Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Известный советский фотограф фотокорреспондент фотохроники тасс: Евгений Халдей — ТАСС — Великая Отечественная война

Содержание

Репортаж с фронта

Количество просмотров: 450

Ровно 1418 дней длилась Великая Отечественная война. Ровно 1418 дней, с первой минуты, до самой Победы корреспонденты снимали хронику этой чудовищной войны. Нередко отложив в сторону «лейку» и взяв в руки автомат, они делили с солдатами все тяготы фронтовой жизни. Сотни километров киноплёнки, тысячи фотографий – вот бесценное наследие тех лет
Смотря на военные фотографии люди должны понимать, что это была страшная и жестокая война, война на уничтожение нашего народа, нашей страны и только смотря на наши фотографии ты чувствуешь, что понимаешь этих людей, понимаешь каких титанических усилий им стоила эта победа. В этой подборке очень много фотографий именно людей, людей сделавших эту победу, точно таких же людей, как мы с вами, которые в нужный момент, преодолели себя и показали вершины героизма.
На протяжении всего военного времени на фронте, на передовой, в тылу, усердно трудились фотографы того времени. Благодаря их работе мы можем наблюдать весь ужас Великой Отечественной. Их работы наполнены трагизмом, истинной эмоцией, неподдельной человеческой сущностью. Многие не вернулись с этой войны.

Их негативы бережно сохраняли солдаты до возвращения на Родину.  Снимки, сделанные на полях сражений, в тылу, демонстрируют смелость и силу Советской Армии, степень разрушения и жестокость врага.
Они, также, воевали… Только в их руках была не винтовка и граната, а фотокамера, которая, порой, «выстреливала» не хуже снайперской винтовки. Спасибо Вам, бесстрашные служители  за то, что не боялись работать под вражеским обстрелом, под бомбежкой немецких бомбардировщиков. За то, что спустя многие десятилетия мы можем наблюдать плоды вашего труда. Наблюдать и помнить…

Нет такого места,
Где бы не скитались мы в пыли.
С лейкой и с блокнотом,
А то и с пулеметом
Сквозь огонь и стужу мы прошли.
Евгений Халдей (23 марта 1917 — 6 октября 1997) — советский фотограф, военный фотокорреспондент, прославившийся знаменитым кадром «Знамя Победы над рейхстагом».


Участвовал в освобождении Севастополя, штурме Новороссийска, Керчи, освобождении Румынии, Болгарии, Югославии, Австрии, Венгрии.
Фотографией Ефим заинтересовался еще в детстве: он часто заходил в местное фотоателье, помогал промывать негативы и пытался понять, как устроена сама камера. Ему это удалось, и он смог собрать собственное фотоустройство из двух картонных коробок и линзы от бабушкиных очков. В 13 лет Ефим сделал свой первый снимок, запечатлев городскую церковь. Вскоре ее взорвали. Так мальчик впервые ощутил силу фотографии: на кусочке бумаги безо всякой магии осталось то, что больше не существовало в реальности.
Весь 1932 год он ездил по области с агитбригадой. Так начинались командировки Халдея, который впоследствии обойдет с камерой не только весь Союз, но и всю Европу.
В 1936 году Халдея взяли в фотохронику ТАСС. Ему было всего 19 лет.  
Коллеги быстро переименовали его в Евгения. В предвоенные годы Халдей, по роду свей деятельности часто ездил в командировки. Последней в мирное время стали Тарханы, где он побывал 21 июня 1941 года. Наутро Халдей вернулся в Москву.
Завтра была война

Сейчас каждый знает, что произошло «22 июня ровно в четыре часа». Но москвичи в то утро еще не подозревали, что их жизни вот-вот кардинально изменятся.
По дороге с вокзала, на улице Станиславского, я увидел странную картину: было десять часов утра, но у германского посольства уже стояло много легковых машин, из них немцы вытаскивали узлы, чемоданы, которые тут же вносили в здание.
Через час Халдея срочно вызвали на работу. А в 12:00 по радио прозвучала историческая речь наркома Вячеслава Молотова: «Без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны германские войска напали на нашу страну». Фотохроника ТАСС тогда находилась на улице 25 Октября (ныне — Никольская улица). Из окна Халдей увидел, что у репродуктора собираются люди. Он выскочил на улицу и сделал один из самых знаменитых своих снимков — москвичи слушают речь Молотова. Выступление наркома длилось 8 минут 40 секунд и закончилось легендарными словами: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами».

«Люди не расходились, — вспоминал Халдей. — Стояли, молчали, думали. Я пытался спросить: о чем? Никто не ответил.

Евгений Халдей. «От Мурманска до Берлина»

О чем думал я? О том, что будет и последний снимок войны, победный. Но удастся ли сделать его именно мне — об этом я, насколько помнится, не думал…»
Когда Халдей пришел получать пленку, редактор дал ему сто метров. Фотограф спросил, почему так мало, и получил ответ: «Да война через пару недель или месяц кончится, зачем тебе много». Тогда все верили, что «враг будет разбит» очень скоро.

Но в действительности до того самого победного снимка оставалось еще более тысячи дней — и тысячи ярких и страшных кадров.
Халдей снимал жизнь — военную, разную, сложную, веселую, такую, какой она была. Поэтому на его кадрах рядом — предатели и герои, война и мир.
И  вот они начали нелёгкий путь: километры пленки и тысячи дней войны.
В июне 1942 года фашисты решили сжечь Мурманск дотла.  Я встретил там старую женщину. Она несла деревянный чемодан — все, что осталось от домашнего очага. Я сфотографировал ее. Женщина опустила свой чемодан, присела на него и с укоризной говорит: «Что ж ты, сынок, фотографируешь мое горе, наше несчастье? Вот если б сфотографировал, как наши бомбят Германию!» Мне стало неловко. «Да, мамаша, — сказал я, — вы правы, конечно. Но, наверное, доведется сделать и такой снимок»

У войны, как известно, лицо совсем не детское. Но война никого не обходит стороной, ни взрослых, ни детей. В их глазах есть то, что обычно бывает только у взрослых, многое повидавших за прожитую жизнь. Жизнь этих детей, детей войны, пришлась на нелёгкие годы. Их лица со старых фотографий говорят без слов.
Бомбардировки, голод, концентрационные лагеря, кровавые военные действия, болезни за годы Второй мировой войны унесли жизни около 13 миллионов детей.
Кого-то из них замучили в концлагерях, кто-то скончался от голода и болезней, кто-то погиб сражаясь с врагом…

Борис Ярославцев
Вся его творческая жизнь связана с «Московской правдой». В 15 лет, он был принят учеником фоторепортера, тогда газета называлась «Рабочая Москва». В Великую Отечественную войну фотокорреспондент дошел до Победы, до Берлина. Его фотокадр «Дети войны» обошел мир и был включен в многочисленные альбомы, книги и кинофильмы о Великой Отечественной войне у нас и за рубежом. Героями его фоторепортажей становились не только люди и события, но и родной город. Очень душевный человек, он не гнался за славой, просто занимался любимым делом. История пишется объективом – это в полной мере относится к творчеству Бориса Ярославцева. Его с нами нет, а работы продолжают жить…

Самая знаменитая фотография Великой Отечественной войны была сделана в Кишиневе.
«Этот снимок известен всем. Он печатался в десятках изданий у нас и за рубежом. Причем всегда без упоминания фамилии автора.
И, несмотря на то, что в фотоальбоме издательства «Планета» «Ради жизни на земле» под фотографией появилась строка «Фото Бориса Ярославцева», этот снимок по-прежнему остается безымянным в многочисленных публикациях и экспозициях различных музеев. Видимо, человеческая память о горьких и героических днях начала войны прочно пристегнула и имя автора снимка ко всем без вести тогда пропавшим…
Фашисты бомбили город регулярно утром и вечером, по два часа каждый раз. Знаменитая ныне фотография была сделана на самой окраине города утром 29-го. Когда прошла первая волна самолетов, и Ярославцев выбрался из укрытия, он увидел, что фашистские «стервятники» заходят на второе пикирование. Но еще раньше фотокор увидел то, что теперь видите вы. Выхватил из футляра «лейку» и прямо так, как стоял в рост, так и нажал на затвор. Раздались взрывы. Он тут же свалился в соседнюю щель…

Михаил Савин
Одним из тех фотокорреспондентов, работы которого дошли до наших дней, является Михаил Савин, который прошёл всю войну с фотоаппаратом в руках. При этом его кадры стали настоящей классикой искусства. Снимать на фотоплёнку военные будни начал в июне 1941 года. Его фотоаппарат запечатлел и горечь отступления советских войск, и славные военные страницы: оборону Москвы, Курскую битву, наступление советских войск в Европе. За свой беспримерный труд Михаил Савин награждён медалями «За победу над Германией» и «за Отвагу».

Работы Михаила Савина врезаются в память мгновенно. Пробирая до глубины души и не требуя пояснений.
Жиздра, Калужская область, 1943 год
Жиздра – небольшой древний городок на берегу одноименной реки на юге Калужской области. С 5 октября 1941 года город попал в немецкую оккупацию. С февраля по август 1943 года на подступах к городу вновь шли ожесточенные бои. Перед отступлением оккупанты в течение двух недель планомерно уничтожали город, сжигая его поквартально. Каменные церкви и дома взрывались. В результате город был уничтожен полностью. Также были отравлены колодцы, заминированы дороги, тротуары и огороды.
Никакая статистика не может передать ту боль и страдания, которые выпали на плечи детей, переживавших беды войны.
Стать взрослыми им пришлось очень рано. Многие дети гибли от голода, под бомбежками, на оккупированных территориях.
Эта война забрала у людей все: родных и близких, надежды, мечты, все… Но что еще страшнее — она забрала у детей самое ценное и дорогое в жизни — их родителей, мам и пап. Сделала их сиротами и оставила, голодными и никому не нужными, бороться за жизнь, ждать куска хлеба и чужой мимолетной ласки.

1943 год, Курская дуга. И вновь Михаил Савин в гуще событий. Он снимал не только бои и атаки. Фотографу удавалось поймать в свой объектив детали жизни даже там, где под смертельным огнем, в нашпигованной металлом земле, казалось, жизни и быть не может.
Чего стоит, например, известный снимок «Времена года советского бронебойщика. Лето»! На фоне уничтоженного немецкого танка мирно цветут полевые ромашки…

1945, 9 апреля.  Фото сделано после штурма Кенигсберга. Солдаты в кадре выглядят как убитые — но они просто спят. «Спят как убитые» — метафора воплощена в кадре буквально. Контраст спящих солдат с разрушенным немецким городом,  который теперь будет русским.

1943, 25 сентября. Немецкое кладбище в окрестностях Смоленска.
Крест из  русской березы на типично немецком кладбище после
освобождения города от фашистов глубоко символичен.

Представляя сегодня творчество Михаила Савина, мы публикуем и снимок, который называется «Знамена победителей» – с парада Победы 3-го Белорусского фронта в мае 1945-го. Лица победителей. Всмотритесь в эти лица. Этот восторг, эту гордость, это достоинство и бесшабашность нельзя изобразить. Именно так они, дошедшие до фашистского логова живыми, ощущали себя той весной 45-го года. Они несли в новую счастливую жизнь свои знамена Победы, чтобы сохранить их и передать нам.

Макс Альперт  — советский фотограф и фоторепортёр. Один из родоначальников советской серийной репортажной фотографии. Во время Великой Отечественной войны, будучи корреспондентом ТАСС и Совинформбюро, Альперт работал как в тылу, так и на фронте, в боевой обстановке. Автор одной из известнейших работ того времени – «Комбат», ставшей одним из символов той войны.

«Комба́т» —  фотография времён Великой Отечественной войны,
сделанная советским фотографом Максом Альпертом. На фотографии изображён командир, поднимающий солдат в атаку с пистолетом ТТ в руке. «Комбат» — одно из самых ярких и выразительных фото времен Великой Отечественной войны. Длительное время, несмотря на то, что снимок был знаменит и популярен, были известны только история его создания и название, данное ему фотографом. Личность изображённого на ней человека долгое время оставалась неизвестной.
В начале 1970-х годов журналистами «Комсомольской правды» была предпринята попытка установления личности запечатлённого на знаменитом снимке человека. Им, как утверждается, оказался уроженец села Терсянка,
Запорожской области Алексей Гордеевич Ерёменко, младший
политрук одной из рот 220-го стрелкового полка 4-й стрелковой дивизии.
Вот что рассказывал о тех событиях бывший боец санвзвода 220-го полка, впоследствии майор-политработник Александр Матвеевич Макаров:
Фашисты исступленно бросались в атаку за атакой. Убитых и раненых было много. Наш сильно поредевший полк отбивал уже десятую или одиннадцатую атаку. Гитлеровцы лезли напролом к Ворошиловграду, до которого оставалось около тридцати километров. К концу дня был ранен командир роты старший лейтенант Петренко. После ожесточенной бомбёжки, при поддержке танков и артиллерии, фашисты пошли в очередную атаку. И тогда, поднявшись во весь рост, со словами: «За мной! За Родину! Вперед!», Ерёменко увлек за собой роту навстречу цепям гитлеровцев. Атака была отбита, но политрук погиб.

Убитый мальчик с мертвым голубем на груди у расстрельной стены. Военкор Макс Альперт сделал этот снимок спустя сутки после гибели мальчика. Эта фотография фигурировала в качестве обвинения на Нюрнбергском суде.
Это был обычный паренек из рабочей семьи. В школе хулиганил, прогуливал уроки, потому что как и многие его сверстники с азартом увлекся голубиной почтой. Голубятники обменивались записками в Ростове, а немцы усмотрели в этом партизанщину. И вышел указ оккупационных властей – голубей уничтожить. Это был как гром среди ясного неба. Уничтожалась довоенная жизнь города, интересы многих людей,  уничтожался мир.
Не все подчинились приказу. И Витя тоже оставил голубей в живых. Он любил пернатых, заботился о них. Но однажды, выглянув в окно, Аня увидела, что брата ведет к сараю немец. Через какое-то мгновение в небо взмывают птицы. Витю Черевичкина обыденно расстреляли. У стены лежал подросток, прижимая к сердцу любимого голубя. Назавтра гитлеровцев выбили из города. Несколько часов отделяли Витю от жизни. Мать потеряла рассудок.

Евзерихин Эммануил Ноевич
В начале тридцатых годов окончил специальные курсы фотохроники ТАСС.  В годы Великой Отечественной войны по заданию фотохроники ТАСС снимал на многих фронтах. Наибольшую известность получили его кадры, сделанные в битвах за Сталинград, за освобождение Белоруссии.
В качестве военкора капитан Евзерихин прошел всю Великую Отечественную войну, участвовал в обороне Сталинграда, в освобождении Ростова-на-Дону и Таганрога, во взятии Кенигсберга. Эммануил Евзерихин снял каждый день Сталинградской битвы. Проявлял и сушил пленку на тридцатиградусном морозе, чтобы утром отправить негативы с самолетом в Москву. Снимки должны были появляться в газетах на следующий день — одновременно со сводками Совинформбюро и приказами Верховного Главнокомандования.  
Награжден двумя орденами Красной Звезды и орденом Отечественной войны II степени.
Один из снимков знаменитый Фонтан «Бармалей» («Детский хоровод», «Дети», «Дети и крокодил», «Танцующие дети») — фонтан, который находился в городе Сталинграде (ныне Волгоград) и был установлен на территории нынешней Привокзальной площади.
Памятник представлял собой круг из шести детей, водящих хоровод вокруг крокодила.
Данный фонтан — один из наиболее известных объектов, переживших Великую Отечественную войну.
Фонтан стал знаменит благодаря нескольким фотографиям Э. Евзерихина, запечатлевшего контраст между беззаботно резвящимися детьми и ужасающей картиной разрушений города во время Сталинградской битвы. Фотографии были сделаны 23 августа после воздушного налёта немецкой авиации на город. Фотография так и называлась: «23 августа 1942 года. После массированного налёта гитлеровской авиации».
Вокзал разбомбили 23 августа 1942 года.
Сталинградский фонтан был восстановлен, но в 1951 году был демонтирован при застройке центра города.

Следующая его душераздирающая фотография «На пепелище»

В освобождённом городе Ростове. Гитлеровцы перед бегством из города взорвали и разрушили почти весь город

Пленные, захваченные у Дона в 1943 году

Солдатский труд

Это один из самых знаменитых кадров Великой Отечественной войны. Сфотографировал этот эпизод военный фотограф Израиль Озерский уже в конце войны – в 1944 году.
И это не героическая фотография победы, а обычный фрагмент из жизни.  
На фото угадывается, что происходит это – на передовой. Сейчас начнут палить по танкам, а для артиллеристов такое сражение – как рукопашная битва для пехоты. Есть время на два-три выстрела, пока не подъедут вражеские танки. И нанести их нужно точно, иначе….об этом лучше не думать.
Судьба артиллериста особенно трудна. Если враг успеет добежать до твоих позиций, то у тебя практически нет шансов выжить. У артиллеристов минимальная поддержка и защита,  и они полностью надеются, на то, что в основной битве успех будет на нашей стороне. Ретироваться им тоже трудно – как минимум, за то, что они бросили орудия им грозит суровая кара по законам военного времени.
     И ведет их в бой простой солдат, не какой-нибудь бодрый генерал или хотя бы майор. Но по солдату сразу видно – за плечами огромный опыт. Вот именно такие солдаты и принесли нам победу в Великой Отечественной.
И сколько километров за плечами этого солдата. Вся война для него – это адская работа, каждый день под обстрелом. Без передышки, без права на ошибку – четыре долгих года! И у этой фотографии удивительно точное название — «Солдатский труд»!
     Так и дошел до Победы солдат, запечатленный на снимке Израиля Озерского. В кадре – момент наступления на Карельском фронте 928-го артиллерийского полка. Солдат-артиллерист идет, проверяя дорогу, по которой следом его товарищи катят пушку «сорокапятку».
Так шли к победе простые советские воины, чтобы защитить от врага свою семью, свой дом, свою Родину. Шли долгие четыре года. И победили! Снимок обошел газетные полосы многих стран, выставлялся на многочисленных фотовыставках, пока наконец не был опознан запечатленный на нем солдат.
В составе полка прошел до Победы крестьянин из села Памятное Белозерского района Федор Ефремович Речкин. Он, наверняка, даже и не видел, как щелчок фотокамеры запечатлел образ его и образ войны навеки. Вернувшись с фронта, Федор Речкин многие годы работал завхозом в Памятинской школе. Однажды вернувшись из Москвы, директор школы подошел к Речкину и сказал: “Скромняга вы у нас, Федор Ефремович. В Москве с вас большую фотографию военных лет показывают, а вы помалкиваете”. Директор был в столице в канун Праздника Победы и на одной из фотографий фотовитрины ТАСС опознал завхоза школы.
А некоторое время спустя шла телепередача, посвященная воинам-победителям. В семье Речкиных вечером, как обычно, смотрят телевизор. И вдруг жена Речкина схватила мужа за плечо: “Федя, так это же тебя показывают! Смотри! Смотри!” А по щекам Речкина текли слезы.

Марк Марков-Гринберг

Советский фотограф, фотохудожник, фотокорреспондент всесоюзного информационного агентства ТАСС. С первых дней участвовал в Великой Отечественной войне. С 1943 года фотокорреспондент газеты «Слово бойца». Его фотографии являют собой поистине бесценное наследие фотохроники времен Великой Отечественной войны.
Знаменитая его фотография при освобождении Штуттгофа
первого лагеря смерти. Нацистский концентрационный лагерь был  создан в 1939 году на территории оккупированной  Польши вблизи с. Штуттгоф.
За годы войны в этот лагерь попали около 110 тысяч заключённых, из которых около 65 тысяч погибли. Кроме медицинских экспериментов, известен производством мыла из человеческих тел.
Здесь райские места: живописные белые пляжи Балтики, сосновые леса, реки и каналы, средневековые замки и старинные города. Но доктора прибыли сюда отнюдь не спасать жизни. Они приехали в это тихое и мирное местечко для того, что бы творить зло, жестоко издеваясь над тысячами людей и проводя над ними изуверские анатомические опыты. Никто не вышел живым из рук профессоров гинекологии и вирусологии…
Газовая камера, где вначале экспериментировали с горчичным газом, а с 1942 перешли на «Циклон-Б» для последовательного уничтожения узников концлагеря. Тысячи погибли в этом маленьком домике напротив крематория. Тела умерших от газа сразу же сбрасывали в печи крематория, которые просто не справлялись со своей работой, чему и есть подтверждение этой фотографией

Человеческие останки в печи крематория концлагеря Штуттгоф.

Иван Александрович Нарциссов — военный фотограф и корреспондент родился 17 апреля 1913 года в г. Липецке, кавалер ордена Отечественной войны, один из авторов пятитомного издания «Великая Отечественная война в фотографиях и документах». Скромный, смелый, бескорыстный и талантливый человек, оставивший огромный архив военных фотографий и газетных публикаций.
Войну начал с первых дней под Ельней Смоленской области и дошел до Берлина.
…Эта старая, сжимающая сердце фотография довольно известна. Её публикуют в разных изданиях обычно незадолго до 22 июня. Бывает, и ко Дню Победы.
На снимке — Татьяна Онищенко и её маленькая умирающая дочка, раненная во время фашистской бомбёжки.

Ещё летом 1941 года Татьяна получила известие: муж её пропал без вести. В жизнь Татьяны вошло мучительное ожидание. Каждый день она встречала почтальона — и каждый день тот проходил мимо.
Татьяна верила. Сводки с фронта летели тревожные, горестные для каждого русского человека. А она — верила вопреки всему. И дождалась.
Ранним осенним утром пришло письмо. Живой! Он оказался живой, лежал в госпитале, но рана была неопасной.
Какое это было счастье! Всеобъемлющее, огромное. Казалось: уж теперь-то точно пройдёт невредимым всю войну!
Счастье длилось несколько часов. А потом налетела фашистская авиация. Дом семьи Онищенко попал под меткий снаряд. Татьяна с доченькой в одночасье оказались без всего.
Кончился налёт. Вернулись женщина и малышка туда, где недавно стоял их дом. Горе… И тут Татьяна вспомнила: ведь ещё в конце лета закопала она неподалёку от дома бочку с солониной. Спасены! Есть еда, а с жильём что-нибудь решат, вокруг ведь люди, помогут.
И снова мелькнул луч света, надежда. И снова — на какие-то часы.
Опять налетела авиация. Не успела Татьяна подхватить на руки дочку, которая, испугавшись, убежала. Отыскала её уже после бомбёжки. И вот — страшный снимок…
За один день, за один только день Татьяна Онищенко пережила огромную радость, ужас, надежду и бесконечное горе. Вспоминается мне кадр из знаменитого фильма «Судьба», где бежит мать к подкошенному пулей сыну Ване, падает перед ним на колени и кричит: «Да где же ты, Господи?..»
…Не знаю, что кричала в тот момент Татьяна. Но крик этот, теперь неслышимый, заставляет сжиматься сердце того, кто посмотрит на фотографию.

Иван Нарциссов
Военкор сделал на Калининском фронте фотопортрет  юного разведчика Вани Михайленко, награжденного медалью «За отвагу».
В январе 1942 года в родное село Вани на Новгородчине ворвались гитлеровцы и учинили массовую расправу над местным населением. Из пулемётов фашисты расстреляли всех жителей села, погибли мать, бабушка и три сестры мальчика. Сам он был ранен и потерял сознание, а ночью, придя в себя, ушел в лес. Там он встретился с разведчиками из 3-й Ударной армии.
С ними он перешел линию фронта.  По просьбе Вани, его зачислили отдельную  разведроту 33-й стрелковой дивизии Калининского фронта.
В одном из боев Ваня уничтожил 5 вражеских солдат, за это он был награжден медалью «За отвагу».  Свою вторую медаль «За отвагу» Ваня получил за пленение немецкого капитана. Зимой 1942 года Ваня возвращался с задания. Никакого оружия при себе не имел. Увидев на дороге заблудившегося немецкого офицера, он решил захватить его в плен.  Подобрал на земле палку, подкрался сзади и ткнул ею фашиста в спину, как будто стволом автомата. Не давая фашисту опомниться, Ваня кричал разными голосами, изображая, что идет не один, а с несколькими бойцами. Когда он привел офицера в расположение отряда, тот увидел, что его захватил в плен мальчишка вооруженный палкой, не выдержал и расплакался…
СЫН ПОЛКА ОТОМСТИЛ ФАШИСТАМ ЗА МАТЬ, ОТЧИМА И БРАТА
Во время Великой Отечественной войны в рядах Красной армии служило более 3500 фронтовиков младше 16 лет. Их называли «сыновьями полка». Это официальная цифра, но, говорят, таких ребят было намного больше.
Володя Тарновский
Фотография, на которой запечатлен мальчик, оставляющий автограф на стене Рейхстага, давно стала исторической реликвией. Это 15-летний Володя Тарновский, который попал в действующую армию в 1943 году, когда советские войска освободили его родной Славянск. Председатель сельсовета рассказал о мальчике капитану стрелковой бригады, и тот предложил Володе пойти в армию. Как признавался сам юный разведчик, он буквально загорелся этой идеей — хотелось отомстить за расстрелянную мать, погибшего отчима и младшего брата, которого увезли с Донбасса.
Сначала он был обычным посыльным, но вскоре стал ходить на боевые задания вместе со старшими товарищами. Солдаты к мальчику относились с отеческой любовью, перешили ему форму и даже справили сапоги.
Свою первую награду Володя Тарновский получил за форсирование Днепра и спасение офицера. Медаль «За отвагу» уже ефрейтор Тарновский получил после захвата «языка»: когда Володя вел пленного унтер-офицера в расположение своей части, проходящие мимо солдаты не могли сдержать улыбки— виданное ли дело, двухметрового здоровяка конвоирует ребенок?! Однако маленькому конвоиру было совсем не до смеха — всю дорогу он шел со взведённым автоматом.
А потом был Берлин и знаменитый автограф на рейхстаге, запечатленный на фото. Он написал: «Северский Донец — Берлин». И расписался — за себя, командира полка и однополчанина, который поддерживал его снизу: «Артиллеристы Дорошенко, Тарновский и Сумцов».

И вновь возвращаемся к Евгению Халдею
С августа 1944-го Евгений Халдей снимал советских воинов, освобождавших Европу. До победного снимка оставалось немного.

В освобожденной Болгарии, 1944 г. …

Югославы приветствуют Красную Армию-освободительницу, 1944 г.

Нацист перед приходом советских войск расстрелял свою семью и покончил с собой на улице Вены.
Евгений Халдей: «Я пошел в парк у здания парламента, чтобы снять проходящие колонны солдат. И увидел эту картину. На скамейке сидела женщина, убитая двумя выстрелами — в голову и шею, рядом с ней мертвые подросток лет пятнадцати и девочка. Чуть поодаль лежал труп отца семейства, рядом валялся револьвер.
Подбежал вахтер из здания парламента:
Это он, он сделал, не русские солдаты. Пришел в 6 утра. Я видел его и его семью из подвального окна. На улице ни души. Он сдвинул вместе скамейки, велел женщине сесть, то же самое велел детям. Я не понял, что он собирается делать. И тут он застрелил мать и сына. Девочка запротивилась, тогда он уложил ее на скамью и тоже застрелил. Отошел в сторону, оглядел результат и застрелился сам».

Известный военкор еще в начале войны дал себе слово: если доживет до Победы, обязательно сфотографирует попранные Бранденбургские ворота. Сегодня этот кадр знают во всем мире как символ Победы над фашистской Германией: посеченные пулями и осколками ворота, наверху растяжка «Слава советским войскам…», а на первом плане — молоденькая регулировщица Маша, которая в одночасье стала Бранденбургской мадонной с легкой руки Евгения Халдея.
На фронт Маша ушла в 1942 году восемнадцатилетней девчонкой.
— В регулировщицы брали тогда только девушек, все мужчины и старики на передовой были, — вспоминает Лиманская. — Три дня нас обучали, раздали флажки. А потом «в бой».
Смена длилась по четыре часа. Но девушки порой стояли и дольше: по шесть, восемь часов, когда шли колонны.
— Когда Гитлер начинал бомбить, сменщица не могла просто добраться до тебя. Вот и стоишь, ждешь. Страшно, а что делать: уйти нельзя, это приравнивалось к дезертирству.
Вместе с советскими войсками Мария Лиманская дошла до Берлина.
Второго мая Мария уже стояла у Бранденбургских ворот, с обратной стороны от Рейхстага.

Факт о самой знаменитой фотографии:
Фотография тиражировалась миллионами экземпляров.

Евгений Халдей рассказал подлинную историю этого снимка.
Главной мечтой, его было – снять Знамя Победы над поверженным рейхстагом. И такой случай судьба подарила.
2 мая Евгений Халдей прибыл к Рейхстагу со своим знаменем и остановил нескольких солдат, попросив их помочь. Трое из них помогли ему водрузить знамя так высоко, как было возможно с учетом того, что здание горело. Именно эти солдаты и оказались на снимке — Алексей Ковалев (Украина), Абдулхаким Исмаилов (Дагестан) и Леонид Горичев (Белоруссия).

Знамя Победы над Рейхстагом. 1945.

Фотография, сделанная его руками, стала символом Великой Победы.
А на Нюрнбергском процессе его снимки рассматривали среди доказательств преступлений фашистов. Евгению Халдею снимал Великую Отечественную войну все 1418 дней.
В воспоминаниях Халдея совсем нет злорадства. Как и в его берлинских снимках. Разрушенный город, советские солдаты, идущие по поверженному нацистскому флагу, бомбардировщики над Рейхстагом — все это на его фотографиях вызывает, скорее, грусть, а не торжество. «Всем казалось, что то, к чему мы шли все эти 1418 дней, должно окончиться чем-то более грандиозным, — вспоминал Халдей. — А здесь стоял черный от копоти и дыма Рейхстаг, стояла удивительная тишина…»
Халдею повезло: он дошел до Берлина невредимым. Он снимал жителей разрушенного города, толпившихся в очереди за ведром воды, и советские танки, стоявшие у Бранденбургских ворот, — последним кадрам, возможно, порадовалась бы та женщина из Мурманска.

РОСФОТО Ленинградская блокада. Город и фронт

Всеволод Сергеевич Тарасевич (1919–1998) — классик советской журналистики. Родился в Москве. После окончания средней школы в 1937 году приехал в Ленинград и поступил в Ленинградский электротехнический институт. Во время учебы Тарасевич увлекся фотографией и вскоре начал публиковать свои снимки в газетах «Смена» и «Ленинградская правда». С 1940 года фотокорреспондент ленинградского отделения фотохроники ТАСС. С начала Великой отечественной войны фотокорреспондент политического управления Северо-Западного, а затем Ленинградского фронта.

Почти всю войну Всеволод Тарасевич провел в блокадном городе, постоянно выезжая на фронт, в войска, защищавшие Ленинград. Много лет спустя, в начале 1990-х, уже будучи классиком советской фотографии, он напишет: «Во время войны многое показывать было нельзя. Таковы были условия цензуры. Но я снимал. И по обязанности, и по долгу… Среди фотографий есть и серые, и не очень резкие. Сработаны были старенькой „лейкой“, которую всегда носил в кармане. Возможно, сегодня не всем понятно, почему так долго я смотрю на них, осторожно перебираю, помногу раз раскладываю. И не могу спрятать дрожащих рук…»

В начале войны Тарасевичу было чуть больше двадцати лет, но, не зная этого, можно подумать, что работы выполнены зрелым мастером. Уже тогда его фотографии отличает прекрасное чувство композиции и тот гуманистический порыв, что впоследствии сделает его главным выразителем идей оттепели в советском фотографическом искусстве.

Тарасевич много снимает Ленинград с первых дней войны — прекрасный цветущий город в самый разгар белых ночей и людей, которые еще не могут осознать до конца, какая непоправимая беда пришла в их дом. Первые бомбежки, эвакуацию горожан, работу гражданского населения на строительстве оборонительных сооружений, блокадную зиму 1941–1942 годов, застывший город, умерших людей на улицах, реки и каналы, из которых обессилевшие жители брали воду. Эти снимки не получается смотреть мимоходом, каждая фотография требует от зрителя большой душевной работы.

Удивителен у Тарасевича блокадный город. Наверно, он главное действующее лицо этой трагедии. Фотограф много снимает Неву, улицы и проспекты Ленинграда. Любовь к нашему городу останется у Всеволода Тарасевича навсегда. В 60-е годы он снимет цикл самых романтичных фотографий Ленинграда.

Тарасевич входит в число отечественных мастеров фотографии, оставивших наиболее выразительные снимки войны. Он снимал военные действия на Ленинградском и Северо-Западном фронте с первых дней отступления, в период тяжелых оборонительных боев, участвовал в прорыве блокады и, наконец, в боях за полное снятие блокады. В самых лучших своих кадрах автор поднимается до философских обобщений о месте человека на войне.

Фотографическое наследие Всеволода Тарасевича очень объемно. Самая большая коллекция фотодокументов Всеволода Тарасевича (более 100 тысяч негативов) хранится в Российском государственном архиве кинофотодокументов (г. Красногорск, Московская область). В общем доступе находится более 2,5 тысяч фотодокументов. Остальная часть собрания проходит процедуру экспертизы ценности и научно-технической обработки с целью дальнейшего включения отобранных фотодокументов в состав Архивного фонда Российской Федерации. В Центральном государственном архиве кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга хранится около 12 тысяч негативов его военных фотографий. Несколько десятков авторских отпечатков военных фотографий Тарасевича хранит в своих фондах Государственный музей политической истории России. Цифровые копии с негативов и отпечатков из этих трех коллекций представлены в выставочном проекте «Всеволод Тарасевич. Ленинградская блокада. Город и фронт». 


Организаторы Государственный музейно-выставочный центр РОСФОТО совместно с Российским государственным архивом кинофотодокументов (Красногорск), Государственным музеем политической истории России (Санкт-Петербург) и Центральным государственным архивом кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга


Фронтовые фотографы и их шедевры. Евгений Халдей

У Великой Отечественной войны есть свои символы — голос Левитана, стихи Симонова, фотографии Евгения Халдея. Фронтовой фотокор Евгений Халдей снимал войну от первого до последнего дня.

Фотокорреспондент ТАСС Евгений Ананьевич Халдей (в центре) в Берлине возле Бранденбургских ворот. На заднем плане ИС-2 из состава 7-й гвардейской танковой бригады — один из трёх (№№414, 432, 434 «Боевая подруга») самых знаменитых советских танков в поверженном Берлине.

Фотокорреспондент ТАСС Евгений Ананьевич Халдей (в центре) в Берлине возле Бранденбургских ворот. На заднем плане ИС-2 из состава 7-й гвардейской танковой бригады — один из трёх (№№414, 432, 434 «Боевая подруга») самых знаменитых советских танков в поверженном Берлине.

 Самые известные из его снимков — «Знамя Победы над Рейхстагом», «Парад Победы», фотохроники Потсдамской конференции, Нюрнбергского процесса.

Евгений Ананьевич Халдей (1916-1997 г.) родился в Донецке. В раннем возрасте потерял родителей. С 13 лет начал работать на заводе. Первый снимок сделал в 13 лет самодельным фотоаппаратом. С 18 лет начал работать фотокорреспондентом. С 1939 года он корреспондент «Фотохроники ТАСС». Снимал Днепрострой, репортажи об Алексее Стаханове. Однако, известность пришла к нему как военному корреспонденту. Военные снимки Халдея стали хрестоматийными, войдя в историю как важнейшие документы и символы. Все 1418 дней войны он прошел с камерой «leica» от Мурманска до Берлина. Снял конференцию глав союзных держав в Потсдаме, водружение флага над Рейхстагом, подписание акта капитуляции Германии.

Один из прославивших фотографа снимков, это«Знамя Победы над рейхстагом».

Был сделан он по заданию ТАСС 2 мая 1945 года, когда бои утихли и рейхстаг уже был взят. Перед этим Халдей сделал несколько фотографий победных знамён над освобождёнными советскими городами: Новороссийском, Керчью, Севастополем.

Знамя с серпом и молотом, запечатлённое на фотографии, Халдей привёз с собой. По его воспоминаниям, он попросил портного сшить три флага из красных скатертей. Прибыв в Берлин, Халдей сделал снимки с каждым из трёх флагов.

Первый флаг был установлен вдали от рейхстага, на крыше штаба 8-й гвардейской армии, возле скульптуры орла, восседавшего на земном шаре.

Второй флаг был установлен над Бранденбургскими воротами.

И третий флаг, с легендарной фотографии, был установлен на здании Рейхстага. По воспоминаниям Халдея, утром 2 мая 1945 года, когда Халдей добрался до рейхстага, из которого выбили гитлеровцев, флагов там уже было установлено множество. Наткнувшись на нескольких бойцов, он достал свой флаг и попросил их помочь забраться на крышу.

Однако эти широко известные снимки были постановочными, а на самом деле знамя Победы (штурмовой флаг 150-й ордена Кутузова II степени Идрицкой стрелковой дивизии) было водружёно 1 мая 1945 года на куполе здания рейхстага в городе Берлине бойцами Красной Армии Алексеем Берестом, Михаилом Егоровым и Мелитоном Кантария.


Водружение над взятым Рейхстагом красного знамени, которое позже стали называть Знамя Победы.

Водружение над взятым Рейхстагом красного знамени, которое позже стали называть Знамя Победы.

Красноармейцы с флагом СССР у имперского орла над главным входом аэропорта Темпельхоф (Berlin-Tempelhof)

Красноармейцы с флагом СССР у имперского орла над главным входом аэропорта Темпельхоф (Berlin-Tempelhof)


Красные знамена на квадриге Бранденбургских ворот. Командир 1-й батареи 1115-го гаубичного артиллерийского полка 172-й гаубичной артиллерийской бригады 14-й артиллерийской дивизии прорыва 6-го артиллерийского корпуса прорыва РГК лейтенант Кузьма Александрович Дудеев (1922—2012, слева) и командир расчета 2-й минометной роты 1373-го стрелкового полка 416-й стрелковой дивизии старший сержант Иван Петрович Андреев (1925—1999) водружают Красное знамя. Парад Победы. Заместитель Верховного Главнокомандующего Маршал Советского Союза Г.К.Жуков принимает парад войск Действующей армии, Военно-Морского Флота и Московского гарнизона в ознаменование победы над Германией в Великой Отечественной войне. Парад Победы. Советские солдаты с поверженными штандартами гитлеровских войск. Марш сводных полков в ходе Парада Победы завершал строй солдат, несших 200 опущенных знамен и штандартов разгромленных гитлеровских войск. Эти знамена под мрачную дробь барабанов были брошены на специальный помост у подножия Мавзолея Ленина. Ближний на фото — Федор Антонович Легкошкур (1919—1996), первым на параде бросивший древко штандарта части «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер»
Лидеры «Большой тройки» антигитлеровской коалиции на Потсдамской конференции: премьер-министр Великобритании (с 28 июля) Клемент Эттли, президент США Гарри Трумэн, председатель СНК СССР и председатель ГКО СССР И. В. Сталин. Потсдамская конференция проходила в Потсдаме с 17 июля по 2 августа 1945 г. с целью определить дальнейшие шаги по послевоенному устройству Европы.
Истребители Як-9Д, 3-я эскадрилья 6-го ГвИАП ВВС Черноморского Флота. Пилот у самолета-бомбардировщика А-20G «Бостон» 13-го гвардейского ДБАП (топмачтовики). ВВС Черноморского флота.
Собачья упряжка и советские связисты, прокладывающие телефонную линию по тундре в Заполярье.
Советские саперы с собаками минно-розыскной службы на Музейном бульваре Будапешта. Справа в кадре — Венгерский национальный музей.

05.05.2020 15:13 12+

Посмотрите на работы главного архитектурного фотографа СССР — Strelka Mag

4 сентября Центр фотографии имени братьев Люмьер совместно с фондом Still Art открывают юбилейную выставку Наума Грановского, главного фотокорреспондента советской Москвы. Он снимал главные достопримечательности города на протяжении нескольких десятилетий.

Наум Грановский, улица Тверская, 1939. © Галерея Люмьер

Наум Грановский, Улица Горького, 1947 . © Галерея Люмьер

Наум Грановский приехал в Москву в 1926 году. На бирже труда он тут же добился направления на работу в Пресс-клише ТАСС учеником печатника. Грановский начал фотографировать Москву в конце 1920-х, став фотокорреспондентом. Спустя десятилетия он возвращался на те же площади и улицы, чтобы «задокументировать» происшедшие изменения.

Наум Грановский. Улица Тверская, Солнечный переход, 1950-е. © Галерея Люмьер

Его фотографии отличает академически строгая композиция кадра и точно найденный зрительный центр. На выставке будет представлена коллекция оригинальных авторских отпечатков. Среди них — фотография вечерней Смоленской набережной. В 70-е годы она попала на одну из финальных заставок программы «Время».

Наум Грановский. Смоленская набережная вечером, заставка телепрограммы «Время», 1970-е. © Галерея Люмьер

Грановский заснял пионера высотной модернистской архитектуры СССР, здание НИИ «Гидропроекта» (1960–1968), план которого изначально был выполнен в стиле «советского ар-деко». Однако вместо ещё одной сталинской высотки был возведён первый в СССР небоскрёб американского типа. Внешний облик и планировка 25-этажного стеклянного здания «Гидропроекта» схожи со знаменитым нью-йоркским Левер-хаусом (1951–1952), которому подражали во всём мире.

Наум Грановский. НИИ «Гидропроект», 1968. © Галерея Люмьер

Ливер-хаус, Нью-Йорк, 1959. Фото: istock / atlantic-kid

Футбольно-легкоатлетический манеж ЦСКА (1976–1979) — ещё одна модернистская постройка, которую можно будет увидеть на выставке. Здание вдохновлено архитектурой позднего Ле Корбюзье. Плавная форма козырька перекликается с законодательной ассамблеей Корбюзье, построенной в Чандигархе (1962).

Наум Грановский. Футбольно-легкоатлетический комплекс ЦСКА, 1979. © Галерея Люмьер

Законодательная ассамблея Корбюзье в Чандигархе. Фото: Archdaily / Fernanda Antonio

На снимках Грановского можно подробно рассмотреть один из первых жилых комплексов конца 1950-х годов, 9-й экспериментальный микрорайон Новых Черёмушек (1956–1959).

Наум Грановский. В Новых Черёмушках, 1960-е. © Галерея Люмьер

Наум Грановский. 9-й квартал Новых Черёмушек, плескательный бассейн для детей, 1960-е. © Галерея Люмьер

Наум Грановский. Хорошёво-Мнёвники, 1960-е. © Галерея Люмьер

Многое из того, что снимал Грановский в 50-е — 80-е годы, уже не существует или находится в состоянии упадка. Например, нет бассейна «Москва», построенного на месте храма Христа Спасителя, гостиницы «Россия» и спорткомплекса «Олимпийский».

Наум Грановский. Храм Христа Спасителя, построенный в честь победы в Отечественной войне 1812 года, 1927. © Галерея Люмьер

Наум Грановский. Вид на бассейн «Москва», 1970-е. © Галерея Люмьер

Наум Грановский. Вид на Москворецкую набережную и гостиницу «Россия», 1968. © Галерея Люмьер

Наум Грановский. Спортивный комплекс «Олимпийский», 1980. © Галерея Люмьер

Наум Грановский, гостиница «Минск», 1960-е. © Галерея Люмьер

Наум Грановский. Курский вокзал, 1960-е. © Галерея Люмьер

  • Наум Грановский родился в 1910 году. Уже в 1929-м он стал фотокорреспондентом фотохроники ТАСС, проработав там вплоть до года смерти — 1984. В военное время работал фотокорреспондентом газеты «Тревога» Московского фронта противовоздушной обороны. Награждён орденом Красной Звезды и боевыми медалями. Заслуженный работник культуры РФ. Член Союза архитекторов СССР.

Мероприятия

ФОТОВЫСТАВКА «ДОРОГИ ВОЙНЫ»

Июн 2015 22

22 июня в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации открылась фотовыставка «Дороги войны», посвященная 70-летию Победы в Великой Отечественной войне.
Выставка рассказывает о самом трагическом для нашей страны событии 20-го века – Великой Отечественной войне: о первых днях войны, о потерях и поражениях, о героических наступлениях и победе.

На выставке представлены фотографии классиков отечественной фотографии – советских фотокорреспондентов Аркадия Шайхета (1898-1959), Михаила Савина (1915-2006), Александра Устинова (1909-1995), Марка Маркова-Гринберга (1907-2006), Георгия Липскерова (1896-1977), Эммануила Евзерихина (1911-1984), Евгения Халдея (1917-1997), Ивана Шагина (1904-1982), Евгения Умнова (1919-1975). Вместе с Красной Армией они прошли от Москвы до Берлина, фиксируя солдатские будни и минуты отдыха, поражения и победы, жителей освобожденных деревень и городов и знамя, поднятое над Рейхстагом. Имена этих фотографов стали известны уже в 1920-е – 1930-е годы прошлого века. Но именно благодаря фотографиям, снятым на войне, они навсегда вошли в историю отечественной и мировой фотожурналистики.

На выставке представлены современные отпечатки с авторских негативов из коллекции Союза фотохудожников России и архивов советских фотографов.

ЭММАНУИЛ ЕВЗЕРИХИН (1911-1984)
Родился в 1911 году. В 1932 году окончил специальные курсы при «Союзфото».
С 1932 по 1939 год был корреспондентом московского «Союзфото», много снимал в Арктике и Средней Азии, на строительстве Днепрогэса и Турксиба. В 1935 году участвовал в «Выставке Советского фотоискусства» в Москве. В 1939-1940 годах был корреспондентом газет «Вечерняя Москва» и «Московский комсомолец».
С начала войны Эммануил Евзерихин — специальный военный фотокорреспондент «Фотохроники ТАСС». Снимал Сталинградскую битву, освобождение Донбасса, Минска, Варшавы, Кенигсберга, Праги.
В 1945-1971 годах — корреспондент «Фотохроники ТАСС».
Персональная выставка Эммануила Евзерихина прошла в Фотоцентре Союза журналистов России (Москва) в 1999 году. В 2007 году Государственный Русский Музей сделал альбом «Эммануил Евзерихин». В 2015 году персональная выставка «Россия эпохи Сталина в фотографиях Эммануила Евзерихина» прошла в итальянском городе Торвискоза.

АНАТОЛИЙ ЕГОРОВ (1907-1986)
Родился в 1907 году в Москве.
Начал снимать в 1930-е годы. Работал в газете «Рабочая Москва» (ныне «Московская правда»).
С первого дня войны – на фронте. Все это время работал в журнале «Фронтовая иллюстрация». Был корреспондентом газеты Южного фронта «Во славу Родины», вел репортажи об обороне Одессы. Затем – специальный фотокорреспондент газеты «Известия». Фотографировал на Сталинградском, Степном, 2-м Украинском фронтах, снимал освобождение Праги. Закончил войну на Дальнем Востоке, снимал Парад Победы над милитаристской Японией.
Награжден орденом Красной Звезды и двумя орденами Отечественной войны 2-й степени, медалями.
В послевоенное время работал в «Иллюстрированной газете», «Известиях», «Советской России», «Красной звезде».

ГЕОРГИЙ ЛИПСКЕРОВ (1896-1977)
Родился в 1896 году в Москве. В тридцатые годы стал фотокорреспондентом Союзфото, затем – фотохроники ТАСС. Снимал на Памире, Камчатке, в Киргизии, Таджикистане. С 1932 года был фотографом особой сводной агитэскадрильи имени Максима Горького.
В 1935 году впервые участвовал в международной выставке – ХХХ салоне фотографического искусства в Париже.В 1936 году в газете «Известия» был опубликован фоторепортаж Георгия Липскерова об арктическом перелете Фариха, Водопьянова и Махоткина на остров Вайгач.
В первые дни войны вступил в народное ополчение, участвовал в боях.
В 1942 году был фотокорреспондентом газет 52-й армии и 2-го Украинского фронта. С 1943 года входил в группу военных кинодокументалистов, возглавляемую Романом Карменом. Снимал бои под Москвой, под Сталинградом, на Курской дуге.
С 1946 г — штатный фотокорреспондент ТАСС, снимал в Прибайкалье, Прибалтике, Закарпатье. С 1956 года — фотоиллюстратор книг в издательстве «Детская литература».
В 1980 году в Центральном Доме журналиста была организована юбилейная выставка, посвященная 45-летию творческой работы Георгия Липскерова.

МАРК МАРКОВ-ГРИНБЕРГ (1907-2006)
Родился в Ростове-на-Дону в 1907 году. В 1925 году стал фотокорреспондентом газеты «Советский Юг» и внештатным корреспондентом журнала «Огонек». В 1926 году переехал в Москву. В 1930 году был приглашен на штатную работу в Пресс-клише ТАСС. Снимал строительство Днепрогэса, организацию первых колхозов, известных писателей — М.Горького, В.Маяковского, приезжавших в Советский Союз Ромена Роллана и Бернарда Шоу, шахтеров-новаторов Алексея Стаханова и Никиту Изотова, знаменитых летчиков — В.Чкалова, М.Громова, В.Гризодубову и П.Осипенко. В 1938 году перешел на работу в Фотохронику ТАСС.
В сентябре 1941-го отправлен рядовым на фронт. В июле 1943 года был направлен политотделом армии корреспондентом в армейскую газету «Слово бойца».
После войны служил в звании капитана фотокорреспондентом в «Красноармейской иллюстрированной газете». До 1957 года работал в фотоиздательстве Всесоюзной сельскохозяйственной выставки. Почетный член Союза фотохудожников России.

МИХАИЛ САВИН (1915-2006)
Родился в 1915 году в г.Сасово Рязанской области.
В 1937-1938 годах, проходя службу в армии, учился на заочных курсах фотокорреспондентов при Фотохронике ТАСС.
С 1939 года – корреспондент Фотохроники ТАСС, с 1940 года – собственный фотокорреспондент ТАСС по Белоруссии.
С марта 1941 года – сотрудник газеты Западного военного округа «Красноармейская правда». С первого дня войны Михаил Савин на фронте. Участвовал в освобождении Смоленска, Белоруссии, во взятии Кенигсберга.
После окончания войны продолжал работать фотокорреспондентом в «Красноармейской правде».
В 1948 году участвовал в первой послевоенной выставке «Великая Отечественная война в художественной фотографии» (ЦДРИ, Москва).
Демобилизовавшись, стал фотокорреспондентом журнала «Огонек», в котором проработал 45 лет. С фотоаппаратом объездил всю страну, снимал во многих зарубежных странах.
Заслуженный работник культуры РСФСР. Почетный член Союза фотохудожников России.

ЕВГЕНИЙ УМНОВ (1919-1975)
Родился в Москве 24 мая 1919 года.
После окончания школы в 1938-1944 гг. учился в МИСИ на архитектурном факультете.
В 1941 г. вместе с матерью находился в эвакуации в Новосибирске. Работал в газете «Советская Сибирь» фотокорреспондентом. В 1943 г. вернулся в Москву. В 1944 году снимал в Москве немецких военнопленных на Садовом кольце, затем была съемка восстановления Сталинграда.
С 1947 г – постоянный сотрудник Всесоюзного Общества культурных связей с заграницей (ВОКС). Сопровождает зарубежные делегации и зарубежных представителей в их поездках по СССР, среди которых: американский писатель, Джон Стейнбек, фоторепортер и один из основателей фотоагентства «Magnum» Роберт Капа, глава Общества британо-советской дружбы Джонсон Хьюлетт, сын президента США Эллиот Рузвельт, английский драматург Джон Бойнтон Пристли.
С 1949 г – член профсоюза работников полиграфического производства и печати. С 1959 г – член Союза журналистов СССР.
С 1950 по 1975 гг — сотрудник журнала «Огонек». Фотографии публиковались в АПН, журналах «Советский Союз», «Театр», «Балет», «Советское фото», «Крестьянка», «Смена», «Работница», «Die Freie Welt» и других. Фотографии Умнова использованы в книгах о балете Большого театра, альбомах, посвященных творчеству ансамбля под руководством Игоря Моисеева и многих других.

АЛЕКСАНДР УСТИНОВ (1909-1995)
Родился 16 июня 1909 года в Москве.
В 1931 году поступил на операторский факультет Московского государственного института кинематографии. Руководил фотокружком в клубе Кремлевской школы имени ВЦИК, где обучались будущие командиры Красной Армии.
Один из первых известных фоторепортажей Устинова — съемка курсантов школы ВЦИК на воскреснике на строительстве московского метрополитена (1933 год). С этого времени фотографии Устинова стали публиковаться во многих газетах и журнале «Огонек». Снимал летчиков, штурмовавших Арктику, участников челюскинской эпопеи, экипаж самолета «Родина» – знаменитых летчиц Валентину Гризодубову, Полину Осипенко и Марину Раскову, совершивших в 1938 году беспосадочный перелет из Москвы до Дальнего Востока.
С самого начала войны и до ее последнего дня Устинов снимал все основные события, происходившие в эти дни: мобилизацию, добровольцев, ополченцев, первые эшелоны на фронт, открытие военных госпиталей, подготовку Москвы к защите от противника, первый налет врага, первые сбитые вражеские самолеты и многое-многое другое. В конце июля 1941 года стал военным фотокорреспондентом газеты «Правда». В начале августа 1941 года был направлен на Волховский фронт. В годы войны по заданиям редакции снимал на Волховском, Западном, Юго-Западном, Ленинградском, Брянском, Сталинградском, всех четырех Украинских фронтах. Был одним из очень немногих фотокорреспондентов, снимавших встречу советских и американских войск на Эльбе в апреле 1945 года. Снимал и в День Победы – 9 мая 1945 года в Москве. После окончания войны продолжал работать в «Правде».

ЕВГЕНИЙ ХАЛДЕЙ (1917-1997)
Родился 10 марта 1917 года в украинском городе Юзовка (Донецк).
1932 году появляются первые фотографии Е.Халдея в местной прессе, а в году его принимают на работу в Фотохронику ТАСС в Москве.
22 июня 1941 г. в Москве он снимает людей, слушающих объявление о начале войны с Германией у здания Фотохроники ТАСС. Участвовал в освобождении Севастополя, штурме Новороссийска, Керчи, освобождении Румынии, Болгарии, Югославии, Австрии, Венгрии. Был аккредитован на Потсдамской конференции и Нюрнбергском процессе в Германии. Окончание Второй Мировой войны встретил в Манчжурии.
В 1948 году фотограф попал под волну «борьбы с космополитизмом». Был уволен из Фотохроники ТАСС и устроился работать в журнал «Клуб и художественная самодеятельность», снимал промышленность, спорт, артистов. В 1957 году Халдей был принят на работу в газету «Правда», где проработал до 1972 года. Затем работал в «Советской культуре».
В 1995 году в Перпиньяне (Франция) на международном фестивале фотожурналистики Е.Халдею была присуждена самая почетная награда в мире искусства – титул «Рыцарь ордена искусств и литературы». В 1997 году американским издательством «Aperture» была выпущена книга «Свидетель истории. Фотографии Евгения Халдея». В мае 1997 года в Париже и Брюсселе состоялась премьера 60-минутного фильма «Евгений Халдей – фотограф эпохи Сталина», снятого компанией Wajnbrosse Productions&Cult Film.
В 1998 году в Фотоцентре на Гоголевском бульваре прошла персональная выставка Евгения Халдея. В 2002 году в галерее «ФотоСоюз» прошла выставка «Неизвестный Халдей» из проекта «Фотографическое наследие». В 2004 году во Франции в Марком Гроссе была издана книга «Халдей – фоторепортер Советского Союза» («Khaldei. Un photoreporter en Union Sovietique»).
В 2006 году состоялась премьера документального фильма Галины Долматовской «Примечания к прошлому». Фильм и выставка Евгения Халдея были показаны в Онфлере (Франция) на фестивале российского кино в ноябре того же года.
В 2010 году прошла персональная выставка Е.Халдея в Нижнем Новгороде, а в 2011 году в Киеве и Севастополе. Персональная выставка «Знамя Победы», посвященная 70-летию Победы в Великой Отечественной войне, открылась в апреле 2015 г в музейно-выставочном центре «РОСФОТО» (Санкт-Петербург).
Почетный член Союза фотохудожников России.

ИВАН ШАГИН (1904-1982)
Иван Михайлович Шагин родился в 1904 году в Ивановской области.
В начале 1920-х годов работал матросом на волжском пароходе, с 1924 года – в торговом кооперативе в Москве: сначала продавцом, затем инструктором показательного магазина-школы.
Уже в 1920-е годы Шагин увлекся фотографией, а с 1930-го года он – профессиональный фотожурналист. Был постоянным сотрудником редакций газет «Наша газета» и «Кооперативная жизнь», а в 1933 году становится фотокорреспондентом «Комсомольской правды». Основные темы его довоенных фоторепортажей – промышленность, сельское хозяйство, спорт, повседневная жизнь, советская молодежь, Красная Армия.
В 1934 году Шагин – участник нескольких международных фотовыставок: его работы были представлены в Праге, Варшаве, Сарагоссе. В 1935 году его пригласили участвовать в «Выставке работ мастеров советского фотоискусства» в Москве. В 1935 году его включили в бригаду ведущих фоторепортеров, которой Политическим управлением РККА было поручено снимать Киевские маневры.
Будучи военным фотокорреспондентом, снимал войну от первого до последнего дня – от объявления о нападении Германии на Советский Союз и работы в тылу до подписания капитуляции в Берлине в мае 1945 г. После капитуляции Германии много снимал в Берлине – советских солдат, жителей разрушенного города. После окончания войны продолжал работать в «Комсомольской правде», в 1950-1960-е гг увлекся цветной фотографией. Его работы печатались в журналах «Огонек» и «Смена». Военные фотографии Шагина постоянно публиковались в различных изданиях у нас и за рубежом.

АРКАДИЙ ШАЙХЕТ (1898-1959)
Родился 30 августа (12 сентября) 1898 года в городе Николаеве.
Работал на Николаевском судостроительном заводе подручным слесаря. В 1920 году приехал в Москву и устроился ретушером к частному фотографу на Сретенке. В 1924 году в «Рабочей газете» была опубликована его первая фотография. Последующие десять лет работал в журнале «Огонек».
В 1928 году участвовал в выставке «Советская фотография за 10 лет» (Москва) и был удостоен диплома 1-й степени.
В 1930 году начал выходить журнал «СССР на стройке», редактируемый А.М.Горьким. Шайхет стал его постоянным фотокорреспондентом.
В годы Великой Отечественной войны — корреспондент газеты «Фронтовая иллюстрация». Снимал практически на всех фронтах, в том числе под Москвой, Сталинградом, на Курской дуге, при взятии Берлина. Награжден орденами Красного знамени, Отечественной войны II степени, медалями.
В послевоенные годы снова работал в журнале «Огонек». Работы находятся во многих музея мира, в том числе в Музее изобразительных искусств им. А.С.Пушкина, музее Людвига в Кельне и других.


Великая Отечественная война в объективе выдающихся фоторепортеров

https://ria.ru/20200511/1569983038.html

Великая Отечественная война в объективе выдающихся фоторепортеров

Великая Отечественная война в объективе выдающихся фоторепортеров — РИА Новости, 26.04.2021

Великая Отечественная война в объективе выдающихся фоторепортеров

Фотокорреспонденты работали на передовой и в тылу, их снимки стали символами Великой Отечественной и позволяют нам, сегодняшним, ощутить ужас той войны… РИА Новости, 26.04.2021

2020-05-11T09:45

2020-05-11T09:45

2021-04-26T17:34

75 лет великой победы

фото

великая отечественная война (1941-1945)

анатолий гаранин

евгений халдей

макс альперт

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn24.img.ria.ru/images/149046/57/1490465753_0:230:2950:1889_1920x0_80_0_0_4de535224518b6b33d86036f040b1344.jpg

Фотокорреспонденты работали на передовой и в тылу, их снимки стали символами Великой Отечественной и позволяют нам, сегодняшним, ощутить ужас той войны. Знаковые кадры Макса Альперта, Анатолия Гаранина, Евгения Халдея, Якова Рюмкина, Марка Маркова-Гринберга и Всеволода Тарасевича — в подборке Ria.ru.

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn23.img.ria.ru/images/149046/57/1490465753_71:0:2802:2048_1920x0_80_0_0_2ca86bb16a79fd003cbe6864e400dc98.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

фото, фото, великая отечественная война (1941-1945), анатолий гаранин, евгений халдей, макс альперт

13 снимков главного фотографа Великой Отечественной войны • Arzamas

Оглавление

Валерий Нистратов

В основном то, что я знаю о Халдее, — несколько десятков известных фотогра­фий. Это хрестоматийные образы войны, например «Знамя Победы над Рейх­ста­­гом». Советские военные фотографы часто создавали пропагандистские образы, делали постановочные фотографии — Халдей, конечно, тоже этого не избежал. Поэтому мне хочется сосредоточить свое внимание на неизвест­ном мне Халдее, где Халдей скорее не фоторепортер, а прежде всего свидетель с камерой. Большинство кадров, которые я выбрал, сняты немного любитель­ским, неискушенным взглядом. В них есть подробности и детали. Советская фотография грешит их отсутствием: снимки тщательно ретушировали или просто избегали ненужных деталей в кадре при съемке.

«Мертвая женщина около Ландвер-канала» (1945)

© Евгений Халдей / Из коллекции МАММ / МДФ

Эта фотография поражает меня обыден­ностью смерти. На набережной Берлина лежит мертвая женщина, типичная немка. Неясно, убили ее или она покончила жизнь самоубийством. В этом интрига снимка — что произошло с этой женщи­ной, кто она? Такое ощущение, что фотографию сделал не репортер Совет­ской армии, а берлинский фотолюбитель, который гулял по набереж­ной в солнечный день.

Женщина, по всей видимости, городская дама среднего класса, хорошо одетая, в шляпке, в перчатках, туфлях, рядом — саквояж и какие-то вещи. Если вспомнить теорию Ролана Барта, то мы видим тут «пунктумы», мельчайшие детали, за которые цепляется взгляд    В своем эссе «Camera lucida» французский философ Ролан Барт формулирует два пар­ных понятия, опреде­ляю­щих специфику фотографии: studium и punctum. Studium обозначает культурную, языковую и полити­ческую интерпретацию фотографии, а punctum — укол, удар, личную деталь, которая устанавливает прямую связь с объек­том на фотографии. : изгиб пальцев, то, как повернута ее рука. Мне нравится композиция кадра: две линии — черная (мост) и белая (бордюр), которые сходятся за деревьями.

Это абсолютная, каноническая смерть, как ее мог бы изобразить поэт или ху­дож­ник. Перед нами безвременная фотография, не привязанная к опреде­ленной эпохе или моменту, и в этом ее сила. Да, мы знаем, что снимок сделан в военное время. Но ведь война — это рутина, в ней нет ничего герои­ческого. Даже в войну люди живут обычной жизнью — разница только в том, что тебя могут убить, когда ты выйдешь за хлебом.

«Берлинцы смотрят на советские танки, которые вошли в город» (1945)

© Евгений Халдей / Из коллекции МАММ / МДФ  

Что бы увидел на этой фотографии совет­ский человек? Что советские солдаты освобождают Берлин. Но я смотрю на этот снимок взглядом современного человека. И меня здесь цепляет ощущение полной неизвестности. Обычно на снимках с таким названием люди ликуют, встречают солдат с цветами. Но тут мы видим, что люди скорее растеряны. Они не знают, чего ждать.

На переднем плане стоит женщина с ботин­ками. Я задаю себе вопрос: почему она их дер­жит, зачем они ей? Лишняя пара обуви, которую она хочет вручить солдату? Или просто несет мужу?

Эта фотография не о ликовании при встрече солдат, а о двусмысленности того, что произой­дет дальше. Ботинки в руках у женщины — своего рода триггер, который заставляет думать об этом. Может, они — единственное, что у нее осталось, а солдаты, возможно, отнимут их и надругаются над ней. А может, солдаты, наоборот, помогут этой женщине.

Атмосфера на снимке мне кажется гнетущей, депрессивной: противопо­став­ление танков и женщин, сырая земля… Эта фотография не о радости, она скорее о начале очередной мрачной страницы истории, о предчувствии очередной формы насилия.

Аудио

 

Бронепоезд едет по Германии

Лейтенант Борис Итенберг — о первом бое на бронепоезде и встрече с немецким бытом

«Салют в освобожденном Севастополе» (1944)

© Евгений Халдей / Из коллекции МАММ / МДФ  

Это постановочный снимок. Идеальный для того, чтобы опубликовать его в газете вместе с новостью об освобождении Крыма — для поддержания боевого духа. Но я считаю, что на самом деле это фотогра­фия с двойным дном. У Халдея было все в порядке с чувством юмора и иронией. Часто в его работах присутствует абсурд.

В этой фотографии мне нравятся ее абсолют­ная дикость и безумие. Солдаты стоят в организованном Халдеем кадре — он попро­сил их пострелять в воздух. Они вроде бы радуются тому, что им удалось освободить город. И ты тоже сначала этим проникаешься. Но вдруг понимаешь, что эта эйфория совершен­но неоправданна, что в действительности радоваться нечему: война еще не закончена, и жизнь этих солдат может завершиться в любой момент. Важную роль в этом понимании играет задний фон: разбитая баржа, дым, памятник затоплен­ным кораблям — картина полнейшей разрухи.

Это черный юмор. Такую фотографию мог бы снять, например, 
Мартин Парр    Мартин Парр — современный британский фотограф-документалист, известный иронич­ными, часто абсурдными и не всегда лице­приятными съемками «обывателей» в повсед­невной жизни. . Халдей был очень ироничным человеком, и это не могло не сказаться на его фотографиях. Он мог выбрать не такой драматичный задний план, но в итоге фон выглядит противоречивым, и снимок приобретает двусмысленность. Раньше этот кадр был образцовой пропагандой, а сейчас его абсурдность просто бросается в глаза.

«Враг народа» (1938–1939)    Существует два варианта названия и дати­ров­ки этого снимка: «Враг народа» (1938–1939) и «Красноармеец ведет на допрос преда­теля Токарева, служившего при немцах бургомистром Керчи» (1942).

© Евгений Халдей / Из коллекции МАММ / МДФ 

Это очень необычная фотография, я наткнулся на нее случайно, раньше ни разу не видел. Визуально это плохой снимок, хотя у Халдея, разумеется, было чувство композиции и формы: глаза старика в неудачной фазе, темное пальто смешивается с черной решеткой, в центре кадра белое пятно, сам кадр разделен на две части. Вместе с тем я уверен, что это пропагандист­ская постановка — и, что самое странное, очень неуклюжая.

Обычно снимки «врагов народа» — это фор­мальные фото в профиль и анфас с номером и фамилией поверх снимка (есть даже такое понятие «фотография под арестом»). А тут снимок нарочито неформальный, репортаж­ный, к тому же он — часть серии, в которой «враг народа» идет на допрос, его допраши­вают и т. д. 

1 / 2

© Евгений Халдей / Из коллекции МАММ / МДФ

2 / 2

© Евгений Халдей / Из коллекции МАММ / МДФ

Фотограф как будто специально снимает плохо, чтобы было больше похоже на правду. Мне эта фотография интересна как образец конструктора по произ­вод­ству фальши: мол, сделайте нам иллюстрацию к статье про то, как власть вылавливает недобитых врагов народа. И это прекрасный пример того, как и в каких обстоятельствах работал советский фотограф.

Сергей Пономарев

Мастерство фотографа определяется в первую очередь умением компоновать кадр. Это основная заповедь любого жанра фотографии. По снимкам Халдея можно учиться композиции и технике фотографии. Это поразительно уже потому, что Халдей как военкор часто снимал в экстремальных условиях, под пулями. И конечно, он пони­мал, что его снимки еще должны будут пройти фильтр цензуры.

Просмотрев архив Халдея, я выбрал несколько снимков: иногда меня завора­живал кадр, казалось бы, достаточно простой, просто пейзаж, но как фото­граф я видел в нем мысль автора, желание усилить кадр, сказать что-то большее. Иногда я замечал схожие приемы, которые автор применял в разных местах. Некоторые снимки перекликались с моей собственной биографией фотографа.

«Пограничники. Тянь-Шань» (1938) и «На Мурманском направлении» (1941)

1 / 2

Пограничники. Тянь-Шань. 1938 год© Евгений Халдей / Из коллекции МАММ / МДФ

2 / 2

На Мурманском направлении. 1941 год© Евгений Халдей / Из коллекции МАММ / МДФ

У нас говорят: любитель применяет 10 штам­пов, а профессионал оперирует сотней. Очень часто фотограф, когда снимает войска, применяет в композиции ритм — чередует темные и светлые объекты в кадре. И вот мы видим один и тот же прием в совер­шенно разных местах: конный патруль в горах Тянь-Шаня и солдаты где-то на Мурманском направлении. В этих кадрах важна детальная проработка и артистич­ность силуэтов. Поскольку фигуры очень темные, только мастерство фотографа можем дать нам возможность прочесть детали: плащ-палатки, буденовки, винтовки. При вроде бы одинаковой компо­зиции у обоих кадров совершенно особенное на­строение. В тянь-шаньском — безмятежность и уверенность во всем: и в позах всадников, и в мерном шаге коней, и в фоне — небо светлое, снег чистый. В мурманском снимке солдаты идут по краю воды, как по острию. Их силуэты отражаются в воде, создавая ощущение какой-то двойственности, которая усиливается темным, контраст­ным небом. Позы у солдат напряженные: хоть и видно, что они идут налегке, они как бы нагружены бременем войны.

«Разрушенный Севастополь» (1944)

© Евгений Халдей / Из коллекции МАММ / МДФ 

Другой удивительный кадр — разрушенный Севастополь в мае 1944 года. Меня здесь привлекло то, что Халдей не стал просто фотографировать разрушения, у него много таких снимков, где просто запечатлено war porn   War porn — особенно жестокие материалы (фото, видео, иногда текст и аудио), которые эксплуатируют темы насилия и разрушений на войне. . Он попробовал внести жизнь в кадр и обрамил разрушенное здание живыми деревьями и кустами. Я думаю, что к 1944 го­ду он повидал уже много разрушений и не хо­тел рутинно документировать еще одни развалины. В этом снимке я считываю его мысль, что жизнь продолжается, разру­шения временны, дома отстроят, а деревья станут еще больше. Еще в этом кадре нет людей, что необычно для фотожурна­листики. Думаю, что это тоже не случайно, в этом есть своя эстетика, созерцатель­ность — посмотрите, как руины сочетаются с кучевыми облаками.

«Поэт Евгений Долматовский со скульптурной головой Гитлера в Берлине» (1945)

1 / 2

Евгений Долматовский в Берлине. 1945 год© Евгений Халдей / Из коллекции МАММ / МДФ

2 / 2

Голова памятника Муаммару Каддафи. Фотография Сергея Пономарева. Триполи, 2011 год© Sergey Ponomarev / AP Photo / ТАСС

Этот снимок, возможно, видели многие, но мне он близок в связи с неко­торыми личными воспоминаниями. Изображенный здесь поэт Евгений Долматовский в своей книге «Было» вспоминает, как нашел голову Гитлера в одном из помещений Рейхстага:

«Я прошел к трибуне. Под ней валялась сорванная с какого-то памят­ника бронзовая голова Гитлера. Не знаю почему, я поднял ее и вынес из здания. Она была тяжелая, у Бранденбургских ворот я ее бросил, и она со звоном покатилась по брусчатке под смех стоявших там наших солдат».

Очевидно, прямо перед этим Халдей и запе­чатлел Долматовского с Гитлером в руке.

Когда-то я оказался в похожей ситуации. Точно так же я входил в захва­ченный город и наблюдал, как люди, годами ненавидевшие своего врага, вдруг получают все, чем он вла­дел, в свою полную власть. Памятники дикта­торов летят под ноги солдатам. У меня это было в Триполи, и в моем случае это была голова Каддафи    Битва за Триполи — одно из сражений гражданской войны в Ливии (2011 год — наши дни) между приверженцами ливийского лидера Муаммара Каддафи и сторонниками Национального переходного совета за овла­дение столицей Ливии Триполи. В результате город перешел под контроль переходного Национального совета и его сторонников. С падением Триполи последней крупной базой каддафистов в Ливии остался Сирт. .

К сожалению, я не знаю, куда подевалась та голова, в тот день думать приходилось много о чем другом. Думаю, что Халдею в тот момент тоже было не до Долматовского с его головой Гитлера. Для него, как для репор­тера Советской армии, главным символом победы должен был стать красный флаг над Рейхстагом.

«Знамя Победы над Рейхстагом» (1945)

© Евгений Халдей / Из коллекции МАММ / МДФ  

По мере продвижения Красной армии к Бер­лину в каждом занятом городе на главном административном здании водружался крас­ный флаг. По снимкам, сделанным в эти моменты, видно, что отрабатывать свой легендарный кадр со знаменем над Рейхста­гом Халдей начал заранее.

Советский флаг у здания парламента в Будапеште. 1945 год © Евгений Халдей / Из коллекции МАММ / МДФ 

К примеру, мы видим снимки, сделанные им в феврале 1945-го в Будапеште. Вначале солдат вешает флаг перед зданием парла­мента. Солдат один, снят с нижней точки, чтобы передать перспективу здания. Но в кадре нет торжественности, он очень будничный.

Советский флаг над Будапештом на крыше парламента. 1945 год © Евгений Халдей / Из коллекции МАММ / МДФ  

После этого в том же Будапеште Халдей берет солдат с собой на крышу парла­мента, и они вешают флаг уже там. Поскольку фотограф оказался на одном уровне со своими героями, он не смог передать перспективы города. Кроме того, половина кадра оказалась занята небом, она как бы стала нерабочей, а кадр — не очень композиционным.

Флаг Победы на аэродроме в Темпельхофе. Берлин, 1945 год© Евгений Халдей / Из коллекции МАММ / МДФ 

В следующий раз Халдей снимал водружение флага уже в Берлине, в аэропорту Темпель­хоф. Фигура орла образует композиционный баланс с флагом, но нет перспективы города.

Когда Халдей наконец оказывается на крыше Рейхстага, он учитывает все ошиб­ки преды­дущих попыток и пробует более высокую точку съемки, чтобы бойцы оказались ниже его и город был виден.

Знамя Победы над Рейхстагом. 1945 год © Евгений Халдей / Из коллекции МАММ / МДФ 

В архиве есть несколь­ко кадров, по которым видно, что и здесь Халдей некото­рое время ищет идеаль­ный ракурс, пока в итоге не делает идеальную по компо­новке фото­графию. Она и войдет в историю как самый известный снимок Берлина, посвященный окончанию войны.

При публикации «Знамени Победы над Рейх­ста­гом» снимок подвергся рету­широ­ванию. В частности, добавили грозовые облака для драматизма и убрали вторые часы на руке одного из солдат, чтобы избежать подозрений в мародер­стве. В экспозиции Еврейского музея и центра толерантности можно увидеть подлин­ный, неотретушированный негатив «Знамени Победы над Рейхстагом», подарен­ный музею несколько лет назад.

Артур Бондарь

Евгений Халдей безошибочно чувствовал свое время. Его интуиция, любо­знательность и усердие в создании снимков — свидетелей эпохи сделали его одним из самых значимых фотографов XX века. Непросто было остано­виться, выбирая любимые снимки из вели­кого наследия Халдея, но я попытался, стараясь обойтись без наиболее растиражи­рованных.

«Объявление о начале Великой Отечественной войны» (Москва, 22 июня 1941 года)

© Евгений Халдей / Из коллекции МАММ / МДФ  

22 июня 1941 года началась Великая Отече­ственная война. Люди на фотогра­фии слу­шают историческую речь наркома иностран­ных дел Вячеслава Моло­това: «…без предъ­явления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны германские войска напали на нашу страну». Фотография историческая, отражающая первый день огромной трагедии. И Халдей прочув­ствовал это.

Фотография очень грамотно выстроена с точки зрения компози­ции. На снимке мы видим перспективу уходящей вдаль улицы 25 Октября (сегодня Николь­ская) и образ, по которому можно сразу иденти­фицировать место и страну — Кремль на заднем плане.

Евгений Халдей был мастером того, что другой великий фото­граф, Анри Картье-Брессон, называл «решающим моментом»: мы как будто слышим объявление о начале войны и видим, как оно действует на слушателей. Эмоциональная напряженность заполняет снимок. Люди на переднем плане, замерев, смотрят по диагонали вверх, хотя там ничего нет, даже громкогово­ритель за кадром. Складывается ощущение, что они смотрят на небо и уповают на Божью помощь в надви­гающейся неизвестности. Более того, в одном этом снимке уживаются разные эмоции каждого из героев: мужчина застыл с сигаретой и ловит каждое слово; девушка нервно трогает губы кончиками пальцев, глубоко погруженная в свои переживания и мысли; другая девушка, наоборот, сурово смотрит вперед; наконец, на первом плане женщина смотрит вверх с вопрошающим взглядом — что дальше?

«Олень Яша» (1941)

© Евгений Халдей / Из коллекции МАММ / МДФ   

Евгений Халдей, как и многие другие доку­ментальные фотографы его времени, не только фиксировал реальность, но и созда­вал, придумывал снимки. Сейчас невозможно себе представить, чтобы фотожурналист прибегал к монтажу. Но во времена Халдея фотография активно использовалась как действенное средство идеологической пропаганды, часто в ущерб правдивости. В газетах снимки иллюстриро­вали вычитанный цензурой текст и должны были ему соответствовать. Детали фотографий часто вырезались, доклеивались, дорисо­вывались, закрашивались или выцара­пывались. Финальное изображение в этом случае имело мало общего с оригинальным негативом.

В творчестве Халдея один из самых извест­ных и визуально очень сильных примеров монтажа — фотография «Олень Яша». Фотограф здесь применил мультиэкспо­зицию (оптическое впечатывание деталей снимка с различных негативов). На ориги­нальном негативе с оленем, контуженным во время бомбарди­ровки Мурманска и вышедшим к солдатам, не было ни взрывов, ни мчащихся в небе истребителей. Халдей создал эту фотографию из несколь­ких снимков, и по ней мы можем оценить его художественный взгляд, как он мыслил и составлял кадр.

Оленя по законам золотого сечения уравновешивают комья земли от взрыва, на который устремлен взгляд животного. Между ними, посередине кадра, — сломанное дерево как образ оборвавшейся жизни. Взгляд зрителя всегда идет слева направо, и здесь он наталкивается на встречную динамику летящих самолетов. В результате получается очень эмоциональный и яркий образ жизни, которую губит война, развязан­ная человеком.

«Поэт Евгений Долматовский со скульптурной головой Гитлера в Берлине» (1945)

© Евгений Халдей / Из коллекции МАММ / МДФ  

Один из самых известных снимков, символи­зирующих конец войны и победу Красной армии, — фотография Халдея «Знамя Победы над Рейхстагом» (тоже, кстати, постановоч­ная и отредактированная). Но мне лично гораздо более красноречивой и правдивой кажется фотография поэта Евгения Долма­товского со скульптурной головой Гитлера (по воспоминаниям Долматовского, голову фюрера он подобрал неподалеку из кучи мусора).

Этот снимок довольно простой. Но в позе Долматовского, в том, как он стоит с Гитле­ром в одной руке и с тростью в другой, в том, как открыто и искренне он улыбается, есть общечеловеческая радость от окончания войны. Грамотно выстроенная композиция кадра немного напоминает по построению и перспек­тиве снимок первого дня войны в Москве на Никольской. Только на заднем плане вместо Кремля — Рейхстаг. На среднем плане мы видим пушки, танки, лошадей и развалины разрушенного Берлина, которые создают атмосферную картину одного из последних дней войны.

Небольшая нерезкость придает бо́льшую правдивость снимку, потому что так он напоминает нам обычную любитель­скую фотографию. Она не идеально резкая, а сделана как будто бы невзначай, на ходу. Неизвестно, задумал ли так фото­граф или просто снимал в спешке, но и это сработало на пользу снимку: такой фото­графии мы верим еще больше.

другие материалы о фотографии

 

Лекция «Фотография — это искусство?»

 

Рубрика «Фотография дня»: рассказываем о судьбе самых удивительных снимков

 

История изобретателя фотографии, который не стал первым

 

Надар: история главного фотографа XIX века в 10 снимках

 

История одной редкой фотографии Петра Чайковского

«Путешествующий кинотеатр» (1951)

© Евгений Халдей / Журнал «Клуб» / Издательство ВЦСПС

Этот снимок Евгений Халдей сделал для созданного в 1951 году журнала «Клуб». Это время было сложным периодом в жизни фотографа. Его, как еврея, уволили из фото­агентства ТАСС за якобы недостаточный образовательный уровень и недостаточную политическую грамотность. Единственное место, куда Халдей смог устроиться, — общественно-политический и научно-методи­ческий журнал ВЦСПС   ВЦСПС — Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов, руководивший деятельностью всех профсоюзных организаций в СССР с 1918 до 1990 года. и Мини­стерства культуры СССР «Клуб». Вернувшись на родную Украину, Халдей делает снимок «Путешествующий кинотеатр».

Эта фотография одновременно очень многопла­новая и гармоничная. Мы видим колхоз­ников, завороженно смотрящих на экран, оставленный за кадром. Кто-то сидит прямо на земле, кто-то стоит, кто-то расположился в кабине трактора или кузове грузовика. Здесь снова мастерски пойман момент — начало 1950-х. Герои снимка — люди и техника, покорители природы на пути к светлому будущему. Мы не знаем, какую картину смотрят эти зрители, но кажется, что они смотрят в буду­щее: кто-то с насторожен­ностью,  кто-то с интересом или надеждой.

«Мать всех сынов» (1970)

© Евгений Халдей / Из коллекции МАММ / МДФ  

Это снимок Востряковского кладбища в Москве. На 22-м его участке распо­ложены братские могилы, в которых покоятся 1132 погибших в Великой Отечественной войне. Фотография сделана в 1970 году, то есть спустя 25 лет после окончания войны. Снимок очень поэтичный и символичный. Мы видим выстроенную перспективу уходящих вдаль надгробий с высеченными на них именами. Форма этих захоронений напоминает военные заградительные сооружения пирамидальной формы, которые еще называют «зубы дракона». В левом углу кадра стоит женщина в траурной черной одежде — вдова или мать погибшего героя войны. Мы не знаем ее имени, но на этом снимке она олице­тво­ряет жен и матерей всех, кто лежит в этих могилах. Холодную, молчали­вую, завораживающую атмосферу снимка венчает зимний пейзаж с елями, занесенными снегом.

Этот снимок в каком-то смысле автопортрет. Так, наверно, ощущал себя в то время сам Халдей: уходит все больше свидетелей войны — поколение, к которому принадле­жал фотограф. Когда-нибудь и он присоеди­нится к ним, и останутся только ели, молчаливо стоящие вокруг могил.

В постоянной экспозиции Еврейского музея, в разделе «Холокост и Великая Отечественная война», есть биографический видеоочерк о Евгении Халдее из цикла «Еврейские судьбы». Кроме того, до 6 сентября в музее проходит выставка «Неизвестный Берлин. Май 1945 года», на которой в том числе представлены снимки Халдея.  

читайте также в рубрике «еврейские судьбы»

 

Перец Маркиш и советская литература на идише

 

Матвей Блантер: история страны в 10 песнях

 

Исаак Бабель: 10 цитат из писем и дневников

 

Василий Гроссман: 8 причин запрета романа «Жизнь и судьба»

Марк Марков-Гринберг — Русская фотография

Марк Марков-Гринберг родился 27 ноября 1907 года в Ростове-на-Дону. Он принадлежит ко второму поколению советских фотожурналистов. Фотографией он учился в средней школе, его первая работа была в 1925 году в газете «Советский Юг». В то время он также работал фрилансером в национальном иллюстрированном журнале «Огонек». Марков-Гринберг сфотографировал Маяковского, который посетил Ростов в 1926 году. В том же году Марков-Гринберг уехал из Ростова в Москву, где сначала работал репортером в нескольких профсоюзных газетах и ​​журнале «Смена».В 1930 году он получил предложение работать в Телеграфном агентстве Советского Союза (ТАСС), там ему подарили тяжелую камеру Nettel 9 х 12 см и он путешествовал по стране. Фотографии Маркова-Гринберга публиковались во всех крупных советских изданиях, в том числе «СССР в строительстве». С 1931 года он перешел на Leica. В 1934 году Маркову-Гринбергу было поручено создать фоторепортаж об одном дне из жизни шахтера Никиты Изотова. Под руководством редактора Union Photo Мезеричер Марков-Гринберг должен был показать прогрессивного человека и хорошую жизнь советских горняков.Марков-Гринберг полгода прожил в семье Изотовых, создавая образ социалистического героя. Статьи Изотова появлялись в «Советском фото» в течение 1934 года. Опубликованный фоторепортаж распространялся в европейских изданиях, в том числе в АИЗ. Изотов начал карьеру Маркова-Гринберга как сталинского фотографа и стал одним из самых важных советских (еврейских) репортеров второго поколения советских фотографов (наряду с Георгием Зельмой и Эммануилом Евзерихиным). В сентябре 1941 года его призвали на Вторую мировую войну сначала солдатом, а затем с 1943 года армейским корреспондентом военного издания «Слово Бойца».Его самое известное военное изображение — рука, выходящая из печи в Штуттгофе (1945 г.). После войны, во время антикосмополитической кампании, Марков-Гринберг потерял работу в ТАСС в 1948 году. Он работал на ВДНХ и журнале «Клуб и художественная деятельность». Умер в Москве в 2006 году.

Эммануил Евзерихин — Русская фотография

Эммануил Ноевич Евзерихин (1911-1984) родился в Ростове-на-Дону, Россия.Когда он учился в пятом классе, отец купил ему первый фотоаппарат, простую коробчатую модель. К 1930 году, в возрасте девятнадцати лет, Евзерихин стал внештатным корреспондентом информационного агентства «Фотохроника ТАСС» и работал фотографом в Театре рабочей молодежи в Ростове-на-Дону. Позже работал в фотолаборатории Дома комсомола.

Евзерихин достиг совершеннолетия после большевистской революции 1917 года. В этот период Россия стремилась отказаться от традиций «старых мастеров», стремившихся исключительно к эстетической красоте, и вместо этого создавать образы, отражающие новую реальность нации.В то же время, как и многие его коллеги, Евзерихин находился под глубоким влиянием подъема киноиндустрии и стремился включить кинематографические стили и приемы в свою работу. К 1930-м годам фотографы в России столкнулись со значительными ограничениями в своей работе. Они все больше ограничивались жесткой областью документальной фотожурналистики, и им запрещалось не только ссылаться на более ранние фотографические традиции, но и использовать «левые» методы и ориентироваться на тенденции в европейской и американской фотографии.

В разгар конфликта между авангардом и документальной фотографией Евзерихин переехал в Москву, где продолжил сотрудничество с ТАСС, а в 1932 году присоединился к коллективу «Союзфото». К середине 1930-х годов Евзерихин работал вместе с фотографами Наумом Грановским, Федором Кисловым, Георгием Зельмой и Марком Марковым-Гринбергом, фотографировал Конгресс Коминтерна и Конгресс Советов; индустриальные проекты, в том числе строительство первой станции метро в Москве; спортивные и военные парады; и экспедиции, возвращающиеся в Россию из Арктики.В 1935 году его имя впервые появилось в печати в Советская фотография , в связи с выставкой, на которую он представил свою фотографию «Гостиница Москва». В отличие от многих фотографов того времени, которые использовали 35-мм камеры Leica, Евзерихин работал с широкоформатной камерой и пластинами.

Несмотря на преданность Евзерихина своему делу и безупречную репутацию, он не полностью избежал преследований конца 1930-х годов, отчасти благодаря своему статусу еврея. Одно противоречие повергло его в ожесточенные дебаты с прессой.В 1939 году, фотографируя рабочих на московском заводе, Евзерихин сделал две фотографии хронометриста и мастера у табло учета времени. Распространялись слухи о том, что Евзерихин «инсценировал» фотографии или солгал о реальном времени, когда они были сделаны, и тем самым подорвали цель фотографий, которая заключалась в том, чтобы доказать, что все рабочие уже были на своих местах в такой ранний час.

Евзерихин был уволен в результате происшествия. Однако с началом Второй мировой войны возникла острая потребность в военных фотографах, и вскоре Евзерихина снова пригласили в ТАСС в качестве корреспондента.Во время войны он работал на нескольких фронтах, включая 4-й Украинский, 2-й и 3-й Белорусский, и документировал освобождение Минска, Варшавы, Кенигсберга и Праги. Однако именно его фотографии Сталинградской битвы были наиболее широко напечатаны и снискали ему прочную славу, а также медаль Советского правительства и орден Красной Звезды. Его рекомендовал к заказу начальник Фотохроника Серебрянников, который высоко ценил Евзерихина и проследил за тем, чтобы тот получил новый фотоаппарат и хорошую пленку.Серебрянников также рекомендовал Евзерихина для вступления в Коммунистическую партию, к которой Евзерихин присоединился после войны.

После войны советские власти сочли необходимым восстановить жесткие идеологические рамки, ослабленные в военное время. Свобода творчества и обмены с западными художниками были значительно ограничены. Работа ограничивалась строго регламентированными мероприятиями и фотооперациями: конгрессами, юбилеями, парадами, строительными площадками, спортивными мероприятиями и знаменитостями.Антисемитизм также вернулся на первый план, поскольку пропагандистская кампания против «космополитизма без корней» набирала обороты. Фотохроника осаждали обзорами и чистками, а Евзерихин был понижен в должности с высшей должности до низшей. Тем не менее его фотографии продолжали публиковаться и распространяться в книгах и периодических изданиях. На Фотохроника Евзерихин возглавлял секцию фотоинформации, где читал лекции по изобразительному искусству. Выйдя на пенсию в 1971 году, Евзерихин попросил сделать его корреспондентом, не получающим зарплату, и продолжил сотрудничество с агентством.

Эммануил Евзерихин умер в 1984 году в возрасте семидесяти трех лет, оставив после себя архив из нескольких тысяч негативов, в том числе его знаменитые фотографии городской жизни в Москве 1930-х годов; портреты Максима Горького, летчиков Валерия Чкалова и Михаила Громова и других советских знаменитостей; и, конечно же, его освещение Второй мировой войны.

Советские фотографии, открывающие глаза — BBC Culture

Советские фотографии, открывающие глаза

(Изображение предоставлено: авторские права предоставлены галереей Atlas)

На новой выставке советской фотографии представлены изображения, которые были одновременно пропагандистскими и художественными экспериментами.Фиона Макдональд рассказывает своим кураторам о прозрачной границе между правдой и записанными событиями.

O

2 мая 1945 года трое солдат и фотограф из Красной Армии поднялись на крышу Рейхстага в Берлине, городе, который они только что освободили от нацистов. Один солдат вскарабкался на небольшую башню, подняв вверх то, что выглядело как советский флаг. Позади него мрачные силуэты немецких героев, вылепленные из камня, неуклонно шагали через край. Снимок, сделанный в тот момент, стал классикой военной фотографии и интересным уроком о стирании границ между правдой и историей.

Евгений Халдей, Знамя Победы, Берлин, май 1945 г. (Источник: авторские права предоставлены галереей Атлас)

Знамя Победы Евгения Халдея появляется на новой выставке «Шедевры советской фотографии» в галерее Атлас в Лондоне. «С ним связана такая замечательная история, а также ощущение тайны», — сказал BBC Culture соучредитель Atlas Бен Бёрдетт. «Это был постановочный снимок, но постановочный по уважительным причинам, потому что в тот момент, когда баннер был впервые поднят, не было фотографа, который мог бы запечатлеть это событие.На следующий день фотограф вернулся с солдатами и переустановил его, потому что они хотели сфотографировать советское знамя над Рейхстагом ».

Примерно так:
— История картины, которая боролась с фашизмом
— Может ли пропаганда быть большим искусством?
— Ранние советские изображения, которые предвещали фальшивые новости.

Не имея знамени, солдаты несли кусок ткани, который, как позже говорят, был сшит из трех красных скатертей дядей фотографа, с пришитыми серпом и молотом.Согласно New York Times, отец и сестры Халдея были убиты нацистами — увидев фотографию поднятого флага Иводзимы, сделанную Джо Розенталем чуть более двух месяцев назад, он попросил своего дядю создать импровизированный флаг и взял его в Берлин, чтобы он мог создать свою собственную версию культового изображения.

Макс Альперт, Сражение !, 1942 г. (Правообладатель иллюстрации предоставлено автором с разрешения галереи Атлас)

«Это стало одной из самых исторических картин войны», — говорит Бурдетт.«А потом выяснилось, что тогда солдаты забрали ценности у убитых немцев, а у человека на переднем плане фотографии на запястьях были украденные часы. Впоследствии российские власти решили, что это было не то, что они хотели, потому что на нем были изображены солдаты, отбирающие ценности у немецких солдат. Более поздние версии изображения были отретушированы: есть одна версия, на которой солдат изображен с тремя часами — двумя на одном запястье и одним на другом, — но в большинстве из них он носит только одни часы или ни одного.Это похоже на умирающий припой Роберта Капы, в каком-то смысле это его русская версия — это классическая военная картина ».

Реальность кусается

Фотография представляет двусмысленность, которая объединяет воедино другие изображения на выставке, все они взяты из личной коллекции 95-летнего фотографа Льва Бородулина. Они резко провозглашают сильный Советский Союз — и одновременно предлагают нюансы с помощью экспериментальных методов. «Иногда возникает первое впечатление, прежде чем открывается совершенно другая картина, когда вы знаете ее историю», — рассказывает Би-би-си сокуратор выставки Майя Кацнельсон.«Советские фотографы создавали настоящие шедевры, создавая грандиозный миф о советской цивилизации. Считаю их действия сродни героизму. Чтобы сделать, с одной стороны, идеологически правильные фотографии, а с другой, в узких пределах, разрешенных, искать максимальное художественное выражение ».

Лев Бородулин, Пирамида, Москва, 1954 г. (Правообладатель иллюстрации предоставлено автором любезно предоставлено галереей Атлас)

«Бородулин сам был фотографом советских времен. Россия — преимущественно спортивные мероприятия, все спортивное и в целом героическое », — говорит Бурдетт.Руководствуясь тем, что Атлас описывает как «стремление собрать и сохранить изображения тех времен, когда искусство было ограничено служением советской социалистической повестке дня», Бородулин за последние 70 лет собрал коллекцию, содержащую около 10 000 изображений. Он в основном охватывает период от русской революции до 1960-х годов с фотографиями, собранными из журналов, архивов и агентств, таких как ТАСС.

«Эта коллекция спасла многие фотографии от разрушения, это была одна из первых коллекций советской фотографии», — говорит Кацнельсон.Образы времен Второй мировой войны для нее особенно впечатляют. «Время, когда фотожурналисты на грани жизни и смерти творили шедевры. Некоторые из этих работ подняли дух всей страны; некоторые из них были спрятаны в архивах долгое время и не видели свет в течение десятков лет после окончания войны ».

Яков Халип, Торпедо, Балтийский флот, 1936 г. (Правообладатель иллюстрации предоставлен художником с разрешения галереи Атлас)

Бородулин находит в этих изображениях особый смысл.«Для меня это очень личное дело», — говорит он BBC Culture из своего дома в Тель-Авиве. «Многие из моих родственников были убиты, если не все, я дважды был ранен, я был в отряде, который воевал от Москвы до Берлина. Он изменил мою жизнь и жизнь страны, изменил жизни всех людей, которых я знал. И я хочу, чтобы люди не забывали об этом ». Когда Халдей запечатлел на своей фотографии падение Берлина, у Рейхстага все еще был перекрестный огонь: по словам Бородулина, Халдей рисковал своей жизнью, чтобы создать этот образ.Позже они сблизились. «Халдей был моим личным другом, мы провели вместе много часов, вспоминая войну… и каждый раз, когда я приходил в небольшую фотостудию, где он жил, я видел это изображение, размером примерно один метр шириной, и мы сидели перед ним. ”

Самари Гурари, Черчилль, Рузвельт и Сталин в Ялте, 1945 г. (Источник: авторское право предоставлено галереей Атлас)

Коллекция предлагает новый путь в русскую историю. «Он обширен, охватывает всю сталинскую эпоху, весь советский период, Вторую мировую войну, холодную войну и другие периоды», — говорит Бёрдетт.«Некоторые из них были сняты в самые мрачные годы сталинской эпохи — с исторической точки зрения они представляют собой удивительный ресурс, позволяющий увидеть развитие и строительство современной России, особенно в тяжелой промышленности и сельском хозяйстве».

Семен Фридлянд, Волжаноцкая (Девушка из Поволжья) (Источник: авторское право предоставлено галереей Атлас)

Но Бурдетт и Кацнельсон были особенно привлечены к другому аспекту коллекции, выходящему за рамки исторических записей. «Нас больше интересовало развитие эстетики советской фотографии и художественный подход: конструктивисты, группа« Октябрь »- русский эквивалент Баухауза, — говорит Бурдетт.«Мы отбирали работы мастеров среды, таких как Аркадий Шайхет, Яков Халип, Александр Родченко и Борис Игнатович».

Александр Родченко, Лили Брик, 1926 г. (Правообладание: авторские права предоставлены галереей Атлас)

Один из центральных элементов этой советской эстетики был продиктован политическим ландшафтом, в котором работали фотографы. «Общей чертой многих фотографий является фальшивое торжествующее изобилие, которое фотографы пытались запечатлеть на лицах людей, которых они фотографировали.То, что в изображениях присутствует пропагандистский элемент, является очень очевидным аспектом. Это эстетика, которая стала довольно модной, потому что она странная — очень мелодраматичная ».

Аркадий Шайхет, комсомолец за колесом, Балахна, 1929 г. (Фото предоставлено художником с любезного разрешения галереи Атлас)

Но есть еще один ключевой элемент в советской фотографии, который далек от триумфальных проявлений могущественного государства. «Во многом это характеризует степень экспериментирования и импровизации, которых вы не увидите на Западе», — говорит Бёрдетт.«Российские фотографы разработали этот особый взгляд на фотографию, который включал разные подходы, такие как необычное кадрирование и ракурсы камеры — в большинстве случаев ракурсы кадрированы по диагонали, а не в квадрате; они смотрят на предметы вверх или вниз, а не прямо; они часто используют фотомонтаж и коллаж ».

Александр Родченко, Пожарная лестница, 1925 г. (Источник: авторские права предоставлены галереей Атлас)

Конструктивисты «идентифицировали себя с политической революцией как художники-новаторы и намеревались построить новый мир с помощью средств нового искусства», согласно Кацнельсону.«Октябрьская группа» коренным образом изменила прессу. «В течение десяти лет — 1925-1935 — фотография советской прессы была самой авангардной в мире».

Александр Родченко, Девушка с Leica, 1934 г. (Правообладатель иллюстрации предоставлено художником с любезного разрешения галереи Atlas)

Даже когда авангард вышел из моды, фотографы раздвигали границы. По словам Кацнельсона, «это было время« социалистического реализма »- реалистичного по форме и социалистического по содержанию… [и] портрет должен был излучать оптимизм, волю к победе и силу духа».

Яков Калип, На страже, 1937 г. (Фотография по эскизу Родченко) (Фото: авторские права предоставлены галереей Атлас)

Требования пропаганды в некотором смысле поощряли эксперименты, — утверждает Бердетт. «Перед фотографами стояла задача создавать работы, которые выглядели бы торжественно и позитивно, поэтому многие фотографии показывают жизнь в очень драматическом свете — отчасти это происходит благодаря использованию этих необычных углов. Взгляд вверх или вниз на предметы дает драматическое представление о том, что происходит на картинках.»

Владислав Микоша,« Утренняя гимнастика », 1937 г. (Правообладатель иллюстрации предоставлено автором с разрешения Atlas Gallery)

« Советская фотография позволяет проследить не только историю страны, но и смену идеологических приоритетов. Что снимать, а как снимать », — утверждает Кацнельсон. Даже к 1960-м годам у эпохи освобождения все еще были свои ограничения, как вспоминает Бородулин, когда его спрашивали, какие из его собственных фотографий ему особенно нравятся. «Вероятно, одна из моих любимых — фотография дайвера, подвергшаяся цензуре как« летающая задница ».Я взял его на своих первых Олимпийских играх в 1960 году в Риме, и это был первый раз, когда я приехал в «капиталистическую» страну. Я был так счастлив сделать это, я только начинал свою карьеру фотографа в журнале Ogoniok… и он был выбран в качестве обложки ».

Лев Бородулин, ныряльщик на обложке журнала «Огонек» (Фото: авторские права предоставлены галереей Atlas)

Тем не менее, журнал подвергся критике со стороны неофициального главного идеолога коммунистической партии Михаила Суслова, писавшего в «Правде», вспоминает Бородулин: « что Огоньоку нехорошо публиковать такие фотографии, потому что они слишком авангардные и слишком формалистичные ».Несмотря на это, он воспринял это как похвалу. «В этой небольшой статье меня назвали мастером, мол,« не подобает такому большому мастеру фотографии, как Лев Бородулин, делать такие снимки »».

Лев Бородулин, Дайвер, 1960 г. (Фото предоставлено галереей Атлас)

Самая последняя фотография на выставке показывает, как развивалось российское общество с 1920-х годов и как эта коллекция может предложить новый взгляд на историю. «Что отличает его от аналогичной коллекции работ аналогичного периода из США, журнала Life или Европы в Picture Post, так это отсутствие изображений знаменитостей», — говорит Бердетт.

Игорь Снегирев, Юрий Гагарин, апрель 1961 г. (Источник: авторские права предоставлены галереей Atlas)

«Не было фотографий Мэрилин Монро или Элвиса — не было культуры знаменитостей. Пока вы не дойдете до этой удивительной фотографии Юрия Гагарина в 1961 году. Практически только тогда в России появилась знаменитость в современном понимании — он был первым. Он был необычайно красив и героичен, и был первым человеком, побывавшим в космосе, поэтому он стал знаменитым героем в России — а это 1961 год, который довольно поздно в развитии мировой поп-культуры.Это почти последний снимок в коллекции, в некотором смысле знаменующий конец эпохи ».

Шедевры советской фотографии находится в галерее Атлас в Лондоне до 27 ноября 2018 года.

Если вы хотите прокомментировать эту историю или что-нибудь еще, что вы видели на BBC Culture, зайдите на наш Facebook или напишите нам на Twitter .

А если вам понравилась эта история, подпишитесь на еженедельник BBC.com предлагает информационный бюллетень под названием «Если вы прочитаете только 6 статей на этой неделе». Тщательно подобранная подборка историй из BBC Future, Culture, Capital и Travel, которые доставляются на ваш почтовый ящик каждую пятницу.

Евгений Халдень фотографии Второй мировой войны

{ ссылка: "https://www.loc.gov/pictures/item/2005680324/", thumbnail: { url: "// cdn.loc.gov/service/pnp/cph/3c20000/3c21000/3c21800/3c21818_150px.jpg?q=2005680134&c=43", alt: 'Изображение из онлайн-каталога эстампов и фотографий - Библиотека Конгресса' } }

Евгений Халдень фотографии Второй мировой войны

  • Название: Евгений Халдей фотографии Второй мировой войны.
  • Создатель (и): Халдей, Евгений, 1917-1997, фотограф.
  • Дата создания / публикации: 1941-1947 гг., Напечатано в 1945 г., напечатано в 1955 г.
  • Средний: 50 фотопринтов: желатиновое серебро; 55 х 41 см. или меньше
  • Резюме: На фотографиях изображена Советская армия, в основном, в последние месяцы Второй мировой войны в 1945 году. На фотографиях советские граждане слушают объявление войны в Москве; Советские солдаты в поле и в походах; сцены разрушений в Берлине, Будапеште, Вене и Мурманске; моряки в Себастаполе; Советские солдаты поднимают знамя, поставленное Халдэем над Рейхстагом и Бранденбургскими воротами; Советские солдаты в Берлине; Празднование Дня Победы в Москве.Также союзные генералы де Латр, Эйзенхауэр, Монтгомери и Жуков в Берлине; Сталин на Потсдамской конференции; Халдег стоит рядом с Германом Герингом на Нюрнбергском процессе; Халдей и советский поэт Константин Симонов позируют на улице; Советский летчик Борис Сафонов у своего самолета; Генералы Жуков и Вершинин на параде (?).
  • Номер репродукции: —
  • Информация о правах: Статус прав отдельных изображений не оценивается.Для получения общей информации см .: «Авторские права и другие ограничения …» (http://lcweb.loc.gov/rr/print/195_copr.html)
  • Информация о доступе: Для справочного доступа используйте цифровые изображения в онлайн-каталоге, чтобы сохранить хрупкие оригинальные предметы.
  • Телефонный номер: ЛОТ 13657 (H) (Использовать цифровые изображения) [P&P]
  • Репозиторий: Отдел эстампов и фотографий Библиотеки Конгресса Вашингтон, округ КолумбияC. 20540 США
  • Примечания:
    • Оцифрованные изображения большинства предметов коллекции отображаются вместе с соответствующими записями каталога в онлайн-каталоге эстампов и фотографий.
    • Советский фотокорреспондент Евгений Халдень родился в 1917 году в Сталино (Донецк), Украина, и умер в 1997 году. С 1935 по 1972 год он работал в ТАСС, официальном советском агентстве печати, и публиковал фотографии в «Правде». Сторонник Сталина, Халдей прославился фотографиями, которые он сделал во время Второй мировой войны, когда он освещал Красную Армию и события в Мурманске, Севастополе и от Москвы до Берлина, включая Потсдамскую мирную конференцию и Нюрнбергский процесс.
    • Название ЛОТА придумано сотрудниками библиотеки.
    • Изображения появляются в «Свидетелях истории»: фотографии Евгения Халдея, 1997 г. и в Von Moskau nach Berlin, bilder des Russischen fotographen Jewgeni Chaldej, 1995.
    • Покупка; 1996; (DLC / PP-1996: 066).
    • Подарок; Калман Каспиев; 1996; (DLC / PP-1996: 067).
    • Подарок; Калман Каспиев; 1997; (DLC / PP-1997: 020).
  • Темы:
  • Формат:
  • Коллекции:
  • Добавить в закладки эту запись:
    https://www.loc.gov/pictures/item/2005680324/

Просмотрите запись MARC для этого элемента.

Библиотека Конгресса, как правило, не владеет правами на материалы в свои коллекции и, следовательно, не может предоставить или отказать в разрешении на публиковать или иным образом распространять материал. Для дальнейших прав информацию см. в разделе «Информация о правах» ниже, а также о правах и Страница информации об ограничениях ( http://www.loc.gov/rr/print/res/rights.html ).

  • Консультации по правам : Статус прав отдельных изображений не оценивается.Для получения общей информации см .: «Авторские права и другие ограничения …», http://lcweb.loc.gov/rr/print/195_copr.html.
  • Номер репродукции : —
  • Телефонный номер : ЛОТ 13657 (H) (Использовать цифровые изображения) [P&P]
  • Средний : 50 фотопринтов: желатиновое серебро; 55 х 41 см. или меньше

Как правило, записи каталога для групп изображений с высоким спросом описать несколько элементов, из которых необходимо сделать выбор.В отдельные элементы в группе могут быть представлены или не представлены в Интернете.

1. Определите, можно ли получить требуемые материалы. онлайн.

  • Выберите вкладку «Об этом элементе»
  • Выберите « Проверить онлайн-элементы из этого группа «ссылка
  • Выберите вкладку «Получение копий» для всех полученных интересующие предметы.

2. Если требуемый материал не может быть найден в сети, :

Выберите изображения для воспроизведения одним из следующих способов:

  • Посетите читальный зал эстампов и фотографий и запросите просмотр группа (общая информация об обслуживании в читальном зале есть доступно по адресу: http: // www.loc.gov/rr/print/info/001_ref.html). ИЛИ
  • Персонал читального зала P&P может обеспечить до 10 копий предметов за календарный год (но много оригинальных предметы слишком старые или хрупкие для изготовления таких копий). Для см. нашу страницу «Спросите библиотекаря». ИЛИ
  • Нанять внештатного исследователя, который сделает за вас дальнейший отбор (список исследователи доступны по адресу: http://www.loc.gov/rr/print/resource/013_pic.html).
  • Телефонный номер: ЛОТ 13657 (H) (Использовать цифровые изображения) [P&P]
  • Средний: 50 фотопринтов: желатиновое серебро; 55 х 41 см.или меньше
  • Информация о доступе: Для справочного доступа используйте цифровые изображения в онлайн-каталоге, чтобы сохранить хрупкие оригинальные предметы.

Выполните следующие действия, чтобы определить, нужно ли вам заполнить квитанцию ​​о звонке в Читальном зале эстампов и фотографий для просмотра оригинального товара (ов). В некоторых случаях суррогатный (замещающее изображение) доступно, часто в виде цифрового изображение, копия оттиска или микрофильма.

  1. Товар оцифрован? (Уменьшенное (маленькое) изображение будет быть видимым слева.)
    • Да, товар оцифрован. Пожалуйста, используйте цифровое изображение вместо того, чтобы запрашивать оригинал. Все изображения можно просматривать в большом размере когда вы находитесь в любом читальном зале Библиотеки Конгресса. В некоторых случаях доступны только эскизы (маленькие) изображения. когда вы находитесь за пределами Библиотеки Конгресса, потому что элемент ограничен в правах или не оценивался ограничения прав.

      В качестве меры по сохранению мы обычно не обслуживаем оригинал при наличии цифрового изображения. если ты есть веские причины посмотреть оригинал, проконсультируйтесь с библиотекарь-справочник. (Иногда оригинал просто слишком хрупкий, чтобы служить. Например, стеклянные и пленочные фотографические. негативы особенно подвержены повреждению. Они также легче увидеть в Интернете, где они представлены как положительные изображений.)

    • Нет, товар не оцифрован. Пожалуйста, перейдите к # 2.

  2. Указывают ли приведенные выше поля с рекомендациями по доступу или номера вызова, что существует нецифровой суррогат, такой как микрофильм или копии?
    • Да, существует еще один суррогат. Справочный персонал может направить вас к этому суррогату.

    • Нет, другого суррогата не существует. Пожалуйста, перейдите к # 3.

  3. Если вы не видите уменьшенное изображение или ссылку на другой суррогатная мать, пожалуйста, заполните квитанцию ​​о звонке в разделе «Распечатки и фотографии». Читальный зал.Во многих случаях оригиналы можно подавать в несколько минут. Другие материалы требуют предварительной записи на потом. в тот же день или в будущем. Справочный персонал может проконсультировать вас в как заполнить квитанцию ​​о звонках, так и когда товар может быть подан.

Чтобы связаться с сотрудниками справочной службы в Зале эстампов и фотографий, воспользуйтесь нашей службой «Спросите библиотекаря» или позвоните в читальный зал с 8:30 до 5:00 по телефону 202-707-6394 и нажмите 3.

Куратор экспонирует советский военный фотограф Халдей

Один из снимков, наиболее тесно связанных с этим событием, сделал фотокорреспондент украинского происхождения Евгений Халдей.Его фотография советских солдат, поднимающих флаг с серпом и молотом над Рейхстагом, — одна из самых знаковых фотографий времен Второй мировой войны.

Фотография занимает видное место на выставке работ Халдея, которая в настоящее время демонстрируется в выставочном зале Мартина-Гропиус-Бау в Берлине. Куратор Эрнст Волланд говорит, что из 200 фотографий, представленных на выставке «Решающий момент», изображение Рейхстага является самым известным.

«Многие люди знают его изображения флага», — говорит Волланд.«Это одна из самых воспроизводимых фотографий в мире ХХ века. Она есть в каждом учебнике, больше, чем [его фотографии] с Потсдамской конференции и Нюрнбергского процесса. Но никто не знал этого имени, Евгений Халдей».

Волланд и его партнер Хайнц Криммер, которые вместе владеют коллекцией негативов Халдея, работали с Халдеем перед его смертью в 1997 году. Некоторые из проектов, которые Волланд осуществлял с Халдеем, включали возможность для зрителей напрямую задавать фотографу вопросы о фотографии Рейхстага. .

Каким бы культовым ни было изображение, оно вызвало некоторые споры, поскольку было постановкой. Халдей воссоздал это событие, используя флаг ручной работы, сшитый портным, а позже добавил дым к фотографии для драматического эффекта и смахнул аэрографом на одном из двух наручных часов, которые носил один из солдат, из опасения, что солдата заклеймят вором.

Волланд, который видел от 10 000 до 30 000 негативов Халдея, говорит, что фотограф крайне редко манипулировал своими изображениями так, как это видно на фото Рейхстага.Тем не менее, утверждает Волланд, тот факт, что картина поставлена, не меняет ее исторического значения.

«В 1990-х, когда я делал небольшие выставки с Халдеем в некоторых городах Германии, первый вопрос к Халдею после выставки был:« Что-то не так с этой фотографией? Это [отдых] или монтаж, или что-то вроде этого? »- вспоминает Волланд. «И он всегда говорил:« Это хорошее фото ». И я думаю, что он был прав, потому что этим особо не манипулировали. Это его собственный флаг на Рейхстаге 2 мая, он не в студии, не с образцами солдат.Он был там ».

Больше, чем советская пропаганда

Хотя на выставке Халдей указан как российский фотограф, его более точно описывают как советского фотографа. Он родился в Украине в ортодоксальной еврейской семье, и на протяжении всей своей жизни , работал на советскую прессу.

Халдей был не только свидетелем самых бурных моментов в истории СССР. Он также стал их жертвой. Родившийся в год Русской революции, Халдей потерял свою мать на следующий год в погромах, которые прокатились по Украине.Его отец и другие члены семьи были убиты нацистами в 1941 году. Сам Халдей был дважды уволен ТАСС и «Правдой» за то, что он еврей.

Волланд говорит, что фотографии Халдея во многом служили интересам Советского Союза. режима, его изображения часто очень эмоциональны и не могут быть отклонены как чистая пропаганда.

«На войне — и не только на войне — в каждой стране каждая фотография, конечно же, является пропагандистской», — говорит он. «Но — и это большое но — Халдей смог сделать это совершенно не китчевым героизмом.Он показал людей со всеми их страданиями и болью. Это было его главной целью ».

Помимо своих боевых снимков, Халдей сфотографировал встречи на высшем уровне союзников в Потсдаме и Ялте, а также Нюрнбергский процесс над видными нацистскими чиновниками.

После войны Халдей сфотографировал Йозефа Сталин и последующие советские лидеры. Но многие из его послевоенных сюжетов включают простых рабочих в колхозах и на заводах.

Халдей также задокументировал повседневную жизнь, сопоставленную с изображениями войны: он сфотографировал загорающую пару рядом с разрушенным зданием, силуэт северного оленя. с истребителями на заднем плане и директором дорожного движения рядом с вывеской с немецкими городами, написанными на русском языке.

Халдей, который умер в относительной безвестности, никогда не получал большого признания при жизни, и многие из его сфотографированных изображений долгое время оставались незарегистрированными. Волланд вспоминает недавний обмен мнениями, в котором немецкий чиновник упрекнул своего российского коллегу в том, что он не удостоил должного уважения художника уровня Халдея.

«На открытии [выставки] государственный министр Гернот Эрлер сказал российскому послу:« Почему это так поздно? Почему вы так плохо обошлись с этим большим фотографом? »», — говорит Волланд.«Он жил в маленькой однокомнатной квартирке с пенсией 80 евро в месяц, и никто его даже не знал. Он пропал».

Волланд комментирует, как Эрлер, выступавший на открытии, обратил внимание на очевидное противоречие в том факте, что в немецкой галерее представлены фотографии, документирующие поражение Германии и успех Советского Союза в войне.

Выставка, которая продлится до конца июля в Берлине, осенью переместится в Украину, где зрители смогут оценить дар родного сына, запечатлевшего жизнь простых людей, живущих в необычные времена.

Больше, чем пропаганда

Советский флаг развевается над зданием Рейхстага, пока тлеет Берлин, 2 мая 1945 года.

Советский фотограф Евгений Халдей, родившийся в 1917 году и умерший в 1997 году, был одним из самых известных фотографов Советского Союза времен Великой Отечественной войны. Советский Союз наступает на Белград, Будапешт, Вену и Берлин. Более чем полвека спустя изображения Халдея, некоторые из которых были постановочными, остаются предметом восхищения и споров.

Фотогалерея: Решающий момент

ИТАР-ТАСС | Российское информационное агентство

ИТАР-ТАСС , аббревиатура Информационные Телеграфное Агентство России – Телеграфное Агентство Советково Союз , (русский: «Информационное телеграфное агентство России – Телеграфное агентство Советского Союза»), российское информационное агентство, образованное в 1992 году. после распада Советского Союза в 1991 году. ИТАР сообщает о внутренних новостях, а ТАСС сообщает о мировых событиях, включая новости из других стран Содружества Независимых Государств (СНГ).

Первое в России информационное агентство, Санкт-Петербургское телеграфное агентство, было образовано под руководством императора Николая II в 1904 году. В 1914 году оно было переименовано в Петроградское телеграфное агентство. С 1918 по 1925 год оно служило первым революционным информационным агентством. известное как Российское телеграфное агентство или РОСТА. В 1925 году эта организация была переименована в ТАСС и была официальным информационным агентством Советского Союза до 1991 года. Она также была одной из крупнейших мировых телеграфных служб, распространяющих новости по всему Советскому Союзу и остальному миру.До распада Советского Союза ТАСС подчинялся Совету Министров. Его обширные национальные информационные сети были основным источником новостей для всех советских газет, радио- и телеканалов. У нее есть новостные бюро и корреспонденты в более чем 100 странах, а среди ее международных клиентов — телеграфные службы большинства развитых западных стран, а также восточноевропейских и развивающихся стран. По всему миру новости транслировались на русском, английском, французском, немецком, испанском и арабском языках.ТАСС освещал вопросы государственной политики, и его освещение международных дел отражало официальную позицию государства.

После переименования в ИТАР-ТАСС в 1992 году агентство продолжало управлять более чем 130 новостными бюро или офисами в России и по всему миру. Агентство также ведет электронный банк данных ИНФО-ТАСС, в котором обрабатываются текущие и исторические материалы по России и странам СНГ.

Люмьер »Архив блога» Евгений Халдей

Евгений Халдей (1917–1997)
Символично, что Евгений Халдей, ставший одним из самых значительных фотожурналистов ХХ века, родился в один год с русской революцией.10 марта 1917 года в еврейской семье родился Халдей, самый младший из шести детей в Донбассе, украинском сталелитейном городке. Он познакомился с ужасами русской революции 13 марта 1918 года во время погрома, когда пуля, выпущенная антиеврейским боевиком, прошла через бок Халдея и в его мать, убив ее.

Его детство было посвящено выживанию. Он питался травой во время сильного голода, унесшего жизни многих его соотечественников. В одиннадцать лет он работал чисткой паровых двигателей в обмен на еду.В двенадцать лет он бросил школу и начал работать на сталелитейном заводе. Здесь реализовалась его страсть к фотографии. Он создал грубую коробчатую камеру с линзой из очков своей мертвой бабушки и экспериментировал, снимая портреты своих сестер. В пятнадцатилетнем возрасте его фотографии стали появляться в местной газете «Социалистический Донбасс». Евгений Халдей изобразил местных горняков и сталеваров первопроходцами Великой Утопии.

К восемнадцати годам он устроился штатным фотографом в информационное агентство ТАСС в Москве.Когда немецкие войска вторглись в Россию, Халдей был назначен лейтенантом Советской армии. Его послали фотографировать Вторую мировую войну с фотоаппаратом, рюкзаком, химикатами для проявки пленки и черным кожаным пальто. Он освещал все 1481 день войны между Россией и Германией в качестве корреспондента ТАСС, и большая часть этой работы была опубликована в «Правде».

Снимки, сделанные Халдеем во время войны, были позже собраны для создания альбома «От Мурманска до Берлина» — хроники участия России в войне.С началом Второй мировой войны Халдея отправили в арктический город Мурманск. Он находился с группой британских пилотов, которые были посланы защищать арктические конвои.

В апреле 1945 года русские достигли Берлина. Халдей планировал сфотографировать захват города по мере его развертывания. Когда он понял, что в городе нет советских флагов, он сел в самолет в Москву и весь день искал флаг. Войдя в магазин, он заметил красные скатерти, используемые для официальных мероприятий.Три такие скатерти он позаимствовал у упорного продавца Гриши Любинского. Халдей принес их своему дяде, портному, который затем не спал всю ночь, чтобы пришить серп, молот и желтую звезду.

Мчась обратно в Берлин, 28 апреля он поднял первый сменный флаг над Большим немецким орлом в аэропорту Темпельхоф. 2 мая Халдей достиг Бранденбургских ворот и стал свидетелем того, как группе российских войск сообщили, что Гитлер мертв. Халдей тотчас поднялся по лестнице ворот и поставил наверху вторую скатерть-флаг с бронзовыми конями.Халдей был полон решимости разместить последний флаг Красной Армии на вершине Рейхстага. Когда он подошел к сгоревшему строению, в подвале еще продолжались бои. Халдей и трое его товарищей поднялись на крышу Рейхстага, скользкую от крови от ожесточенных боев всего несколько часов назад. Затем Халдей сделал один из самых драматических снимков века, когда российские солдаты подняли советский флаг над Рейхстагом.

В конце войны Халдей был на Потсдамской конференции, чтобы сфотографировать победоносных лидеров и отправлен в Маньчжурию в последние дни кампании Советской Армии против японцев.Осенью 1945 года он задокументировал судебный процесс по делу о военных преступлениях в Нюрнберге, на котором были осуждены многие нацисты. После войны Халдей зарабатывал очень скромно, работая в кинолабораториях и продолжая фотографировать для российских изданий. Умер в Москве 6 октября 1997 года в возрасте 80 лет.

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2019 © Все права защищены. Интернет-Магазин Санкт-Петербург (СПБ)