Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Сахаров фотограф: Sorry, this page can’t be found.

Содержание

Уроки Розова: мастер-класс Игоря Сахарова. Часть1

 

Вся фотографическая премудрость по Сахарову укладывается в несколько афористичных фраз и рассчитана, без сомнения, на фотографа, а не на новичка. Сначала снимаем портрет на белом фоне. Потом на черном… В методике преподавания по Игорю Сахарову, теория и в самом деле — пятое колесо в телеге.

Текст и фото: Георгий Розов.

 

Игорь Сахаров — один из лучших рекламных фотографов России, неоднократный победитель международных конкурсов рекламной фотографии. В 2005 году стал первым фотографом в России, получившим звание «Квалифицированный европейский фотограф рекламы». В том же году выбран российским лицом бренда Gitzo. Учился и стажировался в Германии. Общий стаж работы в рекламном бизнесе — более 15 лет. Живет в Петербурге, а работает там, где живет заказчик. О себе говорит так: «В профессии я — ремесленник. На каждой съемке за спиной стоит заказчик, и я чаще всего выполняю работу, созданную по его эскизу.

Моя задача — максимально качественно поставить свет, обеспечить техническую составляющую и гарантировать на выходе файл, который на 100 процентов устроит дизайнеров и заказчика.

Люблю свою работу, к любому заказу прикладываю не только умение, но и максимальный интерес. Расслабляться нельзя. Каждый заказчик ждет от меня чуда, и я стараюсь оправдывать надежды. Это не так просто, как может показаться.Провожу мастер-классы, считаю, что нельзя «сидеть» на своих знаниях. Надо делиться ими.»

Недавно в Москве, в студии Pankovsky Studio, проходил очередной пятидневный мастер класс Игоря Сахарова. Игорь любезно согласился на публикацию репортажа об этом событии в нашем журнале. Он творит прямо на глазах учеников. Начинает с модели — ставит ее перед камерой. Если вещь — крепит, если человек — тоже, правда уже с помощью специальных команд. Теперь выбирается рисующий свет. Почему именно такой, а не другой, объясняется скупо: «светить будем сверху, чтобы стекло не бликовало».

Зато подробно о том, каким источником будем светить: «Лайтбар с сотами дает хороший контраст». «Лист молочного пластика может заменить уйму дорогого света».

 

Про студию

  • Своя студия — роскошь. Арендовать дешевле.
  • Студия должна быть большой — сто квадратов, а свет — Broncolor.
  • От объекта до фона — три метра.
  • Все предметы надо крепить мертво. Набора фирмы Foba для этого в основном хватает.
  • Про камеры:
  • Предметы надо снимать карданной камерой, а живность — среднеформатной.

 

Про свет

  • Фотографу нужно знать два закона из школьного курса физики.
  • Первый: угол падения, равен углу отражения. Если посветить лазерной указкой через камеру на объект съемки, а потом найти место куда отразился луч, мы найдем точку, откуда надо светить.
  • Второй: свет слабеет обратно пропорционально квадрату расстояния. В метре — на один стоп, в двух — на два, в трех — на три, в четырех — на четыре.
  • Большой источник — свет мягкий, маленький — жесткий.

 

Про композицию

  • Светлое вверху, темное внизу.
  • Изображение читается слева направо сверху вниз. Композицию надо строить исходя из этого. Градиенты, например, — светлы слева, а темны справа.
  • Предмет на темном фоне выглядит богато. На белом — дешево.
  • Рисует только один источник. Солнце и в студии должно быть одно, но вертится оно вокруг объекта съемки.

И далее в том же духе, только на фоне конкретной работы.

Словом, пересказывать словами то, что я увидел на мастер-классе, бессмысленно. Я понял это почти сразу и потому постарался снимать как можно больше. Теперь можно показать картинки с места действия и растолковать то, что на них изображено.

Должен сказать, что репортажить в студии довольно сложно. Причин несколько, но главное — темно (чувствительность всегда в интервале от 4000 до 12 800 ISO).

Вспышками пользовался Сахаров, а я снимал при свете ведущих ламп, которые по воле Игоря в момент съемки оставались включенными. Цвет тоже снимать не мог: ведущие лампы горят с разной степенью накала, и потому цветовая температура всех ламп разная. Прибавлю к этому синий свет из окон и свет люминесцентных ламп. Такое цветовое пиршество невозможно гармонизировать. Вот почему снимки Игоря Сахарова в этом материале — цветные, а мои — черные.

Учитывая размеры журнальной статьи, я даже не помышлял о хоть сколько-нибудь полном отображении всего увиденного и отснятого за пять дней. Это можно сделать только в серии таких репортажей. Но если попытаться кратко изложить вынесенные мной впечатления, то практические выводы сведутся к неприличным в своей предсказуемости вещам:

Хорошее оборудование в разы экономит время фотографа и заказчика.

Арендовать нужно только студии, оборудованные светом «Бронколор», вроде той, в которой проводил свой мастер-класс Игорь Сахаров.

Знание ремесленнических стандартов, которыми ежедневно пользуются лучшие профессиональные рекламные фотографы вкупе с хорошей техникой, — одно из основных конкурентных преимуществ для любого фотографа с амбициями.

 

Бутылка со штопором (фото Игоря Сахарова).

 

В данном случае для проработки деталей в тенях, обращенных в сторону камеры, Игорь справа и слева от бутылки поставил двухметровые листы молочного пластика, посветив сквозь них головками. Именно свет этих приборов отражается в металле штопора и окрашивает горлышко бутылки, обернутое красное пленкой.

 

Бутылка со штопором.

Камера: Nikon D4 
Объектив: AF-S Nikkor 24–70/2,8 G ED IF N 
Чувствительность: 4000 ISO 
Выдержка: 1/250 с 
Диафрагма: f/4 
Экспокоррекция: –0,67 EV 
Фокусное расстояние: 28 мм

 

Большое белое поле — источник рисующего света. В данном случае софтбокс 150×150 см. Размер софтбокса имеет решающее значение: чем больше светящийся фон, тем шире будет каемка вокруг бутылки. Справа чеканный профиль Игоря. Понятное дело, силуэтный, потому что со стороны моей камеры подсветка была очень слабой.

Зато во всей красе виден эффект работы за «негром».

Черный флаг — «негр» — только что был поставлен вплотную к ткани софтбокса. Бутылка со штопором в метре от фона. На моем снимке хорошо видно, как красиво отражается контровой свет от бликующих поверхностей стекла и металла, словно процарапывая белые контуры предметов. Понятно, что это видно только там, где они спроецированы на черный фон. На белом каемка не видна, зато красиво читаются силуэты. Иногда некоторые предметы сопротивляются. У Игоря, например, один из бокалов не захотел отражать свет верхней кромки: размеров софтбокса ему оказалось мало. Пришлось выше светящегося фона поставить дополнительно еще и стрип. Его свет, отраженный от верхней кромки сосуда, завершил окантовку контура (фото 4).

«Негра» часто используют при съемке прозрачных предметов, к примеру, посуды с напитками, если нужно одну половину объекта снять на черном, а вторую на белом фоне.

Должен непременно предупредить, что снимать против света можно не всякими объективами, а только очень хорошими. Современная оптика с многослойными, тончайшими просветлениями хорошо держит контровой свет и не создает паразитных переотражений. Контуры предметов получаются резкими, без ореолов, краски не теряют яркости. Старые пленочные объективы или современные дешевые могут сильно огорчить владельцев.

 

Незавершенный контур бокала.

Камера; Nikon D4 
Объектив: AF-S Nikkor 70–200/2,8 G ED IF VR 
Чувствительность: 8000 ISO 
Выдержка: 1/400 с 
Диафрагма: f/2,8 
Экспокоррекция: –0,33 EV 
Фокусное расстояние: 70 мм

Девушка за «негром».

Камера: Nikon D4 
Объектив: AF-S Nikkor 24–70/2,8 G ED IF N 
Чувствительность: 5000 ISO 
Выдержка: 1/100 с 
Диафрагма: f/4
Экспокоррекция: –1,33 EV 
Фокусное расстояние: 70 мм

 Результат, на первый взгляд, выглядит совсем иначе, чем на фото 2, однако если присмотреться, то обнаружится много общего.

И прежде всего — обрисовка фигуры девушки светлой каемкой. Нужно учесть, что я снимаю с другой точки, чем Игорь. У него в кадре нет белого софбокса, и он наблюдает явление обрисовки именно на черном фоне.

Зато я могу показать, откуда взялся красивый рисующий свет на лице модели. Источник — большая круглая тарелка с молочным пластиком и мелкими сотами. На соты Игорь обращает особое внимание учеников, и использует соты очень часто. Это позволяет не мусорить светом по студии, а направлять его строго в то место, куда задумано. Так проще сохранять глубокие, звенящие контрасты.

И важная тонкость: чем мельче соты, тем сильнее отличается поток света любого источника в центре и на краях потока. Этим, обратите внимание, воспользовался мастер и в данном случае. Верхняя часть лица освещена контрастнее и ярче, чем нижняя. Именно такие нюансы отличают работы Игоря Сахарова.

 

Съемка за «негром»

Когда нужно снять какой-то предмет на черном фоне и аккуратно обвести его контур белой каемкой, то проще всего сделать это именно с помощью «негра» — черного непрозрачного предмета. Источник света у Сахарова — квадратный софтбокс размером полтора на полтора метра. Он светит в сторону камеры.

На некотором расстоянии от источника света ставятся бутылка, бокал, рюмка, девушка — неважно, что. «Негр», закрепленный на какой-то стойке, занимает место между софтбоксом и объектом съемки.

И все! По сути дела, работа сделана. Контур бутылки получает искомую белую обводку. Глазами ее хорошо видно, но это вовсе не значит, что и у вас на картинке все получится так же красиво, как у Игоря Сахарова (фото 2–5).

 

Как «негр» сделался флагом

В сумраке студии чего только не случается. Один и тот же предмет легко может поменять назначение. Черный прямоугольник, который за пять минут до того был фоном, в следующем сюжете применен для того, чтобы перекрыть часть потока света, мешающего фотографу (фото 6).

 

Портрет девушки на белом фоне.

Камера: Nikon D4 
Объектив: AF-S Nikkor 24–70/2,8 G ED IF N 
Чувствительность: 5000 ISO 
Выдержка: 1/320 с 
Диафрагма: f/4 
Экспокоррекция: –0,33 EV 
Фокусное расстояние: 24 мм

С ролью фона отлично справляется все тот же квадратный софтбокс 150×150 см.  Понятно, что теперь тона, которыми рисуется лицо, окажутся темнее фона. Главным, то есть рисующим источником света, который имитирует солнце и организует светотеневой рисунок в кадре, Сахаров оставил тарелку с молочным пластиком в качестве рассеивателя света и мелкими сотами, а вот справа от камеры появился двухметровый лист молочного пластика.

В данном случае он работает как отражатель, подсвечивая провалы на плечах и шее модели. «Негр» понижен в должности, превратившись во флаг. Теперь он нужен Игорю, чтобы отгородиться от паразитного света, который отражается пластиком и сбоку лупит в объектив камеры. Заодно бывший фон съедает и ту часть потока света, которая падает на лицо модели сбоку и снижает контрастность сюжета.

 

Ложки, вилки, ножи: съемка никелированных предметов

Один из учеников принес эти приборы и попросил Игоря показать, как нужно их снимать. Мастер соорудил конструкцию из предметного стекла, нависающего над ними листа молочного пластика, двух стрипов и двух вспышечных головок. Со стороны это выглядело как перелесок из стоек фирмы Foba.

С точки зрения технологической функциональности — идеально. Дело в том, что светить на сложные по форме и зеркальные по фактуре поверхности прямым светом нельзя: в ответ получишь множество бликов и провалов, потому что поверхность ножа или ложки отражает все вокруг себя. Лист пластика решает проблему. Теперь все объекты смогут отражать только его поверхность, освещенную на просвет обычными для Сахарова «горшками с сотами». От расположения этих источников света в большой мере зависит «красивость» будущей картинки.

Стрипы используются мастером как задний моделирующий, оконтуривающий свет. Они отражаются в боковых поверхностях столовых приборов. Стекло при таком освещении на финальном файле не ощущается. Ложки-вилки висят в пространстве, спроецированные на расфокусированную поверхность пола циклорамы.

При желании на нее можно направить свет еще одной головки с сотами или даже цветным фильтром и таким образом управлять яркостью и цветом фона. Такая схема освещения может послужить основой для съемки любой металлической предметки: оружия, инструмента и даже украшений (фото 7 и 8).

 

Конструкция для съемки столовых приборов.

Камера: Nikon D4 
Объектив: AF-S Nikkor 24–70/2,8 G ED IF N 
Чувствительность: 10 000 ISO 
Выдержка: 1/2000 с 
Диафрагма: f/2,8 
Экспокоррекция: –1,33 EV 
Фокусное расстояние: 24 мм 

Съемка бликующих никелированных предметов.

Камера: Nikon D4 
Объектив: AF-S Nikkor 24–70/2,8 G ED IF N 
Чувствительность: 6400 ISO 
Выдержка: 1/50 с 
Диафрагма: f/3,2 
Экспокоррекция: –0,67 EV 
Фокусное расстояние: 31 мм

Я снимал сбоку, и потому на этом файле ложки-вилки выглядят не так, как на снимках Сахарова.

 

Нужна ли девушке Рara?

Игорь уверен, что нужна и при этом только фирмы Broncolor. Особенно если это один из семейства студийных источников света параболической формы, по форме — зонтиков, но очень необычных.

Вдоль специальной стойки в центре фотограф может передвигать кольцевую вспышку, свет которой направлен внутрь параболы. Чем ближе кольцо к основанию, тем меньше площадь работающей поверхности прибора. Таким образом регулируется диаметр источника, и если выдвинуть кольцо вспышки до отказа, то будет использован максимальный размер зонта. Парабола при этом будет светить так же, как светит любая кольцевая вспышка: ее свет выглядит как бестеневой, но изображение не теряет объемности и какой-то особенной детализации.

Para способна регулировать не только диаметр, но и направление светового потока. Кольцевую вспышку можно легко отклонить от направления оси и почти мгновенно превратить зонт в источник верхнего, нижнего, левого, правого — любого света. И это не меняя положения модели, фона и вообще ничего в студии! Сахаров проделал такой трюк в процессе съемки портрета девушки на наших глазах, сэкономив и время, и труд (фото 9–11).

 

Para в роли кольцевой вспышки.

Камера: Nikon D4 
Объектив: Nikkor 24–70/2,8 
Чувствительность: 5000 ISO 
Выдержка: 1/500 с 
Диафрагма: f/2,8 
Экспокоррекция: –1,00 EV 
Фокусное расстояние: 24 мм

 

Para в роли верхнего правого источника света.

Камера: Nikon D4 
Объектив: Nikkor 24–70/2,8 
Чувствительность: 5000 ISO 
Выдержка: 1/500 с 
Диафрагма: f/2,8 
Экспокоррекция: –1,33 EV 
Фокусное расстояние: 70 мм

 

В чужом глазу Para (выкадровка из файла Игоря Сахарова).

Хорошо видно и бестеневой характер освещения, и то, как именно отражается в глазах модели свет прибора, направленного в верхнюю половину зонтика.

Читайте далее — Мастер-класс Игоря Сахарова. Часть 2 — как снять собаку, пока она не убежала?

 

 

Игорь Сахаров – фотограф, который не любит фотошоп.

| LIMONAD| Фотошкола

admin

20 августа 2018

Игорь Сахаров- фотограф, который создает творчески удачные кадры в самом, пожалуй, “коммерческом” жанре фотографии – рекламной фотосъемке. Известен как фотограф, способный решить любую, даже самую сложную задачу, что и отличает настоящего профессионала высочайшего уровня.

“В своей профессии я – ремесленник. Я не претендую на творчество, потому что за моей спиной на каждой съемке стоит заказчик, и я, чаще всего, выполняю работу, созданную по его эскизу. Моя задача – максимально качественно поставить свет, обеспечить техническую составляющую, и гарантировать на выходе файл, который на 100 процентов устроит дизайнеров и заказчика. И это не так просто делать, как может показаться поначалу.” – говорит о себе сам фотограф.

В профессиональную фотографию Игорь Сахаров пришел в 1991 году, пройдя обучение в одной из рекламных студий Германии. Всего через год, в 1992-м у него уже была первая собственная студия, а еще через год – модельное агентство.

Помимо рекламных фотосъемок, Игорь Сахаров занимается обучением студийной съемке в России и за рубежом. Его мастер-классы открывают уже состоявшимся фотографам некоторые секреты работы одного из самых известных профессионалов в области рекламной фотографии в нашей стране. Тематика этих встреч однородна – реклама, фотография и студийная работа.

«– Я очень не люблю фотошоп. И практически им не пользуюсь. Потому что есть фото-графия, она же светопись, а не фото-шопо-графия. Но сейчас фотографы начинают учиться с того, «как фотошопить», а не как свет ставить.»

«– Предметы, конечно, фотографировать проще – там вся ответственность за результат только на мне. А с людьми эту ответственность разделяешь: многие сразу напрягаются и уходят в себя, как будто я двустволку поднимаю, а не камеру. Вот и приходится ВЫТАСКИВАТЬ человека из него самого.» – сказал Игорь в одном из своих интервью. Но на его сайте мы нашли много замечательных портретов, которые так же достойны пристального внимания. Кроме того, он любит животных и с удовольствием их фотографирует.

Игорь Сахаров апрель/12 | FotoСфера

Игорь Сахаров — известнейший рекламный фотограф России, многократный победитель международных конкурсов в области рекламной фотографии, член гильдии рекламных фотографов. В 2005 году Игорь стал первым и единственным фотографом России, получившим звание «Квалифицированный европейский фотограф рекламы». В том же году был выбран российским лицом бренда «Gitzo».


Вера Коханина: Здравствуйте, Игорь! У меня к Вам, безусловно, множество вопросов! Но, давайте начнем с самого начала Вашего творческого пути. Расскажите, как Вы начали заниматься фотографией? «Зенитовское» детство? Фотокружки? Или интерес к этому виду искусства пришел в боле зрелом возрасте?

Игорь Сахаров: Мама подарила фотоаппарат на День рождения. Мой первый учитель по фотографии был моим соседом по дому, удивительный человек, талантливый живописец. Он вел в школе фотокружок, куда я и пришел заниматься, начав свой путь в фотографии со Смены-8М.

В.К.: Расскажите, где Вы учились помимо этого?

И.С.: Репортажной фотографии, которая была в начале профессии, я учился у жизни. Студийной — у самого себя, проводя в студии большую часть суток. Я пытался попасть к тому или иному мастеру на учебу, но раскрывать своих секретов мне никто не хотел, профессия была достаточно «закрытой», и ни одного учебного заведения, от которого мог бы быть толк (как и сейчас, впрочем), в стране не было.
Уже гораздо позже, когда приоткрылся «железный занавес», я сумел попасть подмастерьем в студию к немецкому студийному фотографу, в Гамбург. Я ожидал гораздо большего от этой работы, но меня и близко не подпускали к студии. Я мыл проявочные кюветы (тот фотограф снимал на широкий слайд), убирался в студии, и только через пару месяцев он позволил мне присутствовать на его съемках. Уехал я из Германии, напоследок выполнив заказную работу — обложку крупного журнала. Я получил массу знаний, цены которым в России не было — просто потому, что никто не знал, как же в действительности должен работать студийный рекламный фотограф.

В.К.: Игорь, то есть Вас сразу привлекла рекламная съемка?

И.С.: Практически сразу. Пару лет я работал в репортажной фотографии, в основном, потому, что был владельцем газеты. Потом понял, что эта работа становится мне неприятной — это были 90-е годы, вокруг было море «чернухи», а снимать ее я категорически не хотел.
Поэтому ушел в студию, где создаю, и по сей день свой собственный идеальный мир.

В.К.: Где бы Вы посоветовали учиться тем, кто хочет пойти по Вашим стопам? В России или за границей?

И.С.: Вера, смотря чему и где учиться. Если студийной фотографии — у нас есть прекрасные мастера, которые дадут фору любым западным профессионалам. Если речь об арт-фотографии — вероятно, на Западе. В то время, как там это направление активно развивалось, у нас его не принимали категорически — сказывалось консервативное отношение властей ко всему западному и непонятному. Хорошие арт-школы есть в Голландии, Англии, Германии, Америке, возможно, где-то еще. Но любой, кто хочет получить западное образование, должен быть готов к тому, что сначала его подровняют под одну гребенку, а потом начнут менять мировоззрение. Я видел работы некоторых фотографов, которые теряли свою самобытность и почерк после окончания таких школ.
Выбор за вами — беречь свой взгляд и виденье, или учиться на знаниях других.

В.К.: Вы больше любите предметную съемку или съемку людей?

И.С.: Я люблю ту съемку, которую можно выполнить в студии. Но проще работать с предметами — они не капризничают, не устают, и им все равно, как они получаются на фотографии.

В.К.: Есть фотографы, на которых Вы ровняетесь?

И.С.: Есть те, работы которых мне нравятся. Я уже достиг той высоты, когда ровняются на меня.

В.К.: Игорь, Вам довелось работать со многими известными людьми. С кем из них Вам было наиболее комфортно работать?

И.С.: Думаю, комфортнее всего мне было работать с Кеном Хенсли («Uriah Heep»), несмотря на его заявление о том, что он терпеть не может фотографироваться. Если бы вы видели те фотографии, которые у него были на афишах до моего знакомства с ним, вы бы поняли его реакцию — у того фотографа стоит отобрать камеру. Однако мы почувствовали друг друга, он доверился мне, а я постарался сделать так, чтобы он остался доволен моей работой. Мне это удалось, и теперь я его официальный фотограф.


Из российских публичных людей ко мне постоянно приезжают на съемку несколько довольно известных персон из Правительства, чаще всего это происходит перед выборами.
Ну и разумеется, целая череда звезд шоу-бизнеса, спортсменов, актеров и так далее: Николай Валуев, Анна Семенович, Андрей Федорцов, Максим Леонидов, Илья Олейников, Юрий Стоянов, Анастасия Волочкова, Евгений Плющенко, ФК «Зенит», Ксения Собчак, Сергей Шнуров и группа «Ленинград», Лиза Боярская, Михаил Боярский, Дмитрий Нагиев, Сергей Рост, Лев Додин, Эдвин Мартон, Феруччио Фурланетто и многие другие.

В.К.: Кстати, не капризничают ли знаменитости?))

И.С.: В большинстве своем не капризничают. Талантливые и трудолюбивые люди ценят свое и мое время, и мы работаем в удовольствие, быстро и грамотно.

В.К.: Присутствуют ли в Вашем портфолио работы, которыми Вы гордитесь более остальных?

И. С.: Пожалуй, одной из любимых работ является как раз портрет Кена Хенсли, именно он принес мне победу в конкурсе «Европейский профессиональный фотограф года» и «Золотую Камеру».

В.К.: Игорь, не секрет, что в жизни любого творческого человека бывают спады. Как, по Вашему мнению, следует поступать в таких ситуациях? Брать фотоаппарат и продолжать снимать, или же сделать передышку?

И.С.: Закрываться в студии, выключать телефон и интернет, и работать в поисках себя. Если будете тратить время на творческие спады, ваш заказ получит другой фотограф.

В.К.: С какой техникой Вы предпочитаете работать? Есть ли любимый фотоаппарат или объектив? Какой свет вы выбираете?

И.С.: Я работаю среднеформатной техникой фирм «Sinar» и «Contax» с цифровым задником «Sinar». Студийный свет — только «Broncolor». На мой взгляд, это лучшее из возможного. Любимый объектив — тот, который нужен для конкретной съемки.

В.К.: Вы ведете курсы рекламной фотографии, поделитесь, пожалуйста, какими-либо практическими советами. С чего Вы посоветуете начинать молодым фотографам?

И.С.: Идти учиться к хорошим мастерам, много работать и экспериментировать, и поменьше читать форумы в интернете. Научиться чему-либо можно только пропустив это через свои собственные руки. Если, желая научиться ездить верхом на лошади, вы станете читать книги, но при этом не доедете даже до конюшни, вы можете попрощаться с мечтой стать всадником. Точно так же и в фотографии: хотите снимать? Идите и снимайте. Думайте своей головой, не копируйте никого, ищите свой стиль и почерк. И тогда ваш заказчик непременно найдет вас.


Фото: Игорь Сахаров

0

Автор: fotosfera

не в сети уже давно

Фотограф Игорь Сахаров – Сергей Бородин | красивые фото

Игорь Сахаров – первый и пока единственный фотограф в России, имеющий звание «Квалифицированный Европейский Фотограф Рекламы» и как следствие, профессионал, услуги которого стоят очень дорого. Уважая мнение заказчиков, Игорь, порой делает двойную работу и, что удивительно — расплачиваются за нее тоже вдвойне, без всякого принуждения, с выражением полной благодарности и признательности.

Игорь, Вы начали фотографировать с пяти лет, тяга к искусству передалось с генами?

Нет. Отец и дед были военными, а фотографировать меня научил сосед — фотограф и художник. Он вел фотокружок, и я часами просиживал в его квартире, учась проявлять и печатать карточки. Видя мое рвение, мама подарила фотоаппарат – Смена 8М. Первое, что я им снял, был кадр из мультипликационной заставки к передаче «Спокойной ночи малыши», когда все персонажи на экране собираются и усаживаются перед телевизором. Остановленное мгновение – от этого свойства фотографии я до сих пор прихожу в восторг. А первая моя карточка до сих пор хранится дома у мамы.

Родители предполагали, что фотография может стать Вашей профессией?

Конечно нет. Я учился в школе с физико-математическим уклоном, занимался разными видами спорта, вообще, чем только не увлекался. Поэтому, когда пришло время, выбор был далек от фотографии – либо поступать в радиотехнический институт, либо становиться офицером. В итоге я все же поступил в военное училище.

Пошли по стопам отца и деда. Но генерала из Вас все же не вышло…

Карьера военного у меня складывалась успешно — многие звания я получил досрочно, но, увлечение фотографией пересилило. Увольняться из рядов вооруженных сил пришлось через два суда офицерской чести, но меня это уже не беспокоило. Еще оставаясь де-юре военнослужащим, я организовал в городке Барановичи (Белоруссия), первую частную газету «Шанс». Увлеченно снимал актуальные репортажи из дома престарелых, морга, роддома…

Очень «жизнерадостные» Вы выбирали места для съемок!

Это было модно, да и не все так мрачно. Съемка в роддоме, к примеру, вылилась в почти анекдотичную историю. При мне рожали 2 женщины, одна из которых 43-х летняя учительница, будучи незамужем, решила завести себе ребенка. Роды у нее были тяжелые, и, когда все закончилось, она меня благодарила даже больше чем врачей. Нет, не за съемку. А за то, что из-за меня бригада медперсонала явилась в операционную в полном составе: чтобы Минздрав или еще кто не прознал, что роды принимаются не как положено, а «как обычно». Но это еще не все. После опубликования репортажа, меня вызвали в Горком партии «на ковер». Однако, вместо выговора наградили грамотой, поскольку рождение человека было признано событием угодным не только Богу, но и Горкому партии и предосудительного в нем ничего не нашли.

Как к вам пришло осознание, что Ваше кредо рекламная фотография?

Был такой период, когда все увлекались чернухой – помойки, бомжи, разруха, а мне отрицательных эмоций в армии хватило. Душа требовала чего-то другого – хорошего, теплого, светлого, красивого – все это я нашел в рекламе. Я всегда старался снимать ее красиво, отражая в ней свой взгляд на мир, то, что я хотел бы в нем видеть.

Помните свой первый заказ? Сколько Вам за него заплатили?

Нет, не помню — с тех пор прошло 16 лет. За это время были отсняты тысячи кадров! А что касается оплаты — когда я начинал, рекламного рынка у нас в стране не было. Все предпочитали вырезать картинки из журналов, сканировать и накладывать на них свой текст. И когда тебе платили 50 долларов за кадр – это были очень хорошие деньги. Не было в те времена и студийной аппаратуры. Первым моим световым оборудованием стал купленный на барахолке зонтик, который я изнутри выкрасил водоэмульсионкой и поместил в него вспышку. Потом, живя 2 года буквально на воде и хлебе, на заказах накопил немного денег и организовал сначала свое рекламное агентство, а затем школу фотомоделей и манекенщиц. Многие из этих девушек сейчас успешно работают на Западе. Например, Ира Бондаренко блистала на подиумах Милана, Парижа, Нью-Йорка. А сейчас благополучно замужем за миллионером – бывшим мужем Линды Евангелисты.

Вы известны как фотограф, справляющийся со съемкой любого уровня сложности. Для вас действительно нет невыполнимых задач?

Нет. Есть кажущиеся невыполнимыми. Например, недавно я снимал рекламу одному пивному бренду. По замыслу, бутылка в кадре должна была влетать в воду с брызгами, а это противоречит всем законам физики. Тем не менее, брызги в кадре у меня получились отличные. Идеи воплощения подобных замыслов даются мне достаточно легко – сказывается обучение в физико-математической школе. Поэтому, я люблю снимать сложные предметы – стекло, бутылки, воду, нравится работа в движении… Работая с моделями, я всегда стараюсь уловить необычный ракурс, остановить человека в полете, движении — жизнь стремительна и когда я снимаю динамику, это соответствует духу времени.

То есть, чем сложнее съемка, тем легче она Вам дается?

Тем больше нравится! Казалось бы чего проще — снимать каталоги! Работа вроде легкая и прибыльная, но смертельно скучная. Когда я не получаю морального удовлетворения от проделанной работы, считаю, что заказ не отработан полностью. Но не все от меня не зависит. К примеру, простейшая съемка – снять 20 пирожков, заменяя один другим. Это невообразимо тоскливо и я начинаю зевать и засыпать прямо на ходу. Работа должна увлекать! Поэтому, даже съемку пирожков я стараюсь сделать увлекательной, вкложить в нее душу. Иначе хорошего результата не получить.

Чем создание рекламного фото отличается от обычного?

Любой хороший фотограф это две составляющие – владение техникой (законами физики в том числе) и наличие идей. Если я владею техникой, но отсутствуют интересные идеи — хорошей карточки не получится. И наоборот. Есть идеи, но не могу их технически воплотить – ничего не получится. Сплав этих двух составляющих и есть успех фотографа. А рекламная фотография – это пик владения фотоискусством. Чтобы фотография получилась идеальной, техникой надо владеть безупречно и не просто иметь идеи, а находить яркие и оригинальные решения.

Всегда ли Ваше мнение совпадает с мнением заказчика?

Далеко не всегда. Иной раз приходится пересиливать себя и снимать так, как того требует клиент. В этом заключается еще одна особенность и сложность создания рекламной фотографии. Потому что можно спорить до бесконечности о том, что я сниму лучше, и в таком виде кадр будет удачнее. Я понимаю, что многие заказчики, 80 процентов из которых составляют рекламные агентства, прежде чем придти ко мне проводят собственные маркетинговые исследования и на их основании разрабатывают идеи. Не верить им я смысла не вижу.

И снимаете так, как хотят они?

Внутренне не соглашаюсь, но снимаю: блик должен быть именно здесь – ни сантиметром левее, ни сантиметром правее. Иногда иду на хитрость: говорю о-кей и снимаю два варианта – так как хочет заказчик, и как это вижу я. Когда он приходит за результатом, я сначала показываю ему картинку снятую по его заказу и слышу, да, все отлично, мне все нравится. Расплачивается. Затем я показываю ему карточку, которую я снял исходя из собственных соображений. В ответ — о, эта мне нравится еще больше! И покупает и ее, соответственно.

К такой изысканной хитрости не придерешься – волки сыты и овцы целы.
От камеры много зависит в Вашей работе? Или обладая творческим взглядом шедевр можно снять и на мыльницу?

Камера – это дополнительный инструмент. Когда в руках у фотографа совершенная техника и он не отвлекается на техническую составляющую, на первый план выходит идея. Благодаря хорошей технике снимать легче и приятней. У меня, например, две любимые камеры: людей я снимаю Contax 645, предметы — Sinar p3.

Источник: http://www.fotodelo.ru 18.09.2008

Интервью с Игорем Сахаровым — 30 Дней Фотоприключений — ЖЖ

Друзья мои! Сегодня мы хотим представить Вам невероятного человека и удивительного фотографа Игоря Сахарова (igorsakharov). Честно говоря, трудно представить себе фотографа, который не знает это имя. Многие рекламные фотографы так или иначе учились у него, а те, кому это ещё не удалось, мечтают попасть на его мастер-классы. Надо сказать, что те, кому кажется, что они не знают Игоря Сахарова, ошибаются! Хотя бы раз каждый из нас видел его работы в журналах, на телевидении, в рекламе.

Игорь Сахаров живет и работает в Санкт-Петербурге, и наша встреча могла и не состояться. Но удача нам улыбнулась, и Игорь приехал в Москву на «Фотофорум-2012». Именно здесь в отеле «Аквариум» на территории Крокус-Сити ранним воскресным утром мы провели целый час в увлекательной беседе с Мастером света.


Игорь, давайте поговорим о Фотофоруме. Насколько он интересен в этом году? Говорят, что он совсем жиденький стал, новинок мало.

На самом деле нельзя проводить фотофорум раз в год. Photokina (фотосалон, проводится с 1950 года в выставочном центре города Кельна в Германии, одна из наиболее важных фотографических выставок) проводится раз в два года. Когда накапливаются новинки, тогда и проводится, и это правильно.

А Вы чем занимаетесь на Фотофоруме? Что у Вас на стенде происходит?

Я работаю на стенде Sinar Bron FOBA. Это лучшая продукция, которой я сам пользуюсь. Я являюсь лицом всех этих фирм, и, соответственно, показываю людям возможности всей этой техники. Эта техника не мешает работать. Т.е. с технической точки зрения я вообще не задумываюсь и знаю, что все свои самые смелые мысли могу воплотить с помощью этой техники.

У Вас на стенде происходят мастер-классы?

Да, ежедневные мастер-классы. Бесплатные. Причём, народ ещё возмущается, когда я, например, ухожу пообедать. Мне довелось выступать на ежегодном фотографическом фестивале в Орвието. Это публичная лекция длится час, в зале сидит 300 человек. Передо мной выступали канадец и американец. Их выступление в основном сводилось к тому, что «я отличный фотограф», «я буду ещё лучшим фотографом». Самозомбирование такое. Вот он стоит на сцене и все аплодируют, и все довольны. Ну, в Европе принято себя хвалить. Моё выступление начиналось с показа фотографий и рассказа, как это всё снималось: какой свет стоял и так далее. Народ там был в шоке. После часа выступлений я хотел пойти покурить, но меня не отпустили. И особенно один француз с такими усами, как у Буденного, всё время говорил: «Я заплатил 100 евро за эту публичную лекцию, но это стоит не 100 евро, а как минимум 1000. Нельзя такие знания отдавать за такие маленькие деньги!» Вот отличие от России, да? А здесь бесплатно, и требуют ещё))).

Давайте поговорим про Вашу школу. Опишите портрет Вашего идеального ученика.

Ученик должен знать чего он хочет, за чем он пришёл. Часто многие приходят по принципу «схожу-ка я», а это должно быть очередной ступенькой в карьере. Просто я никогда не верил в мечту, а всегда ставил перед собой цель, и шаг за шагом, ступенька за ступенькой поднимался вверх. Соответственно и ученик, если он приходит, он должен знать, что, да, вот это ступень, и что он должен из этой ступени получить, ведь он заплатил за это хорошие деньги. Потому что я даю всем знания одинаково. А берут их все по-разному: кто-то максимально, как губка впитывает, а кто-то поверхностно. Но на пользу это пойдёт только тому, кто будет докапываться, задавать вопросы. А многие стесняются, не задают вопросы. Я всегда говорю, что если что-то непонятно, задавайте вопросы. Ведь по глазам видно, что непонятно, но вопросов не задаёт.

Ваша школа — это некий набор мастер-классов?

Ну, у меня разные формы есть. Есть пятидневный интенсив, когда 5 дней подряд на учеников выливается информация, и к концу пятого дня у них такая каша в голове, потому что информации очень много. Самое оптимальное – это уроки по субботам. Это двухмесячный курс, восемь занятий по субботам. Я выдаю домашнее задание по пройденной теме, а теорию они обязаны закрепить на практике. И в результате они мне должны принести на следующее занятие домашнее задание, отпечатанное форматом 20х30 на бумаге. В электронном виде ни в коем случае не принимается. И идёт разбор полётов, разбираются ошибки и достоинства. Иной раз интересные вещи получаются, и я сам спрашиваю, а как это было сделано. В результате они сами же выбирают победителя, и победитель получает какой-нибудь нужный и полезный в фотохозяйстве приз.

Вы берёте на курс не более 10 человек, т.е. у Вас нет такого конвейера, как в других фотошколах?

Мне нужно работать с аудиторией плотно, а если будет больше 10 человек, я уже буду сильно распыляться и не каждому смогу уделить внимание.

В одном из Ваших интервью на телевидении Вы нелестно отозвались о фотошколах, сказав, что европейские фотографы, в отличие от наших, все причёсаны под одну гребёнку, так как все они учились в фотошколах и всех их учили одинаково. Как это сочетается с вашим преподаванием?

На самом деле, там обучение-то длительное. Там получают диплом, получают сертификат. А у нас нет ни одного ВУЗа, который смог бы выпускать грамотных специалистов, нет системы обучения вообще. Соответственно, моя школа не сможет заменить университет, академию и т.д. потому, что курсы в ней краткосрочные. Моя цель и задача – это хоть немного показать, как действительно видеть свет. Я не учу фотографировать, я учу рисовать светом с технической точки зрения. А с точки зрения восприятия картинки, это уже помогают музеи, хорошие фильмы, спектакли и т.д.

У Вас есть ученики, которыми Вы уже можете гордиться?

Да у меня достаточно таких учеников, которые самостоятельно работают, сделали свои шикарные студии и уже нарабатывают своё имя и у них достаточное количество заказов.

Каков средний возраст Ваших учеников?

От 14 до 70. Ко мне пришёл ученик – дедушка 70 лет. Говорит: «хочу заняться рекламной фотографией». Я говорю, «извините, а сколько вы собираетесь ещё жить?» Он говорит: «лет десять». Я говорю: «тогда без проблем». Он спрашивает: «а стоит ли мне начинать?» Я говорю: «если 10 лет, тогда стоит». И он у меня отучился.

Игорь, а у Вас есть какие-то кумиры в фотографии или учителя? Кого Вы можете назвать? На чьи работы хочется смотреть и учиться?

В своё время мне один товарищ, дизайнер по профессии, которого я как профессионала очень уважаю, сказал мне: «Игорь, не смотри на чужие работы, не порти свой взгляд».

Мне нравится Аведон (Richard Avedon), очень нравится. Нравится Хельмут Ньютон (Helmut Newton), Херб Ритц (Herb Ritts) тоже нравится. Очень интересны, но мне иной раз непонятны работы Энни Лейбовиц (Annie Leibovitz), которую так нежно любит моя супруга Светлана.

Таких людей достаточно. Я от них могу взять только что-то неуловимое. Ты смотришь, а оно в голове откладывается и там лежит. Но чтобы на них ориентироваться, повторять, копировать – никогда. Я предпочитаю свою линию гнуть.

Чем отличается хороший фотограф от плохого? У хорошего фотографа есть свой почерк. А заказчик идёт именно за почерком. Мои заказчики могут три года подряд у меня снимать рекламу своей продукции и потом говорят: «мы хотим поменять стиль», я говорю: «идите к другому фотографу».

Про работу с заказчиками. Как это происходит? То, что мы видим в результате, это всё Вами придумано или заказчики приходят с какими-то своими идеями и уже это как-то дорабатывается?

По-разному. Есть разные типы заказчиков. Легче всего работать с крупными рекламными агентствами, где идея прописана, продумана, выдаётся тех.задание, бриф, в котором описано, где там будет капелька или какая поза у модели, поворот головы, где плечо должно быть и т.д. В таком случае я всего лишь технический исполнитель. Это самое лёгкое. Но это и самое неинтересное.

Второй вид заказчиков, это когда есть идея, концепция, генеральное направление, линия, а конкретику уже я додумываю, предлагаю свои варианты. И когда со мной вступают в конструктивный диалог, тогда выходит очень хорошо. Это мой любимый вид заказчиков.

И третий, самый непонятный тип заказчиков, это когда приходят и говорят: «а сделайте нам красиво». Т.е. люди не представляют, что они хотят. А «красиво» в моём и в его понимании могут кардинально различаться. В рекламе не бывает красиво или некрасиво. Здесь вкусовщина не работает. В рекламе картинка или работает на заказчика и приносит прибыль, или не работает. Других критериев нет.

Вам приходилось переубеждать заказчика или рекламное агентство, когда Ваша идея полностью противоречила их идеям?

Когда заказчиком выступает рекламное агентство, то там уже всё продуманно и спорить бесполезно, потому что под каждым словом стоит подпись. Но если вижу откровенный косяк, то стараюсь переубедить. А тем людям, которые приходят ко мне, минуя рекламное агентство, я просто говорю: «Если вы пришли ко мне, доверьтесь мне как профессионалу. Вам картинка может не понравиться, но она будет работать». Потому что у меня 20-летний опыт, и за это время уже кое-что осознано в рекламе.

А как фотографы приходят к своему стилю? Как Вы поняли, что именно это Ваше и сделали выбор, что Вы будете именно в этом направлении развиваться и не распыляться на другое?

Это определяю не я. На самом деле, это определяет зритель. Когда фотографии становятся узнаваемыми. Ко мне вот дизайнер пришёл и сказал: «Видел твой рекламный щит, тобой снятый». Я говорю: «А почему ты решил, что он мой?» Он говорит: «Так это сразу видно». И вот так я понимаю, что это уже становится как брэнд. Я могу шарахаться, чуть в сторону уходить, я же иду не совсем по прямой. Направление-то остаётся постоянным, а поиски идут, конечно же.

Когда в 91-м году в чине майора я уволился в запас, то решил заняться студийной фотографией. Попробовал немного репортажа, но мне это не понравилось. Тогда я решил создавать свой чистый и незапятнанный мир, таким, каким я его хочу видеть, потому что в студии это возможно. В студии просто напросто воплощаешь свои потаённые фантазии и мечты. Тогда учиться было негде да и не у кого. И приходилось учиться самому. Благодаря знаниям физики и математики, и, соответственно, понимания законов оптики, законов распределения света, геометрии, я начал экспериментировать. Но тогда это было ещё неосознанно. Сейчас я это уже прекрасно понимаю. Тогда я тоже думал, что это лирика, но потом оказалось, что это просто физика. Поэтому, когда меня называют фотохудожником, я обижаюсь. Потому что фотохудожник — это лирик.

Давайте поговорим про чистый кадр. Мы давно наблюдаем за Вашими работами, и иной раз просто не верится, что это сделано без помощи ФШ. Как к этому можно прийти? Это Ваша принципиальная позиция?

Я же фотограф старой школы, и начал снимать, когда ещё не было цифры. Я снимал исключительно на слайды, соответственно ни о каком монтаже и речи быть не могло. У меня физико-математическое образование, а работа в студии — это чистой воды физика, и никакой лирики. Когда люди начинают глубоко копать, они доходят до того, что это возможно только с помощью ФШ, а на самом деле – это физика на уровне 9-10 класса. Всё это лежит на поверхности.

Вот у Вас получился кадр, который Вас удовлетворил. Какую-то итоговую обработку он всё-таки проходит перед тем, как это всё передаётся заказчику или нет? Результат передается в RAW?

Как правило, обработки нет. Я отдаю в формате TIFF, потому что мой RAW они не откроют. У меня свой конвертор, потому бесполезно RAW отдавать. Я работаю в Sinar CaptureShop. Это софт под среднеформатный задник Sinar. У меня задник 33 мегапиксельный, причём, честные 33 мегапикселя, в отличие от других, которые сейчас выходят. Например, для Nikon D800 заявлено 36 мегапикселей, но это чистой воды маркетинговый ход, конечно же. Сейчас вообще миром рулят не профессионалы, а маркетологи. Есть физика, и с точки зрения физики, это невозможно, в это пространство уже нельзя больше впихнуть. Нельзя впихнуть «невпихуемое».

Тут недавно пытались опровергнуть теорию относительности Эйнштейна. Но не опровергли. И не опровергнут никогда, потому что это гениальнейшая теория. Вот эта теория, в первую очередь, работает у меня в студии.

Всё относительно. Относительно чего и как. Я вчера на стенде показывал, как большим боксом можно снять так, чтобы был эффект, как от стрипа. Относительно модели поворачиваю бокс боком. Относительно зрителя – это большой бокс, а относительно модели –  узкая полоска. Вот и всё. Благодаря теории относительности я ставлю свою схему.

А хотелось бы попробовать что-то новое? В каком направлении хотелось бы поработать?

Я сейчас хочу поработать студийным светом, но хочу поспорить с природой, т.е. на свежем воздухе поснимать. Ярким солнечным днём снять лунную ночь и т.д., благо сейчас техника позволяет это, поэкспериментировать, сочетать природный свет с импульсным. Этого я ещё не умею, поэтому буду учиться. Ну, поначалу будет фигня получаться, но я думаю, научусь. Мне очень хочется.

Расскажите про работу в студии, много ли у Вас ассистентов?

Со мной тяжело работать, потому что я требую от команды многого. Один ассистент не всегда выдерживает. Конечно, когда идёт большая съёмка, собираются ассистенты, стилисты, визажисты, модели и т.д. Но когда идёт неспешная работа с предметкой, я, как правило, один. Если работаем с водой, то мне жена Светлана (Светлана Петрова, фотограф) помогает. Но это тяжело, потому что ассистенту достаются все шишки. Закон же в студии простой: если карточка не получилась, то ассистент виноват, а если карточка хорошая – фотограф молодец.

Кстати, а на отдыхе у Вас кто фотографирует, и вообще, Вы берёте с собой фотоаппарат?

Конечно, беру, да. Со мной всегда мой фотоаппарат остаёт IPhone). Вот им и щёлкаю. А жена таскается всё время с аппаратурой, с двумя Никонами со здоровыми объективами.

Мы слышали, что у Вас ещё и дочка фотографией увлекается.

Ну, она уже переболела. Старший сын тоже уже наигрался с фотоаппаратом, сейчас младший сын играет в фотографа. Посмотрим, что получится. Младший сын просился ко мне работать ассистентом. Но я сказал, что нет, не возьму.

А почему?

Ну, он же на меня обидится. Он будет ко мне относиться как к папе, а я буду к нему относиться как к ассистенту. А это разные вещи, не совместимые. Он не поймёт. Потому и сказал: «не возьму». У меня было много разных ассистентов. Но последние полгода работаю вообще без ассистента.

Работать ассистентом у хорошего мастера — это оптимальное обучение. Но хорошим ассистентом становятся где-то через год, когда на уровне подсознания происходит понимание и уже слов не надо. Поначалу ассистент не врубается вообще. Потом опыта набирается и через полгода он начинает слова понимать. И самое главное, начинает видеть свет не со своей стороны, а со стороны фотографа. А через год, когда я уже в запале съёмки смотрю в видоискатель и становлюсь косноязычным, говорю: «вон ту хрень передвинь туда», а какую хрень и куда двигать он уже знает. Он начинает чувствовать.

Но в последнее время я работаю без ассистента. Я стал качественнее работать. Иной раз пока объясняешь, у самого уже ускользает. Оно же мимолётное всё это. Производительность чуть упала, но выросло качество. Сейчас поработать ассистентом мне в неделю предложений пять поступает. Один говорит, какая зарплата ему нужна, кто-то говорит, что готов работать бесплатно, а кто-то вообще доплачивать предлагает.

Расскажите про обучение в Германии.

Да это же не обучение было, просто пристроили ненадолго ассистентом, скажем так. Причём, мне даже объяснять ничего не надо было, я просто смотрел. Очень удивляет, когда люди требуют объяснений. Всё видно, смотри только, всё ведь элементарно. И я учился, в общем-то, не тому, как снимать, а всему тому многообразию, что было в Европе, и не было в России. А когда я уже приехал в Россию и начал делать свою студию, я уже знал, что мне нужно.

Я покупал зонтики у бабушек на барахолке, выкрашивал их изнутри белой водоэмульсионной краской и вставлял два фила-105 (были такие вспышки FIL) и начинал работать. А потом потихоньку, когда техника в России начала появляться, я уже знал, какая техника мне нужна. Сейчас у меня шикарно оснащённая студия с лучшим оборудованием.

На Вашем сайте ничего не написано про оборудование Вашей студии. Расскажите немного об этом.

А что там рассказывать? Мы принципиально ничего об этом не пишем, потому что сайт фотографа – это фотографии.

Меня убивает, когда на своём сайте фотограф пишет: «член того-то, член сего-то, выставка села такого-то, пионерский отряд такой-то и т.д.» У меня не было ни единой персональной выставки. Какая разница? Награды – это всё дело настолько десятое, самое главное — карточки. Смотришь, понравилась карточка — хорошо, не понравилась – ну ничего страшного.

Расскажите о фотосессии с Николаем Валуевым. Как Вам пришла такая неожиданная идея?

Когда я впервые увидел Колю, подумал, что в тёмном переулке встретишь, сильно испугаешься. А оказался отличный мужик, умный, с юмором, добрый. Мы с ним подружились. Тогда на съёмке я его уговаривал два дня. Говорю: «Коля, давай с ромашкой», он говорил: «Нет, я и цветы абсолютно не совместимы». На следующий день приехали, дали ему ромашку. Я ему пообещал, что щёлкну его разочек, и он сразу увидит результат на экране компьютера, и если ему не понравится, я тут же всё удалю. Щёлкнул. Он посмотрел и говорит: «А хорошо! Карточку мне распечатаешь?» Я распечатал ему на холсте метр на 70. Он говорит: «Жене подарю! Цветы не дарю, так хоть вот так»

Расскажите про съёмку с Кеном Хэнсли (Ken Hensley)

Интересный он очень мужик оказался, такой абсолютно не звёздный, спокойный. Мне его продюсер позвонил, сказал, что Кен подъедет с минуты на минуту. Смотрю, подъезжает такой убитый VW Golf 2, ну, кто-то его подвёз. Выбегает Кен, гитарку из багажника взял и сюда, в студию. Первым делом, как только вошел, он сказал, что ненавидит фотографию и ненавидит фотографов. Я говорю: «Кен, разберёмся». Его перед этим сняли в ужасном виде и эти плакаты везде висели. Его посадили боком, расчесали, сделали поворот головы. А у него довольно-таки крупный нос. Мужику 65 лет, а ему зашопили все морщины и вот такой баклажан на передний план вылез. И вот он сидит, как Мона Лиза с баклажаном…

Когда он зашёл, я понял, как же его изуродовали. Причём, снимал известный европейский фотограф с мировым именем. Я ему говорю: «Кен, у меня монитор тридцатка стоит, картинка сразу же там появляется, смотри». Я его снимаю, а он так в него посматривает. Говорит: «Слушай, ну давай, будем фотографироваться».

И в итоге часов в 11 вечера, когда съёмка уже была закончена и было получено много материала, я говорю: «Кен, всё, на этом съёмка закончена, уже всё отснято». Он говорит: «А что, больше не будем фотографироваться?» В общем ему понравилось. На следующий день перед его отлётом я привёз ему распечатанные фотографии, а он посмотрел и сказал: «Игорь, можно ты будешь моим персональным фотографом?». Я говорю: «Хорошо, Кен!» И с тех пор, когда он приезжает в Россию, мы встречаемся, общаемся. Он очень интересный товарищ.

С чем легче работать, с человеком или с предметкой?

С предметкой легче, потому что ответственность за картинку на сто процентов несу я. Если я работаю с моделью, то здесь уже оба должны на сто процентов отработать. Но отвечать за обоих трудно. С другой стороны, предметка всегда сложней, поэтому у нас так много фэшн фотографов и так мало предметных фотографов, которые грамотно умеют снимать. В России на высоком уровне предметку снимают всего пять человек, а фэшн фотографов – море. Соответственно, предметная фотография намного выше оплачивается, чем фэшн.

У Вас потрясающая съёмка животных. Где Вы их берёте?

По-разному. Я люблю животных. У меня и дома их полно. У меня четыре кошки, собака, четыре лошади, попугайчики, хомячки и прочие рыбки. Я очень люблю животных, очень. Иной раз, я животных люблю намного больше, чем людей, потому что животные никогда не обманывают. Особенно после Афгана я это понял. Фотографировать животных ко мне очень много приносят. Я животных понимаю и умею с ними общаться.

Они специально дрессированные и очень послушные? Как можно добиться того, чтобы собака села именно так, как Вам нужно?

Просто нужен контакт с животным. Мы с женой животных понимаем. Жена у меня умеет с кошками разговаривать. Единственное, мне пришлось побегать за сурикатом, он молодой, суетной, очень смешной, очень подвижный товарищ. А так, обычно проблем нет, я их просто понимаю.

Иногда бывает, что хозяева приходят с собакой и говорят, что будьте осторожны, она мужчин ненавидит. Я начинаю общаться с собакой, а она мне так языком по лицу проводит и всё! Когда я снимал родезийского риджбека, хозяйка была в шоке: он не хотел уходить, всё лип ко мне и норовил лизнуть. Хозяйка тогда сказала, что впервые видит, чтобы он к мужчине подошёл. Я животных искренне люблю, а они это прекрасно чувствуют.

Что Вы можете посоветовать человеку, который только что приобрёл фотоаппарат, что-то почитать, что посмотреть?

А что человек хочет получить в итоге? Он хочет стать профессиональным фотографом или это просто его хобби? Для начала нужно определиться.

Если говорить про студийную съёмку – то почитать учебник физики для начала. Я в своё время читал книгу Д.Килпатрика «Свет и освещение», довольно интересная книжка. Тогда только она и была доступна. Вот я по ней и начинал. Сейчас на эту книгу смотрю, там косяков немерено. И непонятно, то ли фотограф не хотел секреты рассказывать, то ли издательство что-то перепутало. Смотришь на картинку и на схему и понимаешь – ни фига, не то. Я сейчас с первого взгляда могу определить, как стоял свет, если там не было вмешательства ФШ.
Сходить поучиться обязательно надо. Но для себя выбрать куда. Нравится фотографии какого-то человека. Посмотрел, ага, нравится, хочу в таком стиле научиться. А затем спросить учеников, которые у него обучались о том, как он преподаёт. Хороший фотограф не обязательно должен быть хорошим преподавателем. В этом затык часто бывает. Вроде бы фотографии хорошие, а рассказать он толком ничего и не может.

Google вам в помощь! Всё можно узнать, если и карточки нравятся, и преподаёт хорошо, можно пойти поучиться. Обучение сокращает путь. Можно и собственным путём идти, долго и упорно, как я, например, долго шёл, потому что негде было учиться. А сейчас проще сходить поучиться, получить пинок в нужном направлении и развиваться. Но при этом нужно собственное огромное желание. И опять же, нужно определять для себя ступени, по которым ты будешь двигаться.

А про техническое оснащение на старте что Вы можете сказать? Насколько это важно?

Техника важна, хорошая техника не мешает работать. Если говорить про работу в студии, вспышки не надо покупать. Есть куча студий, которые сдаются в аренду, это намного дешевле. Если ты не хочешь становиться профессионалом, то и не надо покупать технику. Достаточно иметь фотоаппарат. Я бы выбрал Nikon, потому что у Nikon хорошая оптика. А коробки у всех одинаковые. Что такое фотоаппарат, сама коробка — это заглушка к объективу. Плясать-то надо от печки, т.е. от оптики. Самое главное – это оптика. Да, и не зумы, в студии, по крайней мере. Только фиксы. Потому что когда всё в одной коробке, всегда страдает качество. Так что лучше брать, конечно, фиксы. Можно даже на кропнутую камеру, но лучше, конечно, не кропнутую, а полнокадровую.

И можно идти арендовать студию. И надо выбирать студию, где делают акценты на оборудование, а не на разнообразие обоев, на фоне которых можно посниматься. Очень многие приходят и говорят: «Что-то у вас обойчиков маловато». Я таким всегда говорю: «Ты что, в студию пришёл обои фотографировать?» Я когда снимаю, мне задник вообще не важен. Вчера, например, я снимал на стенде на белом фоне ню, а в результате ню получалось на чёрном. Мне говорят: «Как это? Мы видим белый, а на фотографии чёрный» А я просто не свечу на этот белый фон, я свечу на модель. Многие не понимают.

Я всегда говорю, задник можно любой сделать, элементарно. Мне нужно снимать на чёрном фоне, а у меня висит белый, мне лень подходить и менять фон. Я просто не буду на него светить. Ну, конечно надо уметь управлять светом. Ведь что такое фотография? Это светопись. В студии мы точно так же рисуем светом, как художник кистью. А многие не понимают. Я люблю работать тонким инструментом, у меня соты, ограничители стоят, т.е. у меня во все стороны свет не светит. И если я хочу поставить мазочек, штришочек, то возьму колонок – более тонкий инструмент. Я не буду малярной макловицей пытаться кончиком поставить мазок.

И опять же, элементарная вещь, которую народ не понимает изначально, пока не объяснишь. В студии, да и везде, на самом деле, наш глаз, фотоаппарат, плёнка, матрица видят не падающий свет, а отражённый. Вот из этого надо исходить. А отсюда вытекает второе – что угол падения равен углу отражения. Скажем, я хочу высветить какую-то букву. Просто линию проводишь, свет отражается, и ты понимаешь, где должен стоять источник, чтобы он посветил в нужном месте, на объект и информация вернулась. Это простейшие вещи. Соответственно, зная это всё и имея небольшой опыт, можно смело работать в студии. У меня был рекорд: самый сложный свет я выставлял максимум за 25 минут. Для того, чтобы понять, куда поставить блик, мне пришлось чашечку кофе выпить.

В своём блоге Вы писали, что любите решать сложные задачи. В то же время, Вы выкладывали одну свою фотографию с одним источником света, и писали, что это Ваша любимая световая схема – с одним источником света. Поясните, пожалуйста.

Чтобы фотография работала, она должна быть понятна человеческому мозгу. А мозг легко понимает то, что он видит постоянно. У нас небесное светило одно и оно всегда выше горизонта. Я поэтому стараюсь использовать один источник света и ставлю его чуть выше головы модели, предмета и т.д., чтобы мозг воспринимал.

И ещё один момент. Мы привыкли читать и писать слева направо и сверху вниз. Мои фотографии рассматривают слева направо сверху вниз. Зная это всё, уже легко и композицию построить, и световое решение сделать. Это делает фотографию понятной. И самое главное – я не ориентируюсь на ФШ потому, что я фотограф. Если я профессионал, то я всего смогу добиться фотоспособом. Можно, конечно, и при помощи ФШ всё это сделать, но мне это неинтересно. Да так и быстрее, потому что в ФШ я не мастак, не знаток.

Сейчас, к сожалению, многие фотошколы начинают с основ ФШ, а потом переходят к основам фотографии. Так ты выпускаешь ретачеров или фотографов? Давайте определимся. Ретачер и фотограф — это абсолютно разные профессии, между собой не имеющие ничего общего. У нас считают, что фотограф должен и снимать, и шопить. В Европе чтоб фотограф шопил… Он не будет, для этого есть ретач агентства.

К сожалению, сейчас, с массовостью и доступностью цифровой техники, уровень фотографии всё ниже и ниже. Фотографов пруд пруди, а заводы и фабрики простаивают, все с фотоаппаратами бегают.

Как Вы относитесь к критике, когда Вас критикуют? А Вы сами можете критиковать?

Я могу, конечно, почему бы не покритиковать? Я всегда придерживался принципа Коко Шанель. Сколько людей, столько и мнений. Невозможно снять фотографию, которая нравится всем, и так же невозможно снять фотографию, которая не понравится никому. На каждую карточку найдётся свой зритель. Соответственно, когда меня начинают критиковать, я сразу включаю принцип Коко Шанель:  «мне абсолютно всё равно, что обо мне думают люди, потому что я о них вообще не думаю».

В Вашем блоге Вы показываете очень много своих работ, которые собирают достойное количество разных комментариев. В одном из комментариев к какой-то Вашей работе Вам задали прямой и незатейливый вопрос «Что Вы хотели сказать этой фотографией?» Мне очень понравился Ваш ответ на этот вопрос: «Я хотел сказать, что хрен ты так снимешь!»

Хех. Я поэтому никогда не подписываю своих фотографий. Какая разница как она называется? Карточка и карточка. Критериев, видов оценки всего лишь два: или нравится или не нравится, другого ничего не дано. Ровно так, как фотографию делают две вещи – светотени и работа линий, ничего другого в фотографии нет.


Фотограф Игорь Сахаров (igorsakharov)
Официальный сайт: www.igorsakharov.com

В интервью принимали участие hemool_lost_out, romashka7, vikont_mart.

PS. Когда мы готовили этот материал, мы столкнулись с двумя очень серьёзными проблемами:
Проблема №1. Выбор фотографий для иллюстрации интервью сделать очень непросто. Глаза, честно говоря, разбежались. Потому рекомендуем посетить блог и сайт Игоря Сахарова. Поверьте, Вам это понравится.
Проблема №2. Часовой разговор с Игорем Сахаровым оказался до такой степени содержательным, что мы не решились, что-либо сокращать и потому публикуем полный текст без сокращений. Уверен, что Вы простите нам такое количество букв, когда прочтёте каждую.

Фотограф Сахаров Игорь

Информация Услуги и цены Портфолио Фотосессии Конкурсные фотографии Новости

Контакты

Город

Улан-Удэ

Телефон

+7964-406-38-76

Информация

Услуги и цены

Портфолио

Портфолио фотографа

показать все фотографии ↓ скрыть ↑

Фотосессии

Последние фотосессии

Конкурсные фотографии

Фотографии с конкурсов

Новости

Показать ещё ↓

Эффект падающих капель.

Повторить фото Игоря Сахарова.

Мой коллега из Санкт-Петербурга — рекламный фотограф Игорь Сахаров делает удивительные фотографии! Когда я увидел эту в инстаграм, мне захотелось снять что-то подобное. То что она мне понравилась — не сказать ничего, у Игоря все работы замечательные! Фото заинтересовало меня своим исполнением и сюжетом. Очень графичнный получился макроснимок фужера вина с каплями. Решено — попробую сфотографировать так же! Или, может быть, лучше! Однако для этого нужна какая-то изюминка, показать что-то необычное… Я знаю, что это будет… Итак: есть задача и есть референс, фотосессия обещает быть интересной. За дело взялся на следующий же день, чтобы не откладывать творческий задел в долгий ящик, и не упустить ещё видимую в своем воображении картинку.

Img 1: В качестве референса для съёмки я взял фотографию бокала вина с каплями, сделанную Игорем Сахаровым.

Учиться надо у мастеров! Хотя я не обучался на курсах у Игоря Сахарова, лучший способ научиться фотографировать — это копировать выдающиеся работы, так вы набьёте руку. Такая методика использовалась в художественной школе при обучении рисованию, они копировали картины великих художников. Фотограф — тоже художник, он рисует светом. Однако в фотографии все немного иначе. Не стоит стараться повторить в точности понравившийся кадр, нужно привносить что-то своё.

Img 2: Бокал вина с эффектом падающих капель.

Я не люблю вертикальный формат, поэтому расположил камеру горизонтально. Бокал установил на стойку в зажим под наклоном, чтобы придать снимку динамику. Свет — я не знаю схемы Игоря Сахарова, однако она тут читается. Стал выстраивать источники: фоновый на просвет, стрип бликом на бокал и что-то на подсветку поверхности напитка. Всего три. Но в процессе подумал: А зачем? Здесь хорошо справляются и два источника света, потому как подветку поверхности обеспечивает фоновый. В предметной съёмке не нужно обкладывать предмет светом со всех сторон. Света не должно быть много, его должно быть достаточно. Пилотным светом я регулирую светотеневой рисунок (ведь любой поворот студийного прибора меняет его). Контролирую на мониторе в LifeView в программе Capture One результат. И лишь потом начинаю снимать.

Img 3: Бокал вина с эффектом падающих капель (фрагмент).

Моей изюминкой в этой фотографии станет эффект разбивающихся друг о друга падающих одна за другой капель. Суть эффекта заключается в следующем. Когда падающая капля отталкивается от поверхности жидкости, она поднимается столбиком. Если в этот момент её нагонит другая падающая капля, она накроет столбик зонтиком или колокольчиком. Очень красиво и необычно.
Мне нравится ловить плюхи, всплески, брызги. Интересное это занятие! Потрясающие картинки можно получить используя короткий импульс фотовспышки, который предотвращает размытие от движения жидкости. Для заморозки брызг воды, нужен импульс не длиннее 1/4000–1/5000 секунды. Моя любимая Godox QT400IIm способна выдавать до 1/35086с! Длительность импульса регулируется мощностью, чем она меньше, тем короче импульс.

Фотография сделана одним кадром. Никаких коллажей! Правда отснято сотни три кадров, и лишь некоторые получились удачно. Но, тем не менее, Photoshop только для коррекции. Ведь несмотря на тщательную подготовку реквизита, посуды и т.д. — все-равно не избежать ретуши в постобработке. Потому что макро объектив и большое разрешение выявляют все огрехи фотоизображения. Камера Nikon D800, объектив Nikkor 105 2.8 macro, ISO100, диафрагма f14, выдержка 1/125, 2 студийные вспышки — Godox SK400II и Godox QT400IIm с кротким импульсом, чтобы «заморозить» движение.

Img 4: Вариант как у И. Сахарова (вертикальный) — бокал со сплэшем в виде грибочка.

Очень интересная получилась съёмка! Ведь несмотря на все выставленные параметры и настройки — никогда не знаешь, что получится, ловя кадр с жидкостью.

P.S.: Вопрос знатокам — Где установлен фоновый источник?

Источник: www.photo-revue.ru

Нашли интересный материал! — поделитесь с друзьями из социальных сетей.

Tweet

Теги: рекламная фотосъемка, студийная съемка.

Похожие записи

Москва | История, география, население и карта

Москва , Россия Москва , город, столица России, расположенный на крайнем западе страны. С тех пор, как Москва впервые упоминается в летописи 1147 года, она сыграла жизненно важную роль в русской истории. Он стал столицей Московии (Великого княжества Московского) в конце 13 века; отсюда москвичи называют москвичами. Сегодня Москва — это не только политический центр России, но и самый густонаселенный город страны, ее промышленная, культурная, научная и образовательная столица.Более 600 лет Москва также является духовным центром Русской Православной Церкви.

Британская викторина

Викторина по европейским столицам

Насколько хорошо вы знаете свои европейские столицы? Этот тест покажет вам название страны на европейском континенте, и вам нужно будет указать ее столицу.

Столица Союза Советских Социалистических Республик (СССР) до распада Союза в 1991 г. Москва привлекала внимание всего мира как центр коммунистической власти; действительно, название резиденции бывшего советского правительства и преемника российского правительства, Кремль (русский язык: Кремль), было синонимом советской власти. Распад СССР принес в Москву огромные экономические и политические перемены, а также значительную концентрацию богатства России.Площадь 414 квадратных миль (1035 квадратных километров). Поп. (2010) город, 11 738 547; (2020 г.) город, 12 678 079.

Характер города

Если Санкт-Петербург — это «окно в Европу» России, то Москва — сердце России. Это жизнерадостный, динамичный, а иногда и утомительный город. Большая часть Москвы была реконструирована после того, как она была оккупирована французами при Наполеоне I в 1812 году и почти полностью разрушена пожаром. Москва не перестает обновляться и модернизироваться и продолжает испытывать быстрые социальные изменения.Советское прошлое России сталкивается с ее капиталистическим настоящим повсюду в стране, но нигде этот контраст не проявляется так отчетливо, как в Москве. Мавзолей Владимира Ильича Ленина остался нетронутым, как и многие унылые пятиэтажные жилые дома времен правления Никиты Хрущева (с середины 1950-х до середины 1960-х), но блестящие автомобили и супермаркеты в западном стиле, казино и ночные клубы в равной степени остались видимый. Были восстановлены многие православные церкви, а также некоторые синагоги и мечети, новые театры Москвы вернули себе лидерство в области драматического искусства, а традиционные рынки были возрождены и расширены.Эти рынки, которые при Советском Союзе назывались колхозными (колхозными) рынками и продавали в основном ремесленные изделия и продукты, теперь представляют собой более сложные предприятия розничной торговли.

Стало привычным сравнивать Москву с Санкт-Петербургом, ее соперником и бывшей (1712–1918) столицей России. В то время как Санкт-Петербург впитал в себя западноевропейские влияния, Москва считается традиционным русским городом. В отличие от своего конкурента, у Москвы есть четко очерченный центр города, отмеченный Кремлем. Другими характеристиками Москвы являются ее физическая планировка в виде радиальных спиц и колец, которые были расширены с течением времени, смесь архитектурных стилей и исторические здания, построенные в основном русскими архитекторами.До 1920-х годов, когда в Москве не было камня и кирпича, здания Москвы были преимущественно деревянными.

Москва: Кремль

Кремль, вид со стороны Москвы-реки.

© Lloid / Shutterstock.com Оформите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишись сейчас

Украинцев Сенцов номинированы на премию Сахарова 2018

Европейские законодатели похвалили украинского кинорежиссера Олега Сенцова, который голодал в российской тюрьме более четырех месяцев, как защитника «верховенства закона и ценностей над грубой силой и обманом».”

Правоцентристская Европейская народная партия (ЕНП), крупнейшая политическая группа в Европейском парламенте, номинировала Сенцова на Премию Сахарова за свободу мысли в этом году.

Представляя кандидата комитетам парламента по иностранным делам и развитию, депутат Эдуард Кукан 27 сентября заявил, что Сенцов был узником совести, который решил объявить голодовку, «в надежде, что его голос будет услышан и мир поймет ценности чести. , правда, свобода и демократия.”

Сенцов, уроженец Крыма, выступавший против захвата Россией украинского полуострова в 2014 году, отбывает 20-летний тюремный срок после того, как его признали виновным в терроризме на судебном процессе, который он, правозащитные группы и западные правительства утверждают, что он был политически мотивированным.

Заключенный в тюрьму на крайнем севере Ямало-Ненецкого автономного округа, Сенцов 14 мая объявил голодовку, требуя, чтобы Россия освободила 64 украинца, которых он считает политическими заключенными.

Ранее в этом месяце Хьюман Райтс Вотч со ссылкой на адвоката Сенцова заявила, что он согласился начать прием пероральной пищевой добавки в какой-то момент за последние два месяца после того, как пережил первый кризис со здоровьем.

«Поддерживая Олега Сенцова, мы остаемся верными нашим собственным убеждениям в отношении универсальных принципов демократии, прав человека, верховенства закона и свободы мысли», — сказал Кукан.

Депутат от Словакии добавил, что в случае присуждения премии Сахарова режиссер станет первым европейским лауреатом со времен Российского правозащитного центра «Мемориал» в 2009 году и первым лауреатом из Украины.

Парламентские комитеты по иностранным делам и развитию теперь включат трех из восьми кандидатов палаты , в том числе сирийского фотографа Цезаря и Сейрана Атеса, немецкого юриста турецкого происхождения, который борется с экстремизмом.

Лауреат будет объявлен 25 октября, а награда будет вручена победителю на торжественной церемонии 12 декабря.

Ежегодная премия Сахарова была учреждена в 1988 году парламентом ЕС для награждения лиц и организаций, защищающих права человека и основные свободы.

Премия, названная в честь советского физика и диссидента Андрея Сахарова, стоит 50 000 евро (58 000 долларов).

Среди предыдущих лауреатов — Нельсон Мандела из Южной Африки и Малала Юсуфзай, девушка, которая отстаивала права пакистанских девочек на получение образования.

ASC Close-Up: Алик Сахаров — Американское общество кинематографистов

Когда вы были ребенком, какой фильм произвел на вас самое сильное впечатление?
Немой фильм Александра Довженко « Земля » и фильм Андрея Тарковского « Зеркало».

Какими кинематографистами, бывшими или настоящими, вы больше всего восхищаетесь?
Данило Демуцкий, Украина; Сергей Урусевский, из России; и Гордон Уиллис, ASC, из США.

Что пробудило ваш интерес к фотографии?
Черно-белые изображения в целом. Фотосъемка в раннем возрасте — 11 или 12 лет. Обработка пленки и печать снимков в фотолаборатории. Весь процесс был похож на волшебство. Меня это сразу зацепило. Спустя много лет я все еще нахожусь под его мощной хваткой.

Где вы тренировались и / или учились?
У меня нет формального высшего образования в области фотографии или кино. Мальчиком, с 11 до 13, я посещал внешкольную фотопрограмму в московском Доме культуры в Краснопресненском районе.

Кто были вашими ранними учителями или наставниками?
Инструкторы в фотопрограмме Дома культуры — не помню их имен.

Каковы ваши ключевые художественные влияния?
Фильмы Андрея Тарковского, Александра Довженко, Ингмара Бергмана, Микеланджело Антониони и Стэнли Кубрика.

Как вы впервые попали в бизнес?
В восьмидесятые годы я много занимался индустрией, постепенно перешел к съемкам музыкальных клипов, рекламных роликов, а затем фильмов — то есть малобюджетных фильмов.После этого дела пошли по-настоящему «снежным комом» в карьере настоящего кинематографиста. После пяти или шести полнометражных фильмов я закончил съемку пилотной серии «Клан Сопрано», и так далее.

Что вам больше всего понравилось в проекте?
Нет одного момента — есть моменты! Многие моменты во многих проектах иногда могут принести огромное удовлетворение. Все это зависит.

Были ли у вас памятные грубые ошибки?
У кого нет? Я уверен, что да.

Самый лучший профессиональный совет, который вы когда-либо получали?
Хотите быть кем-нибудь? Не думай слишком много. Просто выйди и начни это делать. Если у вас есть что-то достойное, чтобы подать на стол, люди заметят.

Какие недавние книги, фильмы или произведения искусства вдохновили вас?
Это действительно непрерывный процесс. На самом деле это не книги, фильмы или произведения искусства — меня вдохновляют в основном люди. Главные из них — Андрей Тарковский, Юрий Норштейн, Эдуард Назаров, Ингмар Бергман, Стэнли Кубрик и Микеланджело Антониони.

У вас есть любимые жанры или жанры, которые вы бы хотели попробовать?
Поэтическое кино.

Если бы вы не были кинематографистом, чем бы вы занимались вместо этого?
Я уже этим занимаюсь, и это режиссёр.

Какие кинематографисты ASC рекомендовали вам членство?
Покойный Харрис Савидес был моим главным спонсором вместе с Солом Негрином и Хулио Макатом.

Как членство в ASC повлияло на вашу жизнь и карьеру?
Сделал / делает одно дело.По-прежнему делает.

Больше о Сахарове вы узнаете здесь.

Андрей Сахаров Архив в Гарвардском университете

Обзор

Архив Андрея Сахарова Гарвардского университета состоит из множества разнообразных коллекций. В центре — документы самого Сахарова, блестящего физика, которого часто называют «отцом советской водородной бомбы».

Документы

Сахарова документируют его кампанию по ограничению испытаний и распространения ядерного оружия, его правозащитную деятельность и его влиятельную роль в развитии перестройки , движения за реструктуризацию советской экономической и политической системы. Газеты также содержат обширный материал о научной карьере Сахарова и его личной жизни.

Периметр Талгарской специальной психиатрической больницы, г. Алма-Ата. Коллекция фотографий Питера Реддэуэя.

Его правозащитная деятельность, однако, является организационным принципом Сахаровского архива, который стремится задокументировать деятельность участников правозащитного движения Советского Союза.

Коллекции, составляющие архив, были переданы Гарварду из Университета Брандейс в 2004 году, подарком Елены Боннер. Архивы Сахарова находятся в совместном ведении библиотеки Хоутона и Центра российских и евразийских исследований Дэвиса.


Гарвардское собрание дополнено и частично дублировано материалами Архива Андрея Сахарова в Москве. Описательные путеводители по московской коллекции доступны на английском и русском языках.

Коллекции в Сахаровском архиве Гарварда

Помимо собственных бумаг Сахарова, Сахаровский архив Гарвардского университета включает:

Документы Адрея Амальрика

Амальрик (1938–1980) был советским диссидентом, историком и драматургом. Этот сборник включает в себя переписку, биографические материалы, политические сочинения и лекции.

Елена Боннер Документы

Боннэр, 1923–2011, была правозащитницей и писателем, женой Андрея Сахарова. Эта коллекция включает переписку 1975–1999 гг., Рабочие рукописи для Вместе, и Матери и дочери, и биографические материалы.

Записки Мартина Дьюхерста

Дьюхерст — специалист по русской литературе и истории ХХ века.Его статьи, датированные примерно 1917–1999 гг., Включают копии статей из российских газет, самиздат, и другие материалы, собранные Dewhirst по советским диссидентам и интеллигенции, ГУЛАГам и другим темам.

Василий Гроссман. Все течет [Все течет]. Машинопись с исправлениями рукописи автографа, 1963 г.

Гроссман Василий Семенович Документы

Гроссман, 1905–1964, советский писатель и журналист. С началом Второй мировой войны он стал военным корреспондентом, написав рассказы очевидцев о ряде крупных сражений, освобождении Треблинки, а также об условиях на фронтах и ​​на освобожденных территориях.

После войны рукопись его романа « Жизнь и судьба » была изъята КГБ и запрещена к публикации. Роман был впервые опубликован в 1980 году в Швейцарии, а в 1988 году в Советском Союзе.

Его статьи, собранные его биографами Джоном и Кэрол Гаррард, включают документы и исследовательские материалы, касающиеся Гроссмана и его семьи примерно 1902–2013 годов, с акцентом на 1923–1994 годы.

Людмила Гуревич Документы

В газетах семьи Гуревичей за 1900–1950 гг. Прежде всего описана жизнь Григория Гуревича (1883–1952 гг.), Главного редактора издательства « Новая Деревня », который провел несколько сроков в лагерях.

Документы включают его письма к семье и его мемуары, а также переписку между другими членами семьи.

Также включены некоторые труды Романа Эйгеса, 1840–1926 гг., Врача, который переписывался с Толстым.

Собрание прав человека

Сборник, датированный 1968–2003 гг., Включает материалы, относящиеся к различным правозащитным организациям, а также материалы по отдельным случаям нарушения прав человека как в СССР, так и в других странах.

Представленные организации включают Amnesty International и Комитет заинтересованных ученых.

Задокументированы отдельные случаи, в которых фигурируют Анатолий Манченко, Татьяна Еликанова, Юрий Орлов, Сергей Ковалев и другие.

Документы Эдварда Клайна

Статьи Клайна, редактора, писателя и бывшего президента Фонда Андрея Сахарова (США), датированы 1968–1992 гг.

Коллекция фотографий Питера Реддэуэя

Реддэуэй сформировал эту коллекцию как часть своей работы по документированию советских правозащитных движений.

Коллекция включает изображения советских диссидентов, в том числе Андрея Сахарова, политических заключенных в лагерях ГУЛАГа, исправительных учреждениях и психиатрических больницах-тюрьмах.

Многие фотографии были опубликованы в газетах, журналах и книгах, в том числе «Хроника текущих событий».

Дополнительные коллекции

Меньшие коллекции в архиве включают бумаги:

В Литве есть также микрофильм документов, касающихся прав человека; Публикации солидарности из Польши; и документы, относящиеся к делу Сергея Ковалева. Аудиовизуальная коллекция включает аудиокассеты и видеокассеты.

Раскрыты 10 лучших изображений! Откройте для себя финалистов и победителей конкурса Best of Nation!

10 лучших изображений в каждой из шести категорий World Photographic Cup были объявлены на Imaging USA генеральным директором PPA Дэвидом Трастом и членами руководящего комитета WPC Бертом Бенке, Доном МакГрегором и Тимом Уолденом. Церемония транслировалась в прямом эфире Facebook Live, и вы можете посмотреть всю церемонию здесь.

Фотографии финалистов (10 лучших) теперь претендуют на получение индивидуальных золотых, серебряных или бронзовых медалей и последующие места в списках 10 лучших, которые будут окончательно объявлены, если национальные сборные-победители на церемонии Кубка мира по фотографии 23 марта rd в Риме, Италия.
В зависимости от окончательного рейтинга у всех этих изображений есть шанс помочь командам своей страны выиграть Кубок мира по фотографии 2020!

Объявлению 10 лучших изображений в каждой из шести категорий предшествовало объявление награды Best of Nation. С 2018 года World Photographic Cup присуждает награду Best of Nation Awards авторам изображений с наибольшим количеством баллов из каждой страны-участницы.

Это победители конкурса «Лучшие представители нации» за 2020 год:

Лучано Андрес Ричино Команда Аргентины

Мэтью Джианулис Команда Австралии

Маркус Хофштеттер Тим Австрия

Юрген де Витте Команда Бельгии

Лучано Онорато, Бразилия,

Amanda Beers Team Canada

Альфонсо Финлей Тим Чили

Лэй Яо Команда Китая

Эсекьель Бесерра Тим Коста-Рика

Рихард Хорак Тим Чехия

Ларс Рёд Тим Дания

Mikaela Holmberg Team Finland

Николя Бутрюш Команда Франции

Энда Кавана Тим Ирландия

Команда Диего Поманти Италия

Kazuyoshi Shimoda Team Japan

Роджер Тан Тим Малайзия

Феликс Барра Тим Мексика

Команда Лорен О’Коннор Новая Зеландия

Ричард Вуд также сборная Новой Зеландии (2 исхода)

Жанетт Ларсен Тим Норвегия

Команда Нур Хуссейн Пакистан

Родриго Гарсия Тим Панама

Jose Antonio Herrera De Rivero Team Per Team

Кристофер О. Магсино Тим Филиппины

Яцек Колодзейски Команда Польша

Диамантино Жезус Команда Португалии

Игорь Сахаров Команда Россия

Команда Ассем Альсаббан Саудовская Аравия

Джозеф Го Менг Хуат Команда Сингапура

Душан Головей Сборная Словакии

Висенте Эстебан Абад Команда Испании

Лайла Виллебек Команда Швеции

Daniel Wenzel Team Нидерланды

Команда Криса Чемберса Великобритания

Эрих Капарас Тим США

Клаудио Наполитано Команда Венесуэла

Фан Тхи Кхань Сборная Вьетнама

А теперь 10 лучших / финалистов во всех без исключения 6 категориях.
Они расположены в чистом алфавитном порядке.

Узнаем о медалистах и ​​победителе Кубка мира по фотографии, который состоится 23 марта rd в Риме, Италия.

Из лучших 10 фотографов в категории коммерческих :

Николя Бутрюш Франция

Энда Кавана, Ирландия

Шиюань Гао Китай

Мэтью Джианулис Австралия

Лучано Онорато Бразилия

Рэнди МакНилли США

Диего Оливейра Бразилия

Диего Поманти Италия

Игорь Сахаров Россия

Лей Яо Китай

Наши лучших 10 фотографов в иллюстративной категории :

Флавио Альбино Бразилия

Николя Бутрюш Франция

Андре Гамбини Бразилия

Феликс Эрнандес Мексика

Диамантино Хесус Португалия

Михал Карч Польша

Питер Руни Малайзия

Себастьян Саламанд Франция

Роджер Тан Малайзия

Даниэль Венцель Нидерланды

Наши лучших фотографов 10 в категории природы , которая включает пейзажную фотографию и фотографию дикой природы:

Аманда Бирс Канада

Стивен Бландин США

Тамара Бласкес Мексика

Крис Чемберс Великобритания

Питер Истуэй Австралия

Лучиано Онорато Бразилия

Трейси Лунд Великобритания

Лучано Андрес Ричино Аргентина

Кристиан Визл Мексика

Канфен Чжу Китай

Из лучших 10 фотографов в категории портрет :

Джейми Бард-Дуб, Канада

Эрих Капарас США

Паулина Дучман Польша

Жоао Гимарайнш Бразилия

Микаэла Холмберг Финляндия

Кассандра Джонс Канада

Жанетт Ларсен Норвегия

Алексей Маликов Россия

Лайла Виллебек Швеция

Кэти Виерда США

лучших фотографов в категории репортажей (или фотожурналистики):

Эсекьель Бесерра Коста-Рика

Кристиан Богнер Канада

Сильвия Борель Франция

Донелл Гумиран Филиппины

Виктор Медина Мексика

Ким Поулсен Дания

Марсель Ребро Словакия

Siow Koi Soon Малайзия

Belle Verdiglione Австралия

Ицзю Ян Китай

Наконец, лучших фотографов 10 в категории свадебных :

Феликс Барра Мексика

Игорь Булгак Россия

Ширин Хаммонд Австралия

Хасео Хасэгава Япония

Джон Хеллстрем Швеция

Санджай Джогиа Великобритания

Андрей Юлий Россия

Марио Муньос США

Сэм Сакраменто Бразилия

Роджер Тан Малайзия

Лене Кристине Торгерсен Норвегия

Поздравляю всех!

Галереи всех награжденных картинок можно увидеть здесь:
TOP 10 / Галерея финалистов (нажмите, чтобы увидеть)
Галерея Best of Nations (нажмите, чтобы увидеть)

Лучшие нации, 10 лучших фотографов и капитаны их команд приглашаются на финальное объявление WPC в Риме и получают свои награды. Посетите www.wpcroma2020.com для получения информации, бронирования и регистрации.



Известный фотограф Ричард Соболь вдохновляет студентов | Международная школа Пекина

В рамках Недели грамотности Пекинской начальной школы им. Ю Чунга, праздника чтения, литературы и рассказов, школа пригласила отмеченного наградами туристического фотографа Ричарда Соболя, чтобы он рассказал ученикам о своей работе и опыты.Путешественник по миру, постоянно ищущий новые истории, касающиеся дикой природы, международных культур и охраны окружающей среды, г-н Соболь за свою многолетнюю карьеру работал со многими известными знаменитостями, политиками и лауреатами Нобелевской премии.

Нам посчастливилось поговорить с г-ном Соболем о некоторых из его наиболее памятных событий, которые он освещал за свою легендарную карьеру. Он также поделился несколькими советами для наших старших студентов, которые хотят начать свою карьеру в фотографии.

Что вдохновило вас стать фотографом-путешественником?

В первую очередь мне нравились путешествия. Мне также нравилось думать на ногах, и мне нравилась идея свободы решать, что снимать и какие истории рассказывать, когда я приезжаю на место; Хотя я не получаю большой материально-технической поддержки, готовый продукт целиком лежит на моих плечах. Это вызов, который постоянно воодушевляет, а иногда и расстраивает!


Какое задание вам запомнилось больше всего?

Мне действительно повезло, что я смог провести некоторое время с лауреатом Нобелевской премии мира Андреем Сахаровым, советским диссидентом, которого сослали и пытали, что-то вроде русского эквивалента Нельсона Манделы с похожей траекторией.Я помню каждую минуту, когда был в его присутствии. Я встречал много известных людей, в том числе президентов, актеров и других знаменитостей, но не было никого, кто обладал бы такой силой присутствия и кто бы так сильно изменил мир. Сам г-н Сахаров на самом деле был очень мягок и недооценен, но глубина его убеждений и то, чем он был готов пожертвовать, чтобы добиться перемен в худшие времена политического угнетения в Советском Союзе, и от чего он лично отказался во время этого времени, были сопоставлены очень немногими людьми в истории.

Как насчет самого сложного задания?

Некоторые из моих самых сложных проектов для документирования связаны с конфликтами с популяциями диких животных, которым угрожает опасность из-за того, что люди либо охотятся, либо незаконно торгуют ими в центре. Были моменты, когда я определенно спешил благополучно добраться домой!


Как вы надеетесь, что ваши фотографические работы повлияют на жизни других людей и мир?

Большую часть моего времени я посвящаю вышеупомянутой работе с дикой природой.Я тесно сотрудничаю с международными природоохранными организациями, группами защиты животных и другими людьми, которые используют мои фотографии, чтобы изменить мнение о незаконной торговле животными и других темах, связанных с охраной дикой природы. Хотя не все мои проекты связаны с этой темой, они, безусловно, являются ее большой частью.

Какое самое большое заблуждение люди имеют о вашей профессии?

Это весело 24/7. Они не осознают, что путешествия вызывают огромное напряжение. Даже сейчас я все еще нервничаю с каждой поездкой, пока не доберусь туда, где собираюсь, и не устроюсь там.По-прежнему неинтересно проходить весь этот процесс!


Какие презентации вы провели в течение двух дней в YCIS Beijing?

В основном они вращались вокруг конкретных историй о дикой природе или ее сохранении. Для учеников средней школы я провел презентацию о том, как создать рассказ, как сформировать повествование, чтобы сделать его интересным, и как сделать научную литературу свежей.

Каким образом учащиеся могут улучшить свою фотографию?

Один совет — быть самоуправляемым и искать значимые и интересные истории или темы; Как только вы поймете, чем вы увлечены, продолжайте фотографировать!

Другой: если вам посчастливилось получить заказ на что-то, что вам не обязательно знакомо или комфортно, просто скажите «да»! Я четыре года работал со знаменитым архитектором Фрэнком Гери, когда он выполнял проект для Массачусетского института дизайна и технологий (MIT). Мне предложили проект, хотя я ничего не знал об архитектуре или строительстве, но, имея смелость сказать «да», я получил много ценного опыта.

В-третьих, я бы сказал, что в наше время, когда речь идет о фотографии, недостаточно просто быть фотографом. Вам нужно быть видеооператором, рассказчиком и писателем; Не помешало бы и редактирование звука! Чем больше элементов вы привнесете в историю, тем лучше будет история.

Последний совет, который я хотел бы дать, заключается в том, что фотография требует большой практики, чтобы действительно изучить ремесло.У всех есть телефон, и они думают, что фотографируют, но на самом деле они просто делают снимки. Вы должны работать над техникой; Владение модной камерой не делает вас фотографом!

Мэри Гельман

Мэри Гельман — фотограф-член VII Фотоагентства из Санкт-Петербурга, Россия.

В 2016 году окончила Школу современной фотографии Docdocdoc (Санкт-Петербург) и принимала участие в различных международных и местных семинарах. Работает фотожурналистом и педагогом.Самая важная часть ее профессиональной жизни — личные проекты. В своих проектах она сочетает личный подход с документальными и концептуальными практиками. Мэри специализируется на изучении вопросов пола и тела, границ и идентичности, дискриминации и взаимоотношений человека с окружающей средой.

Мария — победитель различных конкурсов. Она лауреат премии Leica Oskar Barnack, «Фотографии года», «Портреты — Hellerau Photography Award», «Istanbul Photo Awards», Международного фотоконкурса Андрея Стенина.

Избранные награды

2020 | Прямой взгляд | 1 место в проблемной категории

2020 | Фотографии Международного года 77 | 1 место в портретной категории

2020 | «Создатель жизни — ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ТЕЛО» | 1 место
2020 | Награды за новые фотографии в жанре Feature Shoot | победитель

2019 | Выбран для 8-го ежегодного обзора портфеля в Нью-Йорке
2019 | Международный фотоконкурс Imago | занявший 1 место

2019 | Портреты — Премия фотографии Хеллерау | обладатель стипендии
2018 | Премия Лейки Оскара Барнака | победитель Newcomer

2018 | Фотоконкурс «Прямой взгляд» Центра документальной фотографии FOTODOC в Сахаровском центре | 2 место

2018 | Flash Forward Ward | победитель

2018 | Международный фотоконкурс «Точка на карте» | 1 место

2017 | Стамбул Фото Награды | 1 место в категории «Портретная серия»

2017 | Международный фестиваль документального кино «АРТДОКФЕСТ» | режиссер фильма «Вечная память»

2017 | Международный фотоконкурс имени Андрея Стенина | 2 место в категории «Портретная серия»

2017 | Грант фотографии | номинант

2017 | Лауреат премии Молодые фотографы России 2017
2016 | Выбран для семинара с Мадсом Ниссеном и Мадсом Греве, Дания
2016 | Вильнюсский фотокружок | финалист в категории «Домашнее задание»

Выставки и показы (избранные)

2020 | Персональная выставка в Хеллерау | Дрезден, Германия
2020 | Галерея Aperture | Нью-Йорк, США
2018 | Париж Фото, стенд Leica | Париж, Франция

2018 | Персональная выставка в кинотеатре «Пионер» | Москва, Россия

2018 | «Neuen Schule für Fotografie» | Берлин, Германия

2018 | Ночь показов фестиваля Voies Off | Арль, Франция
2018 | Центр документальной фотографии при Сахаровском центре | Москва, Россия

2018 | Фотографы без границ | Захедан, Иран
2017 | Международный фестиваль документального кино «АРТДОФЕСТ» | Москва, Россия
2017 | U. Штаб-квартира (Нью-Йорк, США)

2017 | Центр современного искусства Cer (Анкара, Турция)

2017 | Folkart Gallery (Измир, Турция)

2017 | Центр культуры и искусств Топхане-и-Амире (Стамбул, Турция)
2017 | Центр фотографии имени братьев Люмьер | Москва, Россия
2017 | Международная выставка фотографий Куала-Лумпура | Куала-Лумпур, Малайзия
2016 | Вильнюсский фотокружок | Вильнюс, Литва
2016 | Групповая выставка «Сейчас или никогда» | Копенгаген, Дания

Обучение, семинары, лекции и другие инициативы

2019 | Беседа художников в музее Арнульфа Райнера на фестивале La Gacilly — Фото Бадена | Баден (Австрия)

2018 | Интенсивный семинар для журналистов в Томском государственном университете | Томск, Сибирь
2018 | Автограф в Париже Фото | Париж, Франция

2018-2019 | Ведет собственный курс документальной фотографии в школе академической фотографии | Санкт-Петербург, Россия

2018 | Открытая лекция в школе академической фотографии | Санкт-Петербург, Россия

2018 | Artist-talk в «живой библиотеке» | Санкт-Петербург, Россия

2018 | Публичная лекция в «The Ribs Of Eve» | Санкт-Петербург, Россия

2017 | Мастер-класс для журналистов в Томском государственном университете | Томск, Сибирь

2017 | Открытая лекция на фестивале фотографии и дизайна | Томск, Сибирь

2017 | Художник — беседа в Вильнюсском фотокружке | Вильнюс, Литва

2016 | Открытая лекция в феминистской школе | Санкт-Петербург, Россия

Образование

2020 | 2020 Мастер-класс Joop Swart | World Press Photo

2017 | Летняя школа русского репортера, мастерская документального кино

2016 | Вильнюсский фотокружок | Lærke Posselt, Литва, Вильнюс
2016 | Летняя школа русского репортера, мастер-класс с Андреем Поликановым Россия

2016-2017 | Мастер-класс с Мадсом Ниссеном и Мадсом Греве | Копенгаген, Дания
2015-2016 | Документальная фотография и фотожурналистика в школе «ДокДокДок», Россия


Публикации

Ее работы публиковались в The Washington Post, ЮНИСЕФ, National Geographic, Медуза, Лента.

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2019 © Все права защищены. Интернет-Магазин Санкт-Петербург (СПБ)