из него так и хотелось что-то сделать. А потом снег растаял, и появилась трава. Захотелось что-то сделать из травы, из сена (другое дело, что его пришлось потом прикупить). Затем подумал о другом природном материале — о дереве… <…> Основа проектов — материал. Мне нравится, что критики и искусствоведы находят в этих работах какие-то вторичные и третичные смыслы. Это подтверждает правильность изначального замысла.[7]

В этой сфере образование у меня не было систематическим. Что-то, конечно, видел, что-то слышал. Но ведь что-то и откладывается в подкорке. Я перед собой не ставил задачи — займусь-ка лэнд-артом. Просто я всегда любил природу и как живописец до безумия писал разные пейзажи. А потом подумал: а не начать ли работать в самом этом пространстве и с элементами этого пространства? Оказалось, это возможно.[7]

«Снеговики»
«Сенная башня»

О возникновении замысла «Сенной башни», которая существенно отличалась от предыдущего проекта «Снеговики», Полисский сказал:

…В таком месте, как Никола-Ленивец, где как бы объединились все красоты русской природы, которые всегда любили наши художники, — живописный поворот реки, заливной луг, дальний лесок, церковь на горке — хотелось поставить что-то значительное, что-то архаичное.[7]

«Дровник»
«Медиа-башня»
«Маяк на Угре»
«Лихоборские ворота»
«Границы империи»
«Грачи прилетели»
«Жар-птица»
«Большой адронный коллайдер»
«Гиперболоидная градирня» («Вулкан»)
«Охотничьи трофеи»
«Пермские ворота»

Семья

  • Сын — Иван Николаевич Полисский.[8]

Известные произведения

Лэнд-арт, паблик-арт и инсталляции скульптур из природных материалов

  • 2014 — «Чермянка» (Москва, район Отрадное)
  • 2013 — «Бобур» (Калужская область, Парк «Никола-Ленивец»)
  • 2012 — «Вселенский разум» (Калужская область, Парк «Никола-Ленивец»)
  • 2012 — «Парад снеговиков» (Пермь, площадь перед гостиницей «Урал»)
  • 2011 — «Пермские ворота» (Пермь)
  • 2011 — «Сотворение мира» (Москва, Парк Горького)
  • 2010 — «Спутник» (Франция, Дюнкерк)
  • 2010 — «Охотничьи трофеи» (Франция, Париж, отель Le Royal Monceau (фр.)русск.)
  • 2010 — «Снеговики»
  • 2009 — «Ослепительная машина»
  • 2009 — «Гиперболоидная градирня» («Вулкан») (Калужская область, Парк «Никола-Ленивец»)
  • 2009 — «Большой адронный коллайдер» (Люксембург, Mudam (фр.)русск.)
  • 2008 — «Жар-птица» (Калужская область, Парк «Никола-Ленивец»)
  • 2008 — «Грачи прилетели» (Калужская область, Парк «Никола-Ленивец»)
  • 2007 — «Границы империи» (Калужская область, Парк «Никола-Ленивец», фестиваль «Архстояние»)
  • 2006 — «Парк на один день» (Московская область, Воскресенск, усадьба Кривякино)
  • 2006 — «ВАлЯТЬ сНЕЖНОГО ДУРАКА» (Москва, Арбат)
  • 2005 — «Лихоборские ворота» (совместно с Галиной Лихтеровой; Москва, Алтуфьевское шоссе)
  • 2005 — «Байконур» (Москва, Третьяковская галерея, 1 Московская биеннале современного искусства)
  • 2005 — «ВАлЯТЬ сНЕЖНОГО ДУРАКА» (Москва, Арбат)
  • 2004 — «Нижегородская горка» (совместно с Александром Пановым; Нижний Новгород)
  • 2004 — «Маяк на Угре» (Калужская область, Парк «Никола-Ленивец»)
  • 2003 — «Арт-базар» (совместно с Александром Пановым; Московская область, бывший пансионат «Клязьминское водохранилище», фестиваль «Арт-Клязьма»)
  • 2003 — «Ампирная колонна» (Москва, ЦВЗ «Манеж», ярмарка «Арт-Манеж»)
  • 2003 — «Медиа-башня» (Калужская область, Парк «Никола-Ленивец»)
  • 2002 — «Дровник» (Калужская область, Парк «Никола-Ленивец»)
  • 2002 — «Акведук» (Калужская область, Парк «Никола-Ленивец»)
  • 2002 — «Колонна из виноградного дерева» (Франция, Ди, фестиваль Est-Ouest)
  • 2001 — «Сенная башня» (Калужская область, Парк «Никола-Ленивец»)
  • 2000 — «Снеговики» (Калужская область, Парк «Никола-Ленивец»)

Выставки

Персональные выставки

  • 2009 — Музей современного искусства Mudam, Люксембург (с инсталляцией «Большой адронный коллайдер»).
  • 2008 — Русский павильон, XI Архитектурная биеннале, Венеция.
  • 2004 — «Башни», Димитровградский краеведческий музей, Димитровград; Ульяновский областной музей народного творчества, Ульяновск.
  • 2002 — «Башня» (совместно с Константином Батынковым; De Moscou, Центр современного искусства Quartier, Кемпер, Франция)
  • 1997 — «Двадцать видов реки Угры», Центральный дом художника, Москва.
  • 1991 — Галерея XXI, Мадрид, Испания.

Групповые выставки

  • 2008 — «Русское бедное», Речной вокзал, Пермь.
  • 2006 — Конкурс Владимира Потанина «Меняющийся музей в меняющемся мире», Московская область, Воскресенск, усадьба Кривякино (с проектом «Парк на один день»).
  • 2005 — 1 Московская биеннале современного искусства, Москва, Третьяковская галерея (с проектом «Байконур»).
  • 2005 — 1 Московская биеннале современного искусства, фестиваль «Арт-Клязьма», Московская область (с проектом «Горка-лабиринт», совместно с Александром Пановым и Никола-Ленивецкими промыслами).
  • 2004 — Фестиваль «Арт-Клязьма», Московская область (с проектом «Арт-базар-2», совместно с Александром Пановым и Никола-Ленивецкими промыслами).
  • 2003 — «Артконституция», выставка галереи Петра Войса, Московский музей современного искусства.
  • 2002 — Выставка российской фотографии на стенде галереи Сarre Noir, Paris Photo-2002, Париж
  • 2002 — Современная российская фотография. Второй международный фестиваль фотографии PRO Зрение, Нижний Новгород
  • 2002 — IV Международный месяц фотографии в Москве Фотобиеннале-2002, ЦВЗ «Манеж», Москва; мастерские «Арт-Москвы», Центральный дом художника, Москва
  • 2001 — Ярмарка «Арт-Москва», Центральный дом художника, Москва
  • 1999 — «Маниловский проект» (совместно с Константином Батынковым и Сергеем Лобановым), Токо-Тауэр, Москва
  • 1999 — Инсталляция «Храм уединенного размышления» (совместно с Константином Батынковым и Сергеем Лобановым), в рамках акции «Маниловский проект», Галерея Марата Гельмана, Москва
  • 1997 — «Водка» (в составе группы «Митьки»), Галерея Марата Гельмана, Москва; Московский международный форум художественных инициатив, Новый Манеж, Москва
  • 1997 — «Митьки — флоту» (в составе группы «Митьки»). Центральный военно-морской музей, Санкт-Петербург
  • 1996 — Ярмарка «Арт-Москва», Центральный дом художника, Москва (в составе группы «Митьки»)
  • 1996 — «Митьки», «Арт-Россия», Центральный дом художника, Москва
  • 1993 — «Митьки», ретроспективная выставка к 10-летию движения, Русский музей, Санкт-Петербург
  • 1990 — «Логика парадокса» (в составе группы «Митьки»), Дворец молодежи, Москва
  • 1989 — «Митьки в Европе», Кёльн, Париж, Антверпен

Акции

  • 2006 — «Укрощение огня, или Русский космизм» (совместно с Германом Виноградовым), Калужская область, Никола-Ленивец.
  • 2004 — Масленица в Никола-Ленивце (совместно с Германом Виноградовым, Александром Шабуровым и жителями деревни Никола-Ленивец), Калужская область, Никола-Ленивец.
  • 2004 — «Маяк на Угре-2» (совместно с Вячеславом Мизиным, Александром Пановым, Асей Силаевой, Константином Скотниковым, Александром Шабуровым, Калужская область, Никола-Ленивец.
  • 1997 — «Митьки. Генеральный штаб» (в составе группы «Митьки»). Акция на Гоголевском бульваре, Москва
  • 1997 — «Митьковская елочка», новогодний праздник на Манежной площади, Москва
  • 1995—1996 — Выставка-акция «Как рисовать лошадь», Манеж Сокорос, Центральный дом художника, Москва

Местонахождение произведений

Лэнд-арт, паблик-арт и инсталляции скульптур из природных материалов

Цитаты

Григорий Ревзин:

Иван Крамской, художник, чьё перо было несколько точнее кисти, написал про великого русского пейзажиста Ивана Шишкина: «Шишкин — верстовой столб русского пейзажа». Имелось в виду, что до Шишкина и после русский пейзаж — два разных вида искусства. До него пейзаж это приличная картинка над столом в кабинете. После — эпический образ России, предмет национальной гордости. Вспоминая эту цитату, скажу, что Николай Полисский — верстовой столб русского лэнд-арта. До него — это опыты художественных маргиналов. После — ландшафтные фестивали, собирающие многотысячные толпы людей. Это принципиальный сдвиг в структуре функционирования современного искусства в России. Поэтому — верстовой столб.[10]

Награды и премии

Библиография

Альбомы, каталоги

  • Каталог российской экспозиции 11-й архитектурной биеннале в Венеции: В 4 т. Т. 4: Каталог персональной выставки Николая Полисского / Министерство культуры Российской Федерации; специальный выпуск журнала «Проект Классика»; под. ред. Григория Ревзина и Павла Хорошилова. — [Б. м.], 2008.

Интервью

Статьи

  • Ромер Фёдор. Никола-неленивец (недоступная ссылка) // Еженедельный журнал. — № 032. — 19 августа 2002 года.
  • Кулик Ирина. Облако, озеро, башня. Николай Полисский // Проект Классика. — X-MMIV. — 29 апреля 2004 года.
  • Хопта Юлия. Артельное искусство // Загородное обозрение. — 25 февраля 2007 года.
  • Соколов-Митрич Дмитрий. Мужики летят на биеннале // Русский репортёр. — № 7 (37). — 28 февраля 2008 года.
  • Индико Александр. Душа снеговика // Норильский никель. — 2008. — № 2 (41). — Март—апрель.
  • Сурков Владислав. Полисский въезжает // Артхроника. — 2008. — № 6.
  • Гельман Марат. Без названия // Живой журнал. — 28 мая 2008 года.
  • Вольфсон Юлия. Ответ кремлёвскому политтехнологу В. Ю. Суркову на его статью о художнике Н. Полисском // Живой журнал. — 30 мая 2008 года.
  • Бавильский Дмитрий. Культурная политика // Взгляд.ру. — 3 июня 2008 года.
  • Ашкеров Андрей. Сурков и вопросы искусствознания // Русский журнал. — 7 июня 2008 года.
  • Ревзин Григорий. Николай Полисский и русская архитектура // Каталог российской экспозиции 11-й архитектурной биеннале в Венеции: В 4 т. Т. 4: Каталог персональной выставки Николая Полисского / Министерство культуры Российской Федерации; специальный выпуск журнала «Проект Классика»; под. ред. Григория Ревзина и Павла Хорошилова. — [Б. м.], 2008. — С. 8—10.
  • Кулик Ирина. Явление народа // Каталог российской экспозиции 11-й архитектурной биеннале в Венеции: В 4 т. Т. 4: Каталог персональной выставки Николая Полисского / Министерство культуры Российской Федерации; специальный выпуск журнала «Проект Классика»; под. ред. Григория Ревзина и Павла Хорошилова. — [Б. м.], 2008. — С. 12—14.
  • Хроника Николая Полисского // Каталог российской экспозиции 11-й архитектурной биеннале в Венеции: В 4 т. Т. 4: Каталог персональной выставки Николая Полисского / Министерство культуры Российской Федерации; специальный выпуск журнала «Проект Классика»; под. ред. Григория Ревзина и Павла Хорошилова. — [Б. м.], 2008. — С. 142—144.
  • Дмитриева И. Грачи улетели // Технологии строительства. — 2009. — № 2 (64).
  • Москвичёва Мария. Искусство принадлежит огороду! // Московский комсомолец. — № 25080. — 17 июня 2009 года.
  • Федоренко Мария. «Механический лес», «Гиперболоидная градирня» и другие объекты на фестивале «Архстояние» // Сноб. — 27 июля 2009 года.
  • Малькова Наталья. Сучковатый арт // Русский пионер. — 12 мая 2010 года.
  • Ромер Фёдор. Месье Николя. Калужская арт-артель покорила Францию // Культура. — № 45 (7757). — 2—8 декабря 2010 года.
  • Мартынова Анастасия, Лапшов Олег, Сускин Алексей, Быков Николай. Никола-Ленивец — деревушка Калужской области — превратилась в центр современной архитектуры // ТВ Центр. — 23 февраля 2011 года.
  • Курбатов А. А. Нет повести запутанней на свете, чем повесть о… // Территория и планирование. — 2011. — № 1 (31).
  • Шакшина Екатерина. Лэнд-артист приехал в «ЛОМ» // Вечерний Екатеринбург. — 8 июля 2011 года.
  • Корсаков Андрей. Николай Полисский. Русский народный land art — это прикольно! // AdIndex.ru. — 1 августа 2011 года.
  • Коробова Капитолина. Тропа, ведущая к капищу: красиво и загадочно // Весть. — № 399—402 (7214—7217). — 27 октября 2011 года.
  • Курдюкова Дарья. Вулкан в поле, маяк на Угре. К 55-летию художника Николая Полисского // НГ Антракт. — 20 января 2012 года.
  • Гогитидзе Ксения. Николай Полисский: искусство существует вопреки всему // Русская служба Би-би-си. — 6 июля 2012 года.

Примечания

Ссылки

wikipedia.green

Полисский Николай Владимирович. О художнике. Биография – Музей современного искусства Эрарта

Имя художника Николая Полисского неразрывно связано с феноменом Никола-Ленивца, калужской деревни на реке Угре, ставшей центром современного искусства благодаря ежегодно проходящему там с 2006 года фестивалю «Архстояние». Собственно, именно Николай Полисский и был первооткрывателем этой земли: он же «открыл» русскому зрителю и значение загадочного словосочетания «лэнд-арт».

Родился художник в 1957 году в Москве. Три года безуспешно поступал в Строгановку, в результате поступил в «Муху». В 1985 году присоединился к «митькам», став первым и единственным московским участником группировки, от которой, впрочем, вскоре отошел. В Никола-Ленивце Полисский стал бывать в конце 80-х, поначалу используя его потенциал в качестве натуры для пейзажной живописи. В конце 1990-х годов художник под воздействием все тех же николо-ленивецких впечатлений перестал заниматься живописью и перешел к созданию ландшафтных объектов. Работы Полисского — всегда масштабные, поистине монументальные, подавляющие размерами объекты — содержат в себе некую загадочную, невербализируемую «русскость». Национальная их принадлежность вне зависимости от использованных в данной конкретной работе приемов и материалов неоспорима и не подвергается сомнению. Возможно, объясняется этот феномен тесным взаимодействием Полисского и коренного населения Никола-Ленивца: все объекты создаются руками местных жителей. Безусловно, концепция тщательно разрабатывается художником, но не стоит недооценивать результаты предпринятого Полисским скрещивания народных ремесленных практик с практиками актуального искусства.

Представленный в экспозиции музея Эрарта проект Николая Полисского «Границы империи» впервые был показан на фестивале «Архстояние» в 2005 году. Прежде экспонируемые на бескрайних берегах Угры, а ныне удачно вписанные в пространство музейного зала объекты напоминают столбы-колонны, которые устанавливались по пути следования цезарей-триумфаторов, присоединивших к Империи новые территории. Расширение границ Империи — чаще всего и есть цель ее существования, в которой заключается в то же время и причина неминуемой гибели. Пограничные столбы отмеряют границы Империи, отделяя присвоенную территорию от чужой, той, которую еще только предстоит завоевать.

Огромные деревянные изваяния вызывают в памяти и древних языческих идолов. На вершинах изваяний, некоторые из которых пугают сходством очертаний с виселицами, возвышаются наспех сколоченные, грубоватые двуглавые птички, напоминающие зрителю о гордом символе российской государственности. Снова проглядывает сквозь актуальную форму воинствующая «русскость». Приходит на ум воспоминание об ушедшей в небытие империи Российской и другой, той, которая пришла ей на смену несколько лет спустя. Эти некогда существовавшие, но уже давно ушедшие в историю образования оставили после себя только обломки: утратившие значения загадочные артефакты. Потеряв и смысл, и назначение, они, тем не менее, не исчезают с лица земли, играя, возможно, куда более значительную роль, чем мы можем предполагать. Несмотря на очевидную утрату актуальности имперской идеи и ее полную несовместимость с пропагандируемой европейской культурой открытостью границ, тема пограничных стен продолжает активно обсуждаться: США обещает принудить к строительству такой стены Мексику, а Литва планирует «оградиться» от Калининградской области. 

раскрыть Полисский Николай Владимирович

www.erarta.com

Полисский, Николай Владимирович — Википедия. Что такое Полисский, Николай Владимирович

Никола́й Влади́мирович Поли́сский (Дядя Коля; р. 5 января 1957, Москва) — советский художник, российский современный художник, скульптор, живописец, педагог. До 2000 года занимался преимущественно пейзажной живописью. Единственный московский участник начального состава ленинградской арт-группы «Митьки». Полностью отойдя в 1997 году от «Митьков», в 2000 году в возрасте 43 лет начал заниматься ленд-артом, став самым известным представителем этого жанра в России. Некоторые из работ Полисского можно отнести к паблик-арту, инсталляциям и скульптуре. Значительная часть ленд-артовских и других проектов сделана Полисским в деревне Никола-Ленивец Калужской области совместно с созданными им Никола-Ленивецкими промыслами и находится (или находилась до уничтожения) на территории парка «Никола-Ленивец». Основатель фестиваля «Архстояние», от которого впоследствии дистанцировался.

Биография

Николай Полисский родился 5 января 1957 года в Москве в семье профессионального военного. Школьные летние каникулы проводил в Завидове[1]. После окончания школы три года подряд пытался поступить в Московское высшее художественно-промышленное училище (бывшее Строгановское), «но попасть в Строгановку в те времена было нереально», поэтому в 1977 году поступил в Ленинградское высшее художественно-промышленное училище имени В. И. Мухиной («Муху»).[2]

В 1982 году окончил факультет керамики Училища имени В. И. Мухиной, где учился в одной группе с Александром Флоренским, одним из будущих основателей «Митьков».[1] Там же познакомился с другим будущим основателем «Митьков» — Дмитрием Шагиным, по уменьшительному имени которого была названа вся арт-группа.[2] В 1985 году Полисский стал первым и единственным московским участником начального состава ленинградских «Митьков».[2] Вторым московским «митьком» чуть позже стал Константин Батынков, после чего появилась «московская фракция» «Митьков».[3]

Я был главой московской фракции. Знаете — Минин, Пожарский, Полисский, Батынков… Когда мы, москвичи, появились, питерские митьки решили, что нужно занять оборону. У них были большие планы относительно утверждения собственного величия. Митьки, конечно, не собирались победить весь мир, но очень рассчитывали, что именно так и произойдет. Поэтому им всё время нужно было быть в Москве. Мы, в свою очередь, пытались устроить революцию, Митьку [Шагина] превратить в английскую королеву и захватить власть.[3]

В 1989 году после возвращения с выставки «Митьки в Париже» по приглашению Василия Щетинина стал приезжать в деревню Никола-Ленивец в Калужской области, где в 1994 году построил собственный дом.[2]

В 1997 году московская фракция «Митьков» при кураторстве Марата Гельмана провела на Манежной площади в Москве новогоднюю акцию «Митьковская ёлочка». Петербургские «митьки» в это время жили напротив Манежной площади в гостинице «Москва» и, решив, что москвичи «зарвались», прислали директору «Митьков» Сергею Лобанову «чёрную метку» — сообщили ему, что он уволен и больше не имеет права называться «митьком». «В этот момент, — вспоминал позже Полисский, — я сказал: „Всё, ребята“».[3]

Полисский полностью отошёл от «Митьков», продолжая после этого заниматься пейзажной живописью, и спустя несколько лет дал «Митькам» нелицеприятную оценку:

Неужели о митьках помнят? Митьки — это весёлая пьяная юность, я о ней не жалею. Но, конечно, сейчас говорить о митьках можно только в историческом контексте. <…> Я счастлив, что Митя [Шагин] не поддался на мои притязания править митьками по типу серого кардинала. Не согласился на роль английской королевы. Я ему очень благодарен, что занялся собственной жизнью. А Митька сейчас — единственный профессиональный пенсионер митьковского движения, который пользуется благами от митьковства. Митьки ведь обезличенные — знамениты только Шагин и Шинкарёв. Что от митьков осталось? Кое-какая графика Голубева да литературные произведения Володи Шинкарёва. Легенда осталась. Но материального подтверждения нету. Искусства митьки не создали. <…> Кто такой митёк? Дурашливый раздолбай. Митёк — это герой 1980—1990-х. У Володи Шинкарёва было всё сказано: «На красный террор ответим белой горячкой».[3]

В конце 1990-х годов Полисский пережил тяжёлый творческий кризис, который к концу 1999 года обернулся переходом художника в новое качество:

Я вдруг понял, что превращаюсь в какое-то животное, вечно пережёвывающее краску. Вроде всё было хорошо: мои картины продавались, я преподавал в Московском технологическом институте лёгкой промышленности, но при этом чувствовал, что прочно упираюсь головой в потолок. Я видел, что есть другое искусство, но не знал, как в него войти. Идея пришла, когда я ехал на машине в Нижний Новгород. Как раз выпало очень много снега, и я почему-то задумался о том, как много снеговиков можно из него слепить. И вдруг понял, что это не просто мысль. Это проект.[2]

Резкое изменение жизнедеятельности имело семейный и социальный аспект:

Дома поначалу женщины рыдали, дети плакали: «Папа сошёл с ума!» Ведь я оставил престижное занятие живописью и занялся чем-то очень странным, чего никто у нас не делал…[4]

На выставке «Арт-Манеж» 2002 года Полисский, на время вернувшийся к живописи, сделал инсталляцию в виде пирамиды, повторяющей очертания «Сенной башни», из собственных новых картин.[5]

В июле 2011 года вёл переговоры с екатеринбургским заводом «Вторчермет» об одном или нескольких объектах из металлолома в Екатеринбурге в рамках III фестиваля парковой скульптуры (17—31 августа 2011 года).[4] Никаких публичных сообщений об участии Полисского в екатеринбургском фестивале или объектах художника в Екатеринбурге после этого не было.

В интервью 2010 года журналу «Артхроника» пятидесятитрёхлетний Полисский подвёл предварительные итоги своей жизни и сказал о предстоящей старости:

Я же художник XXI века, с 2000 года веду своё летоисчисление. Я идеалист. Хотя по прошествии времени мне предъявляют претензии, что я слишком всё рационально выстроил. Но я никогда не выстраивал ни свою жизнь, ни карьеру. Конечно, нужно свою жизнь придумать так, чтобы гармонично получилось со старостью и с деньгами. <…> Я думаю, что [старости] особо не будет. Есть всё-таки такой план — упасть стоя. Я не мыслю себя в забвении, дряхлости, просто не хватит времени. На старость я пока не выделяю никаких ресурсов.[3]

Успешность Полисского-художника лэнд-арта, как правило, заставляет задумываться о том, что представлял собой Полисский-живописец до 2000 года — тем более что сам Полисский не любит об этом вспоминать. Типичный пассаж обычного, вполне расположенного к Полисскому, журналиста из корпоративного журнала выглядит так:

Николай Полисский до недавнего времени был обычным художником. Не очень успешным, надо полагать.[6]

Полисский и местные жители

Уже в самом начале своих лэнд-артовских проектов Полисский начал сотрудничать с местными жителями. Сам масштаб этих работ (сотни снеговиков, тонны сена, десятки кубометров дров), в отличие от традиционной живописи, не позволял работать в одиночестве. Естественным было работать с жителями окрестных деревень, а не привлекать гастарбайтеров.

Началось всё со снеговиков, когда зимой мы с друзьями-художниками и деревенскими вылепили на склоне Угры больше сотни снеговиков. В самом начале у местных было некоторое недоумение — зачем всё это? Но сама тема — игровая, традиционная, детская — снимала этот вопрос. Все восприняли это как весёлую зимнюю игру и с большим удовольствием приходили лепить. И даже получали некоторое вознаграждение — художники ведь тоже получают какие-то гонорары. На проекте со снеговиками всё и определилось: и взаимопонимание, и взаимоотношения, и команда помощников-конструкторов. А на строительство сенной башни приезжали уже волонтёры, группы человек по тридцать, которые бесплатно два раза в неделю помогали нам укладывать сено. Всем было очень весело — работала в основном молодёжь — все как-то радостно отмечали, как день ото дня растёт башня. Эстетический момент в работе был очень важным.[7]

Творчество

Лэнд-арт, паблик-арт и инсталляции скульптур из природных материалов

Всё пошло от естественного материала, всё началось <…> со снеговиков. Снег — бесплатный материал. И его много. И из него так и хотелось что-то сделать. А потом снег растаял, и появилась трава. Захотелось что-то сделать из травы, из сена (другое дело, что его пришлось потом прикупить). Затем подумал о другом природном материале — о дереве… <…> Основа проектов — материал. Мне нравится, что критики и искусствоведы находят в этих работах какие-то вторичные и третичные смыслы. Это подтверждает правильность изначального замысла.[7]

В этой сфере образование у меня не было систематическим. Что-то, конечно, видел, что-то слышал. Но ведь что-то и откладывается в подкорке. Я перед собой не ставил задачи — займусь-ка лэнд-артом. Просто я всегда любил природу и как живописец до безумия писал разные пейзажи. А потом подумал: а не начать ли работать в самом этом пространстве и с элементами этого пространства? Оказалось, это возможно.[7]

«Снеговики»
«Сенная башня»

О возникновении замысла «Сенной башни», которая существенно отличалась от предыдущего проекта «Снеговики», Полисский сказал:

…В таком месте, как Никола-Ленивец, где как бы объединились все красоты русской природы, которые всегда любили наши художники, — живописный поворот реки, заливной луг, дальний лесок, церковь на горке — хотелось поставить что-то значительное, что-то архаичное.[7]

«Дровник»
«Медиа-башня»
«Маяк на Угре»
«Лихоборские ворота»
«Границы империи»
«Грачи прилетели»
«Жар-птица»
«Большой адронный коллайдер»
«Гиперболоидная градирня» («Вулкан»)
«Охотничьи трофеи»
«Пермские ворота»

Семья

  • Сын — Иван Николаевич Полисский.[8]

Известные произведения

Лэнд-арт, паблик-арт и инсталляции скульптур из природных материалов

  • 2014 — «Чермянка» (Москва, район Отрадное)
  • 2013 — «Бобур» (Калужская область, Парк «Никола-Ленивец»)
  • 2012 — «Вселенский разум» (Калужская область, Парк «Никола-Ленивец»)
  • 2012 — «Парад снеговиков» (Пермь, площадь перед гостиницей «Урал»)
  • 2011 — «Пермские ворота» (Пермь)
  • 2011 — «Сотворение мира» (Москва, Парк Горького)
  • 2010 — «Спутник» (Франция, Дюнкерк)
  • 2010 — «Охотничьи трофеи» (Франция, Париж, отель Le Royal Monceau (фр.)русск.)
  • 2010 — «Снеговики»
  • 2009 — «Ослепительная машина»
  • 2009 — «Гиперболоидная градирня» («Вулкан») (Калужская область, Парк «Никола-Ленивец»)
  • 2009 — «Большой адронный коллайдер» (Люксембург, Mudam (фр.)русск.)
  • 2008 — «Жар-птица» (Калужская область, Парк «Никола-Ленивец»)
  • 2008 — «Грачи прилетели» (Калужская область, Парк «Никола-Ленивец»)
  • 2007 — «Границы империи» (Калужская область, Парк «Никола-Ленивец», фестиваль «Архстояние»)
  • 2006 — «Парк на один день» (Московская область, Воскресенск, усадьба Кривякино)
  • 2006 — «ВАлЯТЬ сНЕЖНОГО ДУРАКА» (Москва, Арбат)
  • 2005 — «Лихоборские ворота» (совместно с Галиной Лихтеровой; Москва, Алтуфьевское шоссе)
  • 2005 — «Байконур» (Москва, Третьяковская галерея, 1 Московская биеннале современного искусства)
  • 2005 — «ВАлЯТЬ сНЕЖНОГО ДУРАКА» (Москва, Арбат)
  • 2004 — «Нижегородская горка» (совместно с Александром Пановым; Нижний Новгород)
  • 2004 — «Маяк на Угре» (Калужская область, Парк «Никола-Ленивец»)
  • 2003 — «Арт-базар» (совместно с Александром Пановым; Московская область, бывший пансионат «Клязьминское водохранилище», фестиваль «Арт-Клязьма»)
  • 2003 — «Ампирная колонна» (Москва, ЦВЗ «Манеж», ярмарка «Арт-Манеж»)
  • 2003 — «Медиа-башня» (Калужская область, Парк «Никола-Ленивец»)
  • 2002 — «Дровник» (Калужская область, Парк «Никола-Ленивец»)
  • 2002 — «Акведук» (Калужская область, Парк «Никола-Ленивец»)
  • 2002 — «Колонна из виноградного дерева» (Франция, Ди, фестиваль Est-Ouest)
  • 2001 — «Сенная башня» (Калужская область, Парк «Никола-Ленивец»)
  • 2000 — «Снеговики» (Калужская область, Парк «Никола-Ленивец»)

Выставки

Персональные выставки

  • 2009 — Музей современного искусства Mudam, Люксембург (с инсталляцией «Большой адронный коллайдер»).
  • 2008 — Русский павильон, XI Архитектурная биеннале, Венеция.
  • 2004 — «Башни», Димитровградский краеведческий музей, Димитровград; Ульяновский областной музей народного творчества, Ульяновск.
  • 2002 — «Башня» (совместно с Константином Батынковым; De Moscou, Центр современного искусства Quartier, Кемпер, Франция)
  • 1997 — «Двадцать видов реки Угры», Центральный дом художника, Москва.
  • 1991 — Галерея XXI, Мадрид, Испания.

Групповые выставки

  • 2008 — «Русское бедное», Речной вокзал, Пермь.
  • 2006 — Конкурс Владимира Потанина «Меняющийся музей в меняющемся мире», Московская область, Воскресенск, усадьба Кривякино (с проектом «Парк на один день»).
  • 2005 — 1 Московская биеннале современного искусства, Москва, Третьяковская галерея (с проектом «Байконур»).
  • 2005 — 1 Московская биеннале современного искусства, фестиваль «Арт-Клязьма», Московская область (с проектом «Горка-лабиринт», совместно с Александром Пановым и Никола-Ленивецкими промыслами).
  • 2004 — Фестиваль «Арт-Клязьма», Московская область (с проектом «Арт-базар-2», совместно с Александром Пановым и Никола-Ленивецкими промыслами).
  • 2003 — «Артконституция», выставка галереи Петра Войса, Московский музей современного искусства.
  • 2002 — Выставка российской фотографии на стенде галереи Сarre Noir, Paris Photo-2002, Париж
  • 2002 — Современная российская фотография. Второй международный фестиваль фотографии PRO Зрение, Нижний Новгород
  • 2002 — IV Международный месяц фотографии в Москве Фотобиеннале-2002, ЦВЗ «Манеж», Москва; мастерские «Арт-Москвы», Центральный дом художника, Москва
  • 2001 — Ярмарка «Арт-Москва», Центральный дом художника, Москва
  • 1999 — «Маниловский проект» (совместно с Константином Батынковым и Сергеем Лобановым), Токо-Тауэр, Москва
  • 1999 — Инсталляция «Храм уединенного размышления» (совместно с Константином Батынковым и Сергеем Лобановым), в рамках акции «Маниловский проект», Галерея Марата Гельмана, Москва
  • 1997 — «Водка» (в составе группы «Митьки»), Галерея Марата Гельмана, Москва; Московский международный форум художественных инициатив, Новый Манеж, Москва
  • 1997 — «Митьки — флоту» (в составе группы «Митьки»). Центральный военно-морской музей, Санкт-Петербург
  • 1996 — Ярмарка «Арт-Москва», Центральный дом художника, Москва (в составе группы «Митьки»)
  • 1996 — «Митьки», «Арт-Россия», Центральный дом художника, Москва
  • 1993 — «Митьки», ретроспективная выставка к 10-летию движения, Русский музей, Санкт-Петербург
  • 1990 — «Логика парадокса» (в составе группы «Митьки»), Дворец молодежи, Москва
  • 1989 — «Митьки в Европе», Кёльн, Париж, Антверпен

Акции

  • 2006 — «Укрощение огня, или Русский космизм» (совместно с Германом Виноградовым), Калужская область, Никола-Ленивец.
  • 2004 — Масленица в Никола-Ленивце (совместно с Германом Виноградовым, Александром Шабуровым и жителями деревни Никола-Ленивец), Калужская область, Никола-Ленивец.
  • 2004 — «Маяк на Угре-2» (совместно с Вячеславом Мизиным, Александром Пановым, Асей Силаевой, Константином Скотниковым, Александром Шабуровым, Калужская область, Никола-Ленивец.
  • 1997 — «Митьки. Генеральный штаб» (в составе группы «Митьки»). Акция на Гоголевском бульваре, Москва
  • 1997 — «Митьковская елочка», новогодний праздник на Манежной площади, Москва
  • 1995—1996 — Выставка-акция «Как рисовать лошадь», Манеж Сокорос, Центральный дом художника, Москва

Местонахождение произведений

Лэнд-арт, паблик-арт и инсталляции скульптур из природных материалов

Цитаты

Григорий Ревзин:

«Иван Крамской, художник, чьё перо было несколько точнее кисти, написал про великого русского пейзажиста Ивана Шишкина: «Шишкин — верстовой столб русского пейзажа». Имелось в виду, что до Шишкина и после русский пейзаж — два разных вида искусства. До него пейзаж это приличная картинка над столом в кабинете. После — эпический образ России, предмет национальной гордости. Вспоминая эту цитату, скажу, что Николай Полисский — верстовой столб русского лэнд-арта. До него — это опыты художественных маргиналов. После — ландшафтные фестивали, собирающие многотысячные толпы людей. Это принципиальный сдвиг в структуре функционирования современного искусства в России. Поэтому — верстовой столб.[10]»

Награды и премии

Библиография

Альбомы, каталоги

  • Каталог российской экспозиции 11-й архитектурной биеннале в Венеции: В 4 т. Т. 4: Каталог персональной выставки Николая Полисского / Министерство культуры Российской Федерации; специальный выпуск журнала «Проект Классика»; под. ред. Григория Ревзина и Павла Хорошилова. — [Б. м.], 2008.

Интервью

Статьи

  • Ромер Фёдор. Никола-неленивец (недоступная ссылка) // Еженедельный журнал. — № 032. — 19 августа 2002 года.
  • Кулик Ирина. Облако, озеро, башня. Николай Полисский // Проект Классика. — X-MMIV. — 29 апреля 2004 года.
  • Хопта Юлия. Артельное искусство // Загородное обозрение. — 25 февраля 2007 года.
  • Соколов-Митрич Дмитрий. Мужики летят на биеннале // Русский репортёр. — № 7 (37). — 28 февраля 2008 года.
  • Индико Александр. Душа снеговика // Норильский никель. — 2008. — № 2 (41). — Март—апрель.
  • Сурков Владислав. Полисский въезжает // Артхроника. — 2008. — № 6.
  • Гельман Марат. Без названия // Живой журнал. — 28 мая 2008 года.
  • Вольфсон Юлия. Ответ кремлёвскому политтехнологу В. Ю. Суркову на его статью о художнике Н. Полисском // Живой журнал. — 30 мая 2008 года.
  • Бавильский Дмитрий. Культурная политика // Взгляд.ру. — 3 июня 2008 года.
  • Ашкеров Андрей. Сурков и вопросы искусствознания // Русский журнал. — 7 июня 2008 года.
  • Ревзин Григорий. Николай Полисский и русская архитектура // Каталог российской экспозиции 11-й архитектурной биеннале в Венеции: В 4 т. Т. 4: Каталог персональной выставки Николая Полисского / Министерство культуры Российской Федерации; специальный выпуск журнала «Проект Классика»; под. ред. Григория Ревзина и Павла Хорошилова. — [Б. м.], 2008. — С. 8—10.
  • Кулик Ирина. Явление народа // Каталог российской экспозиции 11-й архитектурной биеннале в Венеции: В 4 т. Т. 4: Каталог персональной выставки Николая Полисского / Министерство культуры Российской Федерации; специальный выпуск журнала «Проект Классика»; под. ред. Григория Ревзина и Павла Хорошилова. — [Б. м.], 2008. — С. 12—14.
  • Хроника Николая Полисского // Каталог российской экспозиции 11-й архитектурной биеннале в Венеции: В 4 т. Т. 4: Каталог персональной выставки Николая Полисского / Министерство культуры Российской Федерации; специальный выпуск журнала «Проект Классика»; под. ред. Григория Ревзина и Павла Хорошилова. — [Б. м.], 2008. — С. 142—144.
  • Дмитриева И. Грачи улетели // Технологии строительства. — 2009. — № 2 (64).
  • Москвичёва Мария. Искусство принадлежит огороду! // Московский комсомолец. — № 25080. — 17 июня 2009 года.
  • Федоренко Мария. «Механический лес», «Гиперболоидная градирня» и другие объекты на фестивале «Архстояние» // Сноб. — 27 июля 2009 года.
  • Малькова Наталья. Сучковатый арт // Русский пионер. — 12 мая 2010 года.
  • Ромер Фёдор. Месье Николя. Калужская арт-артель покорила Францию // Культура. — № 45 (7757). — 2—8 декабря 2010 года.
  • Мартынова Анастасия, Лапшов Олег, Сускин Алексей, Быков Николай. Никола-Ленивец — деревушка Калужской области — превратилась в центр современной архитектуры // ТВ Центр. — 23 февраля 2011 года.
  • Курбатов А. А. Нет повести запутанней на свете, чем повесть о… // Территория и планирование. — 2011. — № 1 (31).
  • Шакшина Екатерина. Лэнд-артист приехал в «ЛОМ» // Вечерний Екатеринбург. — 8 июля 2011 года.
  • Корсаков Андрей. Николай Полисский. Русский народный land art — это прикольно! // AdIndex.ru. — 1 августа 2011 года.
  • Коробова Капитолина. Тропа, ведущая к капищу: красиво и загадочно // Весть. — № 399—402 (7214—7217). — 27 октября 2011 года.
  • Курдюкова Дарья. Вулкан в поле, маяк на Угре. К 55-летию художника Николая Полисского // НГ Антракт. — 20 января 2012 года.
  • Гогитидзе Ксения. Николай Полисский: искусство существует вопреки всему // Русская служба Би-би-си. — 6 июля 2012 года.

Примечания

Ссылки

wiki.sc

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о