Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Андреас гурский фотографии: Андреас Гурски — самый дорогой фотограф в мире | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Содержание

Андреас Гурски — самый дорогой фотограф в мире | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Андреас Гурски, »99 центов»

Фотохудожника Андреаса Гурски (Andreas Gursky) знают во всем мире. Одну из своих работ — «99 центов» — он продал в 2007 году за рекордную на тот момент сумму: более трех миллионов долларов. А купил ее для своей знаменитой киевской галереи современного искусства украинский миллиардер Виктор Пинчук.

Сейчас 60 самых известных работ Андреаса Гурски, которые он лично отобрал для выставки, можно увидеть в родном городе фотографа — Дюссельдорфе.

Андреас Гурски, »Катар»

Еще ни один фотограф не зарабатывал на своих работах столько денег. А ведь когда-то Гурски вообще собирался заниматься фотографией только ради собственного удовольствия и не верил, что может прокормиться своим талантом.

Сейчас он — миллионер, его фотоработы есть во всех известных галереях мира, а его выставки пользуются большой популярностью не только среди богемной публики, но и среди обычных граждан.

Не только фотограф

Андреас Гурски, »Бангкок IX»

Его нельзя назвать просто фотографом. Он еще и художник. Фотографии он обрабатывает с помощью специального оборудования, которое позволяет удалять и дополнять изображение. Он увеличивает одни объекты и уменьшает другие, создает и убирает тени.

Гурски любит большие форматы. Например, размеры его работы «Катар» («Katar», 2012) — 249 на 337 сантиметров. Его фотографии обязательно нужно рассматривать, так сказать, дважды: с близкого расстояния и издалека.

Серия «Бангкок» («Bangkok») – это фотоизображения реки Чаупхрая. Издалека вода смотрится гладкой, но стоит подойти немного поближе — взгляду предстают детали: пластиковые бутылки и пакеты, жестяные банки, старые журналы, лепестки цветов, плывущие по поверхности реки. Это похоже на игру со зрителем: сначала глазу представляется одно, а потом он вдруг замечает то, чего совсем не ожидал увидеть. И чистая на первый взгляд река на поверку оказывается… настоящей помойкой.

С высоты и в других ракурсах

Андреас Гурски, »Океан I»

Как-то во время перелета из Германии в Австралию Андреас Гурски решил сделать серию фотографий «Океан». На этот раз художник работал со снимками, сделанными со спутника. Гурски старался изобразить океаны как можно ближе к действительности, играя со всеми оттенками синего цвета. Отец Андреаса, который всегда наблюдает за работой сына, первым увидел получившиеся фотографии. «Ты сделал воду слишком темной, ничего не видно», — заявил он. Но Гурски не прислушался к замечанию отца и оставил все так, как есть.

Гурски любит использовать необычные ракурсы. Невооруженный человеческий глаз такого физически не может увидеть. Снимки часто делаются либо с огромной высоты, либо с очень далекого расстояния, как, например, в случае с работой «Аэропорт во Франкфурте» («Flughafen Frankfurt»). На снимке – панорама терминала аэропорта во Франкфурте-на-Майне: табло вылетов и прилетов, стойки регистрации, масса людей, занятых своими делами.

Люди и не только

Люди на картинах Гурски безлики. Они не смотрят в камеру, создают некую однородную массу. Только приблизившись к фотографии вплотную, можно рассмотреть их лица. О своем творчестве художник говорит так: «Моими работами я задаю вопросы, а не отвечаю на них».

На выставке представлены старые и новые работы художника, фотографии больших и некрупных форматов, некоторые из которых публика еще не видела никогда. Насладиться экспозицией можно до 13 января 2013 года во Дворце искусств (Museum Kunstpalast) в Дюссельдорфе.

Одна фотография Andreas Gursky, «99 центов»

Диптих Андреаса Гурского «99 центов» (1999 г.) уже не первый год будоражит умы фотографической общественности. Попав в центр внимания мирового арт-рынка в мае 2006 года, когда аукцион Sotheby’s оценил снимок в $2,25 млн, в феврале 2007 года работа была продана за $3 340 456, установив новый рекорд цены за фотографию.

Шедевр можно было увидеть в Фонде культуры «Екатерина» в рамках прошедшей московской «Фото-биеннале-2008».

Сюжет снимка довольно прозаичен. На холсте размером 207×337 см изображены бесконечные ряды полок супермаркета во время распродажи: «Все по цене 99 центов!» (об этом оповещают огромные ценники в конце торгового зала). Шоколадные батончики и чипсы, пакетики с орешками и попкорном, конфеты, печенье и всевозможные фанты-спрайты-колы — в этом знаменитом снимке Гурский не отступил от своих главных принципов: снимать общий план с мелкими и яркими деталями, отображать четкую структуру, философски осмысливать происходящее и быть критичным. Дух времени в его работе — это упорядоченный хаос, втиснутый в узкие рамки картинки.

При этом назвать произведение Гурского фотографией можно лишь с некоторыми оговорками. «99 центов» — вовсе не снимок, сделанный в супермаркете, а несколько снимков, искусным образом скомбинированных при цифровой обработке и печати. Но в реальности этой фотографии можно усомниться лишь при длительном и внимательном рассматривании. Гурский моделирует панорамные пейзажи, съемки с гонок «Формулы-1», концертов поп-звезд, заполненных зрителями стадионов… На ретроспективе в нью-йоркском Музее современного искусства в 2002 году его работы охарактеризовали как «изощренное мастерство неприкрашенного наблюдения». После этого Андреас Гурский стал одной из ключевых фигур в современном культурном пространстве. Его работы есть в экспозиции любого уважающего себя музея современного искусства, благо они имеют большой формат (2–3 метра) и запросто конкурируют с масштабными инсталляциями и многометровой живописью.

Немецкий фотограф Андреас Гурский родился в 1955 году. Фотографии обучался в три этапа. В Дюссельдорфе, где он рос, его отец, успешный рекламный фотограф, учил сына всем тонкостям и хитростям ремесла. В конце 70-х Гурский провел два года в Эссене — в Школе Фолькванг, знаменитом учреждении для подготовки профессиональных фотографов. Кроме того, в начале 80-х Гурский обучался в Государственной академии искусств в Дюссельдорфе, которая благодаря таким художникам, как Джозеф Бойс, Зигмар Польке и Герхард Рихтер, стала колыбелью немецкого послевоенного авангарда. Жизнь заводила его в разные уголки планеты: он бывал в Гонконге, Каире, Нью-Йорке, Бразилии, Токио, Стокгольме, Чикаго, Афинах, Сингапуре, Париже, Лос-Анджелесе и многих других городах. Тематика ранних работ — воскресный отдых и туристические очерки — сменилась эстетикой огромных заводов, отелей, офисных зданий и складов. До середины 90-х он не обрабатывал свои снимки на компьютере, однако впоследствии стал прибегать к подобному виду работы с материалом, чтобы генерировать большее пространство, нежели то, которое может запечатлеть камера. Сейчас его авторский стиль абсолютно узнаваем: огромные полотна фотографий с практически осязаемой текстурой, сделанные, как правило, с высокой точки съемки.

Лекция. Андреас Гурски. — Дюссельдорф с Татьяной Щён

И ещё немного рассуждений об интересном в искусстве.

«Работы Андреаса Гурски за сотни тысяч и миллионы долларов разлетаются на аукционах так же, как пирожки с повидлом за девять копеек. Дилетант не найдет 10 отличий между придорожным рекламным стендом и самым дорогим в мире фотоснимком Гурски» — Инна Корнелюк, Сергей Волохов (авторы статьи в журнале Контракты, февраль 2008 года)

Андреас Гурски наводит мировой порядок по-своему: «Я пришел к цифровым технологиям фотосъемки, и если меня что-то беспокоит в снимке, просто убираю ненужные элементы». При этом художник прохладно замечает: «Человек как личность меня не интересует, меня больше привлекают человеческие типы в их окружающей среде». Гурски убежден, что каждый человек — лишь маленькая частица из множества и не более; люди на его фотографиях присутствуют только для того, чтобы оживить индустриальные картины. Его работы за сотни тысяч и миллионы долларов разлетаются на аукционах так же, как пирожки с повидлом за девять копеек.

На мировых аукционах снимки Андреаса Гурски позиционируются не как фотография, а как медиаживопись. Поэтому попадают не в раздел фотоискусства, а в контемпорари-арт. В этой же категории в феврале 2007 года на лондонском аукционе Sotheby’s был установлен рекорд: снимок 99 Cent II Diptych (2001 г.) Андреаса Гурски ушел с молотка за $3,3 млн. Имя коллекционера традиционно не разглашалось. Наблюдатели строили разные догадки относительно покупателя диптиха. По одной из версий, владельцем рекордно дорогого снимка стала корпорация Nike. По другой — его приобрел московский галерист и предприниматель Владимир Овчаренко, владелец знаменитой галереи «Риджина». Тайну открыло информационное агентство Bloomberg. Сенсационное приобретение совершил украинский бизнесмен Виктор Пинчук. Стало быть, он экспонировал в киевском PinchukArtCenter работу из собственной коллекции, а не привозил произведение Гурски «на гастроли».

…Еще несколько десятилетий назад Sotheby’s и другие известные аукционы не признавали фотографию разновидностью искусства. А в позапрошлом году наиболее высоко ценились на мировом арт-рынке винтажные снимки, сделанные до 1920 года. Год назад современная фотография отодвинула их на второй план на фоне того, что цены на работы современных фотографов росли из года в год. В Европе и США художественная фотография на гребне волны.

…Гурски занимает достойное место в рейтинге наиболее влиятельных людей в мире искусства (Power 100 за 2007 год, по версии британского журнала Art Review).

Имя Андреаса Гурски вызвало интерес у арт-дилеров в 1988 году. Тогда 33-летний фотограф впервые использовал большой формат, если не сказать огромный. Доселе невиданный в фотоискусстве приступ мегаломании не мог остаться без внимания специалистов, как впрочем, и «случайных прохожих».

«Масштабность работ Гурски вполне оправдана. В меньшем размере такие снимки вряд ли имели бы большие шансы обратить на себя внимание, несмотря на их отменные технические характеристики» — известный украинский фоторепортер Александр Гляделов.

Дело в том, что немецкий фотограф, с одной стороны, работает с крупными объектами, которые люди изо дня в день видят перед собой, постепенно привыкают к ним и попросту перестают замечать. Гурски снимает заурядные здания, бесконечные полки супермаркетов, склады, свалки. Правда, в столь необычном ракурсе, что это потрясает воображение зрителя. С другой стороны, любимые сюжеты фотографа — большие скопления народа — биржи, спортивные состязания, поп-шоу, парады, как бы увиденные с высоты птичьего полета беспристрастным взглядом. А масштаб усиливает впечатление.
Однако критики часто упрекают Гурски в том, что он создает сугубо коммерческие проекты, в которых, несмотря на их выдающиеся размеры, сложно рассмотреть художественную ценность. Гляделов не соглашается с такой оценкой: «Фотографии Андреаса Гурски — объект искусства. Я назвал бы их мировоззренческими, ведь они наполнены глубоким смыслом. А это в современном искусстве главное.  Работы многих других фотографов ничем не уступают снимкам Андреаса Гурски как с технической стороны, так и по художественной ценности. Однако им не достает глобальной идеи».

Гурски является членом так называемого бехеровского круга — группы талантливых учеников профессора Дюссельдорфской академии искусств Бернда Бехера. В него, помимо Андреаса, входят признанные фотографы Аксель Хютте, Томас Руфф, Томас Штрут и Кандида Хофер. Они тоже стали известными благодаря снимкам промышленной архитектуры. Однако самый дорогостоящий фотограф современности не желает ассоциировать себя с однокашниками: «Меня мало беспокоит то, что в моих снимках ищут аналогии с фотографиями «бехеровского круга», в котором я учился. Если бы мое развитие как художника зависело от результатов работы моих коллег, меня бы такой порядок вещей очень расстроил. Считаю вполне логичным плавный переход от наивных ландшафтов, которые я снимал в 80-х, до нынешних абстракций. Полагаю, что даже в ранних работах я был в определенном смысле абстракционистом».

Работы Гурски также напоминают панорамы художников «гудзонской школы», возникшей в Америке в 1820 году. Деятели этого направления исповедовали прямоту взгляда на мир, а живопись была способом создания эффектного зрелища и не более. Лидер «гудзонской школы» Фредерик Черч изображал дикую природу Америки, Гурски снимает «дикие» ландшафты мегаполисов.
На обвинения в конъюнктурности Гурски особо не реагирует. Помимо Бехера, у него был хороший учитель — отец, который был самым настоящим ремесленником, не стеснявшимся называть себя «коммерческим фотографом».

Технология съемки Гурски довольно трудоемкая. Он использует специально сконструированную фотоаппаратуру, которой снимает панорамы, объекты огромных размеров, причем с нескольких точек. Расходы на масштабные фотосъемки, которые организовывает немец, достигают, по оценкам специалистов, $100 тыс. «Как мне известно, только затраты на технику, с помощью которой возможно осуществить подобную съемку, составляют порядка $50-100 тыс., — говорит Виктор Марущенко. — Очевидно, что Гурски использует камеры большого формата, к которым прикрепляются цифровые приставки (стоимостью не меньше $20-50 тыс.)». Цифровые приставки при сложной съемке гарантируют высокое качество изображения, причем они удобнее пленочных кассет. Кроме того, Гурски работает не один, а с напарником — к такому выводу пришли Марущенко и его знаменитый коллега Борис Михайлов, обсуждая работы Андреаса. Возможно, что в съемках участвуют несколько человек различной квалификации вплоть до ассистентов по свету. При этом надо учитывать и другие издержки: например, аренду вертолета, расходы на дорогу и проживание.

Но на этом процесс создания фотополотна не заканчивается. Сделав необходимые снимки, Гурски с помощью компьютерного монтажа искусно прячет «швы». В результате получаются настоящие картины. Еще в 20-е годы возникновение такого «картинного» фотомонтажа предсказывал конструктивист Ласло Мохой-Надь. Правда, он не подозревал о чудесах «фотошопа». Например, на фотографии «Бундестаг» (1998) немец зафиксировал интерьеры сразу трех этажей здания. Кого не впечатлит вот такой «биллборд» во всю стену директорского кабинета?

Еще одно принципиальное отличие фотографий Гурски от уличных рекламных стендов — тираж. Немец не производит на свет более двух-трех идентичных отпечатков.
 
В 2002 году на аукционе Christie’s в Нью-Йорке в торгах за современную работу Андреаса Гурски победила компания Nike. Производитель спортивной экипировки заплатил за фото EUR701 тыс., чтобы повесить масштабную фотокартину в своем офисе

Газета China Daily насчитала в коллекции украинского магната (Виктор Пинчук) шесть фоторабот Гурски, в том числе самый дорогой диптих «99 центов». Отечественные эксперты полагают, что их не менее десятка. По словам Виктора Пинчука, он пополняет коллекцию, участвуя в торгах Sotheby’s и Christie’s, но в основном покупает произведения напрямую: у художников и их представителей.

…Участники арт-рынка, специализирующиеся на светописи, спасаются от этого «фотоэффекта», приобретая отпечаток вместе с негативом (в случае с цифровой фотографией — с оригинальным файлом) и уничтожая последний. Впрочем, это экстремальный вариант. Обычно в фотографии соблюдаются те же правила игры, что давно установились на рынке других воспроизводимых арт-объектов: гравюр или скульптур, где художник обязуется произвести оговоренное количество отпечатков или отливок с матрицы. В художественной фотографии эта цифра традиционно варьирует в пределах 10-20 экземпляров (при этом в договоре четко фиксируется тираж). Таким образом, Андреас Гурски невольно пошел «навстречу пожеланиям трудящихся», создавая и того меньше копий.

Доступность фототехники априори понижает ценность фотоискусства в глазах обывателей. Этот эффект усилился с появлением на прилавках дешевых цифровых фотоаппаратов, позволяющих делать технически удовлетворительные снимки даже ребенку. В результате люди, готовые вкладывать средства в искусство, не рассматривают фотографию в качестве объекта инвестиций… 

Глобализация в работах самого дорого фотографа мира Андреаса Гурски

Как известно, фотографы смотрят на мир через объектив. И каждый из них видит абсолютно другой мир, который отличается от всех остальных. А вот показать увиденное другим людям — это и есть искусство фотографии.

Когда смотришь на что-то настолько прекрасное, что не поддается никаким словесным объяснениям, остается только наслаждаться моментом и быть признательным фотографу за приоткрытую завесу в неизведанное.

Андреас Гурски, фотограф из Дюссельдорфа, рассказывает свои истории посредством фотоснимков с 1980 года. Переняв любовь к запечатлению внешнего мира от отца, Андреас был погружен в мир искусства с самого детства, познавая все тонкости и нюансы работы. Увлечение переросло в желание заниматься фотографией профессионально, поэтому следующим шагом в жизни фотографа стало поступление в Академию искусств в Дюссельдорфе, которая известна во всем мире, как место зарождения авангарда. Работая с великими учителями, Андреас открыл для себя свое направление в фотографии, которое позже получило очертание так называемой глобализации. Внимание к мелким деталям на фоне массового хаоса принесло фотографу узнаваемость и востребованность. Еще одной отличительной чертой фотографа стал размер полотна, на котором он печатает свои работы. Андреас изначально использовал самые крупные форматы бумаги, которые мог найти, чтобы не упустить из вида ни одну деталь. На его выставках часто можно встретить работы, разделенные на несколько рядом стоящих полотен. Будь то пейзаж или индастриал, его фотографии настолько насыщенны действием, что иногда зритель начинает чувствовать легкую панику, как бы погружаясь куда-то далеко в мир, где была сделана фотография.


© Andreas Gursky / andreasgursky.com
© Andreas Gursky / andreasgursky.com
© Andreas Gursky / andreasgursky.com
© Andreas Gursky / andreasgursky.com
© Andreas Gursky / andreasgursky.com
© Andreas Gursky / andreasgursky.com
© Andreas Gursky / andreasgursky.com

На фотографиях художника видны масштаб и величие окружающего мира, по сравнению с которыми люди теряют свою ведущую роль и выглядят, как если бы мы смотрели сверху на муравейник.

После окончания учебы Андреас отправился путешествовать по миру, заранее продумав каждый ракурс места или здания, которое стремился запечатлеть. Путешествуя, он начал с пейзажей, но быстро переключился на заводы, офисы и массовые мероприятия разных уголков планеты. Олимпийские игры не стали исключением. Он исколесил практически всю планету, собирая материалы, которые и по сей день пользуются бешеной популярностью. Андреас акцентирует внимание на технологиях и массовости, используя при этом яркие краски. Несмотря на неумолимость прогресса, он все еще снимает на широкоформатные пленочные камеры, после чего сканирует изображения. Часто одного его работа может быть результатом нескольких обработанных фотографий одновременно.


© Andreas Gursky / andreasgursky.com
© Andreas Gursky / andreasgursky.com
© Andreas Gursky / andreasgursky.com
© Andreas Gursky / andreasgursky.com
© Andreas Gursky / andreasgursky.com
© Andreas Gursky / andreasgursky.com
© Andreas Gursky / andreasgursky.com
© Andreas Gursky / andreasgursky.com
© Andreas Gursky / andreasgursky.com
© Andreas Gursky / andreasgursky.com

Не удивительно, что Андреас со своим особым виденьем стал самым дорогим фотографом за всю историю. Его работа «Рейн II» размером 1,85х3,63 м, сделанная им в 1999 году, ушла на аукционе за 4,34 млн. долларов США. Казалось бы, что особенного в фотографии реки? На самом деле, Андреас изобразил берега в том виде, который они имели много лет. Во время проведения съемки, местность была плотно застроена зданиями. Так что он вложил в эту работу совсем нешуточную философию, которую оценили почти в 4,5 миллиона. Неплохо, да?


© Andreas Gursky / andreasgursky.com
© Andreas Gursky / andreasgursky.com
© Andreas Gursky / andreasgursky.com
© Andreas Gursky / andreasgursky.com
© Andreas Gursky / andreasgursky.com
© Andreas Gursky / andreasgursky.com
© Andreas Gursky / andreasgursky.com
© Andreas Gursky / andreasgursky.com
© Andreas Gursky / andreasgursky.com
© Andreas Gursky / andreasgursky.com
© Andreas Gursky / andreasgursky.com
© Andreas Gursky / andreasgursky.com

Разумеется, известность фотографа не ограничивается одной только фотографией. Сегодня даже самые ранние его работы разлетаются с молниеносной скоростью и за большие деньги сразу же, как появляются в качестве лота на аукционах. Если опустить эстетическую сторону, то это еще и удачное капиталовложение — картины Гурски стремительно растут в цене. Так что если вы хотите работу Андреаса к себе в личную коллекцию, то копить на нее нужно начинать уже сейчас.

Чтобы быть ближе к прекрасному, не забудьте заглянуть на официальный сайт Андреаса Гурски.

Автор: Екатерина Паланчук

2017

Андреас Гурски. Ретроспектива | New Style

«Я преследую только одну цель: энциклопедию жизни»

Признание известного немецкого фотографа Андреаса Гурски можно поставить эпиграфом к первой масштабной ретроспективе его работ в Лондоне. Этой выставкой после двухлетней реконструкции открылась галерея современного искусства Hayward Gallery. На первый взгляд, внешний облик знакового здания в стиле брутализма изменился мало. Но в залах верхнего этажа поневоле вырывается возглас восторга: пространство галерей залито дневным светом, струящимся сквозь 66 пирамидальных фонарей, раньше скрытых дополнительной крышей. Эту крышу, спасавшую от протечки во время регулярных лондонских дождей, при реконструкции удалили, и стены галереи значительно «подросли» в высоту.

Так что свой 50-летний юбилей галерея Hayward встречает преображённой и готовой к новым открытиям.

Выставка крупноформатных, разогнанных до абстрактной монументальности фотографий Андреаса Гурски созвучна важному моменту в жизни галереи. Стиль этого немецкого фотографа мгновенно узнаваем. Почти физически осязаемая текстура. Высокая точка съёмки: использование «демократической перспективы», позволяющей дать каждому из элементов предельно детализированных сцен равные права. Взгляд всеобъемлющий, но отстранённый и беспристрастный. Огромные размеры. Гурски отображает физическую реальность, но мир в его фотографиях наделён своей независимой знаковой системой. Скорее, их можно назвать «сложносочинёнными» фотографическими полотнами.

Гурски говорит, что на создание фотографий его толкает желание понять изнутри, как и из чего складывается мир вокруг нас. Но не менее ценна для художника и «чистая радость наблюдателя». Фотографии Гурски – не только описания мест и ситуаций; это и размышления о природе фотографии, и пределах человеческого восприятия.

На художественный почерк Гурски серьёзное влияние оказали стиль и эстетика творчества его учителей, фотографов Бернда и Хиллы Бехер, известных своим методом «каталогизации» индустриальных панорам. Особенно это ощутимо в более зрелый период, когда в фотографиях Гурски появились огромные промышленные объекты – фабрики, заводы, склады, отели, офисы. Андреаса интересуют события, привлекающие огромное количество людей – Олимпийские игры, марафоны. Путешествуя по миру, фотограф запечатлевал «человеческие муравейники» – толпы людей, танцующих на аренах фестивалей, толкущихся на рок-концертах, в залах биржи; снимал панорамы ночных городов, переливающихся многоцветными огнями вывесок и электрических линий. И если поначалу Гурски избегал компьютерной обработки, то с середины 90-х стал активно её использовать: это даёт Андреасу возможность создавать в фотографиях гораздо большее пространство, чем то, что захватывает камера при съёмке.

Несмотря на скромность названия – «99 центов» – фотография Гурски в 2007 году была продана за 3,3 млн. долларов. Рекорд продержался недолго: в 2011 его же работа «Рейн II» на Christie’s ушла за 4,4 млн. долларов, став самым дорогим снимком в истории аукционов.

Andreas Gursky

25 января – 22 апреля 2018

Hayward Gallery

Southbank Centre,

Belvedere Road,

London SE1 8XX

www.southbankcentre.co.uk/venues/hayward-gallery

Андреас Гурски — самый дорогой фотограф в мире

Мрачный и пустынный пейзаж, запечатленный Андреасом Гурски (Andreas Gursky), стал причиной того, что теперь этот немецкий фотограф носит звание самого дорогого в мире. Его фотография “Рейн II” была продана за $ 4,3 млн на аукционе Christie’s в Нью-Йорке. Знаменитый снимок был сделан в 1999 году. Изначально серия состояла из 6 фотографий, но особо удачной оказалась именно вторая – это и дало название фотоработе.

Рейн II, 1999 г.

Ценность этого кадра очевидна не только с художественной точки зрения. Дело в том, что на фотографии запечатлена река и ее берега в том виде, в котором они уже не существуют – к настоящему моменту набережная Рейна уже практически полностью застроена. Сама же композиция снимка выполнена в классическом стиле: все линии в ней соотносятся друг к другу в масштабе один к четырем – это облегчает зрителю восприятие панорамного изображения.

К слову, эта работа Гурски – не первая, побившая рекорд. В 2006 году его снимок “99 центов. Диптих” на котором запечатлены ряды супермаркетов, заваленные разнообразными товарами, достиг стоимости в $ 3,35 млн. Фотография поражает обилием деталей и ярких красок. Рассматривая масштабное полотно во всех подробностях, можно буквально утонуть в цветовой гамме товаров.

“99 центов. Диптих”, 1999 г.

Будущий знаменитый фотограф родился в 1955 году в Лейпциге. Отец и дед Андреаса Гурски к тому времени уже успешно занимались фотографией, и хотя Гурски долгое время не хотел учиться этому искусству, в конечном итоге он пошел по их стопам. При этом, по словам фотографа, он не воспринимал свое новое увлечение как средство заработать, а рассматривал его как шанс войти в мир искусства.

С 1978 по 1981 Гурски учился в Университете искусств Фолькванг, где он освоил мастерство документалистики, а затем продолжил учебу в дюссельдорфской Академии искусств. В Академии сильное влияние на его дальнейшую творческую судьбу оказали учителя – семейная пара фотографов Бехер, известные своим методом систематической «каталогизации» индустриальных видов. Такой подход позже стал ощущться и в художественном почерке Андреаса, когда тот стал снимать огромные, масштабные фотографические полотна, которыми впоследствии он покорил весь мир.

Андреас Гурски любит необычные ракурсы. Делать панорамные снимки такими захватывающими Гурски помогает техника”God’s-eye view” – невооруженный человеческий глаз такого физически не может увидеть. Например, эта техника хорошо заметна по его работе “Тур де Франс “, на которой изображен красивый горный пейзаж. Но достичь желаемого результата фотографу помогает не только метод съемки – чтобы сделать идеальный кадр, фотограф часто прибегает к помощи вертолетов, строительных кранов и крыш.

“Тур де Франс”, 2007 г.

“Бахрейн I”, 2005 г.

Саму съемку фотограф осуществляет на камеру большого формата (размер кадра 9 на 12 сантиметров). Однако при помощи программных средств и печатной техники фотоизображения «разгоняются» до 2-4-метровых полотен. Несмотря на масштабность работ, Гурски удается сделать так, чтобы все детали на фотографии получились четкими, независимо от расстояния. Он с удовольствием «набивает» свои кадры огромным количеством людей, предметов и архитектурных элементов.

Монпарнас, Париж, 1993 г.

Собственное творчество Андреас Гурски описывает как область искусства, которую нельзя отнести к чистой фотографии. Действительно, из-за серьезной цифровой обработки его работы нельзя назвать фотографиями в полном смысле слова – скорее, это масштабные, псевдореалистические фотокартины. Сам автор говорит: «Истоком всех моих работ является непосредственный визуальный опыт, на его основе я развиваю идею фотографии, пригодность которой проверяю в ателье, а затем разрабатываю ее и уточняю с помощью компьютера».

“Без названия #96″, 1981

Умные и сложные работы Андреаса Гурски пользуются большой популярностью у публики и частных коллекционеров, интересующихся произведениями современного искусства. Спектр его фоторабот охватывает самые разные темы – от архитектуры и природных ландшафтов до музыкальных концертов с массовым скоплением людей. Но везде мы видим огромный пространственный мир с идеальной структурой и детализацией.

По материалам art-sheep.com, fotokomok.ru

Ретроспектива Андреаса Гурски в Hayward Gallery • ARTANDHOUSES

После двухлетней реновации в Лондоне открылась знаменитая Hayward Gallery, в этом году отмечающая свое 50-летие. Первой выставкой в обновленных пространствах стала масштабная ретроспектива немецкого фотографа Андреаса Гурски.

Ровно десять лет назад, в 2008 году, в рамках Московской фотобиеннале в Фонде культуры «Екатерина» тоже проходила ретроспектива знаменитого немца. С тех пор объемы его ретроспектив увеличились более чем вдвое — в Лондоне показывают около семидесяти масштабных снимков-полотен. А в рейтинге самых дорогих фотографий в мире он успел побить свой собственный рекорд 2007 года, когда на Sotheby’s «99 центов II» были проданы за $3,3 млн, — в 2011-м работа «Рейн II» ушла на Christie’s за $4,3 млн.

Andreas Gursky
«Rhine II»
1999
remastered 2015
© Andreas Gursky/DACS, 2017
Courtesy: Sprüth Magers

Шестидесятидвухлетний фотограф принадлежит к прославленной дюссельдорфской школе. Еще в конце 1980-х он начал свои эксперименты с компьютерными преобразованиями снимков с изображениями символических мест планеты, жанровыми сценами из мировой экономики и обыденной жизни. Гурски мастерски соединял один и тот же геометрически выверенный кадр несколько раз, превращая изображение в «бесконечную», порой абсурдную, но неизменно притягательную последовательность. Таким «свойством» у него обладали здания, моря и реки, плантации, биржи, улицы, а также коллективы людей на дискотеках, в цехах, парках и аренах. И основу экспозиции в Hayward Gallery как раз составляют самые известные из этих его произведений. Среди них — «Paris, Montparnasse», последняя работа-рекордсмен «Rhine II» », «May Day IV».

Из работ недавнего времени, выполненных в его узнаваемой стилистике, в экспозицию вошли снимки из Северной Кореи с выступлениями местных спортсменов на Массовых играх и усыпанное мусором шоссе в испанском Эль-Эхидо. Не обошлось и без камеры смартфона: серии «Ibiza», «Mobile Nr.1» и «Utah» выставлены здесь в непривычно малом для мастера формате.

Andreas Gursky
«Les Mées»
2016
detail
© Andreas Gursky/DACS, 2017
Courtesy: Sprüth Magers

Andreas Gursky
«Amazon»
2016
© Andreas Gursky/DACS, 2017
Courtesy: Sprüth Magers

Andreas Gursky
«El Ejido»
2017
Copyright: Andreas Gursky / VG Bild-Kunst, Bonn 2018
  Courtesy Sprüth Magers

Andreas Gursky
«Pyongyang VII»
2007/2017
Copyright: Andreas Gursky / VG Bild-Kunst, Bonn 2018
Courtesy Sprüth Magers

Hayward Gallery London

Hayward Gallery London

Hayward Gallery London

Hayward Gallery London

Hayward Gallery London

Hayward Gallery London

Hayward Gallery London

Hayward Gallery London

Hayward Gallery London

Hayward Gallery London

Hayward Gallery London

Произведения искусства и известные фотографии Андреаса Гурски

1999

Чикаго, Торговая палата, II

Это большой цветной хромогенный принт с изображением здания Чикагской торговой палаты. Фотография сделана с высоты птичьего полета, сделанной Гурски, и дает возможность с высоты птичьего полета увидеть хаос и безумие обычного дня в торговом зале. В лабиринте перил, столов, телевизоров и компьютерных мониторов суетятся набитые до отказа фигуры, а пол усеян белыми клочками бумаги.Выбор художником перспективы, расстояния, двойной экспозиции и его наслоения некоторых областей визуально сглаживает сцену, заставляя фигуры сливаться вместе в кластеры желтого, оранжевого и синего цветов. В целом эта сцена напоминает безумные капли цвета на картине Джексона Поллока.

Chicago, Board of Trade, II является частью серии связанных изображений международных фондовых бирж, включая Сингапурскую Simex и Гонконгскую фондовую биржу. Чикагская торговая палата — одна из старейших бирж опционов и фьючерсов в мире.Тем не менее, зритель находится на расстоянии, которое скрывает детали местоположения, активности и последующих участников. Вместо того, чтобы исследовать мельчайшие детали, связанные с этим конкретным делом, композиция ведет взгляд по всему полу в поисках узора, формы и цвета. Таким образом, изображение завораживает — это толчок / тяга между осознанием всплеска активности, связанной с торговлей и валютой, и отстраненным эстетическим переживанием, которое человек получает от визуального восприятия сцены.

Хотя реальное физическое пространство, несомненно, важно для Гурски, в этой статье он пытается представить его более абстрактно, пытаясь понять, «не только то, что мы живем в определенном здании или в определенном месте, но и чтобы осознают, что мы живем на планете, которая с огромной скоростью движется через вселенную … Я читаю больше о том, что происходит в нашем мире в целом ». Имея это в виду, эта фотография — не просто наблюдение за местом, а скорее исследование двух основных тем oeuvre художника: это микрокосм современной торговли в эпицентре глобализма.

Хромогенная печать — Музей современного искусства Чикаго

Андреас Гурски Фотография, биография, идеи

Краткое содержание Андреаса Гурски

Андреас Гурски, вышедший из известной Дюссельдорфской школы в конце 1980-х годов, сыграл решающую роль в создании нового стандарта в современной фотографии , пионер, который расширил возможности масштаба и амбиций. Его массивные, клинические и удаленные исследования общественных мест, ландшафтов и построек внесли свой вклад в новое искусство фотографирования в отличие от минимализма и концептуализма 1970-х годов.Его использование широкоформатных камер, сканирование, цифровые манипуляции, наложение нескольких изображений на слои для создания связного изображения и техническая постпродакшн сделали его важным мостом между старыми способами съемки и представления изображений и нынешней высокотехнологичной эрой. фотографии.

Достижения

  • Огромные, большие места представляют особый интерес для художника, такие как фондовые биржи, концертные арены, большие коробочные магазины, обширные пейзажи, ипподромы и другие места, которые поддерживают постоянные отношения с человеческим населением.Его монументальные фотографии этих сред полностью охватывают зрителя в пространстве, которое они стремятся изобразить.
  • Фотографии Гурски часто снимаются с высоты, с высоты птичьего полета. Это позволяет зрителям увидеть сцену в ее полных пропорциях, что обычно было бы невозможно, позволяя визуально постичь объем, центр и периферию.
  • Прямое и отстраненное наблюдение информирует о работе Гурски, позволяя нам формулировать собственное мнение и ответы.Мы признаем его мир нашим собственным, а не миром, украшенным какими-либо личными сообщениями.
  • Совокупное пространство во многом способствует успеху каждой работы. Несмотря на то, что его предмет существует до его встречи с ним, ему удается мастерски раскрыть присущую ему гармоничную сумму отдельных частей, где объекты становятся такими элементами, как слои, линия, геометрия, цвет и форма.
  • Фотографии Гурски создают диалог между живописью и репрезентацией в том смысле, что они выходят за рамки простого захвата части визуальной документации — они на самом деле часто вызывают в воображении внешний вид, заимствованный из таких движений, как абстрактный экспрессионизм и минимализм.
  • Хотя Гурски воздерживается от социальных или политических комментариев в своей работе, он признает первостепенный интерес к фиксации существования глобализма и консьюмеризма применительно к современному человеку.

Биография Андреаса Гурски

Андреас Гурски родился в Лейпциге, Восточная Германия, 15 января 1955 года. Единственный ребенок, он позже переехал со своей семьей в западногерманский город Эссен, а затем в Дюссельдорф в 1957 году. Оба его дедушки. и отец были успешными коммерческими фотографами, и хотя он сначала «отрицал какое-либо отношение к фотографии», он передумал в старшей школе.Он пробовал себя в нескольких коммерческих съемках, прежде чем перейти к более художественному направлению.

Андреас Гурски | Немецкий фотограф

Андреас Гурски (родился 15 января 1955 года, Лейпциг, Восточная Германия), немецкий фотограф, известный своими монументальными фотографиями, обработанными цифровой обработкой, которые исследуют культуру потребителей и занятость современной жизни. Его уникальные композиционные стратегии приводят к созданию драматических образов, которые проходят грань между репрезентацией и абстракцией.

Гурски, сын и внук коммерческих фотографов, вырос в Дюссельдорфе, Западная Германия.В конце 1970-х годов он изучал фотографию в Эссене в Академии Фолькванг (ныне часть многоколонного Университета искусств Фолькванг). Затем он стал учеником Бернд и Хиллы Бехер в Государственной художественной академии в Дюссельдорфе (1981–87). Там он начал, как и большинство его сверстников, фотографировать в черно-белом режиме с помощью портативной камеры Leica, но он быстро пошел против тенденции и начал работать в цвете с более крупной камерой размером 4 × 5 дюймов (10,2 × 12,7 см) на штатив. Несмотря на его предпочтение в работе с цветом, плоский, бесстрастный документальный стиль Гурски поместил его прямо в Дюссельдорфскую школу фотографии, рядом с Томасом Раффом, Кандидой Хёфер и Томасом Штрут, которые все учились у Бехерса.Тематика Гурски в 1980-е годы варьировалась от охранников офисных зданий за своими столами до огромных панорам, на которых маленькие фигурки занимаются активным отдыхом, до пейзажей долины реки Рур. Плавательный бассейн Ратинген (1987) изображает пышный зеленый пейзаж, усеянный крошечными фигурками, плавающими и расслабляющимися у бассейна. Сцена была сфотографирована со значительного расстояния в слегка приподнятом ракурсе. Несмотря на то, что изображение снято далеко от бассейна, изображение захватывает каждый элемент сцены с исключительной четкостью и фокусировкой.Пристальное внимание Гурски к деталям в каждой части композиции — стиль, благодаря которому он стал известен и прославился.

К концу 1980-х Гурски производил фотографии такого размера, что их можно было напечатать только в коммерческой лаборатории; в течение нескольких лет он печатал на самой большой доступной фотобумаге, а еще позже он объединял самые большие отдельные листы, чтобы сделать свои изображения еще больше. Гурски был первым, кто выпустил отпечатки размером до 6 × 8 футов (1,8 × 2.4 метра) или больше. Примером такого масштаба является его Париж, Монпарнас (1993) — панорамное изображение большого жилого дома с высокой плотностью населения, которое составляет 7 футов в высоту и 13 футов в ширину (около 2,1 х 4 метра). Прямая, слегка приподнятая перспектива захватывает здание, часть неба и часть земли, предлагая зрителю точку входа в сцену. Однако, не включив боковые грани здания в рамку фотографии, Гурски сделал конструкцию бесконечно широкой, тысячи жителей жили в тесноте, но — без видимого взаимодействия и бесконечного повторения стен между квартирами — казалось бы изолированные и отчужденные друг от друга. Париж, Монпарнас — это пример использования Гурски формальных композиционных стратегий для комментирования и построения повествований, связанных с реалиями современной городской жизни.

Париж, Монпарнас также является примером первых попыток Гурски в области цифровых манипуляций, с которыми он начал экспериментировать в 1992 году. Его процесс включал съемку хромогенных отпечатков (или «c-отпечатков») на пленке с использованием широкоформатных изображений 5 × 7. -дюймовая (12,7 × 17,8 см) камера; он сканировал изображения и подвергал их цифровой ретуши и манипулировал ими на компьютере.В Rhein II (1999) — размером 5 × 10 футов (около 1,5 × 3 метра) — Гурский создал несуществующий участок реки Рейн. Объединив фотографии разных участков реки, Гурски изобрел совершенно новый пейзаж, свободный от промышленности и человеческого присутствия. Подобно картине с цветовым полем, фотография представляет собой композицию потрясающих цветов и точной геометрии. В 2011 году Rhein II стала самой дорогой фотографией, проданной на аукционе, за более чем 4,3 миллиона долларов. Пожалуй, самые узнаваемые его изображения — это группа снимков с воздуха, показывающих бурную деятельность в торговом зале Чикагской торговой палаты (1999).Эти изображения полны цвета, движения и поразительного количества деталей, которые покрывают каждый дюйм огромной фотографии. За счет повторения жестов и ярких цветных пятен, отсутствия четкого фокуса и импликации сцены, происходящей бесконечно за пределами кадра фотографии, Гурски добился эффекта сплошной картины — композиции без единый фокус, в котором краска достигает всех краев холста, как в работах конца 1940-х — начала 1950-х годов абстрактного экспрессиониста Джексона Поллока.Изображения Гурски больших концертов, таких как Madonna I (2001) и Cocoon II (2008), являются другими примерами этого эффекта. Чтобы добиться ровности и сжатой глубины резкости, Гурски иногда использовал вертолеты или краны, которые позволяли ему снимать сверху и, таким образом, избегать традиционной одноточечной перспективы.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Гурски также часто манипулировал цветом, чтобы добиться более организованной или однородной палитры, например, в 99 Cent II Diptychon (2001), головокружительном диптихе, снятом в магазине только за 99 центов.Он манипулировал цветом, чтобы создать взрыв повторяющихся красных, желтых и оранжевых оттенков с синими, розовыми, белыми и черными точками. Он также в цифровом виде вставил отражение товара на потолок, добавив ошеломляющего визуального эффекта и ощущения, что его окружает сошедшая с ума потребительская культура.

В середине 2000-х Гурски часто работал в Азии, главным образом в Японии, Таиланде, Северной Корее и Китае. Его серия Pyongyang , снятая в 2007 году в Северной Корее, задокументировала Фестиваль Ариран — время от времени проводимое в течение нескольких недель ежегодное мероприятие, названное в честь корейской народной песни, в котором в 2007 году приняли участие 80 000 участников в высокохореографических гимнастических выступлениях в честь покойного основателя школы. Северная Корея, Ким Ир Сен.Гурски сфотографировал праздник с огромного расстояния, превратив зрелище десятков тысяч акробатов и артистов в плоский цветной ковер и застывшие жесты.

В 2011 году в Бангкоке он создал серию снимков реки Чао Прайя сверху. Его внимание к отражениям, течениям и игре света и тени на текущей реке привело к созданию изображений, которые попеременно выглядят как абстрактные картины и спутниковые фотографии. Гурски также вернулся к печати и показу фотографий гораздо меньшего размера, чтобы поэкспериментировать с восприятием и восприятием, как на выставке «Werke / Works 80–08» в Художественной галерее Ванкувера (2009).Помимо желания иметь возможность выставлять больше работ в меньшем пространстве, он выставлял работы в монументальном масштабе в течение почти двух десятилетий и решил снова представить мелкие гравюры, чтобы понять влияние масштаба на визуальное восприятие зрителя.

Гурски коренным образом изменил определение фотографии для нового поколения художников. Его беззастенчивое использование цифровых манипуляций заставило обсудить новую версию извечного вопроса об истине в фотографии, дискуссию, которая началась еще в 1860-х годах, когда стало очевидно, что способностями камеры фиксировать правду можно манипулировать, тем самым искажая реальность и подрывая доверие зрителя.Подход Гурски подтолкнул критиков и художников к размышлениям о том, был ли вопрос истины с преобладанием цифровой фотографии и цифровой обработки вообще актуальным для обсуждения.

Андреас Гурски

Эта первая крупная британская ретроспектива немецкого фотографа Андреаса Гурски в недавно отремонтированной галерее Hayward — это визуальный праздник эпических масштабов, который необходимо посетить.

Hayward Gallery, Лондон
25 января — 22 апреля 2018 г.

МЭТЬЮ РУДМАНА

Галерея Hayward отмечает свое возвращение после двухлетней реставрации впечатляющей ретроспективой работ Андреаса Гурски (1955 г., Лейпциг, Восточная Германия), чьи потрясающие крупномасштабные картины сделали его одним из самых известных и востребованных в мире. после современных фотографов.Часто обширные композиции Гурски, состоящие из заводских цехов, вестибюлей отелей и фондовых бирж, переосмысливают повседневную жизнь Запада в антропологических терминах, переосмысливая то, что мы понимаем под фотографией, и приглашая нас буквально сделать шаг назад и увидеть более широкую картину.



Андреас Гурски в галерее Hayward 25 января — 22 апреля 2018 г. Вид инсталляции. Фотография: Марк Блауэр.

В произвольной хронологической структуре мы начинаем с творческих начинаний Гурски в 1980-х годах в знаменитой Kunstakademie Düsseldorf, где он учился у Бернда и Хиллы Бехер вместе с другими знаменитостями Томасом Раффом, Томасом Штрут и Кандидой Хёфер.Резкие портреты промышленных сооружений Бехерса, подчеркивающие тяжелые геометрические линии и расположенные в виде сеток, послужили основой для более поздних работ Гурски, однако в этих первых комнатах он обращает свой взор на немецкую сельскую местность.



Андреас Гурски. Пхеньян VII 2007/2017. C-Print, Diasec, 307 x 223 x 6,2 см. © Андреас Гурски / DACS, 2017. Предоставлено Sprüth Magers.

Эти заниженные фотографии обнажений скалистых гор, широких, ленивых рек и пикников в сосновых долинах имеют отчетливый пасторальный оттенок, но только благодаря высокому разрешению торговой марки Гурски мы можем различить крошечные, похожие на леммингов фигурки, населяющие виды. .Камера размещена на большом расстоянии от места действия, предлагая нам рассматривать фигуры по отношению к их окружающей среде, а не как личности, с которыми можно отождествляться. Вместо этого драма исходит от искусственных сооружений: эстакада на автомагистрали, пересекающая пасмурное небо, лазурный бассейн, рассекающий пополам травянистый холм, таинственная проволока, уходящая в густой кустарник.



Андреас Гурски в галерее Hayward 25 января — 22 апреля 2018 г. Вид инсталляции, Салерно I, 1990.Фотография: Мартин Кеннеди.

А потом внезапно выясняется: в конце десятилетия картины Гурски начали продаваться, что дало художнику возможность отправиться в путешествие за пределы Рурской долины в поисках новых сюжетов. В Салерно I (1990), изображении оживленного промышленного порта итальянского города, которое, как признается Гурски фотографу Джеффу Уоллу (в беседе, напечатанной в каталоге выставки), было запечатлено за последние несколько минут до того, как появились тени заката, художник сначала экспериментировал с техникой «всесторонней фокусировки», которая стала определяющей в его практике.Мы плывем высоко над береговой линией, на переднем плане море красно-белых машин, сменяющихся вышками морских контейнеров и жилыми многоэтажками вдали. Телеобъектив Гурски сглаживает передний и задний план: детали четкие и насыщенные, нет четкой точки фокуса. Позднее Гурский назовет эту композиционную технику «демократичной»: ни один элемент не важнее другого, и взгляду остается бродить по каждому на досуге.



Андреас Гурски в галерее Hayward 25 января — 22 апреля 2018 г.Вид установки. Фотография: Марк Блауэр.

В главных галереях — потолки теперь покрыты потолком — хранятся некоторые из самых известных работ Гурски, где появление цифровой пост-обработки позволило ему поднять свой максималистский визуальный язык на новые высоты. Перед нами сразу Париж, Монпарнас (1993), четырехметровая панорама одного из крупнейших жилых домов Парижа. Структура настолько велика, что Гурски не смог сфотографировать ее, не добавив перспективных точек схода, где окна, казалось бы, становятся меньше по мере удаления от объектива.Чтобы компенсировать это, он сделал две фотографии с разных точек обзора и сшил их вместе, в результате чего получилась идеально плоская решетка из 750 окон.



Андреас Гурски в галерее Hayward 25 января — 22 апреля 2018 г. Вид на инсталляцию, Париж, Монпарнас, 1993 г. Фотография: Мартин Кеннеди.

Готовое изображение поражает воображение отсутствием оптической перспективы и представляет собой странный контраст единообразия и индивидуальности: издалека мы восхищаемся совершенством аккуратной разноцветной сетки, но, поскольку каждая точка кадра находится в четком фокусе, мы умеем подходить к изображению и подбирать индивидуальные узоры штор и орнаменты на подоконниках.



Андреас Гурски в галерее Hayward 25 января — 22 апреля 2018 г. Вид инсталляции, 99 Cent, 1999 г. (ремастирован в 2009 г.). Фотография: Мартин Кеннеди.

Это гипнотическое напряжение между абстрактным узором целого и фигуративными деталями составляющих его частей присутствует во многих фотографиях Гурски. Его работа 99 Cent (1999, ремастеринг 2009) демонстрирует огромный магазин со скидками, смесь нескольких фотографий, умножающих ряды мрачных оберток конфетного цвета вдаль и отражающих их на сверкающем потолке.Первомайский день IV (2000 г., обновленный 2014 г.) — это фотография шириной четыре с половиной метра, на которой изображена такая огромная толпа, что она выливается в кадр, и конца не видно, каждый человек находится в идеальной фокусировке, но очень сильно незначительный атом в огромной бурлящей массе. Легко потеряться в завораживающих деталях или попытаться найти швы в искусстве. С Гурски мы оставляем позади наши знакомые концепции единственной человеческой перспективы или временной специфики и подходим к более трансцендентной перспективе.

Часто отмечают, что фотографии Гурски с их плоскими перспективами, смелыми формами и цветами можно рассматривать как картины, и в галерее Хейворд легко уловить эту нить. «Бахрейн I» (2005) — выдающийся, сюрреалистический клубок черных ипподромов на бежевом песке, напоминающий экшн-картину Франца Клайна. Гурски криво подмигивает своим предкам-абстрактным экспрессионистам в «Ревью» (2015), «вымышленной фотографии», на которой четверо последних канцлеров Германии изображены перед картиной Барнетта Ньюмана на застежке-молнии.



Андреас Гурски. Эль-Эхидо, 2017. Струйная печать, Diasec, 225 см x 457 x 6,4 см. © Андреас Гурски / DACS, 2017. Предоставлено Sprüth Magers.

Но в более поздних работах Гурски спускается от высокой абстракции к более банальным предметам: знаменитый дорогой Rhine II (1999, обновленный 2015) — он был продан за 4,3 миллиона долларов в 2011 году, побив аукционный рекорд для фотографии — отображается рядом с более новым работа El Ejido (2017), в которой край испанской дороги перекликается с минималистскими цветовыми полосами Рейна II, но пейзаж загрязнен мусором от проезжающих мимо машин.Есть также набеги на фотографию с iPhone, многие из которых не очень хорошо сочетаются с общими космическими размерами выставки, хотя Юта (2017) является исключением: масштабное воссоздание снимка смартфона, сделанного из движущегося транспортного средства, сборные дома размыты и телеграфные столбы превратились в цифровые глюки по пустынным горам.



Андреас Гурски. Юта (2017). Струйная печать, Diasec, 225 x 457 x 6,4 см. © Андреас Гурски / DACS, 2017. Предоставлено Sprüth Magers.

Гурски может играть с абстрактными экспрессионистскими мотивами, но его фотография по-прежнему прочно укоренена в современных проблемах глобального труда и капитала. Рой чикагских биржевых торговцев противостоит вьетнамским фабричным рабочим, производящим дешевые соломенные стулья для Ikea. Путешественники в терминале аэропорта выглядят ничтожными из-за колоссального массива данных, представленных на табло отправления над их головами; животноводческие фермы, загоны которых находятся на геометрических полях, уходят далеко за горизонт. В Amazon (2016) мы видим море полок, стонущих под тяжестью разных книг и безделушек, беспорядочно расставленных согласно алгоритмам, а измученных складскими работниками, бродящих по проходам, заметно отсутствие.



Андреас Гурски. Amazon, 2016. Струйная печать, 207 x 407 x 6,2 см. © Андреас Гурски / DACS, 2017. Предоставлено Sprüth Magers.

В конечном счете, Гурски не желает принимать чью-либо сторону в дебатах: его цифровые украшения представляют нам гиперреальность, одновременно увеличенную и телескопическую, и мы должны рассматривать их как пассивную запись антропоцена. Спутниковые снимки наших океанов и ледяных шапок или роскошные цвета и симметричное расположение исполнителей в Северной Корее Arirang Mass Games представлены без комментариев.Это бесчеловечное отсутствие повествования — одновременно и величайшая сила Гурски, и его слабость: самые важные проблемы нашего времени хладнокровно задокументированы, доведены до абстрактной эстетики и оставлены открытыми для интерпретации. Выставка, наполненная глубокими метафорами для нашего проблемного века: это нельзя отрицать, это визуальный праздник эпических масштабов, который нужно обязательно посетить.

Андреас Гурски — самый дорогой фотограф в мире

Мрачный и пустынный пейзаж стал причиной того, что Андреас Гурски получил титул самого дорогого фотографа в мире в 2011 году.»Rhine II» продан за 4,3 миллиона долларов на аукционе Christie’s в Нью-Йорке. Предыдущая рекордсменка — Синди Шерман — в 1981 году, как говорили, была более ярким произведением под названием «Без названия № 96» и была продана в мае за 3,89 миллиона долларов.

Фотография Синди Шерман 1981 года «Без названия № 96» была продана в мае за 3,89 миллиона долларов.


Однако это была не первая работа Гурски, которая побила рекорд. В 2006 году его ’99 Cent II Diptychon ‘достиг 3,35 миллиона долларов, и это доказало, что простые изображения могут достигать неба, и они также оказались ценными. .Его описывали как одного из самых влиятельных фотографов нашего времени.

99 центов II, диптихон (фото любезно предоставлено Sotheby’s) достиг 3,35 миллиона долларов В 2006 году

Он родился в 1955 году на территории бывшей Восточной Германии. И его отец, и дедушка были мастерами камеры, и, хотя он сопротивлялся делать то же самое в течение многих лет, Гурски в конце концов пошел по их стопам. Однако коммерческим путем он не пошел.Гурски увидел в этом шанс войти в мир искусства.

С 1978 по 1981 год он учился в Университете искусств Фолькванг, знаменитом доме немецкого фотографа и основателя авангардной группы Fotoform Отто Штайнерта. Затем в течение следующих шести лет он тренировался у Бернд и Хилла Бехер в Художественной академии Дюссельдорфа. Их влияние на Гурски было огромным, потому что пара работала вместе над проектами, которые раздвинули границы фотографии до чего-то наравне с концептуальным искусством, в котором они сопоставляли промышленные изображения с изображениями, демонстрирующими их культурную функцию.В школу Бехера входят Симона Нивег, Томас Рафф, Томас Штрут, Лоренц Бергес и Кандида Хёфер, все они были вдохновлены критикой документального стиля Бехера.

Андреас Гурски

Он делает панорамные снимки, которые захватывают всю сцену на одном изображении и называет их «взглядом глазами Бога». Мы можем видеть это в таких работах, как «Тур де Франс», в котором запечатлена сцена гонки в красивой горной местности. scape и «Остров Гонконг», на котором изображена строительная площадка среди бесчисленных небоскребов, возвышающихся над горизонтом.Эта техника не только создает невероятные изображения, но также информирует людей о мастерстве и усилиях, которые прилагаются к их созданию. Чтобы получить идеальный снимок, Гурски знаком с использованием вертолетов, кранов и частных крыш.

Создание своих изображений настолько сложный процесс, что он производит очень мало изображений в год. Помимо исследований и технических деталей, которые предшествуют работе, Гурски использует цифровые технологии для улучшения и обработки своих фотографий в пост-продакшн.Например, пространство «Париж, Монпарнас» создается путем манипулирования несколькими изображениями, размещенными рядом друг с другом, чтобы создать впечатление огромности квартала. В этом случае Гурски использует технологии, чтобы преувеличить присутствие людей. В « Рейне II » он использует эту технологию, чтобы добиться прямо противоположного результата: он удаляет все следы людей, и пустынный горизонт становится чем-то неприятно жутким, а знакомость самой реки сочетается с навязчивым отсутствием шумных свидетельств жизни. обычно ассоциируется со сценой.

Андреас Гурски, Париж Монпарнас, 1993. Памятник Андреасу Гурски Фотография «Париж Монпарнас» / Изображение: (c) REUTERS (STEFAN WERMUTH)

Он человек загадочный и не любит рассказывать о своей работе. Он предпочитает, чтобы образы говорили сами за себя. Впервые просмотр его работ дает людям необработанное представление о реальности.Его фотографии могут быть видами из окон городских многоэтажек или пола производственной линии — они не похожи на «высокое» искусство.

Посетители рассматривают работу немецкого фотографа Андреаса Гурски «Tote Hosen» в музее Haus der Kunst в Мюнхене, Германия.

Но он предлагает зеркало, а не окно.Через это зеркало мы можем увидеть, как мы живем, под другим углом. Что действительно очевидно из его работ, так это его стремление запечатлеть «энциклопедию жизни». Его фотографии, очарованные человеческим видом и нашей глобальной частью, представляют собой серию антропологических исследований. Будь то улавливание сущности глобализации через сложенные полки ’99 Cent II Diptychon ‘или исследование того, какой была бы жизнь в отсутствие человечества, как в’ Rhine II ‘, его работы настолько удивительны, потому что они показывают нам самих себя с точки зрения, которую мы никогда не видели. раньше или, возможно, не знали, что у нас было.Это умение делает Гурски одним из самых влиятельных художников современности. Принимая это во внимание, становится легче оценить цену в миллион долларов.

Фотография Андреаса Гурски «Рейн II» В 2011 году была продана с аукциона за 4,3 миллиона долларов

42 Цитаты Андреаса Гурски о творчестве и художественной фотографии

Ищете лучшие цитаты Андреаса Гурски? Тогда вы попали в нужное место.Андреас Гурски — немецкий арт-фотограф, известный своими крупномасштабными изображениями, обработанными цифровым способом. Он описывает свой уникальный стиль, когда он делает панорамные снимки, охватывающие всю сцену в одном изображении, как «взгляд на мир глазами Бога».

Его работы хранятся в государственных коллекциях некоторых из самых престижных галерей, включая Музей современного искусства и Тейт Модерн. Гурски дважды удостаивался звания самого дорогого фотографа в мире: в 2006 году 99 Cent II (1999) были проданы за 3 доллара.35 миллионов. Пять лет спустя Rhine II (1999) был продан за 4,3 миллиона долларов.

В этой статье мы поделимся нашими любимыми 42 цитатами Андреаса Гуркси об художественной фотографии, предметах, технике и процессах, печати и многом другом.

Андреас Гурски Цитаты

Для меня видение — это разумная форма мысли.

Я читал картинку не для того, что на самом деле там происходит, я читал ее больше для того, что происходит в нашем мире в целом.

С тех пор, как носитель фотографии был оцифрован, однозначное определение термина «фотография» стало невозможным.

Слово стоит тысячи изображений.

Я делаю не только фотографию.

Мои фотографии «не абстрактные». В конечном счете, их всегда можно идентифицировать. Фотография вообще просто не может оторваться от объекта.

Люди продолжают пытаться найти матрицу для идеального изображения, но это интуиция, а не то, чему можно научить.

Гурски по предметам

Постарайтесь понять не просто то, что мы живем в определенном здании или в определенном месте, но осознать, что мы живем на планете, которая с огромной скоростью движется через вселенную.Для меня это скорее синоним. Я читаю картинку не для того, что на самом деле там происходит, я читаю ее больше для того, что происходит в нашем мире в целом.

Я преследую только одну цель: энциклопедию жизни.

Меня никогда не интересует человек, а человек и его среда обитания.

Мое предпочтение четких структур [в моей фотографической практике] является результатом моего желания, возможно, иллюзорного, следить за вещами и сохранять контроль над миром.

Мои фотографии действительно становятся все более формальными и абстрактными. Визуальная структура, кажется, доминирует над реальными событиями, показанными на моих фотографиях. Я подчиняю реальную ситуацию своему художественному представлению о картине.

О моей работе, связанной с живописью, написано так много, что мои работы выглядят как картины. В правильном смысле. Но с другой стороны, это совершенно неправильно, потому что я настаиваю на том, что я фотограф, и если в моей работе есть качество, то это потому, что я фотограф, а не потому, что это что-то напоминает вам о чем-то другом.

Мои изображения показывают, как мы путешествуем в космосе по нашей планете. А вселенная огромна, и мы настолько ограничены в нашем восприятии

Парадоксально, но такой вид на Рейн не может быть получен на месте; Для точного изображения современной реки требовалось фиктивное сооружение. На его фотографии Rhein II

Rhein II, 1999 © Андреас Гурски

Гурски Цитаты об идеях и исследованиях

Проблемы нашего времени — изменение климата, эксплуатация природных ресурсов, условия труда, монополизация распределительных структур — они » повторно все темы в моей работе.Но у меня нет решений. Всем известно, что Amazon представляет собой турбо-капитализм, но зритель должен делать собственные выводы. Я продолжаю осознавать, что проблемы кипят, не упуская из виду красоту и сложность мира, чтобы интерес к нему не пропадал.

Я страстно читаю газеты каждый день, поэтому многие мои идеи приходят из чтения газет, просмотра журналов или телевидения, поэтому мои изображения связаны с тем, что происходит в мире.

В наши дни я больше не хожу в места без плана в надежде просто открыть для себя что-то. Мой процесс гораздо более концептуален и основан на исследованиях.

Я собираю образы, которые нас окружают, и время от времени проверяю все изображения, а затем, потому что трудно принять решение — потому что у меня нет времени или энергии, чтобы следить за всем, что кажется интересным — Сказать «окей, этот проект» — азартная игра, я думаю, мы должны начать его исследование.

Обычно я работаю так, что провожу исследования в средствах массовой информации, нахожу свое местоположение, провожу дополнительные исследования, а затем прошу разрешения. Затем я еду сюда и делаю свою работу.

Я думаю, что я очень медленный работник, поэтому я сосредотачиваюсь на одном изображении, и фон исходной идеи, почему я выбираю это место или это пространство, всегда является ссылкой на изображение, которое я делал раньше, но затем я меняю содержание немного.

Методы фотографии Андреаса Гурски

Я сравниваю свою работу с работой писателя.Он пишет, основываясь на том, что помнит, и на своих разных впечатлениях. В каком-то смысле у писателя есть свобода связывать разные мысли, и я так работаю с фотографией. Это не простой документальный фильм, а детали, которые идут вместе, они происходят из реального мира и существуют.

Я создаю изображения, и чтобы создать изображение, вы должны следовать определенным правилам, чтобы оно стало изображением.

Например, я работаю над изображением, которого нет на выставке, на котором изображено строительство океанского лайнера.Это предмет, который существует в мире. Его видели миллионы людей. И у меня есть идея, как это показать: это звучит просто, если я скажу это — размер лодки настолько велик, что наше воображение недостаточно сильно, чтобы [охватить] ее. Но у меня есть концептуальная идея показать эту лодку так, как вы ее не видели. Если бы я все еще работал с аналогом, если бы у меня не было возможности изменять или конструировать изображения, я не мог бы делать такие изображения, потому что в этом случае это было бы больше изобретением.

Даже если изображение полностью придумано или построено, необходимо, чтобы вы могли представить себе, что это реалистичное место или место.Я не рад, если картина выглядит совершенно сюрреалистичной. Даже если я работаю с монтажом, я хочу, чтобы вы этого не видели.

Все мои изображения основаны на непосредственном визуальном опыте, на основе которого я разрабатываю идею картины, которая подвергается тестированию в студии и, в конечном итоге, дорабатывается и уточняется на компьютере.

99 Cent, 1999 © Андреас Гурски
Цифровые технологии и постпродакшн

Примечание редактора: окончательные изображения Гурски состоят из нескольких изображений, каждое из которых немного отличается, части одного добавляются или заменяют другое, пока он не получит что-то, что удовлетворит его.

Цифровые технологии дают мне много возможностей и свободу в работе. Когда я делал свои прямые фотографии в 1980-х, было действительно сложно найти эти изображения. Вы не можете найти такое место, как Салерно, ни в один [старый] день. Потому что я не знал, что искал. Я случайно нашел это изображение. Но как только вы сделали такое, вы ищете похожие места и начинаете повторяться, и это становится труднее. Так что теперь у меня есть [намного больше] возможностей.

В начале 1990-х я начал работать в цифровом формате, комбинируя снимки, вырезая одни детали, повторяя другие. Финальные работы больше не были простыми, прямолинейными кадрами, как Салерно, а представляли собой построенные изображения. Мое внимание уделяется пространству, а не деталям. Критики говорят, что я всегда снимаю сцены с приподнятого ракурса, но мои изображения потолка были сделаны снизу, а моя Формула 1 работает прямо.

Если вы делаете так много пост-продакшн, так много времени уходит на завершение изображения.Обычно после этого процесса у меня нет дистанции, чтобы понять: хорошее это изображение, хорошее изображение или плохое? Поэтому мне нужны фотографии вокруг меня, чтобы подтвердить качество картинки.

Пространство и расстояние

Расстояние также является важным фактором, что я унаследовал от Бехеров. Если бы фотожурналисту поручили запечатлеть сцену, они бы подошли намного ближе. Но, всегда соблюдая дистанцию, я позволяю зрителю высказывать собственное мнение.Хотя все мои изображения состоят из множества деталей — которые вы можете подробно изучить из-за высокого разрешения, — они не о них. Каждый из них всегда является собственным миром, созданным.

Пространство для меня очень важно, но, думаю, в более абстрактном смысле. Возможно, чтобы попытаться понять не просто то, что мы живем в определенном здании или в определенном месте, но чтобы осознать, что мы живем на планете, которая с огромной скоростью движется через вселенную.

В моих изображениях много места, но это не значит, что это пространство безгранично.Космос для меня — это метафора того, как мы, человечество, путешествуем по космосу дома и на нашей планете. А вселенная огромна, и мы настолько ограничены в нашем восприятии, и это одна из вещей, которые я хочу показать в моем изображении.

Untitled XVIII, 2015 © Андреас Гурски
Окончательная печать и рынок

У меня не так много вариантов для создания своей работы, поэтому я делаю фотографию, но конечный результат всегда такой [C-print установлен] Оргстекло и обрамление. С одной стороны, я рад, что нашел решение, которое очень хорошо подходит для презентации; но с другой стороны, мне хотелось бы работать с разными материалами.Я немного завидую живописи, где есть поверхность и запах краски. В моем случае всегда одно и то же. Так что, возможно, это основа, по крайней мере, для того, чтобы попытаться различить размеры.

Я люблю картины, коллекционирую картины и завидую, потому что материал, который я использую, поверхность акрилового стекла, мне очень скучен. Пластик — не очень сексуальный материал. Но это единственный материал, из которого мы можем делать очень большие фотографии. А если картинка хорошая, пластик уже не замечаешь.

Меня очаровывают американские абстрактные экспрессионисты. Разница между фотографией и живописью по-прежнему заключается в том, что зритель всегда воспринимает фотографию как то, что представлено, тогда как живопись — это представление как таковое. Это всегда было для меня ориентиром. Мне интересно, что кто-то, смотрящий на мою работу, обычно бывает ошеломлен, впервые сталкиваясь с визуальными явлениями, которые нельзя сразу классифицировать.

В последние годы я всегда делаю большие работы, потому что я привык к размеру и потому что я обычно очень долго работаю над одной картиной, и потому что я показываю в музеях, которые просят больших размеров.Постпродакшн иногда занимает год, и я не работаю одновременно над таким большим количеством разных картинок. В последние годы у меня было больше, чем раньше, но иногда это всего три-четыре картины в год.

Ситуация на рынке в целом была темой, которая могла быть для меня важной. Сейчас важно то, что я тогда заработал немного денег, и это позволяет мне быть полностью свободным и независимым в моей работе.

Нью-Йорк, Торговая биржа, 2009 © Андреас Гурски

Цитаты для лучшей фотографии

Оглядываясь назад, я вижу, что мое желание создавать абстракции становилось все более и более радикальным.Искусство не должно рассказывать о реальности, а должно смотреть на то, что за чем-то стоит.

Я стою вдали, как человек, пришедший из другого мира.

Я считаю, что в моих ранних пейзажах также присутствует определенная форма абстракции: например, я часто показываю человеческие фигуры сзади и, таким образом, пейзаж, наблюдаемый «через» второй объектив.

Я всегда говорю своим ученикам: вы никуда не денетесь, сидя за столом и думая.Вы учитесь на практике. Вот как вы продвигаетесь вперед. И даже если вы сделаете что-то не так, результат может быть намного интереснее того, что вы искали.

Иногда человек неосознанно принимает правильное решение.

Какая ваша любимая цитата Андреаса Гурски?

Есть любимая цитата Андреаса Гурски из списка? Дайте нам знать в разделе комментариев ниже.

Не забудьте добавить эту страницу в закладки или распечатать ее и обратиться к ней в следующий раз, когда вам понадобится вдохновение.Если вы нашли статью полезной, мы будем благодарны, если вы поделитесь ею с другими фотографами.

Чтобы увидеть больше фотографий Андреаса Гурски, загляните в архив изображений на его официальном сайте.

Ищете еще мудрые слова от опытных фотографов? Загляните в раздел цитат Photogpedia, чтобы узнать больше цитат о фотографиях.

Статьи по теме:

Фотография и искусство Андреаса Гурски

В 2011 году модель Rhein II Андреаса Гурски была продана на аукционе за 4 доллара.3 миллиона — поразительное достижение, когда вы обнаруживаете, что это был один из 6 экземпляров. Произведение незабываемое, его длина составляет более 3,5 метров, он показывает участок реки Рейн, чье насыщенное мерцание контрастирует с тусклым, серым и тусклым светом. пасмурное небо. Возвышенный и потусторонний, он вписывается в великие традиции немецкого романтизма, а его толстые цветные полосы отсылают к мрачным работам абстрактных экспрессионистов.

Изображение, конечно, слишком хорошее, чтобы быть правдой. Детали на самом дальнем берегу реки так же четко определены, как и на ближайшем, это случай нескольких совмещенных друг с другом снимков.Несмотря на асфальтовую дорожку, идущую по дну, нет никаких признаков вмешательства человека, художник с помощью аэрографа удалил удаленные электростанции, собачьи прогулки и деревья, которые беспокоили его, пока он готовил снимок. В конечном счете, это образ места, которого не существует, места, которое от этого не менее красиво.

С тех пор, как в 1990-е годы внимание Гурски привлекло внимание к складским помещениям, массовому туризму, фабрикам, клубам и просто непостижимому скоплению людей, стало ясно, что мы видим современный мир.Он дает нам возможность увидеть системы, в которых мы живем, — человечество, затмеваемое его собственной промышленностью и обществом потребления. Даже те, кто видит работы Гурски, почти ничего не зная о современном искусстве, «всегда», по словам Ральфа Ругоффа (директора Венецианской биеннале 2019 года), «уходят с сильной встречей».

Андреас Гурски родился в Лейпциге в 1955 году. Большую часть своей юности провел в Дюссельдорфе, где его отец работал коммерческим фотографом. Хотя он давно был убежден, что не будет иметь ничего общего с профессией, к 1978 году он начал изучать фотожурналистику, подкрепляя свою учебу водителем такси.Через несколько лет он поступил в Художественную академию Дюссельдорфа по настоянию своего близкого друга фотографа Томаса Штрута. Именно там он попал под опеку Бернда и Хиллы Бехер, легендарных фотографов, чья Kunstakademie стала своего рода завершающей школой для начинающих фотографов, в которую вошли Томас Рафф, Кандида Хёфер и, конечно же, Томас Штрут.

С самого начала Андреас Гурски проявил удивительные способности к композиции, и к 1988 году он уже создавал свои собственные обширные цветные отпечатки.С некоторыми размерами более 2 на 3,5 метра фотография теперь имела масштаб и влияние живописи. Тогда современная фотография только начинала восприниматься все еще скептически настроенным миром искусства. За прошедшие с тех пор 30 лет рост фотографии был не чем иным, как стремительным — и в основе всего этого лежал сам Гурски.

Это было в 1991 году, когда Гурски в одиночку изобрел универсальный фокус, придумав идею использования компьютерных технологий для манипулирования изображением фабрики Сименс.Не имея только одной точки фокуса, представление о том, что все четко видно, вписывается в новый глобализированный мир, где все происходит одновременно, и все, и все гиперсвязаны.

Вскоре он начал путешествовать по международным фондовым биржам, фотографируя бешеный рог изобилия глобального накопления богатства. Они оказались одним из его давних наследий: один только лондонский хедж-фонд собрал пять огромных изображений фондовой биржи, чтобы украсить свою торговую площадку.Как и во всех его произведениях, они поражают своей ни критичностью, ни извинением.

Главной целью Андреаса Гурски всегда было «показать современный мир таким, какой он есть». Вот почему он может фотографировать склад Amazon, не указывая и не критикуя тяжелые условия труда, с которыми сталкиваются рабочие, и не чувствуя необходимости делать какие-либо «политические заявления». Amazon «такой практичный и такой быстрый, что вы чего-то хотите, и на следующий день оно у вас есть.Это тоже правда ».

Он действительно фотограф, соответствующий мировому капитализму, где удобство превалирует над этикой. «Меня никогда не интересует человек», — старается указать Гурски, — «а только человеческий вид и его среда». Эта всевидящая Богоподобная точка зрения остается полностью отстраненной, как если бы инопланетянин рассматривал человечество в мельчайших деталях издалека или как ученый наблюдал бы за муравьями, выполняющими свои обязанности в своем скрытом подземном гнезде.

Несмотря на то, что мир очарован его производственными процессами, Андреас Гурски предпочитает не говорить о том, как создаются его произведения, на случай, если они «немного потеряют свою тайну и тайну». Его цель в использовании цифровых технологий — усилить образ того, что уже существует в мире, а не создавать вымыслы.

Его вид на Монпарнас , 1993, огромный жилой квартал в Париже, заставляет дома жителей казаться крошечными клетками.Мозаичные здания были соединены вместе, их стены преобразованы в идеально прямые бесконечные линии. Тем не менее, несмотря на брутальность работы, время от времени мы видим движущихся людей — он никогда не позволяет нам забыть о жизни за каждым окном.

Один из самых больших сюрпризов на его последней выставке в лондонской галерее Hayward — его первой британской ретроспективе — это прекрасные снимки, сделанные из движущегося автомобиля. В отличие от всего, что он когда-либо создавал раньше, Гурски увеличил изображения, сделанные на его iPhone, чтобы выявить все потрясающие глюки и искажения.Результатом является захватывающий контраст между размытыми угловатыми краями домов и домов на колесах и монументальными горами, вырисовывающимися за ними.

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.