Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Фотограф пинхасов: Георгий Пинхасов – единственный российский фотограф в агентстве Magnum

Содержание

Георгий Пинхасов – единственный российский фотограф в агентстве Magnum

Интерес Пинхасова к фотографии возник ещё в школьные годы. После учёбы во ВГИКе он работал фотографом на Мосфильме. В 1978 году вступил в Московский союз художников-графиков и стал независимым фотографом. Работу Пинхасова заметил известный российский кинорежиссёр Андрей Тарковский, пригласивший его на съёмочную площадку для работы над репортажем о фильме «Сталкер» (1979).

На особый фотографический стиль Пинхасова вдохновил Анри Карьер-Брессон. Он говорит: «При всём глубоком уважении ко всем моим коллегам в Magnum, я по-прежнему больше всего интересуюсь его основателями, особенно личностью Анри Картье-Брессона. Я чувствую себя ближе к нему… Впервые его имя я услышал от Андрея Тарковского. В начале моего творческого становления Тарковскому понравились мои фотоработы, но когда мы встретились лично, он сослался в качестве примера на Анри Картье-Брессона, о котором я тогда не знал. «Время стремительно меняется, – сказал Тарковский, – не всегда будет так, как сейчас, фотографируй, пока есть возможность». Я не мог проигнорировать совет от человека, которого считал своим гуру, хотя в то время я не хотел снимать репортажи или заглядывать в частную жизнь других людей. Он был прав, мир быстро менялся. Кто бы мог подумать, что Советский Союз исчезнет. Когда мы смотрим на эти фотографии сегодня, та жизнь кажется какой-то экзотической».

Пинхасов составил свой портрет десятилетия, фотографируя творческий андеграунд 1980-х годов, документируя ночную жизнь и молодёжную культуру в российской столице в начале 1990-х годов. В то же время фотограф снимал улицы, площади, вокзалы и офисы, чтобы отразить сложность времени. И всё же в его снимках витает ностальгия. В 1985 году Георгий Пинхасов переехал в Париж, а в 1988 присоединился к международному фотоагентству Magnum Photos, после чего регулярно сотрудничает с международной прессой, в частности с Geo, Actuel и New York Times.


Ташкент, Узбекистан, 1992.

Особый стиль художественного репортажа Пинхасова превращает обыденные повседневные сцены в абстрактные и сюрреалистические. В одном кадре петушок попадает в яркий луч света, его красный гребень резко контрастирует с белым оперением; в другом сотни фонарей отражаются и сверкают на рынке в Марракеше; в третьем блондинка закуривает сигарету и её лицо скрывается в облаке дыма. Каждое изображение – это некий визуальный поток сознания. «Поэзия там, где есть метафора… Однако какими бы абстрактными ни были мои фотографии, всегда есть намёк на вещественное содержание». Профили фотографа на сайте Magnum Photos, в Facebook и Instagram.


Москва, 1994.


Ночной клуб, Москва, 1993.


Дискотека, Москва, 1993.


Москва, 1993.


В Mcdonald’s, Москва.


В ГУМе, Москва, 1997.


Огнестрельное оружие оставляют при входе на дискотеку. Москва.


Ночной клуб «Титаник», 1995.


Россия. 1995.


Россия, 1995.


Москва.


Владислав Мамышев-Монро в образе Мэрилин Монро на московской вечеринке, 1993.


Сад «Эрмитаж», Москва, 1993.


Москва, 1993.


Сад «Эрмитаж», Москва, 1993.


Московский перформанс Гарика Виноградова.


Виктор Фролов с друзьями. Санкт-Петербург.


Православное крещение.


Сад «Эрмитаж», Москва, 1993.


Москва, 1993.


Киевский вокзал, Москва, 1991.


Картонные Ельцин и Горбачёв. Пушкинская площадь, Москва, 1993.


Бюст Ленина (заменён бюстом Петра Великого). Московский вокзал, Санкт-Петербург.


Смотрят фейерверк на Красной площади, Москва.


Россия, 1993.


«Макдоналдс», Москва, 1993.


Москва, 1993.


Москва, 1991.


Мурманск, Россия, 2006.


Россия, 1996.


Перед Казанским вокзалом, Москва, 1996.


Путч, Москва, август 1991-го.


Ночной клуб «Титаник», Москва, 1995.


Киевский вокзал, Москва, 1995 год.


Спасское, 1996. (Края, где родился Иван Сергеевич Тургенев).


Андрей Тарковский. Москва, 1979.


Баку, Азербайджан, 1976.


Таллин, Эстония, 1980.


Токио, Япония, 1996.


Токио, Япония, 1996.


Токио, Япония, 1996.


Токио, Япония, 1996.


Ресторан гостиницы. Токио, Япония, 1996.


Мост на закате, Токио, Япония, 1996.


Токио, Япония, 1996.


Район Синдзюку, Токио, Япония, 1996.


Токио, Япония, 1996.


Блэкпул, Великобритания, октябрь 2018 года.


Блэкпул, Великобритания, октябрь 2018 года.


Метро. Монреаль, Канада, 1997.


Пекин, Китай, 1993.


Ташкент, Узбекистан, 1988.


Узбекистан, 1988.


Париж, 1996.


Лиссабон, Португалия, 1998.


Париж, 1999.


Город Джайсалмер, штат Раджастхан, Индия, 1995.


Турецкая баня. Тбилиси, Грузия, 1982.


Украинский балет, Париж, 1992.


Прага, Чехия, 1994.


Мечеть. Бруней, 1992.


Тильда Суинтон, 1992.


Париж, 1996.


Париж, 1997.


Молдова, 1990.


Джорджтаун, штат Пенанг, Малайзия, 1990.


Балкон гостиницы. Андалусия, Испания, 1993.


Андалусия, Испания, 1993.


Варшава, Польша, 1994.


Венеция, Италия, 1996.


Марракеш, Марокко, 1998.


Лондон, 1999.


Модный показ Chanel, Париж, 2003.


Модный показ, Париж, 2003.


Стамбул, Турция, 2003.


Эйфелева башня, Париж, 1997.


Стамбул, Турция, 2003.


Рыбный рынок, Венеция, Италия, 2003.


Провинция Шэньси, Китай, 2006.


Баффинова Земля, Канада, 2005.


Провинция Шэньси, Китай, 2006.


Вильнюс, Литва, 1991.


Варшава, Польша, 1994.


Парижская опера (Опера Гарнье).


Франция, 1993.


Лондон, 1999.


Париж, 1997.

Смотрите также:

Легендарный фотограф Георгий Пинхасов — впервые на Зимнем международном фестивале искусств Юрия Башмета в Сочи

С 22 по 24 февраля 2021 года в рамках XIV Зимнего международного фестиваля искусств в Сочи под артистическим руководством Юрия Башмета, состоится поистине уникальное событие для профессионалов и любителей фотографии: специально для участия в Фотошколе фестиваля в Сочи прилетит знаменитый фотограф, лауреат международных премий Георгий Пинхасов.


Единственный российский фотограф в легендарном парижском фотоагентстве Magnum Photo, сотрудничавший с Андреем Тарковским на съемках культового фильма «Сталкер», специально по заказу Фестиваля выступит с тремя лекциями на тему «Свидетельствовать или созерцать». Кроме того, Пинхасов лично отберет участников Фотошколы, с которыми поделится секретами мастерства: количество участников строго ограничено. С подробной информацией о событии можно ознакомиться на официальном сайте фестиваля. Там же, через специальную форму осуществляется регистрация на мероприятия.


Георгий Пинхасов — родился в Москве в августе 1952 года, и еще в школе заинтересовался фотографией. Это побудило Пинхасова поступить во ВГИК, а после его окончания — стать фотографом и декоратором на «Мосфильме». В 1978 году фотограф официально получил независимость, вступив в Московский союз художников-графиков. Уже через год состоялись его первые выставки — в Таллине и Москве. В том же 1979 году произошло судьбоносное знакомство фотографа с Андреем Тарковским, который во время съемки репортажа о «Сталкере» познакомил Пинхасова с работами культового Анри Картье-Брессона, основателя агентства Magnum Photo.

В 1985 году Пинхасов женился на француженке и переехал в Париж. В 1988, представив серию цветных фотографий «Тбилисские бани», он присоединился «ассоциативным членом» к фотографам агентства Magnum, а с 1990 года стал полноправным членом агентства, где до сих пор является единственным представителем российской фотошколы. Без упоминания этого факта действительно не обходится практически ни одно эссе или интервью с мастером. Однако в профессиональных кругах Пинхасов известен, прежде всего, благодаря своему умению работать со светом. За что коллеги нередко открыто называют фотографа гением.

Работы Пинхасова — фоторепортаж в самом высоком смысле этого слова. Они выделяются уникальной манерой работы с цветом, а также талантом поднимать самые бытовые сцены к вершинам классической красоты и намеренным отказом от поиска своего стиля. Фотограф считает, что «стиль превращает автора в раба, заставляя неосознанно выбирать предмет съемки, тогда как фотокорреспондент должен интуитивно реагировать на случайности и фотографировать даже то, что не хочется». На своих лекциях он редко делится техническим ремеслом, предпочитая больше говорить об раскрытии индивидуальности, внутренней сущности каждого фотографа.

Георгий Пинхасов – единственный фотограф в агентстве Magnum из России

Георгий Пинхасов

Георгий Пинхасов – выдающийся фотограф документалист. Он работал на сцене большого театра, снимал репортажи для российского кинорежиссера Андрей Тарковского, сотрудничал со многими известными лицами бывшего Советского Союза.

На особый фотографический стиль Пинхасова вдохновил Анри Карьер-Брессон. Рассказал о нем фотографу как раз-таки Андрей Тарковский. Георгий Пинхасов не планировал становиться фотографом документалистом, он никогда не думал, что начнет снимать репортажи, на это также вдохновил его друг и наставник кинорежиссер Андрей Тарковский.

Пинхасов составил свой портрет десятилетия, фотографируя творческий андеграунд 1980-х годов, документируя ночную жизнь и молодёжную культуру в российской столице в начале 1990-х годов. В то же время фотограф снимал улицы, площади, вокзалы и офисы, чтобы отразить сложность времени, он стал стрит фотографом, еще до появления такого жанра, как уличная (стрит) фотография.

В 1985 году Георгий Пинхасов переехал в Париж, а в 1988 присоединился к международному фотоагентству Magnum Photos, после чего регулярно сотрудничает с международной прессой, в частности с Geo, Actuel и New York Times.

Георгий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий Пинхасов

Георгий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий ПинхасовГеоргий Пинхасов comments powered by HyperComments

«Андрей Тарковский «заставил» меня стать фоторепортером» — Георгий Пинхасов, единственный российский фотограф в Magnum

Как вы начали заниматься фоторепортажем?

Вначале фотография была для меня искусством — я не был репортером. Хотя с друзьями мы постоянно что-то снимали: праздники, столпотворения, первомайские демонстрации. Но меня больше всего интересовала спокойная фотография, домашняя, галерейная. А потом произошла встреча с Андреем Тарковским; мне казалось, он узнает в моих фотографиях дух своих фильмов. Удивительно, но проявляя интерес ко мне, Тарковский никак не среагировал на мои работы, сказав просто: «Это не фотография». «Что же тогда фотография?» — спросил я его. И тогда впервые я услышал имя Картье-Брессона. Он объяснил мне всё про решающий момент. «Снимайте на улице, всё это скоро исчезнет, мир поменяется», — буквально пророчил он. Я не чувствовал себя репортером, мне не нравилось подглядывать за людьми, но я подчинился — Тарковский был моим гуру. Всё получилось так, как он сказал: мир сильно поменялся, а мои фотографии, снятые на улице, стали свидетельством того времени.

Большинство художников начинают свой путь, находясь под влиянием других художников, и если впоследствии им не удается освободиться от такого влияния, они обречены на вторичность. Мне же повезло: я не находился под влиянием какого-то фотографа, мой эталон принадлежал другой музе. Свои отпечатки я доводил до состояния меланхолии, которая исходила от фильмов Тарковского. Он блестяще это синтезировал, сопереживая лучшим периодам русской и европейской культуры, соединяя музыку, живопись, поэзию.

В те же годы я открыл для себя и Набокова, который не мог не повлиять на меня. Но если Тарковский строил свою метафизику на глубоких корнях европейской культуры, меланхолии, тоске по идеалу, христианскому состраданию, то метафизика Набокова была абсолютно модерновой, авангардистской, разрушительной для старых идеалов. Его словесные узоры были очень визуальны — скорее декоративны, чем нарративны. Он шел в унисон с европейским декоративным искусством ар-деко, пост-импрессионистами и русским авангардом. В это же время в Пушкинском открылась выставка «Москва–Париж», перенесенная из центра Помпиду (там она называлась «Париж–Москва»). Для нас это был шок, потрясение; мы впервые увидели то, что так долго ждали. Мы знали, что где-то в запасниках хранятся недоступные нашему взору эксперименты соотечественников. Для меня это как визуальная Библия: Тарковский соткал Ветхий Завет, а Набоков и эта выставка в Пушкинском стали Новыми Откровениями.

Георгий Пинхасов расскажет душанбинцам о философии фотографии

15:15, сегодняАвтор: Asia-Plus

Он — единственный фотограф из постсоветского пространства в агентстве Magnum Photo.

Впервые в Центральной Азии в Душанбе в рамках проекта «Pourquoi pas» («Почему бы и нет») состоится лекция об искусстве фотографии от Георгия Пинхасова — признанного мастера абстрактной фотографии, лауреата международных премий и члена всемирно известного фотоагентства  Magnum Photos.

Проект проводится при финансовой поддержке Швейцарского Офиса по сотрудничеству в Таджикистане, автор проекта – Фархад Азизов.

Мастер фотографии, который приедет в Таджикистан из Парижа, поделится с участниками видением процесса съемки фото без стереотипов, без страха. Он также расскажет об основных моментах становления себя, как фотографа и, конечно, поделится невероятной страстью к любимому ремеслу.

Узнать больше о внутренних тонкостях завораживающих снимков мастера, о динамике, сюжете, мозаике красок и объектах вы сможете, записавшись на лекцию, которая пройдет в Душанбе.

Георгий Пинхасов


Посещение лекции бесплатное, но места ограничены.

Зарегистрироваться на лекцию – здесь.

Место проведения: гостиница «Серена» (2-й этаж)

Дата: 22 октября

Начало: 11:00

Есть вопросы? Пишите сюда, или звоните +992918612308. 

 

Признанный мастер света

Георгий Пинхасов — единственный фотограф из постсоветского пространства, состоящий в Magnum Photo.

Знаменитое агентство приняло в свои ряды советского фотокорреспондента еще в 1988 году, вскоре после его эмиграции в Париж. Но профессионалам и ценителям жанра стрит-фотографии Пинхасов известен, благодаря своему мастерству и, прежде всего, умению работать со светом.  

Пинхасов также знаменит уникальной манерой работы с цветом, талантом поднимать самые приземленные, бытовые сцены к вершинам классической красоты и намеренным отказом от поиска своего стиля.

Работа Григория Пинхасова

1/15


Фотограф считает, что стиль превращает автора в раба, заставляя неосознанно выбирать предмет съемки, тогда как фотокорреспондент должен интуитивно реагировать на случайности и фотографировать даже то, что не хочется.

По мнению Георгия Пинхасова, секрет стрит-фото заключается именно в ясной и чистейшей достоверности, а не в выражении своих вкусов и взглядов с помощью снимков.

 

Путь к призанию

Григорий Пинхасов родился в Москве в августе 1952 года. И еще в школе заинтересовался фотографией. Это побудило Пинхасова поступить во ВГИК, а после его окончания — стать фотографом и декоратором на «Мосфильме».

В 1978 году  вступил в Московский союз художников-графиков.  В том же 1979 году произошло судьбоносное знакомство фотографа с Андреем Тарковским. Во время съемки репортажа о том самом «Сталкере» режиссер познакомил Пинхасова с работами Анри Картье-Брессона. До этого момента Георгий Борисович относился к фотографии как к чистому искусству и не был репортером, хотя часто снимал праздники, демонстрации и всяческие «столпотворения», пишет fotogora.ru.

Тарковский помог найти точку отсчета для профессионального становления фотографа. Кроме Картье-Брессона, Пинхасов называет своим вдохновителем американца Алекса Уэбба. Его работы помогли фотографу найти свою манеру работы с цветом.

Мастер

wikipedia.org


В Москве начала 80-х Пинхасов подрабатывал корреспондентом, но в 1985 году поменял свою жизнь, женившись на француженке, и уехал в Париж. 

В 1998 году Пинхасов представил серию цветных фото «Тбилисские бани», и их заметили в Magnum. Тогда же фотограф начал работать в агентстве. С 1990 года фотокорреспондент стал полноправным участником агентства Магнум, параллельно работая для крупнейших мировых изданий — New York Times, Geo, Actuel.

По заданию «Нью-Йорк Таймс» в 1993 году Пинхасов приехал в Москву и Петербург, снимать изменившуюся страну и людей, вынужденных к ней адаптироваться. Георгий Борисович фотографировал везде, от Красной площади до первых столичных ночных клубов, составив точный и художественный портрет зыбкой эпохи. 

Читайте нас в  TelegramFacebookInstagramЯндекс.ДзенOK и ВК.

Свои вопросы, сообщения, видео и фото присылайте на TelegramWhatsappImo по номеру +992 93 792 42 45

Марат Гельман. Разговор с Георгием Пинхасовым — единственным российским фотографом в агентстве Magnum

— Да, это правда. Здесь нет школ, если говорить об искусстве, а не о ремесле. Фотография как профессия — это, конечно, ремесло и достаточно скучное занятие, но искусство фотографии стоит над ремеслом.

Профессионал может выйти на более высокий уровень — на уровень любителя. Я специально поменял это местами. Ибо любитель — это тот, кто уже или еще свободен. Раньше было все по-другому: нужно было осваивать технику, как в балете или игре на фортепиано, нужно было знать химию, физику. Сегодня же эти знания введены в рефлекс, но не в рефлекс фотографа, а инструмента современной камеры или смартфона. Любой ребенок непроизвольно и без труда может дать достаточное качество не хуже профессионала — камера за него это сделает произвольно. Можно, конечно, какими-то специальными камерами добиваться отдельного улучшенного качества. Но если руководствоваться принципом достаточности, то доступные для каждого средства дают вполне достаточное качество.

Можем смело сказать, что на сегодня мы уже имеем то, к чему стремились художники прошлого — автоматизирование живописи. Через разные приспособления, объективизирующие живопись, то есть живописание через камеру-обскура, изобретенные пленки, печать, новые изобретения. Эта задача уже решена. Любой человек, не обладая никакими знаниями, может без труда фотографировать. И в этом есть демократизация, которая автоматически несет за собой вульгаризацию, что есть результат доступа публики к тайнам этой музы. То есть с этой музы сняты все покровы, и с ними исчезли тайны. Можно сказать, произошла революция. Но гораздо точнее — девальвация, что автоматически привело к переоценке ценностей. А вернее — к уничтожению, исчезновению старых ценностей.

Привычные ценности исчезли почти во всех областях фотографии.

Это можно сравнить с тем, что произошло бы, если бы всем вдруг стало доступно производство золота, и его также легко могли бы производить, как, например, кипятить воду в чайнике. Привычные ценности исчезли почти во всех областях фотографии. И если раньше художник-фотограф добивался особого качества изображения при помощи придуманной им печати, каких-то особых способов, которые он держал в секрете, то и это уже тоже сегодня уничтожено. Специальным приложением — фотошопом, которым называются маски, фильтры — очень легко сегодня могут копировать любой визуальный стиль и даже живопись. И поэтому настоятельный совет начинающим — не увлекаться этим. Да, это может быть красиво, это похоже на живопись, но так как это доступно всем, любой человек любого возраста в любой точке земного шара может легко повторить то же самое. Так что эта избыточная, как ты называешь, демократизация сильно понижает когда-то высокие планки, приводит к вульгаризации в массовой культуре, к удовлетворению примитивных рефлексов. То, что у нас по-русски называется пошлостью. Поэтому, как я понял то, чем так пестрит инстаграм — это есть 99.9% его сегодняшнего содержания — мы будем вынуждены поставить за скобки.

Современный открытый мир, давая всем равные шансы, приводит к невероятному неравенству — неравенству возможностей. В самой далекой затерянной деревне, какой-нибудь ребенок самых обыкновенных не талантливых родителей, имея через интернет доступ к общей информации, может самостоятельно получить блестящее образование и стать яркой личностью, в отличие от другого ребенка образованных родителей, живущих где-нибудь в центре Нью-Йорка или Парижа, который, обучаясь в дорогой элитной школе, может стать никем. Также и в фотографии. Никакие школы не нужны. Они парадоксальным образом сегодня тормозят образование. Имея всего лишь одно качество — страсть познания, и одну возможность — доступ к интернету, замечу в скобках: талант к фотографии не нужен, он легко развивается, это я знаю по себе. Самое главное — это фидбек, способность видеть себя, самооценка. Вернее, владение опцией — способность регулировать собственную недооценку и переоценку.

Глаз — это интуиция и способность замечать, видеть. Рука — это способность сделать, твое мастерство. Ну и сердце — чтобы задышало, ожило.

Есть очень хорошее определение Картье-Брессона, как раз говорящее о качествах, необходимых, чтобы сделать фотографию. Нужно поставить в один ряд руку, глаз и сердце. Вернее, в оригинале у Картье-Брессона вместо сердца — ум. Ну, просто однажды я его процитировал неточно и решил сохранить, присвоить собственное триединство. Глаз, рука и сердце. Глаз — это интуиция и способность замечать, видеть. Рука — это способность сделать, твое мастерство. Ну и сердце — чтобы задышало, ожило. Чтобы объяснить последнее у нас есть хорошая метафора. Все знают фреску Микеланджело, где рука Всевышнего касается пальца вершины его творения — человека. Здесь заложен глубокий смысл даже в самом слове «creative» — творение, творчество. Ты заставляешь свое творение задышать своим дыханием: оно независимо живет своей жизнью, но оно есть твоя часть, ты переносишь в него свою душу. Так я понимаю эту фреску. Так я понимаю Библию. И хотя в вышесказанном есть много пафоса, и в жизни в реальности не всегда и не все так, но это эталон, в этом квинтэссенция этого процесса.

— На что ты снимаешь? Какая техника в руках?

— Я считаю, что аппарат — это твой инструмент. Уверять, как делают некоторые, что не в нем дело, а в твоей голове и мастерстве — это огромная ошибка. Большая разница у охотника, с каким оружием он идет на охоту. Поэтому я стараюсь, чтобы инструмент, которым я работаю, был самый современный, самый качественный, самый удобный в добыче изображений. Я себя идентифицирую как стрит-фотографа, поэтому моя аппаратура соответствует удобству, чтобы как можно легче, быстрее и незаметнее добывать необходимую мне информацию. На сегодня это камера Sony Alpha 9 с объективом 24-240. Это одна из самых качественных и современных камер. Но в разное время я работал разными аппаратами. Я работал и на Nikon, и на Canon. На Canon — последнее время долго. Был у меня в руках и FujiFilm. А Sony — новый поставщик. Они первые создали высококачественный полноформатный беззеркальный аппарат.

Сейчас мне достаточно одной камеры и одного объектива зума. Совсем недавно, выполняя задание «Магнума», я носил с собой две-три камеры, в которых была заряжена разная пленка и на которых стояли разные объективы. Сегодня в этом нет никакой необходимости — я снимаю на автомате. Светочувствительность я тоже освободил — она выставляется сама, но в некоторых случаях я перехожу на ручной режим и фиксирую какую-нибудь чувствительность. До сих пор на своих мастер-классах или на лекциях в профессиональных школах мои слушатели и студенты говорят, что их преподаватели и другие лекторы-фотографы советуют делать все абсолютно наоборот. Они работают в ручном режиме, всякий раз устанавливая и чувствительность, и выдержку, и диафрагму, а также не используют зум, меняют объективы. Но здесь пришло время сказать, что техника, технические возможносФототи и методы добывания результата определяют твой результат.

Обычно стрит-фотографа интересует сюжет. Часто он пользуется одним объективом, который и определяет его композиционные стереотипы. Он вылавливает объекты, его интересует кто в кадре и что происходит. Я это называю анекдотической фотографией или нарративной. Такая фотография, кажется, меньше всего представляет художественный интерес, разве что социальный. Но удивительным образом ее ценность с геометрической прогрессией возрастает со временем. Через века это то, что больше всего из содеянного будет интересовать потомков. Документальная фотография и, особенно, документальное кино дадут им больше всего представления о предках. Время расставляет все точки над «i» — время является самым главным критерием ценностей во всех областях. Что не дошло, того считай и не было.

— Расскажи про искусство фотографии — про фотографа как художника, про баланс коммерции и творчества, про амбиции.

— Каждый художник клянется, что он работает для собственного удовольствия. Для меня это тоже не чуждо, хотя есть и другие стимулы. Например, деньги. Но личность, как мне кажется, живет достаточностью. Если это настоящая личность, она способна освободиться от их гипноза, не попав в абсолютную зависимость. Или другая зависимость — желание нравиться как можно большему количеству людей. Количество лайков тешит твое самолюбие, и это такая же ловушка, как и коммерция, — она направляет тебя в массовую культуру. Ты должен сильно понизить планку, чтобы удовлетворять рефлексы большинства. Повышая же ее, ты сильно ограничиваешь количество зрителей, но это уже твой зритель и он более взыскательный. Среди них ты ищешь фидбек, обратную связь.

Ты правильно задаешь вопрос: что является критерием, где должны оседать работы фотографа? Если у художников это музей, частные коллекции — как определить твою ценность? В России когда-то были табели о рангах, всякие звания — народный художник, заслуженный художник, разные премии — Ленинская, государственная. Но уважение и почет, кроме коммерции и массовой доступности, является для многих тоже стимулом. Мой же стимул, замечу сразу, — это удовольствие от творчества и, как награда, результат.

Итак, фотография делится на утилитарную и, скажем, бытовую — всякие каталоги и документы, не претендующие на художественность. И на фотографии более высокого порядка, удовлетворяющие наши эстетические потребности. Художественной фотографией я бы называл и документальную, если она подымается до вершин искусства. В системе ценностей вершиной является уникальность. Для коммерции и музеев — это ограниченное количество или вообще единственный экземпляр. Высокий рейтинг автора привлекает к нему внимание, но это совсем не как в науке. Здесь более субъективные и эфемерные критерии. Есть немаловажный критерий — одна фотография, как бы она ни была уникальна, этого недостаточно, чтобы судить об авторе. Его художественная личность определяется сегодня не столько в способности снять, сколько в способности правильно отобрать.  И здесь на подмогу может прийти куратор и его личность. Я не люблю коллективные выставки — они обезличивают, но, если в руках талантливого куратора ты — как важный камушек в гениальной мозаике —находишь свое место, то ты удовлетворен за себя и за остальных.

Сегодня все больше и больше перетягивает на себя фотография онлайн. И здесь, бесспорно, лидерствует инстаграм. Многие мои серьезные коллеги по-прежнему продолжают это игнорировать и относятся к этому, как к массовой культуре. «Магнум», наше агентство, тоже не сразу завел страничку — даже сомневаясь в качестве их селекции, невозможно не признать высоты их рейтинга. Еще месяц назад там было 3,5 миллиона подписчиков, а сейчас 3,7. Главный заработок «Магнума» сместился туда — они гонят массовку, от фотографа требуют только подтвердить их выбор. Можно сделать и свой, написать какой-то текст или цитату, которая будет наклеена на обратной стороне фотографии как стикер, и, самое главное, автограф, подпись. От каждого фотографа по одной фотографии и — вуаля: такая продажа приносит от 2 до 3 миллионов долларов. Капитализм жжет.

В отличие от работ художников, оригинал современной фотографии — это файл. Любой отпечаток — это репродукция, которая, конечно, теряет информацию.

Но любимая моя поговорка иронично подмечает: извозчик думает о своем, а лошадь о своем. Меня это мало интересует как художника, конечно. Но если серьезно, то перемещение фотографии в виртуальное пространство меня устраивает. Я вообще не сторонник тяжести. Точнее, гравитации. Пушкина можно читать и по интернету, а еще лучше — по памяти. Хранятся ли мои фотографии в музеях или нет — это проблема престижа, и здесь мы сильно отличаемся от классических художников — их работы где-то должны храниться. Мазки их кисти можно разглядывать, приближаясь или удаляясь от произведения. Музей — это вообще храм. Мне он заменяет церковь. Во всех городах, путешествуя, я прежде всего посещаю музеи.  Но фотография, уверяю вас, не нуждается в этом. В отличие от работ художников, оригинал современной фотографии — это файл. Любой отпечаток — это репродукция, которая, конечно, теряет информацию. И в этом самая главная разница с художниками. Их произведение материально. Сканированное или переснятое — это всего лишь репродукция. То есть вы понимаете, где живой голос, а где имитация попугая.

В цифровой фотографии это удивительным образом наоборот. Имитируя живопись, вы придумываете размер, добиваетесь качества, а если уж совсем приблизиться, то делаете ее такой же уникальной, оставляя один только экземпляр. Идеально — уничтожить негатив. Некоторые фотографы поступают именно так. Вопрос в том, что считается оригиналом.  Фотографии можно сделать светлее или темнее, но с обеих сторон есть четкие границы, которые фотографы ставят на замок. Тут мы подходим к границе, которую сравниваем в фотографии с фотошопом. Это та граница, за которой мы уже не видим женщину, где она делает операцию на груди, раздувает губы, наносит чрезмерный макияж и прочий маскарад, чтобы привлечь к себе внимание. Она превращается в оборотня. Почему бы нет — это не запрещено. Но это та самая граница — красная линия, за которой наступает другая система ценностей. Так и в фотографии. Избыточный фотошоп не запрещен, но это переносит фотографию в другую систему ценностей. Ты уже не фотограф, ты художник. Хотя многие крупные известные галереи, выставляющие и фотографов, и художников, отказываются видеть здесь какую-либо границу. Многие, и они мне в этом признавались, думают, что мои фотографии — это абсолютный фотошоп. Они не представляют, что можно так снять в реальности, что фотография не склеена из отдельных фрагментов. Но в этом трудность и все достоинство.

Поэтому фотографии можно разделить на придуманную и непридуманную. Причисляя себя ко второй группе, на этом моя терминология и заканчивается. Единственное дополнительное наблюдение, которое я могу себе позволить и о котором я обещал сказать — непридуманную фотографию я разделил бы на две части. Первая — нарративная, сюжетная, где основная информация, ее содержание, главным образом люди — их эмоции или фактологическая деятельность. Такая фотография может быть предметом пропаганды или дискредитации, и это очень модное оружие в руках журналистов или провокаторов. Это порой доходит до карикатуры, когда ты видишь раунд выяснения отношений, к примеру, какого-нибудь демонстранта или полицейского, а вокруг толпы людей с задранными вверх смартфонами. И в оппозицию нарративной фотографии я поставил бы паттерную. Нарративная и паттерная — это два модных современных термина. В традиции это называлось форма и содержание. Ясно, что содержание — это нарратив, а форма — это паттерн.

И если классическое искусство предполагало, что все произведения должны содержать и то, и другое, где главный акцент делался на содержании, на смысле, а форма — это как бы репрезентативная одежда, то сегодня, когда классическое или академическое искусство далеко не актуально, эта полярность позволяет проявлять себя в своих крайностях. Например, как мы только что говорили, для потомков будет интересен сам документ — чем меньше забота о форме, тем он выглядит честнее, достовернее. Только критик или сам зритель, интерпретируя каждый по-своему, облачает произведение в свой смысл. Еще это называют «смерть автора». Это не правда. Автор есть, все есть, кроме смысла. В таком исполнении опция нарративности сведена к нулю, так как нет сюжета, содержательного наполнения, но зато может передаваться атмосфера.

Главной целью устоявшейся традиции академизма — «родителя» — была мораль, объединяющая и восхваляющая империю. А первые художники модерна, первые авангардисты, импрессионисты или еще можно взять шажок до, для меня это прерафаэлиты — просто отвернулись от традиции и чем дальше, тем больше стали игнорировать ее. Развернувшись в сторону декоративного искусства, они позволили себе понизить планку традиционного мастерства, тем самым раздражая зрителя, и это стало называться модерном. Декоративное искусство считалось для классики на порядок ниже. Но цель была достигнута — они проигнорировали инструкции и нарратив начальства, заказчика церкви, не отработав его до конца. И модерн — вернув его в декоративное искусство, сняв запреты с обязательности традиции — открыл невероятные просторы для визуальных декоративных экспериментов. Вот этот период — от прерафаэлитов до Сальвадора Дали, с импрессионизмом, постимпрессионизмом, российским авангардом, фовизмом, кубизмом, где паттерн, визуальное начало доминировало, и до сих пор огромное количество художников продолжают экспериментировать. Но новое поколение уже своей субкультурой отвернулось от декоративности и паттерна, вернулось к нарративу, однако здесь уже насмешка над ними, как над предшественниками, как над родителями.

Нарративные тинейджерская насмешка над всем, над чем можно потешаться, и главная высшая оценка постмодерна — это слово «прикол». И в современном музее или галерее мы видим консультантов, которые помогают объяснять, в чем прикол, недогадливым посетителям. Но это моя личная оценка, исходящая из моей системы ценностей. Несмотря на то, что я делал абсолютно концептуальные проекты, например, для «Магнума», посвященные столетию Первой мировой войны, но это является исключением, мне лично интереснее — я причисляю себя к паттерной фотографии, ценность которой может понять человек, чувствительный к узорам. Здесь на первом месте поэзия и дизайн, потому что ты все время рифмуешь. Рифмуешь цвета, знаки — присутствие метафоры причисляет это к поэзии. Границы паттерного искусства — в дистанции от примитивного к загадочному, от simplification к sophistication, от минимализма до сложных узоров — не являются менее концептуальными, чем классика и постмодерн. Я эту полярность могу обозначить, как этическое и эстетическое. Обозначая нарративное искусство, как этическое или, скажем точнее, этическое над эстетическим, мы замечаем в протестантских странах напрямую или косвенно — как раньше, так и сегодня, — что этика всегда стояла над эстетикой, а интеллект над эмоциями.

Я, помню, набрался смелости и спросил у Картье-Брессона, что он думает про фотографа «Магнума» Мартина Пара. Он мне скороговоркой ответил: «У него свой мир — у меня свой».

Если в XIX веке в протестантской Великобритании искусство обязано было соответствовать морали и часто диктовать мораль, то этическое над эстетическим продолжает доминировать и сегодня, только уже в своей нарративной интерпретации прикола или подвоха, иронии или сарказма, мораль заменилось на амораль. Общество не нуждается в вертикальном покровительстве, гораздо важнее другие ценности, свобода самовыражения. Субкультура делает свое дело. Для нового поколения социальная мода при всем поэтическом и акробатическом мастерстве может идти только на понижение, заполняя области недозволенности. Почему бы нет? Мы рады за них и смеемся над их приколами, насколько позволяет наш вкус и социальная терпимость. Я, помню, набрался смелости и спросил у Картье-Брессона, что он думает про фотографа «Магнума» Мартина Пара. Он мне скороговоркой ответил: «У него свой мир — у меня свой». Тем самым показав свою толерантность и право любого делать то, что он хочет. Но потом после некоторой паузы он снова заговорил со мной и спросил: «Вы же знаете Эрвитта Эллиотта?» «Ну да, конечно», — ответил я. «Посмотрите, какой у него тонкий юмор, а здесь даже и не ирония, а просто сарказм».

Итак, чем занимается сегодня современная фотография как искусство? И чем ты занимаешься в фотографии? Есть у тебя манифест или принципы работы? 

— Манифестов у меня никаких нет, для меня это слишком пафосно, и принципов тоже нет. Вернее, есть один, который мог бы звучать так: «Если ты видишь какой-то принцип, постарайся нарушить, избежать его». Это к тому, что, если хочешь быть свободным, нужно прежде всего освободиться от собственных предрассудков. Впрочем, какие-то правила ты обязан оставить. И это прежде всего этические, моральные принципы, способность сохранять порядочность. Желание быть свободным заставляет тебя быть несвободным. То есть для меня свобода — это свобода выбора несвободы, умение и способность себя ограничивать, что-то близкое к кантовскому категорическому императиву. Но эти границы для кого-то могут быть зыбкими, например, для художников, но это их миссия. Миссия современного искусства — поиск границ и пространства вседозволенности. Ему это в большей степени простительно, потому что он исследователь.

Можно считать, что меня интересует в фотографии узор. Не всем дана предрасположенность чувствовать это, но мне лично — как фотографу и как человеку — это ближе. Здесь больше интуитивной и загадочной метафизики в оппозиции ясного проектного мышления. Европейская проектная фотография построена на рассказе, на теме, на задании, которое имеет начало и конец. Здесь же рассказ исключен. Такая фотография — есть продолжение паттерной живописи. И поэтому фотограф, находящийся в этой области, должен бесконечно подпитывать себя живописными примерами, но именно этого периода визуальной метафизики. Находясь в этом пространстве, самое интересное и важное — обратная связь. Не твое влияние на искусство, а наоборот — как искусство подпитывает твою интуицию, как визуальные узоры переходят в социальные. Ты воспринимаешь уже мир паттерно, как узор. И это ни что иное, как программа — паттерная программа. Не исключаю, что к каждой можно найти математический язык или, как я уже говорил, химический.

Мы наполнены химией — мы и есть химия. Гормоны диктуют наши поступки, и эти узоры подобно фракталам или числам Фибоначчи. Если ты почувствовал, понял и принял такую программу, то ты уже ведом ею и здесь недопустимо своеволие. Нечто — некая программа — использует тебя как материю: преобразующего другую материю, превращающего хаос в гармонию. Это тот самый случай, когда ты говоришь: «Это не я, это ангел, рука Божия ведет меня. Сам бы я до этого не додумался». И здесь есть очень хороший термин — гений. В переводе с французского «génie» означает просто «джинн», то есть дух. Во французском, как и когда-то по-русски, не говорили: «Он гений». Фраза звучала: «У него есть гений». По-французски: «Il a génie». У него есть гений в отличии от «Il est génie» — «Он есть гений». Так не говорят. «Il a génial» — «Он гениален», это единственное, что можно допустить. То есть присутствие духа — джинна, который тебе подсказывает, есть ничто иное как этот паттерн, который позволяет тебе в нем присутствовать. И все ангелы, которые тебя ведут, духи, которые в тебе присутствуют, и голос Божий — а я осмелился бы сказать и сам Бог — есть не что иное, как паттерный узор, преобразующий хаос в гармонию. Ощущение паттерна — это ощущение Бога в тебе, гармонии, программистки, которая ведет тебя. Неслучайно выражение «поэт-пророк». Владея ассоциативным мышлением, он через узор находит подобные ситуации, где есть поведенческая подсказка. Именно здесь эстетика овладевает этикой.

В этих узорах можно бесконечно разбираться. На Востоке, например, в Чечне или в Китае, сакральные ценности перевешивают. Вертикаль заставляет низ уважать верх. Некоторые северные протестантские страны в своей традиционной демократической горизонтали удерживают равновесие за счет обратного гуманного покровительства, уважения родителей к детям, раннего воспитания чувства справедливости и достоинства, тем самым создавая общую атмосферу доверия. И там, где это происходит, уважение и любовь взаимны. Но все остальное, где нет этой гармонии, подвержено бесконечному сопротивлению этих гормонов. Мне кажется, я мог бы предсказать любые выборы и в России, и в Белоруссии, если бы мне предоставили химический анализ мочи. Потому что, как мне кажется, именно там можно математически просчитать эти полярные крайности модерна и традиции. Что в тебе сильнее, какое начало — тинейджерская волна со всеразрушающей субкультурой иронии и сарказма или сакральная стена традиции.

Фото: Георгий Пинхасов

Пинхасов Георгий. Биография и творческий путь фотохудожника

Пинхасов Георгий – фотограф современности, родившийся в Москве и ставший единственным русским, приглашённым работать в международное агентство Magnum Photos. Пинхасов — обладатель престижных международных премий, за плечами мастера – организация персональных выставок, выпуск фотоальбомов, работа в известных зарубежных изданиях.

Начало творческого пути

Пинхасов родился в 1952 году, увлечение фотоискусством пришло ещё в ранние годы. Видимо, это сыграло свою роль — после окончания школы он поступил в Московский институт кинематографии. Не закончив обучения, Георгий уходит в армию, после чего начинает работу на киностудии «Мосфильм» в качестве фотографа.

1978 год ознаменован для Пинхасова вступлением в Союз художников-графиков Москвы. Здесь были выставлены его первые творческие работы в жанре натюрморта и портрета. Среди них такие, как «Дыня» и «Стакан с чаем», выполненные в технике сепия.

Очень скоро Пинхасов Георгий смог получить статус независимого фотохудожника. Это обстоятельство давало свободу, возможность путешествовать и показывать свои работы не только в СССР, но и за пределами страны.

Встреча с Тарковским и переход к репортажной фотографии

Во время работы на Мосфильме судьба сводит Пинхасова с режиссёром Андреем Тарковским. Благодаря знакомым, некоторые фотопробы Георгия оказались в руках знаменитого режиссёра. Тарковский приглашает фотографа к сотрудничеству над фильмом «Сталкер» в 1979 г. Пинхасов принимает предложение и делает репортаж о фильме. Таким образом, Тарковский как бы подтолкнул Георгия к переходу к работе с репортажной фотографией.

Тарковский и Пинхасов много общаются, обсуждают вопросы кинопроизводства и фотографического искусства. Несмотря на то что режиссёру очень нравятся снимки Георгия, он как-то замечает, что для него идеалом репортажной фотографии являются работы Анри Картье-Бриссона. Эта фраза заставила молодого Пинхасова задуматься и отважиться на первые опыты вторжения в жизнь посторонних людей с фотоаппаратом в руках.

Работать в Советском Союзе репортажным фотографом было очень непросто. Во-первых, сами люди относились с подозрением и опаской к человеку с камерой в руках. Во-вторых, милиция могла попросту засветить нежелательные кадры. Тем не менее Георгий Пинхасов продолжал снимать, его наследие — тысячи колоритных фотографий, ярко передающих эпоху СССР.

Сам Пинхасов Георгий в одном из интервью сказал, что благодаря Тарковскому увидел мир другими глазами, и главное, чему он научился у режиссёра, – гуманному отношению к человеку. Фотограф с восхищением говорит о встречах с великими людьми — Картье Брессоном, Надеждой Мандельштам, их простоте и любви к познанию. Считает, что их нежелание возвышаться над другими послужило ему примером в творчестве и жизни.

Фотоагентство Magnum

В 1985 году Пинхасов Георгий вступает в брак с француженкой и уезжает жить в Париж. В 1988 году он подаёт портфолио в агентство Magnum, впрочем, не очень рассчитывая на успех. Однако мастер был принят, и один из основателей Magnum Photos, Картье Брессон, отозвался о нём как об очень талантливом фотохудожнике.

Стать действительным членом агентства Пинхасов смог через несколько лет. Процедура поступления в этот кооператив сложная и многоступенчатая. На сегодняшний день Magnum объединяет чуть больше 60 фотографов, которые, как и Пинхасов, в своём творчестве стремятся документально отразить окружающий мир. Фотографы культового агентства представляют свои работы газетам, телевидению, галереям и музеям со всего мира.

Сотрудничество с международными изданиями

В работе Пинхасов ценит свободу, при просмотре его фотографий у многих возникает ощущение уникальности самых простых и обыденных вещей. Мастера привлекают индивидуальные особенности людей и предметов, мельчайшие детали, которые можно мгновенно выхватить светом из темноты.

Фотограф очень много снимает для известнейших международных изданий. Среди них:

  • Международный научно-популярный журнал Geo.
  • Журнал о современном искусстве Actuel.
  • Крупнейшая ежедневная американская газета New York Times.

Сам Пинхасов рассказывал, что одной из предпосылок работы в международных изданиях послужила поездка в Чернобыль. Это был заказ New York Times в 90-е годы, но снять то, что было нужно, не удалось. Фотографа и его напарницу – американскую журналистку, не пропустили в те места, куда хотелось попасть. Тогда он стал снимать, все, что вокруг него происходило. В результате получился потрясающий материал, показывающий настоящую реальность. После этого удачного репортажа поступило множество заказов с поездками по всему миру: Кении, Бразилии, Вьетнаму, Китаю.

Фотоальбомы Пинхасова

Творчество Пинхасова не раз отмечалось престижными наградами. В 1993 г. международной премией World Press Photo был отмечен этот талантливый фотограф. Москва, Париж, Женева, Таллин – вот список городов, где проходили его выставки.

Мастером выпущено несколько фотокниг, самые известные:

  • 1998 год – Sightwalk («Взгляд на ходу»).
  • 2006 год – Nordmeer («Северное море»).

Первая стала результатом поездки в Японию, где он снимал Токио. Второй альбом родился после путешествий по Арктике.

Фотографа Пинхасова считают гением работы со светом, и сам он часто говорит, что во всём любит ясность. Суммируя все высказывания мастера из различных интервью СМИ, можно сказать, что Георгий Пинхасов – фотограф, биография которого не носит оттенка национальности. По его словам, это всего лишь анкетные данные. Когда его спрашивают, какой город для него родной, отвечает фотограф: «Москва – Париж».

Пинхас Рутенберг

{ ссылка: "https://www.loc.gov/pictures/item/2019694684/", thumbnail: { url: "// cdn.loc.gov/service/pnp/matpc/04300/04381_150px.jpg", alt: 'Изображение из онлайн-каталога эстампов и фотографий - Библиотека Конгресса' } , download_links: [ { ссылка: "// cdn.loc.gov/service/pnp/matpc/04300/04381_150px.jpg", label: 'Маленькое изображение / gif', meta: 'цифровой файл из оригинала [3kb]' } , { ссылка: "// cdn.loc.gov/service/pnp/matpc/04300/04381r.jpg ", label: 'Среднее изображение / jpg', meta: 'цифровой файл из оригинала [35kb]' } , { ссылка: "// cdn.loc.gov/service/pnp/matpc/04300/04381v.jpg", label: 'Большое изображение / jpg', meta: 'цифровой файл из оригинала [78kb]' } , { ссылка: "// cdn.loc.gov/master/pnp/matpc/04300/04381u.tif", label: 'Изображение большего размера / tif', meta: 'цифровой файл из оригинала [23,5 МБ]' } ] }

Пинхас Рутенберг

  • Название: Пинхас Рутенберг
  • Создатель (и): Matson Photo Service, фотограф
  • Дата создания / публикации: [между 1940 и 1946 годами]
  • Средний: 1 негатив: стекло, сухая пластина; 5 x 7 дюймов
  • Номер репродукции: LC-DIG-matpc-04381 ​​(цифровой файл из оригинала)
  • Информация о правах: Нет известных ограничений на публикацию. Для получения информации см .: «Коллекция фотографий Дж. Эрика и Эдит Мэтсон» (https://hdl.loc.gov/loc.pnp/res.258.mats)
  • Телефонный номер: LC-M32- 11694 [P&P]
  • Репозиторий: Отдел эстампов и фотографий Библиотеки Конгресса Вашингтон, округ КолумбияC. 20540 США https://hdl.loc.gov/loc.pnp/pp.print
  • Примечания:
    • Название и дата из: Бортовой журнал фотографа: Matson Registers, v. 2, [1940-1946].
    • Пинхас Рутенберг был основателем компании «Palestine Electric Company». (Источник: исследователь Н. Лавский, 2007).
    • Общая информация о коллекции фотографий Г. Эрика и Эдит Мэтсон доступна по адресу: https://hdl.loc.gov/loc.pnp/pp.matpc
    • Gift; Епископальный дом; 1978 г.
  • Формат:
  • Коллекции:
  • Часть: Коллекция фотографий Мэтсона
  • Добавить в закладки эту запись:
    https: // www.loc.gov/pictures/item/2019694684/

Просмотрите запись MARC для этого элемента.

Библиотека Конгресса, как правило, не владеет правами на материалы в свои коллекции и, следовательно, не может предоставить или отказать в разрешении на публиковать или иным образом распространять материал. Для дальнейших прав информацию см. в разделе «Информация о правах» ниже, а также о правах и Страница информации об ограничениях ( http://www.loc.gov/rr/print/res/rights.html ).

  • Консультации по правам : Нет известных ограничений на публикацию. Для получения информации см .: «Коллекция фотографий Г. Эрика и Эдит Мэтсон», https://hdl.loc.gov/loc.pnp/res.258.mats.
  • Номер репродукции : LC-DIG-matpc-04381 ​​(цифровой файл из оригинала)
  • Телефонный номер : LC-M32- 11694 [P&P]
  • Средний : 1 негатив: стекло, сухая пластина; 5 x 7 дюймов

Из соображений сохранности оригинальные негативы на фотографии Матсона Коллекции не используются для изготовления фотографических копии. В библиотеке организована оцифровка негативов на высоком разрешение, достаточное для большинства публикаций целей.

Фотографические репродукции из коллекции скопированы в различных форматах. способы на протяжении многих лет и могли или не могли быть оцифрованы на высоком уровне разрешающая способность.

Вы можете сами скачать изображения.В качестве альтернативы вы можете приобрести копии различных типов через Библиотеку Конгресса. Дублирование Услуги.

Для фотопринтов:

  1. Если отображается цифровое изображение: Качество цифровое изображение частично зависит от того, было ли оно сделано из оригинал или промежуточное звено, такое как негатив или прозрачная пленка. Если приведенное выше поле «Номер репродукции» включает номер репродукции который начинается с LC-DIG …, затем есть цифровое изображение, которое было сделан непосредственно из оригинала и имеет разрешение, достаточное для большинство целей публикации.
  2. Если есть информация, указанная в номере репродукции поле вверху: Вы можете использовать репродуктивный номер для покупки копия из Duplication Services. Будет сделано из первоисточника указаны в скобках после номера. Если бы только черно-белое («черно-белые») источники перечислены, и вы хотите, чтобы копия показывала цвет или оттенок (если они есть на оригинале), вам нужно будет заказать фотография оригинала в цвете. Заказать фотосъемку оригинала указав номер телефона, указанный выше, и включив запись в каталоге («Об этом товаре») с вашим запросом.
  3. Если в номере репродукции нет информации поле вверху: Оригинал должен быть сфотографирован Услуги тиражирования. Заказать фотосъемку оригинала по ссылке телефонный номер, указанный выше, включая запись в каталоге («Об этом товаре») с вашим запросом.

Прайс-листы, контактная информация и формы заказа доступны на Веб-сайт службы дублирования.

  • Телефонный номер: LC-M32- 11694 [P&P]
  • Средний: 1 негатив: стекло, сухая пластина; 5 x 7 дюймов

Выполните следующие действия, чтобы определить, нужно ли вам заполнить квитанцию ​​о звонке в Читальном зале эстампов и фотографий для просмотра оригинального товара (ов). В некоторых случаях суррогатный (замещающее изображение) доступно, часто в виде цифрового изображение, копия или микрофильм.

  1. Оцифрован ли элемент? (Уменьшенное (маленькое) изображение будет быть видимым слева.)
    • Да, товар оцифрован. Пожалуйста, используйте цифровое изображение вместо того, чтобы запрашивать оригинал. Все изображения можно просматривать в большом размере когда вы находитесь в любом читальном зале Библиотеки Конгресса. В некоторых случаях доступны только эскизы (маленькие) изображения. когда вы находитесь за пределами Библиотеки Конгресса, потому что элемент ограничен в правах или не оценивался ограничения прав.

      В качестве меры сохранения мы обычно не обслуживаем оригинал при наличии цифрового изображения.если ты есть веские причины посмотреть оригинал, проконсультируйтесь с библиотекарь-справочник. (Иногда оригинал просто слишком хрупкий, чтобы служить. Например, стеклянные и пленочные фотографические. негативы особенно подвержены повреждению. Они также легче увидеть в Интернете, где они представлены как положительные изображений.)

    • Нет, товар не оцифрован. Пожалуйста, перейдите к # 2.

  2. Указывают ли приведенные выше поля с рекомендациями по доступу или номер телефона, что существует нецифровой суррогат, такой как микрофильм или копии?
    • Да, есть еще один суррогат. Справочный персонал может направить вас к этому суррогату.

    • Нет, другого суррогата не существует. Пожалуйста, перейдите к # 3.

  3. Если вы не видите уменьшенное изображение или ссылку на другой суррогатная мать, пожалуйста, заполните квитанцию ​​о звонке в разделе «Распечатки и фотографии». Читальный зал. Во многих случаях оригиналы можно подавать в несколько минут. Другие материалы требуют предварительной записи на потом. в тот же день или в будущем.Справочный персонал может проконсультировать вас в как заполнить квитанцию ​​о звонках, так и когда товар может быть подан.

Чтобы связаться с сотрудниками справочной службы в Зале эстампов и фотографий, воспользуйтесь нашей службой «Спросите библиотекаря» или позвоните в читальный зал с 8:30 до 5:00 по телефону 202-707-6394 и нажмите 3.

Пинхас Рутенберг — цифровой файл из оригинала

Библиотека Конгресса не владеет правами на материалы в своих коллекциях.Следовательно, он не лицензирует и не взимает плату за разрешение на использование таких материалов и не может предоставить или отказать в разрешении на публикацию или иное распространение материала.

В конечном счете, исследователь обязан оценить авторские права или другие ограничения на использование и получить разрешение от третьих лиц, когда это необходимо, перед публикацией или иным распространением материалов, найденных в фондах Библиотеки.

Для получения информации о воспроизведении, публикации и цитировании материалов из этой коллекции, а также о доступе к оригинальным элементам см .: G.Коллекция фотографий Эрика и Эдит Мэтсон — Информация о правах и ограничениях

  • Консультации по правам : Нет известных ограничений на публикацию. Для получения информации см .: «Коллекция фотографий Г. Эрика и Эдит Мэтсон», https://hdl.loc.gov/loc.pnp/res.258.mats.
  • Номер репродукции : LC-DIG-matpc-04381 ​​(цифровой файл из оригинала)
  • Телефонный номер : LC-M32- 11694 [P&P]
  • Консультации по доступу : —

Получение копий

Если изображение отображается, вы можете скачать его самостоятельно.(Некоторые изображения отображаются только в виде эскизов за пределами Библиотеке Конгресса США из-за соображений прав человека, но у вас есть доступ к изображениям большего размера на сайт.)

Кроме того, вы можете приобрести копии различных типов через Услуги копирования Библиотеки Конгресса.

  1. Если отображается цифровое изображение: Качество цифрового изображения частично зависит от того, был ли он сделан из оригинала или промежуточного звена, такого как копия негатива или прозрачность.Если вышеприведенное поле «Номер воспроизведения» включает номер воспроизведения, который начинается с LC-DIG …, то есть цифровое изображение, сделанное прямо с оригинала и имеет достаточное разрешение для большинства публикационных целей.
  2. Если есть информация, указанная в поле «Номер репродукции» выше: Вы можете использовать номер репродукции, чтобы купить копию в Duplication Services. Это будет составлен из источника, указанного в скобках после номера.

    Если указаны только черно-белые («черно-белые») источники, и вы хотите, чтобы копия показывала цвет или оттенок (если они есть на оригинале), вы обычно можете приобрести качественную копию оригинал в цвете, указав номер телефона, указанный выше, и включив каталог запись («Об этом элементе») с вашим запросом.

  3. Если в поле «Номер репродукции» выше нет информации: Как правило, вы можете приобрести качественную копию через Службу тиражирования.Укажите номер телефона перечисленных выше, и включите запись каталога («Об этом элементе») в свой запрос.

Прайс-листы, контактная информация и формы заказа доступны на Веб-сайт службы дублирования.

Доступ к оригиналам

Выполните следующие действия, чтобы определить, нужно ли вам заполнять квитанцию ​​о звонках в Распечатках. и Читальный зал фотографий для просмотра оригинала (ов). В некоторых случаях суррогат (замещающее изображение) доступны, часто в виде цифрового изображения, копии или микрофильма.

  1. Оцифрован ли элемент? (Уменьшенное (маленькое) изображение будет видно слева.)

    • Да, товар оцифрован. Пожалуйста, используйте цифровое изображение вместо того, чтобы запрашивать оригинал. Все изображения могут быть смотреть в большом размере, когда вы находитесь в любом читальном зале Библиотеки Конгресса. В некоторых случаях доступны только эскизы (маленькие) изображения, когда вы находитесь за пределами библиотеки Конгресс, потому что права на товар ограничены или права на него не оценивались. ограничения.
      В качестве меры по сохранности мы обычно не обслуживаем оригинальный товар, когда цифровое изображение доступен. Если у вас есть веская причина посмотреть оригинал, проконсультируйтесь со ссылкой библиотекарь. (Иногда оригинал слишком хрупкий, чтобы его можно было использовать. Например, стекло и пленочные фотографические негативы особенно подвержены повреждению. Их также легче увидеть в Интернете, где они представлены в виде положительных изображений.)
    • Нет, товар не оцифрован. Пожалуйста, перейдите к # 2.
  2. Указывают ли приведенные выше поля с рекомендациями по доступу или Номер вызова, что существует нецифровой суррогат, типа микрофильмов или копий?

    • Да, есть еще один суррогат. Справочный персонал может направить вас к этому суррогат.
    • Нет, другого суррогата не существует. Пожалуйста, перейдите к # 3.
  3. Если вы не видите миниатюру или ссылку на другого суррогата, заполните бланк звонка. Читальный зал эстампов и фотографий. Во многих случаях оригиналы могут быть доставлены в течение нескольких минут. Другие материалы требуют записи на более позднее в тот же день или в будущем. Справочный персонал может посоветуют вам как заполнить квитанцию ​​о звонках, так и когда товар может быть подан.

Чтобы связаться со справочным персоналом в Зале эстампов и фотографий, воспользуйтесь нашей Спросите библиотекаря или позвоните в читальный зал с 8:30 до 5:00 по телефону 202-707-6394 и нажмите 3.

Джек Митчелл — Музыканты и друзья Итзак Перлман и Пинхас Цукерман на продажу на 1stDibs

За свою четырехдесятилетнюю карьеру фотограф Джек Митчелл запечатлел меняющийся культурный ландшафт Америки середины и конца 20-го века, запечатлевая величайших влиятельных лиц и новаторов в исполнительском и изобразительном искусстве.Митчелл, мастер световых схем в фотографии, первый портрет которого был опубликован в возрасте 15 лет, за свою жизнь организовал более 5400 фотосессий с участием столь же поразительного, сколь и длинного списка натурщиков. Настоящая перекличка героев и кумиров, в его студию входят художники, танцоры, актеры, комики, певцы, композиторы, режиссеры, писатели, импресарио и все, кто помогал формировать дух времени. Во время Второй мировой войны, когда ему было всего 16 лет. старый, Митчелл сфотографировал Веронику Лейк для газеты Daytona.Это был его первый звездный концерт, но это не помешало дерзкому вундеркинду попросить актрису откинуть назад ее фирменные замки «пикабу», чтобы он мог полностью запечатлеть ее лицо в кадре. Лейк, которая приехала во Флориду, чтобы помочь военным усилиям и на пике своей карьеры, вежливо согласилась, и эти двое позже стали друзьями на всю жизнь. Митчелл, который был открытым геем (его давний партнер и менеджер Роберт Плавик, умер в 2009), также завязал близкие отношения с Глорией Свонсон. С 1960 по 1970 год он служил ее личным папараццо, снимая различные «откровенные» снимки стареющей, но вечно гламурной актрисы, как если бы она была звездой реалити-шоу до мобилей и социальных сетей.Разнообразные публикации, в которых появлялись работы Митчелла — в дополнение к New York Times, есть Rolling Stone, Dance Magazine, People, Vogue, Vanity Fair, Time, Harper’s Bazaar и Newsweek — свидетельствуют о силе его захватывающего визуального языка и его возможностей. способность преодолевать темы и дисциплины. Митчелл также знаменит серией интимных портретов Джона Леннона и Йоко Оно в ноябре 1980 года, всего за месяц до убийства певца Битлз. Фотография с этой сессии стала обложкой журнала «Народный мемориал», одного из самых продаваемых изданий журнала на сегодняшний день.Глянец шоу-бизнеса не должен отвлекать от скрупулезного подхода Митчелла к фотографии. Он настаивал на изготовлении собственных отпечатков, чтобы добиться того, что он считал патиной и четкостью музейного качества. «Джек снял много рулонов черно-белой пленки и всегда несколько цветных пленок каждого известного человека, которого он фотографировал», — говорит Крейг. Хайбергер, друг покойного фотографа и исполнительный директор Архивов Джека Митчелла. В мире танца, области, в которой Митчелл наиболее известен, его яркие и проницательные снимки легендарных исполнителей и хореографов отражают ту внутреннюю энергию, которую эти светила познакомился с этой дисциплиной в 1960-х и 1970-х годах, что считается золотым веком американского танцевального театра.«Фотографии танцоров при жизни Джека — это историческая хроника удивительного периода в истории танца. Он был фотографом танцевальной труппы Элвина Эйли с 1961 по 1994 год », — говорит Хайбергер, отмечая, что коллекция Митчелла, состоящая из 10 000 черно-белых отпечатков Эйли, теперь принадлежит Смитсоновскому национальному музею афроамериканской истории и культуры. Танцевальные образы Митчелла одновременно бесплотны. и мощно динамичный. Они не только вызывают движение через элегантные позы и дисциплинированное мышечное напряжение, но также передают интимную энергию, исходящую непосредственно от его субъектов, как если бы он волшебным образом разблокировал рефлексивное настроение или черту характера без каких-либо изобретений.Коллекция подлинных фотографий Джека Митчелла на 1stDibs включает его черно-белую фотографию, цветную фотографию, фотографию обнаженной натуры и многое другое.

Информация о Михе Бар-Ам: израильский фотограф

Миха Бар-Ам (иврит: מיכה בר-עם) (родился в 1930 году в Берлине, Германия) — израильский журналист-фотограф. Его изображения охватывают все аспекты жизни в Израиле за последние шестьдесят лет.
С 1968 года — корреспондент фотографического кооператива «Магнум». С 1968 по 1992 год он был фотокорреспондентом New York Times из Израиля.Он опубликовал несколько книг по фотографии, начиная с 1957 года. Его работы хранятся во многих международных музеях и институтах по всему миру.

Ранние годы

Бар-Ам родился в Берлине в еврейской семье. В 1936 году он вместе с родителями переехал в Британское подмандатное государство в Палестине. Он посещал местные школы.

Он был призван в 1948 году и служил во время Войны за независимость Израиля, когда он был частью отряда Пальмах. После этого он работал на нескольких работах, в том числе слесарем и конным охранником, прежде чем стать фотографом.В 1949 году он стал соучредителем кибуца Малкиа в Галилее. Позже он стал членом кибуца Гешер ХаЗив.

Карьера фотографа

В начале 1940-х Бар-Ам начал фотографировать жизнь в кибуце; он использовал одолженные камеры, пока не купил Leica. После службы в армии он стал более серьезно заниматься фотографией.

После публикации своей первой книги, Across Sinai (1957), Бар-Ам получил работу фоторепортера и в редакции журнала израильской армии, Ba-Mahaneh, с 1957 по 1967 год.В 1961 году он освещал процесс Эйхмана.

В 1967 году он освещал Шестидневную войну, во время которой встретился с Корнеллом Капой. Многие из его военных образов принесли ему известность. С 1968 года он был корреспондентом Magnum Photos. В 1974 году он помог Капе основать Международный центр фотографии в Нью-Йорке.

В 1968 году Бар-Ам также стал фотографическим корреспондентом из Израиля New York Times, занимал эту должность до 1992 года. С 1977 по 1992 год он был главой отдела фотографии в Тель-Авивском музее искусств. .

Продолжает работать над фотографией. Он пишет о своей работе:

«Я держу свой внутренний взор открытым для этого другого метафорического образа, который выходит за рамки иллюстрации, чтобы достичь своей собственной целостности. Я стремлюсь к неуловимой сущности, которая является одновременно свидетельством и воспоминанием, публичной записью и личным зрение.»

Он говорит, что принял поговорку Роберта Капы: «Если ваши фотографии недостаточно хороши, значит, вы не были достаточно близко», но добавил оговорку:

«Если вы будете слишком близко, вы потеряете перспективу. .Нелегко быть честным с фактами и не учитывать собственные убеждения. Практически невозможно быть одновременно участником событий и их наблюдателем, свидетелем, переводчиком. Эти усилия приносят большое разочарование и столь же великое вознаграждение ».

Личная жизнь

Бар-Ам женат на Орне, художнице. Вместе у них трое сыновей: Ахувия, профессор классики, Барак, художник и Нимрод. , доктор философских наук

Награды

  • 2000 — Премия Израиля в области фотографии.
  • 1993 — Премия Энрике Кавлина, Музей Израиля, Иерусалим, Израиль
  • 1985-86 — Стипендиат Нимана, Гарвардский университет, Кембридж, Массачусетс, США
  • 1985 — Стипендия IBM, Аспен, Колорадо, США
  • 1985 — Золотой фламинго Премия за фотографический плакат, Арль, Франция
  • 1985 — Грант Фулбрайта

Книги

  • Юг: Миха Бар-Ам, Фотографии , Израиль: Художественный музей Негева, 2013
  • Взгляд на Мишу Бар- Am’s Israel , Лондон: Koenig Books / Израиль: Открытые музеи, 2011
  • Израиль: Фотобиография , США: Simon & Schuster, 1998
  • Последняя война , Израиль: Keter Publishers, 1996
  • Живопись с Свет: фотографический аспект в творчестве Э.М. Лилиан , Израиль: Тель-Авивский художественный музей / Двир Паблишинг, 1991
  • Еврейские места в Ливане , США: Морешет Эрец-Исраэль / Ариэль, 1984
  • Иордания , Израиль: Massada Ltd., 1981
  • Портрет Израиля , США: New York Times / American Heritage Press, 1970
  • Across Sinai , Израиль: Hakibbutz Hameuhad, 1957

Коллекции

  • Музей Израиля, Иерусалим, Израиль
  • Музей Тель-Авива of Art, Тель-Авив, Израиль
  • Музей Хайфы, Хайфа, Израиль
  • Музей диаспоры, Тель-Авив, Израиль
  • Музей фотографии в Тель-Хай, кибуц Тель-Хай, Израиль
  • Международный центр фотографии, Нью-Йорк, США
  • Музей современного искусства, Нью-Йорк, США
  • Музей изящных искусств, Хьюстон, США
  • Международный музей фотографии в Доме Джорджа Истмана, Рочестер, США
  • Музей Скирбола, Лос-Анджелес, США
  • Миннеаполисский институт искусств, Миннеаполис, США
  • Коллекция Генри Буля, Нью-Йорк, США
  • Музей Людвига, Кельн, Германия
  • Музей Фолькванг, Эссен, Германия
  • Национальная библиотека, Париж, Франция
  • Musée d’Art et d’Histoire du Judaïsme, Париж, Франция
  • Коллекция FNAC, Париж, Франция
  • Fundacion «La Caixa», Барселона, Испания
  • Национальный морской музей, Лондон, Великобритания
  • Magnum Photos: Photographic Collection, Центр Гарри Рэнсома, Техасский университет в Остине, США

Высказывание своего мнения в The Link with Diana File Photography и интервью Дэвида Бейды

На Паршат Пинчасе:

Когда Моше узнает, что его не пустят в Землю Обетованную, он первым делом назначит преемников.Настоящий лидер вкладывает средства в воспитание следующего поколения и знает, когда передать эстафету.

На службе в ИДФ:

Это было для меня основополагающим: я хотел по-настоящему понять культуру и рассматривал армию как неотъемлемую часть алии. Как исследователь в отделе поведенческой науки / социальной диагностики (ממד״ה — מכון מדעי החברה), я должен был изучить психологию принятия жизненно-важных боевых решений.

По мощности в пределах:

Я был научным сотрудником Натана Щаранского в его последней книге, и мы сблизились.На моей свадьбе он сказал: «С помощью родителей вы прорвали железный занавес. И силой своей воли и упорства вы прорвали золотой занавес ».

По свидетельству:

В 2007 году я поехал в Сирию. Я встретил девушку из Дубая, которая помогла мне познакомиться с последней еврейкой Дамаска. Проходя мимо заколоченных старых зданий в Аль-Амине, старом еврейском квартале, мы наконец нашли ее — хрупкую, сгорбленную женщину лет 90-х, развешивающую белье в своем крошечном дворике.Мой друг сказал ей по-арабски, что с ней хочет познакомиться молодой американский турист. Женщина отвернулась. Я попросил свою подругу сказать ей, что я тоже еврей, и хотел узнать, в порядке ли она. Она пробормотала «иншаллах» (воля Б-га) и поспешила обратно в свой дом.

Кто меня смешит?

Дэйв Чапель, Али Вонг, Балки Бартокомус и Шайна Би!

Диана Файл имеет степень бакалавра психологии Йельского университета и степень магистра психологии Еврейского университета Иерусалима.Она является генеральным директором DF Analytics & Consulting, фирмы, занимающейся исследованиями, управлением проектами и организационными улучшениями, основанной на данных, которая ставит точные цифры на основе гипотетических предположений о человеческом поведении для десятков глобальных корпораций. После колледжа Диана совершила алию и провела 10 лет в Израиле, где служила в Армии обороны Израиля. Сейчас Диана живет в Тинеке, штат Нью-Джерси, со своим мужем, двумя буйными мальчиками (Шаанан, 5 лет, и Лиамом, 1 год) и пушистой белой собакой по кличке Джули. С Дианой можно связаться по адресу [электронная почта].

Фотографии и интервью Дэвида Бейды www.davidbeyda.com

Позвоните Дэвиду Бейде, корпоративному специалисту по съемкам в голову, и попросите ваши фотографии на LinkedIn, бизнес и шиддуч.
IG @davidbeydaphotography. 212-967-6964, студии в Манхэттене и Тинеке

Хотите сфотографироваться
для этой серии Дэвидом Бейда?
Напишите ему по адресу [адрес электронной почты защищен]

Обзор

: Пинхас Цукерман исполняет Баха в Балтиморском симфоническом оркестре

Узнали, вскоре после 8 р.м., что половина Балтиморского симфонического оркестра застряла на 495. Трафик объединяет людей со слабыми социальными связями; это дает нам нечто общее, вызывающее сочувствие. «Движение!» можно сказать, с этим особым хихиканьем с придыханием. «Я тоже был в пробке! И погода! »

Пинхас Цукерман. Фотография любезно предоставлена ​​Балтиморским симфоническим оркестром.

Наше 20:00. Концерт начался в 20.40, что случается иногда, это событие, виной которого не может быть ни один человек. Можно тратить время на гнев, но это нецелесообразно и непродуктивно, и мы уже там, где должны быть, в этом концертном зале, поэтому мы стараемся извлечь из этого максимум пользы.Мы здесь, чтобы послушать немного Баха, затем Шенберга и, наконец, немного Бетховена. Мы находимся в Стратморе, что прекрасно, в ряду завсегдатаев, включая пару, которая за сорок минут, пока мы будем ждать начала концерта, будет ходить перед нами взад и вперед 207 раз, например, особенно тревожные кошки с подпиской на симфонию.

Когда ночь начинается, а она, наконец, наступает, потому что она должна была, мы так много пережили с этой задержкой, но мы также были очень терпеливы в отношении этого, она начинается с Концерта для скрипки ля минор Баха и Пинхас Цукерман — наш солист и дирижер.Он тратит мало времени на аплодисменты, быстро пробираясь к передней части сцены со скрипкой в ​​руке, коротко поклонившись до пояса, прежде чем запустить оркестр в первую часть, Allegro Moderato. Если вы не уверены, знакомы ли вам с этим конкретным произведением, то вот — это сбивающее с толку видео Цукермана и др. На YouTube. др., выполнив его . Я предлагаю либо смотреть его с выключенным звуком, что является нелепым предложением, поэтому игнорируйте его, либо слушайте его с закрытыми глазами, потому что вместе визуальное и звуковое сопровождение не имеют большого смысла.Интересно, воспроизводится ли музыка на английском слева направо, а на иврите ли видео воспроизводится справа налево. Но вы поймете, что я слушал, если воспримете этот момент как подарок.

Возможно, во всем виноваты пробки и все опоздания, но Бах… не был хорош. Или, скорее, вместо этого я хочу предположить, что между Цукерманом как солистом и Балтиморским симфоническим оркестром как оркестром происходила негласная битва. Цукерман, начиная с Allegro Moderato и заканчивая Andante и заканчивая Allegro Assai, был на пол-четверти впереди оркестра.И то, и другое звучало замечательно в разные моменты — на самом деле, BSO редко звучал так пышно и тепло, поэтому я редко слышал Баха, который обычно сплошь состоит из четкой математики и синкопии в стиле барокко. Цукерман может и, несомненно, играл, готов поспорить, во сне. Он, конечно, был технически опытен, не слышал неправильных нот или случайного визга. Но он был слишком быстр, как я уже сказал, со своим темпом и играл механически. Возможно, в молодые годы он больше стремился исследовать какие-либо тайны в самой пьесе, а теперь, в 69 лет, мало что осталось, чтобы удивить или порадовать его этим конкретным Бахом.

Шенберг стал полной неожиданностью. До сегодняшнего вечера я видел Шенберга только в той пьесе, которую он написал о клоуне. Я видел сложное представление, где оркестр играл на одной стороне сцены, сопрано рассказывал на другой, а затем кто-то, одетый как Пьеро, разыгрывал все это, что было немного похоже на то, как кто-то слушает радио по телевизору: техническая проблема, конечно, но ненужная. Я решил подойти к этому Шенбергу с новичком и не слушал никакой другой его версии, пока BSO не сделал первую ноту.

Меня полностью перевезли.

Пьеса называется Verklärte Nacht (Преображенная ночь), Op. 4 . Это ранний Шенберг, еще до того, как он начал свой великий эксперимент по уменьшению прослушивания музыки, потому что кому нужны звуки? Все хорошие тона, должно быть, думали эти композиторы начала 20-го века, были использованы, и теперь сцена свободна для нового вида музыки, того, что не является музыкой, и это будет революция, и это очень важно. Так много всего зависит от беспокойства о влиянии мокрых от дождя белых цыплят.

Однако, как я уже сказал, это более ранний Шенберг — Шенберг, который не чувствует себя скованным мелодией. Когда Цукерман освобожден от своих обязанностей солиста, он дирижирует невероятно тонко и чутко. Также становится ясно, что в конце концов именно Цукерман был проблемой с Бахом, потому что BSO здесь великолепно синхронизирован, даже через музыкальные отрывки со сложной фразировкой. Это оркестр, который слушает друг друга, предвкушая то, что нужно. Если бы за весь вечер эту пьесу Шенберга сыграли трижды, этого стоило бы 40-минутное ожидание.Я схватил своего собеседника за руку на 11-й минуте первой части и прошептал грубую фразу о том, как сильно я был влюблен в то, что слышал. Позже я написал своему другу Стиву, музыковеду, и сказал ему: «Я! ЛЮБОВЬ! ШЕНБЕРГ! » Стив сказал мне, что я был большим романтиком. «Или просто кайф».

Вечер закончился Второй симфонией Бетховена, которая, как мне показалось, сначала имела смысл — последовательность не хронологии, а намерения, где мы строим барочные арпеджио с пышным современным романтизмом, чтобы приблизить нас к этому раннему Бетховену — но тем более я ‘ Я обдумывал это в своей голове, тем менее уверен в своем выводе.Бах + Шенберг = Бетховен — это не математическая задача. Но если имеет смысл , то подумайте, каким гением я должен быть, чтобы интуитивно это понять.

Второй нормально. Я думаю, что в последнее время его все чаще и чаще стирают, потому что все слышали Big Hits так много раз, и весело играть с au courant , беря что-то не лучшее, но мало играемое, и заново открывая это, так что один чувствует себя исследователем какого-то важного затерянного города. Опять же, BSO был великолепен, с теплыми тонами и яркими стаккато.Только я бы хотел, чтобы это не звучало так, как Бетховен пытается выяснить, что же сделало Моцарта таким великим. Пьеса интересна тем, что вы можете услышать некоторые наброски будущих произведений — особенно некоторые ранние фразы, которые Бетховен использовал бы для гораздо лучшего эффекта в своей Девятой. Но если вы собираетесь услышать Вторую симфонию Бетховена, то прослушивание ее в Strathmore — хороший способ сделать это.

Когда концерт закончился, и пока мы пробивались сквозь толпы людей, дерущихся друг против друга, чтобы покинуть здание — хотя мы любим музыку, мы любим уходить оттуда, где мы ее слышали, еще больше, потому что это может означать откусить что-нибудь , или быстро выпить, или, что лучше всего, домой, со всеми удобствами — и когда мы проскользнули в такси, потому что Uber был слишком сложен, чтобы разобраться в Гровсноре, я напевал еще Шенберга, положив голову на подголовник Kia Соренто, как объяснил мой водитель, моего адреса не существует.

Это была хорошая ночь.

Продолжительность спектакля: два часа с одним 15-минутным антрактом.

Пинхас Цукерман и Балтиморский симфонический оркестр выступили всего на одну ночь 9 ноября 2017 года в Музыкальном центре в Стратморе — 5301 Tuckerman Lane в Северной Бетесде, штат Мэриленд.

Butter Half создает сцену для пар Остина

Прошел почти год с тех пор, как UWATX присоединился к Creative Suitcase, чтобы нарисовать фреску Butter Half — масштабную работу, отражающую нашу миссию по объединению людей.С тех пор фреска Butter Half (простите за каламбур) распространилась по всему Большому Остину. Его прикрепили, написали в Твиттере и опубликовали в блоге. Это даже превратилось в охоту за мусором, в редакционную статью, в самый симпатичный контент для пар, по нейл-арту и в самый полный список дел Остина.

Но больше всего фреска стала фоном для фотосессии пары. В преддверии Дня святого Валентина мы спросили фотографов и тех, кто снимал такие снимки, почему фреска обратилась к ним:

Джин + Винсент Феррер:
Нам нравится видеть эту причудливую фреску за окном нашей гостиной! Поистине визуальное преимущество жизни на Ист-Сайде, а также приятное ежедневное напоминание о том, чтобы свадебное блаженство оставалось веселым и непредсказуемым.

Джоди Барт Хольцбанд:
Мой жених, теперь уже муж, нашел фрески, когда искал фрески в сети в Остине. Нам очень нравится уличное искусство, и мы выбрали несколько других фресок в качестве фона, но когда мы увидели фреску «Ты моя масляная половина», мы были так взволнованы, потому что не видели, чтобы кто-то еще использовал ее в качестве фона. , и потому что это казалось вполне подходящим для двух любителей еды.

Sabrina Consolascio-Garcia of Sabrina {bean} фотография:
Мой бедный мед в тот день чувствовал себя довольно неприятно, и он все же позволил мне вытащить его из дома для небольшого приключения.Я действительно читал о фреске, и мы отправились ее искать. Для фотографа такие фрески — настоящая жемчужина! Все фрески в Остине имеют позитивный характер и означают любовь и мир. Это одна из многих причин, по которым я люблю этот великий город.

Энди Сэмс (фотограф):
Мои клиенты хотели исследовать некоторые необычные и уникальные места в Восточном Остине, поэтому на ум сразу же пришла фреска «масляная половина» на стене здания United Way.

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *