Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Психологические портреты: Психологические портреты

Содержание

Психологические портреты

Описание типов личности (психологические портреты), которые даны в терминах, близких к жизни и деятельности делового человека, приведены в приложении 1.

Темпераменты человека

Вернемся к темпераментам человека. Известный специалист в области соционики В. Гуленко показал возможность соединить психологический тип человека с его темпераментом. Ранее указывалось, что в соответствии с типологией темпераментов Г. Айзенка темперамент образуется сочетанием двух характеристик: экстра/интроверсия и эмоциональная устойчивость. Первая характеристика присутствует в типологии Юнга, вторую можно равноценно заменить с характеристикой рацио/ирраииональность, описывающей подвижность нервной системы: иррациональные типы легко переключаются с одной деятельности на другую, отличаются большой гибкостью в поведении. Рациональные же типы имеют инертную нервную систему — с трудом работают в режиме постоянных переключений, в поведении последовательны и надежны. В этом случае схема на рис. 1. примет следующий вид (рис. 2).

Из схемы следует, что:

Флегматики — рациональные интроверты (Робеспьер, Максим, Драйзер, Достоевский).

Сангвиники — рациональные экстраверты (Гюго, Гамлет, Джек, Штирлиц).

Меланхолики — иррациональные интроверты (Дюма, Есенин, Бальзак, Габен)

Холерики — иррациональные экстраверты (Дон Кихот, Жуков, Наполеон, Гексли).

Охарактеризуем полученные группы.

  1. Флегматики — это психологические типы, которые спокойны как внешне, так и внутренне. Это самый уравновешенный из всех темпераментов. Интровертная рациональность делает их сдержанными и закрытыми, не отвлекающимися на внешние раздражающие факторы. Это вовсе не означает, что флегматик не способен вспылить. Просто, чтобы довести его до такого состояния, надо потратить значительно больше сил, чем для представителей других темпераментов. Волевой выдержкой отличаются Максим и Драйзер, терпеливостью и покладистостью Робеспьер и Достоевский.
  2. Сангвиники — это психологические типы, которые беспокойны внешне, но спокойные внутри. Их можно охарактеризовать как среднеуравновешенных. Из-за внешней активности многие их принимают за холериков, но это не так: после вспышек раздражительности они очень быстро успокаиваются, для чего им достаточно переключиться на какой-либо другой внешний стимул. Сангвиникам это легко удается благодаря такому свойству, как иррациональная экстравертность. Настоящий же холерик пока не выплеснет накопившееся раздражение наружу, не успокоится. Без особых последствий ссорятся и мирятся Наполеон и Жуков, легко переключают свое внимание с раздражающей темы на приятную Гексли и Дон Кихот.
  3. Меланхолики — это психологические типы, которые спокойны внешне, но беспокойны внутри. Они подобно сангвиникам занимают промежуточное значение по степени уравновешенности нервной системы, сдвигаясь, однако, ближе к полюсу неуравновешенности. Меланхолики — интроверты, поэтому свои внутренние переживания они скрывают под маской спокойствия или, наоборот, оживленности. По этой причине их легко спутать с другими темпераментами. Проблема любого меланхолика — поиск внутренней гармонии, которую так легко разрушить грубыми воздействиями внешних факторов. Меланхолическими депрессиями страдают как оптимистически настроенные Дюма и Есенин, так и пессимисты Бальзак и Габен. Их чувствительная нервная система тонко воспринимает несовершенство мира, порождающее страдания, и заставляет прятаться либо за наигранным оптимизмом, либо за подчеркнутым пессимизмом.
  4. Холерики — это психологические типы, которые отличаются как внутренним, так и внешним беспокойством. Этот темперамент самый неуравновешенный: когда HI пути холерического психологического типа возникает внезапное препятствие, из-за экстраверсии он не в силах сдержать возбуждение — оно выплескивается наружу. Обойти препятствие ему тоже трудно из-за своей рационально! прямолинейности. Взрывным холерическим темпераментом отличается и нервозный Штирлиц, и беспокойный Джек, и взволнованный Гамлет, и обладающий сильным эмоциональным прессингом Гюго.

Теперь обратимся к моделям, с помощью которых можно описать психику человека, руководствуясь указанными выше свойствами. В соционике используются две модели; обе они принадлежат А. Аугустинавичуте, но поскольку первая из них наиболее близка идеям Юнга, ее принято называть модель «Ю». Вторая (модель «А»

) — самая полная, нее входят все 8 функций. На ней мы остановимся позднее а сейчас рассмотрим первую модель.

Модель «Ю»

Согласно этой модели, человеческая психика есть результат совместного действия четырех «каналов связи». Условимся именовать их по номерам по мере убывания силы действия: с самого сильного до самого слабого. Каждая из функций занимает свой канал, не повторяясь ни в одном; из них.

  1. Первый канал — самый мощный, в наибольшей мере! определяющий психический тип человека. Психическая функция этого канала связи именно та область, где индивид в наибольшей степени уверен в себе, легко ориентируется, спокойно переносит критику и шутки в свой адрес. По этому каналу человек получает наиболее полную и объективную информацию о мире. Его мысли, его действия и часто его профессия так или иначе зависят от вида функции, действующей в его первом канале.
  2. Второй канал называют продуктивным, или творческим. Это — доминантная сфера, область активного действия, направленного вовне. Творческие возможности человека всегда согласуются с функцией, действующей в этом канале.
  3. Третий канал: тут есть стремление (чаще всего неосуществимое) видеть себя в согласии с миром и с самим собой. Но этот канал не обладает слишком сильной энергетикой, так что давление, оказываемое в этой области, человек воспринимает весьма болезненно. Психическая функция размещенная здесь, оказывается в результате весьма уязви мой для постороннего вторжения. Вот почему третий информационный канал обозначают иногда как ТНС (точка наименьшего сопротивления).
  4. Четвертый канал называют обычно суггестивным, ибо по этому каналу человек в наибольшей степени внушаем Психическая функция, действующая здесь, — самая слабая из четырех; человек весьма неуверенно по ней ориентируется, и коррекция ему естественно необходима. Однако на сознательном уровне он почти безразличен к информации в данной области и довольно слабо ее воспринимает.

В дальнейшем для определения соционического типа мы будем пользоваться моделью «Ю» не только в силу ее относительной простоты, но, главным образом, потому что самые существенные каналы связи (первые три) выявлены уже. здесь. В общем виде эти модели для всех шестнадцати психологических типов выглядят следующим образом:

Символы функции для каждого соционического типа обозначены строго по их расположению в «каналах связи» (сверху вниз). Это означает, что функция, стоящая наверху, находится в первом (акцептном) канале. Ниже — второй (творческий) канал и т.д. Таблица, однако, вызывает целый ряд вопросов, например: почему типов всего 16 — ведь вариантов сочетаний должно быть значительно больше; почему в психике человека должен доминировать только один канал; только ли восемью функциями может определяться тип человека?

Не на все эти вопросы можно найти логически обоснованный ответ. Когда речь идет о человеческой психике, все остальные закономерности устанавливаются только путем длительных наблюдений (этому помогает и клиническая практика). Именно наблюдениями — их начал Юнг — установлено, что действительно в психике доминирует одна из психических функций — она-то и действует в первом канале. Эта функция, во-первых, должна совпадать с «вертностью» индивида, во-вторых, иметь точную ориентацию по оси «рациональность-иррациональность» и уже в этой области определиться по признаку либо логико-эмоциональному, либо сенсорно-интуитивному.

Кроме того, функция, расположенная во втором творческом канале, должна обладать, по крайней мере, тремя обязательными свойствами:

  1. Противоположной «вертностью». Если первая функция интровертна, то вторая должна быть экстравертна, и наоборот. Как было рассмотрено ранее, функции разной «вертности» мы условились изображать символами разных цветов.
  2. Функция второго канала должна быть также на другом полюсе по признаку рациональности-иррациональности, по сравнению с функцией первого канала.

Два вышеназванных признака можно обосновать очень просто: психика любого нормального человека должна обладать, хотя бы потенциально, свойствами равновесия. Поэтому две самых сильных функции в своих основных качествах обязательно будут дополнять друг друга.

Между обеими первыми функциями существует самая тесная взаимостимулируюшая связь. Обе функции как бы связаны в единое целое. Условимся называть это ВЕДУЩИМ БЛОКОМ. Так вот, именно этот блок и определяет соционический тип. Теперь понятно, почему их 16: таково количество возможных вариантов (из 8 по 2).

Что касается порядка расположения остальных двух функций, то он подробно расписан в модели «А».

Модель «А»

В модели Юнга (модель «Ю»), как было рассмотрено выше, в характеристике каждого типа использованы четыре из восьми функций. Однако человек не может обойтись без остальных четырех. Другое дело, что они не в той же степени проявляют себя и не так четко могут быть осознаны. Поэтому самая полная модель должна включать все 8 психических функций. Такая модель была построена

А. Августинавичуте и в честь создательницы получила название модель «А». Эта модель — скорее результат интуитивной догадки, чем нечто логически доказуемое. Аналогично тому, как это было сделано при рассмотрении модели «Ю» , приведем сразу готовый результат. Нам достаточно выбрать модель, соответствующую только одному из 16 типов, например Дон Кихоту. Для сравнения приводим оба вариант.

Модель «А» составлена из двух колец так, как это изображено на рисунке. Верхнему кольцу обычно присваивают названия: сознательное, активное, ментальное; нижнему -бессознательное, пассивное, витальное. Верхнее активное кольцо включает в себя три уже хорошо знакомых нам из модели «Ю» информационных канала. Четвертый канал оказался в нижнем кольце модели «А».

По предположению автора модели, активное кольцо — сознательно. С его помощью человек осмысливает информацию, обменивается ею с другими людьми. Выдаваемая информация строго контролируется, непосредственным реакциям здесь места нет. Индивид говорит и демонстрирует с этого кольца только то, что он сознательно хочет сказать или показать.

Нижнее пассивное кольцо — подсознательно. Разница между сознанием и подсознанием (по мысли Юнга) в первом случае это то, что индивид делает, во втором — то, что с ним происходит. Кольцо сознания также носит название ментальное, что означает мыслительное, умственное, а кольцо подсознания — витальное, т.е. способствующее жизнедеятельности организма.

В одно из колец всегда входит интуиция времени, а в другое — интуиция возможностей. Поскольку первая характеризует восприятие процессов, меняющихся во времени, то кольцо с ней — динамическое, а кольцо с интуицией возможностей — статическое.

По сути дела это отражение двух одновременно существующих сторон материальной действительности: динамических и статических процессов. Но один из этих процессов воспринимается сознательно, другой — подсознательно.

Все четыре функции каждого кольца связаны энергетическим импульсом, который может иметь два направления: по часовой стрелке (+) и против часовой стрелки (-).

Теперь в рамках модели «А» рассмотрим взаимодействие дуалов. Модели дуалов в определенном смысле противоположны. Что у одного расположено в активном ментальном кольце, у другого находится в пассивном.

Направление импульса в каждом кольце задается сама активной функцией. По схеме видно, что знаки у колеи разные. Это ведет к максимальной социализации обоих индивидов и к повышению их жизненного тонуса.

Сильные и слабые стороны психологических типов, вытекающие из модели «Ю» и «А» , представлены в таблице 9

Искусственный интеллект создает психологический портрет — Российская газета

Искусственный интеллект уже знает о нас больше, чем мы сами о себе думаем, утверждают специалисты. Он беспристрастен, а потому с холодным «сердцем» и математическим разумом анализирует цифровые следы, которые мы оставляем в социальных сетях. Оказывается, даже в самых обычных интернетовских текстах можно узнать об авторе немало интересного.

Магистрант Института прикладной математики и компьютерных наук Томского госуниверситета Екатерина Атамасова предложила метод, который позволяет нейросети по открытым данным соцсетей составить психологический портрет пользователя.

— Главная цель работы — с помощью такого портрета своевременно выявлять группы риска: людей с расстройствами поведения, суицидальными наклонностями, склонностью к наркотикам, агрессии и т.д., — объясняет автор проекта.

Конечно, когда пользователь, что называется, душа нараспашку, это задача не для изощренного ИИ. Его хобби — трудные случаи, с которыми придется основательно повозиться даже классным специалистам. Когда пользователь Сети себя особо не проявляет, во всяком случае нет очевидных наводок, зацепок, по которым можно «нарисовать» четкий портрет пользователя. Сказать, экстраверт он или интроверт, насколько эмоционально устойчив, есть ли аномалии в поведении и т.д. И вот здесь ИИ чувствует себя как рыба в воде. Причем создает психологический портрет очень быстро. Правда, для этого сначала его самого пришлось долго учить на большой группе добровольцев. А затем проверять приобретенные навыки на тестах. После чего созданная Атамасовой система получила добро и была выпущена в «люди». В чем ее отличие от уже существующих вариантов?

— Традиционно для составления психологического портрета применяют так называемую «большую пятерку» показателей, которые дают основную информацию о личности: данные профиля, интересы, дружеские связи, текст и активность пользователя, — говорит научный руководитель исследования, директор Центра прикладного анализа больших данных ТГУ Вячеслав Гойко. — Екатерина дополнила пятерку еще тремя характеристиками — стресс, тревожность, подавленность. Но самое главное, как обрабатывать цифровой след. Автору удалось для каждой психологической характеристики подобрать наиболее точный и эффективный алгоритм.

По словам Гойко, это позволило не только получить более тщательный и детальный психологический портрет человека, но, что очень важно, почти в два раза сократить необходимое для обучения ИИ число добровольцев и время при обучении нейросети.

Сегодня эта нейросеть может с высокой вероятностью выявлять различные группы риска, склонности человека к тем или иным аномалиям в поведении, например, с точностью почти 80 процентов прогнозировать состояние стресса, с точностью более 75 процентов определять уровень эмоциональной устойчивости пользователя.

— Но она настроена не только на негатив, — говорит Гойко. — Эта нейросеть может выявлять людей, склонных к самообразованию, высоко мотивированных к обучению. А скажем, по словарному запасу, употреблению редких слов, числу комментариев и их содержанию можно судить о креативности человека. Такая информация поможет тьюторам и школьным психологам быстро определять психологические характеристики школьников и студентов, поможет в построении индивидуальной траектории образования.

Исследование поддержано Российским научным фондом.

Между тем

Ученые из Стэнфордского университета обучили нейросеть выявлять политические пристрастия человека. Она с точностью 72 процента может отличить либералов от консерваторов. Кажется, что результат не особо впечатляет. Но у человека он намного хуже — всего 55%. Почти с тем же успехом можно угадывать, подбрасывая монету.

Сексуальные маньяки. Психологические портреты и мотивы

Издательство «Бомбора» представляет книгу Джона Дугласа, Энн Бёрджес и Роберта Ресслера «Сексуальные маньяки. Психологические портреты и мотивы» (перевод С. Богданова).

Впервые опубликованная еще в конце 80-х годов прошлого века, эта книга предугадывает бурное развитие методов профайлинга. Специально обученные агенты ФБР обследовали 36 осужденных сексуальных маньяков с целью создания профайлов, раскрывающих мир серийного убийцы. Информация была получена из официальных психиатрических и криминальных отчетов, протоколов судебных заседаний, а также из обширных бесед с самими преступниками.

Предлагаем прочитать фрагмент из главы «Антецедентное поведение и акт убийства».

 

Этап 1: антецедентное поведение и планирование

Первый этап — антецедентное поведение убийцы — создает фон, на котором происходит преступление. На этом этапе действия преступника определяются предшествующими инциденту стресс-факторами, расположением духа и процессом составления плана.

Предпреступные стресс-факторы

Психологическое и эмоциональное состояние убийцы, его расположение духа и, следовательно, его поведение перед убийством в разной степени определяют события, происходящие вокруг него. В качестве причин своих поступков убийцы часто называют провоцирующие стрессы. Они не всегда отдают себе отчет в базовых проблемах, обусловивших возникновение этих стресс-факторов и играющих важнейшую роль в мотивации. Тем не менее в сознании убийцы эти факторы (например, ссора с родителями) являются более чем достаточным основанием для агрессии, направленной на окружающих, даже совершенно незнакомых. Объекты нашего исследования упоминали в числе стресс-факторов, наличествовавших непосредственно перед совершением убийства, конфликты с лицами женского пола, конфликты с родителями, финансовые затруднения, супружеские проблемы, конфликты с лицами мужского пола, рождение ребенка, телесные повреждения, проблемы с законом, проблемы с работой и стресс в связи с чьей-то смертью.

Конфликты с лицами женского пола. В 48 из 81 случая убийств (59 %), по которым имелась соответствующая информация, мужчины заявляли о том, что, по их мнению, почву для совершения убийства подготовил, среди прочего, некий конфликт с женщиной. В одном из таких случаев убийца рассказал, что познакомился в баре с женщиной и выпивал с ней. Затем она начала подвергать его насмешкам. После этого он подцепил другую женщину и отвел ее к себе домой, где убил с особой жесткостью.

В то же время некоторые убийцы признавались, что в основе стресса, на первый взгляд вызванного конфликтом с женщиной, лежали другие факторы. Один из убийц описал свой дополнительный стресс таким образом:

За три дня до этого я порвал со своей подружкой и чувствовал себя очень тревожно и напряженно. А потом, на следующий день после случившегося [убийства], она позвонила, чтобы сказать, что была не права и хочет меня видеть. Я понимал, что наделал, и всё такое, и видеть ее мне было неохота. Так что я избегал ее пару недель… Я сделал это [совершил убийство] не просто потому, что был зол на свою подружку… Тут было влияние среды, были проблемы в школе. Из-за своей девушки я стал прогуливать учебу, и примерно за месяц до того, как всё произошло, у меня начались проблемы. Мне кажется, несколько вещей сошлись в одной точке, вот и случилось то, что случилось. На меня и дома давили, чтобы я оценки исправлял, работать шел и так далее.

Конфликт с родителями. Другим значительным стресс-фактором, непосредственно предшествующим убийству, является конфликт убийцы с родителями. В 48 из 86 случаев (53 %) преступники говорили о проблемах с родителями. В одном случае убийца несколько раз подрался с отчимом и попытался убить его из револьвера 45-го калибра. В другом случае усыновленный в раннем возрасте молодой человек, получив имя и адрес своей биологической матери, связался с ней. Он отправился к ней домой в полной уверенности, что она возьмет его к себе жить. Однако женщина ему в этом отказала, а позже он узнал, что у него есть сестра, которую воспитала их биологическая мать. Свою ярость из-за этого он неосознанно переносил на своих жертв, напоминавших ему сестру возрастом и внешним видом.

Финансовые проблемы. В 48 % из 86 случаев убийств мужчины говорили о существовании у них финансовых проблем в период совершения преступления. Опять же, данный стресс-фактор может быть тесно связан с каким-либо еще, как в следующем примере:

У меня были кое-какие финансовые затруднения, [тем не менее] c женой отношения были вполне ничего. С родителями я ссорился, потому что всё время пил. У меня случались конфликты с тещей, тестем и шурином. У нас с ними то и дело [возникал] какой-нибудь спор.

Высокая степень агрессивности этого мужчины была связана с финансовыми трудностями, алкоголем и проблемами с родственниками. Все эти факторы обусловили его эмоциональное состояние.

Проблемы с работой. Трудности с работой указывались в качестве провоцирующего стресс-фактора в 39 % из 90 случаев убийств и предполагались еще в 26 % случаев. К проблемам с работой относятся ситуации, когда преступник был безработным или испытывал трудности на рабочем месте. Работодатель одного из убийц сообщил следующее:

[Преступник] не выполнял приказы и указания. Не ладил с другими сотрудниками. Он часто вступал в конфликты без повода. Сотрудники боялись сказать при нем лишнее слово или перечить ему в чем-либо. От него пахло пóтом, и я не мог заставить его что-то с этим сделать. [Хотя] он неплохо справлялся с доставкой и нареканий от заказчиков практически не было, проблема с ним была в том, что он создавал проблемы другим сотрудникам.

Супружеские проблемы. Поскольку лишь немногие из преступников были женаты, брак не так часто упоминался в качестве источника стресса. Однако в 21 % из 89 случаев убийств его указали как одну из проблем. Так, один из убийц признался, что имел связи с другими женщинами и узнал, что у жены тоже есть роман на стороне. В этот период его фантазии об изнасиловании и убийстве стали особенно яркими.

Дополнительные стресс-факторы. В числе прочих провоцирующих стрессовых событий убийцы называли проблемы с законом (28 % из 89 случаев), конфликт с лицом мужского пола (11 % из 81 случая), телесные повреждения (11 % из 83 случаев), смерть близкого человека (8 % из 78 случаев) и рождение ребенка (8 % из 89 случаев). Примером последнего события в качестве провоцирующего фактора служит следующий отрывок из тюремного досье преступника:

Узнав о беременности жены, [убийца] приобрел пистолет, который хранил дома под предлогом того, что на жену могут напасть или попытаться ограбить квартиру, когда он на работе. После рождения первого ребенка в преступнике что-то изменилось. Он стал более озабоченным, жаловался на физические боли, спал беспокойно, а его отношения с окружающими испортились. Он перестал уделять внимание исполнению супружеского долга… Конкретное отношение к рождению ребенка имели три убийства. Первое убийство было совершено спустя шесть недель после этого события, второе убийство случилось, когда жена забеременела вторым ребенком, а третье произошло на следующий день после того, как их первенцу исполнился год.

Сложную взаимосвязь стресс-факторов демонстрирует также следующий пример:

Убийца, регулярно употреблявший наркотики, сообщил о продолжительной депрессии, что подтверждается его частыми госпитализациями в психиатрические стационары. Мужчина мечтал стать актером и выражал глубокое разочарование в связи со своей неспособностью получить эту работу. Карта стационарного больного показывает, что в течение нескольких недель перед совершением преступления мужчина находился в депрессии, страдал бессонницей и диареей и говорил о самоубийстве. На следующий день после того, как он обсудил с медперсоналом выписку из больницы, мужчина совершил убийство.

Расположение духа

Расположение духа — общепринятый термин для обозначения доминирующего эмоционального состояния, служащего первичным фильтром и механизмом интерпретации внешних событий. Умонастроение преступников непосредственно перед убийством свидетельствовало о таких крайне негативных эмоциональных состояниях, как фрустрация (50 %), враждебность и злость (46 %), смятение (43 %) и возбужденность (41 %). Не менее интересны симптомы и состояния, сопутствующие внутреннему стрессу, такие как нервозность (17 %), депрессия (14,6 %), страх (10 %), безразличие (8,8 %) и растерянность (7 %). Эти данные показывают, что убийца практически не испытывает эмоций, хоть в какой-то мере указывающих на восприимчивость, что позволяет ему интерпретировать поведение жертвы самым негативным образом. Расположение духа наглядно демонстрирует, каким образом убийца поддерживает свои отрицательные установки и обосновывает свое преступление. Мы можем видеть здесь полное отсутствие эмоций, позволяющих соотнести себя с беззащитностью, болью и ужасом жертвы.

Предварительное планирование преступления

Что касается планирования, 50 % опрошенных убийц оценили свои действия как заранее обдуманные в отношении жертвы, времени и места совершения преступления. Еще 34 % признавали, что были в соответствующем настроении и ожидали удобной возможности совершить убийство. В последнем случае может показаться, что преступные деяния были обусловлены импульсивностью маньяков, однако в плане структуры и организации мышления эти мужчины вполне соответствуют первой группе. Зная места и способы привлечения жертв, при удачном стечении обстоятельств они совершают преступление и называют его спонтанным. Остальные 16 % преступников считали свои деяния исключительно произвольными и незапланированными. Эти мужчины были лишены механизмов оценки своих действий или не отдавали себе отчета в наличии у них каких-либо мыслей или эмоций, подводящих к кровавой развязке. В то же время нам представляется, что лица, совершающие преступления на сексуальной почве, могут действовать более предумышленно и целенаправленно, чем было принято считать ранее.

Мотивацией к убийству могут послужить сознательная фантазия, план, установка или повод. Убийцы, действующие на сознательном мотивационном уровне, обычно помнят, что думали непосредственно перед убийством. Один из опрошенных нами убийц так описал свою зацикленность на мысли об убийстве: «Весь день меня так и тянуло сделать это, а я всё надеялся успокоиться, надеялся заглушить это желание выпивкой».

Такие люди разрабатывают детальный план убийства. Обычно этот план совершенствуется с каждым новым убийством: каждый новый опыт снабжает преступника новыми идеями. Мужчина, совершивший свое первое преступление после разрыва с подружкой, не планировал его сознательно, но все последующие убийства тщательно готовил во избежание поимки. С каждой новой жертвой этот убийца становился всё изощреннее в своих фантазиях.

Других преступников могут толкать на убийство провоцирующие факторы внешней среды. И хотя их действия являются результатом серии различных событий, на самом деле убийство совершается не спонтанно, а в рамках некоего плана. Некоторые, в частности Саменов, ставят под сомнение само понятие спонтанного убийства (Samenow, 1984).

В одном случае предположительно спонтанного убийства преступник встретился со своей жертвой в лифтовом холле многоквартирного дома, оглушил ее и затащил на площадку под крышей. Осмотр места преступления показал, что убийца уже представлял себе свое преступление. Тело находилось в ритуализированном положении, жертва была посмертно связана, а в самом месте преступления была заметна определенная симметрия. Всё это указывало на заранее обдуманное преступление.

Психологические портреты советстких людей в фотографиях 60-х – 70-х годов

Анатолий Константинович Болдин — один из старейших московских фотографов. Его профессиональное и творческое становление пришлось на период позитивных преобразований в культуре и науке СССР 1950-х  ― 1960-х годов. Экспозиция, состоящая из ста черно-белых и цветных отпечатков 1957–2010 годов, впервые достаточно полно представляет творчество автора петербургскому зрителю. РОСФОТО благодарит Анатолия Константиновича за передачу в музейное собрание десяти авторских работ.

В экспозицию вошли оригинальные авторские отпечатки: фотоэтюды, получившие популярность в шестидесятых годах, формальные эксперименты в технике фото-граммы, картины студенческой жизни и моменты спортивных состязаний, жанровые сцены, запечатленные автором в Москве, Ленинграде, Львове, Саратове, Горьком, Бухаре, Усть-Каменогорске, Севастополе и других городах и республиках СССР.

Болдин пришел в фотографию в 1957 году, поступив в МГТУ им. Баумана, где стал фотокорром институтской многотиражной газеты «Бауманец» и принял участие в организации студенческого фотоклуба. В начале 1960-х, на волне интереса нового поколения фотографов к репортажной фотографии, Анатолий Болдин учится в Лектории фоторепортажа при Центральном доме журналистов СССР. Полученный опыт окончательно сформировал документальную стилистику работ молодого ав-тора, стремящегося запечатлеть «жизнь как она есть». В это же время снимки Анатолия Болдина все чаще появляются на страницах московских и центральных газет и журналов, запоминаясь зрителям композиционным совершенством, эмо-циональностью и образной лаконичностью. Включенные в экспозицию работы «Ритм труда» (1957), «Друзья», «Куклы» (1961), «Первокурсник» (1962), «Болельщики» (1965), «Бабушка и внучек» (1966), в разное время удостоенные многочисленных наград, сегодня по праву вошли в золотой фонд российской фотографии.

В 1962 году после защиты диплома Анатолий Болдин работает инженером в научно-исследовательском институте, а фотографии посвящает свободное время. В 1964 году Анатолий Болдин становится членом ведущего московского фотоклуба «Новатор». В составе «Новатора» он участвует в многочисленных клубных вы-ставках в Москве, Астрахани, Вильнюсе, Новосибирске и Перми. Далее его работы с успехом демонстрировались на всероссийских и всесоюзных смотрах в Москве, участвовали в межклубных выставках в Алма-Ате, Днепропетровске, Коврове, Ленинграде, Львове, Минске, Могилеве, Одессе, Риге, Рязани, Ташкенте, Тбилиси, Улан-Уде, Херсоне, Чебоксарах, представляли советскую фотографию на между-народных выставках в Англии, Болгарии, Бразилии, ГДР, Дании, Индии, Польше, Румынии, Югославии.  

Новый период в творческой жизни Анатолия Болдина начался в 1970 году с избра-нием на должность председателя фотоклуба «Новатор». Молодому председателю помогли представители старшего поколения «новаторцев» ― знаменитые пионеры советской фотографии Александр Владимирович Хлебников (1897–1979) и Георгий Николаевич Сошальский (1895–1993).

16-летняя деятельность Анатолия Болдина по развитию клубного фотолюбитель-ского движения в 1980-х годах была отмечена Дипломом почета ВДНХ СССР.
Отдавая почти все свое свободное время организаторской деятельности, Анатолий Болдин продолжал заниматься творческими поисками, разрабатывая актуальную для 1970-х ― 1980-х годов тему жизни вещей и жанр психологического портрета. Знаковыми в этот период стали фотографии «В Некрополе» (1978), «Думы», «Спортсмен» (1979), «Женька» (1984), «Фотохудожник Г. Н. Сошальский» (1985), «Крымчанка» (1986), как в зеркале, трудные психологические моменты жизни в СССР в это время.

С 2002 года Анатолий Болдин собирает материалы по истории клуба «Новатор», одного из старейших в нашей стране, готовит и издает серию книг «Библиотечка фотоклуба „Новатор“». Первыми книгами в серии стали издания «А. Хлебников» и «Г. Сошальский» как дань уважения ученика своим учителям.

«100 фотографий» ― это актуальный образ отечественной истории с послевоенного до настоящего времени, также дающий представление об истории фотолюби-тельского движения в СССР, как ее видел и переживал непосредственный участник событий ― фотограф Анатолий Константинович Болдин.

Парадный корпус РОСФОТО, 3-й этаж.

Психологический портрет налогового консультанта

На основе выявленных профессионально-значимых качеств, необходимых налоговому консультанту для эффективной работы, было проведено психологическое  тестирование,  в котором приняли участие 158 аттестованных налоговых консультантов. 


Проведенная диагностика аттестованных налоговых консультантов позволяет составить обобщенный психологический портрет личности налогового  консультанта.

Было выявлено:

  • у налоговых консультантов сформированы выше нормы мыслительные качества, характеризующие логичность мышления;
  • выше нормы развит уровень творческого интеллекта, проявляющийся  в комбинации различных мыслительных умений: способности схватить суть взаимосвязей, в умении видеть несколько возможных путей и мысленно выбирать наиболее эффективный путь, способности находить новые и необычные решения, умении выбирать при наблюдении материал, необходимый для решения данной проблемы и др.;
  • значительно выше нормы сформирован социальный интеллект,  проявляющийся  в умении устанавливать и поддерживать контакты;
  • по типу личности налоговый консультант – это демократический лидер, способный сам выполнять необходимую рутинную работу для достижения  поставленной цели. Преобладание миротворческих черт в личности налогового консультанта обеспечивает его коммуникабельность, что нашло свое подтверждение в результатах исследования социального интеллекта налогового консультанта;
  • из 12 потребностей, характеризующих профессиональную мотивацию специалиста, одинаково высоко выражены 2 потребности:
    • потребность в самостоятельности, независимости и самосовершенствовании своей личности, причем, эта потребность значительно выше средних показателей;
    • потребность в изначально интересной и полезной для общества работе. Данные потребности задают вектор профессиональной мотивации налогового консультанта. По своей профессиональной мотивации налоговый консультант – это энергичный, преданный своему делу, самомотивированный, глубоко и творчески осваивающий определенную сферу, специалист.

На основе проведенных исследований можно сделать следующие выводы:

  • Налоговый консультант – это интеллектуальный, коммуникабельный, самомотивированный профессионал новой формации, специалист «vip – класса», преданный своему делу,  умеющий работать с информацией и способный достигать поставленных целей, основными чертами которого являются: интеллектуальная инициатива, коммуникабельность, самомотивированность, целеустремленность.
  • Деятельность налогового консультанта по своему содержанию сложна,  разнообразна, что определяет высокие требования к его профессионально-значимым и личностным качествам, сформировать которые за короткий период невозможно. Поэтому, овладение налоговым консультированием  оптимально в системе  послевузовского профессионального образования, при наличии соответствующего базового высшего образования и опыта работы.
  • Целенаправленное формирование налогового консультанта в соответствии с требованиями к его профессионально-значимым качествам возможно при наличии специальной поэтапной системы обучения, включающей в себя базовую, и специализированную подготовку налоговых консультантов. Поэтапная обучающая программа  «Налоговое консультирование» позволяет установить  уровень профессионализма налогового консультанта, который, в свою очередь, определяет его квалификационную категорию.
  • В идеале данные психологические качества  должны  формироваться не только в процессе обучения, но и самостоятельной осознанной работы налоговых консультантов над своим профессионализмом.
  • Гармоничное, интенсивное формирование уникальных профессионалов новой формации, специалистов  «vip – класса», которыми по праву являются налоговые консультанты, возможно в  благоприятной среде, которой является профессиональное сообщество. Только профессиональное сообщество налоговых консультантов способно накопить, сохранить и передать бесценный, коллективный опыт в области налогового консультирования.

Психологическая драма, или Как написать портрет словами: профильные семинары молодых литераторов

В течение пяти дней воспитанники программы «Литературное творчество» учились создавать яркие словесные портреты людей на семинаре Марии Башмаковой, журналиста изданий «Огонек», «Русский мир», «Фонтанка» и «Новая газета в Санкт-Петербурге».

Как описать человека, чтобы его образ сразу сложился в голове у читателя, как брать интервью, чтобы собеседник содержательно и отзывчиво отвечал на вопросы, а затем грамотно отразить суть беседы? Всему этому школьников учила журналист изданий «Огонек», «Русский мир», «Фонтанка» и «Новая газета в Санкт-Петербурге» Мария Башмакова, которая провела для ребят семинар «Психологический портрет».

Для начала молодые журналисты придумывали вопросы вымышленным персонажам (высокомерная балерина, незадачливый ученик), пытаясь раскрыть их образы с драматической стороны. Затем ребята брали интервью друг у друга, учились делать яркие текстовые зарисовки.

– Я учу писать психологические портреты, потому что сама очень люблю заниматься этим. Мне интересны люди. Большинство моих работ связано с раскрытием образа человека или с социальными проблемами. Моей задачей было не столько научить писать журналистские тексты, сколько попробовать обратить внимание юных авторов на разных людей и их характеры. И если это у меня хоть немного получилось, я очень рада, – сказала Мария Башмакова.

По словам школьников, каждое из занятий семинара пошло им на пользу. Понимать собеседника, доходить в разговоре с ним до самой сути, быть в меру критичным и передавать информацию осмысленно теперь казалось не таким сложным.

– Журналист должен не только задавать вопросы, но и внимательно слушать, чтобы потом суметь это все обработать. Конечно, после «Психологического портрета» знаний прибавилось. Жанр интервью мне очень близок: я всегда интересуюсь внутренним миром людей. И если раньше я задавала человеку пустые вопросы, никак не раскрывающие его личность, то теперь я научилась умело вести беседу и надеюсь, что людям приятно со мной работать, – поделилась Екатерина Ивлева (город Лесной, Свердловская область).

Материал подготовлен: Ксения Демина (17 лет, Свердловская область, направление «Литературное творчество»)

Психологический портрет личности. Пример. | Бизнес-тренер Костюхина Ольга

 

Используя различные методики можно составить психологический портрет личности человека, даже не зная его. Такие портреты личности часто используют при приеме на работу, даже в брачных агенствах для подбора пары. Использовать можно различные методики, я выбрала самые популярные тесты, которые гарантируют высокую валидность: 16 факторный опросник Кеттела, мотивационный опросник Мехрабиана, опросник личностных качеств Айзенка и др.

Исследуются обычно: личностная сфера — особенности характера, коммуникативная сфера, интеллектуальная. Анализируются склонности к той или иной деятельности, виды мотивации и т.д. На основе полученных данных можно сделать общее заключение о человеке и дать определенные рекомендации. Справедливости ради надо сказать, что тестировать можно несколько направлений и обычно, психолог, выбирает те направления, которые актуальны для испытуемого. Для определения тех или иных качеств характера есть определенные тесты, методики, которые состоят из большого числа вопросов и/или заданий так, например, тестировать можно по шкалам креативности, самооценки, невротизации и прочее.

Также, чтобы составить психологический портрет личности можно использовать более упрощенные методики, например, тест типологии личности DISC или соционику. Данные тесты можно заполнить онлайн и получить сразу ответ — какому типу личности вы соответствуете. Это быстро, легко, но не всегда точно и критериев оценки не так много. 

ОНЛАЙН консультация ПСИХОЛОГА

Можно составить психологический портрет личности и по странице в соцсетях. Проанализировав фотографии, интересы, посты человека. Специалисты могут это сделать с высокой точностью. При условии, если сам оцениваемый не создает себе псевдоимидж, выкладывая социальноприемлемую, социальноодобряемую информацию о себе. Пример такой оценки страницы в контакте смотрите в моем интервью 1 каналу.

Записаться на консультацию к Ольге Костюхиной +7(926) 534-2274.

Преимущества высоковалидных методик — это конечно, достоверность данных. Главный же отрицательный момент — это сложность обработки ответов. (См. в конце статьи пример Пятифакторного опросника личности.)

Поэтому такие приемы оценки используют в клинических целях, либо для обоснования научных работ, либо для получения высокоточных результатов, при приеме на работу в некоторых подразделениях. Обработкой результатов занимается профессионал, как правило, hr или психолог. 

Смотреть пример ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ СОТРУДНИКА

Если вы хотите протестировать себя или своих знакомых самостоятельно, то лучше пользоваться более простыми методиками, о которых я уже сказала (DISC, соционика).

Узнайте свой тип личнойсти и характера. Быстро, без подсчета баллов. Проективная методика — тест Деллингера. 

 

Пример оценки личности

Данный портрет личности реального человека, используемые методики — Кеттелл 16ф, Кеттелл опросник интеллекта, опросник Мехрабиана, опросник Айзенка, Пятифакторный опросник.

 

Психологически портрет личности: Сергиенко Альбина

Краткие сведения об испытуемом: ж пол,  возраст, образование — студент

 

Черты характера: По результатам  опросника черт  характера взрослого человека у испытуемого выявлены такие черты, как: общительность и обращенность индивида вовне, широкий круг знакомств, необходимость в контактах. Действует под влиянием момента, импульсивен, вспыльчив. Он беззаботен, оптимистичен, добродушен, весел. Предпочитает движение и действие, имеет тенденцию к агрессивности. Чувства и эмоции не имеют строгого контроля, склонен к рискованным поступкам.

Согласно опроснику Айзенка, относится к типу — сангвиник быстро приспосабливается к новым условиям, быстро сходится с людьми, общителен. Чувства легко возникают и сменяются, эмоциональные переживания, как правило, неглубоки. Мимика богатая, подвижная, выразительная. Несколько непоседлив, нуждается в новых впечатлениях, недостаточно регулирует свои импульсы, не умеет строго придерживаться выработанного распорядка жизни, системы в работе. В связи с этим не может успешно выполнять дело, требующее равной затраты сил, длительного и методичного напряжения, усидчивости, устойчивости внимания.

Интеллектуальная сфера: По результатам опросника интеллекта Кетела интеллектуальные способности значительно выше среднего. Собранный,  сообразительный; наблюдается абстрактность мышления. Высокие общие умственные способности; проницательный, быстро схватывающий; интеллектуально приспосабливается; существует некоторая связь с уровнем вербальной культуры и эрудицией

Согласно опроснику Мехрабиана выражена мотивация на достижение успеха.

В тоже время, открытость по отношению к опыту — ниже среднего: довольно приземленный, невосприимчивый тип.

Почтенный, имеет установившиеся взгляды, идеи; терпим к традиционным трудностям; принимает только испытанное временем; подозрительность к новым людям. С сомнением относится к новым идеям, склонен к морализации и нравоучениям.

Эмоционально-волевая сфера:

Средняя степень эмоциональной стабильности: не всегда спокоен и уравновешен, может быть несколько тревожным, легко возбудимым и излишне эмоциональным. довольно раздражительный, безжалостный, подозрительный, не склонный к сотрудничеству, неуступчивый.  Довольно безответственный, неорганизованный и недисциплинированный. По данным опросника Кеттела, также присутствует подозрительность, ревнивость, “защита” и внутреннее напряжение. Ревнивый, завистливый; большое самомнение; догматичность, подозрительность; задерживает свое внимание на неудачах. Требует от окружающих нести ответственность за ошибки; раздражительный. Его интересы обращены на самого себя, осторожен в своих поступках, эгоцентричен.

Коммуникативная сфера:

Довольно коммуникабелен, общителен, словоохотлив, напорист и активен. Иногда неуступчив и подозрителен. На него не всегда можно положиться. Склонен к лидерству. Групповая независимость, самостоятельность, находчивость, самостоятельно принимает решения; может господствовать, не нуждается в поддержке других людей, независим. Изысканный, умеет вести себя в обществе. Имеет точный ум.

В результате, можно говорить о том,  что у испытуемого в целом  все  показатели находятся в приемлемых границах. Необходимо лишь обратить внимание на противоречия, с одной стороны у испытуемого выявлены высокие коммуникативные навыки, с другой стороны, возможно они не могут проявится в полном объеме  в связи с подозрительностью и неуступчивостью. 

 

Пример Пятифакторного опросника личности:

Инструкция: Внимательно прочитайте инструкцию, прежде, чем начать. Этот опросник содержит 60 утверждений. Прочитайте внимательно каждое и обведите ответ, который лучше всего отражает Ваше мнение. Убедитесь, что Вы проставляете ответ в нужной клетке.

Обведите «ПНС» — если Вы не согласны или считаете утверждение определенно ложным (неверным).

Обведите «НС» — если Вы не согласны или считаете утверждение скорее ложным (неверным).

Обведите «Б» — если Вы безразличны к утверждению или не можете решить, верно это утверждение или нет.

Обведите «С» — если Вы согласны или считаете утверждение истинным (верным).

Обведите «ПС» — если Вы полностью согласны или считаете утверждение определенно истинным (верным).

 

1 Я не тревожный человек. ПНС НС Б С ПС
2 Мне нравиться, когда вокруг меня много людей. ПНС НС Б С ПС
3 Я не люблю проводить время, мечтая о чем-то. ПНС НС Б С ПС
4 Я стараюсь быть дружелюбным с каждым, кого я встречаю. ПНС НС Б С ПС
5 Я содержу свои вещи в чистоте и порядке. ПНС НС Б С ПС
6 Я часто чувствую, что я хуже других. ПНС НС Б С ПС
7 Мне легко рассмеяться. ПНС НС Б С ПС
8 Я стараюсь всегда придерживаться одного и того же способа делать что-то. ПНС НС Б С ПС
9 Я часто ссорюсь с членами моей семьи и знакомыми. ПНС НС Б С ПС
10 Я всегда могу задать себе хороший темп в моей работе. ПНС НС Б С ПС
11 Я иногда чувствую, что «разваливаюсь» на части, когда бываю в сильном напряжении. ПНС НС Б С ПС
12 Я не считаю себя очень радостным человеком. ПНС НС Б С ПС
13 Меня увлекают образы, которые я нахожу в искусстве или природе. ПНС НС Б С ПС
14 Некоторые люди считают меня эгоистичным и себялюбивым. ПНС НС Б С ПС
15 Я не являюсь дисциплинированным человеком. ПНС НС Б С ПС
16 Я редко чувствую себя несчастным. ПНС НС Б С ПС
17 Я действительно очень люблю разговаривать с людьми. ПНС НС Б С ПС
18 Я думаю, что спорные высказывания лекторов могут только запутать и ввести в заблуждение учащихся. ПНС НС Б С ПС
19 Я скорее буду сотрудничать с другими людьми, чем соперничать с ними. ПНС НС Б С ПС
20 Я стараюсь выполнять все задания, которые мне дают. ПНС НС Б С ПС
21 Я часто чувствую себя напряженным и очень нервозным. ПНС НС Б С ПС
22 Мне нравится быть там, где что-то происходит. ПНС НС Б С ПС
23 Поэзия на меня почти совсем или совсем не производит впечатления. ПНС НС Б С ПС
24 В отношении намерений других людей я склонен быть циничным и скептичным. ПНС НС Б С ПС
25 Я имею четкий набор целей и систематично работаю для их достижения. ПНС НС Б С ПС
26 Иногда я ощущаю себя абсолютно ничего не стоящим человеком. ПНС НС Б С ПС
27 Я обычно предпочитаю работать один. ПНС НС Б С ПС
28 Я очень люблю пробовать необычные блюда. ПНС НС Б С ПС
29 Я думаю, что большинство людей будут использовать человека, если им это выгодно. ПНС НС Б С ПС
30 Я теряю много времени перед трем, как приняться за работу. ПНС НС Б С ПС
31 Я редко испытываю страх или тревогу. ПНС НС Б С ПС
32 Я часто чувствую, будто меня переполняет энергия. ПНС НС Б С ПС
33 Я редко замечаю настроения или чувства, которые вызывает окружающая обстановка. ПНС НС Б С ПС
34 Большинство моих знакомых любит меня. ПНС НС Б С ПС
35 Я много работаю, чтобы достичь своих целей. ПНС НС Б С ПС
36 Меня часто злит то, как люди обращаются со мной. ПНС НС Б С ПС
37 Я веселый, живой человек. ПНС НС Б С ПС
38 Я думаю, что для решения личных проблем иногда следует обращаться к авторитетам. ПНС НС Б С ПС
39 Некоторые люди считают меня холодным и расчетливым. ПНС НС Б С ПС
40 Когда я беру на себя обязательство, то на меня определенно можно положиться. ПНС НС Б С ПС
41 Слишком часто, когда дела идут плохо, я падаю духом и бросаю начатое дело. ПНС НС Б С ПС
42 Я не являюсь жизнерадостным оптимистом. ПНС НС Б С ПС
43 Когда я читаю стихи или смотрю на произведение искусства, то иногда я чувствую дрожь или сильное волнение. ПНС НС Б С ПС
44 В своих взглядах я практичен и холоден. ПНС НС Б С ПС
45 Иногда я бываю не таким исполнительным и надежным, каким следовало бы быть. ПНС НС Б С ПС
46 Я редко бываю грустным  и подавленным. ПНС НС Б С ПС
47 У моей жизни быстрый темп. ПНС НС Б С ПС
48 У меня слабый интерес к рассуждениям о природе мира или состоянии человечества. ПНС НС Б С ПС
49 Я обычно стараюсь быть заботливым и внимательным. ПНС НС Б С ПС
50 Я работоспособный человек, который всегда справляется с работой. ПНС НС Б С ПС
51 Я часто чувствую себя беспомощным и хочу, чтобы мои проблемы решил кто-то другой. ПНС НС Б С ПС
52 Я очень активный человек. ПНС НС Б С ПС
53 Большинство моих знакомых считают меня очень любознательным человеком. ПНС НС Б С ПС
54 Если мне не нравятся люди, я даю им это понять. ПНС НС Б С ПС
55 Мне кажется, я никогда не смогу стать организованным человеком. ПНС НС Б С ПС
56 Мне часто бывало стыдно. ПНС НС Б С ПС
57 Я скорее один пойду своим путем, чем буду вести других  людей. ПНС НС Б С ПС
58 Я часто наслаждаюсь игрой с теориями и абстрактными идеями. ПНС НС Б С ПС
59 Если мне необходимо, я готов манипулировать людьми, чтобы получить то, что хочу. ПНС НС Б С ПС
60 Я стремлюсь к совершенству во всем, что делаю. ПНС НС Б С ПС

 

 

Интерпретация шкал пятифакторного личностного опросника.

(три градации от низкой выраженности свойств к высокой)

 

Нейротизм

 

  1. Эмоциональная стабильность — выше среднего: довольно спокойный, сосредоточенный, уравновешенный и невозмутимый.
  2. Средняя степень эмоциональной стабильности: не всегда спокоен и уравновешен, может быть несколько тревожным, легко возбудимым и излишне эмоциональным.
  3. Эмоциональная нестабильность: весьма тревожный, подавленный, раздражительный, плохой контроль над эмоциональными реакциями, беспокойный и легко возбудимый.

 

Экстраверсия

 

  1. В большей степени интроверт, чем экстраверт: довольно замкнут, склонен к уединению, чаще всего рассудителен и осторожен.
  2. Тенденции экстраверсии и интроверсии уравновешенны: умеренная общительность, иногда склонен к уединению, может быть несколько замкнут, активность и словоохотливость сочетается с рассудительностью и осторожностью.
  3. В большей степени экстраверт, чем интроверт: довольно коммуникабелен, общителен, словоохотлив, напорист и активен.

 

Открытость

 

  1. Открытость по отношению к опыту — ниже среднего: довольно приземленный, невосприимчивый, ограниченный и незрелый.
  2. Средняя выраженность открытости по отношению к опыту: наряду с тенденциями к высокой восприимчивости и интеллектуальности может проявлять некоторую приземленность, ограниченность и незрелость.
  3. Открытость по отношению к опыту — выше среднего: довольно хорошее воображение, достаточно высокая восприимчивость, интеллектуальность.

 

Дружелюбие

 

  1. Выраженность дружелюбия — ниже среднего: довольно раздражительный, безжалостный, подозрительный, не склонный к сотрудничеству, неуступчивый.
  2. Средняя выраженность дружелюбия: иногда добродушный, мягкий, склонный к сотрудничеству, снисходительный по отношению к людям, оптимистичный, но может быть раздражительным, несколько безжалостным, подозрительным и неуступчивым.
  3. Выраженность дружелюбия — выше среднего: довольно добродушный, мягкий, склонный к сотрудничеству, снисходительный по отношению к людям, оптимистичный.

 

Добросовестность

 

  1. Скорее недобросовестный, чем добросовестный: довольно безответственный, неорганизованный и недисциплинированный.
  2. Средняя выраженность добросовестности: не всегда достаточно старательный, основательный и организованный, может быть недисциплинированным и несколько безалаберным.
  3. Выражена добросовестность: довольно старательный, основательный, ответственный, организованный, дисциплинированный, тщательный.

 

Ключи к NEOFFI (60 вопр.)

  1. Нейротизм (Neuroticism) 1(-) 6 11    16(-)   21    26   31(-)   36   41    46(-)   51    56
  2. Экстраверсия (Extraversion) 2 7 12(-)    17    22   27(-)    32    37   42(-)   47    52    57(-)
  3. Открытость опыту (Openness) 3(-) 8(-) 13    18(-)    23(-)    28    33(-)    38(-)   43    48(-)    53    58
  4. Склонность к согласию (Agreeableness) 4 9(-) 14(-)    19    24(-)    29(-)    34    39(-)    44(-)   49(-)    54(-)    59(-)
  5. Добросовестность (Conscientiousness) 5 10 15(-)    20   25    30(-)    35    40   45(-)   50    55(-)    60

Вопросы, помеченные значком (-), являются инверстными. Обсчет идет согласно предложенной таблице:

 

  ПНС НС Б С ПС
+ 0 1 2 3 4
4 3 2 1 0

 

 

УСЛОВНО-НОРМАТИВНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ:

 

НЕЙРОТИЗМ    19+\-7

ЭКСТРАВЕРСИЯ   32+\-7

ОТКРЫТОСТЬ ОПЫТУ   30+\-6

СКЛОННОСТЬ К СОГЛАСИЮ    30+\-6

ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ    32+\-8

 

Как вы видите, обработать результаты данного теста вручную непросто (и это один из самых простых тестов). Именно поэтому, чтобы составить высокодостоверный портрет личности, обращаются к профессионалу. А для самодиагностики обычно используют более простые и доступные методики.

 

Пройти тест на Самооценку

Пройти тест Какой я менеджер по продажам

Пройти тест Кто я?

Детские диагностические методики

 

Хотите знать о себе больше, лучше понимать себя? Или хотите получить обратную связь о своих сотрудниках? — Воспользуйтесь индивидуальной консультацией психолога и коуча.

Оставьте заявку на сайте и мы свяжемся с вами.

 

Прикрепленные материалы

Психологический портрет: откровения Марселя Штернбергера в фотографии

Окончательная монография о фотографе-первопроходце Марселе Штернбергере, чьи психологические портреты определили то, как мы видим иконы новейшей истории. Фотограф Марсель Штернбергер впервые применил технику «психологического портрета» и пересмотрел границы портретной иконографии двадцатого века. Сочетая интерес к современному искусству и науке с желанием вырваться из ограничений традиционной портретной живописи, картины Штернбергера раскрывают как об авторе и его времени, так и о своих предметах.Он сфотографировал многих самых влиятельных фигур в искусстве, науке и политике, от Франклина Рузвельта и Альберта Эйнштейна до Фриды Кало и Джорджа Бернарда Шоу. Вовлекая своих героев — поощряя разговоры, игры и жесты во время фотографии, — он выявлял выражения их персонажей, которые превращали его портреты в живые произведения искусства и определяли общественное восприятие персонажей его персонажей. Это первая книга, посвященная творчеству одного из важнейших имиджмейкеров двадцатого века, с описанием выдающейся карьеры Штернбергера и сотнями невидимых фотографий, зарисовок, заметок и контактных листов.

Джейкоб Лёвентхейл — историк фотографии и эксперт по портретной живописи Марселя Штернбергера. Филлип Проджер — руководитель отдела фотографии Национальной портретной галереи в Лондоне.

  • Дата публикации: 19 апреля 2016 г.
  • Формат: Твердый переплет
  • Категория: Фотография — Индивидуальные фотографы — Монографии
  • Издатель: Skira Rizzoli
  • Размер обрезки: 8-1 / 4 x 10-1 / 4
  • страниц : 210
  • Цена: 55 долларов США.00
  • CDN Цена: $ 55,00
  • ISBN: 978-0-8478-4831-7
« Психологический портрет — замечательная книга по своей революционной силе , которая показывает нам стороны таких личностей, как Эйнштейн, Фрейд. »
НЬЮ-ЙОРКСКИЙ КНИЖНЫЙ ЖУРНАЛ

«Марсель Штернбергер может быть одним из самых плодовитых фотографов-портретистов, о которых вы никогда не слышали.. . Эта полная монография содержит 206 фотографий, эскизов, заметок и контактных листов, а также руководство по технике портрета. Больше, чем просто изображения, [ Психологический портрет ] также рассказывает увлекательную историю еврейского беженца, который задолго до своего времени определил современную портретную иконографию. «
АМЕРИКАНСКИЙ ФОТОЖУРНАЛ

» В то время, когда портретная живопись переходила от постановочной формальности к спонтанности, которая стала возможной благодаря новым портативным камерам, Марсель Штернбергер использовал психологию для расслабления своих объектов .. . Из обширного архива, хранящегося вдовой Штернбергера, Ильзе, [ Психологический портрет ] подробно описываются мантра и метод фотографа. . . Рассуждения Штернбергера о роли портретиста в запечатлении истинного объекта на пленке все еще очень актуальны . «
ЖУРНАЛ КОММУНИКАЦИОННОГО ИСКУССТВА

» Имя Марселя Штернбергера не было общеизвестным, когда он занимался своим ремеслом в 1930-е годы. 40-е и 50-е годы; это все еще не так. Но любые сомнения в его фотографической родословной исчезают, когда вы просматриваете удивительных изображений в этой коллекции .. . Есть увлекательных анекдотов, рассказывающих о съемках, описывающих сеансы съемок, закулисные снимки, на которых сам Штернбергер вручную позирует своих подданных, наклоняя подбородок какого-нибудь принца или лауреата Нобелевской премии. Также есть множество схем освещения, заметок об углах камеры, взаимодействии с объектами и многом другом. Если вы серьезный портретист, любитель истории или и то, и другое, эта книга может быть вашей находкой года ».
RANGEFINDER MAGAZINE

См. Психологические портреты Альберта Эйнштейна и Фриды Марселем Штернбергером. Кало и другие

Диего Ривера, Фрида Кало и Фрида Чихуахуа, Мексика, 1952 год

Из Психологический портрет: откровения Марселя Штернбергера в фотографии Джейкоба Лёвентхейла, Скира Риццоли, 2016

Марсель Штернбергер может быть одним из самых плодовитых фотографов-портретистов, о которых вы никогда не слышали.Он фотографировал обычных людей, а также самых известных светил начала 20 века — от бельгийской королевской семьи до писателя Джорджа Бернарда Шоу. Изображение президента США Франклина Д. Рузвельта, которое появляется на монете, было даже адаптировано с одного из его портретов.

Его карьера портретиста началась в 1930-х годах, когда жена подарила ему фотоаппарат. В то время карманная Leica была революционным достижением в области технологий, которое впоследствии сделало фотографический носитель более демократичным.Также в этот период произошли беспрецедентные успехи в психологии, популяризатором которых был не кто иной, как Зигмунд Фрейд, который фактически сидел на своем последнем живом портрете вместе со Штернбергером. Эти условия побудили Штернбергера разработать дальновидную теорию портретной фотографии.

«Его труды описывают техническую и материальную точность запечатления« нематериальной души »объекта в психологическом портрете», — говорит Джейкоб Левентхейл, историк фотографии и автор новой книги « Психологический портрет: откровения Марселя Штернбергера в фотографии из Риццоли». .

Согласно Loewentheil, Штернбергер считал, что для того, чтобы получить истинную патогномику (внешний вид эмоционального выражения) субъекта, нужно понять его или ее черты личности. Он использовал межличностную и прикладную психологию в своих портретных сеансах, помещая своих испытуемых на простой фон, обводя их камерой в течение 30-60 минут во время записи подробных интервью. Этот уникальный метод анализа позволил ему запечатлеть душевные образы исторически важных фигур, таких как Джавахарлал Неру и Индира Ганди на первом заседании Организации Объединенных Наций, а также художников и коммунистических радикалов Диего Риверы и Фриды Кало.

Штернбергер был мастером, перфекционистом, который делал свои собственные негативные ванны и работал только с одной или двумя лампами. Он подробно описал свои советы и методы в неопубликованной рукописи, сохраняя записи своих сеансов с такими известными фигурами, как Альберт Эйнштейн, но большая часть его работ до сих пор оставалась неизвестной.

Эта полная монография содержит 206 фотографий, эскизов, заметок и контактных листов, а также руководство по технике портрета.В книге рассказывается не только изображения, но и увлекательная история еврейского беженца, который задолго до своего времени определил современную портретную иконографию. Здесь Loewentheil рассказывает нам о новой книге.

Контактные листы

Из Психологический портрет: откровения Марселя Штернбергера в фотографии Джейкоба Лёвентхейла, Скира Риццоли, 2016

Почему вы выбрали Марселя Штернбергера в качестве объекта исследования?

Ответ прост — потому что его работой пренебрегли.В период его расцвета мировые лидеры и выдающиеся личности признали его ведущим фотографом-портретистом своего поколения. Однако сегодня его имени почти никто не слышал. Эта книга — моя попытка вернуть его гений на всеобщее обозрение.

Что самое удивительное вы нашли в неопубликованной рукописи Штернбергера?

Самое удивительное, что я нашел, было в рукописи Штернбергера и, в большей степени, в неопубликованном, записанном на пленку разговоре между Штернбергером и Диего Риверой; было то, что часть содержания Штернбергера охватывает физиогномику, изучение черт лица человека для определения личности и этнического происхождения.С одной стороны, он осуждает эту устаревшую практику; с другой стороны, он пишет: «Тщательно просеивая [исторические] труды [по физиогномике], вы можете найти крупицы наводящих на размышления намеков, которые приведут вас к более глубоким исследованиям». Точно так же в разговоре Риверы есть интересное обсуждение расовых вопросов. Это обсуждение разных рас, а не предпочтение одной другой, но не то, что я ожидал найти между еврейским беженцем и мексиканским коммунистом.

Зигмунд Фрейд и Марсель Штернбергер познакомились, когда были молодыми людьми, но только когда они оба оказались в Англии в качестве беженцев в 1939 году, Фрейд сел для своего портрета. Можно ли предположить, что психологические и научные рамки портретной живописи Штернбергера находились под влиянием Отца современной психологии?

Я бы сказал определенно да, поскольку в то время Фрейд был неотделим от психологии. Я не могу сказать, что Штернбергер в своей практике фотографии верил в сны, влечение к смерти или комплекс Эдипа, но я уверен, что он читал и находился под влиянием работ Фрейда.В каком-то смысле Штернбергер играл роль временного психоаналитика для своих клиентов, рассеивая их страхи, обыгрывая определенные аспекты их личности. Таким образом он проявил влияние Фрейда.

Джордж Бернард Шоу, Лондон, 1939

Из Психологический портрет: откровения Марселя Штернбергера в фотографии Джейкоба Лёвентхейла, Скира Риццоли, 2016

Извлекал ли Марсель Штернбергер идеи, изложенные философом и теоретиком Вальтером Бенджамином о взаимосвязи между фотографией, психоанализом и оптическим бессознательным?

Трудно сказать.Нет никаких окончательных доказательств того, что Штернбергер читал какую-либо из работ Бенджамина, а работа Штернбергера, опубликованная в то время, была журналистикой, а не психологией. Однако оба они были в изгнании в Париже примерно в один и тот же период времени. Вполне возможно, что их пути пересеклись.

Штернбергер советует: «Очень важно, чтобы ваш натурщик был уверен, что вы не только первоклассный мастер, но и особенно заинтересованы в успешном результате». Приходили ли вы какие-нибудь другие мудрые советы для фотографов-портретистов?

Я думаю, что его лучший совет — выяснить «с помощью тактичных дипломатических вопросов», в чем состоят интересы вашего объекта.Как только вы избавитесь от них, вы направите разговор в сторону этих интересов, чтобы ваш натурщик стал живым и отвлекся от камеры. Тогда вы сможете запечатлеть моменты, которые пробуждают их истинный характер, вместо отработанных поз, которые, по их мнению, лестны. Другой совет, который, я думаю, можно использовать и сегодня, — «экономно наносите макияж. Используйте свои фары, чтобы замаскировать или акцентировать внимание ». Штернбергер верил в очень реалистичную портретную живопись. Я думаю, что это то, что со всеми цифровыми манипуляциями, которые происходят в настоящее время, может вернуться.

Женщина в кресле, 1938

Из Психологический портрет: откровения Марселя Штернбергера в фотографии Джейкоба Лёвентхейла, Скира Риццоли, 2016

В книге острая беседа раскрывает гуманистическое мировоззрение Альберта Эйнштейна. Вы также заметили, что знаменитый ученый написал предисловие к одному из ранних сочинений Штернбергера перед войной. О чем это было?

Это биография Ганса Герцля, сына Теодора Герцля.Штернбергер и Ганс были близкими друзьями, отношения установились во время одной из первых поездок Штернбергера с лекциями. Ганс покончил жизнь самоубийством, а Штернбергер хотел увековечить своего друга. К сожалению, похоже, что этот фрагмент письма был утерян. Может, когда-нибудь кто-нибудь его включит.

Альберт Эйнштейн, Принстон, Нью-Джерси, 1950

Из Психологический портрет: откровения Марселя Штернбергера в фотографии Джейкоба Лёвентхейла, Скира Риццоли, 2016

В июне 1950 года Альберт Эйнштейн отправил письмо из Принстона, штат Нью-Йорк.J., сказав, что он считает изображения из своей фотосессии «шедеврами фотоискусства». Что ему так понравилось в фотографиях?

Что ж, вторая половина этой цитаты звучит так: «Мне кажется невероятным, что вы смогли так аппетитно изобразить этот объект [Эйнштейна]». Поэтому я думаю, что Эйнштейн не обязательно считал свои физические проявления своей самой сильной стороной. Штернбергер показал чрезвычайно привлекательного и милого Эйнштейна, которого мы узнали благодаря лучшим работам художников того времени.

Альберт Эйнштейн и Марсель Стернбергер, Принстон, Нью-Джерси, 1950

Из Психологический портрет: откровения Марселя Штернбергера в фотографии Джейкоба Лёвентхейла, Скира Риццоли, 2016

До своей карьеры портретиста Штернбергер был офицером разведки Первой мировой войны, который говорил на 14 языках, а также журналистом, который учился в Сорбонне в Париже и писал для Le Soir . Как это повлияло на его фотоработу?

Как офицер разведки Штернбергер, вероятно, научился изучать вещи на предмет их мелких деталей.Я полагаю, это могло побудить его также расшифровать скрытые личности людей. Что касается журналиста, то в этом суть его стиля. По сути, он был одним человеком-документалистом. Он брал интервью и фотографировал своих испытуемых, навсегда запечатлевая их внутреннюю личность. Он оставил только записи своих интервью с известными натурщиками, но это была методология, которую он использовал и с обычными людьми.

Штернбергер выделил 10 черт, которыми должен обладать портретист.Что вы считаете наиболее важным?

«Искренний интерес к вашей няне». Установление взаимопонимания со своими ситтерами было решающим аспектом психологического процесса Штернбергера. Именно это желание плодотворных межличностных взаимодействий привело его портретную живопись к таким большим художественным высотам.

Джеки Роман — портретист и фотограф из Нью-Йорка.

Фрида Кало

Из Психологический портрет: откровения Марселя Штернбергера в фотографии Джейкоба Лёвентхейла, Скира Риццоли, 2016

Фотографическая психология: автопортреты

(книги о автопортретах)


Что может быть более человечным, чем автопортреты? Они олицетворяют то, что делает нас уникальными среди всех существ на этой планете: наше высокоразвитое самосознание.В то время как другие животные, такие как шимпанзе, время от времени могут демонстрировать самосознание, ни одно из них не достигло уровня, на котором они использовали бы инструменты, чтобы зафиксировать процесс саморефлексии во чем-то внешнем по отношению к ним, чтобы впоследствии они могли размышлять об этом процессе самости. -отражение. На глубоком философском и психологическом уровне анализа это явление удивительно интроспективно, парадоксально и даже мистично. В этой статье я хотел бы исследовать эти увлекательные аспекты автопортретной фотографии.

Начнем с простого определения термина. Латинские корни слова «изображать» говорят нам, что автопортрет должен «вытягивать» и «представлять» себя. Когда вы делаете свою фотографию, вы пытаетесь извлечь и изобразить, кто вы есть. Вы можете сделать это по двум основным причинам. Чтобы изучить и лучше понять себя. Чтобы выразить себя другим. В обоих случаях вы делаете что-то очень интересное. Вы создаете объективное представление о субъективном вас.Автопортрет позволяет увидеть себя таким, каким могут видеть вас другие. Это позволяет другим видеть вас так, как вы видите себя или как вы хотите, чтобы их видели. Это все причудливые шаги самосознания, которые делают нас людьми.

Конечно, фотографы могут создавать автопортреты по очень практическим причинам. Им может понадобиться снимок в рекламных целях. Возможно, они захотят расширить круг своих навыков, попробовав этот жанр фотографии. Иногда у людей нет под рукой моделей или они не хотят просить кого-то выступить в роли модели, поэтому используют самих себя.Если вы хотите попрактиковаться и поэкспериментировать при создании портретов, вы, вероятно, станете самой охотной подопытной свинкой. Некоторые люди начинают с автопортретов, прежде чем решиться на портреты других людей. Другие сообщают, что знание того, что делать с собой во время работы с автопортретом, улучшает их способность обучать других людей при их фотографировании. Если вы можете говорить с собой о хороших позах, вы, вероятно, сможете сделать это с другими. Изучение того, как представлять себя, может даже научить вас представлять что угодно.

Однако эта статья будет сосредоточена не столько на практических аспектах автопортрета, сколько на психологических аспектах этого желания рисовать и представлять себя. Такое психологическое исследование приведет нас к изумительному разнообразию переживаний автопортрета. Как и многие ученые, психологи вроде меня попытаются разделить эти переживания на категории. Этот процесс помогает нам понять ряд факторов, которые способствуют этому опыту. Однако всегда полезно иметь в виду, что некоторые категории могут совпадать, а некоторые элементы просто не подходят ни для одной из категорий.Мы обязательно столкнемся с этими дилеммами, исследуя такую ​​сложную вещь, как автопортреты.

На самом деле, давайте рассмотрим первую дилемму. Мы можем утверждать, что любая фотография, которую вы делаете, — это автопортрет. В нем что-то говорится о вашей семье, друзьях, роде занятий, интересах, образе жизни — все это отражает важные аспекты вашей личности. Кто-нибудь когда-нибудь фотографирует что-то, что не имеет личного значения? В конце концов, когда мы смотрим на сделанный вами снимок, мы буквально смотрим на мир вашими глазами.Мы также можем возразить, что когда кто-то фотографирует вас, это считается автопортретом, если человек следует вашим инструкциям. К сожалению, эти определения несколько усложняют процесс категоризации автопортретов, поскольку он включает почти все типы фотографий. А пока давайте предположим, что автопортрет — это фотография, которую вы делаете на самом деле.


Объективные и субъективные автопортреты

Часто мы не можем с уверенностью сказать, является ли фотография автопортретом, если фотограф не сказал нам об этом.Ряд факторов создает иллюзию того, что снимок мог сделать кто-то другой. Прежде всего, какая-то часть нашего разума предполагает, что человек не может находиться в двух местах одновременно — и позади, и перед камерой, — хотя другая часть нашего разума, знакомая с фотографией, знает лучше. Иллюзия усиливается, когда люди кладут камеру на поверхность или штатив, чтобы сфотографировать себя на расстоянии. Чем дальше камера, тем меньше вероятность, что зритель решит, что это фотограф.Если люди закрывают глаза или не смотрят в камеру, может показаться, что они не знают, что их фотографируют, что также заставляет зрителя предположить, что снимок сделал кто-то другой. Объект, смотрящий за пределы кадра изображения, на кого-то или что-то, предполагает присутствие вне изображения, которое отвлекает внимание зрителя от присутствия объекта как создателя изображения. Даже взгляд в камеру может наводить на мысль о том, что кто-то другой является фотографом, потому что разум легче принимает реальность того, что кто-то снимает кого-то другого, а не парадоксальную ситуацию, когда люди смотрят на себя, фотографируя себя.

Автопортреты такого типа создают иллюзию объективности, будто в шутку или совершенно намеренно притворяются, будто «вот как меня захватил кто-то другой». Если мы предположим, что фотографы не позируют для своих снимков, мы могли бы придать больше аутентичности, беспристрастности или спонтанности такому изображению их личности, что могло быть намерениями фотографа. Создавая иллюзию чужого присутствия, объективный автопортрет также предполагает отношения между фотографом и тем воображаемым человеком, который сделал снимок.Сознательно или бессознательно фотограф может иметь в виду кого-то конкретного и позировать для него. Но кто этот человек и что фотограф думает и чувствует об этом человеке? Фотографы могут приглашать зрителей быть этим присутствием, побуждая их испытать, иногда вуайеристически, качества своей личности, которые они запечатлели на фотографии.

По крайней мере, объективные автопортреты заставляют нас гадать, было ли это конкретное изображение объекта создано самим субъектом или кем-то другим.Реальность саморефлексии сомнительна. Это я вижу меня или кто-то другой видит меня?

В субъективном типе автопортрета зритель более уверен, что фотографы сделали снимки самих себя, как когда мы видим, как их протянутые руки направляют камеру к их телам. Мы знаем, что камера помогает им запечатлеть себя. Когда фотографы смотрят в вытянутую камеру, ощущение самозаписи усиливается еще больше.Субъективное или объективное качество снимка кажется более неоднозначным — даже противоречивым, обманчивым или комичным — когда фотограф явно держит камеру, но смотрит от нее.

Наличие камеры становится очевидным, наряду с тем фактом, что снимок является субъективным автопортретом, когда люди снимают себя в отражающих поверхностях — особенно в зеркалах, потому что все мы быстро распознаем зеркало как инструмент для наблюдения за собой. Любопытным образом бесконечной регрессии фотография запечатлела процесс, когда фотограф фотографирует фотографа, снимающего фотографа.

Субъективный характер автопортрета может быть более неоднозначным при съемке в стекле или металлических отражениях, которые искажают собственное изображение или затрудняют определение точки обзора. Игривые и иногда озадачивающие парадоксы саморефлексии могут быть увеличены за счет использования необычных углов камеры или нескольких камер, что заставляет нас гадать, где именно оборудование и фотограф находятся в отражениях, или даже что такое отражение и что нет. В качестве простого примера представьте, что вы держите камеру на расстоянии вытянутой руки, чтобы сделать снимок себя, смотрящего в зеркало.На фотографии мы видим, как вы смотрите на себя, но если мы знаем, что это автопортрет, вы также делаете снимок, когда смотрите на себя. В этих сложных снимках с отражением слои самосознания сливаются и встраиваются друг в друга, иногда до такой степени, что мы теряем ощущение объективной или субъективной природы изображения.

Мы также можем потерять из виду различие субъективного и объективного, когда фотографы включают напечатанную фотографию автопортрета или фотографию, отображаемую на экране компьютера, в новый автопортрет.Например, представьте, что вы делаете снимок, на котором вы смотрите в камеру. Вы и мы смотрим на снимок, который вы сделали на снимке, который вы сделали, глядя на себя, делающего снимок. Субъективное или объективное качество изображения отходит на второй план по сравнению с этими парадоксами саморефлексии.

Когда фотографы делают много автопортретов, некоторые люди могут назвать их самовлюбленными или эксгибиционистскими. Сами фотографы могут даже беспокоиться об этих вещах (хотя по-настоящему нарциссические люди не считают себя нарциссами).Сделанные со вкусом объективные автопортреты могут помочь облегчить это впечатление эгоцентризма, в то время как субъективные, которые подчеркивают, что вы смотрите на себя, как мифический Нарцисс, смотрящий в свое отражение в пруду, могут усилить это чувство озабоченности собой. С другой стороны, зрители иногда действительно рассматривают объективные автопортреты как фальшивую попытку скрыть нарциссизм, тогда как им могут нравиться простые и игривые субъективные автопортреты.


Включение и исключение

Автопортреты различаются тем, насколько в них раскрываются фотографы.В эксклюзивных типах используют узкое поле зрения или намеренно что-то скрывают. Снимок может фокусироваться только на определенной части тела человека. Глаза и рот часто являются первым выбором из-за выдающейся психологической роли, которую они играют в жизни человека как высокочувствительные средства личного самовыражения и чувственности. Будучи окнами в душу, глаза, смотрящие в камеру крупным планом, настолько подчеркивают эту мощную связь между объектом и зрителем, что зритель может забыть, что изображение является автопортретом (оно становится более «объективным»).На некоторых изображениях фотограф может скрывать глаза темными очками или закрывать какую-то часть тела, возможно, чтобы защитить психологическую уязвимость, которую человек ассоциирует с этими областями. Если есть что-то в себе, физическом или психологическом, что вы хотели бы удалить, но на самом деле не можете, вы можете творчески отбросить это в автопортрете.

Фотографы часто раскрывают или скрывают определенные части себя, потому что они положительно или отрицательно относятся к этому аспекту своей личности.Будь то глаза, рот, нос, уши, волосы, ноги, руки или любая другая часть тела, люди связывают это с некоторыми положительными или отрицательными психологическими характеристиками самих себя. Это источник уверенности в себе и самоуважения или самосознания и самокритики. Часто эти чувства имеют предысторию. Несмотря на то, что фотографы могут думать, что определенная часть их тела захватывает что-то очень важное или существенное в их личности, любое изображение, сфокусированное на части «я», имеет тенденцию быть ограниченным в раскрытии всего «я».Например, снимок головы может очень ярко выразить эмоции и характер человека, но включение тела, которое показывает одежду и язык тела, почти всегда обогащает психологическое значение фотографии.

Автопортреты также различаются тем, насколько фотографы раскрывают среду, в которой был сделан снимок. Местоположение и предметы в нем почти всегда отражают важные аспекты их личности, отношений, интересов и образа жизни, независимо от того, осознают они это сознательно или нет.Как и в случае показа части или всего тела, то, что фотографы включают или исключают в этих автопортретах, отражающих те аспекты их жизни, которые они хотят раскрыть или скрыть.

Расширенный автопортрет может включать даже людей или животных. Их присутствие, несомненно, указывает на то, как самооценка фотографа влияет на его или ее отношение к ним. Добавление в автопортрет близких, домашних животных или кого-либо еще может быть способом избежать сосредоточения внимания на себе. Тем не менее, в искусстве художников существует давняя традиция, когда художники помещают себя с людьми и внутри групп, что предполагает реальность, ролевые игры, вымысел и фэнтези.Экологические автопортреты также легко поддаются повествованию о жизни художника и эволюции личности, реальной или воображаемой. Рассказ может быть о том, кто они и как появились.

Все автопортреты — это компромиссные формы интимности, предлагаемые фотографом. Некоторые вещи о себе раскрываются, другие скрываются. Когда люди приступают к созданию серии автопортретов, они часто играют с балансом этой компромиссной формации, изменяя то, что раскрывается, и то, что скрыто, обычно с постепенным движением к большему самораскрытию и меньшему сдерживанию.Фотографы, работающие над своими самыми первыми автопортретами, могут показывать только части своего тела и лица или вообще не отображать лицо, с минимальным включением окружения или без него. Позже, когда они приобретают больше уверенности в своей фотографии и в себе, они больше изображают свое тело и местоположение, а также экспериментируют с различными комбинациями различных элементов тела и местоположения. Когда фотографы психологически вкладываются в постоянные автопортреты, они обычно стремятся к более целостному выражению того, кем они являются, как в одном изображении, так и в серии фотографий, которые соединяются вместе, как кусочки пазла, чтобы сформировать полное изображение себя.

Некоторые основные вопросы могут помочь нам понять всеобъемлющие и исключительные качества наших автопортретов и то, что они могут значить для нас. Не всегда легко заметить то, чего нет, поэтому мы можем спросить себя, чего не хватает на наших автопортретах и ​​почему. Если бы мы расширили поле зрения кадра, что бы мы увидели и почему это может быть важно? Может быть очевидно, что фотография говорит о нас, но что она НЕ раскрывает о нас? Есть ли в автопортрете секреты, которые понимаете только вы? И наоборот, почему вы включили то, что сделали на фото? Если бы вы кадрировали любой автопортрет до его наиболее важной части, которая лучше всего выражает то, что изображение говорит о вас, что бы это была за часть?


Спонтанные и запланированные автопортреты

Неожиданно вы держите камеру на расстоянии вытянутой руки, чтобы быстро сфотографировать себя.Это было мгновенное решение. Вы даже не понимали, зачем вы это сделали. «Хорошо» или «плохо» о том, как это оказалось, не приходит вам в голову. Вам это нравится, и вы показываете это другим.

Это примерно так же спонтанно, как и при автопортрете, если только вы не используете интервальный таймер, который запускает камеру через заданные или случайные интервалы. В конце концов, если вы не страдаете каким-либо диссоциативным расстройством, вы не можете сделать снимок, не зная, что вас фотографируют, как когда кто-то фотографирует вас.Но если вы держите камеру, чтобы быстро снять себя в этом импровизированном стиле, вы, скорее всего, являетесь спонтанным человеком. Вы соглашаетесь и не стесняетесь выражать свои мысли — по крайней мере, при правильных условиях.

Такие, казалось бы, случайные снимки могут дать интересные результаты, которых мы никогда не получим, делая снимки с более осознанным и преднамеренным контролем. Нам нужна спонтанность, чтобы освободиться от рутинных съемок и взглянуть на вещи по-новому. Мы узнаем как о фотографии, так и о себе, когда создаем автопортреты, используя незапланированные и новые методы.Как пришел к выводу известный психоаналитик Дональд Винникотт из своих наблюдений за детьми, спонтанная игра важна в экспериментировании с идентичностью и формированием себя.

Даже если вам не нравится, как получился спонтанный автопортрет, вы можете многому научиться, задав себе вопрос, насколько он «неправильный» и как вы хотели, чтобы он получился. Вы можете задавать эти вопросы не только о своей технике фотографирования, но и о себе как о личности. Возможно, автопортрет получился не так, как хотелось, но так получилось.Вот как вы в тот момент смотрели в камеру. Принятие этого факта может быть образованием в том, чтобы научиться принимать что-то в себе.

Некоторые люди скажут вам, что у них нет конкретных методов создания автопортретов, и они не имеют никакого представления о том, каким будет конечный продукт. Они просто встают перед камерой и двигаются. Хотя такие снимки кажутся спонтанными, если мы изучим их серию, мы, вероятно, заметим закономерности в том, как был сделан снимок, в его композиции и психологическом выражении человека.У людей обычно есть определенные методы и намерения в отношении конечного продукта, хотя они могут быть не в состоянии выразить их словами или сознательно распознать их.

Беззаботная спонтанность может быть удивительно раскрывающим процессом открытия, но также важен процесс сознательного понимания, планирования и контроля над тем, как человек создает автопортреты. Знаем мы это или нет, но мы всегда каким-то образом формируем автопортрет. Если мы сможем идентифицировать эту тенденцию, мы сможем улучшить, изменить и расширить ее.

Некоторые фотографы говорят, что, работая над автопортретом, они думают, почему они хотят, чтобы он выглядел определенным образом. У них есть возможность решить, как они хотят выразить себя в этой конкретной картине, какими они хотят «быть» в этот момент. Воспользовавшись этой возможностью, чтобы поразмышлять о себе при создании изображения, они достигают лучшего понимания и овладения изображаемыми чувствами и личностными качествами. Процесс управления съемкой может даже помочь им справиться с проблемными аспектами самих себя, а не разыграть их.Иногда сознательное преувеличение чувства или личностной черты усиливает это чувство мастерства. По всем этим причинам процесс создания образа, включая мысли, чувства и ожидания, которые возникают в голове человека, так же важен, как и сам образ.

Вопросы о спонтанности и спланированном дизайне не исчезают после окончания съемок. Они распространяются на постобработку изображения с использованием таких программ, как Photoshop. Здесь у людей снова есть возможность экспериментировать как с нестандартными, так и с тщательно продуманными манипуляциями с изображением, которые могут быть как спонтанными, так и тщательно продуманными самовыражениями.Помимо добавления, удаления или изменения объектов в сцене, люди могут использовать постобработку для изменения цвета, тона и фокуса как способов выразить свою индивидуальность. Они могут обрезать изображение для более точного представления себя. То, как фотографы представляют и даже создают себя с помощью программ для редактирования изображений, ограничивается только их воображением и желанием исследовать свою настоящую и потенциальную личность.

В конечном счете, спонтанность и планирование не являются антагонистическими или взаимоисключающими элементами автопортрета.Люди, которые овладевают этим типом фотографии, узнают, как уравновесить эти два аспекта. Они начинают понимать, что, хотя новые идеи возникают в результате спонтанных действий, продуманный дизайн помогает их улучшить. Спонтанность и контролируемый дизайн взаимно обогащают друг друга. Это касается не только автопортретов, но и самого себя.


Символические автопортреты

В начале этой статьи я упомянул, что для простоты мы будем определять автопортреты как фотографию, которую вы делаете сами.Теперь давайте расширим эту идею, включив в нее то, что некоторые люди называют символическими автопортретами, т. Е. Снимки объектов, мест или даже других людей, которые делают люди, которые запечатлевают что-то важное в личности фотографа. Психоаналитическая теория говорит нам, что эти вещи являются «я-объектами» для человека. Они поддерживают сплоченность и непрерывность самоощущения человека. В символических автопортретах фотографы визуально проецируют свои чувства, идеи, интересы, воспоминания или личные качества на эти объекты и сцены.Они видят в них что-то важное в их личности.

По крайней мере, то, что отличает фотографов, которые делают символические автопортреты, от тех, кто этого не делает, — это их способность думать о себе абстрактно, концептуально или ассоциативно. Они создают образ, в котором «этот объект, сцена или человек имеют отношение ко мне или обозначают что-то во мне». У них есть способность идентифицировать себя с другим, психологически вкладывать себя в другого.

Как я уже упоминал во введении к этой статье, некоторые психологи скажут, что каждая фотография, которая что-то значит для человека, является автопортретом.Если изображение имеет какое-либо значение для них, то велика вероятность того, что все, что изображено на фотографии, скорее всего, является самобъектом. Это важная часть их собственного самосознания. Если мы предпочитаем более тонкое определение автопортрета, можно сказать, что фотографы специально создают символический тип. Акт визуальной символики является преднамеренным. Они сознательно осознают тот факт, что объект, место или человек будут визуально представлять что-то об их собственной идентичности. Фотография — это символический автопортрет, когда фотограф может сказать: «Это я.”


«Я», раскрытые и почему

В нашем определении автопортретов во введении к статье упущен один важный компонент. Что мы подразумеваем под «собой»? Многие тома по психологии и философии посвящены этому вопросу, потому что на него нет простого ответа. Мы можем думать о себе как о некоторой целостной сущности, большей, чем сумма его частей, но мы также знаем, что оно действительно содержит множество различных компонентов, которые не обязательно осознают друг друга или даже взаимодействуют друг с другом.Любой автопортрет может запечатлеть только некоторые грани вашей личности и жизни. Поэтому, когда вы его создаете, спросите себя, около ли это…

— мое прошлое, настоящее или будущее

— мои эмоции, отрицательные или положительные

— мои сильные и слабые стороны

— я глазами семьи, друзей и соседей

— воспоминания и переживания, которые делают меня тем, кто я есть

— я так, как хочу, чтобы меня видели другие

— мои отношения, интересы и роли в жизни, которые определяют меня

— мои цели, мечты, изменения, потенциалы, надежды и идеальное Я стремлюсь быть

— верные или ложные убеждения, которых я придерживаюсь

— то, что я не люблю, боюсь, пытаюсь отрицать или скрывать от других

— меня никто не знает, секрет или менее очевидный я

— части меня, которые противостоят или находятся в конфликте друг с другом

— полярности в моей личности (взрослый / ребенок, застенчивый / экстравертный, умный / тупой)

— слабые, запутанные, устаревшие, неизученные или неправильно понятые аспекты моей личности

В своих автопортретах люди могут намеренно попытаться проиллюстрировать один из этих аспектов себя, хотя фотографы часто не осознают все, что их изображение раскрывает об их личностях.Чем больше они изучают свои фотографии, тем лучше они понимают, что о них говорится. Фактически, процесс создания автопортрета может быть бессознательной попыткой вывести этот лежащий в основе аспект «я» на более высокий уровень осознания.

Автопортреты позволяют фотографам выражать себя так, как это невозможно с помощью слов. Они просто «ощущают» мысли, воспоминания и эмоции своей личности в процессе создания фотографии, а также после ее просмотра.Личное значение выстрела никогда не может быть по-настоящему доступно вербальным анализом или реакцией других людей. Это то, что может испытать только фотограф. В то время как некоторые люди являются «вербализаторами», которые полагаются на слова, чтобы понять себя, другие — «визуализаторы», которые лучше воспринимают себя с помощью изображений. Возможно, «я», которое они проецируют в автопортрет, даже обходит некоторые из обычных представлений о своей личности, которые они имеют — восприятия, которые на самом деле могут блокировать более глубокое и полезное понимание того, кем они являются.

Есть фотографы, которые воспринимают автопортрет как свободу самовыражения. Суждение принимается им самим. Они решают, как создать образ. Хотя в автопортрете могут быть неосознанные элементы, и иногда бывает трудно внимательно рассмотреть себя в нем, люди часто сообщают, что ощущают контроль над тем, что выражается в их личностях. Некоторые замечают отчетливое чувство открытости к себе. Они выражают эмоции и идеи, которые обычно не раскрывают в публичной среде.То, что они думают о себе, изображено на фотографии, независимо от того, как другие могут на них отреагировать или на фотографию. В жизни семья, друзья или другие люди могут навязать фотографу свое собственное восприятие, но в автопортрете фотограф может обнаружить, раскрыть и создать собственное самовосприятие. Если автопортрет поможет вам лучше понять себя, вы будете менее подвержены зависимости от того, как вас воспринимают другие.

Автопортрет — это попытка занять более объективную позицию по отношению к себе.Это стимулирует «наблюдающее я» — ту часть вас, которая может отступить, чтобы взглянуть на вашу личность объективно. Это может служить экспериментом в понимании того, как другие видят вас, или мостом между их восприятием и вашим собственным представлением о себе. Возможно, это попытка соотнести ваше внутреннее восприятие с внешней документацией. Во всех случаях создание автопортрета — это создание осязаемого внешнего представления о вас. Он придает конкретную форму собственным ощущениям и переживаниям, которые раньше казались фотографу неоднозначными, недоступными или неизвестными.

Процесс создания автопортрета может вызвать чувство господства над ранее расплывчатыми или даже угрожающими аспектами себя. Изображая такие вещи, как депрессия, беспокойство, беспомощность, инвалидность, потеря смысла и смерть, автопортрет помогает объективировать эмоции, чтобы человек мог более четко их видеть и контролировать, а не контролироваться ими. Точно так же надежда, цель или идеальное «я» в потенциальном будущем кажется более реальным и возможным, когда оно принимает четко видимую форму на автопортрете, точно так же, как старый автопортрет служит конкретным напоминанием о том, кем вы были в прошлом. .

Фотографы иногда говорят о автопортрете, как будто это кто-то другой. Они могут даже воспринимать этот предмет как другого человека. Эта объективация себя может быть побочным продуктом работы над фотографией. Вместо того, чтобы этот образ был «вами», он постепенно превращается в образ какого-то предмета. Это внешнее «я» может быть полезной ступенькой в ​​овладении тем, что вы думаете и чувствуете. Людям легче говорить о мыслях и эмоциях человека, изображенного на автопортрете, как о переходе к разговору непосредственно о себе.Например, многие люди быстро реагируют на критику, когда видят снимок себя — реакции, которые часто возникают из-за того, как люди в прошлом относились к ним. Даже если они заметят положительные стороны того, как они выглядят на фотографии, они могут свести это к минимуму. «Я КАК Уверен», — могут сказать они, как если бы человек в кадре был самозванцем или какой-то инопланетной версией самих себя. Это может быть важным первым шагом к тому, чтобы сказать: «Я уверен».

По всем этим причинам автопортреты могут быть терапевтическими — факт, который был задокументирован в области психотерапии, известной как «фототерапия», которая была основана такими людьми, как Джуди Вайзер.В своей работе она исследует эти стимулирующие рост качества автопортретов. Она также предлагает фотографу рассмотреть несколько интересных вопросов. Они могут показаться простыми. Некоторые люди могут даже подумать, что они глупы. Но если подумать, терапевтические аспекты автопортретов начинают раскрываться.

— Что для вас очевидно в этом автопортрете?

— Как бы вы описали фотографию тому, кто ее не видит?

— Что бы этот человек хотел сказать или сделать?

— Что бы вы хотели сказать этому человеку?

— Какие воспоминания у вас ассоциируются с этим фото?

— Какие чувства у вас вызывает это фото?

— Этот автопортрет вам кого-то напоминает?

— Какое название этой фотографии лучше всего передает ее суть?

— Что бы вы хотели изменить в автопортрете? Почему?

— Как фотографии, которые делают другие, сравниваются с вашими автопортретами? Они что-то упускают или слишком много внимания уделяют в своих кадрах?

Некоторые люди скажут вам, что хороший автопортрет — это автопортрет, который полностью отражает то, кем вы являетесь как личность, потому что вся ваша личность превосходит сумму ваших частей.Учитывая психологическую сложность нашей человеческой психики, я думаю, что это сложная задача. Действительно хороший автопортрет может передать некоторые важные аспекты вашей личности. Он может усиливать, противодействовать или уравновешивать что-то внутри вашей личности. Это может показать нам, как вы завершаете свою личность. Что бы он ни показал, у вас есть возможность изменить этот автопортрет или выбросить его.


Отправка автопортретов

Самостоятельно вы можете многое узнать о себе из автопортретов.Вы можете создать их только для себя в качестве эксперимента по самовыражению и исследованию идентичности — но как это может измениться, если вы покажете портрет другим людям? Как бы это изменилось, если бы вы создали фотографию специально для кого-то другого?

Есть большая вероятность, что вы узнаете больше, когда поделитесь своим автопортретом с другими. В психологии концепция «зеркального я» предполагает, что наша идентичность развивается из представлений о нас другими людьми.Нам нужна обратная связь от них, чтобы подтвердить, кто мы есть, чтобы знать, что то, что мы делаем, имеет значение, и чтобы открывать новые вещи о нашей личности. Иногда они видят нас такими, какими мы видим самих себя. Иногда они видят нас в соответствии со своими потребностями и ожиданиями, но упускают из виду то, что мы считаем правдой. А иногда мы принимаем их представления как достоверные, даже если они неверны.

Обсуждая свои автопортреты с другими, вы можете обнаружить эти согласованности и несоответствия между вашей самооценкой и представлениями о вас других.Обмен фотографиями может помочь вам понять, кто вы есть по отношению к другим людям, а также кто вы есть и о себе. Поступая так, вам будет удобнее открываться другим. В идеале вы научитесь принимать себя.

Другая статья из Photographic Psychology описывает «Окно Джохари». Это наглядная диаграмма, изображающая четыре возможных комбинации того, что известно и неизвестно себе и другим в межличностной ситуации. В случае автопортрета это особенно полезная концепция.Для автопортрета, которым вы делитесь с другим человеком: (1) есть вещи о вас, которые и вы, и другой человек знаете, глядя на фотографию, (2) есть вещи о вас, которые вы знаете, глядя на фотографию , в то время как другой человек не знает, (3) есть вещи о вас, которые другой человек знает, глядя на фотографию, в то время как вы этого не знаете, и (4) на фотографии есть такие вещи, которые ни вы, ни другой человек знает.

Первая ситуация помогает подтвердить, кто вы.Во втором случае вам нужно будет раскрыть свой «секрет», чтобы другой человек лучше вас понял. В третьем сценарии вы бы узнали больше о своих «слепых пятнах», если бы человек поделился тем, что он видит о вас на автопортрете. Четвертая ситуация напоминает нам, что не все в нас заметно, ни нам, ни другим. Обсуждая автопортрет с другими людьми, предлагая им гипотезы, мы можем обнаружить тот скрытый аспект нашей идентичности, который доказывает, насколько полезным может быть приглашение к интерпретации наших автопортретов другими людьми.

Раньше люди в основном показывали свои распечатанные фотографии семье, друзьям и родственникам. Теперь, в наш век цифровой фотографии и киберпространства, у людей есть беспрецедентные возможности делиться своими фотографиями с людьми по всему миру, в том числе с совершенно незнакомыми людьми. Размещение фотографий стало основным продуктом многих социальных сетей и краеугольным камнем сообществ по обмену фотографиями, таких как Flickr. Поскольку социальные сети предназначены для того, чтобы люди знали: «Это я и то, что я делаю», часто появляются автопортреты.На Flickr несколько групп посвящают себя именно этому типу фотографии, в том числе хорошо известная группа 365, участники которой публикуют автопортреты один раз в день в течение года.

Каково это размещать автопортреты в Интернете, особенно когда многие зрители совершенно незнакомы или люди, которых вы почти не знаете? Некоторые фотографы говорят, что чувствуют себя удивительно свободными, когда реакция других людей не основана на том, что они уже знают о вас. Им нравится показывать свое истинное лицо, просто быть самими собой, не нуждаясь в одобрении.Люди в сети не знают, кто вы «на самом деле», поэтому создавайте любой образ себя, какой захотите. Даже если люди редко или никогда не комментируют ваши автопортреты, публичное общение с ними, тем не менее, может сделать то, что они говорят о вас, будет казаться более реальным и достоверным. Некоторые люди могут почувствовать вдохновение продолжить эксперименты со своим самовыражением просто потому, что они видят количество просмотров, указывающее на то, что люди смотрят на их работы, даже если они не комментируют. Молчаливая, но с надеждой кивающая аудитория незнакомцев может быть полезной.

Анонимность играет важную роль в свободе делать то, что вам нравится. Это важный компонент того, что киберпсихологи называют «эффектом растормаживания в сети». В Интернете с людьми, которые вас не знают, у вас есть возможность поэкспериментировать со своей идентичностью в автопортрете, чтобы выразить то, что вы обычно не раскрываете в своей офлайновой жизни. Вы не чувствуете себя ограниченным тем, чего ожидают от вас люди в вашей офлайновой жизни. В некоторых случаях эффект растормаживания также может быть результатом того, что фотографы воображают свои онлайн-автопортреты как продолжение собственного разума, как своего рода визуальное пространство, в котором они экспериментируют и думают вслух.Вы можете как угодно представить себя в своей голове, не заботясь о мнении других.

Будь то анонимность, восприятие своих онлайн-изображений как расширение своего собственного мысленного пространства или просто непринужденный тип людей, некоторые фотографы в онлайн-сообществах для обмена фотографиями действительно кажутся невероятно откровенными в своих автопортретах, не беспокоясь о том, как люди реагируют. к их работе. Кажется, что они открывают свою душу незнакомцам настолько, что посетители могут чувствовать себя неловко, оставляя комментарий, который может вторгнуться в, казалось бы, уязвимое пространство для саморефлексии фотографа.

Хотя некоторые люди говорят, что их не очень беспокоит то, что думают другие в сети, или даже обращают внимание на их комментарии, тогда мы можем задаться вопросом, почему они вообще размещают свои автопортреты в Интернете. В Flickr люди обычно поддерживают друг друга в обратной связи. Несомненно, этот положительный ответ подкрепляет усилия человека. Некоторые люди могут даже останавливаться на определенных типах автопортретов из-за признания, которое они получают за них, игнорируя или избегая других типов автопортретов.

Но что, если человек получает в основном негативные комментарии или вообще не получает комментариев или просмотров? Продолжили бы они выкладывать автопортреты? Возможно нет. Казалось бы, совершенно нормально, когда человек чувствует себя хотя бы немного расстроенным, разочарованным, проигнорированным или непонятым, когда его критикуют или мало внимания. Некоторые люди преуменьшают или даже отрицают то, на что они на самом деле надеются, когда загружают свои автопортреты.

Конечно, также возможно, что некоторые люди действительно спокойно воспринимают любую реакцию своих посетителей.Некоторые фотографы говорят, что их больше всего интересует развитие навыков создания автопортретов. Если зрители оставляют положительные комментарии, это приятный бонус, но не главная цель. Это глазурь на торте. Это дает им понять, что они что-то делают правильно, по крайней мере, в глазах некоторых людей. Если отзывы зрителей отрицательные, фотограф рассматривает их отзыв как возможную конструктивную критику, но не чувствует себя обиженным, оскорбленным, проигнорированным или непонятым. Если они вообще не получают комментариев, что ж, так оно и есть.Им просто нравится создавать автопортреты и возможность обнародовать их, не беспокоясь о том, ценят или понимают их люди. Они просто дают людям понять, кто они такие, что бы ни случилось, без каких-либо ожиданий. Если это правда, то такое отношение свидетельствует о некоторой зрелости и уверенности в себе. Тогда мы можем задать интересный вопрос: в чем разница между автопортретами этих фотографов и тех, кто возлагает большие надежды, а также уязвимостью к обратной связи, которую они получают?

При обмене автопортретами в Интернете будет столько же разных впечатлений, сколько и людей, что является результатом того, как вы с вашим уникальным стилем личности реагируете на конкретных посетителей, которые комментируют вашу работу.Вы можете сделать фотографию для семьи и друзей из вашей офлайн-жизни, для онлайн-друзей или для всех в киберпространстве, кто хочет взглянуть. Иногда вы можете создать автопортрет для определенных людей, но не для других. Неловкие, неловкие, раздражающие или другие проблемные ситуации могут возникнуть, когда кто-то, для кого вы не предназначаете фотографию, увидит ее или прокомментирует ее. Сообщества обмена фотографиями предлагают функции для ограничения доступа к выбранным изображениям. Тем не менее, некоторые фотографы с некоторой долей нерешительности и беспокойства рискуют выложить свои деликатные автопортреты на всеобщее обозрение.

Большую часть времени мы хотим, чтобы люди замечали, понимали и ценили что-то, в частности, в нашей личности или образе жизни. Может быть, мы хотим, чтобы наши достижения и креативность как фотографов были признаны. Может быть, мы позволяем другим увидеть, кто мы есть, чтобы глубже установить связь с людьми, которых мы уже знаем, такими как семья и друзья, или, возможно, как способ познакомиться с новыми и единомышленниками, которые находятся где-то в киберпространстве. Иногда, возможно, все, на что мы надеемся, — это неявное «спасибо» от других, которые ценят тот факт, что мы поделились собой через автопортрет.Когда эти ожидания оправдываются, мы чувствуем самоутверждение и повышаем нашу уверенность.

В своей книге « Техники фототерапии » Джуди Вайзер задает очень интересные вопросы о том, как делиться автопортретами. Они указывают на воспоминания, потребности и чувства, которые фотографы могут не осознавать полностью. Они раскрывают смысл автопортрета, который может помочь фотографам понять их мотивацию при его создании.

— Если фотографию увидели ваши родители, братья и сестры, дети, родственники, друзья, коллеги, начальник и незнакомые люди, как они могли бы по-другому отреагировать на нее? Что они могли рассказать о тебе по фото?

— Для кого вы намеренно и, возможно, неосознанно создали эту фотографию? Кому бы вы хотели или хотели бы это показать? Как вы думаете, какую реакцию они бы вызвали? Какую реакцию вы бы хотели, чтобы они вызвали? Что это говорит о доверии, которое вы испытываете в этих отношениях, или о том, чего вы можете хотеть и нуждаться в этих отношениях?

— Кого бы вы НЕ хотели видеть на этой фотографии? Почему? Беспокоитесь ли вы о своей уязвимости, о той власти, которую они имеют над вами, о том, как они могут отвергнуть вас, критиковать вас или чувствовать себя неловко рядом с вами? Что нужно изменить, чтобы вы чувствовали себя нормально, отдавая фотографию этому человеку?

— Есть ли в автопортрете что-то такое, что мало кто или только вы понимаете? Что побудило вас включить его? Что было бы, если бы другие знали этот «секрет» о вас?


Текущие автопортреты

Когда люди впервые создают автопортреты, какой из многих аспектов своей личности они изображают в первую очередь? Какие из них они выражают позже, продолжая создавать больше? Какие аспекты себя они часто изображают, а какими пренебрегают? Эти вопросы могут помочь нам понять их представление о себе, в том числе о том, что они ценят в своей личности, а также о том, что может показаться им проблемным.

Когда фотографы впервые создают и публикуют автопортреты, они часто испытывают некоторую тревогу. Они могут беспокоиться о своей нарциссической внешности, чувствовать себя неловко и стесняться своей внешности или бояться негативной обратной связи. Если они получают в целом положительную реакцию от других или если их не особо беспокоит критика, они, как правило, становятся более творческими, спонтанными и даже беззаботными в отношении своих автопортретов, что может отражать растущее самоуверенность и самоуверенность.В то время как преобладающие темы об их личности появляются в их работе постоянно или периодически, они начинают экспериментировать с выявлением различных и, возможно, более уязвимых аспектов своей психики. В прямом и переносном смысле они показывают себя под разными углами. Они внимательнее смотрят на то, что им нравится и что не нравится в их личности и жизни. На одном автопортрете они могут раскрыть определенную сторону своей личности, а на более позднем они изображают нечто совершенно противоположное, как бы признавая свои внутренние конфликты и полярности.На поверхности появляются паттерны, указывающие на лежащие в основе и, возможно, неосознаваемые аспекты личной идентичности, которые явно не видны ни на одной фотографии.

Коллекция автопортретов в конечном итоге становится калейдоскопом убеждений, эмоций и поведения, раскрывающих более полный и многогранный образ фотографа. Чем больше людей делают автопортреты, тем больше они могут думать: «Как много я должен и могу ли я рассказать о себе?» По мере того, как человек пытается решить этот вопрос и продолжает выполнять эту работу, процесс саморефлексии и сама камера могут стать более очевидными для зрителей.

Для фотографов, которые регулярно создают автопортреты, например для тех, кто участвует в таких онлайн-группах, как Flickr’s 365, этот процесс превращается в ежедневный визуальный журнал, который выявляет изменения в настроении, мыслях и занятиях. Это способ «измерять температуру» каждый день. Это усиливает чувство непрерывности и сплоченности. Некоторые люди говорят, что это дает им возможность решить, кем они хотят быть в определенный день, даже если они не могут выразить это непосредственно в своей реальной жизни.Когда людей спрашивают об их мотивах создавать и размещать в Интернете автопортрет каждый день в течение года, люди часто отмечают, что это «вызов» — задача каждый день спрашивать себя: «Как я себя чувствую сегодня? Кто я сегодня? Как другие отреагируют на меня сегодня? » Это постоянный поиск понимания того, что в себе меняется, а что остается неизменным, потому что некоторые вещи в нас никогда не меняются.

В некоторых отношениях автопортреты становятся легче делать, чем больше вы их делаете. В остальном они становятся тяжелее.Фотографы блокируют, и у них заканчиваются идеи. Или они могут застрять на определенных типах автопортретов. Иногда это происходит потому, что они зашли в собственный психологический тупик. Они, в прямом и переносном смысле, застряли на этом самовосприятии, возможно, из-за того, что они ценят его, нуждаются в нем или находятся в противоречии по этому поводу. А иногда это происходит потому, что их аудитория аплодирует и поэтому поддерживает их за создание определенных типов автопортретов, что мешает им, сознательно или бессознательно, выражать другие вещи о себе.

Это помогает думать об этих тупиках как о части процесса автопортрета. Часто под поверхностью сознательного осознания, в ходе того, что психологи называют «подсознательной инкубацией», что-то в нас самих формируется и ждет прорыва. Вы можете обнаружить это, обращая внимание на то, что вы думаете и чувствуете, независимо от обратной связи, которую вы получаете от других. Вы можете обнаружить это в каком-то визуальном или психологическом мотиве, который неожиданно появляется на вашем автопортрете. Следуйте этому мотиву, чтобы увидеть, куда он вас приведет.

Для некоторых людей обмен автопортретами в Интернете может стать заменой жизни в «реальном» мире. Когда люди чувствуют себя изолированными от других или от самих себя, они могут попытаться создать более удовлетворительные отношения и более полезную идентичность в киберпространстве. В идеале человек учится балансировать и интегрировать автономное и онлайн-я. Этой цели помогает обмен автопортретами с друзьями и родственниками как онлайн, так и офлайн.

Преследуя саморефлексивный процесс создания автопортретов, мы не всегда уверены, куда мы направляемся.Мы не уверены, кем мы становимся на наших фотографиях. Это может быть медленный, сложный процесс с неожиданными поворотами и поворотами. В этом смысле это очень похоже на жизнь.

На Flickr вы можете читать и участвовать в обсуждениях различных разделов этой статьи:

Двадцать психологических портретов Норы Лофтс

Это короткая, но содержательная книга, которая предлагает именно то, что указывает ее название: попытки реконструировать саму человеческую сущность. психология примерно 20 репрезентативных женских фигур из Ветхого Завета, а также небольшая вводная глава на тему «Общие сведения.»Как поясняет ее роман Как далеко до Вифлеема? , Лофтс писала с в основном христианской позиции; она серьезно относится к библейскому тексту, уважает возможность чудесного и божественно-человеческого взаимодействия и понимает ветхозаветную историю как божественно направляемое движение от языческой концепции антропоморфного бога к трансцендентному духовному Богу с трансцендентными моральными требованиями, которого нельзя подкупить или уговорить. (Она также глубоко ценит Библию как литературу, основанная на знакомстве с ней с детства. о котором она говорит в своем предисловии.) Ее подход к Библии во взрослом возрасте, однако, не отличался строгим фундаментализмом; она не была абсолютным сторонником ошибок (ее современник, К. С. Льюис, тоже не был таковым), и она указывает, что не всегда воспринимала буквально каждую историю, такую ​​как шестидневное творение. (Когда она отличает свой подход от подхода «тошнотворного благочестия», она не дает точного определения последнего; но, как мне кажется, она имеет в виду подход настолько ошибочно благоговейный, что он не может позволить тексту говорить сам за себя или за людей. в повествовании — их несовершенные человеческие «я».) Она также не была знатоком Библии; она была любителем этого предмета, «непрофессиональным» читателем Библии, который не имел никаких специальных научных знаний и не предполагал их среди своих читателей. Все ее сочинения здесь основаны в значительной степени на номинальном прочтении самих библейских текстов, дополненном только общими знаниями и несколькими ссылками на « древности евреев » еврейского историка I века Флавия Иосифа. Тем не менее, она также была искусным историческим романистом, с глубоким знанием человеческой психологии, доброй готовностью сочувственно понимать мотивы, которые могут лежать в основе даже наихудшего поведения (при этом не потворствуя этому поведению), а также базовое чувство социальной динамики и образ жизни досовременных сообществ.

Как признает сама автор, библейских авторов в первую очередь интересовала великая История, история об отношениях Бога с человечеством, для которой небольшие истории отдельных людей были лишь случайными, записанными только постольку, поскольку они продвигали большую Историю, а не как сознательный материал для более поздних «психологических портретов». Часто то, что она пишет, — это чтение между строк или предположение о возможных реакциях, основанное на ее убеждении (которое, я думаю, верно), что человеческая природа по существу не изменилась со времен Ветхого Завета до наших дней.Даже в этом случае, реконструируя личность и образ мыслей этих женщин, она поставила перед собой большую задачу, в которой я не уверен, что она всегда преуспевает, или что это вообще возможно для кого угодно. Доводы из молчания особенно опасны; то, что слова или чувства не упоминаются, не является доказательством того, что они не были сказаны или чувствованы. На столь позднем этапе мы можем очень мало знать о мыслях или мотивах такой женщины, как Вирсавия, ИМО, с тем немногим, что нам дано для продолжения. И есть несколько мест, где интерпретация текста определенным образом не является самоочевидной правильной, но Лофтс предполагает, что это так.Она также допускает лишь несколько хронологических или фактических ошибок: убийство Ииуй священников Ваала и убийство мужчин из рода Ахава произошло после того, как Иезавель была убита, а не раньше, и муж Эстер не «отменил» приказ о расправе над жрецами. Евреи — персидские законы нельзя было отменить. (Он действительно издал новый указ, разрешающий евреям защищаться.) Обсуждение Раав на чердаках могло бы выиграть от блестящей и убедительной переосмысления завоевания Ханаана Г. Э. Менденхоллом в г. Десятое поколение ; но это, конечно, было написано намного позже 1949 года.(Я не знаком ни с одной раввинской легендой о том, что Раав позже вышла замуж за Джошуа — хотя я понимаю слова Лофтса, что такая легенда существовала, — но я знаю, что, поскольку Лофтс здесь не упоминает, оба Завета записывают, что она это сделала. выйти замуж за Салмона из колена Иуды, которого другая, возможно, апокрафальная легенда называет одним из двух шпионов, которых она защищала, и что эта пара были прямыми предками Иисуса.) одновременно заслуживают доверия и поучительны! Она также пишет с лиризмом и чутьем великого романиста, обращая внимание на важные моменты и рассказывающие детали, а также с даром языка, чтобы наполнить голую научную литературу эмоциональной силой настоящей литературы.И — что очень важно в работе такого типа — она ​​признает, что, хотя еврейское общество (как и все общества мира в то время) было в основном мужским и сексистским, сама идея Ветхого Завета не является сексистской. ; в нем женщины представлены как активные участники истории Бога, как люди, способные принимать важные решения и делать важные дела. (Действительно, она предполагает, что корни современного равенства женщин вполне могут лежать в новаторском отношении ветхозаветных евреев в этом отношении по сравнению с взглядами и практиками окружающих культур.) Один из моих друзей Goodreads, когда я пометил книгу как прочитанную, высказал мнение (в личном сообщении), что для того, кто уже читал истории Ветхого Завета, это будет повторяться. С точки зрения строгого повествования это правда; но в этих пересказах историй читателя привлекает не сюжет как таковой, а авторские интерпретации. Также важно понимать, что она меньше писала для читателей, знакомых с Библией, и больше для тех, кто НЕ знаком с ней, в надежде побудить последних, как она предлагает в предисловии, действительно прочитать ее.Даже более 60 лет спустя мне нравится думать, что для некоторых читателей ее надежда все еще может сбыться!

Мэтью Кастил снимает «психологические портреты» ветеранов США через салоны их автомобилей

Интимные пространства, которые не видны другим — например, внутренняя часть вашей сумки, карманы или, возможно, даже ваш почтовый ящик электронной почты — могут многое сказать о каким человеком вы являетесь, когда не работаете для других. По мнению фотографа из Вирджинии Мэтью Кастила, салон автомобиля обладает такой же мощностью.Работая с ветеранами армии США в течение пяти лет, он глубоко заинтересовался съемкой этих интимных пространств как альтернативного метода портретной съемки.

«Общепризнано, что состояние жилища часто может быть показателем его благополучия», — говорит Мэтью. Но в то время как дизайн интерьера дома выполнен с определенной степенью преднамеренности, интерьер автомобиля гораздо более выразителен. «Это приводит к более спонтанным конфигурациям, непредсказуемым интерьерам, которые могут больше относиться к определенному настрою или служить формой ситуационного сознания», — добавляет Мэтью.

В American Interiors повествований начинают возникать из, казалось бы, случайного расположения предметов. Психическое здоровье водителей, а также их надежды и страхи на удивление ощутимы. От библий и недоеденных чизбургеров до обезболивающих и шприцев — портреты в American Interiors невероятно вызывающие воспоминания и часто довольно мрачные. В то время как хорошо просматриваемая Библия может быть как признаком надежды, так и отчаяния, обломки алкогольной и наркотической зависимости и дыхательный аппарат (расположенный рядом с пачкой сигарет) говорят о травме, полученной после многих лет службы.

«_American Interiors_ — моя попытка преодолеть глубокое чувство бунта и возмущения по отношению к институционализированному насилию (через войну и американский военно-промышленный комплекс) с сочувствием и грустью, которые я испытываю к людям, пережившим военный опыт», — говорит Мэтью. «Агломерированный« портрет »- не очень красивая картина, но это точное представление о том, что я вижу и чувствую в отношении тяжелого положения американского ветерана».

Внимание к деталям и очарование повседневной жизни, которое Мэтью продемонстрировал в сериале, возможно, уходит корнями в его детство.Выросший в маленьком городке Вирджиния, он был одержим камерой Rolleiflex своей матери и тем, как мир выглядит в видоискателе. «Я помню, как часами ходил по дому и двору, глядя в искатель. Не фотографирую — просто смотрю. Этот акт поиска и поиска историй в окружающем мире, хотя его легко упустить, остается с ним по сей день. «Хотя мне нравится делать фотографии, я не так часто делаю снимки для развлечения», — говорит. «Я не из тех, кто отправляется в экзотические места ради создания изображений.Я хочу увидеть и поделиться менее известными аспектами того, что значит быть живым на этой планете в данный конкретный момент времени ».

Указатель портретов Кита Кита Психологическая глубина и формы суждения — ARTnews.com

Из пятидесяти рисунков женских лиц размером букв в «Я живу один» только на нескольких есть текст. «Содержание», — гласит одна из букв, обозначающих вырез слегка кружащегося лица. «Road Hard», — говорит другой, с аккуратными волосами, твердым ртом и резким выражением лица.На каждом экземпляре Кит Кейт аккуратно нанесла небольшие водянистые мазки черным акрилом на канцелярские принадлежности из луковой кожи с ямочками, найденный материал с фирменным бланком бывшего судьи окружного суда Миссури, а также официальную печать штата и адрес в Сент-Луисе. Эти прямые, необработанные произведения, производимые ежедневно в течение трех месяцев, вызывают дневной свет; послания от изоляции пандемии, они также демонстрируют ум, знакомый с самооценкой.

Кто эти женщины? Вы их знаете, но не знаете.Часто стилизованные под Луизу Брукс (девушка со Среднего Запада, ставшая олицетворением Голливуда, чья текучая и непримиримая сексуальность как катализатор, так и поставила под угрозу ее карьеру), они вызывают в памяти снимки в голову 1930-х годов или фотографии из ежегодника — средства передвижения смутно репрессивных американских архетипов, которые, по словам Кита, появляются и исчезают. хладнокровие. Некоторые лица выглядят размазанными или мрачно-мультяшными, в то время как другие почти полупрозрачны, почти не видны. Никогда не «идеальные» ни в графическом, ни в аффективном смысле, рисунки все же демонстрируют исключительную жестовую изящество, исследуя прототипический облик нормативной социальности, под поверхностью которой мутится ряд более грубых эмоциональных состояний.Выглядит тревожно искоса с кривой гримасой. Другая полностью причесана, но изображена с закрытыми глазами, что предполагает либо неудачный снимок, либо готовый к посещению труп. Третий появляется в круглом сером цвете, возможно, как призрачный медальон желанного победителя. Еще одно лицо, чья челюсть кажется неправильной, почти растворяется под невыносимым бременем придания подходящего выражения. Представленный на уровне глаз в длинных кадрах, этот уязвимый корпус проверяет взгляд зрителя, как индексируя, так и приглашая оценивать.

Kit Keith, Untitled , 2021, акрил на бланках из луковой кожи, 11 на 8 ½ дюймов.

Кейт — белая, похожая на женщину, со стрижкой — похожа на этих женщин, версии которых она изображала почти сорок лет. Почему это принуждение к завуалированному автопортрету? Как художник, чья карьера была отмечена в рамках «местного» — или, другими словами, как «посторонний» по отношению к основной художественной культуре — Кейт сформировала собрание работ, отношение которых к ее личной жизни казалось в значительной степени неуместным. ее рук.Капсульная версия ее истории звучит так: Кит, младший из четырех детей, родился у родителей, выросших во время Великой депрессии — спасателей, мусорщиков, коллекционеров. Несколько лет спустя отец Кита, странствующий художник по вывескам, перевез семью из Спрингфилда, штат Иллинойс, в Сарасоту, штат Флорида. Там Кейт в раннем подростковом возрасте занималась гимнастикой в ​​цирке Ringling Bros. и работала вместе со своим отцом, реставрируя и раскрашивая вывески. Еще в подростковом возрасте Кейт диагностировали биполярное расстройство — состояние, которое, как она открыто разделяет, определило ее жизнь.После недолгого обучения в Институте искусств Чикаго в период, прерванный ее болезнью, Кейт переехала в Нью-Йорк, где она и ее тогдашний муж, фотограф, примерно на десять лет пережили острые ощущения и разрушения богемы. У нее были персональные выставки в легендарной галерее «OK Harris» и «Exit Art» Ивана Карпа, а также она провела несколько выставок иллюстраций для таких изданий, как New Yorker и New York Times Book Review . Затем у нее родился сын, она поселилась в Сент-Луисе и развелась — серия переживаний, периодически перемежающихся изнурительными депрессивными эпизодами.Здесь, в своем приемном городе, она обнаружила, что может лучше сбалансировать свое психическое здоровье, творчество и материнство.

Хотя подробности личного повествования Кейт использовались для защиты (добросовестность Нью-Йорка) или опровержения (психологические разрывы, возвращение на Средний Запад) ценности ее искусства, они редко служили аналитическим целям. Раннее обучение Кейт рисованию знаков, знакомство с Америкой 30-х годов и годы становления в цирке, очевидно, привели к графическому качеству, ретро-отсылкам и перформативному характеру ее работ.Парадигматические изображения «нормальных» женщин — они также передают личную правду. Когда их улыбки дрожат или глаза дергаются, когда их лица, которые, как предполагается, находятся в состоянии покоя, вместо этого выражают горе, можно заметить трение между физиологией и приличием, а также более серьезные системы суждений, которые ограничивают интимную и общественную пригодность и свободу воли женщины. Печать окружного суда, которая поначалу кажется случайной, усиливает ощущение, что каждый рисунок в дневнике — это приговор, сделанный им самим и властями, которые могут, скажем, отречься от старлетки-преступника или придать или лишить художественной легитимности.В то время как работы Кейт часто включают найденные, коллажированные элементы, объединенные в замысловатые, эклектичные святилища с неопределенными потерями, эта выставка сокращает средства ее сообщения до самых фундаментальных элементов: пресловутой ручки и бумаги в сочетании с неудержимой потребностью. Вспоминая ее пожизненную практику ведения журналов, эти исчерпывающие и привычные в процессе картины на бумаге настаивают: Я здесь.

женщин в Ветхом Завете: двадцать психологических портретов Норы Лофтс: очень хорошо HB (1949) 1-е издание.

Издано Sampson Low, Лондон, 1949 г.

Состояние: очень хорошее Твердая обложка


Об этом товаре

Доски сине-серого сукна с позолотой на зеленых заголовках до корешка.Никаких надписей. Незакрытая обертка. 196с. Инвентарный список продавца № 95355

Задать вопрос продавцу

Библиографические данные

Название: Женщины в Ветхом Завете: Двадцать …

Издатель: Sampson Low, London

Дата публикации: 1949

Переплет: HB

Состояние книги: Очень хорошее

Суперобложка Состояние: Очень хорошее

Издание: 1-е издание.

Описание магазина

Посетить витрину продавца

Условия продажи:

Мы принимаем оплату через PayPal и все основные кредитные и дебетовые карты. Мы предлагаем скидки на заказы от 15 до книжных дилеров. Мы также предлагаем бесплатный поиск книг.


Условия доставки:

Заказы обычно доставляются в течение 2 рабочих дней.Стоимость доставки указана для книг весом до 2 кг в Великобритании и 750 г (1 фунт 10 унций) для Европы и остального мира. Если ваш заказ на книгу тяжелый или дорогой, мы можем связаться с вами, чтобы сообщить, что требуется дополнительная доставка.

Список книг продавца

Способы оплаты
принимаются продавцом

Проверять Наличные PayPal Банковский перевод .

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *