Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Тысяча и одна ночь иллюстрации: Иллюстрация 1 из 50 для Тысяча и одна ночь. Арабские сказки | Лабиринт

Содержание

«Тысяча и одна ночь» в иллюстрациях. 1 часть ~ PhotoPoint

«Тысяча и одна ночь» – это коллекция историй и народных сказок, Западной и Южной Азии, собранная на арабском языке во время исламского Золотого Века. Первое европейское издание сборника под название «Арабская ночь» было выпущено в 1706 году.

«Тысяча и одна ночь» – это монументальная многовековая работа, которая включает в себя работу многих авторов, переводчиков и ученых. Сказки и истории, собранные в «Тысячи и одной ночи», своими корнями уходят в средневековый арабский, персидский, индийский и египетский фольклор. В частности, многие сказки первоначально датировались эпохой халифата. Связующим элементом всех сказок является Шехерезада, жена правителя Шахрияра, которая по преданию рассказывала своему супругу на ночь сказки. «Тысяча и одна ночь» – один из самых популярных и известных сборников восточных сказок, издаваемых и переиздаваемых сотнями лет. И сегодня мы начнем долгий путь по иллюстрациям к сказкам «Тысячи и одной ночи». Начнем с разговора об иллюстрациях, который охватывают период до начала 20-го века.

«Тысяча и одна ночь», иллюстрация 1595 года

Представленная иллюстрация – самая древняя из того, что мы нашли. Она датируется 1595 годом. Сегодня иллюстрация, в качестве экспоната, находится в Музее изящных искусств в Хьюстоне. Иллюстрация выполнена гуашью и золотом по бумаге, с использованием каллиграфии. Изображение без автора, однако, является типичным классическим изображением Золотого века ислама.

«Тысяча и одна ночь», иллюстрация Дэвида Костера 1706 года

1706 год стал годом первого англоязычного издания «Тысячи и одной ночи». Год, когда Европейский читатель впервые прикоснулся к восточному фольклорному творению. Представленная иллюстрация, выполнена Дэвидом Костером, гравюра, с отработкой мелких деталей, в лучшем стиле А. Дюрера.

Дэвид Костер – был голландским живописцем и гравером. Он был первым западным художником, проиллюстрировавшим «Тысячу и одну ночь».

«Тысяча и одна ночь», иллюстрация Роберта Смирке (Robert Smirke) 1802 года

Роберт Смирке был английским художником и иллюстратором. Специализировался на небольших сценических и жанровых картинах, основанных на литературных сюжетах. Был членом Королевской академии.

«Тысяча и одна ночь», картина Адама Мюллера (Adam August Müller) 1831 год

Адам Мюллер еще одни художник, кого интересовала тема востока и который не смог в своем творчестве пройти мимо восточных мотивов и сцен восточной жизни. Был датским художником. Умер в возрасте 32 лет, но наследие художника вошло как важнейшее составляющее датского искусства 19 века. На протяжении всей своей не долгой творческой жизни неоднократно обращался к восточной тематике и образу Аладдина.

«Тысяча и одна ночь», 1840 год

Представленная иллюстрация взята из сборника «Тысячи и одной ночи», изданных в Лондоне в 1840 году. Переводом для этого издания занимался преподобный Эдвард Форстер. Мы предполагаем, что иллюстрации к изданию были выполнены английским художником и иллюстратором, который специализировался на небольших картинах, основанных на литературных сюжетах, им был Членом Королевской Академии – Роберт Смир (Robert Smirke).

«Тысяча и одна ночь», иллюстрации Джона Тенниела (John Tenniel ) 1842 года

Говоря об иллюстрациях, было бы удивительно не сказать о величайшем иллюстраторе, карикатуристе – Джоне Тенниеле. Мы подробного говорили об этом художнике в разрезе иллюстраций к сказке «Алиса в стране чудес», потому как это самая известная работа автора. Свои силы Тенниел попробовал и в иллюстрациях к «Тысяче и одной ночи». И это традиционная граверная работа художника в его лучших традициях.

«Тысяча и одна ночь», иллюстрации Абуль Хасана Гаффари Кашани, известного так же как Сани Оль Мольк 1853 года

Абуль Хасан Гаффари Кашани – выдающийся персидский художник. Работал в самых разнообразных техниках. Писал портреты маслом, оформлял лаковые шкатулки, работал акварелью. Написав удачный портрет шаха Мухаммада, стал придворным художником. Работал в технике миниатюры, как и представленная иллюстрация. Одна иллюстрация могла отразить поступательное движение литературного материала.

«Тысяча и она ночь», иллюстрации Густафа Томе (Gustaf Thomée) 1854 года

Представленная иллюстрация была создана Густафом Томе для шведского издания сказок о тысячи и одной ночи в 1854 году.

«Тысяча и одна ночь», иллюстрации Джона Фредерика Льюиса, 1857 год

Джон Фредерик Льюис (John Frederick Lewis) был востоковедом, английским художником. Он специализировался на восточных и средиземноморских сценах. Работал в стилистике изыскано детальной акварели. Долгое время жил в Каире, где художником было сделано большое количество набросков и эскизов. Позже, эти наброски превратились в картины.

«Тысяча и одна ночь», иллюстрации Гюстава Доре 1865 год

Мы уже говорили о творчестве величайшего французского художника и гравера, когда рассматривали иллюстрации к сказке «Красная шапочка». И как в случае с Красной шапочкой, работа Гюстава Доре о приключениях Синбада Морехода – это полноценная картина. Художник много работал с библейскими и религиозными темами.

«Тысяча и одна ночь», иллюстрации Феликса Дарлея (Felix Octavius Carr Darley) 1868 года

Феликс Дарлей – американский художник, иллюстратор, известный своими иллюстрациями многих произведений известных авторов 19-го века, в том числе Джеймса Фенимора Купера, Чарльза Диккенса, Вашингтона Ирвинга. Дарлей был художником – самоучкой. Начинал в качестве штатного художника в издательской компании в Филадельфии.

«Тысяча и одна ночь», иллюстрация Arthur Boyd Houghton 1870 года

Arthur Boyd Houghton – был британским иллюстратором, художником. Работал тушью и акварелью. Родился в Индии. Путешествовал по Америке и России. Создавал иллюстрации для книг, в том числе к «Тысяче и одной ночи» и «Дон Кихоту». На становление художника большую роль сыграло течение Прерафаэлитов. Большую роль сыграл в возрождении гравюры по дереву, во времена Золотого века английской иллюстрации.

«Тысяча и одна ночь», иллюстрации Гюстава Кларена Родольфа Буланже 1873 года

Гюстав Кларен Родольф Буланже (Gustave Clarence Rodolphe Boulanger) французский художественный деятель, известный своими восточными предпочтениями.

Картины Буланже являются ярким примером академического искусства 19-го века. Буланже посетил Италию, Грецию и Северную Африку. Его увлечение востоком отразились на его картинах, особенно на изображении женской красоты.

«Тысяча и одна ночь», иллюстрация Годфрея Дуранда (Godefroy Durand) 1874 года

Godefroy Durand – был французским рисовальщиком и гравером. Работал на L’Univers Illustré. Был членом Королевской Академии и Королевского общества британских художников.

«Тысяча и одна ночь», иллюстрация Густафа Велина (Gustaf Vilhelm Wilén) 1878 года

Представленная иллюстрация является иллюстрацией финского издания сказок о «Тысячи и одной ночи», над ней работал Густаф Велин. Начинал свою деятельность в должности клерка в типографии. К 1865 году стал руководителем компании, занимался изданием газет и журналов.

«Тысяча и одна ночь», иллюстрация Жан-Жозеф Бенжамен-Констана, 1880 год

Представленная иллюстрация – это картина французского художника – графика, Жан-Жозеф Бенжамен-Констана (Jean-Joseph Benjamin-Constant), выполненная приблизительно в начале 80-х годов 19-го века. Бенжамен-Констана специализировался на восточных мотивах, в числе его работ много восточных портретов, сцен восточного быта. Представленная картина называется «Арабская ночь».

«Тысяча и одна ночь», художник Фердинанд Келлер (Ferdinand Keller), 1880 год

Фердинанд Келлер – немецкий художник. Работал в классическом академическом стиле. Был сыном инженера, проектировщика мостов, в силу работы отца много путешествовал. Создавал жанровые сцены и портреты. Представленная картина не является, собственно, иллюстрацией к книге, однако, изображает Шехеразаду и султана Шахрияра.

«Тысяча и одна ночь», 1883 год

Представленная иллюстрация входит в сборник сказок о «Тысячи и одной ночи», изданной в 1883 году издательским домом J. B. Lippincott & Co.

Издательский дом J. B. Lippincott & Co начал свою работу в 1836 году с издательства Библий и молитвенников, прозы и поэзии. Позже начали печататься альманахи, медицинская и правовая литература, учебники и словари.

Представленная иллюстрация сказок «Тысячи и одной ночи» выполнена в стилистике журнальных граверных карикатур.

«Тысяча и одна ночь», иллюстрации Адольфа Лалаузе (Adolphe Lalauze) 1885 года

Адольф Лалауз – плодовитый французский гравер. Создатель иллюстраций ко многим книгам. Выиграл множество наград и был сделан рыцарем Почетного легиона.

Лалауз вошел в историю мировой иллюстрации своими знаменитыми офортами, изображавших детей. Моделями этих офортов становились дети самого художника. Еще при жизни был назван «одним из самых искусных граверов современной французской школы».

«Тысяча и одна ночь», иллюстрации Генри Форда (Henry Justice Ford) 1890 года

Генри Форд – был успешным художником и иллюстратором. Успех пришел к художнику после его работы над «Книгой Фей», Эндрю Ланга. Работал в жанре исторической живописи и пейзажа. Так же работал над созданием костюмов для персонажа Питера Пэна, для первой постановки 1904 года.

«Тысяча и одна ночь», иллюстрации Джона Батона (John Dickson Batten) 1895 года

Джон Батон – был британским художником, книжным иллюстратором и гравером. Активным членом Общества художников в технике темперы.

«Тысяча и одна ночь», иллюстрации Жозефа Кларка (Joseph Benwell Clark) 1896 года

Жозеф Кларк – был английским художником, книжным иллюстратором. Работал в различных стилях от акварельной и масляной живописи до черно-белой гравюры.

«Тысяча и одна ночь», иллюстрация 1896 года

Представленная иллюстрация является иллюстрацией сборника «Тысячи и одной ночи», выпущенной в 1896 году компанией Henry Altemus Company. Компания начала свою работу в 1863 году, как цех по переплету. Из первых изданных компанией книг можно отметить Библию 1880 года, все издательства начинают свою работу с религиозной литературы.

«Тысяча и одна ночь», иллюстрации Уильяма Странга (William Strang), 1896 год

Уильям Странг – был шотландским художником, иллюстратором и гравером. Работал во многих техниках: в технике офорт, живопись, гравировка, литография. Дела деревянные литографические модели для создания картин. Работы Странга отличаются ясностью, художественностью, высоким мастерством, силой и умелым использованием тени. Представленная иллюстрация, это одна из иллюстраций Нидерландского издания историй датированного 1896 годом.

«Тысяча и одна ночь», иллюстрации Обри Винсент Бёрдслея, 1897 года

Перед вами обложка к сказкам «Тысячи и одной ночи», выполненная английским иллюстратором Обри Винсенто Бёрдслеем (Aubrey Vincent Beardsley). Обри выполнял рисунки черными чернилами. На развитие его творчества большое влияние оказал стиль японской ксилографии, а это подчеркнуто гротескными, декадентскими, и эротичными изображениями. Он был ведущей культурной фигурой Англии конца 19 века, наравне с Оскаром Уайльдом и Джеймс Макнейлом Уистлером. Бердсли внес огромный вклад в развитие стиля модерн и стиля стендовых изображений.

«Тысяча и одна ночь», иллюстрации Альберта Летхфорда (Albert Letchford) 1897 года

Представленная иллюстрация была выполнена Albert Letchford, для издания серии книг «Тысячи и одной ночи», в 1885 году. Переводом занимался Ричард Бёртон, английский путешественник, востоковед и картограф.

«Тысяча и одна ночь», иллюстрация Frances Isabelle Brundage 1898 года

Frances Isabelle Brundage – американская женщина иллюстратор. Успех к Изабелл пришел благодаря ее изображениям привлекательных и милых детей на открытках и календарях. Была профессиональным художником и иллюстратором.

Самые прекрасные сказки тысячи и одной ночи: taberko — LiveJournal

Одним из лучших иллюстрированных переизданий 2011 года, согласно ежегодному выбору Гайдаровки , стала книга «Самые прекрасные сказки тысячи и одной ночи». Не могу не согласиться — книга действительно восхитительная во всех отношениях.

Иллюстрации Ольги Дугиной такие тонкие и изящные, что моментально погружают в атмосферу Древнего Востока — красавица Марджана мне даже снилась. Пересказ с немецкого Леонида Яхнина приятный, гладкий и не слишком перегруженный для детского восприятия восточными терминами. Помимо трех сказок есть начало и конец истории самой Шахеризады.

Качество издания превосходное: большой формат, лакированные надписи на обложке, отличная полиграфия, тонированная в светло-бежевый мелованная бумага, крупный шрифт и приятная глазу «восточная» полоска форзацев. Немного неорганично выглядит постраничная разбивка некоторых рисунков, которые бы лучше смотрелись на целый разворот, без белой полосы по центру, но это мелочь. В целом же атмосфера книги завораживает – смотрите сами.


















в «Лабиринте»
Ольга Дугина и ее супруг Андрей создают шедевры книжной иллюстрации.
Как отмечает Д.Яковлев, «есть у Дугиных свойства, роднящие их со средневековым миниатюристами: они украшают современную книгу с той же любовью, как это делали старые мастера…» На одну книгу Андрей и Ольга затрачивают в среднем два года. А иллюстрации к сказке братьев Гримм «Храбрый портняжка» они рисовали почти семь лет. За эту книгу в 2007 году Дугины были награждены Золотой медалью Общества иллюстраторов США.
Сказка «Перья дракона», оформленная Андреем и Ольгой Дугиными впервые была выпущена немецким издательством Шрайбера в 1993. Потом выпустить «Перья дракона» с иллюстрациями Дугиных решилось сразу десять зарубежных издательств. Сегодня книгу можно купить и у нас.
Иллюстрации в этих двух книгах действительно прекрасны, но они рассчитаны на восприятие детей среднего и старшего школьного возраста, а тексты книг – на старших дошкольников и младших школьников. Поэтому детям я эти книги советовать НЕ СТАНУ. Они скорее подойдут взрослым коллекционерам и любителям Босха и Брейгеля. Я же для себя ограничилась открытками — и красотой насладиться, и место в Шкапу/финансы сэкономить.
Есть еще в продаже книга «Румяный колобок», но ее я никому, кроме поклонников творчества Дугиных, не рекомендую, а они уже и без меня купили.
Дополнительную информацию о художниках можно найти на сайте:http://www. illustratoren-online.de/Dugin/illustration1/thumb1.htm

А для тех, кто хочет познакомиться со сказками Шехерезады во «взрослом» классическом восточном переводе Михаила Александровича Салье, есть на свете роскошная книга издательства Эксмо с непревзойденными до сегодняшнего дня рисунками к сказкам 1001 ночи английского художника Эдмона Дюлака. «Тысяча и одна ночь» — шедевр прозы средневекового Востока, собрание 40 удивительных арабских и персидских сказок для взрослых. В оформлении помимо Дюлака использованы иллюстрации Л.Бакста и С.Видберга. Такая книга несомненно станет украшением любой библиотеки.


Детский вариант с иллюстрациями Дюлака выпустил ИДМ – это книга «Легенды поющих песков» из любимой мной серии Отражения, о которой я уже писала в обзоре японских сказо . В «Легендах поющих песков» четыре сказки в хорошем пересказе Юлии Доппельмайер.
Если же аромат Востока вас полностью пленил – есть еще самое полное на сегодня издание — двухтомник Сказки «1001 ночь» в классическом переводе Салье, изданный по ГОСЛИТиздатовскому 8-томнику 1959 года с черно-белыми гравюрами.

Самые прекрасные сказки тысячи и одной ночи. Арабские сказки «Тысяча и одна ночь» (набор открыток) 1000 и одна ночь иллюстрации

«Тысяча и одна ночь» – это коллекция историй и народных сказок, Западной и Южной Азии, собранная на арабском языке во время исламского Золотого Века. Первое европейское издание сборника под название «Арабская ночь» было выпущено в 1706 году.

«Тысяча и одна ночь» – это монументальная многовековая работа, которая включает в себя работу многих авторов, переводчиков и ученых. Сказки и истории, собранные в «Тысячи и одной ночи», своими корнями уходят в средневековый арабский, персидский, индийский и египетский фольклор. В частности, многие сказки первоначально датировались эпохой халифата. Связующим элементом всех сказок является Шехерезада, жена правителя Шахрияра, которая по преданию рассказывала своему супругу на ночь сказки. «Тысяча и одна ночь» – один из самых популярных и известных сборников восточных сказок, издаваемых и переиздаваемых сотнями лет. И сегодня мы начнем долгий путь по иллюстрациям к сказкам «Тысячи и одной ночи». Начнем с разговора об иллюстрациях, который охватывают период до начала 20-го века.

Представленная иллюстрация – самая древняя из того, что мы нашли. Она датируется 1595 годом. Сегодня иллюстрация, в качестве экспоната, находится в Музее изящных искусств в Хьюстоне. Иллюстрация выполнена гуашью и золотом по бумаге, с использованием каллиграфии. Изображение без автора, однако, является типичным классическим изображением Золотого века ислама.

1706 год стал годом первого англоязычного издания «Тысячи и одной ночи». Год, когда Европейский читатель впервые прикоснулся к восточному фольклорному творению. Представленная иллюстрация, выполнена Дэвидом Костером, гравюра, с отработкой мелких деталей, в лучшем стиле А. Дюрера.

Дэвид Костер – был голландским живописцем и гравером. Он был первым западным художником, проиллюстрировавшим «Тысячу и одну ночь».

Роберт Смирке был английским художником и иллюстратором. Специализировался на небольших сценических и жанровых картинах, основанных на литературных сюжетах. Был членом Королевской академии.

Адам Мюллер еще одни художник, кого интересовала тема востока и который не смог в своем творчестве пройти мимо восточных мотивов и сцен восточной жизни. Был датским художником. Умер в возрасте 32 лет, но наследие художника вошло как важнейшее составляющее датского искусства 19 века. На протяжении всей своей не долгой творческой жизни неоднократно обращался к восточной тематике и образу Аладдина.

Представленная иллюстрация взята из сборника «Тысячи и одной ночи», изданных в Лондоне в 1840 году. Переводом для этого издания занимался преподобный Эдвард Форстер. Мы предполагаем, что иллюстрации к изданию были выполнены английским художником и иллюстратором, который специализировался на небольших картинах, основанных на литературных сюжетах, им был Членом Королевской Академии – Роберт Смир (Robert Smirke).

Говоря об иллюстрациях, было бы удивительно не сказать о величайшем иллюстраторе, карикатуристе – . Мы подробного говорили об этом художнике в разрезе иллюстраций к сказке « », потому как это самая известная работа автора. Свои силы Тенниел попробовал и в иллюстрациях к «Тысяче и одной ночи». И это традиционная граверная работа художника в его лучших традициях.

Абуль Хасан Гаффари Кашани – выдающийся персидский художник. Работал в самых разнообразных техниках. Писал портреты маслом, оформлял лаковые шкатулки, работал акварелью. Написав удачный портрет шаха Мухаммада, стал придворным художником. Работал в технике миниатюры, как и представленная иллюстрация. Одна иллюстрация могла отразить поступательное движение литературного материала.

Представленная иллюстрация была создана Густафом Томе для шведского издания сказок о тысячи и одной ночи в 1854 году.

Джон Фредерик Льюис (John Frederick Lewis) был востоковедом, английским художником. Он специализировался на восточных и средиземноморских сценах. Работал в стилистике изыскано детальной акварели. Долгое время жил в Каире, где художником было сделано большое количество набросков и эскизов. Позже, эти наброски превратились в картины.

Мы уже говорили о творчестве величайшего французского художника и гравера, когда рассматривали иллюстрации к сказке « ». И как в случае с Красной шапочкой, работа Гюстава Доре о приключениях Синбада Морехода – это полноценная картина. Художник много работал с библейскими и религиозными темами.

Феликс Дарлей – американский художник, иллюстратор, известный своими иллюстрациями многих произведений известных авторов 19-го века, в том числе Джеймса Фенимора Купера, Чарльза Диккенса, Вашингтона Ирвинга. Дарлей был художником – самоучкой. Начинал в качестве штатного художника в издательской компании в Филадельфии.

Arthur Boyd Houghton – был британским иллюстратором, художником. Работал тушью и акварелью. Родился в Индии. Путешествовал по Америке и России. Создавал иллюстрации для книг, в том числе к «Тысяче и одной ночи» и «Дон Кихоту». На становление художника большую роль сыграло течение Прерафаэлитов. Большую роль сыграл в возрождении гравюры по дереву, во времена Золотого века английской иллюстрации.

Гюстав Кларен Родольф Буланже (Gustave Clarence Rodolphe Boulanger) французский художественный деятель, известный своими восточными предпочтениями.

Картины Буланже являются ярким примером академического искусства 19-го века. Буланже посетил Италию, Грецию и Северную Африку. Его увлечение востоком отразились на его картинах, особенно на изображении женской красоты.

Godefroy Durand – был французским рисовальщиком и гравером. Работал на L’Univers Illustré. Был членом Королевской Академии и Королевского общества британских художников.

Представленная иллюстрация является иллюстрацией финского издания сказок о «Тысячи и одной ночи», над ней работал Густаф Велин. Начинал свою деятельность в должности клерка в типографии. К 1865 году стал руководителем компании, занимался изданием газет и журналов.

Представленная иллюстрация – это картина французского художника – графика, Жан-Жозеф Бенжамен-Констана (Jean-Joseph Benjamin-Constant), выполненная приблизительно в начале 80-х годов 19-го века. Бенжамен-Констана специализировался на восточных мотивах, в числе его работ много восточных портретов, сцен восточного быта. Представленная картина называется «Арабская ночь».

Фердинанд Келлер – немецкий художник. Работал в классическом академическом стиле. Был сыном инженера, проектировщика мостов, в силу работы отца много путешествовал. Создавал жанровые сцены и портреты. Представленная картина не является, собственно, иллюстрацией к книге, однако, изображает Шехеразаду и султана Шахрияра.

Представленная иллюстрация входит в сборник сказок о «Тысячи и одной ночи», изданной в 1883 году издательским домом J. B. Lippincott & Co.

Издательский дом J. B. Lippincott & Co начал свою работу в 1836 году с издательства Библий и молитвенников, прозы и поэзии. Позже начали печататься альманахи, медицинская и правовая литература, учебники и словари. Представленная иллюстрация сказок «Тысячи и одной ночи» выполнена в стилистике журнальных граверных карикатур.

Адольф Лалауз – плодовитый французский гравер. Создатель иллюстраций ко многим книгам. Выиграл множество наград и был сделан рыцарем Почетного легиона.

Лалауз вошел в историю мировой иллюстрации своими знаменитыми офортами, изображавших детей. Моделями этих офортов становились дети самого художника. Еще при жизни был назван «одним из самых искусных граверов современной французской школы».

Генри Форд – был успешным художником и иллюстратором. Успех пришел к художнику после его работы над «Книгой Фей», Эндрю Ланга. Работал в жанре исторической живописи и пейзажа. Так же работал над созданием костюмов для персонажа Питера Пэна, для первой постановки 1904 года.

Джон Батон – был британским художником, книжным иллюстратором и гравером. Активным членом Общества художников в технике темперы.

Жозеф Кларк – был английским художником, книжным иллюстратором. Работал в различных стилях от акварельной и масляной живописи до черно-белой гравюры.

Представленная иллюстрация является иллюстрацией сборника «Тысячи и одной ночи», выпущенной в 1896 году компанией Henry Altemus Company. Компания начала свою работу в 1863 году, как цех по переплету. Из первых изданных компанией книг можно отметить Библию 1880 года, все издательства начинают свою работу с религиозной литературы.

Уильям Странг – был шотландским художником, иллюстратором и гравером. Работал во многих техниках: в технике офорт, живопись, гравировка, литография. Дела деревянные литографические модели для создания картин. Работы Странга отличаются ясностью, художественностью, высоким мастерством, силой и умелым использованием тени. Представленная иллюстрация, это одна из иллюстраций Нидерландского издания историй датированного 1896 годом.

Перед вами обложка к сказкам «Тысячи и одной ночи», выполненная английским иллюстратором Обри Винсенто Бёрдслеем (Aubrey Vincent Beardsley). Обри выполнял рисунки черными чернилами. На развитие его творчества большое влияние оказал стиль японской ксилографии, а это подчеркнуто гротескными, декадентскими, и эротичными изображениями. Он был ведущей культурной фигурой Англии конца 19 века, наравне с Оскаром Уайльдом и Джеймс Макнейлом Уистлером. Бердсли внес огромный вклад в развитие стиля модерн и стиля стендовых изображений.

Представленная иллюстрация была выполнена Albert Letchford, для издания серии книг «Тысячи и одной ночи», в 1885 году. Переводом занимался Ричард Бёртон, английский путешественник, востоковед и картограф.

Frances Isabelle Brundage – американская женщина иллюстратор. Успех к Изабелл пришел благодаря ее изображениям привлекательных и милых детей на открытках и календарях. Была профессиональным художником и иллюстратором.

Одним из лучших иллюстрированных переизданий 2011 года, согласно , стала книга «Самые прекрасные сказки тысячи и одной ночи» . Не могу не согласиться — книга действительно восхитительная во всех отношениях.

Иллюстрации Ольги Дугиной такие тонкие и изящные, что моментально погружают в атмосферу Древнего Востока — красавица Марджана мне даже снилась. Пересказ с немецкого Леонида Яхнина приятный, гладкий и не слишком перегруженный для детского восприятия восточными терминами. Помимо трех сказок есть начало и конец истории самой Шахеризады.

Качество издания превосходное: большой формат, лакированные надписи на обложке, отличная полиграфия, тонированная в светло-бежевый мелованная бумага, крупный шрифт и приятная глазу «восточная» полоска форзацев. Немного неорганично выглядит постраничная разбивка некоторых рисунков, которые бы лучше смотрелись на целый разворот, без белой полосы по центру, но это мелочь. В целом же атмосфера книги завораживает — смотрите сами.


в «Лабиринте»
Ольга Дугина и ее супруг Андрей создают шедевры книжной иллюстрации.
Как отмечает Д.Яковлев, «есть у Дугиных свойства, роднящие их со средневековым миниатюристами: они украшают современную книгу с той же любовью, как это делали старые мастера…» На одну книгу Андрей и Ольга затрачивают в среднем два года. А иллюстрации к сказке братьев Гримм «Храбрый портняжка» они рисовали почти семь лет. За эту книгу в 2007 году Дугины были награждены Золотой медалью Общества иллюстраторов США.


Сказка «Перья дракона», оформленная Андреем и Ольгой Дугиными впервые была выпущена немецким издательством Шрайбера в 1993. Потом выпустить «Перья дракона» с иллюстрациями Дугиных решилось сразу десять зарубежных издательств. Сегодня книгу можно купить и у нас.

Иллюстрации в этих двух книгах действительно прекрасны, но они рассчитаны на восприятие детей среднего и старшего школьного возраста, а тексты книг — на старших дошкольников и младших школьников. Поэтому детям я эти книги советовать НЕ СТАНУ. Они скорее подойдут взрослым коллекционерам и любителям Босха и Брейгеля. Я же для себя ограничилась открытками — и красотой насладиться, и место в Шкапу/финансы сэкономить.

Есть еще в продаже книга «Румяный колобок», но ее я никому, кроме поклонников творчества Дугиных, не рекомендую, а они уже и без меня купили.
Дополнительную информацию о художниках можно найти на сайте:http://www.illustratoren-online.de/Dugin/illustration1/thumb1.htm

А для тех, кто хочет познакомиться со сказками Шехерезады во «взрослом» классическом восточном переводе Михаила Александровича Салье, есть на свете роскошная книга издательства Эксмо с непревзойденными до сегодняшнего дня рисунками к сказкам 1001 ночи английского художника Эдмона Дюлака. «Тысяча и одна ночь» — шедевр прозы средневекового Востока, собрание 40 удивительных арабских и персидских сказок для взрослых. В оформлении помимо Дюлака использованы иллюстрации Л.Бакста и С.Видберга. Такая книга несомненно станет украшением любой библиотеки.

Детский вариант с иллюстрациями Дюлака выпустил ИДМ — это книга «Легенды поющих песков» из любимой мной серии Отражения, о которой я уже писала в . В «Легендах поющих песков» четыре сказки в хорошем пересказе Юлии Доппельмайер.

СКАЗКА

Арабские сказки «Тысяча и одна ночь» вошли в сокровищницу мировой литературы как замечательный памятник арабской культуры. В предлагаемом комплекте цветных иллюстраций, выполненных в духе восточной миниатюры, московский художник Александр Мелихов стремился передать национальный колорит, причудливый и неповторимый мир восточной сказки.


ПОВЕСТЬ О ТАДЖ-АЛЬ-МУЛУКЕ

И он подошел к ней и сказал: «Избави тебя Аллах от того, чтобы из-за тебя случилось с твоим отцом дурное». И рассказал ей обо всем происшедшем и о том, что ее возлюбленный, сын царя Сулейман-шаха, хочет на ней жениться. «Дело сватовства и брака зависит от твоего желания», — сказал он, и Ситт Дунья улыбнулась и ответила: «Не говорила ли я тебе, что он сын султана, и я непременно заставлю его распять тебя на доске ценою в два дирхема».

«О дочь моя, пожалей меня, пожалеет тебя Аллах», — сказал ей отец. И она воскликнула: «Живо, иди скорей и приведи мне его быстро, не откладывая!» — «На голове и на глазах!» — отвечал ей отец и быстро вернулся от нее и, придя к Тадж-аль-Мулуку, потихоньку передал ему эти слова. И они поднялись и пошли к ней, и, увидев Тадж-аль-Мулука, царевна обняла его в присутствии отца, и приникла к нему, и поцеловала его, говоря: «Ты заставил меня тосковать!»


РАССКАЗ О ЦАРЕ ШАХРИИРЕ И ЕГО БРАТЕ

И вот везирь, отец Шахразады, привел ее к царю, и царь, увидев его, обрадовался и спросил: «Доставил ли то, что мне нужно?»

И везирь сказал: «Да!»

И Шахрияр захотел взять Шахразаду, но она заплакала: и тогда он спросил ее: «Что с тобой?»

Шахразада сказала: «О царь, у меня есть маленькая сестра, и я хочу с ней проститься». И царь послал тогда за Даньязадой, и она пришла к сестре, обняла ее и села на полу возле ложа. И тогда Шахрияр овладел Шахразадой, а потом они стали беседовать; и младшая сестра сказала Шахразаде: «Заклинаю тебя Аллахом, сестрица, расскажи нам что-нибудь, чтобы сократить бессонные часы ночи».

«С любовью и охотой, если разрешит мне достойнейший царь», — ответила Шахразада. И, услышав эти слова, царь, мучившийся бессонницей, обрадовался, что послушает рассказ, и позволил.

«Чего ты хочешь достичь этой борьбой, о побежденный? Иди сюда и знай, что этой схватки будет уже довольно».

И затем она нагнулась и призвала его на борьбу, и Шарр-Кан тоже нагнулся над нею и взялся уже не на шутку, остерегаясь ослабеть. И они поборолись немного, и девушка нашла в нем силу, которой она не знала в нем прежде, и сказала ему: «О мусульманин, ты решил быть осторожным?» «Да, — отвечал Шарр-Кан, — ты ведь знаешь, что мне осталась с тобою только эта схватка, а после каждый из нас уйдет своей дорогой». И она засмеялась, и Шарр-Кан тоже засмеялся ей в лицо, а когда это случилось, девушка быстро схватила его за бедро, неожиданно для него, и бросила его на землю, так что он упал на спину.


РАССКАЗ О НОСИЛЬЩИКЕ И ТРЕХ ДЕВУШКАХ

И когда женщина услышала их слова, она воскликнула: «Поистине, о гости, вы обидели меня великой обидой! Ведь мы раньше условились с вами, что те, кто станут говорить о том, что их не касается, услышат то, что им не понравится! Недостаточно вам, что мы ввели вас в наш дом и накормили нашей пищей? Но вина не на вас, вина на том, кто привел вас к нам». Затем она обнажила руки, ударила три раза об пол и воскликнула: «Поторопитесь!» Вдруг открылась дверь чулана, и оттуда вышли семь рабов с обнаженными мечами в руках. «Скрутите этих многоречивых и привяжите их друг к другу!» — воскликнула она. И рабы сделали это и сказали: «О почтенная госпожа, прикажи нам снять с них головы». — «Дайте им ненадолго отсрочку, пока я спрошу их, кто они, прежде чем им собьют головы», — сказала женщина.


ПОВЕСТЬ О ВЕЗИРЕ ЦАРЯ ЮНАНА

И царь Юнан приказал отрубить врачу голову и взял от него книгу, и палач встал и отсек голову врачу, и голова упала на середину блюда. И царь натер голову порошком, и кровь остановилась, и врач Дубан открыл глаза и сказал: «О царь, раскрой книгу!» И царь раскрыл ее и увидел, что листы слиплись, и тогда он положил палец в рот, смочил его слюной и раскрыл первый листок, и второй, и третий, и листки раскрывались с трудом. И царь перевернул шесть листков и посмотрел на них, но не увидел никаких письмен и сказал врачу: «О врач, в ней ничего не написано». — «Раскрой еще, сверх этого», — сказал врач; и царь перевернул еще три листка, и прошло лишь немного времени, и яд в одну минуту распространился по всему телу царя, так как книга была отравлена.


ПОВЕСТЬ О ЦАРЕ ОМАРЕ ИБН АН-НУМАНЕ

И когда спустилась ночь, они вошли в шатер этой кудесницы Зат-ад-Давахи и увидели, что она стоит и молится. И, подойди к ней, они стали плакать, жалея ее, но она не обращала на них внимания, пока не настала ночь. А тогда она закончила молитву заключительным приветствием и, обратившись к ним, поздоровалась с ними и спросила: «Зачем вы пришли?» И они сказали ей: «О богомолец, не слышала ты разве, как мы плакали около тебя?» — «Тот, кто стоит перед лицом Аллаха, не существует в бытии и не слышит ничьего голоса и никого не видит», — отвечала старуха. И они молвили: «Мы хотим, чтобы ты рассказала нам, почему ты быал в плену, и помолилась за нас сегодня ночью; это лучше для нас, чем владеть аль-Кустантынией ».

Услышав их слова, старуха воскликнула: «Клянусь Аллахом, не будь вы эмирами мусульман, я вовсе ничего не рассказала бы вам об этом, ибо я жалуюсь только Аллаху! Но вот я расскажу вам, почему я была в плену».


ПОВЕСТЬ О ТАДЖ-АЛЬ-МУЛУКЕ

А когда все нужное для невесты было полностью готово, царь приказал выставить шатры.

Их разбили вне города, и сложили материи в сундуки, и приготовили румийских невольниц и прислужниц-турчанок, а царь отослал вместе с невестой ценные сокровища и дорогие камни. И, кроме того, он сделал ей носилки из червонного золота, вышитые жемчугом и драгоценностями, и назначил для одних этих носилок двадцать мулов, чтобы их везти. И стали эти носилки подобны горнице среди горниц, и владелица их была точно гурия из прекрасных гурий, а купол над ними напоминал светлицу из райских светлиц. И сокровища и богатства увязали, и они были нагружены на мулов и верблюдов, и царь Захр-шах проехал с отъезжающими расстояние в три фарсаха, а потом он простился с везирем и с теми, кто был с ним, и вернулся в родной город, радостный и спокойный. А везирь поехал с царской дочерью и непрестанно проезжал остановки и пустыни…


ПОВЕСТЬ О ЛЮБЯЩЕМ И ЛЮБИМОМ

А когда юноша взял лоскут и положил ого под бедро, Тадж-аль-Мулук спросил его: «Что это за лоскут?» — «О, владыка, — сказал юноша, — я отказывался показать тебе мои товары только из-за этого лоскута: я не могу дать тебе посмотреть на него…»


РАССКАЗ О ТРЕХ ЯБЛОКАХ

И везирь, услышав это, изумился и, взяв с собой юношу и старика, поднялся с ними к халифу и поцеловал перед ним землю и сказал: «О повелитель правоверных, мы привели убийцу женщины». — «Где же он?» — спросил халиф. И Джафар ответил: «Этот юноша говорит, что он и есть убийца, а этот старик уверяет, что юноша лжет, и говорит, что убил он. Вот они оба перед тобою».

И ему открыли горбуна, и он сел около него и, взяв его голову на колени, посмотрел ему в лицо и стал так смеяться, что перевернулся навзничь, а потом воскликнул: «Всякая смерть удивительна, но о смерти этого горбуна следует записать золотыми чернилами!» И все собравшиеся оторопели от слов цирюльника, и царь удивился его речам и спросил: «Что с тобой, о Молчальник, расскажи нам». И цирюльник ответил: «О царь времени, клянусь твоей милостью, в лгуне-горбуне есть дух!» Цирюльник вынул из-за пазухи шкатулку и, открыв ее, извлек из нее горшочек с жиром и смазал им шею горбуна и жилы на ней, а потом он вынул два железных крючка и, опустив их ему в горло, извлек оттуда кусок рыбы с костью; и когда он вынул его, оказалось, что он залит кровью. А горбун один раз чихнул и вскочил на ноги и погладил себя по лицу. ..


СКАЗКА О ВЕЗИРЕ НУР-АД-ДИНЕ И ЕГО БРАТЕ

И они стали проклинать горбатого конюха и того, кто был причиной его женитьбы на этой красавице, и всякий раз, благословляя Бедр-ад-дина Хасана, они проклинали этого горбуна. А затем певицы забили в бубны и засвистали в свирели, и появились прислужницы, и посреди них дочь везиря; ее надушили и умастили, и одели, и убрали ей волосы, и окурили ее, и надели ей украшения и одежды из одежд царей Хосроев. И среди прочих одежд на ней была одежда, вышитая червонным золотом, с изображением зверей и птиц, и она спускалась от ее бровей, а на шею ее надели ожерелье ценою в тысячи, и каждый камешек в нем стоил богатства, которого не имел тобба и кесарь. И невеста стала подобна луне в четырнадцатую ночь, а подходя, она была похожа на гурию; да будет же превознесен тот, кто создал ее блестящей! И женщины окружили ее и стали как звезды, а она среди них была словно месяц, когда откроют его облака.

А Бедр-ад-дин Хасан басрийский сидел, и люди смотрели на него, и невеста горделиво приблизилась, покачиваясь, и горбатый конюх поднялся, чтобы поцеловать ее, но она отвернулась и повернулась так, что оказалась перед Хасаном, сыном ее дяди, и все засмеялись.


РАССКАЗ О ДВУХ ВЕЗИРЯХ
И АНИС АЛЬ-ДЖАЛИС

И аль-Муин ибн Сави хотел броситься на него, и тут купцы посмотрели на Нур-ад-дина (а они все любили его), и он сказал им: «Вот я перед вами, и вы знаете, как он жесток!» А везирь воскликнул: «Клянусь Аллахом, если бы не вы, я бы наверное убил его!» И все купцы показали Нур-ад-дину знаком глаза: «Разделайся с ним! — и сказали: — Ни один из нас не встанет между ним и тобою».

Тогда Нур-ад-дин подошел к везирю ибн Сави (а Нур-ад-дин был храбрец) и стащил везиря с седла и бросил его на землю. А тут была месилка для глины, и везирь упал в нее, и Нур-ад-дин стал его бить и колотить кулаками, и один из ударов пришелся ему по зубам, так что борода везиря окрасилась его кровью.


СКАЗКА О КУПЦЕ И ДУХЕ

И вдруг налетел из пустыни огромный крутящийся столб пыли, и, когда пыль рассеялась, оказалось, что это тот самый джинн, и в руках у него обнаженный меч, а глаза его мечут искры. И, подойдя к ним, джинн потащил купца за руку и воскликнул: «Вставай, я убью тебя, как ты убил мое дитя, что было мне дороже жизни!» И купец зарыдал и заплакал, и три старца тоже подняли плач, рыданья и вопли.

И он вынул нож и старался над свинцом, пока не сорвал его с кувшина, и положил кувшин боком на землю, и потряс его, чтобы то, что было в нем, вылилось, — и оттуда не полилось ничего, и рыбак до крайности удивился. А потом из кувшина пошел дым, который поднялся до облаков небесных и пополз по лицу земли, и когда дым вышел целиком, то собрался, и сжался, и затрепетал, и сделался ифритом с головой в облаках и ногами на земле.

Немного найдется в мировой литературе книг, которые пользуются столь большой популярностью, как сказки «Тысячи и одной ночи». Фантазия и реальность, поучение и неповторимый литературный колорит соединены здесь неразрывно. Всем нам е детства знакомы удивительные сказки этой книги. Путешествия Синдбада-Морехода, рассказы о восточных мудрецах и волшебниках, приключения Али-Бабы, повести с участием Харуна-ар-Рашица — все это яркие знаки памяти среди самых первых наших книжек.

Да и теперь мы, взрослые, давно ушедшие из детства, радуемся, заново обращаясь к этой книге. Вместе с Шахра-задой, как будто впервые, отправляемся путешествовать сквозь тысячи ночей узорного Востока в чудесную страну сказки. Тянется ночь за ночью, восходит и уходит луна, смолкает и снова поет свои песни соловей в причудливых сплетениях веток — рассказов Шахразады. И как зачарованные не можем мы оторваться от древних строк, с которых словно стекает запах цветущих персиковых садов, роз и жасмина.

Говорят, когда-то спросили одного из персидских царей, какая книга лучшая в мире. И он ответил: та, в которой мудрость. Нет сказки без мудрости, и мудрость не рождается без сказок. Потому-то и живы для нас наполненные ароматом древности великолепные повести легендарной Шахразацы.

Сказочный сборник родился в Персии и в персидском и арабском вариантах разошелся по всему Востоку. Кто знает, где, когда и кто заложил фундамент этого великого памятника слова, «Вавилонской башни» мировой литературы. Спорят об этом до сих пор. И нет по этому поводу единого мнения. Высокохудожественный язык, народная словесность, сам дух мудрого и лукавого Востока — вот та основа, на которой расцветают цветы сказок «1001 ночь».

В 1704 году в Париже вышла маленькая книжка, сделавшаяся почти сразу библиографической редкостью. Это был французский перевод нескольких арабских сказок, до того в Европе неизвестных. Переводчиком их был скромный преподаватель латинского языка одного из колледжей А. Галлан. Как, откуда узнал о существовании сказок «1001 ночью переводчик, остается, только гадать. Однако известно, что на рубеже XV II-XVII веков Галлан был секретарем французского посольства в Турции. А вернувшись оттуда, не замедлил издать свои знаменитые переводы, цикл издания которых завершился в 1717 году, уже после смерти «первооткрывателя» чудесной страны сказок Востока.

Шло время, и перевод Галлана появился в других странах Западной Европы. Уже с французского сказки перевели в Германии (Фон-Хаммер), затем в Англии (Эд. Лэн) и во многих других странах.

Появился перевод сказок и в России, приблизительно в середине ХIХ века, как перевод с перевода, без использования подлинника. И только в 1929 году было осуществлено полное издание сказок непосредственно с оригинала калькуттского текста «Ночей», являющегося наиболее достоверным. Перевод был сделан М. А. Салье для издательства «Асаdemiа». Во вступительной статье М. Горький отмечал: «…горячо приветствую издание первого перевода сказок с…подлинника. Это солиднейшая культурная заслуга переводчика и хорошее, вполне своевременное цело…»

Сколько изданий — столько иллюстраций. И каждый художник видит сказки «Тысяча и одна ночь» по-своему. Предлагаемый читателю второй выпуск комплекта открыток «1001 ночь» выполнен художником А. Г. Мелиховым. Здесь сцены из сказок, отдельные герои, здесь в каждой иллюстрации буйство цвета и аромат цветущей восточной ночи.


ПОВЕСТЬ ОБ АЛИ ИБН БЕККАРЕ

И когда мы утопали в море радости, — говорил ювелир, — вдруг вошла к нам, вся дрожа, маленькая служанка, и сказала: «О госпожа, подумай, как тебе уйти: люди окружили нас и настигли, и мы не знаем, какая этому причина».

Услышав это, я встал испуганный, и вдруг слышу, одна невольница кричит: «Пришла беда!» И стала земля для меня тесна, при всем своем просторе. И я взглянул на ворота, но не нашел там пути. Я подскочил к воротам соседа и спрятался и увидел, что люди вошли в мой дом, и поднялся великий шум.

Я подумал тогда, что весть о нас дошла до халифа и он послал начальника стражи, чтобы схватить нас и привести к нему. И я растерялся и просидел за воротами соседа до полуночи, не имея возможности выйти оттуда, где я был. И поднялся хозяин дома, и, увидев меня, испугался и почувствовал из-за меня великий страх. Он вышел из дома и подошел ко мне, держа в руке обнаженный меч, и спросил: «Кто это у нас?» А я ответил ему: «Я твой сосед, ювелир».

БУДУР

И Дахнаш с Маймуной стали смотреть на них, и Дахнаш воскликнул: «Клянусь Аллахом, хорошо, о госпожа! Моя любимая красивей!»- «Нет, мой возлюбленный красивей!- сказала Маймуна.- Горе тебе, Дахнаш, ты слеп глазами и сердцем и не отличаешь тощего от жирного. Разве сокроется истина? Не видишь ты, как он красив и прелестен, строен и соразмерен? Горе тебе, послушай, что я скажу о моем возлюбленном, и если ты искренно любишь ту, в кого ты влюблен, скажи про нее то, что я скажу о моем
любимом».


ПОВЕСТЬ О КАМАР-АЗ-ЗАМАНЕ И ЦАРЕВНЕ
БУДУР

А когда Ситт Будур окончила свои стихи, она тотчас поднялась и, упершись ногами в стену, с силой налегла на железный ошейник и сорвала его с своей шеи, а потом она порвала цепи и, выйдя из-за занавески, бросилась к Камараз-Заману и поцеловала его в рот, как клюются голуби, и, обняв его от сильной любви и страсти, воскликнула: «О господин мой, явь это или сон? Неужели Аллах послал нам близость после разлуки? Слава же Аллаху за то, что мы встретились после того, как потеряли надежду!»


ПОВЕСТЬ О КАМАР-АЗ-ЗАМАНЕ И ЦАРЕВНЕ
БУДУР

И все это происходило, а Камар-аз-Заман смотрел и удивлялся, и вдруг он бросил взгляд на то место, где убили птицу, и увидал там что-то блестящее. И он подошел ближе, и оказалось, что это зоб той птицы, и Камар-аз-Заман взял его и вскрыл и нашел там камень, который был причиной его разлуки с женой. И когда Камар-аз-Заман увидел и узнал камень, он упал без чувств от радости, а очнувшись, он воскликнул: «Хвала Аллаху! Вот хороший признак и весть о встрече с моей возлюбленной».


РАССКАЗ ОБ АЛЬ-АМДЖАДЕ И АЛЬ-АСАДЕ

И они пошли по следам везиря, а следы привели их к заросли, и братья сказали один другому: «Поистине, конь и казначей не прошли дальше этой заросли». — «Постой здесь,- сказал аль-Асад своему брату,- а я пойду в заросль и посмотрю эмира». Но аль-Амджад воскликнул: «Я не дам тебе войти в лес одному, и мы войдем только оба! Если мы спасемся, то спасемся вместе, а если погибнем, то погибнем вместе».

И оба вошли и увидели, что лев уже бросился на казначея, и тот был под ним словно воробей, но только он молил Аллаха и показывал рукою на небо. И, когда аль-Амджад увидел это, он схватил меч и, бросившись на льва, ударил его мечом между глаз, и лев упал и растянулся на земле.


ПОВЕСТЬ О НИМЕ И НУМ

И вот в один из дней он сидит, и вдруг приближается к нему старуха верхом на осле, чепрак на котором был из парчи, украшенной драгоценными камнями. И старуха остановилась возле лавки персиянина и, привязав осла за уздечку, сделала персиянину знак и сказала: «Возьми меня за руку»,- и персиянин взял старуху за руку, и она слезла с осла и спросила: «Это ты — персидский врач, прибывший из Ирака?»- «Да», — отвечал врач. И старуха сказала: «Знай, у меня есть дочь, и она больна». И старуха вынула банку, и когда персиянин взглянул на то, что было в банке, он спросил: «О госпожа, скажи, как зовут эту девушку, чтобы я мог вычислить ее звезду и узнать, в какое время ей подойдет пить лекарство». И старуха сказала: «О брат персов, ее зовут Нум…»


РАССКАЗ ОБ АЛА АД-ДИНЕ АБУ-Ш-ШАМАТЕ

И Ала ад-Дин открыл дервишам ворота и привел их и посадил и сказал им: «Добро пожаловать!», а затем он принес еду; но они не стали есть и сказали: «О господин… прикажи жене сыграть нам музыку, чтобы мы насладились и почувствовали бодрость, музыка для некоторых людей — пища, для некоторых — лекарство, а для некоторых — опахало…»

И Зубейда сыграла им на лютне музыку, от которой заплясала бы каменная скала, и они провели время в наслаждении, радости и веселье, рассказывая друг другу разные истории; и когда взошло утро и засияло светом и заблистало, халиф положил под коврик сто динаров, а потом они простились с Ала ад-Дином и ушли своей дорогой.


РАССКАЗ ОБ ИСХАКЕ МОСУЛЬСКОМ

А потом мы провели в наслаждениях весь день, и сердце аль-Мамуна привязалось к той девушке. И нам не верилось, что пришло время, и мы отправились, и я наставлял аль-Мамуна и говорил ему: «Воздерживайся называть меня перед ней по имени — в ее присутствии я твой провожатый»

И мы условились об этом и шли, пока не достигли того места, где была корзина, и нашли там две корзины, и сели в них, и их подняли с нами в уже знакомое место. И девушка подошла и приветствовала нас, и, увидав се, аль-Мамун впал в замешательство из-за ее красоты и прелести.


РАССКАЗ О ЧИСТИЛЬЩИКЕ И ЖЕНЩИНЕ

«И я пошел с ослом в переулок и стоял, ожидая, пока разойдется толпа. И я увидел евнухов с палками в руках и с ними около тридцати женщин, среди которых была одна, подобная ветви ивы или жаждущей газели, и она была совершенна по красоте, изяществу и изнеженности, и все ей прислуживали. И, дойдя до ворот того переулка, где я стоял, эта женщина взглянула направо и налево, а затем позвала одного евнуха. И когда тот предстал перед ней, сказала ему что-то на ухо, и вдруг евнух подошел ко мне и схватил меня, и люди разбежались. И вдруг другой евнух взял моего осла и увел его, а потом евнух подошел и связал меня веревкой и потащил меня за собою, и я не знал, в чем дело, а люди, что стояли за нами, кричали и говорили: «Аллах этого не позволяет! Это чистильщик, бедняк, почему его связали веревками?»

И Абу-ль-Музаффар увидел там сидящего человека, и перед ним много обезьян, среди которых была одна с выщипанной шерстью. И другие обезьяны, всякий раз как их хозяин отворачивался, хватали ощипанную обезьяну и били ее и бросали хозяину, и тот бил их и связывал и мучил, и все обезьяны сердились на ту обезьяну и били ее. И когда шейх Абу-ль-Музаффар увидал эту обоьяну, он пожалел ее и опечалился.

«Продашь ли ты мне эту обезьяну?» -спросил он хозяина, и тот отвечал: «Покупай!» И тогда Абу-ль-Музаффар сказал: «У меня есть пять дирхемов, которые принадлежат одному ребенку-сироте. Продашь ли ты мне за эту цену обезьяну?» — «Я продам ее тебе, да благословит тебя Аллах!» -ответил владелец обезьян.


РАССКАЗ ОБ АБУ-МУХАММЕДЕ-ЛЕНТЯЕ

А оставшись наедине с невестой, я подивился ее красоте и прелести, стройности и соразмерности, так как языки не могут описать ее красоту и прелесть, и порадовался на нее сильной радостью; когда же настала полночь и невеста заснула, я поднялся и, взяв ключи, отпер чулан, взял нож, зарезал петуха, сбросил флаги и опрокинул сундук. И женщина проснулась и, увидав, что чулан отперт и петух зарезан, воскликнула: «Нет мощи и силы, кроме как у Аллаха, высокого, великого! Марид взял меня!» И не закончила она еще своих слов, как марид стал кружить вокруг дома и похитил невесту.

И девушка увидела, что Али-Шар опустил голову, и сказала посреднику: «Возьми меня за руку и отведи меня к нему; я покажу ему себя и соблазню его меня взять — меня не продадут никому, кроме него». И посредник взял девушку и поставил се перед Али-Шаром и сказал ему: «Как ты думаешь, о господин?» Но Али-Шар не дал ему ответа. «О господин мой и возлюбленный моего сердца, почему ты меня не покупаешь? — спросила девушка. — Купи меня, и я буду причиной твоего счастья».


РАССКАЗ ОБ АЛИ-ШАРЕ И ЗУМУРРУД

И Барсум сел на мула и, взяв с собою своих слуг, отправился со своим братом к дому Али-Шара и захватил мешок с тысячей динаров, чтобы, когда встретит его вали, подкупить его.

И он отпер комнаты, и люди, бывшие с ним, бросились на Зумурруд и насильно взяли ее, пригрозив ей смертью, если она заговорит, и оставили дом, как он был, ничего не взяв. А Али-Шара оставили лежать в проходе, и закрыли дверь, и положили ключ от комнат с ним рядом.


РАССКАЗ О ШЕСТИ НЕВОЛЬНИЦАХ

А у него были шесть невольниц, подобных лунам: первая — белая, вторая — коричневая, третья — упитанная, четвертая — худощавая, пятая — желтая и шестая — черная, и все они были красивы лицом и совершенны по образованию, и знали искусство пения и игры на музыкальных инструментах. И случилось, что он призвал этих невольниц в какой-то день к себе и потребовал кушанье и вино, и они стали есть, и пить, и наслаждались, и радовались, и господин их наполнил кубок и, взяв его в руку, сделал знак белой невольнице и сказал: «О лик новой луны, дай нам услышать сладостные слова».


О ЮВЕЛИРЕ И ТРЕХ НЕЗНАКОМЦАХ

И когда он сел в своей лавке, к нему пришли три человека и спросили его про отца, и он упомянул об его кончине, и тогда эти люди спросили его: «Оставил ли он какое-нибудь потомство?» — «Он оставил раба, который перед вами»,- ответил ювелир, и пришедшие сказали: «А кто знает, что ты его сын?»- «Люди на рынке»,- ответил ювелир. «Собери их, чтобы они засвидетельствовали, что ты его сын», — сказали пришедшие. И ювелир собрал людей, и они засвидетельствовали это. И тогда те три человека вынули мешок, в котором было около тридцати тысяч динаров и дорогие камни и ценные металлы, и сказали: «Это было нам поручено твоим отцом». И затем они ушли.


РАССКАЗ О ВОРЕ И ПРОСТАКЕ

И ее муж пошел на рынок и остановился около ослов и вдруг видит, продают его осла! И, узнав осла, он подошелк нему и приложил рот к его уху и сказал: «Горе тебе, злосчастный! Может быть, ты вернулся к пьянству или побил твою мать? Клянусь Аллахом, я больше никогда тебя не куплю!» А потом он оставил его и ушел.


Чтобы создать подобные портреты, столь необычные и красочные, художники Yasmina Alaoui и Marco Guerra смешивают старые и новые технологии работы с изображением. В представленной серии работ под названием «100 и 1 ночь»/»1001 Dreams» Марко сначала фотографировал моделей ню в черно-белом варианте, а потом Ясмина вручную расписывала изображения чернилами и местами акварелью.


Как говорят художники в одном из интервью, они просто хотели создать нечно очень красивое, притягивающее взгляд и в тоже время спокойное и осмысленное. Чтобы здесь присутствовало что-то от великих мастеров и что-то абсолютно новое и актуальное. Вдохновившись красотой и чувственностью сказки «1000 и одна ночь», а также изобразительным искусством Марокко и Чили, ребята приступили к работе, результат которойй вы видите здесь.



В рисунках можно разглядеть природные элементы, например, растения или даже животных с насекомыми. Они используются в качестве духовных символов словно послание всему человечеству — «мы одно целое» или «мы в гармонии». … Работы произвели огромное впечатление по всему миру!



Тысяча и одна ночь Антонио Лопеса

Кроме иллюстраций для модных журналов Антонио Лопес сделал рисунки к «Тысяче и одной ночи». Их можно увидеть на сайте учебного заведения, где он учился, ссылка будет в конце.  Книга, как я поняла вышла уже после его смерти и рисунки частично раскрашены, частично, видимо, остались без цвета.  Американский модельер Марк Джейкобс плодотворно работающий для двух своих линий и «Луи Виттон» в 2007 году вдохновился иллюстрациями Антонио в ходе создания своей летней коллекции, прозванной «гаремной». Тем летом не только он обратился к востоку, штаны-афгани как раз входили в моду, рисунки Лопеса оказались как раз кстати.
Посмотрим «Тысячу и одну ночь» Антонио и Марка.

                

               

              

              

              

              

              

              

              

              

              

              

              

              

              

              

              

                   

                  

              

              

              

               

                   

                   

                   

                   

                    

                    

                    

                    

                    

                    

                    

                    

                    

                                

                                 

                                   

                                   

                                   

                                   

                                   

                                  

Из коллекции Марка Джейкобса.

                  

                  

                  

                  

                  

                  

                  

                  

http://tads39.fotki.com/portfolios/antonio-lopez/page2.html

                                  

Сказки «Тысяча и одна ночь». Пер. М. Салье. Илл. И. Пчелко


Восточные красавицы и богатейшие купцы, джинны и колдуны, несметные сокровища, волшебные светильники и кольца  — это причудливый, пестрый, загадочный мир арабских сказок «Тысячи и одной ночи».
Увидев недавно в новинках книгу сказок 1001 ночи, с очень красивыми иллюстрациями, но в неизвестно чьем адаптированном пересказе, я вспомнила, что дома лежит моя драгоценность. Ее давным давно показывали в нашем сообществе. Кто показывал, когда, и, главное, где — я так и не нашла, но невероятно красивые иллюстрации не давали покоя. Настолько, что я не успокоилась, пока эта восточная красавица не оказалась у меня.   Делюсь с вами ее красотой.
Книга очень толстая и тяжелая, хоть странички и офсетные (как написано в выходных данных), но по качеству, как мелованные, правда тонковаты, страницы с иллюстрациями чуть просвечивают — только рамка, а не сами рисунки. Шрифт для чтения очень хорош. А особую ценность для меня в этом издании представляют перевод Михаила Салье и акварельные иллюстрации Игоря Ивановича Пчелко. Конечно, в книгу вошли не все сказки, а лишь избранные —
Сказка о купце и духе
Сказка о рыбаке
Сказка о горбуне
Рассказ о двух везирях и Анис Аль-Джалис
Рассказ о ганиме Ибн Айюбе
Рассказ об Абу Мухаммед-лентяе
Рассказ о Муавии и Бедуине
Рассказ о чистильщике и женщине
Рассказ о Вали Хусаме Ад-дине
Рассказ о воре и простаке
Рассказ О Ширин и Рыбаке
Рассказ О женщине и Лживых Старцах
Рассказ о Масруре и Ибн Аль-Кариби
Рассказ о влюбленных, погибших от любви
Халиф на час, или рассказ про Абу-Ль-Хасана-Кутилу
Аладдин и волшебная лампа
Рассказ про Али-Баба и Сорок Разбойников и невольницу Марджану, полностью и до конца
Сказка об Абу Кире и Абу Сире
Сказка об Абдаллахе земном и Абдаллахе морском
Рисунки И. Пчелко незабываемые, по-настоящему волшебные, восточные, красавицы неземной красоты, купцы богатейшие, джины наистрашнейшие. Любуемся…

Поймать в озоне

Издание Книга тысячи и одной ночи, 1929-1939 гг.

Серия «Сокровища мировой литературы»
Книга тысячи
и одной ночи.

Перевод, вступительная статья и комментарии М.А. Салье,

Москва-Ленинград, Издательство «Academia»-«Гослитиздат», 1929-1939 гг.

Цена  12000,0 у.е.;

Оплата в рублях по курсу ЦБ РФ

на день покупки;

ИМЕЕТСЯ В НАЛИЧИИ

Представляем Вам роскошное издание из раздела «Сокровища мировой литературы» — издание » Книга тысячи и одной ночи «, 1929-1939 год.  

Эти сказки только для взрослых!!!

Знаменитое, великолепно оформленное издание одного из самых известных памятников средневековой арабской литературы подготовленное и выпущенное издательством «Academia».

Одно из лучших и самых роскошных подарочных изданий. Уникальный экземпляр из лимитированной библиофильской части тиража.

Представляет коллекционной интерес.

 

ОПИСАНИЕ ИЗДАНИЯ:

 

«Книга тысячи и одной ночи». Из серии «Сокровища мировой литературы».

В 8-ми томах. Тома I – VIII;

Москва-Ленинград, Издательство «Academia»-«Гослитиздат», 1929-1939 гг.

Перевод, вступительная статья и комментарии М.А.Салье,

под редакцией академика И.Ю.Крачковского, со статьёй М.Горького «О сказках»

и с предисловием академика С.Ф.Ольденбурга.

Уменьшенный формат: 12,5 х 17,5 см;

Страниц — 5300 стр.;

Крашеные головки (обрезы), ляссе.

 

В восьми оригинальных издательских цельноколенкоровых переплетах с золотым и конгревным высокохудожественным тиснением на корешках и обеих крышках, стилизованным под арабскую вязь.

Оригинальные составные форзацы с мотивами цветочного орнамента.

Все тома в иллюстрированных суперобложках, с защитными кальками, в издательских пересылочных коробках. Сохранились издательские предохранительные суперобложки из крафтовой бумаги.

Наш уникальный экземпляр из числа небольшой библиофильской части тиража с эротической брошюрой к 584 ночи 5-го тома (1933 год). Вложена всего в 150 (!!!!) экземпляров. Данные экземпляры в продажу не поступали и предназначались исключительно для специалистов.

В таком полном виде на книжном рынке России комплект ещё не встречался ни разу.

Все тома напечатаны на дорогой веленевой бумаге, украшены многочисленными чёрно-белыми и цветными иллюстрациями, заставками, концовками и инициалами, имеют великолепные фронтисписы — весь этот неповторимый мир художественного оформления книги создан тончайшим русским иллюстратором Николаем Алексеевичем Ушиным на основе изучения старинных восточных рукописей и восточной живописи. Яркие красочные суперобложки, оформлены художником в стиле палехской миниатюры.

 

Том 1.

Ночи 1-38. Ленинград, «Academia», 1932 г. 576 стр., 5250 экз.;

Оформление и иллюстрации: Ушин Н.А.

В суперобложке, в переплете, в футляре.

 

Том 2.

Ночи 39-141. Ленинград, «Academia», 1932 г. 640 стр., 5250 экз.;

Оформление и иллюстрации: Ушин Н.А.

В суперобложке, в переплете, в футляре.

 

Том 3.

Ночи 142-270. Москва-Ленинград, «Academia», 1932 г. 624 стр., 5250 экз.;

Оформление и иллюстрации: Ушин Н.А.

В суперобложке, в переплете, в футляре.

 

Том 4.

Ночи 271-433. Москва-Ленинград, «Academia», 1933 г. 640 стр.,15300 экз.;

Оформление и иллюстрации: Ушин Н.А.

В суперобложке, в переплете, в футляре.

 

Том 5.

Ночи 434-591. Москва-Ленинград, «Academia», 1933 г. 640 стр.,15300 экз.;

Оформление и иллюстрации: Ушин Н. А.

В суперобложке, в переплете, в футляре.

* Экземпляр имеет дополнение «Ночь 584».

На правах рукописи, 4 стр, 150 нум. экз.;

 

Том 6.

Ночи 592-719. Москва-Ленинград, «Academia», 1934 г. 600 стр., 15300 экз.;

Оформление и иллюстрации: Ушин Н.А.

В суперобложке, в переплете, в футляре.

 

Том 7.

Ночи 720-870. Москва-Ленинград, «Academia», 1936 г. 748 стр.,15300 экз. ;

Оформление и иллюстрации: Ушин Н.А.

В суперобложке, в переплете, в футляре.

 

Том 8.

Ночи 871-1001. Москва-Ленинград, «Гослитиздат», 1939 г. 776 стр., 15000 экз. ;

Оформление и иллюстрации: Ушин Н.А.

В суперобложке, в переплете, в футляре.

 

 

О СЮЖЕТЕ И ПЕРЕВОДЕ СКАЗОК 1001 НОЧИ

 

Среди великолепных памятников устного народного творчества «Сказки Шахерезады» являются памятником самым монументальным. Эти сказки с изумительным совершенством выражают буйную силу цветистой фантазии народов Востока — арабов, персов, индусов. Это словесное тканьё родилось в глубокой древности; разноцветные шёлковые нити его простёрлись по всей земле, покрыв её словесным ковром изумительной красоты. Каждый том издания снабжён значительным количеством иллюстраций, заставок, множеством других книжных украшений, выполненных по материалам старинных восточных изданий и рукописей.

Сюжет «Книги Тысячи и одной ночи» таков: столкнувшись с неверностью первой жены, Шахрияр отправился к своему брату Шахземану поделиться горем. Однако жена брата оказалась ещё более распутной, чем жена Шахрияра. А вскоре братья встретили женщину, которая носила ожерелье из 570 перстеней. Столько раз она изменила своему мужу-джинну прямо в его присутствии, пока тот спал. Братья вернулись к себе домой и казнили своих жён. С тех пор, поняв, что все женщины распутны, Шахрияр каждый день берёт новую жену и казнит её на рассвете следующего дня.

Однако этот страшный порядок нарушается, когда он женится на Шахерезаде — мудрой дочери своего визиря. Каждую ночь она рассказывает увлекательную историю и прерывает рассказ на самом интересном месте, после чего ложились вместе спать — и царь не в силах отказаться услышать окончание истории. Каждое утро он думает: «Казнить её я смогу и завтра, а этой ночью услышу окончание истории».

 Так продолжается тысяча и одна ночь. По их прошествии Шахерезада пришла к мужу с тремя сыновьями, рождёнными за это время, «один из которых ходил, другой ползал, а третий сосал грудь». Во имя них Шахерезада попросила мужа не казнить её. На что Шахрияр сказал, что помиловал её ещё раньше, до появления детей, потому что она чиста, целомудренна и богобоязненна.

Сказки Шахразады разбиты на три основные группы, которые условно можно назвать сказками героическими, авантюрными и плутовскими.

 

В отличие от прежних русских изданий, представляющих собою сокращённый перевод с французского или английского, «Книга тысячи и одной ночи» в издании «Academia» впервые была выпущена целиком в переводе непосредственно с арабского подлинника знаменитым востоковедом и переводчиком М. А.Салье по второму калькуттскому изданию (1839-1841) и опубликована под редакцией академика И.Ю.Крачковского — одного из создателей советской арабистики.

Переводчик и редактор стремились по мере сил сохранить в переводе близость к арабскому оригиналу как в отношении содержания, так и по стилю. Лишь в тех случаях, когда точная передача подлинника была несовместима с нормами русской литературной речи, от этого принципа приходилось отступать. Так при переводе стихов невозможно сохранить обязательную по правилам арабского стихосложения рифму, которая должна быть единой во всём стихотворении, переданы лишь внешняя структура стиха и ритм.

 

Предназначая эти сказки исключительно для взрослых, переводчик остался верен стремлению показать русскому читателю «Книгу тысячи и одной ночи» такой, как она есть, и при передаче непристойных мест оригинала. В арабских сказках, как и в фольклоре других народов, вещи наивно называются своими именами, и в большинство скабрёзных, с нашей точки зрения, подробностей не вкладывается порнографического смысла, все эти подробности носят характер скорее грубой шутки, чем нарочитой непристойности. В настоящем издании перевод печатается без значительных изменений, с сохранением основной установки на максимально возможную близость к оригиналу. Язык перевода несколько облегчён — смягчены излишние буквализмы, кое-где расшифрованы не сразу понятные идиоматические выражения.

                                                   

ИЗ БИОГРАФИИ АВТОРА ИЛЛЮСТРАЦИЙ КНИГИ

 

Николай Алексеевич Ушин (1898-1942) — советский театральный художник и книжный график.

Учился в Академии Художеств у П.А.Шиллинговского (1923—1928).

В 1920-1930 годы создавал оформление к театральным постановкам. Он выработал для себя немного вычурный (т.н. «ушинский») стиль передачи образов революции, творчески переработав мотивы средневековой русской живописи и палехской лаковой миниатюры.

Создавал экслибрисы и литографии. Работая в издательстве «Academia», выполнил художественное оформление восьмитомника «Сказок 1001 ночи», получив за эту работу Золотую медаль Парижской выставки 1937 года. Другой известной работой художника для издательства «Academia» стало оформление книги «Путешествия Лемюэля Гулливера» (переплёт, суперобложка и форзац), вышедшей в 1928 году.

Работы художника находятся во многих музеях Санкт-Петербурга.

 

 

ИЗ ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ ИЗДАТЕЛЬСТВА «ACADEMIA»

 

«Academia» — книжное издательство Петербургского философского общества при университете, существовавшее в 1921-1937 годах в РСФСР, затем СССР. Известно весьма качественными изданиями и иллюстрациями классической литературы. С издательством сотрудничали многие известные переводчики и художники.

История издательства «Academia» начинается с момента, когда в сентябре 1921 года Совет Философского общества при Петроградском университете обратился в Государственное издательство РСФСР с целью получить разрешение на печатание своих трудов. К прошению прилагался список предполагаемых к печати работ членов общества, и просьба выделить на эти цели бумагу. Параллельно Философское общество готовило к изданию полное собрание сочинений Платона.

Издательство было зарегистрировано 31 декабря 1921 года, как товарищество на паях. С момента создания и до 1929 года возглавлялось А.А.Кроленко, затем до 1932 года И.И.Ионовым, потом Л.Б.Каменевым (до его ареста в 1934 году), Я.Д.Янсоном (1935-1937).

 

В редакционный совет входили С.А. Жебелёв, А.А.Франковский, Н.В.Болдырев, Л.П.Карсавин и другие историки, философы и литературоведы — что обеспечило высокий уровень подготовки изданий. По этой причине продукция издательства быстро стала известна не только в СССР, но и за рубежом.

 

Создание «Academia» стало возможным благодаря политике НЭПа и, соответственно, принятию ряда нормативно-правовых актов общегосударственного значения, снимавших ряд ограничений на издательскую деятельность.

В частности, Декрет Совета Народных Комиссаров № 685 «О частных издательствах» от 12 декабря 1921 года разрешал частным издательствам «сбывать по вольной цене произведения печати, изданные на собственные их средства без субсидий со стороны государства». Также издательствам разрешалось иметь собственные типографии, склады и магазины, печатать книги за границей.

 

В конце 1923 года издательство было передано Государственному институту истории искусств с прежним штатом и правами автономии. В этот период выпускались книги по истории и теории литературы и искусства; с 1927 года началась серия «Сокровища мировой литературы», несколько позже «Памятники литературного, общественного, художественного быта и искусства» и «Театральные мемуары».

 

В 1929 году «Academia» перенесена из Ленинграда в Москву и преобразовано в российское акционерное общество. Председателем редакционного совета стал Максим Горький.

Издательство «Academia» прекратило своё существование на следующий день после ареста последнего руководителя Я.Д.Янсона в 1937 году, когда окончательно слилось с Гослитиздатом.

 

Первой книгой этого издательства стала «Религия эллинизма» Ф.Ф.Зелинского (1922 год). В 1927 году начала издаваться серия «Сокровища мировой литературы». Вышел в свет «Декамерон» Боккаччо, «Путешествия Гулливера» и первый том «Тысяча и одна ночь». Было выпущено 38 серий и свыше 1000 изданий, большинство из которых отличается сравнительно небольшим тиражом. Книги издательства «Academia», выпущенные в начале ХХ века, высоко ценятся библиофилами и пользуются авторитетом у специалистов книжного дела.

Из всех книг, выпущенных издательством «Academia», собрание «Книга тысячи и одной ночи» является наиболее красиво оформленным и ценным.

Сохранность коллекционная.

Подходит для очень дорогого подарка.

Самые прекрасные сказки тысячи и одной ночи

Одним из лучших иллюстрированных переизданий 2011 года, согласно ежегодному выбору Гайдаровки , стала книга «Самые прекрасные сказки тысячи и одной ночи». Не могу не согласиться — книга действительно восхитительная во всех отношениях.

Иллюстрации Ольги Дугиной такие тонкие и изящные, что моментально погружают в атмосферу Древнего Востока — красавица Марджана мне даже снилась. Пересказ с немецкого Леонида Яхнина приятный, гладкий и не слишком перегруженный для детского восприятия восточными терминами. Помимо трех сказок есть начало и конец истории самой Шахеризады.

Качество издания превосходное: большой формат, лакированные надписи на обложке, отличная полиграфия, тонированная в светло-бежевый мелованная бумага, крупный шрифт и приятная глазу «восточная» полоска форзацев. Немного неорганично выглядит постраничная разбивка некоторых рисунков, которые бы лучше смотрелись на целый разворот, без белой полосы по центру, но это мелочь. В целом же атмосфера книги завораживает – смотрите сами.


















в «Лабиринте»
Ольга Дугина и ее супруг Андрей создают шедевры книжной иллюстрации.
Как отмечает Д.Яковлев, «есть у Дугиных свойства, роднящие их со средневековым миниатюристами: они украшают современную книгу с той же любовью, как это делали старые мастера…» На одну книгу Андрей и Ольга затрачивают в среднем два года. А иллюстрации к сказке братьев Гримм «Храбрый портняжка» они рисовали почти семь лет. За эту книгу в 2007 году Дугины были награждены Золотой медалью Общества иллюстраторов США.

Сказка «Перья дракона», оформленная Андреем и Ольгой Дугиными впервые была выпущена немецким издательством Шрайбера в 1993. Потом выпустить «Перья дракона» с иллюстрациями Дугиных решилось сразу десять зарубежных издательств. Сегодня книгу можно купить и у нас.

Иллюстрации в этих двух книгах действительно прекрасны, но они рассчитаны на восприятие детей среднего и старшего школьного возраста, а тексты книг – на старших дошкольников и младших школьников. Поэтому детям я эти книги советовать НЕ СТАНУ. Они скорее подойдут взрослым коллекционерам и любителям Босха и Брейгеля. Я же для себя ограничилась открытками — и красотой насладиться, и место в Шкапу/финансы сэкономить.

Есть еще в продаже книга «Румяный колобок», но ее я никому, кроме поклонников творчества Дугиных, не рекомендую, а они уже и без меня купили.
Дополнительную информацию о художниках можно найти на сайте:http://www.illustratoren-online.de/Dugin/illustration1/thumb1.htm

А для тех, кто хочет познакомиться со сказками Шехерезады во «взрослом» классическом восточном переводе Михаила Александровича Салье, есть на свете роскошная книга издательства Эксмо с непревзойденными до сегодняшнего дня рисунками к сказкам 1001 ночи английского художника Эдмона Дюлака. «Тысяча и одна ночь» — шедевр прозы средневекового Востока, собрание 40 удивительных арабских и персидских сказок для взрослых. В оформлении помимо Дюлака использованы иллюстрации Л.Бакста и С.Видберга. Такая книга несомненно станет украшением любой библиотеки.

Детский вариант с иллюстрациями Дюлака выпустил ИДМ – это книга «Легенды поющих песков» из любимой мной серии Отражения, о которой я уже писала в обзоре японских сказо . В «Легендах поющих песков» четыре сказки в хорошем пересказе Юлии Доппельмайер.

Если же аромат Востока вас полностью пленил – есть еще самое полное на сегодня издание — двухтомник Сказки «1001 ночь» в классическом переводе Салье, изданный по ГОСЛИТиздатовскому 8-томнику 1959 года с черно-белыми гравюрами.

comments powered by HyperComments

Арабских ночей: тысяча и одна иллюстрация | Книги по искусству и дизайну

Дама на диване рассказывает истории султану в тюрбане; люди с ятаганами бегут по темной узкой улице; джинн, исходящий из фляжки огромным темным облаком; принц в шатре, охраняемом львами; дама в чадре у входа в магазин; молодой человек на ковре-самолете кружит над дворцом с куполом; человек, цепляющийся за коряги в бурном море. . . В наши дни, благодаря иллюстрированным детским книгам, комиксам, фильмам и видеоиграм, люди с гораздо большей вероятностью будут иметь представление о том, как должен выглядеть мир The Arabian Nights , чем иметь фактическое знание самих историй.Так было не всегда. В первом издании «Арабские ночи » не было картинок, и даже когда в конце 18 века начали публиковаться полностью иллюстрированные издания, их иллюстрации давали мало представления об экзотической средневековой арабской среде, в которой происходили эти истории. Только начиная с XIX века некоторые иллюстраторы пытались правильно передать арабские здания и костюмы.

В 1701 году востоковед и антиквар Антуан Галланд опубликовал перевод с арабского на французский «Путешествий Синдбада».Перевод был хорошо принят, и, поскольку Галлану сказали, что «Путешествия Синдбада» были частью гораздо более обширного сборника рассказов, известного как Alf Layla wa Layla , или «Тысяча и одна ночь», он обнаружил три или четырехтомная рукопись этого произведения и взялась за его перевод. Его перевод, изданный в 1704-17 годах в 12 томах, имел бешеный успех. Его Les mille et une nuit не был принят как сборник детских рассказов (да и не должен быть).Напротив, его читали и восхищали придворные и интеллектуалы в Версале и Париже, а Версаль и Париж задали моду для остальной Европы. Вскоре последовали переводы Galland на английский, итальянский, русский и другие языки. Монтескье, Вольтер, Аддисон, Джонсон и Гете были среди писателей 18-го века, на творчество которых сильно повлияли « ночи ». ночи сыграли решающую роль в формировании происхождения и эволюции не только фантастической литературы, но и реалистического романа.

Авторское право не охранялось в 18 веке, и книги, которые пользовались успехом, почти всегда переиздавались пиратскими изданиями. Между 1714 и 1730 годами в Гааге была напечатана серия пиратских изданий перевода Галланда. Каждый из 12 томов имел фронтиспис голландского художника Дэвида Костера. Поскольку Костер не имел представления о средневековом исламском мире как о чем-то чуждом и странном, на его гравюрах герои рассказов были изображены в европейской одежде. Король Шахрияр выглядит очень комфортно в своей кровати с балдахином в западном стиле, когда он садится и слушает истории, рассказанные Шехеразадой.Единственная уступка экзотике в том, что он носит свободно завязанный тюрбан в качестве ночного белья. Родственников Русалочки Гуланара приветствуют во французском дворце, а вызванный Аладдином джинн оказывается просто очень крупным мужчиной в рваной мантии.

Художники, пришедшие на смену Костеру в 18 веке, разделяли его неясность в отношении экзотики. Предпочтительной стратегией было одевать мужчин в слегка классические тоги и повязать тюрбаны на головах, в то время как женщинам давали платья, которые были бы неуместны в Версале.В сборнике сказок Шарля-Жозефа де Майера гравер Пьер-Клеман Марилье изобразил короля Шахрияра и его брата Шахзамана в унылой французской сельской местности, в то время как его версия встречи третьего дервиша с 40 молодыми женщинами выглядит ничем иным, как сцена из фильма Хогарта The Rake’s Progress . Театральные сцены Роберта Смирка из « ночи » выглядят как основанные на пантомимных представлениях.

Все изменилось с публикацией в 1839-41 годах книги Эдварда Уильяма Лейна «Тысяча и одна ночь » в трех томах.В отличие от более ранних английских переводчиков, Лейн, который провел годы в Египте, переводил не с французского Галланда, а непосредственно с арабского. Лейн хотел, чтобы его перевод имел улучшающую, дидактическую цель, и он, кажется, думал о нем как о своего рода дополнении к своей новаторской работе по этнографии Манеры и обычаи современных египтян (1836). Он думал, что рассказы о ночах могут служить введением в повседневную жизнь на Ближнем Востоке. (Не говоря уже о летающей лошади, джиннах, Рухе, волшебной лампе и Морском Старике.Его обильные примечания способствовали его дидактической цели, как и иллюстрации. Уильям Харви, ученик Томаса Бьюика и один из ведущих граверов Великобритании, выполнил гравюры на самшите, но Лейн стоял у его плеча, проверяя внешний вид вещей и предоставляя ему для копирования ранее опубликованные гравюры египетской и мавританской архитектуры. В целом, цель картинок заключалась не в том, чтобы стимулировать воображение или дополнить сюжетную линию, а в том, чтобы познакомить британского читателя с подлинным обликом арабского мира.Изредка Харви разрешалось использовать свое воображение, как, например, с его чудесным изображением гигантских джиннов в «Истории Города Меди» или битвой магических превращений в «Истории Второго Дервиша».

Dalziel’s Illustrated Arabian Nights Entertainments , опубликованное в 1865 году, было самым ярким иллюстрированным изданием викторианской эпохи. Ряду известных художников было поручено создать картины для него, в том числе Джон Тенниел, Джон Эверетт Милле и Джордж Пинвелл.Но Артур Бойд Хоутон, менее известный иллюстратор, создал наиболее убедительные и атмосферные изображения — шедевры викторианской книжной иллюстрации. Хотя его картины имеют аутентичный восточный вид, восток, который они вызывают, обязан Индии больше, чем арабскому миру, поскольку Хоутон провел детство в Индии и имел родственников в индийской армии.

Хотя отрывки из ночей , тексты которых были предназначены для чтения детьми, публиковались с конца 18 века, мало кто задумывался о том, какие иллюстрации могут понравиться детям.Уолтер Крейн (1845-1915) был одним из первых, кто иллюстрировал истории из ночей в цвете, а также одним из первых, кто принял во внимание визуальные вкусы детей: «Дети, как древние египтяне, видят вещи в профиль, и любят определенные утверждения в дизайне. Они предпочитают хорошо продуманные формы и яркий откровенный цвет. Они не хотят возиться с тремя измерениями. Они могут принимать символические изображения. следите за историей в картинках.Крейн не просто иллюстрировал книги; он спроектировал их таким образом, чтобы было идеальное соответствие между текстом и изображением. Его Иллюстрированная книга Аладдина (1876 г.) восхитительна и, поскольку история Аладдина, однако, теоретически установлена ​​в Китай, он использовал китайские и японские образы.

Перевод Лейна « ночей », безусловно, научный, но был чрезмерно чопорным, поскольку Лейн вырезал истории и инциденты эротического содержания. Когда Ричард Бертон подготовил свой перевод с арабского в 10 с шестью дополнительными томами (1885–1885 гг.) он дошел до противоположной крайности и не только сохранил сексуальные сцены, но и преувеличил их, и он сделал обширные заметки по таким вопросам, как гомосексуализм, зоофилие и кастрация.Первое издание перевода Бертона, которое было опубликовано для подписчиков только для того, чтобы уменьшить опасность преследования за непристойность, не имело изображений, но вскоре после его смерти в 1890 году молодой друг и преданный поклонник Бертона Альберт Летчфорд выпустил 70 картин, которые послужили основой для иллюстраций в новом издании перевода Бертона, опубликованном в 1897 году. Летчфорд учился в Париже как художник-востоковед, и он провел время в Египте. Хотя вряд ли он был великим художником, он разделял любовь Бертона к эротике, и поэтому обнаженные тела часто появляются на иллюстрациях.Более того, он имел вкус к фантастике, а некоторые из его демонов и храмов действительно очень странные. Он был застенчивым и не бизнесменом, и, следовательно, ему обычно плохо платили. Еще молодым человеком он заболел в Египте, от которой позже умер в Англии.

В наши дни беллетристика для взрослых редко иллюстрирована, но в XVIII и XIX веках это было нормальным явлением, а в романах Троллопа, Сёртиса, Диккенса и других гораздо менее известных писателей были рисунки. Но к концу XIX века по неясным причинам взрослые романы перестали иллюстрироваться как нечто само собой разумеющееся, и иллюстраторы оказались ограничены работой в основном над детскими книгами.В первое десятилетие ХХ века подарочные книги для детей стали модными. Они были дорогостоящими иллюстрированными (и названы историком детской литературы Брайаном Олдерсоном «книгами какао-стола»). Цветные пластинки на блестящей бумаге обычно закрывались защитными листами папиросной бумаги.

Хотя Артур Рэкхем (1867-1939) был признанным мастером иллюстрированной подарочной книги, он специализировался на английских и нордических темах, а богатство и яркие цвета востока не соответствовали его приглушенному и грубоватому стилю.Следовательно, когда издатели Ходдер и Стоутон искали кого-нибудь, чтобы проиллюстрировать историй из арабских ночей , пересказанных Лоуренсом Хаусманом, Рэкхэм порекомендовал француза Эдмунда Дюлака. Дюлак, страстный англофил и поклонник британской традиции книжной иллюстрации, был разносторонне одаренным и, среди прочего, превратился в эксперта по технике и мотивам персидской и могольской миниатюрной иллюстрации. Рассказы из арабских ночей (1907) имели большой успех, и на смену им пришли принцесса Бадура (1913) и Синдбад-мореход и другие сказки из арабских ночей (1914).Хотя Дюлак имитировал яркие цвета персидских миниатюр, в его иллюстрациях Nights также использовались техники и мотивы, взятые из японских гравюр и китайских картин. Женщины Дюлака очень красивы, а его монстры очень уродливы.

Прекращение существования роскошной подарочной книги стало одной из незначительных жертв Первой мировой войны, и многие иллюстраторы пережили тяжелые времена. Дюлаку пришлось диверсифицироваться и заняться созданием декораций, почтовых марок, игральных карт, книжных тарелок и коммерческой упаковки.В 1953 году он умер при демонстрации фламенко. (Я надеюсь, что у меня такой хороший конец.)

Хотя иллюстрации Дюлака к ночам , вероятно, самые известные, есть и другие художники 20-го века, чьи изображения фантастических сцен из ночей заслуживают быть намного лучше известны, чем они, среди них Кей Нильсен, Юлиус Детмольд, Эрик Фрейзер и Эррол ле Каин. Джиннов больше не изображали просто большими мужчинами с хмурым взглядом и мечами. Вместо этого сказочные монстры летали по странно экзотическим ландшафтам.Иллюстраторы также не считали своей обязанностью представить средневековый арабский мир этнографически и исторически правильным. Вместо этого художники, такие как Нильсен и Ле Каин, использовали демонологию и, в более общем плане, иконографию всей Азии — китайские облачные полосы, буддийские нимбы, стилизованное пламя, синие джинны, дворцы с вырезанными фасадами, фосфоресцирующие цвета и сломанные рамы. Впервые визуальная фантазия полностью соответствовала и даже превзошла словесную фантазию рассказов Ночей .В своей автобиографии Miracles of Life Дж. Г. Баллард предположил, что иллюстрированные версии The Arabian Nights помогли подготовить его к сюрреализму.

Большинство иллюстраторов использовали улучшенную технологию цветной печати. Но Эрик Фрейзер (1902-83) был исключительным. В остальном он наиболее известен своими иллюстрациями для Radio Times с 1930-х по 60-е годы. Он неизменно рисовал черно-белыми. Он работал с четкой линией, острыми краями и безжалостной стилизацией.В 1958 году Общество фолио поручило ему проиллюстрировать два тома Книги Тысячи ночей и Одной ночи , для которых текст представлял собой английский перевод яркого, но по сути мошеннического перевода книги ночи на французский язык Джозефа Чарльза Мардруса. . Хотя ценность текста сомнительна, издание Folio ценно из-за иллюстраций Фрейзера, которые вызывали в воображении странный мир фантазий, напоенный как елизаветинской гравюрой на дереве, так и научной фантастикой.Он был примерно того же поколения, что и Майкл Айртон, Джон Кракстон и Джон Минтон, и его работы — превосходный образец британского неоромантического искусства.

Чтобы получить непреходящее наследие Nights , нужно сходить в кино. Нильсен оказался в Голливуде, где работал над Disney Fantasia . Иллюстрации Дюлака сильно повлияли на внешний вид безмолвного Fairbanks Thief of Baghdad , а также более свежего Disney Aladdin . История иллюстрации Nights прошла долгий путь от пешеходных усилий Костера.По сути, его история — это медленное торжество воображения. Фэнтезийная иллюстрация развивалась параллельно с фэнтези-литературой в 19 и 20 веках. Иллюстрация ночей следовала эволюции от придворного пасторального стиля к этнографическому реализму, а оттуда — к стилизованному фэнтези. Также был прогресс от попыток представить Восток к попыткам ассимилировать его стиль. Более того, был прогресс от простого размещения картинок в книгах до фактического создания картинок для работы в качестве иллюстраций в книгах, и Крейн был пионером в этом.За три столетия была создана новая иконография чуда.

Выставка изображений: NPR

Эта оригинальная акварель из «Повести о первом дервише» о брате и сестре, которые страдают от последствий влюбленности. Предоставлено TASCHEN скрыть подпись

переключить подпись Предоставлено TASCHEN

Настоящая акварель из «Сказки о первом дервише» о брате и сестре, которые страдают от последствий влюбленности.

Предоставлено TASCHEN

В начале 20 века художники экспериментировали с цветом и менее реалистичными размерами и смешивали миры восточной и западной мифологий. Датский иллюстратор Кей Нильсен, работавший в Европе во время Первой мировой войны, закончил свою собственную вызывающую воспоминания версию Тысячи и одной ночи . Его мистический взгляд на арабские истории поднял визуальное повествование на новый уровень.

Нильсен наполнил свои иллюстрации экспрессионистскими, почти сюрреалистическими персонажами и причудливыми пейзажами, нарушив границы того, как должно было выглядеть визуальное повествование.Использование ярких красных и глубоких синих оттенков, золотых листьев и детализированных цветочных элементов, намекающих на смесь азиатского фольклора и арабской иконографии, превращает его работы в революционный объект визуального искусства.

Но иллюстрации никогда не публиковались, а акварельные изображения оставались спрятанными более 40 лет. Они были спасены из забвения после смерти Нильсена в 1957 году и оставались неиспользованными еще 60 — до сих пор.

Эта оригинальная акварель из «Истории короля Шахрияра и его брата Шахзены» изображает джинна, выпускающего красивую женщину из груди. Предоставлено TASCHEN скрыть подпись

переключить подпись Предоставлено TASCHEN

На этой оригинальной акварели из «Истории короля Шахрияра и его брата Шахзены» изображен джинн, выпускающий красивую женщину из груди.

Предоставлено TASCHEN

На этой оригинальной акварели из «Сказки надзирателя» изображена молодая женщина и ее тайные сундуки с сокровищами. Предоставлено TASCHEN скрыть подпись

переключить подпись Предоставлено TASCHEN

На этой оригинальной акварели из сказки Смотрителя изображена молодая женщина и ее тайные сундуки с сокровищами.

Предоставлено TASCHEN

В ознаменование 100-летия работы Нильсена Ташен опубликовал все 21 свою оригинальную иллюстрацию, воспроизведенную непосредственно с ранее не встречавшихся оригинальных акварелей.

Книга для журнального столика очень большого размера подарит неповторимые ощущения — отпечатки тщательно обработаны и помещены в синюю бархатную коробку, как если бы сама книга была сказкой, которую нужно раскрыть.

Лора Бельтран Вильямисар из NPR поговорила с Ноэлем Даниэлем, редактором книги, об акварельных иллюстрациях и рождении специальной книги.

Обложка книги Кея Нильсена Тысяча и одна ночь . Предоставлено TASCHEN скрыть подпись

переключить подпись Предоставлено TASCHEN

Обложка книги Кея Нильсена Тысяча и одна ночь .

Предоставлено TASCHEN

На этой оригинальной акварели из «Повести о третьем старике» изображены прелюбодейка и ее любовник. Предоставлено TASCHEN скрыть подпись

переключить подпись Предоставлено TASCHEN

На этой оригинальной акварели из «Повести о третьем старике» изображены прелюбодейка и ее любовник.

Предоставлено TASCHEN

Это выдающееся издание, посвященное творчеству забытого художника. Вы когда-нибудь задумывались о том, чтобы выставить искусство (вместо того, чтобы опубликовать его в виде книги)?

Это произведение искусства всегда создавалось художником как часть книги. У нас возникла дилемма: возьмем ли мы этот 21 оригинал и воссоздадим ли мы оригинальную книгу сказок 1001 ночь , над которой Нильсен работал в 1919 году? Первоначальный текст был длинным датским переводом сказок , 1001 ночь, .

Изображения были бы ничтожны по сравнению с объемом рукописи, а на рынке уже есть много превосходных переводов. Вместо этого мы решили выделить само произведение искусства, сделав отпечатки в 5 цветах (включая золото) и размером, наиболее приближенным к оригиналам. Мы хотели воплотить оригиналы в размерах, которые нарисовала бы Кей Нильсен.

Этого никогда раньше не делали с работами Кая Нильсена, так как оригиналы его работ очень редки. Мы хотели передать опыт оригиналов в маленькой переносной мини-галерее: в нашей негабаритной коробке с отпечатками и книгой внутри.

«Тысяча и одна ночь» Кея Нильсена Ноэль Дэниэл, Синтия Берлингхэм, Маргарет Сиронваль, Колин Уайт. Предоставлено TASCHEN скрыть подпись

переключить подпись Предоставлено TASCHEN

«Тысяча и одна ночь» Кея Нильсена Ноэль Даниэль, Синтия Берлингем, Маргарет Сиронваль, Колин Уайт.

Предоставлено TASCHEN

Это оригинальная акварель из «Сказания о третьем дервише» о потерпевшем кораблекрушение сыне царя, который встречает величественную птицу. Предоставлено TASCHEN скрыть подпись

переключить подпись Предоставлено TASCHEN

Настоящая акварель из «Сказания о третьем дервише» о потерпевшем кораблекрушение сыне царя, который встречает величественную птицу.

Предоставлено TASCHEN

Коллекция включает книгу эссе, добавляющую контекст к иллюстрациям Нильсена. Предоставлено TASCHEN скрыть подпись

переключить подпись Предоставлено TASCHEN

Коллекция включает книгу очерков, добавляющих контекст к иллюстрациям Нильсена.

Предоставлено TASCHEN

Кей Нильсен был преданным иллюстратором книг и был одним из самых известных и любимых иллюстраторов книг начала 20 века. Он работал в Лондоне, где в то время располагались одни из самых могущественных издательств мира.

Издательства часто работали рука об руку с мощными лондонскими художественными галереями, и они часто приурочивали выпуск книги к выставке оригиналов.Заработок художников зависел от продажи коллекционерам оригинальных произведений искусства из лондонских художественных галерей. У меня по спине содрогается при мысли обо всех невероятных полных наборах оригинальных книжных иллюстраций, которые были проданы таким образом и поэтому немедленно разошлись в частном порядке. Во многих случаях местонахождение произведений искусства было утеряно.

Эта оригинальная акварель из «Сказки о старейшей из трех женщин из Багдада» изображает жителей дворца, обращенных в камень. Предоставлено TASCHEN скрыть подпись

переключить подпись Предоставлено TASCHEN

Эта акварель из «Сказки о старейшей из трех дам из Багдада» изображает жителей дворца, обращенных в камень.

Предоставлено TASCHEN

Что касается книги Нильсена «, 1001 ночь, », которая так и не была опубликована, мы не знаем точно, насколько большие эти изображения собирались воспроизвести, потому что книга никогда не появилась из-за Первой мировой войны. Мы предполагаем, что эти изображения, вероятно, не были воспроизводится размером более 7 или 8 квадратных дюймов. Это было связано с большими расходами на издание цветных иллюстрированных книг в то время. Мы хотели создать портфолио репродукций в оригинальном размере, около 16.5 на 16,5 дюймов, и доставьте это читателям, чтобы они при желании повесили на стенах дома.

Книга отражает цвета, которые Нильсен использовал в своем творчестве: насыщенный темно-синий бархатный материал, использованный для обложки, и ярко-красный конверт, на котором хранятся отпечатки. Не могли бы вы немного рассказать о дизайне книги?

Мы хотели, чтобы шкатулка была похожа на сундук с сокровищами с тщательно обернутыми гравюрами, а также в книгу с большим количеством эссе о работе, чтобы дополнить историю и создание единственного уцелевшего полного набора произведений искусства Нильсена.

Нильсен хранил эти произведения искусства в деревянном ящике на протяжении десятилетий; они объехали с ним полмира от Лондона до Лос-Анджелеса, когда он пришел работать в Disney в 1930-х годах. Они были восстановлены в 1950-х годах преданными соседями после того, как он и его жена умерли, когда все содержимое их дома было разогнано при продаже поместья.

Отпечатки были в движении уже давно. Мы хотели создать для них новый дом, который отдавал бы дань уважения их тяжелому положению и одновременно чествовал их.

Тысяча и одна ночь | Краткое содержание, темы и факты

Тысяча и одна ночь , также называемый Арабские ночи , арабский Alf laylah wa laylah , сборник в основном ближневосточных и индийских рассказов с неопределенной датой и авторством. Его рассказы об Аладдине, Али-Бабе и Синдбаде-мореходе почти стали частью западного фольклора, хотя они были добавлены в сборник только в 18 веке в европейской адаптации.

Аладдин

Аладдин приветствовал ее радостью , иллюстрация Вирджинии Фрэнсис Стерретт из Arabian Nights (1928).

Британская викторина

Литературные персонажи: факт или вымысел?

Была ли квиддичная метла Гарри Поттера Нимбусом 2000? От Дон Кихота до Франкенштейна, ответьте на эти вопросы и отправьтесь в полет через мир литературных персонажей.

Как и в большей части средневековой европейской литературы, рассказы — сказки, романсы, легенды, басни, притчи, анекдоты и экзотические или реалистичные приключения — помещаются в рамку рассказа.Действие происходит в Средней Азии или «островах или полуостровах Индии и Китая», где король Шахрияр, обнаружив, что во время его отсутствия его жена регулярно изменяла ему, убивает ее и тех, с кем она предала его. Затем, ненавидя всех женщин, он женится и убивает новую жену каждый день, пока не перестанут быть кандидаты. Однако у его визиря есть две дочери, Шахразад (Шахерезада) и Дуньязад; и старший, Шахразад, разработав план, чтобы спасти себя и других, настаивает, чтобы ее отец выдал ее замуж за царя.Каждый вечер она рассказывает историю, оставляя ее незавершенной и обещая закончить ее следующей ночью. Истории настолько занимательны, а король так жаждет услышать конец, что откладывает ее казнь со дня на день и, наконец, отказывается от своего жестокого плана.

Хотя имена его главных персонажей иранские, сюжет фрейма, вероятно, индийский, а большая часть имен — арабские. Разнообразие сказок и географический диапазон происхождения — Индия, Иран, Ирак, Египет, Турция и, возможно, Греция — делают маловероятным одно авторство; эта точка зрения подтверждается внутренними доказательствами — стиль, в основном неизученный и неизменный, содержит разговорные выражения и даже грамматические ошибки, которые не допустит ни один профессиональный арабский писатель.

Первое известное упоминание о ночах — это фрагмент 9-го века. В следующий раз он упоминается в 947 году аль-Масуди в обсуждении легендарных историй из Ирана, Индии и Греции, как персидский Hazār afsāna, «Тысяча сказок», «называемый людьми« Тысячи ночей »». В 987 году Ибн ан-Надим добавляет, что Абу Абдаллах ибн Абдус аль-Джахшияри начал сборник из 1000 популярных арабских, иранских, греческих и других сказок, но умер (942 год), когда было написано только 480.

Оформите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.Подпишись сейчас

Понятно, что выражения «Тысяча сказок» и «Тысяча и одна…» предназначались просто для обозначения большого числа и были взяты буквально лишь позже, когда истории были добавлены, чтобы составить число.

К 20-му веку западные ученые согласились, что « ночей » — это составное произведение, состоящее из популярных историй, первоначально передаваемых устно и разработанных в течение нескольких столетий, с материалом, добавленным несколько случайно в разные периоды и места.Несколько слоев в работе, в том числе один из Багдада, а другой более крупный и более поздний, написанный в Египте, были выделены в 1887 году Августом Мюллером. К середине 20 века было идентифицировано шесть последовательных форм: два арабских перевода 8-го века персидского Hazār afsāna, под названием Alf khurafah и Alf laylah ; версия 9-го века, основанная на Alf laylah , но включающая другие современные на тот момент истории; работа аль-Джахшияри X века; коллекция XII века, включающая египетские сказки; и последняя версия, относящаяся к 16 веку и состоящая из более раннего материала с добавлением рассказов об исламских контркрестовых походах и сказок, принесенных на Ближний Восток монголами. Большинство сказок, наиболее известных на Западе, в первую очередь рассказов об Аладдине, Али Бабе и Синдбаде, были гораздо более поздними дополнениями к первоначальному корпусу.

Первый европейский перевод Nights , который также был первым опубликованным изданием, был сделан Антуаном Галланом как Les Mille et Une Nuits, contes arabes traduits en français , 12 vol. (т. 1–10, 1704–12; т. 11 и 12, 1717). Основным текстом Галланда был четырехтомный сирийский манускрипт, но более поздние тома содержат много историй из устных и других источников.Его перевод оставался стандартным до середины 19 века, некоторые части даже переводились на арабский язык. Арабский текст был впервые опубликован полностью в Калькутте (Калькутта), 4 тома. (1839–42). Однако источником большинства более поздних переводов был так называемый текст Вульгаты, египетская редакция, опубликованная в Булаке, Каир, в 1835 году и несколько раз переиздаваемая.

Между тем, французские и английские продолжения, версии или издания Galland добавили рассказы из устных и рукописных источников, собранные вместе с другими в издании Breslau, 5 vol. (1825–43) Максимилиана Хабихта. Более поздние переводы следовали тексту Булак с различной полнотой и точностью. Среди наиболее известных переводов XIX века на английский язык — перевод сэра Ричарда Бертона, который использовал малоизвестный полный английский перевод Джона Пейна, 13 тома. (9 т., 1882–84; 3 доп. Т., 1884; т. 13, 1889), чтобы создать его неизведанный Тысяча ночей и ночь, 16 т. (10 т., 1885; 6 доп. Т., 1886–88).

Тысяча и одна ночь (арабские ночи)

Блог 04.23.2020

(Иллюстрация из «Тысячи и одной ночи» Сани ол-Молка)

Предисловие к читателям: Это идеально подходит для родителей и учителей, которые помнят эти сказки и магию, которая была им внушена, услышав или прочитав Арабские ночи в детстве. Сейчас прекрасное время, чтобы почитать своим детям, в зависимости от их вкусов. Например: если они любят приключения и океан, история Синдбада-моряка была бы идеальной. Откройте для себя заново волшебство древнего фольклора и поделитесь им со своими детьми! Самые популярные сказки из Тысячи и одной ночи приведены ниже , , так что поделитесь со своими маленькими читателями и посмотрите, что вызывает их интерес.

(«Тысяча и одна ночь» Сани ол Молк, Иран, 1849–1856)

Тысяча и одна ночь: Истоки

Тысяча и одна ночь или Арабские ночи ( Альф Лайла ва -Layla на арабском языке) представляет собой собрание ближневосточных и индийских историй, сказок и фольклора, восходящих к Золотому веку Арабской империи (786–809 гг. Н. Э.). Истории, веками собираемые учеными и авторами, «варьируются от исторических сказок до трагических романов и комедий.

Рассказы «Аладдина, Али-Бабы и Синдбада-мореплавателя почти стали частью западного фольклора (хотя они были добавлены в сборник только в 18 веке в европейской адаптации)».

Все эти истории связаны с главным рассказом о Шахерезаде (скорее всего, индийского происхождения). Что касается географии, то корни этих историй происходят из Индии, Ирана, Ирака, Египта, Турции и, возможно, Греции.

Давайте исследуем эти древние волшебные истории и разных персонажей, которых многие из нас знают и любят! В популярной культуре мы все слышали о Тысячи и одной ночи или Арабских ночах и очарованы их уникальной экзотической красотой. Этот фольклор является доказательством того, что хорошая история — одно из самых приятных и долговечных вещей, которые может предложить жизнь.

Любимые образы и сказки из
арабских ночей :
Колдуны, волшебные лампы, ковры-авиаторы, пираты и моряки, султаны, принцы, принцессы, верблюды, песчаные дюны и джинны…!

(«Аладдин приветствовал ее с радостью», иллюстрация Вирджинии Фрэнсис Стеррет из «Арабских ночей», 1928)

  • История Аладдина или Чудесная лампа , вероятно, не появлялась в некоторых частях западного мира, пока не была переведена Европейцы в начале 1700-х годов (Антуан Галланд в 1704 и 1717 годах).Аладдин — бедный молодой уличный мальчишка — находит волшебную лампу, которую так жаждал маг. Внутри лампы находится джинн, который исполняет желания Аладдина… и исполняет их! Аладдин женится на прекрасной принцессе, и они живут вместе во дворце, пока маг снова не прибудет, чтобы забрать свою лампу (только на этот раз он одет в лохмотья). Он пытается обмануть Аладдина, но джинн подчиняется желанию мальчика покончить со злым волшебником, и все живут долго и счастливо.

(«Али-Баба представляет сокровища» Альберта Робиды, 1945)

  • Али-Баба и сорок разбойников : Эта история была добавлена ​​в текст в 1840 году (Галландом) и подробно описывает жизнь бедного дровосека по имени Али-Баба.Вскоре он находит убежище, заполненное сундуками с сокровищами, усыпанными драгоценностями и золотыми монетами, но оно защищено магией! Сказав «открой кунжут», он может забрать сокровище себе. Брат Али-Бабы, Кассим, узнает о пещере и, войдя в нее, встречает ужасную судьбу.

(«Шахерезада и Султан Шариар» (или «Шахрияр»), 1880, Фердинанд Келлер)

  • Шахрияр и Шахерезада : Эта сказка является основой для всех арабских ночей .В нем рассказывается история Шахерезады: молодой красивой девушки, которая достаточно умна, чтобы перехитрить султана Шахрияра, за которого она замужем. Чтобы остаться в живых, она рассказывает королю истории, и, поскольку он так очарован ее рассказом, он позволяет ей жить и в конце концов влюбляется в нее.

(«Синдбад-моряк», 1914, Майло Винтер)

  • Семь путешествий Синдбада-моряка : Для всех вас, исследователей, это история для вас! В этой истории, рассказанной главным героем Синдбадом, подробно описывается жизнь в море, полная кораблекрушений, зверей и «Морской старик».”

Для получения дополнительной информации о Full Cycle Publications посетите их веб-сайт и не забудьте проверить детскую книгу« Хабиби: трудолюбивый верблюд »Т.С. Даггенхерст с иллюстрациями Джозефа Каумана.

Для получения дополнительной информации о A Thousand and One Nights , его происхождении, избранных историях и персонажах, упомянутых в этом блоге, посетите следующие веб-сайты:

https://theculturetrip.com/middle-east/articles/the- топ-10-историй-из-1001-ночи /

https: // medium. com / @ brunocampello184 / the-одна-тысяча-одна-ночь-и-арабская-мифология-da810adf5b0f

https://wiki.harvard.edu/confluence/display/k104639/The+Thousand+and+One+ Ночи% 3A + Моника + Мишра

https://etc.usf.edu/lit2go/141/the-blue-fairy-book/3132/aladdin-and-the-wonderful-lamp/

https: // americanliterature .com / author / arabian-nights / short-story / the-story-of-aladdin-or-the-great-lamp

Визуальная история арабских ночей


История братьев Уикет .Иллюстрация Эдмунда Дюлака, 1907


Рыбак и джин . Иллюстрация Эдмунда Дюлака, 1907


Княгиня Дерябар . Иллюстрация Эдмунда Дюлака, 1907 г.


История волшебной лошади . Иллюстрация Эдмунда Дюлака, 1907 г.

В начале двадцатого века художники отказались от исторической и этнографической точности, вместо этого экспериментируя со взрывом цвета и перекрестным опылением мировых мифологий. Иллюстраторы, такие как датский художник Кей Нильсен, смотрели на фантастических монстров и причудливые пейзажи азиатского фольклора, вплетая иконографию буддийских божеств, китайские облачные ленты и почти сюрреалистические элементы в знакомые истории.


Шехерезада . Иллюстрация Кая Нильсена, 1917 г.


Arabian Nights . Иллюстрация Кая Нильсена, 1917 г.


Арабские ночи .Иллюстрация Кая Нильсена, 1917 г.

Во второй половине двадцатого века произошел еще больший всплеск красок, среди которых были поразительные иллюстрации британского художника Эррола ле Каина.


Аладдин . Иллюстрация Эррола ле Каина, 1981


Аладдин . Иллюстрация Эррола ле Каина, 1981


Аладдин . Иллюстрация Эррола ле Каина, 1981


Аладдин . Иллюстрация Эррола ле Каина, 1981


Аладдин . Иллюстрация Эррола ле Каина, 1981

Visions of the Jinn исследует эти и многие другие сокровища, а также увлекательный исторический и социокультурный контекст, в котором они были созданы, чтобы нарисовать богатую и яркую мозаику визуального наследия Arabian Nights .

Этот пост опубликован Brain Pickings, и партнерским сайтом Atlantic .

Изображение предоставлено: Oxford University Press

Иллюстрированная книга Аладдина Арабские ночи . Иллюстрация Уолтера Крейна, 1878 г.

»Кей Нильсен — Арабские ночи

Кей Расмус Нильсен (12 марта 1886 — 21 июня 1957) был датским иллюстратором, который был популярен в начале 20-го века, «золотом веке иллюстрации». Он пополнил ряды Артура Рэкхема и Эдмунда Дюлака, наслаждаясь успехом подарочных книг начала 20 века. Нильсен также известен своим сотрудничеством с Диснеем, для которого он написал множество зарисовок и иллюстраций.

Первая иллюстрированная книга Кея Нильсена «В порошке и кринолине» была опубликована в 1913 году. Далее он иллюстрировал «Восток от Солнца, запад от Луны» (1914 г.), «Сказки Андерсена» (1924 г.), «Гензель и Гретель» (1924 г.) и «Красную магию». (1930).

Тысяча и одна ночь сборник ближневосточных народных сказок, составленный на арабском языке в период Золотого века ислама.Он часто известен на английском языке как Arabian Nights из первого англоязычного издания (ок. 1706–1721), в котором название было переведено как The Arabian Nights ’Entertainment.

Труды собирались на протяжении многих веков различными авторами, переводчиками и учеными из Западной, Центральной и Южной Азии, а также Северной Африки. Сами сказки уходят корнями в древние и средневековые арабские, персидские, индийские, греческие, еврейские и турецкие фольклор и литературу. В частности, многие сказки изначально были народными историями из эпох Аббасидов и Мамлюков, в то время как другие, особенно рамочная история, скорее всего, заимствованы из персидского произведения Пехлеви Hezār Afsān , которое, в свою очередь, частично опиралось на индийские элементы.

То, что объединяет все издания Nights , — это начальная рамочная история правителя Шахрияра и его жены Шахерезады, а также устройство обрамления, включенное в сами сказки. Истории исходят из этой оригинальной сказки; некоторые заключены в рамки других сказок, а другие самодостаточны.В одних выпусках всего несколько сотен ночей, в других — 1001 и больше. Основная часть текста написана в прозе, хотя стихи иногда используются для песен и загадок, а также для выражения повышенных эмоций.

Многие иллюстраторы иллюстрировали Истории арабских ночей на протяжении веков и весьма успешно в этом: Эдмунд Дюлак, Э.Дж. Детмольд, Рене Булл, Вирджиния Фрэнсис Стерретт… это всего лишь несколько иллюстраторов Золотого века. К сожалению, Кей Нильсен не входит в их число.Иллюстрации, которые он делал для проекта «Арабские ночи», не были опубликованы при его жизни и были бы забыты, если бы не книга Дэвида Ларкина «Неизвестная картина Кая Нильсена», изданная в 1977 году

.

Опубликованные в 1977 году, забытые акварели Кая Нильсена впервые появились в печати, и это был потрясающий праздник. Поистине оригинальный, отошедший от привычных традиционных характеристик и часто повторяющийся визуальные эффекты прошлого и создавший собственное неповторимое видение историй.Которые, на мой взгляд, являются лучшими оригинальными иллюстрациями к «Повести арабских ночей».

Издается в мягкой обложке, «дешевое» издание. Качество воспроизведенных иллюстраций не совсем соответствует эпохе Золотого века. Они все еще достаточно хороши, и мы все должны быть за это благодарны. Я надеюсь, что со временем все больше людей узнают о работах этого великого художника, и благодаря Интернету иллюстрации Кая Нильсена получат внимание и место среди величайших, которых он действительно заслуживает.

Картинная галерея:

Кей Нильсен — Арабские ночи 1976
  • Кей Нильсен -Arabian Nights [nielsen-arabian01] (искусство, иллюстрации)
    Иллюстрации к первому изданию Arabian Nights, 1976 г.

  • Кей Нильсен -Arabian Nights [nielsen-arabian02] (искусство, иллюстрации)
    Иллюстрации к первому изданию Arabian Nights, 1976 г.

  • Kay Nielsen -Arabian Nights [nielsen-arabian03] (искусство, иллюстрации)
    Иллюстрации к первому изданию Arabian Nights, 1976.

  • Кей Нильсен -Arabian Nights [nielsen-arabian04] (искусство, иллюстрации)
    Иллюстрации к первому выпуску Arabian Nights, 1976 г.

  • Кей Нильсен -Arabian Nights [nielsen-arabian05] (искусство, иллюстрации)
    Иллюстрации к первому изданию «Арабских ночей», 1976 г.

  • Кей Нильсен — Арабские ночи [nielsen-arabian06] (искусство, иллюстрации)
    Иллюстрации к первому выпуску «Арабских ночей», 1976 г.

  • Кей Нильсен — Arabian Nights [nielsen-arabian07] (искусство, иллюстрации)
    Иллюстрации к первому изданию Arabian Nights, 1976.

  • Кей Нильсен -Arabian Nights [nielsen-arabian08] (искусство, иллюстрации)
    Иллюстрации к первому изданию Arabian Nights, 1976 г.

  • Кей Нильсен -Arabian Nights [nielsen-arabian09] (искусство, иллюстрации)
    Иллюстрации к первому выпуску «Арабских ночей», 1976 г.

  • Кей Нильсен — Арабские ночи [nielsen-arabian10] (искусство, иллюстрации)
    Иллюстрации к первому выпуску «Арабских ночей», 1976 г.

  • Кей Нильсен — Арабские ночи [nielsen-arabian11] (искусство, иллюстрации)
    Иллюстрации к первому изданию «Арабских ночей», 1976 г.

  • Кей Нильсен -Arabian Nights [nielsen-arabian12] (искусство, иллюстрации)
    Иллюстрации к первому изданию Arabian Nights, 1976 г.

  • Кей Нильсен -Arabian Nights [nielsen-arabian13] (искусство, иллюстрации)
    Иллюстрации к первому выпуску «Арабских ночей», 1976 г.

  • Кей Нильсен — Арабские ночи [nielsen-arabian14] (искусство, иллюстрации)
    Иллюстрации к первому выпуску «Арабских ночей», 1976 г.

  • Кей Нильсен — Арабские ночи [nielsen-arabian15] (искусство, иллюстрации)
    Иллюстрации к первому изданию «Арабских ночей», 1976 г.

  • Кей Нильсен -Arabian Nights [nielsen-arabian16] (искусство, иллюстрации)
    Иллюстрации к Первому изданию Arabian Nights, 1976 г.

  • Кей Нильсен -Arabian Nights [nielsen-arabian17] (искусство, иллюстрации)
    Иллюстрации к первому выпуску «Арабских ночей», 1976 г.

  • Кей Нильсен — Арабские ночи [nielsen-arabian18] (искусство, иллюстрации)
    Иллюстрации к первому выпуску «Арабских ночей», 1976 г.

  • Кей Нильсен — Арабские ночи [nielsen-arabian19] (искусство, иллюстрации)
    Иллюстрации к первому изданию «Арабских ночей», 1976 г.

  • Кей Нильсен -Arabian Nights [nielsen-arabian20] (искусство, иллюстрации)
    Иллюстрации к Первому изданию Arabian Nights, 1976 г.

  • Кей Нильсен -Arabian Nights [nielsen-arabian21] (искусство, иллюстрации)
    Иллюстрации к первому изданию «Арабских ночей», 1976 г.

  • Кей Нильсен — Арабские ночи [nielsen-arabian22] (искусство, иллюстрации)
    Иллюстрации к первому изданию «Арабских ночей», 1976 г.

  • Кей Нильсен — Arabian Nights [nielsen-arabian23] (искусство, иллюстрации)
    Иллюстрации к первому изданию Arabian Nights, 1976 г.

  • Кей Нильсен -Arabian Nights [nielsen-arabian24] (искусство, иллюстрации)
    Иллюстрации к первому изданию Arabian Nights, 1976 г.

«1001 ночь»: восточные народные сказки оказывают влияние на мир

Излагая латинское выражение «Ex Oriente Lux», которое означает «свет приходит с Востока», немецкий востоковед Эрдмут Хеллер сказал: «Эта фраза не символизирует движение солнца с востока на запад каждое утро.Этот свет представляет другие яркие вещи, которые текли с востока на запад, вошли в немецкий язык культуры через книги и уже стали частью повседневной жизни, такие как запах, цвет, покой и элегантность, эстетика и знания. Собственно говоря, к такому же выводу пришли многие исследователи, изучающие отношения восточной культуры с Западом ».

Под Востоком здесь понимается исламская культура и цивилизация. Например, одно из отражений Turquerie, культурного и художественного движения, которое обозначало влияние Османской империи в искусстве, культуре и моде Европы с 16 по 18 века, появилось через литературу.«Тысяча и одна ночь», также называемая «Арабскими ночами», представляет собой сборник в основном ближневосточных и индийских рассказов с неопределенной датой и авторством, которые были наиболее известны среди этих книг. Поскольку устно-литературные произведения, такие как сказки, рассказы, легенды и эпосы, веками создавались в культурной памяти, они имеют большее влияние, чем письменные материалы. «Тысяча и одна ночь», которая передавалась из поколения в поколение в восточном мире, путешествовала по всей Европе и своим магическим действием сформировала мировую литературу.

Эти сказки, оригинальное арабское название которых — «Алф Лайлах ва-Лайлах», представляют собой корпус рамочных историй по шрифту и технике. Этот сборник состоит из одного основного дела и вставленных в него других повествований. Основная история подобна нитке ожерелья, а прикрепленные к ней образцовые сказки подобны жемчужине.

Книжная иллюстрация к «Сказке о муже и попугае» из «Тысячи и одной ночи» польского художника Артура Шика.

Чьи сказки?

Большинство исследователей происхождения этих историй были европейцами. Сказки, которые, как считается, обрели свою окончательную форму в эпоху мамлюков в Египте, имеют разные версии во многих мировых библиотеках. Первыми учеными, которые провели исследование этих письменных текстов, были Антони Галланд, Герман Зотенберг, Йозеф фон Хаммер-Пургшталь и Гельмут Риттер. Специалист по санскриту — древнему индоарийскому языку — Август Вильгельм фон Шлегель сказал, что сказки имеют индийское происхождение, в то время как французский лингвист и востоковед Сильвестр де Саси отверг иранские и индийские элементы рассказов в начале 19 века.

Разнообразие «Тысячи и одной ночи» и различия в местах их действия — включая Индию, Иран, Ирак, Египет, Турцию и другие — указывают на то, что они были написаны разными авторами. Исследования показали, что истории собирались по четырем различным каналам, образующим корпус. Это индийские и иранские сказки, багдадские сказки пятой эпохи Аббасидского халифа Харуна ар-Рашида и египетские сказки эпохи мамлюков.

На литографии изображена сцена из сказки «Али-Баба и сорок разбойников», сказки «Тысяча и одна ночь».(Фото iStock)

Галланд, который первым перевел сборник на французский язык, сам добавил известные рассказы «Аладдин и волшебная лампа» и «Али-Баба и сорок разбойников». Он заявил, что слышал эти истории от рассказчика-маронита из Алеппо. Книга была напечатана несколько раз в Париже между 1704 и 1717 годами под французским названием «Les Mille et Une Nuits» и начала путешествовать по всей Европе.

Первый перевод на английский был Роберт Херон. Опубликованная в Эдинбурге в 1792 году под названием «Арабские сказки: продолжение развлечений арабских ночей, состоящее из тысячи и одного рассказа», книга также неоднократно печаталась с течением времени в новых переводах с разных языков, таких как итальянский, испанский. , Португальский, датский, шведский, финский, голландский, русский и чешский.Это был известный османский историк Хаммер-Пургшталл, который перевел его на немецкий язык.

Сказки, формирующие мир

«Тысяча и одна ночь» всегда привлекала внимание литераторов и читателей с момента своего появления в Европе. Он оказал глубокое влияние на различные отрасли искусства, особенно на литературу, и стал уникальным питательным веществом для миров воображения и мысли. Хотя он является объектом некоторой критики, он занял важное место в мировой истории и сформировал многих известных писателей на Западе.

Во Франции, где он был первоначально опубликован, Вольтер был первым автором, попавшим под его чары. Он повлиял практически на все произведения вдохновителя Французской революции. Он сказал, что смог писать свои рассказы после того, как прочитал их 14 раз.

Известный своими работами «Персидские письма» (1721 г.) и «Дух законов» (1748 г.), Монтескье берет свою главную идею о том, что законы и социальные институты различаются по времени, странам и климату, из «Тысячи и одной ночи.Дэниел Дефо, автор «Робинзона Крузо», — еще один автор, затронутый сказками.

Литография по рисунку немецкого художника Карла Оффтердингера, изображающего сцену из сказки «Тысяча и одна ночь» «Маруф-сапожник». (Фото iStock)

Известный романист Стендаль сказал, что одна из двух книг, которые он хотел забыть, была «Тысяча и одна ночь», но он не мог этого сделать и не мог перестать с радостью читать ее.Другим для него был «Дон Кихот».

Якоб Гримм и Вильгельм Гримм, известные как Братья Гримм, признались, что использовали «Тысячу и одну ночь» при написании восьми рассказов из серии «Kinder-und Hausmärchen» («Рассказы о детях и доме»). Например, «Симелиберг» был вдохновлен «Али-Бабой и сорока разбойниками».

Следы «Тысячи и одной ночи» видны в работах ведущего археолога Остина Генри Лейарда, датского сказочника Ганса Кристиана Андерсена, а также ирландского поэта и драматурга Оскара Уайльда.

Эти сказки также являются источником вдохновения для театра, кино, живописи и других областей искусства. Эта увлекательная книга оставила сильный след, особенно на художников-романтиков. Философ, романист и драматург Жан-Поль Сартр сказал, что книга сказок — это «не только любимое произведение Монтескье, но и любимая книга всех друзей романтической поэзии».

Более того, британский солдат Томас Эдвард Лоуренс пишет в своих мемуарах «Семь столпов мудрости», что он приобрел интерес к Ближнему Востоку благодаря сказкам.Шпион, прозванный «Лоуренс Аравийский», будет играть ведущую роль в восстании и организации арабских стран против Османской империи во время Первой мировой войны.

.

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2019 © Все права защищены. Интернет-Магазин Санкт-Петербург (СПБ)